Двое

Из путевых заметок

          Вокзал. В купе поезда вошла дама в белом, лёгком пальто и белой широкополой шляпе. На вид ей не дать более сорока. Интересное лицо не выдавало ни какой озабоченности или радости от предстоящей поездки. Расположившись на своём месте, открыла книгу, как в этот же момент в дверь вошёл джентльмен и, не сказав ни слова приветствия, сел напротив. Газета в его руках, Daily News, была свежая и было видно, что он читал её ещё до ожидания поезда. Высокий, в черном не по сезону костюме, в такого же цвета цилиндре, он не напоминал денди, так как его поведение не соответствовало этому званию уже ставшим выходящим из моды.
          Вот таким образом, не проронив ни слова, оба пассажира доехали до Энска. Поезд плавно остановился. Встали они одновременно, впервые взглянув друг другу в глаза. Мужчина присел, дав возможность выйти даме. На перроне их никто не встречал. Каждый рукой подозвал извозчика и они, под мерный цокот копыт, поехали в одном направлении.
          Через час двуколки остановились, как ни странно, около усадеб, что стояли друг против друга. Пассажиры зашли в дома так и не обернувшись, безо всякого интереса к соседу.
          Дома, в которые они приехали, были достаточно большие, немного разного дизайна. Да и убранство участков не очень сильно отличалось, если не считать виды деревьев и цветов, что ни коим образом не выдавало характеров хозяев.
          Улица тихая. Лето. Видимо, вокруг мало кто жил в это время года.
          Странное поведение соседей, ещё более усугублялось их поведением в последующие недели. Они никогда не выходили из дома. Сидя на верандах, с которых хорошо просматривались владения каждого из них, их совершенно не интересовала жизнь соседа. Один раз в неделю посыльные привозили им бумажные пакеты, по всей видимости полные снедью и каждый день ранним утром грязный босоногий мальчишка приносил джентльмену новый выпуск Daily News.
          Пролетел месяц. Тепло в этих районах средней полосы Англии жарой не назовёшь. В один из приездов посыльного, дама, что-то наказав ему, решила прогуляться вдоль узкой улицы между домами под сенью раскидистых деревьев, как-будто собранных со всего мира. Спасибо Гольфстриму за столь благоприятный климат. Воздух, наполненный запахами экзотических фруктовых деревьев и трав, пьянил и сами по себе все тревоги сегодняшних будней постепенно покинули её естество, заставив, может быть, в первый раз за всё это время улыбнуться.
          – Я проиграла. – От этих слов по выражению её лица проскользнуло непонятно откуда взявшаяся частица счастья.
          Она развернулась и неспешными шагами, как бы паря над дорогой, устремилась назад, домой.
          Быстро собрав свой баул с одеждой, вышла на террасу. Бодрое настроение от осознания радости предстоящего будущего наполняло всю её внутренность лёгкостью и блаженством.
          Через час к её дому подъехала открытая двуколка. Она быстро села на её сиденье, откинув голову назад и любуясь синевой неба, так редко встречающееся в этих широтах в сентябре.
          В этот же момент из дома напротив вышел джентльмен и, спросив разрешения, сел рядом с дамой.
          В вагоне поезда они снова по какой-то роковой случайности оказались в одном купе.
          Женщина читая, книгу, чему-то загадочно улыбнулась.
          – Я выиграл, – проговорил с удовольствием её попутчик.
          Встретившись взглядом, оба рассмеявшись, вышли из купе в коридор.
          – Пойдём, разопьём проигранную мной бутылочку “Ridgeview”.  – Он поцеловал её волнистые волосы, ещё не потерявшие запаха трав окрестностей их места отдыха друг от друга.
          Стороннему наблюдателю трудно было понять, почему они так себя вели. И от этого и отношение к ним должно было бы быть не совсем так, чтобы однозначное. Но и последние часы их отдыха не давали никакой информации о случившемся между ними. Действительно, не детские же это шалости. Всё-таки какое-то прощение друг друга время от времени проскальзывало на их лицах.

12.24.2019.


Рецензии