Не рви написанных для меня писем!

Здравствуй, Нинушка!

Давно ты не проявляла такой щедрости – сразу два письма! Спасибо тебе, будь и дальше такой трудолюбивой.
Я рад особенно тому письму, которое ты не хотела отправлять. Как бывает в жизни: самое сокровенное, самое дорогое мы так глубоко прячем, не даём ему выхода, а потом удивляемся своей же черствости, своему равнодушию...

Нет, Нинушка, я понял верно твою фразу «давай решим». Я и сам сколько раз  "решал", что уже отказался от таких резких жестов. «Обыкновенные тайны» - как это хорошо! Как верно и здорово! Но как ты не последовательна в другом письме «Надо кончать с этим». С чем и чем? Ты знаешь, Нинушка, ты мне писала, что тебя «вымотали» воспоминания и у тебя поднялось давление, и я мучился сознанием того, что разбередил твою память...

Ты взяла такую глупую привычку рвать письма, написанные для меня. Я тоже рву – и глупо. Лучше или вовсе не писать, или писать всё как есть. Я уж не помню, что было в отправленном письме, а что в уничтоженном. Не рви, пожалуйста, писем, а я обещаю, что не буду рвать, что бы не написалось.

Но, если я не всё сказал по поводу плёнок в предыдущем письме, то вкратце сообщаю, что плёнки я смотрел, конечно, с излишним вниманием. Первое впечатление было слишком сильным, я оценил по достоинству искусство фотографии, но я бы не сказал, что оно нервоуспокаивающее, особенно те кадры, где реальная действительность превосходит мои скромные мечты.

Отправил я их слишком поспешно, можно было подумать, что я несу в руках раскалённые угли. Не обидься и не подумай, что я всему этому был не рад.
Наоборот – слишком.

Да, Нинушка, рано ты начинаешь  праздновать юбилей своего ... летия и годовщину нашей встречи-разлуки. Мне всё кажется, что чем больше времени проходит, тем ближе наша встреча, тем она неизбежней. 

Я уже защитился. Защитился отлично. Университет окончен, наслаждаюсь бездействием и безответственностью, а на горизонте уже маячит знак вопроса, - а что дальше? Или ещё один вопросик – ну и что? Ну, пока вопросы эти меня не пугают и не омрачают хотя бы ближайшее будущее, а оно (ближайшее будущее – голубое и розовое, где-то даже хвойно-зелёное).

Поставлю Тамару против солнца, заставлю Ивана положить первый камень будущего дома в тень любимой им жены, потом выложу фундамент и цоколь (так они решили сделать в этом году), потом... пока не придумал! Но два месяца свободы – не шутка.

Меня заинтересовал твой словарик диалектных слов, при случае вышли мне словечки эти, пожалуйста.
Сегодня какой-то бес в меня вселился. На уме одни фривольности и безответственные  мечты. Буду заканчивать письмо. Ещё раз спрашиваю, почему ты мне не подаёшь руки? 

До свиданья! Целую тебя. Несколько твоих вопросов сегодня останутся без ответов: это не в сегодняшнем ключе и отвечу на них позже.

Не рви, написанных писем для меня!   Целую.  Николай.               
               
 
            ***               
Мне снова мир не страшен,
Не тяжелит сознанье,
Средь луговых ромашек
Ищу своё призванье.               

Спешу цветам открыться,
Пока сверкают росы,
Пока им солнце снится
И точат люди косы,
 
А завтра по ромашкам -
Пред скорою грозою
В рубахе нараспашку
Пройду и я с косою.

           Н.Чайковский.


            ***
Я здесь не рос,
В лугах ни разу
Не сёк ромашки на бегу,
Не здесь неслись мои салазки
Весёлой молнией в снегу,
Не слышал, как шумят берёзы
Весной черёмух не ломал...
Или, прямее скажем,- прозой:
Не здешних женщин целовал;
Но если б выпало родиться
Мне снова - что тут выбирать!
Я здесь хотел бы жить, влюбиться
И никогда не умирать.

            Н. Чайковский.

Ещё раз целую.  Твой Н.  19.06.75.


Рецензии