Песни

Зимний вечер. Тёмная комната. За окном падает снег, светит фонарь, а за стеной слышен топот ног, бессмысленные пьяные визги, звучит песня. Слова:

Малолетние шалавы
На тусовку собрались
Мнутся на ногах костлявых
Все изрядно нажрались...


Вся мебель в комнате лишь угадывается, видны очертания, но не детали. В центре комнаты как будто фигура сидящего человека. До поры она неподвижна, но вот поднялась со стула и подошла к окну. В свете фонаря поблёскивают линзы очков и медали на груди, становятся различимыми лацканы пиджака и суровое морщинистое лицо с седой трёхдневной щетиной.
В соседней комнате сильно накурено, грязные ободранные обои, телевизор с подсоединённым dvd-проигрывателем. На экране какие-то пляшущие фрики. Из мебели лишь старый полуразвалившийся диван, на котором комом валяются несвежие простыни и подушки, да журнальный столик с окурками, остовом копчёной рыбы, заветренной колбасой и пластиковыми стаканчиками. Тут же беснуются в танце двое мужчин и хозяйка, а в центре под одобрительные выкрики взрослых пляшет ребёнок. Наконец, устав, мать присаживается на край дивана, алкаши тоже переводят дух. Ребёнок хватает кусок колбасы и убегает с ним в соседнюю комнату, стучит в дверь. Дед включает свет, открывает дверь, впускает внука, запирает дверь, отнимает у него колбасу - ребенок, чуть не плачет, пытаясь спрятать колбасу за спиной, - выбрасывает в мусорное ведро, затем кивком головы приказывает садиться за стол, а сам достаёт из холодильника кастрюлю и ставит её на электроплитку.
В комнате деда есть всё, что нужно для автономного существования: холодильник, зеркало, электроплитка, обогреватель, электрофон «Аккорд – 201», кровать с периной, кухонная утварь и стиральная машина. Всё советского производства. Комната сильно загромождена.
Утро. Дед вешает на плечо полотенце, берёт бритвенный станок, мыльницу, с трудом переставляя ноги, выходит из комнаты. Проходя через гостиную, бросает взгляд на спящую в грязном тряпье дочь. Её обнимает один из вчерашних собутыльников, второй спит на полу. Пепельница опрокинута. На полу лежат пустые бутылки. Дед проходит в санузел (совмещённый). Открывает воду. Намыливает лицо.
В комнате на диване в это время ворочается его дочь. Она морщится, рыгает во сне, затем просыпается и садится на постели. Встаёт и, зажав рот, плетётся в ванную. С силой дёргает дверь, запертую изнутри на шпингалет. Дед в ванной с гневом смотрит на дверь. Женщина, не выдержав, блюёт на пол. Дед открывает дверь, выходит наружу. Женщина заходит в ванную, припадает к унитазу. Дед секунду смотрит на рвотную жижу, со злостью хлопает дверью и уходит к себе.
День. Дед чисто выбрит, на нём пиджак с медалями и очки. Он берёт с полки грампластинку, - на обложке написано «Леонид Утесов» - подходит к электрофону, выуживает из чехла и кладёт пластинку на круг, поверх неё аккуратно кладёт головку звукоснимателя. Треск. Шум. Музыка. Слова:


Ночь коротка,
Спят облака,
И лежит у меня на ладони
Незнакомая ваша рука…


Глядя сквозь стену, опираясь на трость, дед гордо сидит на стуле в пиджаке с наградами.
Вечер. Тёмная комната. Посредине - силуэт сидящего человека. За стеной шум и гам, электронная музыка. Робкий стук в дверь, но дверь отворяется от стука. На пороге - силуэт мальчика. Не закрывая двери, мальчик проходит в комнату, подходит к электрофону, убирает бестолково шипящую головку звукоснимателя, выключает электрофон. Подходит к деду, тянет его за рукав, - дед сползает со стула на пол. Мальчик секунду стоит в оцепенении. Затем берёт освободившийся стул, тащит его к стене, взбирается на него, включает свет, смотрит на труп и, как будто испугавшись чего-то, поспешно запирает дверь изнутри.


Рецензии