Бойфренд. Юмореска

…А всё началось с того, что у нашей шебутной соседки Дарьи Ермолаевны пропала собака. Когда и откуда взялся тот облезлый пёс, который круглые сутки носился по двору и постоянно гавкал на всех, кто попадался на пути, никто уже и не помнил. Жильцы стойко сносили и этот лай, и вечные неприятно пахнущие кучки под ногами, потому что хозяйка пса была сама такой же гавкающей, неулыбчивой и нерасполагающей к общению.
Все знали, что пса зовут Бойфренд. Собственно, кличку и предложил (конечно, не без ехидства) кто-то из соседей нашего большого пятиэтажного дома. Ну, а Ермолаевна простодушно согласилась.
Так вот и случился однажды конфуз из-за той клички. Да такой конфузище, что, когда о нём все узнали, то Ермолаевне прохода не давали, припоминая все его подробности.
… А случилось это аккурат накануне Нового года.  Приехала к Ермолаевне с другого конца нашего города её давняя подружка.  Ну. само собой – разные там тары-бары… А подружка-то, естественно, про того облезлого  пса, по поводу которого и вышел конфуз, ничего не знала. А тем более – про его кличку. 
-  Ну, привет, подруга, что-то давно тебя не видела, - весело сказала она открывшей дверь нашей соседке и полезла целоваться.
-  И тебе не хворать, - неловко отстраняясь от бесцеремонной подружки, пробормотала Ермолаевна.
- А что невесёлая такая? Опять радикулит с гайморитом? Или из-за Камеди Клаб спать поздно легла?
- Да ладно тебе, Степановна… Камеди Клаб… скажешь тоже… беда у меня… Бойфренд сбежал… уж три дня, как найти не могу.
- Да ладно. Сбёг, говоришь?
- Сбёг окаянный… Сучку, видно, учуял – вот и смотался.
- Да ты ж смотри на них, на кобелей… красивый хоть был-то этот твой … как его?
- Бойфренд? Да так – ничего себе: худой, поджарый и, ужас какой, шустрый.
- Так ты его плохо кормила?
- Ну да… плохо. Две миски каши навернёт и косточку ему подавай… да чтоб мясо на ней было… и гложет, бывало, пока дочиста не выскоблит.
- И пил, небось?
- Ну, а как, подруга, без питья? Вылакает, бывало, чашку – и вторую просит.
- Так чашками и лакал?
- Так и лакал…
- Да… подруга… и давно вы с ним живёте?
- Да, года два, наверное… знаешь, подобрала его на улице…  под лавкой… дождь моросил, а он сидит в луже – такой весь мокрый и грязный… а на глазах – слёзы… и так мне стало жалко его. Привела домой, помыла, накормила – он и давай ко мне ластиться… прыгает, знаешь, лапами щекочет.
- Ну, ты и растаяла?
- Так жалко же его – пса несчастного.
- Вот такие мы бабы, Ермолаевна… Всё жалеем их… а они вона как…
- Да ладно бы, если б ничего с ним не случилось… а то ведь как бывает: пока был облезлым да тощим – никто и не пожалеет. А как округлился на хороших харчах, так сразу на поводок – и к себе домой.
- Ну, так и не говори… хоть с улицы и беспородный, а всё не одной куковать…
- Он вообще-то на кавказца немного смахивал…
- Чернявый?
- Да нет – росточком и мордой…
- И нос горбинкой?
- Да нет… нос, как нос – черный и мокрый.
- Фу-у, подруга… и ты терпела?
- Чего терпела?
- Ну, эту его неопрятность…
- Кака така, Степановна, неопрятность… у них у всех носы мокрые, если они здоровые…
- И шерсть на груди?
- Почему только на груди – везде…
- Ну, знаешь ли, подруга, в твоем-то возрасте…
- А что ты сразу – возраст? Если думаешь, что ухоженных да в парикмахтерских стриженных только молодайкам подавай, так ошибаешься… мне тоже нравятся такие маленькие да шустренькие кобельки… с которыми не стыдно и на люди показаться.
- Ну и заводи шустренького… а что тогда о гуляке кавказце грустишь?
- Так ведь жалко непутёвого… сидит, небось, где-нибудь в сугробе под лавкой… голодный… и скулит.
- Ты чего-то, подруга, сегодня не то говоришь. С чего это твой кавказец должен в сугробе  сидеть? Да в кабаке он сидит коньяки пьёт и шашлыками закусывает… и бабы, извиняюсь, бесстыжие вокруг него – пачками.
- В кабаке? Коньяки? Да туда собак разве пускают?
- Ну, ты уж его совсем в шалопаи записала? Я вот лично ни разу ни одного кавказца не видела пьяным… они если пьют, то только для веселья.
- Степановна… ты в своём уме? Да кто же, прости господи, собаку поить будет? Какой дурак своего пса поведёт с собой в ресторан да ещё будет его там коньяком поить? Может, ты скажешь, где видела собаку с фужером в лапах и с сигаретой в зубах?
- Послушай, Ермолаевна… Так я выходит что-то перепутала? Твой этот как его… он что – собака?
- Да, Степановна мой Бойфренд – это собака… а вот те кобели, о которых ты мне весь вечер говорила – они и есть кобели.
… Ну, вот что ты тут скажешь… потому, наверное, собака и стала другом человека, что мы у неё ни разу не замечали наших, человеческих слабостей.


Рецензии
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.