Отец Модест

Заключительная глава исторического очерка-версии "Красили сию церковь" (о борьбе за сохранение православного храма Воскресения Христа в селе Теребени Опочецкого района Псковской области в 30-е - 40-е годы ХХ века)
_____________________________________________________


Отец Модест... Это имя я слышал в детстве, когда бабушка с моим отцом вспоминали военные годы. И только в старости у меня возникло желание узнать, кто же он такой, этот священник, который пришёл в Теребенскую церковь в самое страшное время - в период немецко-фашистской оккупации.
Всё, что я помню из отзывов моих близких об этом священнике, так это только то, что воспоминания эти были согреты душевным теплом. Как я понимаю теперь, "двадцатка" и батюшка сроднились, стали ближе, чем самые близкие на свете родные люди.
Модест Павлович Лавров родился 10 мая 1875 года в погосте Утретки в семье протоиерея Павла Александровича Лаврова. Сын пошёл по стопам отца, окончил Псковскую духовную семинарию, служил в Новоржеском районе, в Киеве, а в 1910 году вернулся на родину, переведён настоятелем Введенского храма в погост Утретки - сменил там своего отца.
От села Утретки до села Теребени около 20 километров. В1941 году отцу Модесту уже 66 лет. И 66-летний священник отправляется из дому за двадцать вёрст пешком в Теребени, чтобы проводить там службу. Двадцать километров по оккупированной территории, где за  каждым  поворотом  грозила реальная смерть. Ведь "попов" не жаловали как оккупанты (хотя и не запрещали народу посещать церкви), так и некоторые партизаны. Сколько священнослужителей  было отправлено в гестапо - за связь с партизанами, сколько было расстреляно без суда и следствия теми же партизанами!... А пожилой священник неизменно совершал свой неблизкий и опасный путь. На протяжение всех трёх лет оккупации он проводил службы и в Утретках, и в Теребенях (работая от Псковской Православной духовной Миссии).
Думаю, едва ли представляется возможным, что без тайной связи с партизанским руководством отец Модест мог благополучно совершать свои дальние пешие походы...
После освобождения Псковщины в июле 1944 года отец Модест переводится в Теребени настоятелем храма, поскольку храм в Утретках был разрушен во время боевых действий. Но при этом он не бросает свой родной приход, продолжает обслуживать оба прихода. А ему уж на восьмой десяток: в 1945 году исполнилось 70...
С ноября 1947 года судьба о. Модеста связана с Санкт-Петербургской епархией, с городом на Неве. Батюшка продолжал церковное служение до 86-летнего возраста, при этом исполнял обязанности настоятеля Никольской Большеохтинской церкви. Скончался Модест Павлович в 92 года (28 октября 1967 г). Погребён на Большеохтинском кладбище.
С фотографии на чёрном гранитном обелиске в виде креста смотрит седой, но такой бодрый, не сломленный обстоятельствами, внутренне радостный, оптимистичный человек с проницательным взором. Будто  свет исходит от лица его...
Такими, думаю я, были и все они - герои теребенской "двадцатки".
На всех путях жизни, во всех страданиях и скорбях, в горе и в радости, во всякое время и на всяком месте эти двадцать настоящих людей исповедали христианскую веру и твёрдо знали, что всё на земле совершается по Промыслу Божьему.
Были они разными по возрасту, полу, ремеслу, образованию и по характеру, но одинаково были озарены их души - светом Божественной истины. Были они в быту приветливы и человеколюбивы в высшей степени, не питали склонности к тому, чтобы кого-то злословить, ехидничать, обсуждать чужие недостатки и грехи ближних своих и дальних - включая и высших должностных лиц, наделённых безмерной властью земной.
И как о семье своей, радели они о своей Родине, о России, о благоденствии Её.
Они были те светлые личности старого образца - из самой, что ни на есть глубины российского народа, о которых великий русский поэт Сергей Есенин  пропел с лёгкостью соловьиной: "На сердце лампадка, А в сердце Иисус".
Эти двадцать служили Богу с великой радостью - смиренно и жертвенно.
Им выпало жить в страшные годы гонений на христиан. Стойко переносили они страдания за веру. Никакие бедствия не повергли их с духовной высоты, не заставили отречься от веры.
Будь моя воля, я установил бы у входа в спасённый храм мемориальный щит со словами:
"Героической церковной двадцатке, сохранившей в годы гонений на веру сей храм - от благодарных потомков. Да пребудут всегда в памяти народной скромные их имена - и те, что известны, и те, что пока неведомы нам.
Модест Павлович Лавров (протоиерей, настоятель церкви в 1941 - 1947 т.)
Михаил Павлович Дубровский (протоиерей)
Анна Степанова (Лопатина) (председатель церковного совета)
Яков из деревни Зяблово
Матрёна Анисимова
Алексей Симеонович Бенедиктов
Людмила Егорова
Михаил Захаров
Иван Михайлович Иванов
Ольга Фроловна Королёва
Степан Николаевич Николаев
Наталья Яковлевна Николаева
Антонина Семёновна Фролова и многие иные, пребывающие в забвении у потомков".

2019 г.

Примечания.

Очерк "Красили сию церковь" можно прочесть здесь, в рубрике "Камни родины".

Краткие биографические сведения о Модесте Павловиче Лаврове имеются в интернете; достаточно набрать фамилию, имя, отчество и священный сан (протоиерей) - и попадаешь на страницу "Церковного некрополя". Там же указано, как найти могилу священника на Больше-Охтинском кладбище.

Подобным образом можно отыскать информацию о священнике Михаиле Павловиче Дубровском - она размещена на странице Псковской епархии, повествующей об истории приходов, в том числе и храма в селе Теребени.

Церковь в Теребенях во многом необычна; достаточно упомянуть, что возведена она была (предположительно) великим русским полководцем  М. И. Кутузовым над прахом своих отца и матери; в этой церкви Михаил Илларионович молился о победе русского оружия перед войной с войсками Наполеона.


Рецензии