Мафон хочу

В  моей  жизни мои  желания  сбывались  редко. Я  быстро понял, что  хотеть что-то  для  меня  роскошь. Вещи, которые я  когда-либо сильно  хотел, мне никогда не покупали - ситуацию не меняли ни детские обиды, ни слезы. Детство проходило под раскаты распадающегося ССССР и семьи. Мама тянула двух  детей, так что было не до желаний. Коробок  спичек  стоил 100 рублей. Вместо  барахолок и базаров появлялись  ларьки с шоколадными  батончиками  и  жвачками Турбо. На прилавках начали появляться новые  товары, а я с  моим школьным другом начал прогуливать уроки под музыку Кино. Его родители вечно пропадали  на  работе, и мы, чтобы не бродить по улицам, рискуя попасться  кому-нибудь на  глаза, запросто приходили  к  нему и, уставившись на плакат на стене, срывающимися  на  фальцет голосами часами сидели и  подпевали его магнитофону «Белый  снег, серый  лед…». Именно тогда, в один из дней, в какой-то момент времени я понял, что у меня тоже  будет  магнитофон.

Нет, я его не  хотел. Денег даже на самый  дешевый не было. Взять было негде - не те времена  наступили. Но внутри  поселилась твердая  уверенность: магнитофон  будет и точка. Это была уверенность сродни  тому знанию, какое испытываете вы, когда ложитесь спать: завтра утром вы проснетесь и будет новый день. Он просто будет.

Данный факт был так прост и очевиден для меня, что я копил карманные  деньги и в  музыкальном  ларьке покупал на них аудиокассеты. За полгода их накопилось штук пять. Я прятал их на полке за учебниками. Однажды мама нашла их, и на вопрос «Зачем они?» я  по наивности сказал правду. Скандал был грандиозный. Она заставила меня показать ларек, где я купил кассеты, сдала их обратно и сказала, что больше не даст мне ни копейки. Такое я и раньше слышал не раз, потому моя уверенность не пошатнулась ничуть.

Кажется, это было в  седьмом классе. В  том  классе, когда я  в  первый  и  в  последний раз сдал годовой экзамен по физике на четыре. Вы просто не знаете нашего учителя по физике: сдать ему экзамен на четыре было все  равно, что  слетать в космос и вернуться живым. На волне переживаний от экзамена мы с другом, нахмурив брови по-взрослому, купили в ларьке пиво «Георгиевское» и, торжественно распив его в ближайших кустах на двоих, отправились к нему  на дачу купаться.
Вообще-то я плавал плохо. Вдоль берега и то, если нащупывал ногой  дно. А в пруду, куда мой друг нырнул, едва сняв джинсу, было метров пять глубины и со дна били  холодные ключи. Потому я долго мялся на лавке, рассматривая окрестности, пока он нарезал круги. Была середина недели, народу не было. На соседней лавочке меня привлек предмет, и я машинально подошел  посмотреть, что это. Это был кожаный  кошелек. И когда мой  друг выкарабкался на берег, я тихо сказал:

- Леха, пошли на дачу. Есть дело…

Только когда мы заперли дверь, я сел на кровать и раскрыл  его. В одном отсеке лежала  связка  ключей, во втором деньги. 120 тысяч. Я не сразу понял, что это за сумма, потому что никогда столько и сразу в руках не держал. Не обремененный финансовыми затруднениями, Леха рассматривал ключи:

- От мотоцикла ключи. Ага. В нашем кооперативе на мотоцикле никого нет, значит, приезжий кто-то. Че купишь-то? Можно, например, двести Сникерсов купить.

- Мафон хочу.- Пересчитав еще раз, я свернул купюры и сунул в карман.  И только сейчас до меня начинал докатывать  смысл произошедшего: ведь кошелек мог найти кто угодно, кто-нибудь  из  дачников, да хоть тот же Лешка, будь он чуть медлительнее  и посмотри он в сторону соседней  лавочки. Значит, произошедшее не было случайностью.

По пути обратно, мы заглянули в магазин, где самый дешевый магнитофон стоил на двадцать тысяч дороже. Придя домой, я выложил деньги на кухонный  стол  и рассказал маме всю историю. Я был уверен, что она мне не поверит. После выволочки  за кассеты я готовился  к  очередному  скандалу.  Но выслушав все, она выдержала паузу и спросила:

- Значит, магнитофон?.. Сколько не хватает?

В тот день я купил магнитофон. Черный двухкассетный, пахнущий силиконовой смазкой. Я не чувствовал особой радости. Я давно  знал, что так будет, и вот это произошло. Было чувство глубокого удовлетворения. Будто я решил очередную трудную  задачку  по  физике. Или наконец-то нашел клад, точно  обозначенный  на  карте. С того дня прошло тридцать лет. Мой магнитофон до сих пор стоит в моем столе, на котором я делал школьные  задания. За которым мечтал. И взрослел.


Рецензии
Если бы эта миниатюра была посвящена мальчику... юному пионеру, то концовка выглядела бы по другому. Пионер отправился бы в стол находок, или в отделение милиции, расклеил бы объявления на столбах, но это были уже другие времена, когда по "карманам рассовывали" целую страну и потому.... лично я порадовалась за то, что мечта мальчишки исполнилась, хотя... и мотоциклиста жаль.

Ольга Постникова   09.12.2019 11:04     Заявить о нарушении