ДУША. Словарь эпитетов

   

                ДУША
                Словарь эпитетов
                (для чтения и размышления)

      Словарь эпитетов «Душа» систематизирует и даёт описание 1200 эпитетов, выраженных прилагательными, причастиями,  словосочетаниями и существительными-приложениями. Каждое значение эпитета иллюстрируется цитатами из произведений русских писателей 18 – 20 вв. и современных авторов.
Эпитеты рассматриваются в 2-х аспектах: литературоведческом (тропы) и лингвистическом (логические определения).
      Цитаты в основном даются в развёрнутом виде, что позволит читателю не только оценить красоту, выразительность и мудрость русского языка, но ещё и поразмыслить о душе как о духовной сущности человека.
К Словарю прилагается подборка стихов русских поэтов о душе.
     Словарь рассчитан на массового читателя.


               
       Протоиерею Григорию Игоревичу Григорьеву с благодарностью,  любовью и от всей души посвящаю эту книгу.
                А. П. Бесперстых

 

               
                СЛОВАРЬ

      Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит?
                Евангелие от Матфея (16:26).
 
      Душа есть Божие дыхание.
              Праведный Иоанн Кронштадтский


 

   АВАНТЮРНАЯ
Пока она [Елизавета Федоровна] копалась в ящике с документами, Надя, нахмурившись, задумчиво покусывала губку. И вдруг ей пришла в голову дерзкая мысль. Настолько дерзкая и заманчивая, что всё внутри у неё затрепетало от желания действовать, от сладкого ощущения предстоящего риска. Авантюрная душа её жаждала приключений. Тем более что в случае удачи с таможней, дело будет наполовину сделано (Аркадий Адамов, Личный досмотр). Дом большой – шесть комнат. Аккуратный дворик с беседкой из винограда, ещё пока что зеленый сад. Тишина, умиротворение. Недалеко плещется море. Рай земной. Марине здесь очень нравилось, но при этом она твердо знала, что спокойная жизнь ей скоро надоест. Неугомонная натура, авантюрная душа (Владимир Колычев, Здравствуй, Мурка, и прощай).

   АДАМАНТОВАЯ   
 – Я открою перед тобой душу мою, Богдан! Поверю величайшую тайну и поручу тебе судьбу мою и целой Украины и Малороссии! Что ты на меня смотришь так недоверчиво! Не сомневайся! Судьба этого края вот здесь! – Мария ударила себя по голове. – Мне нужен только человек с душою адамантовою, с волею железною, с головою Мазепиной, с сердцем человеческим. Этот человек должен быть – ты! (Ф. В. Булгарин, Мазепа). Адамантовый – от  адамант: старинное название алмаза.

   АЗАРТНАЯ. См. Ярая душа.

   АЗИАТСКАЯ
Старинная культурная европейская душа не может идолопоклонствовать перед европейской культурой и не может презирать культуру Востока. Только тёмная ещё азиатская душа, не ощутившая в своей крови и в своём духе прививок старой европейской культуры, может обоготворять дух европейской культуры, как совершенный, единый и единственный (Н. А. Бердяева, Азиатская и европейская душа).

   АКВАРЕЛЬНАЯ
Акварельная душа Оживёт на фоне белом. Но графит карандаша Нам вернёт границы тела (Сергей Туровский, Акварельная душа). Старуха в акварельном восторге глядя на крупное, в пленительном смехе трясущееся тело, утешно, доверчиво отходила, отлеплялась акварельной душой от беды (Анатолий Санджаровский, Подкарпатская Русь).

   АЛТЫННАЯ
Её [сестры] будущий муж – малый молодой, красивый и статный довольно собой мужчина, мещанин, без всякого образования, без всяких благородных качеств и, кажется, с алтынной и скверной душой (А. В. Кольцов, Письмо В. Г. Белинскому 18 декабря 1841 г).

   АЛЧНАЯ
 Пусть говорят о Белом, что он „политически аморфен»; Вы ведь тоже думаете это. Придёт время, и он ответит на это не позой и не фразой, а поступком. Каким, не левым ли? Вас тревожит это? Нет, не левым; ибо для этого он должен был бы быть или злодеем или фразёром. Но что же значит, правым? Конечно, правым. Но не правой позой, за которой скрывается трусливая и алчная душа. И не правой фразой, в которой столь же мало спасения, сколько в левой фразе. Он проявит себя делом, как было сначала, как он делает это и сейчас. Это будет дело не личное и не классовое, не революционное и не реакционное. Это будет дело всенародное, патриотическое и религиозное, восстанавливающее Россию; грозное для её внутренних врагов и глубоко консервативное для её национальных святынь (И. А. Ильин, О нашем политическом лике).

   АМЕРИКАНСКАЯ. См. Ничтожная душонка.

   АНГЕЛЬСКАЯ
Прочь, коварная мечта: Нет, Адель, живи чиста! Не довольно ль любоваться На тебя, краса любви, И очами погружаться В очи чёрные твои, Проницать в их мглу густую И высматривать в тиши Неба искру золотую, Блёстку ангельской души? (В. Г. Бенедиктов, Чёрные очи). Матушка Софья Николаевна, – не один раз говорила, как я сам слышал, преданная ей душою дальняя родственница Чепрунова, – перестань ты мучить свое дитя; ведь уж и доктора и священник сказали тебе, что он не жилец. Покорись воле Божией: положи дитя под образа, затепли свечку и дай его ангельской душеньке выйти с покоем из тела. Ведь ты только мешаешь ей и тревожишь её, а пособить не можешь... (С. Т. Аксаков, Детские годы Багрова-внука). Протянул дед нерешительно руку, чтоб погладить малютку, пододвинулся внук и прижался к деду. Боится шевельнуться дед и только с раскрытыми широко глазами чует опять у сердца чистую ангельскую душу (Н. Г. Гарин-Михайловский, Деревенские панорамы). По заветам старины, нести икону впереди прощального шествия дали Ивану, не запятнанной пока ангельской душе (Леонид Леонов, Русский лес).

   АНГЕЛЬСКИ ЧИСТАЯ
Эта девочка была самоубийца – утопленница. Ей было только четырнадцать лет, но это было уже разбитое сердце, и оно погубило себя, оскорблённое обидой, ужаснувшею и удивившею это молодое, детское сознание, залившею незаслуженным стыдом её ангельски чистую душу и вырвавшею последний крик отчаяния, не услышанный, а нагло поруганный в тёмную ночь, во мраке, в холоде, в сырую оттепель, когда выл ветер... (Ф. М. Достоевский, Преступление и наказание).

   АНТИСОВЕТСКАЯ
Душонка. –  Да что ты говоришь! Ишь ты! Брезгуешь нами! А хочешь, мы тебя…? Вот и открыла свою антисоветскую душонку! Ну, давай, говори! Высказывайся! Вот и свидетель есть! Вот мы тебя сейчас в стоячий карцер и замурыжим, чтобы не оскорбляла представителей при исполнении служебных обязанностей! (Татьяна Окуневская, Татьянин день).

   АРИСТОКРАТИЧЕСКАЯ
Детские скорби жгучи, но они растают во сне и исчезнут с завтрашним солнцем. Мы, взрослые, не чувствуем их так страстно, но помним дольше и скорбим глубже. Вскоре после похорон Чехова, возвращаясь с панихиды, бывшей на кладбище, один большой писатель сказал простые, но полные значения слова: – Вот похоронили мы его, и уже проходит безнадёжная острота этой потери. Но понимаете ли вы, что навсегда, до конца дней наших, останется в нас ровное, тупое, печальное сознание, что Чехова нет. И вот теперь, когда его нет, особенно мучительно чувствуешь, как драгоценно было каждое его слово, улыбка, движение, взгляд, в которых светилась его прекрасная, избранная, аристократическая душа (А. И. Куприн,  Памяти Чехова).

   АРМЕЙСКАЯ
Романтическая армейская душа ушла не только с улиц, но постепенно и из самой армии (Игорь Николаев, Последний приказ генерала). [Русский:] Знаешь ли ты, армейская душа, что такое настоящая головная боль? [Армянин:] Боль – это следы от греха. [Русский:] Что же ты хочешь сказать, что я сам себе эту боль возжелал. [Армянин:] Грех – это отпечаток невоспитанности (Роман Шабанов, Замена).

   АРОМАТНАЯ
Рдей, царица дней прекрасных! Вешней радостью дыша,  Льётся негой струй небесных Из листков полутелесных Ароматная душа (В. Г. Бенедиктов, Смерть розы). Стыдливости румянец невозвратный, Он улетел с младых твоих ланит – Так с юных роз Авроры луч бежит С их чистою душою ароматной (Ф. И. Тютчев, К N N).

  АРТИСТИЧЕСКАЯ
И  поёт  он  все  старинные  волжские  разбойничьи  песни,  чрезвычайно интересные по содержанию. В них опоэтизирован разбой: высокие сосны  гудят над Волгой в тёмную осеннюю ночь, «добры  молодцы»  приносят  на  высокий  берег на скрещённых ружьях окровавленный труп атамана и  хоронят  его  под  вой  ветра «меж трёх сосен над Волгой-рекой»; воспевается заволжская степь,  «буйная воля» и «мужик-бурлак». Мотивы этих песен веют богатырским  размахом,  шириной,  силой.  Лавочник  передает  эти  песни  художественно:  странным  кажется,  что  в тщедушной фигуре этого мужичонки  каким-то  чудом  поместилась  артистическая  душа (Скиталец, Квазимодо). Сыграв несколько тактов, Шульц соскучился однозвучностью старого мотива и неприметно, мало-помалу удалился от своей темы и начал импровизировать. Никогда не был он ещё унижен в своей артистической душе!.. Ему делалось душно. Досада его мучила, давила и наконец вылилась в его игре. Негодование, негодование обиженного художника, загремело в диких раздирающих звуках (В. А. Соллогуб, История двух калош).

   АТЕИСТИЧЕСКАЯ
Современные научные теории так же недалеко ушли от сверхреальной трактовки мироздания. Наука присваивала себе право знать больше, чем это может вместиться в любое Чудо. По сути, она и о Боге молчит лишь потому, что в глубине своей атеистической души верит, что она выше его сложности. И когда-нибудь познает и Его (Владимир Скрипкин, Тинга).

   АТРОФИРОВАННАЯ
Пока Женя ещё жива – есть беспокойство, что-то чуждое всей природе Асташева, что робко зарождается в самых запретных уголках атрофированной души. Может быть, единожды в жизни сочувствие, даже меньше – маленькая нежность – затеплились в нем (Анатолий Ухандеев, Облегчение участи). Там в потоке бьющего в окно солнца стояла женщина радуга. Нельзя было разобрать лица, подробностей фигуры, лишь силуэт, обрамлённый разноцветным контуром. И эта волна переливающегося света вдруг накрыла Кирилла, захлестнула, словно цунами, а когда схлынула, оказалось, что от обжитой и основательно загаженной комнатки ступора не осталось и следа. Её сломало, разрушило, унесло, куда –  неважно. Главное, что обрюзглая, заросшая, почти атрофированная душа вдруг осталась наедине с толпой озверевших от долгого ожидания чувств и эмоций (Анна Ольховская, Страшнее пистолета).

 

БАЛЬНАЯ
Но подруга является мне Не в немецком нарядном уборе, Не при бальном потешном огне, Не с безумным весельем во взоре. Не в движеньях иль глупо пустых, Иль бесстыдных и ветреных танцев, Не в толпе шаркунов молодых И своих и чужих иностранцев, Не под звуки музыки чужой, Помогающей света злоречью, Не с искусственной бальной душой, Не с чужой иноземною речью (К. С. Аксаков, «Я не знаю, найду ли иль нет…»).

БАНДИТСКАЯ
Корчагин налетел на людскую кучу всей тяжестью коня, разбросал в разные стороны  дерущихся. Не  давая опомниться, бешено крутил  коня, наезжал им на озверелых людей и, чувствуя, что  разнять это кровавое людское  месиво можно только такой же дикостью и страхом, закричал бешено: – Разойдись, гадьё! Перестреляю, бандитские души! (Николай Островский, Как закалялась сталь).

БЕДНАЯ
Вся эта соблазнительная цепь утончённых изобретений роскоши сильнее и сильнее порывается заглушить и усыпить наши чувства. Мы жаждем спасти нашу бедную душу, убежать от этих страшных обольстителей и – бросились в музыку. О, будь же нашим хранителем, спасителем, музыка! (Н. В. Гоголь, Скульптура, живопись и музыка). И картины тянутся призраком пленительным Счастия мелькнувшего! Время их окутало сумрачною дымкою Многое скрывается... Горесть в душу бедную входит невидимкою, Сердце надрывается! (К. С. Аксаков, Воспоминание). Церковь в лесистой глуши – Только листы шелестят. Стоны ли бедной души Успокоенья хотят?.. (А. А. Блок, «Синие горы вдали…»). Но есть спасенье, чтоб не кануть в бездну, Есть храм для погибающих в пути. И до него душе, больной и бедной, Успеть бы покаянье донести (Валентина Поликанина, «Всё показное стало нежеланным…»).

БЕДСТВЕННАЯ
Он в один миг прочел в её [нищенки] чертах целую повесть разврата и преступлений, – но не встретил ничего похожего на раскаянье; не мудрено, если он отгадал правду: есть существа, которые на высшей степени несчастия так умеют обрубить, обточить свою бедственную душу, что она теряет все способности, кроме первой и последней: жить! (М. Ю. Лермонтов, Вадим).

БЕЗАЛАБЕРНАЯ
Душонка. А простодушие-то наше и любо «деятелю». Деятелю некогда, например, заняться «делом», вникнуть в него; к тому же почти все они отчасти и поочерствели с годами и с успехами и, кроме того, достаточно уж послужили гуманности, выслужили, так сказать, пряжку гуманности, чтобы заниматься там ещё несчастиями какой-нибудь страдающей и безалаберной душонки сумасбродного, навязавшегося им клиента, а вместо сердца в груди многих из них давно уже бьётся кусочек чего-то казённого, и вот он, раз навсегда, забирает напрокат, на все грядущие экстренные случаи, запасик условных фраз, словечек, чувствиц, мыслиц, жестов и воззрений, всё, разумеется, по последней либеральной моде, и затем надолго, на всю жизнь, погружается в спокойствие и блаженство (Ф. М. Достоевский, Дневник писателя).

БЕЗБОЖНАЯ. См. Суеверная душа.

БЕЗБОЖНО-ДИКАЯ
Вдруг издали донесся в заточенье Из тишины грядущих полуснов Неясный звук невнятного моленья, Неведомый, бескрылый, страшный зов. То был ли стон души безбожно-дикой, И уж тогда не встретились сердца? (А. А. Блок, «Я помню час глухой, бессонной ночи…»).

БЕЗБРЕЖНАЯ
На рубеже космического века / соединились, временность круша, / мятежное сознанье человека / и космоса безбрежная душа! (Владимир Костров, «На рубеже космического века…»). Как дивно свободен был Пушкин! Вот с кем никогда не тесно, не душно, до чего же раскрепощённая, вольная, безбрежная душа! Но в правилах человечности, чести, любви к свободе, ненависти к насилию Пушкин был менее твёрд, чем Аксаковы в приверженности к вымышленной народности, правда, он не горлопанил о своих убеждениях, как Константин. Из всех Аксаковых самым свободным был глава рода Сергей Тимофеевич, в нём превалировал художник, причем художник Божьей милостью, а дети его лишь тужились в стихах и публицистике (Ю. М. Нагибин, Дневник).

БЕЗВИННАЯ
Ужель душа твоя  Совсем безвинная? Спросись у ней: ужели И мысли грешные в ней отроду не тлели? (А. С. Пушкин, Анджело). – Братцы, что мучить девицу-то? Кинемте её лучше в серединку. Не успеет и пикнуть, как уж ни одной косточки в ней не останется, – предложил один из дружинников, указывая на лежащую в полузабытьи Эмму. – Нет, не тронь, она и так обижена! – сказал Иван. – Душа безвинная восплачется на нас, так Бог накажет (Н. Э. Гейнце, Новгородская вольница).

БЕЗГЛАГОЛЬНАЯ
И знаю я: во мгле миров Ты –  злая, лающая Парка, В лесу пугающая сов, Меня лобзающая жарко. Приемлю молча жребий свой, Поняв душою безглагольной  И моря рокот роковой, И жизни подвиг подневольный (Андрей Белый, Карма).

БЕЗГРЕШНАЯ
– Я, брат Ваня, всегда помню, какой ты был славный мальчуга. А помнишь, тебя за меня высекли? Ты смолчал, а меня не выдал, а я, вместо благодарности, над тобой же неделю трунил. Безгрешная ты душа! (Ф. М. Достоевский, Униженные и оскорблённые). Клянусь звездою полуночной И генеральскою звездой, Клянуся пряжкой беспорочной И не безгрешною душой! Клянусь изрядным капитальцем, Который в службе я скопил, И рук усталых каждым пальцем, Клянуся бочкою чернил! … Клянусь, любовию порочной Давно, давно я не пылал И на свиданье в час полночный В дезабилье не выбегал... Кого ещё с тобой мне надо?.. Тобой одной доволен я,  Моя любовь! моя отрада! Федосья Карповна моя!.. (Н. А. Некрасов, «Клянусь звездою полуночной…»).  Цветёт садовая ограда, На грядках в рост пошла ботва. Безгрешная душа крылата. А грешная душа мертва (Борис Орлов, «И густ, и сладок воздух дачный…»). 

БЕЗДЕЙСТВЕННАЯ
Надейтесь, юноши кипящие! Летите, крылья вам даны; Для вас и замыслы блестящие, И сердца пламенные сны! Но вы, судьбину испытавшие, Тщету утех, печали власть, Вы, знанье бытия приявшие Себе на тягостную часть! Гоните прочь их рой прельстительный: Так! доживайте жизнь в тиши И берегите хлад спасительный  Своей бездейственной души (Е. А. Баратынский, «Дало две доли провидение…»). Она взошла, моя звезда, Моя Венера золотая; Она блестит, как молодая В уборе брачном красота! Пустынник мира безотрадный, С её таинственных лучей Я не свожу моих очей В тоске мучительной и хладной. Моей бездейственной души Не оживляя вдохновеньем, Она небесным утешеньем Её дарит в ночной тиши (А. И. Полежаев, Александру Петровичу Лозовскому).

БЕЗДОМНАЯ
Возвысила ночь свою чёрную голову, Созвездьями смотрит на море и сушу, И, в волны пролитому, яркому олову Вверяю ночную, бездомную душу (В. Я. Брюсов, Ночное одиночество). Разлука даль стихи слагает: Уйди в зарю из шалаша! И в том пути изнемогает Моя бездомная душа (Игорь Григорьев, Душа).

БЕЗДОННАЯ. См. Беспредельно одинокая.

БЕЗДУМНАЯ
Душа бездумная, – опять слепая сила, – Привычное презрение и холод возрастила. Но волею горячею растоплен колкий лёд: Пускай в оврагах холодно, – черемуха цветёт! (З. Н. Гиппиус, Час третий). Бес смотрел на Душу всего мгновение. Это мгновение показалось ей вечностью. По крайней мере за то мгновение она успела забыть, кто она и зачем она здесь. Сейчас, в этот миг ей не нужно было ничего. Для дьявола смятение жалкой тени, распластавшейся на холодном полу, не прошло не замеченным. Он поглядел сквозь неё, не желая искушать её более, сейчас, хотя торжествовал внутри. Для Отца это тоже не осталось секретом. Его сердце сжалось. Он почувствовал боль, но и внезапно накативший на него гнев: в его Доме! При полном собрании всех святых! Искушать и без того бездумную душу! –  Полно! –  Не сдержавшись, воскликнул Бог, –  хватит! –  И тут же, уже тише, устыдившись, повторил, –  хватит! (Элеонора Хитарова, Душа).

БЕЗДУШНАЯ
И на тебе была Господня благодать, Как на святом челе святой Элеоноры, Но едкий света блеск, но шум его забав, Но лесть бездушных душ, притворство и бесстрастье Обезобразили естественный твой нрав... Зато –  ты обрела свое земное счастье. О, будь же счастлива! И счастие твоё Нашло ответный стих в восторженном поэте: Ты вдохновение, ты счастие моё В саду, в окне, в театре и карете (Н. В. Кукольник, К П…).

БЕЗЖАЛОСТНАЯ
Я не для ангелов и рая Всесильным Богом сотворён; Но для чего живу, страдая, Про это больше знает он. Как демон мой, я зла избранник, Как демон, с гордою душой, Я меж людей беспечный странник, Для мира и небес чужой; Прочти, мою с его судьбою Воспоминанием сравни И верь безжалостной душою, Что мы на свете с ним одни (М. Ю. Лермонтов, Из Паткуля). Эта безжалостная душа, ослеплённая тщеславием, самообожанием и фантастическим упрямством, не могла и в мыслях допустить, что с князем Хоремсебом будут обращаться как с простым преступником (В. И. Крыжановская, Царица Хатасу).

БЕЗЖИЗНЕННАЯ
Опять явилось вдохновенье Душе безжизненной моей И превращает в песнопение Тоску, развалину страстей (М. Ю. Лермонтов, Измаил-Бей). «О нет, она не любит меня!.. Она никогда не может любить… Она – холодная, безжизненная душа, которая отдала любовь свою в проценты, под верные залоги. А я, несчастный!» (Н. А. Некрасов, Капитан Кук).

БЕЗЗАБОТЛИВАЯ
Но я, в безвестности, для жизни жизнь любя, Я, беззаботливой душою, Вострепещу ль перед судьбою? Не вечный для времен, я вечен для себя: Не одному ль воображенью Гроза их что-то говорит? Мгновенье мне принадлежит, Как я принадлежу мгновенью! (Е. А. Баратынский, Финляндия).

БЕЗЗАБОТНАЯ
Грусть-забота не спит, Без беды крушится; Беззаботной душе И на камне спится (И. С. Никитин, «Отвяжися, тоска…»).   В моей тогда беззаботной душе отложилась на время лёгкая смутная печаль. Мне было как-то странно думать, что вся эта церемония, музыка, ровный топот огромной толпы, – что все это имеет центром эту маленькую фигурку и что под балдахином, колеблющимся над морем голов, ведут ту самую Басину внучку, которая разговаривала со мной сквозь щели забора и собиралась рассказать сестре свои ребяческие секреты (В. Г. Короленко, История моего современника).

БЕЗЗАВЕТНАЯ 
О душа беззаветная, чистая! Перед жертвой твоей что моя –  И любовь и дорога тернистая?  (П. Ф. Якубович, Памяти Фрумы Фрумкиной). С какой отрадой он увидел летом 1924-го, когда они опять жили близ Дрездена, их Марину, а вернее –  Марию Александровну Шаталину!.. Сколько раз Рахманиновы писали ей, чтобы не берегла вещи, чтобы в трудные годы меняла их на продукты. Она же, беззаветная душа, хранила всё. Приехала из Москвы в Дрезден на несколько недель. Увидев семейство Рахманиновых, смеялась и плакала (Сергей Федякин, Рахманинов).

БЕЗЗАЩИТНАЯ
Она [Эмилия] помолчала, потом сказала с какой-то глубокой суровостью в голосе: – Ты его слишком взрослым считаешь, Надежда, слишком сильным. Конечно, Юра – не Ева… Но у него беззащитная душа, в этом твои дети все похожи. Только Юра никого до своей души не допускает… Мне страшно его оставлять, даже на тебя, Надя! – Голос её стал сильнее, громче. – Я бы давно уже умерла, зачем же мне так мучиться и вас мучить, но мне страшно за него, и я никак с ним не расстанусь… Что же его нет-то до сих пор! Выгляни, посмотри: может, уже пришёл? (Анна Берсенева, Последняя Ева).

БЕЗЗЛОБНАЯ
Смерч пролетел над вздрогнувшей вселенной, Коверкая людей, любовь круша. И лишь одна осталась неизменной Твоя беззлобная душа. Как медленно в пространстве безвоздушном Недель и дней влечётся череда! Но сердцем бедным, горько-равнодушным, Тебя –  люблю, мой верный, навсегда (З. Н. Гиппиус, Верность). Конечно, он [Маринеско] тяжело переживал замалчивание подвига «С-13», но его беззлобная душа жаждала не славы, а справедливости, и не столько даже для себя, сколько для команды (Александр Крон, Капитан дальнего плавания).

БЕЗЛЮДНАЯ   
И тут я впервые почувствовал, как одинока и безлюдна может быть человеческая душа. И если днём унылая осенняя погода с дождём и ветром не делала меня одиноким и угрюмым, то среди этой первобытной темени, её бескрайности и тишины душа была подобна беззащитной звёздочке (Владимир Скрипкин, Тинга).

БЕЗМОЛВНАЯ 
Ты вся мне кажешься какой-то тайной сладкой, Когда вот здесь, вот тут, молчишь, едва дыша, И для меня навек останется загадкой Твоя безмолвная душа (К. Д. Бальмонт, «Ты вся мне кажешься какой-то тайной сладкой...»). Они ещё некоторое время лежали, обнявшись вместе, согревая друг друга своими обескровленными телами. А над ними летала невидимая душа их матери, которой уже не было на этом свете. Но она пыталась, как могла, защитить своих кровиночек. Но что могла сделать безмолвная душа матери? Только отчаянно биться в беззвучном крике над ещё живыми телами своих детей (Иван Рассказов, Саласпилс).

БЕЗМЯТЕЖНАЯ
Сижу я на камне, висят облака Недвижные в синем просторе; Душа безмятежна, душа глубока, Сродни ей спокойное море (А. К. Толстой, «Не пенится море, не плещет волна...»). Вы не смотрите на то, что я такой тихонький, что, кажется, муха меня крылом перешибёт. Нет, маточка, я про себя не промах, и характера совершенно такого, как прилично твёрдой и безмятежной души человеку (Ф. М. Достоевский, Бедные люди).

БЕЗНАДЁЖНАЯ
«О милый, о юноша мой, Достань, если любишь, коралл дорогой». С душой безнадёжной младой удалец Прыгнул, чтоб найти иль коралл, иль конец. Из бездны перловые брызги летят, И волны теснятся, и мчатся назад, И снова приходят и о берег бьют, Но милого друга они не несут (М. Ю. Лермонтов, Баллада / «Над морем красавица-дева сидит…»).

БЕЗНРАВСТВЕННАЯ
Он из опалы исключил: Певца Гяура и Жуана Да с ним ещё два-три романа, В которых отразился век  И современный человек Изображён довольно верно С его безнравственной душой, Себялюбивой и сухой… (А. С. Пушкин, Евгений Онегин). Если же каж¬дый человек поймет, что необходимо заботиться о душе, и начнёт с элементарных правил воздержа¬ния, то это может помочь не только ему самому, но и окружающим, не только его детям, но и всему че¬ловечеству. Очень многое могут сделать в этом направлении представители религиозных конфессий. И в иудаиз¬ме, и в христианстве, и в исламе даётся достаточно точное описание того, как испачканная, безнравст¬венная душа приводит человека к похотливости, во¬ровству, пьянству и гомосексуализму. Если бы слу-жители всех религий объединились в борьбе за нравственность, это могло бы принести прекрасные плоды (С. Н. Лазарев. О посте).

БЕЗОБЛАЧНАЯ
Я получил твое письмо с известием, что Языкова уже не стало. Итак, эта небесная, безоблачная душа уже на небесах! Из всех моих друзей у него больше других было тех некоторых особенностей, какие были и в моей природе, которых он не обнаружил, однако ж, ни в сочинениях своих, ни даже в беседах с другими и которые были причиной, что между нами было тесное дружество. Наши мысли и вкусы были почти сходны. Но разум и чистота младенчества, каких у меня не было, светились в одно и то же время в его словах. Как он был добр ко мне и как любил меня!  (Письмо Н. В. Гоголя С. П. Шевырёву, 11 февраля 1847 г.). Всё в ней так искренно и мило, Так все движенья хороши; Ничто лазури не смутило Её безоблачной души (Ф. И. Тютчев, «Как ни бесилося злоречье…»).

БЕЗОБРАЗНАЯ. См. Буйственная душа.

БЕЗРАССУДНАЯ
[Русская душа] сама себя никогда не понимает в своих безграничных порывах, но по которой, когда она сама себя растерзала и разметала, стали учиться мудрости все страны мира и ждут, чем себя ещё явит эта безрассудная душа, слепая душа (К. Д. Бальмонт, Волга).

БЕЗРОДНАЯ
Кто же мог Встревожить женщину обманом? Кто душу светлую облёк Тоски безвыходной туманом? Любовь проснулась на упрёк, И совесть встала великаном, Но слишком поздно он узнал, Какое сердце разорвал. Любовь проходит, и темно Становится в душе безродной;  Былое будишь – спит оно, Как вялый труп в земле холодной… (Н. П. Огарёв, Gasthaus zur Stadt Rom. – Гостиница «Рим» (нем).

БЕЗРОПОТНАЯ
Если бы душа её не была тихой и безропотной, она закричала бы криком гнева (Галина Щербакова, Ангел мёртвого озера).  Жизнь старшего поколения в лице бабы Лёли и более молодого поколения в лице её сына, уехавшего в город, но так и не нашедшего личного счастья. Тихая, безропотная душа упокоилась перед самым рассветом, так и не дождавшись первого луча солнца (Марина Силина, О повести Леонида Иванова «Леший»). Два Ангела, обняв Безропотную душу, Взлетают! (Наталья Советная, Небесные гости).

БЕЗУДЕРЖНО ХВАСТЛИВАЯ
Зашёл разговор о самогонке и я с апломбом начал демонстрировать свое «ещё тот», посвящая народ в производство пойла из политуры, о чём и вправду имел сведения лет уже с семнадцати. Меня, как первого дворового певца, старшие до процессов провокационных свойств допускали. Надо сказать, сахалинские от лакокрасочных производств были далеки и мой профессионализм вызвал уважение. Отсюда безудержно хвастливая душа потащила дальше. Не помню, что я там нёс, но дело кончилось пари, где я пообещал на мотоцикле забраться на сопку (Виктор Брусницын, Практика).

БЕЗУМНАЯ
Недаром ты металась и кипела, Развитием спеша, Свой подвиг ты свершила прежде тела, Безумная душа! (Е. А. Баратынский, «На что вы, дни! Юдольный мир явленья…»). Ах, он любил, как в наши лета Уже не любят; как одна Безумная душа поэта Ещё любить осуждена… (А. С. Пушкин,  Евгений Онегин). Всё упокоилось. Но для души безумной Нет мира в тишине: её грызет тоска; Сто песен в ней гремит и пламенно и шумно, Но в этих песнях нет ни одного стиха (Н. В. Кукольник, Элегия). И в этих созвучиях дальних Услышу я голос былой Волнений, терзаний печальных Безумной души молодой... (А. А. Блок, «Плоды неизведанной страсти…»).

БЕЗУТЕШНАЯ
Гуляю ль один я по Летнему саду   В компанье ль с друзьями по парку хожу, В тени ли берёзы плакучей присяду, На небо ли молча с улыбкой гляжу – Всё дума за думой в главе неисходно, Одна за другою докучной чредой, И воле в противность и с сердцем несходно, Теснятся, как мошки над тёплой водой! И, тяжко страдая душой безутешной, Не в силах смотреть я на свет и людей: Мне свет представляется тьмою кромешной; А смертный – как мрачный, лукавый злодей! (Козьма Прутков, Моё вдохновение).

БЕЗУЧАСТНАЯ
Замолчал ты, – один я опять. Не завиден мне, другу, твой дар; Но к нему ли душа безучастна? Если ночь над душой полновластна, Если песня плывёт, тихогласна, – С ней и дух, с ней и мир, тих и стар, Как и я, как и ты, самовар (Ю. Н. Верховский, Самовар).

БЕЗЫСКУСНАЯ
Еще миг, и вернётся ад души, её «угар агоний», утопленницы в невской воде. Или, о, чудо: «Видимо, мне не хватает души и искусства души. Видимо, хочется мне простоты…» А тогда: «Душа была пуста, от этого проста и безыскусна. И быть душевным становилось скучно…» А тут рукой подать до тихого просветления, затоптанного шумным воодушевлением. Как хрупка и непредсказуема динамика состояний! Может, так повернёт, а может, этак. Но главенствует закон маятника, его раскачки, о котором неспроста обмолвился Ширали (Анатолий Пикач, Несравненный Ширали).

БЕЗЫСКУССТВЕННАЯ
Была, впрочем, мучительно горькая минута для бедной Дуни: маленькую кроватку, а с нею и дочь её велели перенести в людскую. Дуня безмерно любила малютку всей простой, безыскусственной душой. Алексея Абрамовича она боялась – остальные в доме боялись её, хотя она никогда никому не сделала вреда; обреченная томному гаремному заключению, она всю потребность любви, все требования на жизнь сосредоточила в ребёнке; неразвитая, подавленная душа её была хороша; она, безответная и робкая, не оскорблявшаяся никакими оскорблениями, не могла вынести одного – жестокого обращения Негрова с ребёнком (А. И. Герцен, Кто виноват?).
 
БЕЗЫСХОДНАЯ
Душе безысходной, Как будто весь мир сиротлив. У моря сегодня Какой-то печальный мотив. Как будто тоскует О верной, О вечной любви, Как будто толкует О всех, кто остался в глуби (Василий Фёдоров, «Душе безысходной...»)

БЕЗЫСХОДНО-ПУСТЫННАЯ
Остались только вороны, туман и никем не оплаканные трупы, – да с ними одинокая, безысходно-пустынная душа поэта… Хотя бы случайный кров!.. Вон там вдалеке мигает огонёк. Пойдём туда: это в хижине углекопа какой-то печальный рыцарь качает зыбку, качает и поёт. Случайно забрёл в хижину заблудившийся на охоте король Карл I, и он баюкает своего будущего палача. Шуршит солома, по стойлам блеют овцы; всё было бы так мирно, не проблескивай из черного угла топор. Покуда от его угрозы скрипят разве надломанные сосны, но зловещий облюбовал себе совсем другую сердцевину. Ходит колыбель, поёт рыцарь, а от холода в спине уже шевелятся спущенные локоны на осуждённой голове Стюарта  (И. Ф. Анненский, Вторая книга отражений).

БЕЛАЯ 
Рожа крива [черна], да душа пряма [бела]. (В. И. Даль, Пословицы русского народа). Б у р н о в. Я хочу жить, жить, жить, Жить до страха и боли! Хоть карманником, хоть золоторотцем, Лишь бы видеть, как мыши от радости прыгают в поле, Лишь бы слышать, как лягушки от восторга поют в колодце. Яблоневым цветом брызжется душа моя белая, В синее пламя ветер глаза раздул. Ради Бога, научите меня, Научите меня, и я что угодно сделаю, Сделаю что угодно, чтоб звенеть в человечьем саду! (С. А. Есенин, Пугачёв).  Чёрное лицо и белая душа. Белое лицо и чёрная душа. Я чёрный, хоть и моюсь, а ты белый, даже если в грязи… (Сергей Довлатов, Третий поворот налево).

БЕЛЕНЬКАЯ
Ночь. Смотрю на образ, и всё во мне связывается с Христом: иллюминация, свечки,  вертящиеся  яички,  молитвы,  Ганька,   старичок  Горкин,  который … будет вырезывать  винограды на пасочках,  но  какой-то другой,  светлый, как беленькие души, которые я видел в поминаньи (И. С. Шмелёв, Лето Господне).

БЕЛООБРАЗНАЯ
Не сохранила Божье, не сумела, И страстию, и гордостью дыша, Поземленела ныне, почернела Моя белообразная душа. Потерянная драхма при дороге, Священное достоинство в пыли... Душе моя, воспомяни о Боге, Слезя и плача Спаса умоли? (иеромонах Роман, «Не сохранила Божье, не сумела…»).

БЕЛЫМ-БЕЛА
Жила в покое окаянном, / а все ж душа – белым-бела, / и если кто-то океаном / и был – то это я была. О мой купальщик боязливый, / ты б сам не выплыл – это я / волною нежной и брезгливой / на берег вынесла тебя (Белла Ахмадулина, «Жила в покое окаянном…»).

БЕРЛОЖЬЯ
… недуги И беспокойный жар Таинственной подруги Единственный мне дар... Но, со звериной дрожью Весь погружаясь в мир, Как я душой берложьей В нём одинок и сир! (Сергей Клычков, «Мне не уйти из круга…»).

БЕСКОНЕЧНАЯ
Устреми на себя испытующее око: чем был ты прежде и чем стал ныне, с тех пор, как прочитал вечность в божественных чертах Алкинои; сколько новых тайн, сколько новых откровений постиг и разгадал ты своею бесконечною душою и во сколько придвинулся ближе к верховному благу! (Н. В. Гоголь, Женщина).

БЕСКОРЫСТНАЯ
Общие добродетели довольно прославлены, все их видят и все об них говорят; но мало бывает случаев для редких добродетелей, и великодушие не состоит в одном пустом сиянии: благородная и бескорыстная душа, отдающая сама себе отчёт в справедливости своих дел, гораздо приятнее вкушает удовольствие после неудачного успеха в каком-нибудь деле, нежели когда она достигает до исполнения великих своих желаний (Н. И. Новиков, О добродетели). Замечу вам, Варвара Алексеевна, что в присутствии я сижу рядом с Емельяном Ивановичем. Это не с тем Емельяном, которого вы знаете. Этот, так же как и я, титулярный советник, и мы с ним во всём нашем ведомстве чуть ли не самые старые, коренные служивые. Он добрая душа, бескорыстная душа, да неразговорчивый такой и всегда настоящим медведем смотрит (Ф. М. Достоевский, Бедные люди).

БЕСКОРЫСТНО-ОТКРЫТАЯ
Я пройду её – эту дорогу, Где я в детстве ходил босиком… С бескорыстно-открытой душой (Сергей Островой,  Из моей жизни).

БЕСКРАЙНЯЯ
Душа у нас всегда была владыкой – Бескрайней, доброй, тихой и печальной, И непреклонной. Если разбудить!.. (Игорь Григорьев, Русичи). Не верь мне... у живых прикосновений –  есть память – есть мелодия конца –  есть тело и бескрайняя душа –  есть день и ночь  и – неприкосновенность (Светлана Башкатова, «Не верь мне...»).

БЕСКРОВНАЯ
Век девятнадцатый, железный, Воистину жестокий век! Тобою в мрак ночной, беззвездный Беспечный брошен человек! В ночь умозрительных понятий, Матерьялистских малых дел, Бессильных жалоб и проклятий Бескровных душ и слабых тел! (А. А. Блок, Возмездие).Но даль строга: дозор озёр,  Сторожкий бор, Персты мороза, Душа бескровная – берёза; И неулыба-небо косо Вонзилось в робкий косогор (Игорь Григорьев, Зазимок).
 
БЕСКРЫЛАЯ
–  Помнишь Лизу Спивак? Такая спокойная, бескрылая душа. Она посоветовала мне учиться петь. Вижу –  во всех песнях бабы жалуются на природу свою... –  На природу всё жалуются, и музыка об этом, –  сказала Дуняша, вздохнув, но тотчас же усмехнулась. –  Впрочем, мужчины любят петь: «Там за далью непогоды есть блаженная страна...» Марина, тоже улыбаясь, проговорила лениво: –  Это - политики поют, такие вот, как Самгин. Они, как староверы, «Опоньское царство» выдумали себе, со страха жизни (Максим Горький, Жизнь Клима Самгина). О, нет, я не могу в душе моей бескрылой / смириться, онемев... Пусть в ней горит неудержимой силой / неотвратимый гнев... (Е. И. Дмитриева, «О, нет, я не могу в душе моей бескрылой…»).

БЕСПЕЧНАЯ
Нет, не его мне жаль! – Мне жаль тебя, Моя любовь, любовь души беспечной! Ты верила и вечности сердечной, Ты верила и в клятвы и в себя!.. Мне жаль ещё повязки ослепленья, Скрывавшей мне житейских уз тщету, Мне жаль тебя, о гордое презренье, Ребяческий ответ на клевету!.. (Е. П. Ростопчина, Чего-то жаль). Ненависть к Гесперии, с беспечной душой пославшей меня на смерть, палила меня огнём. Вместо прежней благоговейной любви, вместо того чувства, что испытывают верующие перед алтарем, ощущал я только ожесточённую злобу, в которой захлебывался, как тонущий в солёной воде океана (В. Я. Брюсов, Алтарь победы).

БЕСПЛОДНАЯ
Пролог к событьям Страстной седмицы и вместе с тем предупреждение каждому – пророчество в действии, как и изгнание менял из храма, предвозвещающее его разрушение: Христос ищет смокв среди пышной листвы смоковницы и, не находя их, проклинает её, а точнее – не её, а пустопорожнее благочестие потенциальных человеко- и богоубийц. Время обличений и призывов к покаянию прошло, и, как иссыхает до корня смоковница, так иссыхает однажды, внезапно и бесплодная душа, иссыхает и народ, предназначенный быть светом миру, но не ставший им. Великолепные здания отстроенного Иродом Великим Соломонова храма – единственного на земле храма истинному Богу? От них не останется камня на камне, и дни его разрушения будут прообразом конца света, который на самом деле есть конец тьмы перед радикальным обновлением мира со Вторым Пришествием – возвращением Учителя во славе. Дней, когда христиане будут ненавидимы всеми и на святом месте воцарится мерзость запустения, когда »будет такая скорбь, какой не было от начала творения (священник Константин Кравцов, Заметки о Страстной седмице). Музыка произвела на его давно уже бесплодную душу некоторое живительное действие (А. А. Франковский, Марсель Пруст).

БЕСПЛОТНАЯ
Охотник веселый прицелится, И падает птица к ногам. И дым исчезающий стелется По выцветшим низким лугам. Заря розовеет болотная, И в синем дыму, не спеша, Уносится в небо бесплотная, Бездомная птичья душа. А что в человеческой участи Прекраснее участи птиц, Помимо холодной певучести Немногих заветных страниц?  (Георгий Иванов, «Охотник весёлый прицелится…»).

БЕСПОКОЙНАЯ
В ребячестве моем тоску любови знойной Уж стал я понимать душою беспокойной; На мягком ложе сна не раз во тьме ночной, При свете трепетном лампады образной, Воображением, предчувствием томимый, Я предавал свой ум мечте непобедимой (М. Ю. Лермонтов, Первая любовь).   «Я не рождён для счастия семейной жизни в бедной доле. Честолюбие живёт во мне, кажется, на счёт всех других страстей и чувств, как будто бы древний римлянин возродился во мне. Только in forum, на площади, мечтал я постоянно жить, и только слава может наполнить мою беспокойную душу» (А. Ф. Писемский, Тысяча душ Всей своей беспокойной душой он чувствовал: возвращение Олейника не только разрушало их сговор, но и несло за собой какое-то лихо (Михаил Бубеннов, Белая берёза).

БЕСПОМОЩНАЯ
За секунду до того, как ужас полностью поглотил его беспомощную душу, Торн проснулся и обнаружил себя стоящим на своих кривых ногах посреди сент-эдвертонского леса с дробовиком в руке (Сергей Гаврилов, Зверь).

БЕСПОРОЧНАЯ
Утро 16-го апреля 1841 года взошло ясно и безоблачно, похожее на свежую жизнь, на беспорочную душу молодых обручённых и на те упования, которые вместе с ними восходили на великое небо России (В. А. Жуковский, О бракосочетании наследника). …от бедствий жизни бурной,  Беспорочная душа Юной девы в край лазурный Мчится, волею дыша (Н. А. Некрасов, Встреча душ).

БЕСПОЩАДНАЯ
О ненасытная в гордыне И беспощадная душа! Нет в мире для тебя святыни, Нет заповедного ковша… (И. А. Бунин, Матфей прозорливый). Жестокая, беспощадная душа, которая не дает полюбить, завести друзей. Душа, принадлежащая созданию, в котором живёт злоба и тьма. Она отняла у меня всё, что я нашёл в этом мире, единственную любовь, верных боевых товарищей и, главное, надежду, что всё в конце концов будет хорошо (Сергей Новицкий, Звон мечей).

БЕСПРЕДЕЛЬНАЯ
Но есть ещё высшая степень души человека, которой он не разделяет с природою, которая ускользает из-под резца ваятеля, которую не доскажут пламенные строки стихотворца, –  та степень, где душа, гордая своею победой над природою, во всем блеске славы, смиряется пред вышнею силою, с горьким страданием жаждет перенести себя к подножию её престола и, как странник среди роскошных наслаждений чуждой земли, вздыхает по отчизне; чувство, возбуждающееся на этой степени, люди назвали невыразимым; единственный язык сего чувства –  музыка: в этой высшей сфере человеческого искусства человек забывает о бурях земного странствования; в ней, как на высоте Альпов, блещет безоблачное солнце гармонии; одни её неопределенные, безграничные звуки обнимают беспредельную душу человека; лишь они могут совокупить воедино стихии грусти и радости, разрозненные падением человека, –  лишь ими младенчествует сердце и переносит нас в первую невинную колыбель первого невинного человека (В. Ф. Одоевский, Себастиян Бах). Душа жаждет Жизни и Живого, ибо её начало –   Беспредельная Душа, которая стремится к восхождению и возвышенному (Евгений Прилуцкий, Человек в путах реальности).

БЕСПРЕДЕЛЬНО КРОТКАЯ
Смирно стоял он [Петруня] перед стариком-дедушкой в своём коротеньком рекрутском полушубке, засунув руку за пазуху и слегка понурив голову; в голубых его глазах не видно было огня строптивости или затаённого чувства ропота; напротив того, вся его любящая, беспредельно кроткая душа светилась в этом задумчивом и рассеянно блуждавшем взоре, как бы свидетельствуя о его вечной и беспрекословной готовности идти всюду, куда укажет судьба  (М. Е. Салтыков-Щедрин, Святочный рассказ).

БЕСПРЕДЕЛЬНО ОДИНОКАЯ
Мой портрет, приложенный к настоящей книге, напомнит вам, благосклонный читатель, о том загадочном свойстве художников, по которому очень часто собственные чувства, даже внешние черты они переносят на объект своего творчества. Так, с поразительным сходством передав нижнюю часть моего лица, где столь гармонически сочетаются добродушие с выражением авторитетности и спокойного достоинства, г. К., несомненно, перенёс в мои глаза свою собственную муку и даже ужас. Их остановившийся, застывший взгляд, мерцающее где-то в глубине безумие, мучительное красноречие души бездонной и беспредельно одинокой, – всё это не моё (Л. Н. Андреев, Мои записки).

БЕСПРИЮТНАЯ
Душенька бесприютная, Как на колу сорока, я, Путана-перепутана Жизнь моя одинокая (Светлана Молева, «Милые вы мои…»). И только строки ненаписанных стихов знали, что примут в свои объятья бесприютную душу. Примут такой, какая есть, и будут словами своими врачевать раны её... (Ольга Лазарева, В начале было Слово…).

БЕСПУТНАЯ 
Отелло стоял на том пути, конечной целью которого было обретение души, обретение Дездемоны. Он свою беспутную душу опутал службой чужому народу; он заковал в латы свои вены, в которых билась безрассудная чёрная кровь. Наградой за это долгое сдерживанье стихийных страстей, почти безудержных сил, была душа, была Дездемона (А. А. Блок, Тайный смысл трагедии «Отелло»).

БЕССИЛЬНАЯ
…хочет всё душа моя Во всем дойти до совершенства.  Пронзая будущего мрак,  Она бессильная страдает И в настоящем всё не так, Как бы хотелось ей, встречает (М. Ю. Лермонтов, Слава).

БЕССМЕННО-ОДИНОКАЯ
Туман ли собирается, Скрывая небосвод, Звезда ли загорается Над лоном синих вод, – Бессменно-одинокая, Душа грустит всегда, Душа душе далёкая, Как для звезды звезда (К. Д. Бальмонт, Искры).

БЕССМЕРТНАЯ
Отсутствие религии не отнимает у человека возможности быть суеверным. Тысячами примеров доказано, что человеку легче переменить, ради выгод или даже прихоти, исповедание, расстаться с верою в бессмертную душу, стать кошуном и богохульником, чем не бледнеть при виде трёх свечек на столе или сесть тринадцатым за стол (А. В. Амфитеатров, Княжна). Но, Господи, ты первенцев природы Людьми, а не рабами создавал. Завет любви, и братства, и свободы Ты в их душе бессмертной начертал, А твой завет нарушен в род и роды  (Л. А. Мей, «О Господи, пошли долготерпенье...»).  –  Египтяне  верили, что наши души  были в животных  и  опять пойдут в животных. – Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы  мы были в животных, –  сказала Наташа тем же шёпотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где-то и здесь были, и от этого все помним... – Ежели бы мы были ангелами,  так за что же мы попали ниже?  – сказал Николай. – Нет, это не может быть! – Не ниже, кто  тебе  сказал,  что ниже?... Почему  я знаю, чем я была прежде,  – с убеждением  возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна... стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила (Л. Н. Толстой, Война и мир).  ...Так  проснулся  Саша.  И  ночью  в своей холодной землянке, зверином нечистом  логове  лежал  он,  дрожа  от  холода, и думая кровавыми мыслями о непонятности  страшной судьбы своей. Нужна ли была его жертва? Кому во благо отдал  он  всю  чистоту  свою, радости юношеских лет, жизнь матери, всю свою бессмертную  душу?  Неужели все это – драгоценное и единственное, что есть у человека  –  так  никому  и не нужно, так никому и не пригодилось? Брошено в яму  вместе  с мусором нечистым, сгибло втуне, обернулось волею Неведомого в бесплодное  зло  и  бесцельные  страдания!  Нет и не будет ему прощения ни в нынешнем  дне,  ни в сонме веков грядущих (Л. Н. Андреев, Сашка Жегулёв). Разве наш Бог, Великий Весовщик Нашей Совести, мог бы сотворить такую бессмысленность, при которой людей на земле уже не будет, а их бессмертная душа, созданная именно для поддержания земной жизни, продолжает пребывать в бессмысленном бессмертии?! (Фазиль Искандер, Сандро из Чегема). Бессмертная душа никогда не может смириться с такой позицией, которая очень четко изложена главным персонажем Тургенева в романе «Отцы и дети» – Базаровым. Базаров так и говорит: «Я верю в то, что я умру, меня закопают в землю, и на могиле вырастет лопух». Лично мне от этого было как-то тоскливо (протоиерей Григорий Григорьев, Смерть как точка опоры).

БЕССОЗНАТЕЛЬНАЯ
Связь наша с миром Захаров и Шарлей Бовари или Пиквиков уходит куда-то глубоко, на самое дно бессознательной души, и, отличаясь большой прочностью, порою выжимает даже слёзы (И. Ф. Анненский, Книга отражений). Женская душа бессознательна, Много ли нужно ей? Будьте же, как буду отныне я, К женщине тихо-внимательны, И ласковей, и нежней… (З. Н. Гиппиус, Женскость).

БЕССОННАЯ
Улыбка алая уста её объемлет, Душа бессонная любовной песне внемлет И радуется ей, и безмятежный вздох Из груди вырвался и на сердце заглох (П. А. Вяземский, К графу В. А. Соллогубу). А ты, пловец, с душой бессонной От сновидений и молитв, Ушёл в круговороты битв Из мастерской уединённой. И здесь, у чуждых берегов, В молчаньи ночи одинокой Я слышу звук твоих шагов, Неуловимый и далёкий  (М. А. Волошин, Другу).

БЕССТРАСТНАЯ
– Твоею смертью Мазепа хочет заставить Наталью повиноваться себе… – И ты?.. – Огневик не мог продолжать. Бесстрастная душа его в первый раз поколебалась от ужаса и негодования (Ф. В. Булгарин, Мазепа).

БЕССТЫЖАЯ
– Прошку я давно знаю, – говорила она. – Человек он спутанный. У него небось и крови-то в теле нет, а одна водка. <…> Первая жена у него сама была брех; смертным боем дрались с утра до ночи. Да и то не стерпела – надорвалась: заморил бабу, бесстыжая душа! (А. В. Амфитеатров, Мечта).

БЕСТАЛАННАЯ
Дома он [Человек в галифе] швырнул цилиндр в угол. Разорвал зубами голубую ленту. Стащил через голову полинявшую бобочку. Затем, содрогаясь, облачился в нейлон. Холодная ткань прикасалась на сгибах к бесталанной душе его (Сергей Довлатов, Иная жизнь).

БЕСТЕЛЕСНАЯ
Ответил привратник Пётр: – Не затем я хожу выше звёзд и туч, Там, откуда земля – Как мяч, Не затем я ношу золочёный ключ, Чтоб пускать сюда всяких кляч! У нас не в ходу Ни перо, ни тушь, Ни пила, ни гвоздь, ни топор: У нас легион бестелесных душ (Дмитрий Кедрин, Баллада о Христофоре Христе и об ангорской кошке).

БЕСХИТРОСТНАЯ
– Был уговор! – оглушительно взревел Виталий. – До монахов моих её не допускать! Пусть бы на приезжающих упражнялась! Был уговор или нет? – Был, – признал доктор. – Но может быть, ваш Иона сам себя повёл с нею не по-монашески? – Брат Иона – простая, бесхитростная душа. Я сам его исповедую, все его грехи немудрящие до донышка знаю!  (Борис Акунин, Пелагия и Чёрный монах).

БЕСЧЕЛОВЕЧНАЯ
В руках распятие сжимая, В седых стенах тюрьмы сырой Спит христианка молодая, На грудь склонившись головой. Бесплодны были все старанья Её суровых палачей: Ни обещанья, ни страданья Не сокрушили веры в ней. Бесчеловечною душою Судьи на смерть осуждена, Назавтра пред иным судьею Предстанет в небесах она (С. Я. Надсон, Христианка).

БЕСЧИСЛЕННЫЕ
И грешник видел пламя океана Багрового и чёрного, а в нём В струях огня и в огневертях мрака Бесчисленные души осуждённых, Как руны рыб в провалах жгучих бездн (М. А. Волошин, Таноб).

БЕСЧУВСТВЕННАЯ
В нём не волнуют уже кровь – Младых украинок любовь И верной дружбы глас приветный; Давно он ко всему приметно Остыл бесчувственной душой, В нём веет холод гробовой: Она, как хладная могила, Его все блага поглотила... (К. Ф. Рылеев, Гайдамак). Прости! Тебе моей не быть! С твоей холодной красотою, С твоей бесчувственной душою Ты не назначена любить. Тебе безвестен нежный пламень; Один обман – твой страстный взгляд, Улыбка – нектар, сердце – камень, А поцелуи – сладкий яд! Прошла пора очарованья, Прошли в груди моей терзанья! (Н. В. Станкевич, Прости!).

БЛАГОГОВЕЙНАЯ
С благоговейною душой Приближься, путник молодой,  Любви к пустынному приюту (А. С. Пушкин, Надпись к беседке). С благоговейною душой Поэт, упавши на колены, И фимиамом и мольбой Вас призывает, о камены, В свой домик низкий и простой! (А. А. Дельвиг, Музам).

БЛАГОДАРНАЯ
В те времена добрые люди не стыдились ещё слёз своих, не прятали сердца под приветной улыбкою: были друзьями и недругами явно. Всеслав плакал вместе с Романом, и благодарная душа его как будто утешилась росою отрады (А. А. Бестужев-Марлинский, Роман и Ольга). Представим же колос от нивы янтарной, Который дороже весенних цветов! Признательность, други, души благодарной – Один из прекрасных, чистейших плодов (В. Г. Бенедиктов, К бывшим соученикам). Мой друг, душою благодарной, Хоть и безумной, может быть,  Я ложью не хочу коварной Младому сердцу говорить (А. А. Фет, Прости).

БЛАГОДАТНАЯ
Семя веры, попавшее в благодатную душу, должно возрасти в ней древом верности (Владимир Ладик, Хлебные крошки).

БЛАГОДЕТЕЛЬНАЯ
Злая женщина была Анна Федоровна; она беспрерывно нас мучила. … Батюшку поминутно бранила: говорила, что лучше других хотел быть, да худо и вышло; дескать, жену с дочерью пустил по миру, и что не нашлось бы родственницы благодетельной, христианской души, сострадательной, так ещё Бог знает пришлось бы, может быть, среди улицы с голоду сгнить. Чего-чего она не говорила! (Ф. М. Достоевский, Бедные люди).

БЛАГОЛЮБИВАЯ
Не вдруг, конечно, рассвирепела душа, некогда благолюбивая: успехи добра и зла бывают постепенны (Н. М. Карамзин, История государства Российского). Надейся, торжествуй душа благолюбива! Ты сеешь не на тёрн, но в нежные сердца! Богату жатву даст твоя богата нива (А. Ф. Мерзляков, «Демидов! – в сих стихах дерзаю пред тобой…»).   

БЛАГОПРИЛИЧНАЯ
Старый князь, чопорный, чинный, в коричневом фраке с иностранною звездою, сначала ничего не понимал; но жар, с которым говорила его племянница, как-то  подействовал на его благоприличную душу (В. Ф. Одоевский, Княжна Зизи).

БЛАГОПРИСТОЙНАЯ
Утомившись от бесплодной борьбы и не желая сердить начальника, бабушка прекратила свои райские притязания, в тайне надеясь, что появится какой-нибудь ещё более важный ангел и восстановит справедливость. Как-то неправильно получалось, что её благопристойная душа вдруг оказалась негодной для рая, и она начала вспоминать свою жизнь, чтобы лишний раз убедится в своей правоте, тем более что другого достойного занятия просто не было (Сергей  Перелыгин, Сергей, Божья благодать).

БЛАГОРОДНАЯ
– Потомок героев, как предки, свободной, Певец не унизит души благородной От почестей света и пышных даров (Н. М. Языков, Моя родина). – Царь, отпуская Палея в Белую Церковь, велел просить у себя всего, чего он желает – Палей испросил твоё помилование. – Благородная душа! – сказал Чернов. – Палей дал мне более, нежели жизнь, – он возвратил мне отечество... Никогда не забуду я его благодеяния(Ф. В. Булгарин, Мазепа). Все странности Фомы, все неблагородные его выходки дядя тотчас же приписывал его прежним страданиям, его унижению, его озлоблению… он тотчас же решил в нежной и благородной душе своей, что с страдальца нельзя и спрашивать как с обыкновенного человека; что не только надо прощать ему, но, сверх того, надо кротостью уврачевать его раны, восстановить его, примирить его с человечеством (Ф. М. Достоевский, Село Степанчиково и его обитатели). Ещё  много  часов  оставалось  до  прихода  Колесникова,  и за эти часы пережил  Саша ужаснейшее – даже самое ужасное, сказал бы он, если бы не была так  бездонно-неисчерпаема кошница человеческого страдания. Всё ещё мальчик, несмотря  на пролитую кровь и на свой грозный вид и имя, узнал он впервые то мучительнейшее   горе   благородной  души,  когда  не  понимается  чистое  и несправедливо  подозревается  благородное (Л. Н. Андреев, Сашка Жегулёв).

БЛАГОРОДНЕЙШАЯ
Корней ездил за кучера, как сам он выражался, стирал бельё и отмечал сверх того мелком под полкой все расходы и приходы барина своего, который в этом отношении был безграмотен и верил всегда Власову на слово, когда этот, пересчитав и поверив все чёрточки свои по десяткам, приходил докладывать, что деньги все и расход верен. И в самом деле, Корней Горюнов был в одно и то же время честнейший человек, благороднейшая душа и плут и мошенник. Он скорее готов был прибавить свою гривну, если никем не поверяемый меловой счёт под полочкой у него не сходился, чем утаить грош у барина своего; но обмануть постороннего человека, обсчитать торговку, даже стащить что-нибудь на стороне при какой-нибудь крайней нужде –  этого он вовсе не считал за грех, не называл воровством (В. И. Даль, Бедовик).

БЛАГОСКЛОННАЯ
Сострадательный тот муж и истинно милосердный, как только увидел обнажённую честную плоть его, до крайности изнуренную временем и постом, был совершенно поражён и, почувствовав душевное страдание, не дерзнул ни подступить ближе, ни дотронуться вообще до неё, а тем менее бить руками или бичами. Поэтому, надумав в себе некоторую хитрость, чтобы показаться исполнившим приказ императора и обмануть присутствующих, как будто бил святого, он, взяв овечью кожу и положив её на плечи мужа, по ней как мог наносит удары, предварительно устроив так, чтобы остаться с ним наедине, как он говорил, ради почтения к этому мужу и изнурения его тела. А чтобы показать и капли крови от ран, сам он (о, благосклонная душа!), проколов железным остриём, окровавливает свою руку, обмазывает истекающей из неё кровью бич и, выйдя в таком виде, показывает, как бич побагровел от крови; сам же тяжело дышал и притворялся утомлённым. Получив благословение от преподобного и напутствованный его молитвами, этот боголюбец отправился в путь, удостоенный таким образом дивной награды за прекрасное дело (преподобный Феодор Студит, Нравственно-аскетические творения). Ни у домашнего, простого камелька, Ни в шуме светских фраз и суеты салонной Нам не забыть его, седого старика,С улыбкой едкою, с душою благосклонной! (А. Н. Апухтин, Памяти Ф. И. Тютчева).

БЛАГОТВОРНАЯ
Мать моя по характеру была точною противоположностью нашего отца. Молодая женщина с сердцем доверчивым, любящим, с умом живым и деятельным, она всему сообщала характер своей непорочности, во всех видела отражение собственной доброты; весь мир казался ей светлым и прекрасным, как душа её. Под лучами этой теплой благотворной души развивались мои чувства и зрел ум, под её влиянием протекла вся жизнь моя (Е. А. Ган, Суд света).

БЛАГОТВОРЯЩАЯ
Не слишком любишь маскарады, А в клуб не ступишь и ногой;  Храня обычаи, обряды, Не донкишотствуешь собой; Коня парнасска не седлаешь, К духам в собранье не въезжаешь, Не ходишь с трона на Восток, – Но кротости ходя стезёю, Благотворящею душою Полезных дней проводишь ток (Г. Р. Державин, Фелица).

БЛАГОЧЕСТИВАЯ 
Благочестивая, смиренная душа Карала чистых муз, спасая Бантыша, И помогал ему Магницкой благородный, Муж твёрдый в правилах, душою превосходный, И даже бедный мой Кавелин-дурачок, Креститель Галича, [Магницкого] дьячок (А. С. Пушкин, Второе послание к цензору). - Кто, я-то? homo sum, ergo… напишу так, что иная благочестивая душа прольёт слезы умиления. Приступ: взгляд на пороки вообще, на пьянство в частности. Деление: первое, пьянство низводит человека на степень бессловесных животных; второе, пьяница есть мучитель и стыд своей семьи, третье, вредный член общества, и, наконец, четвертое, пьяница есть самоубийца… Что, брат, ты думаешь, мы сробеем? (И. С. Никитин, Дневник семинариста).  Но если евреи и не-евреи во всем этом равны и потому равно достойны сожаления, то не достойно ли внимания и удивления, что столь очевидное сходство и равенство явлений пользуется совершенно различною оценкою? Справедливость, которою укрепляются царства и народы и торжества которой жаждет каждая благочестивая душа, здесь вдруг утрачивает свою светлость и уступает место несправедливости. Слепое кичение еврейского невежды в законе вменяется в вину всему еврейскому племени, а то же самое в соответственном человеке христианской веры даже не ставится в счёт. О таковом со всяким снисхождением и теплотою говорят, что он тверд в вере (Н. С. Лесков, Еврей в России: несколько замечаний по еврейскому вопросу). Вера в бытие Божие тесно связана с верой в бытие собственной души, как части мира духовного. Душе благочестивой бытие Божие так же очевидно, как собственное бытие, потому что с каждой мыслью доброй или недоброй, желанием, намерением, словом или делом происходят соответствующие перемены в сердце –  спокойствие или беспокойство, радости или скорби –  и это вследствие действия на неё Бога духов и всякой плоти, Который отражается в благочестивой душе, как солнце в капле воды; чем чище эта капля, тем лучше, яснее отражение, чем мутнее, тем тусклее, так что в состоянии крайней нечистоты, черноты души отражение прекращается, и душа остается в состоянии мрака духовного, в состоянии бесчувственности; человек имеет очи и не видит, имеет уши и не слышит (праведный Иоанн Кронштадтский, Моя жизнь во Христе).

БЛАЖЕННАЯ 
Как луч последний солнца ясна Блистает, тонет в океан, – Подобно в неизмерны бездны, От мира тленного спеша, Летит сквозь мириады звездны Блаженная твоя душа (Г. Р. Державин, Урна). – Удостой, матушка, снизойди к просьбе моей, – ответь: чем ты мне грозила? Каким ещё позором должен быть отравлен конец моей жизни? Скажи, блаженная душа! Спасением твоим заклинаю: скажи! (А. В. Амфитеатров, Княжна). Видок печальный, дух изгнанья, Коптел над «Северной пчелой», И лучших дней воспоминанья Пред ним теснилися толпой, Когда он слыл в всеобщем мненье Учеником Карамзина И в том не ведала сомненья Его блаженная душа  (А. Н. Апухтин, «Видок печальный, дух изгнанья …»).

БЛАЖЕННО-ХМЕЛЬНАЯ
Я долго сидел без картуза на ступеньках крыльца, освежая свою слегка кружащуюся голову воздухом октябрьской ночи, слушая в ночной тишине то колотушку, ловко, на плясовой лад что-то выделывающую где-то вдали, вдоль пустынной улицы, то мирный хруст жующих под навесами лошадей, прерываемый иногда их короткой дракой и злым визгом, и всё что-то обдумывая, решая своей блаженно-хмельной душой... (И. А. Бунин, Жизнь Арсеньева).

БЛАЖНАЯ
Не гляди ты так спесиво, Ты не слушай так слегка: Знаю я, как молчаливо Дума точит смельчака; Как просиживает ночи Он, угрюм, неизлечим; Как напрасно блещут очи  Всех красавиц перед ним. Средь веселий залы шумной, В тишине лесной глуши Знаю бред его безумный, Грусть блажной его души (К. К. Павлова, Старуха).

БЛЕДНАЯ
Моя душа оазис голубой, Средь бледных душ других людей, бессильных. Роскошный сон ниспослан мне судьбой, Среди пустынь, томительных и пыльных (К. Д. Бальмонт, Моя душа).

БЛИЗКАЯ
В долгие ночи, как вежды на сон не сомкнуты, Чудные душу порой посещают минуты. Дух окрылён, никакая не мучит утрата, В дальней звезде отгадал бы отбывшего брата! Близкой души предо мной все ясны изгибы: Видишь, как были, – и видишь, как быть мы могли бы! (А. А. Фет, «В долгие ночи, как вежды на сон не сомкнуты…»). Вот бывает так, хоть и редко, что отыщут друг друга в этом огромном мире две очень похожих и близких души, горячо потянутся друг к другу, и дружбу их, словно редкостный в мире сплав ни разрушить, ни разбить невозможно (Эдуард Асадов, Иван Семенович Стрельбицкий).

БЛИЗОРУКАЯ
Когда все устали хлопать и овация сама  собой начала убывать,  академик поднял  руку  и, усмирив страсти, сказал ответную, победоносную речь. Он был весел, красноречив, а воображаемым вейсманистам-морганистам  он даже  поддал ногой под  зад, чтоб они  катились  ко  всем  чертям. Потом он подозвал Женю Бабич  и,  передав ей ветку,  велел  пройти  по залу  и показать трофей всем желающим. Чтобы могли потрогать. –  Есть  же  близорукие,  детка.  Есть!  У  кого  глаза, у  кого  душа близорукая.  Пусть  все посмотрят.  Только  осторожненько.  Ты  ж понимаешь, милая, что это за вещь (Владимир Дудинцев, Белые одежды).

БЛУЖДАЮЩАЯ
Прости, мой друг! не знай желаний Моей блуждающей души! Довольно творческих страданий, Чтоб не заплесневеть в глуши (Я. П. Полонский, А. Н. Майкову).

БОГАТА УСЕРДИЕМ
Усердием душа твоя богата, Хоть дремлет ум, объят глубокой тьмой;  Но верность, честь, все доблести солдата  Тебе внушит отныне долг святой (К. Р. [Константин Романов], Новобранцу).

БОГАТАЯ
Когда мне не на чем остановить вниманье, Я им, как нищими подаянье, Улыбку, взгляд кидаю мой – Из милости, из состраданья. Тебе ль равняться с их судьбой? Рождённому для дум им жизни не бесплодной, Тебе ли принимать богатою душой Убогие дары от женщины холодной?  (В. Г. Бенедиктов, Лестный отказ). Покончи разом всё: бери лопату в руки, Могилу вырой мне, столкни меня туда... Не хочешь? – Так уйди! Душа ещё богата Воспоминанием... надеждами полна, И, если дань тебе нужна, Пожалуй, уноси с собою без возврата Здоровье, крепость сил, румянец прежних дней, Но веру в жизнь оставь, оставь мне увлеченье, Дай мне пожить хотя ещё мгновенье В святых обманах юности моей! (А. Н. Апухтин, Старость). Не повторяй – (душа твоя богата) – Того, что было сказано когда-то,  Но, может быть, поэзия сама – Одна великолепная цитата (А. А. Ахматова, «Не повторяй – (душа твоя богата)...»). Велика сила русской женщины, и безмерны её терпение и вера в жизнь, если она сохранила и пронесла через рабство и бесконечные страдания свою живую и богатую душу!.. Такие женщины воплощены народной фантазией в образе Девицы-Поляницы и Василисы Премудрой (Фёдор Гладков, Повесть о детстве).

БОГАТЫРСКАЯ
– В моих жилах льётся пламя, а чтоб согреть, смягчить душу богатырскую, расплавить в роскоши тело, вмещающее в себе сердце мужественное, нужно пламя адское, а не молочная теплота! (Ф. В. Булгарин, Мазепа).

БОГОПОДОБНАЯ
Вдохновенные взоры мудреца остановились неподвижно: перед ними стояла Алкиноя незаметно вошедшая в продолжение их беседы. Опершись на истукан, она вся, казалось, превратилась в безмолвное внимание, и на прекрасном челе её прорывались гордые движения богоподобной души (Н. В. Гоголь,  Женщина).

БОДРАЯ
Но ни жизни, полной юной силы, Ни даров земных ему не жаль, Не страшит его порог могилы; Отчего ж гнетёт его печаль? Отчего заныла грудь тоскою? Отчего смутилось сердце в нём? Иль ослаб он бодрою душою Пред мучительным концом? (К. Р. [Константин Романов], Строфы). Не гордых сил привольная игра – За огонёк востепленный тревога В себе и в милом ближнем – столь убога Жизнь и любовь. Но всё душа бодра, Согрето тело пламенем крылатым, Руном одето мягким и косматым, В зверином лике весел человек, – Скользит на лыжах, правит бег олений (Вячеслав Иванов, «Когда б лучами, не речами...»). – Что Слово, оно здесь бессильно, коли не можешь саму жизнь переменить. Слово лечит и мучает лишь трезвую, бодрую душу, а тут она спит, пребывая во спокое (Владимир Личутин, Любостай).

БОЖЕСТВЕННАЯ
Вдруг началось в церкви пение столь приятное, что я забыл смотреть, слушал и пленялся во глубине души моей. Прекрасные мальчики, в белом платье, пели хором: они казались мне ангелами! Что может быть прелестнее гармонии человеческих голосов? Это непосредственный орган божественной души! (Н. М. Карамзин, Письма русского путешественника). Он станет толковать, что должно ощутить; В простом не видя совершенства, Он не привык прекрасное ценить, Как тот, кто в грудь втеснить желал бы всю природу, Кто силится купить страданием своим И гордою победой над земным Божественной души безбрежную свободу (М. Ю. Лермонтов, «Унылый колокола звон...»). Есть область, где какой-нибудь Аким даже затешется и в толпу недовольных и упорствующих. Аким, присягай. – Не буду... Аким, бери ружье... – Не возьму. Аким, неси причащать ребенка... – С какой стати? Положим ещё, что все эти «нет» не так уж трудно согласовать с учением о непротивлении. Но можно ли утверждать, что они, эти «нет», все принадлежат свободной, божественной душе Акима, что здесь не подмешалось чего-то внешнего, какого-то... боюсь сказать – авторитета? Тут замешалась одна книга. Книга эта называется Евангелием, хотя Толстому и следовало бы для своей книги переменить это название (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

БОЖЬЯ
– И изранил же его пёс этот, что на князя-батюшку налетел было. Насилу его Панкратьевна с княжной Евпраксией выходили, – говорил посланный. – С княжной Евпраксией? – разинули от удивления рты слушатели. – Вестимо с княжной – нашим ангелом! Уж её взять на то, чтобы о несчастном сердечком поболеть, золотая ведь она у нас и душой, и красой девичьей... – Это что говорить, вся в покойницу, тоже была Божья душа, обо всех сердцем болела, последнего холопа от смерти выхаживала... (Н. Э. Гейнце, Малюта Скуратов).

БОЛЕЗНЕННАЯ
Что, Нина бедная, с тобой? Какое чувство овладело Твоей болезненной душой? Что оживить её умело, Ужель надежда? (Е. А. Баратынский, Бал). Как бы подглядывая чей-то вечно Теряющийся шаг, глядел он На всё далекое и близкое, как будто Боялся проглядеть или проспать Неведомое им в природе чудо Или виденье... Сам не понимал он, Что иногда таилось у него В душе болезненной, готовой верить И в красоту, и в Бога, и в природу, И в демона (Я. П. Полонский, Мечтатель). [Я] счастлив, ежели хоть слово, Хоть звук, обдуманный в тиши, Встаёт и живо, и здорово Со дна болезненной души (В. Г. Бенедиктов, Н. Б. Вележеву).

БОЛЕЗНЕННО-ВОСПРИИМЧИВАЯ
Всенощная произвела на меня глубокое впечатление: тёмные, траурные ризы священнослужителей, тихо мерцающие свечи и протяжно-заунывное великопостное пение – всё это не могло не запечатлеться в чуткой, болезненно-восприимчивой душе (Чарская Л. А, Записки институтки).

БОЛЕЗНЕННО-ГРЕХОВНАЯ
Не знаю я, коснётся ль благодать Моей души болезненно-греховной, Удастся ль ей воскреснуть и восстать, Пройдёт ли обморок духовный? (Ф. И. Тютчев, «Не знаю я, коснется ль благодать...»).

БОЛЕЗНЕННО-ПУГЛИВАЯ 
Не верь толпе – пустой и лживой, Забудь сомнения свои, В душе болезненно-пугливой Гнетущей мысли не таи! (Н. А. Некрасов, «Когда из мрака заблужденья...»).

БОЛЕЗНЕННО-ЧУВСТВИТЕЛЬНАЯ 
Эти соловьи – они словно целители для уставшей, болезненно-чувствительной души. Они дарят ощущение покоя. Ощущение единства с природой (Айна Будник, Ночные гости).

БОЛЕЗНЕННО-ЧУТКАЯ
Я рос одиноко... я рос позабытым, Пугливым ребёнком, – угрюмый, больной, С умом, не по-детски печалью развитым, И с чуткой, болезненно-чуткой душой... (С. Я. Надсон, Мать).

БОЛОТНАЯ
В жизни каждой самой болотной души бывает возраст, когда эта душа преображается, – у неё вырастают крылья. Если окружающие обстоятельства благоприятствуют, то её смутные, неопределенные порывы оформливаются в стремление к ясным идеалам. И человек идёт за них на борьбу, на гибель и не может понять, как можно жить, не ища в жизни смысла, не имея всезахватывающей жизненной задачи? (В. В. Вересаев, На повороте).

БОЛЬНАЯ
Пускай с души больной, борьбою утомленной, Без грохота спадет тоскливой жизни цепь, И пусть очнусь вдали, где к речке безыменной От голубых холмов бежит немая степь, Где с дикой яблонью убором спорит слива, Где тучка чуть ползет, воздушна и светла, Где дремлет над водой поникнувшая ива И вечером, жужжа, к улью летит пчела (А. А. Фет, «О нет, не стану звать утраченную радость…»). Нет, верьте: не лгала душа моя больная, Я оставляю  здесь правдивый мой дневник, И, может быть, хотя мой грех велик, Меня  простите вы, его читая (А. Н. Апухтин, В тот же день вечером). Спастись, в высшем значении этого слова, значит поднять упавший дух, излечить больную душу, возвратить ей свободу мысли, совести, любви (Л. Н. Толстой, Закон насилия и закон любви). – Сколько видел я таких людей! – с гневом и ужасом вскричал Ежов. Сколько развелось этих мелочных лавочек! В них найдёшь и коленкор для саванов и дёготь, леденцы и буру для истребления тараканов, – но не отыщешь ничего свежего, горячего, ничего здорового! К ним приходишь с больной душой, истомлённый одиночеством, – приходишь с жаждой услышать что-нибудь живое... Они предлагают тебе какую-то тёплую жвачку, пережёванные ими книжные мысли, прокисшие от старости... И всегда эти сухие и жесткие мысли настолько мизерны, что для выражения их потребно огромное количество звонких и пустых слов (Максим Горький, Фома Гордеев).

БОЛЬШАЯ
Не зная причины ссоры, я инстинктивно почувствовал, что вся вина на её стороне, и, вспоминая последний умоляющий взгляд профессора, с жалостью говорил себе: «Какой деликатный, мягкий человек!.. Какая большая душа!..» Впрочем, эта первая сцена казалась мне случайной (М. П. Арцыбашев, Рассказ об одной пощечине). Молчал он [сын] и думал – какая большая, Какая святая душа у неё [матери]! – «Сидишь ты со мною, меня утешая, А кто же утешит тебя самое? Кто ношу с тебя непомерную снимет, Кто высушит слезы на скорбном челе?.. (Михаил Исаковский, Сказка о Правде).


БОЛЬШАЯ-БОЛЬШАЯ. См. Испуганная душа.

БОЛЯЩАЯ
День – сей блистательный покров, День – земнородных оживленье, Души болящей исцеленье, Друг человеков и богов! (Ф. И. Тютчев, День и ночь).

БОСАЯ
Дуэль не состоялась иль перенесена. А в 33 – распяли, но не сильно. А в 37 – не кровь, да что там кровь, и седина Испачкала виски не так обильно. Слабо стреляться. В пятки, мол, давно ушла душа. Терпенье, психопаты и кликуши. Поэты ходят пятками по лезвию ножа И режут в кровь свои босые души (Владимир Высоцкий, К поэтам).
 
БОСОНОГАЯ
Тонкая ниточка тянется вверх в поднебесье,  Будто бы леска – нанизывать камушки слов. Как удержать босоногую душу на месте, Чтоб не изрезала пятки о кромки стихов? (Марина Далимаева, Тянется ниточка..).

БОЯЗЛИВАЯ
Сколько б на нивах бесплодных твоих Даром не сгинуло сил молодых, Сколько бы ранней тоски и печали Вечные бури твои не нагнали. На боязливую душу мою – Я побеждён пред тобою стою! (Н. А. Некрасов, Саша).

БРАЖНАЯ 
Дело почивших и сущих Сердцем тревожным приемлю: Зовы столетий грядущих, Кровью омытую землю; Бражную душу под схимой... (Игорь Григорьев, Душа).

БРАННАЯ 
Он был гигант величиной,  Душа в нём бранная была: Рад вызвать к битве хоть вола (Н. М. Языков, Валдайский узник).

БРАТСКАЯ
Созданье милое! мне грустно за тебя: Несу я крест один с тобою. Душою братскою страдая и любя, Молю, своей мучительной тоскою, Мой ангел, поделись со мною! Я знаю, – ты моих страданий не поймёшь; Но я пойму тебя для большего страданья... Ты, не поняв, меня слезами обольёшь,– Но я пойму тебя без слёз и без рыданья (Н. Ф. Щербина, «Созданье милое! Мне грустно за тебя...»).

БРИЛЛИАНТОВАЯ (брильянтовая)
Я просто плавлюсь от счастья! И не важно, кто этот человек – актер или трубочист, не важно, что вокруг этой бриллиантовой души успело нарасти – шипы или кровоточащая плоть, броня или грязь. Мне даже и не нужно больше ничего – просто находится рядом, смотреть, слушать, осознавать (Светлана Пугачёва, Одна ночь из его жизни). – Муж, Николай Прокофьевич. Чудо какой заботливый. И руки золотые, и душа брильянтовая. Нет, я из женщин счастливая (Ирина Грекова, Перелом).
 
БРОДЯЖЬЯ. См. Простодушная душа.

БРОДЯЧАЯ
Далеко ли вроде бы от Рязанщины, но это уже иная земля, иная вселенная. Всё в природе прорисовано куда тоньше и резче рукой твёрдой и чуткой: это не размытая среднерусская акварель, здесь само пространство не отпугивает, но завлекает в неумолимое гигантское чрево, как в серебристую трубу, из глубины которой зазывает кто-то тонким звенящим голосом. Это и есть обман, чары, кудесы для неспокойной бродячей души (Владимир Личутин, Любостай).

БУЙНАЯ
 Сердца, рожденные в твоих [Греции] долинах, буйные души, кои могли бы весть твоих сынов к великим подвигам, теперь пресмыкаются от колыбели до могилы... (М. Ю. Лермонтов,  The Giaour [(англ. – Гяур)].

БУЙСТВЕННАЯ
Господь берёт, что дал, – свой дар заимобразный! Лишь буйственной душе, пороком безобразной, Прилично сильного за то одно судить, Что бренность вечностью для ней не может быть, Что он с бессмертием нам не дал бед бессмертных (А. Ф. Мерзляков, К друзьям).

БУЛАТНАЯ
Заре не улыбался камень; Так и сердец небесный пламень Толпе бездушной и пустой Всегда был тайной непонятной. Встречай её с душой булатной И не страшись от слабых рук Ни сильных ран, ни тяжких мук (Д. В. Веневитинов, Послание к Рожалину).

БУМАЖНАЯ 
Артамонов пожевал тонкими губами, потер высокий костистый лоб худыми длинными пальцами, привыкшими держать карандаш и никогда, как вдруг показалось Скобелеву, не сжимавшими эфеса сабли. Тихим голосом пригласив гостей садиться, сказал, что вынужден ненадолго покинуть их по делу, и тут же вышел. – Бумажная душа, – проворчал Скобелев. – Эта бумажная душа, Михаил Дмитриевич, два года лазала по Европейской Турции, где и произвела глазомерную съёмку местности на протяжении двух тысяч верст (Борис Васильев, Были и небыли). Душонка. Всю-то зимушку нас этот госсорт, чтоб им лихо было, за нос водил, всю зимушку гадали над нашим зерном бумажные душонки –  то ли можно сеять, то ли нет… Сказали б загодя –  нет, а то теперь выезжать пора, а они –  всхожесть низка, не разрешаем! Да провалиться им!… Семена-то есть, выделил нам райисполком, хорошие семена, так их достать надобно со станции. Выручи, Феденька, оговори у начальства разрешение один трактор послать на станцию. Два выезда сделаете и спасёте колхоз (Владимир Тендряков, Не ко двору).

БУНТУЮЩАЯ
Ах, как тоскует по милой природе моя бунтующая душа! Но больше всего злюсь на Большого Джона, решившего уехать через несколько дней в Америку. Его затея мне кажется нелепой, почти смешной. Я эгоистка и не хочу терять друга из-за каких-то идей  (Л. А. Чарская, На всю жизнь). Приемлю всё. Как есть всё принимаю. Готов идти по выбитым следам. Отдам всю душу октябрю и маю, Но только лиры милой не отдам. Я не отдам её в чужие руки, Ни матери, ни другу, ни жене. Лишь только мне она свои вверяла звуки И песни нежные лишь только пела мне. Цветите, юные!  И здоровейте телом! У вас иная жизнь, у вас другой напев. А я пойду один к неведомым пределам, Душой бунтующей навеки присмирев (Сергей Есенин, Русь советская).
 
БУРНАЯ
Дневной свой подвиг соверша, Земля почила после боя; Но бурная твоя душа Одна не ведает покоя (П. А. Вяземский, «Опять я слышу этот шум...»). – Иван выше смотрит. Иван и на тысячи не польстится. Иван не денег, не спокойствия ищет. Он мучения может быть ищет. – Это ещё что за сон? Ах вы... дворяне! – Эх, Миша, душа его бурная. Ум его в плену. В нём мысль великая и неразрешённая. Он из тех, которым не надобно миллионов, а надобно мысль разрешить (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

БУШУЮЩАЯ
Осилив злобный гнев и леших, и бесов, Грицько стоит и ждёт с бушующей душою, Чтоб папоротник вдруг в немой глуши лесов Таинственно зацвел волшебною звездою (П. Д. Бутурлин, Огненный цветок).

 

ВАРВАРСКАЯ
И вы на нас грозой хотите? И вы, и вы кинжал острите Отцу на старческую грудь! Накажет Бог когда-нибудь! Припомните, что прежде были. Притом не вы ль мне говорили: «Я б мог давно-но не хочу; Нет, я и извергу не мщу, Нет, я не с варварской душою, – За зло плачу я добротою» (А. В. Кольцов, Послание Н… П…).

ВДОХНОВЕННАЯ
Камердинер бесстрастно взглянул в небеса, где распускались фиолетовые хризантемы, и сделал пометку в телефоне. – Вот это всем должно понравиться, – пробормотал он. – Особенно Татьяне Вадимовне. Вдохновенная душа!  (Елена Михалкова, Бумажный занавес, стеклянная корона).

ВЕЛИКАЯ
Семейственные огорчения и некоторое тайное беспокойство души – было к тому важнейшим побуждением. Но сие беспокойство, сие тусклое желание чего-то нового и лучшего, сия предприимчивость, удивительная в столь нежном возрасте, не означали ли великую душу и нечто необыкновенное? (К. Н. Батюшков, О характере Ломоносова). В этом полумертвом теле Ещё жила великая душа:  Превозмогая боль, едва дыша, К лицу приблизив компас еле-еле, Он проверял по стрелке свой маршрут И гнал вперед свой поезд погребальный… (Н. А. Заболоцкий, Седов). Грядущие люди! / Кто вы? / Вот – я, / весь / боль и ушиб. Вам завещаю я сад фруктовый / моей великой души (В. В. Маяковский, Ко всему). Соль земли, не верящей в покой, Сердце, отстрадавшее, большое… Господи, призри и успокой Этот рай с великою душою! (Валентина Поликанина, Грузинский дневник).

ВЕРНАЯ
Так безмятежна ты в тиши Растёшь, цветёшь красой небесной, Но, милый друг, мой друг прелестный, Я ль, с верной, пламенной душой, Путь жизни разделю с тобой?.. (А. В. Кольцов, Цветок). Не знаю, жить мне много или мало, Иду я к свету иль во мрак ночной, – Душа тебе быть верной не устала, Тебе, тебе одной! (В. Я. Брюсов, Поэт – музе).

ВЕРОЛОМНАЯ
 И если памятью преступной Ты изменишь, беда с тех пор! Я тайно облекусь в укор; К душе прилипну вероломной, В ней пищу мщения найду, И будет сердцу грустно, томно, А я, как червь, не отпаду (Д. В. Веневитинов, Завещание).

ВЕРТУЧАЯ
– Добре! Стой! – распорядился Иван Черноярец. – Так и есть – окружают, собаки: огни в воду пометали. Сучья порода… Ну-ка, кто? – до батьки! Отрезают с моря, мол. К воеводе я сам отправлюсь. Ах, вертучая душа: медом не корми, дай обмануть (Василий Шукшин, Я пришёл дать вам волю).

ВЕРУЮЩАЯ
В его стихах  «На  смерть  Жуковского»  мы  видим,  как  высоко ценит поэт цельный гармонический строй верующей души, побеждающий внутреннее раздвоение (И. С. Аксаков, Фёдор Иванович Тютчев).

ВЕСЕННЕ-ТРЕПЕТНАЯ
«В Хороссане есть такие двери, Где обсыпан розами порог. Там живёт задумчивая пери. В Хороссане есть такие двери, Но открыть те двери я не мог». Что же это: правда или небыль? Где-то в давних, призрачных годах: Пальмы, рыба, сулугуни с хлебом, Грохот волн в упругий бубен неба И Батуми в солнечных лучах... И вот здесь-то в утренней тиши Встретились Армения с Россией – Чёрные глаза и голубые, Две весенне-трепетных души (Эдуард Асадов, Шаганэ).

ВЕСЕННЯЯ
– Один из разделов моей книги так и будет называться: «Им не дано… постичь!», – поведал Штубер. – Даже на  фронте мы стараемся говорить, как все смертные. В то время как война не терпит этого. Война – есть таинство воли Божьей. Это священнодействие белых и чёрных сил. Колоссальный психологический эксперимент Высшего Разума, в результате которого осуществляется отбор в Высшие Посвящённые. Вот почему она заслуживает того, чтобы на её полях мы не говорили, но изрекали. Как сеятель, стоящий посреди раскрывшей ему весеннюю душу нивы. Как жнец, растворяющийся в благодарности перед Господом за плоды своего труда (Богдан Сушинский, Восточный вал).

ВЕСЁЛАЯ
Сначала новый путь пленяет новизной, Приятны нам картины юной жизни, И мы плывём с весёлою душой В родимый край отчизны! Но длится жизни путь; наш кормчий уж устал, Склонясь на руль, беспечно засыпает; И жизни цвет в мечтах неясно исчезает (П. П. Ершов, Семейство роз).    Я доброго всем им Желаю пути; В родные деревни Скорее прийти, Омыть с себя копоть И пот трудовой И встретить Святую С весёлой душой... (Н. А. Некрасов, Накануне светлого праздника). Вдруг незнакомая старушка рядом с Вихровым заволновалась, забормотала что-то вроде «ласковый ты мой, касатик родимый, весёлая душа...», зажимая рот краем шерстяного платка; шестеро её спутников, тоже неизвестные Вихрову, задвигались, загудели... (Л. М. Леонов, Русский лес).

ВЕТРЕНАЯ
…Лишь ветрена душа твоя. (М. Ю. Лермонтов, К Н. И.….. / Вариант стихотворения). Они с братом уехали из Лондона, когда им было по восемнадцать, отправились в университет, и их не очень волновал город. Тем более, что пока они учились в школе, осматривать окрестности возможности тоже не было. И только много позже, когда они вновь жили в Лондоне, Фредерик получил шанс узнать этот город – и полюбить. В этом отношении Винсент хорошо его понимал. Хотя ветреная душа того постоянно стремилась к путешествиям, Фредерик знал, что брат любит возвращаться в их город. В их дом (Дарья Крупкина, Шрамы, что мы выбираем).
 
ВЕЧЕРЕЮЩАЯ
Дыханием живящей бури Дохни в удушливой глуши, На вечереющей лазури, Для вечереющей души (А. А. Блок, «Полна усталого томленья…»).

ВЕЧЕРНЯЯ
Когда пред часом сердце наго В кровавой смуте бытия,  Прими тревогу дня, как благо,  Вечерняя душа моя (Ю. К. Балтрушайтис, Заповедь скорби).

ВЕЧНАЯ
Я знаю – вечная душа, Одною мыслию дыша, Меняя формы, всё живёт, Из века в век она идёт Всё лучше, лучше и с тобой В одно сольётся, Боже мой! (Н. П. Огарёв. «Среди могил я в час ночной...»). «Князь Андрей  любил жену,  она умерла, ему  мало  этого,  он хочет связать  свое счастие с другой  женщиной.  Отец не хочет  этого,  потому что желает для Андрея более знатного и богатого супружества. И все они борются и страдают,  и  мучают,  и портят свою душу, свою вечную душу,  для достижения благ,  которым срок есть  мгновенье» (Л. Н. Толстой, Война и мир). В море одна лишь волна – быстротечная. В небе одна лишь звезда – бесконечная. В мире одна лишь душа – вечная (А. А. Блок, «В море одна лишь волна – быстротечная …»). Логика говорила: «Ты умрёшь, тебя закопают в землю, и на могиле вырастет лопух». А душа говорила: «Нет, это нелепость, это бессмыслица! Не может человек, обладая вечной душой, исчезнуть из этого мира» (протоиерей Григорий Григорьев, Смерть как точка опоры).

ВЕЧНО ЖАЖДУЩАЯ
Пушкин – это возрожденье Русской Музы, – воплощенье Наших трезвых дум и чувств, Это – незапечатленный Ключ поэзии, священный В светлой области искусств. Это – слезы умиленья. Это – смутное влеченье Вечно жаждущей души... (Я. П. Полонский, А. С. Пушкин).

ВЕЧНО МЯТУЩАЯСЯ
Эта чрезмерная одарённость, красочность и вечно мятущаяся душа мешали ему в жизни (Андрей Седых, Далекие, близкие).

ВЕЧНО НЕСЫТАЯ. См. Дрожащая душа.

ВЕЧНО-ЮНАЯ
Я стремлюсь вечно-юной душою И всем сердцем к твоей красоте: В ней сказалася жизнь предо мною В безграничной своей полноте (Н. Ф. Щербина, Красавице).

ВЕЩАЯ
О вещая душа моя! О, сердце, полное тревоги, O, как ты бьёшься на пороге Как бы двойного бытия (Ф. И. Тютчев, «О вещая душа моя!..»).
 
ВЗБУДОРАЖЕННАЯ
Писемский – враг всякого мелодраматического багажа трагедии, в том числе и монологов, этой излюбленной Шекспиром формы лунатизма. У него нет и объективированных галлюцинационных сцен Гауптмана и Метерлинка, где бы перед зрителем образно вставал и звучал чадный мир взбудораженной человеческой души (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

ВЗБУНТОВАВШАЯСЯ
Примирение взбунтовавшейся души с судьбой скрепляется и своеобразной тризной: погибает в петле самый слабый, самый доверчивый и самый бестолковый из бывших людей – Актёр (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

ВЗВОЛНОВАННАЯ
 Когда душа изнемогала В борьбе с болезнью роковой, Ты посетить, мой друг, желала Уединенный угол мой. Твой голос нежный, взор волшебный Хотел страдальца оживить, Хотела ты покой целебный В взволнованную душу влить (К. Ф. Рылеев, К N. N.). Тебе я некогда вверял Души взволнованной мечты; Я беден был – ты это знал – И бедняка не кинул ты. Ты примирил меня с судьбой, С мятежной властию страстей; Тобой, единственно тобой, Я стал, чем был с давнишних дней (М. Ю. Лермонтов, Посвящение). Мне были дороги мгновенья, Когда, вдали людей, в таинственной тиши, Ты доверял мне впечатленья Своей взволнованной души (В. Г. Бенедиктов, А. Б…ну). Старалась и она заснуть в ночной тиши, Но сон, упрямый сон бежал всё время мимо: Со дна глубокого взволнованной души Воспоминания рвались неудержимо (А. Н. Апухтин, С курьерским поездом).

ВЗРОСЛАЯ
Чем взрослее и опытнее становилась душа, проживая как годы целые дни, тем больше он [Колюня] убеждался, что дачный покой и восторг не были постоянными и абсолютными, но время от времени омрачались, и всюду его подстерегали опасности (Алексей Варламов, Купавна).

ВЗЫСКИВАЮЩАЯ
А молодая грудь всё-таки не могла разучиться трепетать, а сердце всё-таки не могло отречься от бытия и любви, и взыскивающая, нетерпеливая душа была готова обнять облако и призрак вместо небожительницы! (К. К. Павлова, Двойная жизнь).

ВИНОВАТАЯ
Пётр Данилыч кряхтит, крестится: «Святый апостол Прохоре! Не дай загинуть! « Но скрип полозьев говорит: «Прощай, отец... Про-ща-а-й...» С такими гнетущими мыслями, в которых,  как  в  море  щепка,  хлюпалась виноватая душа его, он свершил весь путь... (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ВИНОВНАЯ
Слишком виновную душу, и особенно если она сама уже слишком чувствует свою виновность и много уже вынесла из-за того муки, не надо слишком явно и поспешно укорять в её виновности, ибо можно достигнуть обратного впечатления, и особенно в том случае, если раскаяние и без того уже в душе её. Тут человек, от которого она зависит, поднявшийся над ней в высшем ореоле судьи, имеет как бы нечто в её глазах беспощадное, слишком уже самовластно вторгающееся в её душу и сурово отталкивающее её раскаяние и возродившиеся в ней добрые чувства: «Не отдых, не еда, не питьё нужны такой, как ты, а вот садись и слушай, как надо жить» (Ф. М. Достоевский, Дневник писателя).

ВЛАЖНАЯ
Я пробегаю жадным взглядом Вестей горючих письмена,  Чтоб душу, влажную от сна, С утра ожечь ползучим ядом (М. А. Волошин, Газеты).

ВЛАСТНАЯ
Но любовь удержать разве властна душа, Как добычу орёл в сильных лапах? Нет, цветам, благовоньем весенним дыша, Не сдержать упоительный запах! (К. Р. [Константин Романов], «Говорят мне: «Собою владеть ты умей…»).

ВЛАСТОЛЮБИВАЯ
Глаза князя горели, его властолюбивая душа упивалась этой картиною, столь близкою мечтам его и набросанной с такою детской наивностью (А. И. Герцен, Елена).

ВЛЮБЛЁННАЯ
«Вот та, в которой мне судьба готовит друга! Она, или никто!.. Её душой любить Из милых уст небесную пить сладость, И детскую её беречь, лелеять младость; И ею для неё – и с нею только жить; И сердцем в сердце брать участье;  Вот для души влюблённой счастье!..» (Ф. Н. Глинка, От супруга супруге).   Ей нет наград в святыне чувства. Ей предназначено в удел Жить не для счастья – для искусства И для художественных дел; Влюблённых душ восторг и муку Прилежно разлагать в науку, Как книгу – зеркало читать, В нём терпеливо изучать Природы каждую ошибку, К устам примеривать улыбку, И ясно видеть над собой Грабёж годов, времён разбой (В. Г. Бенедиктов, Кокетка). Не мучь, красавица моя, Не мучь напрасным ожиданьем; И так уже измучен я, И так томительным страданьем Душа влюбленная убита; Она давно тоской покрыта (А. В. Кольцов, К Ж...... /  «Не мучь, красавица моя...»). Забудь меня, безумец исступлённый, Покоя не губи. Я создана душой твоей влюблённой, Ты призрак не люби! (А. А. Фет, Забудь меня, безумец исступлённый…»).

ВНИМАТЕЛЬНАЯ
Легенда, самая невероятная, многое  говорит внимательной душе. «Хорошая  история  необязательно  должна  быть  истинной, достаточно правдоподобия, –повторял  Зубр  слова  Нильса  Бора. – Нужно  ли слишком строго следовать за фактами?» (Даниил Гранин, Зубр).

ВОДЯЩАЯ. См. Капризная душа.

ВОЗБУЖДЁННАЯ
Да ещё в этой зябкой глуши Вдруг любовь моя – прежняя вера Спать не даст, как вторая Венера В небесах возбуждённой души! (Николай Рубцов, Венера).

ВОЗВЫШЕННАЯ
Безмолвный я стоял, и молнийной струей – Душа к возвышенной душе твоей летела… (А. С. Пушкин, К Жуковскому). Всё в мире суета, он мнит, или отрава, Возвышенной души предмет стремленья слава. Всегда он с улыбкой весёлой, Жизнь любит и юность румяну, Но чувства глубоки питает, –  Не знает он тайны природы (М. Ю. Лермонтов, Портреты). Минуты чудные! Казалось, Перед возвышенной душой Мне небо света открывалось С своею вечной красотой. О, только лишь художник-гений, Ловя чудесный идеал,  В часы божественных видений Подобный образ создавал! (П. П. Ершов, Оправдание). 

ВОЗДУШНАЯ 
Выпив таблетки, ты засыпаешь, и твоя душа отлетает, воздушная и невесомая, как бабочка (Влада Валеева, Скорая помощь).

ВОЗЛЮБЛЕННАЯ
Сияет ночь, и парус голубеет, И плещет море, жалобно шурша, И, как в руках любовника, слабеет Возлюбленная грустная душа (Г. В. Иванов, «Сияет ночь, и парус голубеет...»).

ВОЛЧЬЯ
Душонка. Обе стороны сходились в едино душном согласии, что князь Юрий Радунский самый тяжёлый и опасный человек во всей русской знати: и продаст, и предаст, и оскорбит, и унизит – даже не ради какой-либо выгоды, а просто из удовольствия предать и унизить, по своей волчьей, злобной душонке (А. В. Амфитеатров, Княжна).

ВОЛЬНАЯ
 – Чудная ты баба! Ищешь рукавицы, когда они за пазухой... Какого же тебе надо товарища лучше Михаилы Давыдка? – Давыдок! Это имя мгновенно осветило Матрёне целый план, значительно упрощавший в её глазах возможности бегства. – О, Господи!– какая же я была дура, что о нём забыла. Просто затмение нашло. Вот спасибо-то, Антипушка, что навел на разум!.. А только пойдёт ли? – Пойдёт. Кто его удержит? Вольная душа. Загнала беда сокола в клетку, – ну и терпит, сидя на жёрдочке. Спит воля. А ты позови, разбуди. Пойдёт (А. В. Амфитеатров, Княжна).  Везде простор, везде приволье; Жизнь была чудно хороша!.. И вольная душа, Как дикий лев на дикой воле (Н. В. Кукольник, «Простите, люди: сердцу больно...»). Шёл рудокоп чрез дол росистый, И, подходя к немым скалам, Впивал всей грудью ветр душистый, Земли весенний фимиам. И сверху взор он бросил ясный В глухое, смрадное жерло: Да, он отвергнет дар напрасный, Покинет мрака ремесло! Воскреснет вольною душою, И снова будет мирно спать, И видеть солнце над собою, И Божьим воздухом дышать. В последний раз, живых могила, Проходит он твой тёмный путь!.. (К. К. Павлова, Рудокоп). И под ярмом железным века Затих в груди святой порыв;  Но в грешном теле человека Господень дух остался жив. Так хоть на миг же мимолетный Вспорхни ты вольною душой: Есть в прахе жизни край бесплотный, Средь мира их есть мир другой (К. К. Павлова, Двойная жизнь).

ВОЛЬНОЛЮБИВАЯ
И что душа бездушным значит?.. Пусть проклинает он иль плачет – Метель по-прежнему метёт... И, истомясь, сложила крылья Вольнолюбивая душа... (А. М. Жемчужников, Сны).  – Вы хорошо знали Хрущёва, Брежнева, президентов других стран. Каким ваша вольнолюбивая душа воспринимает Путина? – С интересом за ним наблюдаю  (Наталья Желнорова, «Граждане, послушайте меня!»).

ВОРОБЬИНАЯ 
Расширенно стоят глаза, И не бежит на них слеза, И рот запекшийся твердит: – Моя Эдит, моя Эдит. Куда девался милых смех, Улыбки и соболий мех, Серёжки длинные в ушах И воробьиная душа? (М. А. Кузмин, Эдит). А потом, вздохнув, сказала тихо: – Я бы там от страха умерла. Знаешь, я ужасная трусиха, Ни за что б в грозу не поплыла! Парень улыбнулся снисходительно, Притянул девчонку не спеша И сказал: – Ты просто восхитительна, Ах ты, воробьиная душа! (Эдуард Асадов, Трусиха).

ВОРОВСКАЯ
«Посыпались все напасти На наш неразумный народ. Открыли зачем-то остроги, Злодеев пустили лихих. Теперь на большой дороге Покою не знай от них. Вот тоже, допустим... C Криуши... Их нужно б в тюрьму за тюрьмой, Они ж, воровские души, Вернулись опять домой» (С. А. Есенин, Анна Снегина). 

ВОСКРЕСШАЯ
Мы – Божьи наследники, сёстры и братья. Пусть совесть в воскресшие души вернётся. Тогда и земля нам щедрей улыбнётся – И неба большого на каждого хватит (Валентина Поликанина,  «Забылись священные райские кущи…»).

ВОСПАЛЁННАЯ
Якут, сощурившись, блаженствовал на коробках. А Найдёнов всей больной и воспалённой душой своей, всем изломанным существом рвался на Запад, влекомый той единственной мелодией ненависти, которая так его распаляла. Он несся за Призраком, словно за горизонтом, не замечая собственного одиночества на переполошившихся дорогах. В лучах восходящего или заходящего солнца (когда снег ненадолго давал себе передышку) сверкали вращающиеся катки одинокой найдёновской «ласточки» (Илья Бояшов, Танкист, или «Белый тигр»).

ВОСПЛАМЕНЁННАЯ
Желаю, Гнедич, я, чтобы в стихах твоих Восторги сладкие поэты почерпали, Чтобы царица-мать красе дивилась их, Чтоб перевод прекрасный твой читали С воспламенённою душой Изящного ценители прямые, Хранящие любовь к стране своей родной И посвящённые муз в таинства святые (К. Ф. Рылеев, Послание к Н. И. Гнедичу). Небесного земной свидетель, Воспламенённою душой Я пел на троне добродетель С её приветною красой (А. С. Пушкин, К Н. Я. Плюсковой). О Лиза! сколько раз на Марсовых полях, Среди грозы боев я, презирая страх, С воспламенённою душою Тебя, как Бога, призывал И в пыл сраженья мчал Крылатые полки железною стеною!.. (Д. В. Давыдов, Элегия).  Но вспыхнула во мне вся кровь, Пожаром разлилась любовь; С воспламенённою душою – Я всю её объемлю, всю обвил... (А. В. Кольцов, Видение Наяды).

ВОСПРИИМЧИВАЯ
Ему  было  почти  девять  лет,  когда настала гроза 1812 года. Родители Тютчева  провели  всё  это тревожное время в безопасном убежище, именно в г. Ярославле;  но  раскаты  грома были так сильны, подъём духа так повсеместен, что  даже вдали от театра войны не только взрослые, но и дети, в своей мере, конечно,  жили  общей  возбуждённой жизнью. Нам никогда не случалось слышать от  Тютчева  никаких  воспоминаний  об  этой  године,  но не могла же она не оказать   сильного   непосредственного   действия   на   восприимчивую  душу девятилетнего  мальчика (И. С. Аксаков, Фёдор Иванович Тютчев). Погубил он [Иван Васильевич] самые лучшие, самые свежие годы жизни, когда душа ещё так восприимчива, так горячо и ясно удерживает всякое впечатление (В. А. Соллогуб, Тарантас). Что делалось в этой  детской, восприимчивой душе, так жадно  ловившей и  усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней [Наташе]? Но она была  очень счастлива. Уже подъезжая  к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила  всю дорогу и наконец поймала (Л. Н. Толстой, Война и мир).

ВОСТОРЖЕННАЯ
Да, – в годы прежние владело  Мной вдохновение вполне, И верила в себя я смело, И про возвышенное дело В младой груди шепталось мне. С тех пор снесла я горя много, Промчалось мимо много дней, И прошумела бурь тревога, И жизнь идёт, справляясь строго С душой восторженной моей (К. К. Павлова, Ответ К***). Вы личиком – пафосский бог, Вы молоды, вы стройны, как Аглая, Но я гусар... я б вас любить не мог, Простите: для меня вы слишком неземная. К вам светской страстью, как к другой, Гореть грешно! – С восторженной душой Мы вам, как божеству, несём кадил куренье, Обеты чистые, и гимны, и моленье! (Д. В. Давыдов, С. А. Кушкиной). Как медоносная пчела, Впуская жало, с ним хоронит И сердце вместе – так моя, Вослед за мыслию летя, Душа восторженная тонет В лазурно-ясных небесах, Где вечно царствует Аллах! (В. Н. Щастный, Фарис). Уйми же, Муза, трепет Восторженной души, Настойчивый свой лепет Забвеньем заглуши! И не зови к слиянью Отторженную грудь; Дай смертному сознанью Кольцо своё сомкнуть (Вячеслав Иванов, Ночные зовы).

ВОСТОРЖЕННО-ЦИНИЧНАЯ
Я не страшусь ежегодно возрастающих цифр, обозначающих мой возраст. И поздравления получать я люблю. И подарки. Причём не меркантильно (у меня достаточно денег, чтобы купить себе всё, что захочется), а именно по-детски, с тайным трепетом ожидания сюрприза. И хотя мне, мужику не первой молодости, чаще всего дарят цветы и дорогие спиртные напитки, всё равно меня это радует и греет мою восторженно-циничную душу старого мальчика. И даже потеря памяти, вселившая в меня страх перед внешним миром и контактами со знакомыми людьми, не заставит меня забыть о самом приятном дне в году (Александра Маринина, Фантом памяти).

ВОСТОЧНАЯ
Подалее на креслах там другой; Едва сидит согбенный сын земли; Он как знаток глядит в лорнет двойной; Власы его в серебряной пыли. Он одарён восточною душой, Коль душу в нём в сто лет найти могли. Но я клянусь (пусть кончив – буду прах), Она тонка, когда в его ногах (М. Ю. Лермонтов, Булевар).   

ВОСХИЩЁННАЯ
Когда поверх струистой влаги Благоприятный дунет ветр, Попутны вострепещут флаги И ляжет между водных недр За кораблём сребро грядою, – Тогда испустят глас пловцы И с восхищённою душою Вселенной полетят в концы (Г. Р. Державин, Благодарность Фелице). Я посвящаю кубок мой Тебе, всемощный звуков гений! Ты дал мне силу песнопений, Ты окрилил меня мечтой. Ты правил слабыми перстами, Когда пред взорами князей  Я славил звучными струнами Величье родины моей. Ты мне источник вдохновений! И восхищённою душой Тебе, всемощный звуков гений, Я посвящаю кубок мой! (П. П. Ершов, Песнь Баяна). Что пел божественный, друзья, В порыве пламенном свободы И в полном чувстве Бытия, Когда на пиршество Природы Певец, любимый сын ея, Сзывал в единый круг народы; И с восхищенною душей, Во взорах – луч животворящий, Из чаши Гения кипящей Он пил за здравие людей (Ф. И. Тютчев,  Друзьям).

ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНАЯ 
В  поэме  «Антиной»  предполагается  родом  из  Сирии,  через которую проходили  всякие  философские и религиозные учения древности, оставляя свой осадок в местном населении. То были учения Египта, Вавилона, Иудеи, Греции и Рима   и   пр.   Все   эти   влияния   отразились  во  впечатлительной  душе красавца-Антиноя, и в альбоме, куда он выписывал, что его поразило, и вносил также свои заметки (А. Н. Майков, Альбом Антония). Близость   Монарха,  Его  простое,  доброе,  отеческое отношение,  –  Его  –  великого  и  могучего, держащего судьбу государства и миллионов  людей  в  этих  мощных  и  крупных  руках,  –  все  это заставило содрогнуться  от  нового  ощущения  впечатлительную  душу маленькой девочки (Л. А. Чарская,   Записки институтки). Помню детство, помню юность И все жизни переходы Через мужественный возраст Вплоть до старости глубокой. Впечатлительной душою Как любил я жизнь земную! (А. М. Жемчужников, При свете вечернем). Я ведь поэт, и душа у меня впечатлительная (Лидия Вертинская, Синяя птица любви).

ВСЕВЛАСТНАЯ 
Мы говорим, но мы не знаем, Что есть воистину любовь. Но если ты овеян раем, Своё блаженство славословь. И если взят ты поцелуем, Что вот поёт в твоей мечте, Ликуй, – мы все светло ликуем, Скользя на призрачной черте. И та черта вдвойне прекрасна, Затем, что тает, чуть представ. Весна – пожар, душа – всевластна,  Красивы зори в море трав (К. Д. Бальмонт, «Мы говорим, но мы не знаем...»).

ВСЕЗНАЮЩАЯ
Во сне, под бледным отражённым светом, падавшим с потолка, с закрытыми веками, скрывавшими бессмыслие глаз, лицо его не казалось таким страшным, как днём. И утомлённым было оно, как лицо актёра, измученного трудною игрою, и вокруг огромного сомкнутого рта лежала тень суровой печали. Как будто две души было в нём, и когда одна спала, просыпалась другая, всезнающая и скорбная  (Л. Н. Андреев, Жизнь Василия Фивейского).

ВСЕЛЕНСКАЯ
Как бы мы ни теребили / слово Русь – посредством рта, – / мы России не любили. Лишь жалели иногда. Русский дух, как будто чадо, / нянчили в себе, греша, / забывая, что мельчала / в нас – Вселенская душа (Глеб Горбовский, Любителям России).

ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ
Самодержавною рукой Он [Пётр Первый] смело сеял просвещенье, Не презирал страны родной: Он знал её предназначенье. То академик, то герой, То мореплаватель, то плотник, Он всеобъемлющей душой На троне вечный был работник (А. С. Пушкин, Стансы).  И если вместо женщины,  одарённой бессмертной, всеобъемлющей душою, любящим сердцем и светлым умом, из тепличек и клеток домашнего воспитания выходит часто безмозглая кукла, способная только наряжаться и отмалчиваться на все вопросы жизни,– что же за беда?.. Ведь иногда кукла безвреднее и особенно сподручнее женщины; кукла не имеет ни личного мнения, ни слишком больших требований; кукла везде поместится, не стесняя никого, а женщина, пожалуй, могла бы...  (Е. П. Ростопчина, Счастливая женщина). Мы, русские, празднуем память Шекспира, и мы имеем право её праздновать. Для нас Шекспир не одно только громкое, яркое имя, которому поклоняются те лишь изредка и издали, он сделался нашим достоянием, он вошёл в нашу плоть и кровь. Ступайте в театр, когда даются его пиэсы (заметим мимоходом, что только в Германии и в России они не сходят с репертуара), – ступайте в театр, пробегите все ряды собравшейся толпы, приглядитесь к лицам, прислушайтесь к сужденьям – и вы убедитесь, что перед вашими глазами совершается живое, тесное общение поэта о его слушателями, что каждому знакомы и дороги созданные им образы, понятны и близки мудрые и правдивые слова, вытекшие из сокровищницы его всеобъемлющей души! (И. С. Тургенев, Речь о Шекспире).
 
ВСЕСИЛЬНАЯ
Под пылью и прахом  Ищу я движения, С молитвой, со страхом   Я жду – воскресения...  Но ждать всё страшнее... Стою без защиты я... Смеется, чернея, Могила открытая;  Я требую чуда  Душою всесильною... Но веет оттуда –Землею могильною... (З. Н.Гиппиус, Земля).

ВСЕСОЕДИНЯЮЩАЯ   
Не мы, а будущие грядущие русские люди поймут уже все до единого, что стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе, всечеловечной и всесоединяющей, вместить в неё с братскою любовию всех наших братьев, а в конце концов, может быть, и изречь окончательное слово великой, общей гармонии, братского окончательного согласия всех племён по Христову евангельскому закону! (Ф. М. Достоевский, Дневник писателя).

ВСЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ 
Всем в наш стремительный век хочется стремительно жить. Сегодня ты в Дубне, завтра в Брюсселе на симпозиуме, дел всего-то – чуть больше копулятивного органа комара, а движений, перемещений, рёва, шума… Но не могу я всех обеспечить симпозиумами. А надо бы. Потому что вместо мерзости из них другое может выдавиться – талант неподконтрольный, дерзость, ум непредвиденный, душа всечеловеческая. А это уже опасно (Анатолий Азольский, Лопушок).
 
ВСЕЧЕЛОВЕЧНАЯ. См. Всесоединяющая душа.

ВСКИПЕВШАЯ 
Как льдины, взгромождённые Одна на другую, Весной освобождённые, –  Я звонко ликую.И как вода, запевшая За льдиною плотной, Дрожит душа, вскипевшая В тоске безотчётной (К. Д Бальмонт, Вскрытие льда).

ВСТРЕВОЖЕННАЯ
Ему несносна тишина; Без крови вражеской, без боя, Он будто чахнет средь покоя; Его душе нужна война: Опасность, кровь и шум военный Одни его животворят И в буре битв покой мгновенный Душе встревоженной дарят (К. Ф. Рылеев, Гайдамак). Крестьянка юная вам, может быть, знакома?  Вы видите её – она идёт из дома Из шумного села, где песнь подруг слышна, Туда, где старый дуб свои раскинул руки, И, опустив чело, забыв земные звуки, Внимает божеству одна. Здесь в долгом бдении ей надо будет слушать Призывы голоса, наполнившего уши, И завтра, как сейчас придя сюда, узнать Встревоженной душой бесплотное виденье, Чтоб напролёт всю ночь в безмолвии, в смущеньи Быть с ним наедине опять (К. К. Павлова, Жанна ’ Д). Но это только миг, лишь промельк смутный,  Встревоженной души невольный вздох: В глубинах нашей веры бесприютно  Неугасимы ни Поэт, ни Бог (Игорь Григорьев, На Синичьей горе).

ВСТРЕВОЖЕННАЯ ТОСКОЮ
И вот, как летом под грозою Льют слаще запах свой цветы, В душе, встревоженной тоскою, Теснятся дивные мечты (Ф. К. Сологуб, «Я полюбил. Мечтою чистой…»).

ВЫВЕТРЕННАЯ 
Самый ум Прохарчина уже не девственный ум дикаря, которого не учили, а хаотический ум человека, которого забивали. И над этой выветренной душой, над этим чадным умом убитая воля, натура, ставшая пассивной не под влиянием наскоков, хоть у молодости да вызывающих злобу и протест, а под влиянием плотного и гнетущего тумана, среди которого человек незаметно дожил до полной одебелости суставов и желания лечь и больше не вставать (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

ВЫВЕТРИВШАЯСЯ . См. Первобытная душа.

ВЫВИХНУТАЯ 
Человек с вывихнутой, юродивой душой, он мог стать опасным и мог принести немало бед новой колхозной жизни в Кулешах (В. А. Величко, Новый горизонт).

ВЫДУВАЕМАЯ. См. Пунцовая душа.

ВЫСКОБЛЕННАЯ . См. Первобытная душа.

ВЫСОКАЯ
Высокая душа так много вдруг узнала, Так много тайного небес вдруг поняла, Что для неё земля темницей душной стала, И смерть ей выкупом из тяжких уз была (В. А. Жуковский, «Плачь о себе: твоё мы счастье схоронили...»). И ты, кумир поэта, С высокою душой, Как яркая комета, Горящей полосой На русском небосклоне Возникший в дни побед И мудрую на троне Прославивший поэт! (Н. М. Языков, Моё уединение).  Укор невежд, укор людей Души высокой не печалит… (М. Ю. Лермонтов, Молитва).  На древе человечества высоком Ты лучшим был его листом, Воспитанный его чистейшим соком, Развит чистейшим солнечным лучом! С его великою душою Созвучней всех, на нем ты трепетал! Пророчески беседовал с грозою Иль весело с зефирами играл! (Ф. И. Тютчев, «На древе человечества высоком…»). – Вы меня не поняли, Варвара Александровна, и нашли обидный смысл в словах, которые были высказаны из желания добра, из искреннего желания добра. Кто вам говорит, что вы не стоите человека и с глубоким умом, и с высокой душою, –  человека, который и жил, и страдал, и, как вы говорите, знал бы цену себе? (М. В. Авдеев, Варенька).

ВЫСОКОЧУВСТВИТЕЛЬНАЯ
 – Что тебе надобно? – спросил Калинович.  – Так как, выходит, являюсь господину и барину моему, на все дни живота моего нескончаемому... – отвечал Григорий Васильев, свернув несколько голову набок и становясь навытяжку. Калинович посмотрел на него. – Собственно, как старому генералу, за которого теперь все наши помыслы и сердец наших излияния перед престолом всевышнего изливаться должны за успокоение их высокочувствительной души, и больше ничего... так я и понимаю!..  Калинович догадался, что старик был сильно выпивши, и, желая от него скорее отделаться, подал было ему три рубля серебром, но Григорий Васильев отступил несколько шагов назад (А. Ф. Писемский, Тысяча душ).

ВЫСОХШАЯ. См. Неподатливая душа.

ВЫХОЛОЩЕННАЯ
На Праздник Революции – В Мире небывалый, Приплелись нахохленные и заспанные лица, С ворохом ржавых книг: Учитель словесности, Поэт любвей и соловьёв с душою выхолощенной… (И. И. Садофьев, У врат грядущего).

 ВЯЛАЯ   
Я промолчал. Гагин переменил разговор. Чем больше я узнавал его, тем сильнее я к нему привязывался. Я скоро его понял.  Это была прямо русская душа, правдивая, честная, простая, но, к сожалению, немного вялая, без цепкости и внутреннего жара (И. C. Тургенев, Ася).

ВЯНУЩАЯ
Встаём-ложимся, щёки бреем, Гуляем или пьём-едим, О прошлом-будущем жалеем, А душу всё не продадим. Вот эту вянущую душку – За гривенник, копейку, грош. Дороговато? – За полушку. Бери бесплатно! – Не берёшь? (Георгий Иванов, «Зима идёт своим порядком…»).

 

ГАДКАЯ
Душонка.  [Граф (отстраняясь):]. Не благодари!.. Не я вам устроил это, а вы сами!.. И я желал бы только спросить твоего мужа, что неужели в его гадкой и чёрствой душонке за всё, что я сделал для него, не накопилось настолько благодарности ко мне, чтобы не ездить по городу и не сочинять, что будто бы он всегда все делал за меня, и что теперь я сумасшедший даже! Если уж ему так хотелось этого проклятого места моего, так лучше бы он пришёл и поклонился мне, я уступил бы ему его и по крайней мере не считал бы его тогда подлецом совершенным (А. Ф. Писемский, Хищники).

ГЕНИАЛЬНАЯ
В душе гениальной есть братство святое: Она обещает участье родное, И с нею сойтись нам отрадно, легко; Над нами парит она так высоко, Что ей неизвестны, в её возвышенье, Взыскательных дольних умов осужденья... (Е. П. Ростопчина, Две встречи).

ГЕРОЙСКАЯ
В стране, где вольные живали Сыны воинственных славян, Где сладким именем граждан Они друг друга называли; Куда великая Ганза Добро возила издалеча, Пока московская гроза Не пересиливала веча: В стране, которую война Кровопролитно пустошила, Когда ливонски знамена Душа геройская водила (Н. М. Языков, Тригорское). Блажен, кому дана судьбой Жена с геройскою душой (Н. А. Некрасов, Суд).

ГИБКАЯ 
В движениях его проглянула беспечность, даже отчасти веселье. Но это всё была маскировка – для молодых людей с округлыми лицами, для институтских активистов, возможно, имеющих уже задание не спускать глаз с разоблаченного вейсманиста-морганиста, получившего такую серьёзную повестку. Фёдор Иванович уже видел летом эту молодёжь, радующую своих мам, и сегодня его гибкая душа сразу ответила готовностью (Владимир Дудинцев, Белые одежды). Ко всему привыкают люди – Так заведено на земле. Уж не думаешь как о чуде О космическом корабле. Наши души сильны и гибки – Привыкаешь к беде, к войне. Только к чуду твоей улыбки Невозможно привыкнуть мне (Юлия Друнина, «Веет чем-то родным и древним …»).

ГИБНУЩАЯ
Теперь, лукавый соблазнитель, Ты, демон гибнущей души, Оставь меня. Ни прелестью порока, Ни буйной страстью грешных наслаждений Не увлечёшь меня ты больше (А. В. Кольцов, Примирение). 

ГЛАДКАЯ 
Теперь сестра тихо прочла только одну страницу и не могла больше; не хватало голоса. Редька взял её за руку и, пошевелив высохшими губами, сказал едва слышно, сиплым голосом:  – Душа у праведного белая и гладкая, как мел, а у грешного, как пемза. Душа у праведного – олифа светлая, а у грешного – смола газовая. Трудиться надо, скорбеть надо, болезновать надо, – продолжал он, – а который человек не трудится и не скорбит, тому не будет царства небесного. Горе, горе сытым, горе сильным, горе богатым, горе заимодавцам! Не видать им царствия небесного. Тля ест траву, ржа – железо... (А. П. Чехов, Моя жизнь). А может быть, так проявила себя эмоциональная незамысловатость человека, привыкшего называть вещи своими именами, потому что иначе не умел, несмотря на долгую школу жизни, которая переучивает и не таких; однако душа у моей бабушки была столь круглой и гладкой, что жизни было просто не за что зацепиться своими коготками, чтобы потом лихо перекрутить да перевертеть эту душу трижды наизнанку, как это она умудряется делать со многими… (Марина Палей, Поминовение).

ГЛАДНАЯ
Я рано поутру вставал, Когда ещё алело небо, И душу гладную питал Молитвы кроткой сладким хлебом (Ф. Н. Глинка, Утреннее чувство). 

ГЛУБИННАЯ
С людьми я весел, звонко и находчиво, Мол, жизнь до удивленья хороша. И всё ж при этом так неразговорчива  Моей души глубинная душа (Николай Доризо, «Есть люди откровенно невезучие…»).

ГЛУБОКАЯ
Вздымают ли бури глубокую душу, Цветёт ли улыбка на светлом лице – Я вижу в тебе необъятность природы, Я вижу незыблемый мир божества! (Н. В. Станкевич, «Вздымают ли бури глубокую душу…»). Ни один из мужчин, видаемых Мариною, не мог ей так понравиться, как задумчивый, немного бледный Борис, чьё привлекательное и аристократическое лицо напоминало ей портреты Байрона в его первую, ещё целомудренную молодость. Так было и в умственном отношении. Одна Марина могла понимать вполне глубокую душу и смелый ум Бориса; она одна могла говорить с ним и о современности, его занимавшей, и об искусствах, ему дорогих, ей одной были доступны все стороны мысли его, всё обнимающей и всё вопрошающей (Е. П. Ростопчина, Счастливая женщина). Не пенится море, не плещет волна, Деревья листами не двинут, На глади прозрачной царит тишина, Как в зеркале мир опрокинут. Сижу я на камне, висят облака Недвижные в синем просторе; Душа безмятежна, душа глубока, Сродни ей спокойное море (А. К. Толстой, «Не пенится море, не плещет волна...»). 

ГЛУБОКО ВОЗМУЩЁННАЯ
«Мамочка!  –  рыдало  что-то  внутри  меня.  –  За  что,  за что? Ты не слышишь,  родная,  свою  девочку, не знаешь, как её обидели! И кто же? Самая близкая,  самая  любимая душа в этих стенах! Ты бы не обидела, ты не обидела ни разу меня, дорогая, далёкая, милая!» Я  точно нарочно растравляла ещё сильнее этими причитаниями мою глубоко  возмущённую   детскую   душу,   стараясь  задеть  самые  болезненные,  самые чувствительные струны её (Л. А. Чарская,   Записки институтки).

ГЛУБОКО ОБИЖЕННАЯ
Вдохновение поблекшей молодости вдруг разгорелось опять на щеках его; глаза его опять заблистали, сердце забилось; казалось, он [Шульц] собрал опять все силы своей молодости, чтобы побороть свою судьбу, чтоб прославить и оправдать величие артиста. Пальцы его бегали, как будто повинуясь сверхъестественной силе. Он играл не пальцами, а душой поэта, душой глубоко обиженной (В. А. Соллогуб, История двух калош).

ГЛУБОКО ОПОЗОРЕННАЯ. См. Оскорблённая душа.

ГЛУПАЯ
Ч е к и с т о в. Мне нравится околесина.  Видишь ли... я в жизни Был бедней церковного мыша И глодал вместо хлеба камни. Но у меня была душа, Которая хотела быть Гамлетом. Глупая душа, Замарашкин!  Ха-ха! (С. А. Есенин, Страна негодяев). 

ГЛУХАЯ 
Приветствую вас, дни труда и вдохновенья! Опять блестя минувшей красотой, Являются мне жизни впечатленья И в ярких образах толпятся предо мной. Но, суетой вседневною объята, Моя душа  порой глуха на этот зов И тщетно молит к прежнему возврата, И вырваться не может из оков... (А. Н. Апухтин, «Приветствую вас, дни труда и вдохновенья!…»). А ты, душа, усталая, глухая,  О счастии твердишь, – который раз? (А. А. Блок, Миры летят).

ГЛУХОНЕМАЯ   
Твоя душа глухонемая В дремучие поникла сны,  Где бродят, заросли ломая, Желаний тёмных табуны (В. И. Иванов, Ропот).

ГНЕВЛИВАЯ
– Смирение любовное – страшная сила, изо всех сильнейшая, подобной которой и нет ничего. На всяк день и час, на всякую минуту ходи около себя и смотри за собой, чтоб образ твой был благолепен. Вот ты прошёл мимо малого ребёнка, прошёл злобный со скверным словом, с гневливою душой; ты и не приметил, может, ребёнка-то, а он видел тебя, и образ твой, неприглядный и нечестивый, может, в его беззащитном сердечке остался (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

ГНЕВНАЯ
Женщина, отпрянув от мужчины, Ахнула и молча, не дыша, Вслушивалась, как гудят пружины, Точно Джумбо гневная душа (Эдуард Асадов, Джумбо).

ГНИЛАЯ
Настя была очень хороша собой, вон там, на буфете, в рамочке стоит фотография: две девушки, обнявшись, сидят возле раскидистой ели. Одна черненькая, не слишком симпатичная, а другая белокурая, очень похожая на Мэрилин Монро, только с косой. Но под ангельской внешностью скрывалась гнилая душа, и это мигом отпугивало женихов (Дарья Донцова, Уха из золотой рыбки).

ГОЖА
Плоха рожа, да душа гожа. Рожа не гожа, да душа пригожа (В. И. Даль, Пословицы русского народа).

ГОЛАЯ 
Цветаевская идея Бога покидает христианский канон («Бог из церквей воскрес!»), но душа цветаевской поэзии остается христианкой, по Тертуллиану: «Душа – христианка». Главное здесь вера в вечное существование отдельно взятой души. Вера души в свое бессмертие – опора для эгоцентрического гения Цветаевой: «Вне-жизни мне всё было дано». В случае Цветаевой Тертуллианова формула работает и как тождество: «Христианка – душа». Это если согласиться с Цветаевой, что она – «голая душа». А оснований на то, чтобы согласиться, появляется всё больше по мере того, как публикуются архивные материалы (Лиля Панн, Сезам по складам).

ГОЛОДНАЯ
Голова у него кружилась, глаза налились кровью, он ничего не видел и лишь чувствовал, что ему уступают, что он одолеет, что вот сейчас он опрокинет силой своей что-то огромное, заступающее ему путь, опрокинет, победит и тогда вздохнёт легко и свободно, полный гордой радости. Первый раз в жизни он испытывал такое одухотворяющее чувство и всей силой голодной души своей глотал его, пьянел от него и изливал свою радость в громких, ликующих криках в лад с рабочими: – Ве-есь по-ошёл, весь пошёл, пошё-ол... (Максим Горький, Фома Гордеев).

ГОЛУБАЯ
Заигрался в радости младенец, Пал в дрёму, Уронил он колоб золочёный На солому. Покатился колоб за ворота Рожью. Замутили слёзы душу голубую Божью (С. А. Есенин, «То не тучи бродят за овином).

ГОЛУБИНАЯ   
 – Ни слова, Наташа, – вскричал с жаром Алёша, – ты совершенно ошибаешься и меня оскорбляешь!.. Я даже не возражаю тебе; выслушай дальше, и ты всё увидишь... Ох, если б ты знала Катю! Если б ты знала, что это за нежная, ясная, голубиная душа! Но ты узнаешь; только дослушай до конца! (Ф. И. Достоевский, Униженные и оскорблённые). Иван только сочувственно обмолвился, что старик, бывший директор музея, ложится на операцию. – Рак? Иван, голубиная душа, печально наклонил голову. А я уже мгновенно составил план (Сергей Есин, Имитатор).

ГОРБАТАЯ
Боюсь людей, – они уроды, У них горбатая душа. (...) У них любовь – всегда слепая. Косноязычен праздный ум, А совесть чахлая , глухая , Не слышит слов, а только шум (Ф. К. Сологуб, «Боюсь людей, – они уроды…»). От чар Его в позорной злобе Я отхожу при свете дня, Но Он, воскреснувший во гробе, Он не отходит от меня. Он здесь, в душе моей горбатой, В её животной теплоте. Так и она людьми распята С Ним вместе на Его кресте (Рюрик Ивнев, «От чар Его в позорной злобе…»).

ГОРДАЯ
Если там в пределах отдаленных, Где душа должна блаженство пить, Тяжких язв, на ней напечатленных, Невозможно будет излечить; О, взгляни приветно в час разлуки На того, кто с гордою душой Не боится ни людей, ни муки, Кто умрёт за честь страны родной; Кто, бывало, в тайном упоенье, На тебя вперив свой влажный взгляд, Возбуждал людское сожаленье И твоей улыбке был так рад (М. Ю. Лермонтов, Стансы). О юноша! в гордой душе не зови Забавой мечты той прекрасной! Я понял, я знаю всю цену любви! Я жил, я дышал не напрасно! (П. П. Ершов, Первая любовь). Что-то грозит неизвестное... Карты-то, карты какие! Будет письмо  интересное, Хлопоты  будут большие! На сердце дама червонная... С гордой душою  такою: Словно к тебе благосклонная, Словно играет тобою! (А. Н. Апухтин, Гаданье).
 
ГОРДЕЛИВАЯ
Только горделивая душа может воспринимать унижение (С. Н. Лазарев, Выздоровление души).

ГОРЕСТНАЯ
Твой голос, звук твоих речей Мне мил, как сладостный ручей... Так соловей в ночной тиши Поёт для горестной души (А. И. Полежаев, Александру Петровичу Лозовскому). На раны сердца он забвение прольёт, Пытливую тоску от разума отымет И с горестной души на ней лежащий гнет До нового утра незримо приподымет (А. К. Толстой, «Усни, печальный друг, уже с грядущей тьмой…»).   Порой, среди забот и жизненного шума, Внезапно набежит мучительная дума И гонит образ твой из горестной души  (А. К. Толстой, «Порой, среди забот и жизненного шума...»).  Я в этот час перед тобой Во прахе горестной душою. Мне жутко с песней громовой Под этой тучей грозовою (А. А. Блок, «Как сон, уходит летний день…»).

ГОРЬКАЯ 
И узнала я, глянув заново, / себе ровного, брата кровного – встрепенулась, / к нему сердцем повернулась, / руками обвила, слезами облила, / перекрестила и проводила: / ступай, душа горькая, неприкаянная, / отчаянная, бродить по-над зорькою в пуще леса, / ждать без покаяния Христос-Воскреса, / твоего оправдания череда – / в день праведного Страшного Суда (В. А. Меркурьева, Об Антихристе). Костёр мой догорал на берегу пустыни. Шуршали шелесты струистого стекла. И горькая душа тоскующей полыни В истомной мгле качалась и текла (Максимилиан Волошин, Полынь).

ГОРЯЧАЯ
Обманут небом и мечтою, Я проклял жребий и мечты... Но издали манил мне ты, Как брег призывный улыбался, Тебя с восторгом я обнял, Поверил снова наслажденьям, И с хладной жизнью сочетал Души горячей сновиденья (Д. В. Веневитинов, Послание к Рожалину). Его горячая душа,  Его могучий ум Влачили всюду за собой Груз неотвязных дум (Я. П. Полонский,  Н. А. Грибоедова). Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос: он был слегка разбит и звенел, как надтреснутый; он даже сначала отзывался чем-то болезненным; но в нём была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то увлекательно-беспечная, грустная скорбь. Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нём и так и хватала вас за сердце, хватала прямо за его русские струны (И. С. Тургенев, Певцы). Много прошло их с безличной толпою, Юношей честных с горячей душою, Светлые кудри по плечам их вились, Ясные очи любовью светились, В добрых сердцах их кипела отвага Страстно бороться для общего блага В них зарождались могучие звуки Счастья во имя любви и науки! (В. С. Курочкин, «Много прошло их с безличной толпою…»). 

ГОРЯЩАЯ   
Свивались в огненные реки Змеино-злобные слова. Мне стало ясно, что вовеки Душа горящая жива (Ф. К. Сологуб, «Забыла ты полёт орлиный…»).

ГРАНИТНАЯ
С гранитной душою родился Эскандер; но чей он потомок – преданья не молвят (А. Ф. Вельтман, Странник).

ГРЕХОВНАЯ
–  Вот, голубчик, окати душеньку греховную и больше не лей, голубчик. Дьякон проглатывал вино и, бия себя кулаком в грудь, восклицал: –  Манечка! Я сейчас буду Господу Богу молиться, да  избавит  меня  сего зелья (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ГРЕШНАЯ
– Как можно вас забыть, Андрей Пафнутьевич? Что ни буду пить водочку, то и помяну. – А на похоронах моих, отец, ты – уж будь ласковый, уважь: от могилки последним уйди. И бутылочку с собою захвати в кармашке. Как останешься один у могилки-то, – помолись за грешную душу новопреставленного раба Божия болярина Андрея, бутылочку открой, сам глотни и мне – в могилку-то свежую тоже – кап, кап, кап!.. (А. В. Амфитеатров, Княжна). Когда душа, расправив крылья,  Дерзает выспренний полёт,  И я взнесусь не без усилья Во область чистую высот, – Как мяч, взлетевший ввысь невольно, К земле я падаю, спеша; И снова в узах жизни дольной Задремлет грешная душа (А. М. Жемчужников. «Когда душа, расправив крылья...»).

ГРЕЮЩАЯ
Да, у последней сложенной строки Есть сила всех предшествующих – разом. Питаются безумцы-простаки Её волненьем, обращённым в разум, Её целебной греющей душой, Составленной чудесной слововязью С беду предвосхищающей межой: Позору быть, когда из грязи – в князи… (Валентина Поликанина, Дети слова, 10).

ГРИППОЗНАЯ
Писатели, / спасатели, – / вот тем и хороши, – / сказители, / сказатели, / касатели души. Как пламя согревальное / в яранге ледяной, / горит душа реальная / за каждою стеной. Гриппозная, / нервозная, / стервозная, а всё ж – / врачом через морозную / тайгу – ты к ней идёшь (Римма Казакова, «Писатели,  спасатели...»).

ГРОЗНАЯ. См. Стихийная душа.

ГРОМАДНАЯ   
…громадная душа в щуплом и веснушчатом теле. Не женщина, а стихотворение в прозе  (Венедикт Ерофеев, Из записных книжек).

ГРУБАЯ
– А правда, что он портрет целовал? – Правда, Татьяна Павловна. – С чувством целовал, не притворялся? –  Притворялся?  Разве  он  когда  притворяется?  Стыдно  вам,  Татьяна Павловна; грубая у вас душа, женская (Ф. М. Достоевский, Подросток).

ГРУСТНАЯ
И никто над могилой твоею Не помолится грустной душой – Только синее небо над нею Растоскуется вьюгой-грозой (И. С. Никитин, Собрату). Под небом Франции, среди столицы света, Где так изменчива народная волна, Не знаю отчего грустна душа поэта И тайной скорбию мечта его полна (А. А. Фет, «Под небом Франции, среди столицы света …»).

ГРЯЗНАЯ
– Он, впрочем, знает, что если б он разорвал всё, но сам, один, не ожидая моего слова и даже не говоря мне об этом, без всякой надежды на меня, то я бы тогда переменила мои чувства к нему и, может быть, стала бы его другом. Он это знает наверно! Но у него душа грязная; он знает и не решается, он знает и всё-таки гарантии просит. Он на веру решиться не в состоянии. Он хочет, чтоб я ему, взамен ста тысяч, на себя надежду дала (Ф. М. Достоевский, Идиот). Клевета расцветает только в грязных душах, и в клеветнические сети грязного рыбаря – сатаны – попадается лишь грязная рыба; к чис¬тому же грязь не пристанет. Чистые души, словно рыба в прозрачной воде, издалека замечают сатанинские снасти и, сторонясь их, не прикаса¬ются к ядовитой наживке. Напротив, как в огне плавится и очищается от примесей руда, так и человеческие души очищаются от многих грехов в пламени страдания (протоиерей Григорий Григорьев, Батюшка). Душонка. –  Татьяна Александровна, войдите в моё положение, что мне было делать? Этот господин со своей грязной душонкой действительно мог подумать про меня такую гнусность. В эту минуту я просто ненавидел Старка за то, что он ставит меня в такое глупое положение (Е. А. Нагродская, Гнев Диониса).

ГУМАНИТАРНАЯ
Гуманитарными знания априори не являются: они таковыми становятся (или не становятся) для овладевающего ими, если он обнаруживает (или не обнаруживает) в них личностный смысл. А какие гуманитарные знания оказываются не-гуманитарными? Те, которые не обращены овладевающим этими знаниями на самого себя.  Так происходит при технократическом, «машинном» овладении знаниями. Технократический подход  убивает гуманитарную душу любого знания, омертвляет его: «образование без души  убивает душу» (В.П. Зинченко). (Ю. В. Сенько, Гуманитарные основы педагогического процесса).

 

ДАВНО БЕЗМОЛВНАЯ
Случится ли тебе в заветный, чудный миг Отрыть в душе давно безмолвной Ещё неведомый и девственный родник, Простых и сладких звуков полный, –  Не вслушивайся в них, не предавайся им, Набрось на них покров забвенья: Стихом размеренным и словом ледяным Не передашь ты их значенья (М. Ю. Лермонтов, Не верь себе).

ДВУЛИЧНАЯ
«Я лучше соглашусь взрыть целый огород, Простую воду пить, вкушать простые брашны И в хижине своей укрыться от хлопот! Ах! я не ведал бы в объятиях семейства, Кому судьба людей в градах поручена, Где всё на откупу, и самые злодейства, Где всё продажное: и совесть, и жена! Там не видал бы я людей в крестах без веры, Без чести в почестях, в почтеньи без заслуг, За деньги вышедших в дворяне, в офицеры Из целовальников, из самых подлых слуг! В селе не знал бы я, что даже в храмах веры С смиренной харею, с двуличною душей, Во всеуслышанье вздыхая, лицемеры Смышляют обмануть и Бога, и людей!» (А. Ф. Войеков, К моему старосте).

ДЕВИЧЬЯ
Что такое – девичья душа? Это – тайна. Тайна хороша. Я дышу. Дышу я, не дыша. Убаюкай, девичья душа! Мало для души одной души, – Души дев различно хороши. После бури хочется тиши. Мало для меня одной души (Игорь Северянин, Женская душа).

ДЕВСТВЕННАЯ
То был не звук, но глас страстей,То говор был с душой моей!.. Всё вторило в природе ей: Луна средь облачных зыбей Пустыня в сумрачной тиши И ропот девственной души, Терзаемой любви тоской  И очи, полные слезой!.. (Д. В. Давыдов, Вечерний звон). Есть некий час, в ночи, всемирного молчанья, И в оный час явлений и чудес Живая колесница мирозданья Открыто катится в святилище небес. Тогда густеет ночь, как хаос на водах, Беспамятство, как Атлас, давит сушу... Лишь Музы девственную душу В пророческих тревожат боги снах! (Ф. И. Тютчев,   Видение).  Этот влюблённый шепот, эта замысловатая беседа была, конечно, благоразумна и прилична в высшей степени; но как бы молодая чета ни соблюдала требований хорошего общества, как бы Дмитрий ни был благопристоен, как бы Цецилия ни была превосходно воспитана, всё-таки они не могли проявляться совершенными куклами; и между ними укрывались от взора Веры Владимировны беспрестанные прегрешения против строгих законов света. И все это делалось так тайно, что походило на грешный поступок и было тем сладостнее. И какая девственная душа не поняла прелести этих лёгких преступлений? какая женщина, исповедываясь сама себе, не созналась, что коснуться этих сердечных, смущающих радостей украдкой, вскользь, со страхом и трепетом во сто раз упоительнее, чем их вкушать явно и спокойно? (К. К. Павлова, Двойная жизнь). Заглушишь ты дум отзывы, И не дашь безумцам ты Толковать твои порывы, Клеветать твои мечты. То, чем сердце трепетало, Сбережёшь ты от людей; Не сорвёшь ты покрывала С девственной души своей (К. К. Павлова, «Нет, не им твой дар священный!..»).

ДЕЛИКАТНАЯ
– Я не знаю, как вы, Lise, но я считаю про себя, что у меня во многом мелкая душа. А у него и не мелкая, напротив, очень деликатная... Нет, Lise, нет тут никакого презрения к нём! Знаете, Lise, мой старец сказал один раз: за людьми сплошь надо как за детьми ходить, а за иными как за больными в больницах... (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы). Таня слушала, улыбаясь. – Милый парень этот Шеметов. Смотрит исподлобья, голос свирепый, а такая мягкая, деликатная душа. На голоде Вегнер заболел у нас сыпным тифом. Посмотрел бы ты, как он за ним ухаживал: словно мать (В. В. Вересаев, На повороте).

ДЕРЗКАЯ
В свое погибельное счастье Ты дерзкой веровал душой,  Тебя пленяло самовластье Разочарованной красой (А. С. Пушкин, Наполеон).

ДЕТСКАЯ
Величие красот Божьего мира незаметно ложилось на детскую душу и жило без моего ведома в моём воображении (С. Т. Аксаков, Детские годы Багрова-внука). – О  папа!  –  могла  только  выговорить я, задыхаясь от сухих рыданий, надрывавших  мою  грудь,  и  бросилась  бежать  со  всех  ног, чтобы не дать торжествовать Юлико. О,  как  я  его ненавидела! Вся моя детская душа собрала, казалось, изо всех  тайников её все злобные чувства гнева, обиды и презрения, чтобы вылить их на голову злополучного княжича (Л. А. Чарская,   Княжна Джаваха).Открытость и доверчивость детской души есть образ доверия человека к своему Божественному Отцу (о. Александр Мень, Сын Человечий). Спи, моя крошка, мой птенчик пригожий, – Баюшки, баю, баю. Пусть никакая печаль не тревожит Детскую душу твою (Михаил Исаковский, Колыбельная). На землю – с верою большою – Дождём пролейся, дай ей высь, И с чьей-то детскою душою Своим уменьем поделись (Валентина Поликанина, «Душа, прими людские драмы…»).

ДЕТСКИ НАИВНАЯ
Чужая, детски наивная душа  открывалась  перед  Григорием  просто,  как открывается, впитывая росу, цветок. Это пьянило,  будило  легкую  жалость. Григорий,  жалея,  ласково  гладил  растрёпанные  волосы  своей  случайной подруги, закрывал усталые глаза (Михаил Шолохов, Тихий Дон).

ДЕТСКИ ЧИСТАЯ
Великий старец! Он свою "крупицу" Принёс и, светлый, в мир переселился, В который здесь, как бы сквозь тонкий завес, Уж прозревал душою детски чистой... И на Руси не даром прозвучали Его слова... Нет!.. Падали, как зерна, Они в сердца, уготовляя их К великому... И между посвященных Им отроков и тот был – кроткий сердцем, – Кого Господь благословил на деле Осуществить во благо миллионов Учителя высокие заветы... (А. Н. Майков, Жуковский).

ДЕШЕВЛЕ МЯСА
На рынке торговали Дешёвым студнем, тошной колбасой. Баранина была в продаже –  триста, А человечина –  по сорока. Душа была давно дешевле мяса.  И матери, зарезавши детей, Засаливали впрок. «Сама родила –   Сама и съем. ещё других рожу» (М. А. Волошин, Голод).

ДЕШЁВАЯ
Дешёвую душу не скроют ни дорогая одежда, ни даже бриллианты (Анатолий Бесперстых, Из дневника).

ДЕЯТЕЛЬНАЯ 
Прозорливый Шувалов в уроженце Холмогор угадал великого человека: счастливый поэт нашёл в вельможе истинный патриотизм, обширные сведения, вкус образованный и, что всего лучше, – благородную, деятельную душу! (К. Н. Батюшков, О характере Ломоносова). Взлелеянный на лоне вдохновенья, С деятельной и пылкою душой, Я не пленен небесной красотой; Но я ищу земного упоенья (М. Ю. Лермонтов, К другу).

ДИВНАЯ   
Мария всё – увы! - пережила… Пережила; она, как прежде, любит. Пусть страсть её гнетёт, терзает, губит, – Её любовь под бурею была Ещё сильней и пламенней. Казалось,  Что дивная душа проснулась в ней; Как под грозой прекрасный цвет полей, Она в слезах, казалось, укреплялась (А. Н. Майков, Машенька).

ДИКАЯ
И тут до меня дошло. Дошло то, что я знал всегда, но это знание было, как осадок на дне души, что поверхностные люди считают естественным и обычным. Я любил этот мир! И даже больше. Я до безумия любил того или то, что сделало этот мир таковым. Понял и ужаснулся своей дикой душой. Я – любил Бога! Единое входило в меня, как ответ на все вопросы. Но вопросов не было. Были восторг и странная сосущая пустота в сердце. Так бывает, когда в нём слишком много счастья (Владимир Скрипкин, Тинга).

ДОБРАЯ
Когда Лиров, взволнованный тёмными, безотчетными чувствами, ушёл, Марья Ивановна долго ещёё глядела молча за ним вслед, потом, вздохнув, подумала: «Добрая душа! Я понимаю тебя, хоть и не смею тебе этого сказать. Нет, я этого не боюсь; я знаю тебя, как сына, и не пугаюсь тебя, что бы из этого ни вышло. То, чего ты, из скромности и уничижения, боишься, –  было бы, может статься, утешением моим, если бы было так угодно Богу; но я в дело это не мешаюсь: матери дозволено только устранять Оборотневых, а что дальше будет –  власть Господня» (В. И. Даль, Бедовик). Думала я, что крестница моя к себе строгонька, а ещё более строга к людям. А вот улыбка-то её мне все и выдала: вижу, что Веруся на редкость доброй души человек, что и суровость-то её вынужденная!.. (Е. Н. Водовозова, На заре жизни). У  неё была добрая душа. Она многим помогала, приносила из кремлёвской аптеки редкие лекарства (Владлен Давыдов, Театр моей мечты).

ДОБРЕЙШАЯ
В числе таинственных людей, принятых князем под свою властную руку, особенно выдавался егерь Михайло – по дворовой кличке Давыдок. Давыдок был верзила лет сорока пяти, с лица – хоть сейчас в разбойничьи есаулы, но души добрейшей и ума недальнего (А. В. Амфитеатров, Княжна). Захочешь позабавиться – Берёшь газетный лист, Задумаешь прославиться – На то есть журналист: Хвалы он всем славнейшие Печатно раздаёт, И как – душа добрейшая – Недорого берёт! (Н. А. Некрасов, Говорун). Вспомнился мне профессор N., у которого я два года работал, – хмурый старик с грозными бровями и добрейшей душой; вспомнились мне его предостережения, когда я сообщил ему, что поступаю в земство (В. В. Вересаев, Без дороги).

ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНАЯ
Я вижу и чувствую (в каждом письме беременная женщина хвалит себя, святая посреди волчьей стаи) всю твою чистоту и преданность, мне дороги твои бескорыстность, честность, твоя милая, доверчивая и доброжелательная душа (Александр Терехов, Каменный мост).

ДОВЕРЧИВАЯ
Я был хорош, мне говорила Про то искательность очей; Но похвала не обольстила Души доверчивой моей (А. Ф. Вельтман, Странник). Бывало, часто налетают К моей доверчивой душе Мечты о счастии прекрасном, Когда я в сумраке ненастном Дремал в походном шалаше (Ф. Н. Глинка, Минутное посещение). В мятежной юности, кипя избытком сил, Я гордо в путь пошёл с доверчивой душою, И всюду на пути тебя я находил, В безоблачный ли день, в ночи ли под грозою (А. Н. Апухтин, Памяти Н. Д. Карпова).

ДОВЕРЧИВО ОТКРЫТАЯ
Забавная  шуточка с наивной Наденькой...  Наивной, или доверчивой,  или страстно ждущей  большого  чувства? Иногда так  легко  и  приятно бросить на ветер эти три старинных слова: я люблю  вас... И в  голову  не придёт, каким несчастьем  может  обернуться  эта  лёгкость для  доверчиво  открытой  души. Наверно,  слова  эти произнести можно, лишь когда трудно дышать, когда кровь стучит в голове и страшно, как перед смертью (Даниил Гранин, Искатели).

ДОВОЛЬНАЯ
Я говорю душе своей: Счастлив, кто мог земным желаньям Отдать себя во цвете дней! Душа тревожится твоя,  Довольна ими, как она… (М. Ю. Лермонтов, К кн. Л. Г-ой). Выпили, занюхал хлебной коркой. Покурил, и допил не спеша, Наслаждаясь летнею природой, А моя довольная душа Принимала творческие роды (Валериан Курамжин, В парке).

ДОГОРАЮЩАЯ
«Поцелуй меня... Моя грудь в огне... Я ещё люблю... Наклонись ко мне». Так в прощальный час Лепетал и гас Тихий голос твой, Словно тающий В глубине души Догорающей (Я. П. Полонский, Последний вздох).

ДОМОВИТАЯ
И говорил я, что душа моя Довольна, рада своему уделу. Как растёт хлебов опара, Поначалу хороша, И беснуется от жару Домовитая душа (О. Э. Мандельштам, «Как растёт хлебов опара...»).

ДОРОГАЯ
Хотя ему [Левину] и подозрительна была тишина её как будто сдерживаемого дыханья и более всего выражение особенной нежности и возбуждённости, с которою она, выходя из-за перегородки, сказала ему «ничего», ему так хотелось спать, что он сейчас же заснул. Только уж потом он вспомнил тишину её дыханья и понял всё, что происходило в её дорогой, милой душе в то время, как она, не шевелясь, в ожидании величайшего события в жизни женщины, лежала подле него (Л. Н. Толстой, Анна Каренина). И мечтал [Гришка] … Чтоб сумел он трудом насладиться, А не, сидя в углу, горевать; Чтобы ладить с душой дорогою, Как когда-то в былые года (Валентина Поликанина, Гришка). С дорогой душой. –  Поймите,  что  здесь,  в Городе, он набрал бы пятидесятитысячную армию, и  какую  армию!  Отборную, лучшую, потому что все юнкера, все студенты,  гимназисты,  офицеры,  а  их тысячи в Городе, все пошли бы с дорогою душой. Не только Петлюры  бы  духу не было в Малороссии, но мы бы Троцкого прихлопнули в  Москве,  как  муху. Самый момент, ведь там, говорят, кошек жрут.  Он  бы,  сукин  сын,  Россию спас (М. А. Булгаков, Белая гвардия).

ДОСТОЙНА ВНИМАНИЯ
Природа человеческая считалась состоящей из двух враждебных элементов: души и тела. Из них одна душа достойна внимания, так как тело служит неисчерпаемым источником всяких зол. Отсюда бичевание и увечья, развивавшиеся до поразительных размеров у многих народов. Примеры индийских факиров, вешающихся на крюках, дервишей и мусульманских айсауа, вдавливающих себе череп ударами булавы, русских скопцов и многие другие ясно показывают, что далеко не все основывают своё поведение на совершенстве нашей природы (И. И. Мечников, Этюды о природе человека).

ДОСТОЙНАЯ
Я, матерь Божия, ныне с молитвою Пред твоим образом, ярким сиянием… Окружи счастием душу достойную; Дай ей сопутников, полных внимания, Молодость светлую, старость покойную, Сердцу незлобному мир упования (М. Ю. Лермонтов, Молитва). 

ДРАГОЦЕННАЯ 
Видя смирение и великую любовь святого старца, юноша раскаялся, драгоценная его душа была спасена для Отца Небесного (митрополит Владимир (Иким), Слово в день памяти апостола и евангелиста Иоанна Богослова). – Послушайте, – учтиво сказал я ему, – а вы часом не пророк? – Что-то в этом роде, – ответил он. – Ну тогда, если вы пророк, то должны знать, милейший, сколько грехов лежит на наших драгоценных душах, и посему ваше джинсовое чудо, ваш милый геологический рай, – я указал рукой на плащ, – должен весить очень и очень много. Ну просто о-го-го сколько! (Владимир Скрипкин, Тинга).

ДРЕВНЯЯ
Мы, возводя соборы космогоний, Не внешний в них отображаем мир, А только грани нашего незнанья. Системы мира – слепки древних душ, Зеркальный бред взаимоотражений  Двух противопоставленных глубин. Нет выхода из лабиринта знанья, И человек не станет никогда  Иным, чем то, во что он страстно верит (М. А. Волошин, Путями Каина). Сталь клинка, древняя, как человек, устала жить,  устала  жить  и  душа черкеса, такая же древняя, как сталь клинка  (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ДРЕМОТНАЯ
Дух-волшебник ночи южной, Светлячок к окну прильнул, Словно в дом из тьмы наружной Гость с лампадой заглянул; Словно спутник снов бесплотный, Миг свиданья упреждая, Подал знак душе дремотной Упорхнуть в дубравы рая (Вячеслав Иванов, Светлячок).

ДРЕМУЧАЯ
И сын поверит: так и нужно. Он сам узнает этот зов / железных рельсов, трасс воздушных, / дремучих душ, больших лесов (Римма Казакова, «Опять какая-то поездка. . .»).

ДРОЖАЩАЯ
И очнулся Сонпольев: тот же уродец пляшет на столе, и кривляется, и хохочет.  Сонпольев спросил: – Что же это? Гость сказал: – В этом юноше две обитали души, и одна из них теперь твоя, душа пламенных чувств и страстных желаний, вечно несытая, дрожащая душа. И задрожал сверлящий уши смех. И заплясал уродец (Ф. К. Сологуб, Соединяющий души).

ДРУЖЕСКАЯ
Впрочем, недоверчивость, с которою он смотрел на Ордынова, тотчас же сгладилась. При всём разочаровании своём он вовсе не оставил своего прежнего норова, с которым человек, как известно, и в могилу идёт, и с наслаждением полез, так, как был, в дружескую душу Ордынова (Ф. М. Достоевский, Хозяйка).

ДРЯБЛАЯ
Душонка. Башуцкий стал выпивать и выпивать крепко. Начались скандалы. Он пускал в ход банальное, жалкое: «Ты меня не понимаешь». Катерина, впиваясь ногтями в ладони, гневно отвечала, что она-то понимает, очень хорошо понимает мелкую, дряблую душонку, эгоцентризм, себялюбие избранничества – как же, «он пишет!» – и называла Миличку «обаяшкой». Презрительное словцо бесило Башуцкого прорывом, пусть и мимовольным, телесной неудовлетворенности Катерины. Он не ошибался. Ошибалась она, считая, что «это» над нею не властно (Юрий Давыдов, Синие тюльпаны).

ДУША-БЛУДНИЦА. См. Пригожая душа.

ДУША-ВОЛКАН
Он оценил меня. Со мной Он не скрывал своей природы, Горя прекрасною душой При звуках, славы и свободы, Но мне доверил тайну сил Души-волкана; он открыл Мне лучшие свои желанья, Свои заветные мечты, И цель – по терниям страданья – В лучах небесной красоты (П. П. Ершов, Послание к другу). Волкан  – вулкан.   

ДУША-ВОРОЖЕЯ
Изида, Озириса ищи! Дева, полотнища полощи!
 Куски раздробленные вместе слагает (Адонис, Адонис загробных высот!) Душа-ворожея божественно знает, Что медом наполнен оплаканный сот. И бродит, и водит серебряным бреднем... Все яви во сне мои, сны наяву! Но сердце, Психея, найдёшь ты последним, И в грудь мою вложишь, и я оживу (М. А. Кузмин, «Поля, полольщица, поли!..»).

ДУША-ДЕВИЦА
Кольцо души-девицы Я в море уронил;  С моим кольцом я счастье  Земное погубил. Мне, дав его, сказала: «Носи! не забывай! Пока твоё колечко, Меня своей считай!» (В. А. Жуковский, Песня. «Кольцо души-девицы…»). «Не грусти! – душа-девица Мне сказала. – За тебя молиться будет Друг твой верный» (Е. А. Баратынский, Песня. «Страшно воет, завывает…»). Ах, в том тереме простом Есть с раскрашенным окном Разубранная светлица! В ней живёт душа-девица. (А. В. Кольцов, «Там, где терем тот стоит…»).

ДУША-ЗАЗНОБА
В белоструганой светёлке Кто призарился на вас, На фату хрущата шёлка, На узорный канифас? Заручился кто от любы Скатным клятвенным кольцом: Волос – зарь, малина – губы, В цвет черемухи лицом?.. Захолонула утроба, Кровь, как цепи, тяжела... Помяни, душа-зазноба, Друга – сизого орла! (Николай Клюев, «На припёке цветик алый…»).

ДУША-ЗАЗНОБУШКА
 «То-то, дуры вы, молодочки! Не сама ли принесла Полуштофик сладкой водочки? А подарков не взяла! Так постой же! Нерушимое Обещаньице даю: Опорожнится коробушка, На Покров домой приду И тебя, душа-зазнобушка, В Божью церковь поведу!» (Н. А. Некрасов, Коробейники).

ДУША-КОЛОКОЛЬЧИК
Дочь и внучка московских дворов, / объявляю: мой срок не окончен. Посреди сорока сороков / не иссякла душа-колокольчик (Белла Ахмадулина, «Собрались, завели разговор…»).

ДУША-КРАСА
Обиду злую, жгучую / в душе своей не прячь, Что наболело – выскажи. Не можешь – то поплачь. Поплачь, моя хорошая, / моя душа-краса, Твои слезинки светлые, /как юная роса, Что серебром на  травах, / на бархатных, горят… (Анатолий Бесперстых, Талисман).

ДУША-МЕРА
 Когда душа-мера достигла надлежащего градуса, почётный гость выбрался из-за стола, толкнув какую-то не успевшую отодвинуться врачиху, засучил рукава и стал поднимать тяжёлые лиственничные стулья, ухватя переднюю ножку одной рукой, то правой, то левой попеременно, демонстрируя гармоничность своего физического развития (В. Т. Шаламов, Колымские рассказы. Геркулес).

ДУША-ПРЕДАТЕЛЬНИЦА
Не отказываясь от человеческих чувств, душа-предательница объявляет преступления, совершённые фашизмом, высшей формой гуманности, соглашается делить людей на чистых, достойных и на нечистых, не достойных жизни (Василий Гроссман, Жизнь и судьба).

ДУША-РАБЫНЯ
Снова саваны надели Рощи, нивы и луга. Надоели, надоели Эти белые снега,  Эта мёртвая пустыня, Эта дремлющая тишь! Отчего ж, душа-рабыня, Ты на волю не летишь,  К буйным волнам океана, К шумным стогнам городов, На размах аэроплана, В громыханье поездов?..  (Ф. К. Сологуб, «Снова саваны надели...»).

ДУША-СИЛА
Певун выплясывал лихо в лапотках, под дудку, а упала с его плеча сермяга. Тут и произошла история... Старый пастух хлопнул по спине парня и крикнул на всём народе: – И откуда у  тебя, подлеца, такая душа-сила!  Шабаш,  больше играть не буду, играй один! И разбил свой рожок об мостовую (И. С. Шмелёв, Лето Господне).

ДУША-СУМА
Хорошо в эту лунную осень Бродить по траве одному И сбирать на дороге колосья В обнищалую душу-суму (С. А. Есенин, «Песни, песни, о чём вы кричите?»).

ДУША-ТОСКА
Боль выматывает понемногу, – Не мужчиною в полном соку – Стариком неприкаянным к Богу Дотащу свою душу-тоску. Дотащу её скудными днями По сермяжной дороге скорбей, По проезжей и по глухомани – Дотащу, как суму, на себе... (Вениамин Блаженный, Блаженный).

ДУША-ХРИСТИАНКА
Что это тогда было и откуда в его отрочестве бралось, тосковала ли душа-христианка по родине небесной, ни на одной карте не обозначенной, ни с какой иной страной не сравнимой и неуязвимой, или просто тянуло тщеславного подростка к необычному, таинственному и запретному; может быть, именно этого искала она в далёком католическом краю, и суррогатом литургий, крестных ходов, всенощных бдений, соборований и утренних молитв были те сумасшедшие митинги, выкрики и речёвки, может быть, конъюнктурная его натура улавливала флюиды разочарованного времени или же невидимые кванты, что ежесекундно, как благодать, посылает на землю Отец Вседержитель? – всё это одному Богу ведомо, в буквальном и фигуральном смысле устойчивого речевого выражения (Алексей Варламов, Купавна).

ДУША-ЧЕЛОВЕК
Генерал нежно обнял меня и поцеловал. Потом  он  разговорился  с  мамой,  расспрашивал  про наше житьё-бытьё, спросил о покойном папе. – Как!  –  воскликнул генерал, когда мама сообщила ему о военной службе папы.  –  Значит,  отец  Люды  тот  самый Влассовский, который пал геройской смертью   в  последнюю  войну!  О,  я  его  знал,  хорошо  знал!..  Это  был душа-человек!..  Я  счастлив,  что  познакомился  с его женою и дочерью. Как жаль,  что  вы  уже  уезжаете  и  что  я  не  могу пригласить вас к себе! Но надеюсь, вы осенью привезёте вашу дочь обратно в институт? (Л. А. Чарская,   Записки институтки).

ДУША-ЯБЛОНЯ
Хорошо под осеннюю свежесть Душу-яблоню ветром стряхать И смотреть, как над речкою режет Воду синюю солнца соха (С. А. Есенин, «Хорошо под осеннюю свежесть?»).   

ДУШНАЯ
Душа – душна, и даль табачного Какого-то, как мысли, цвета. У мельниц – вид села рыбачьего: Седые сети и корветы. Крылатою стоянкой парусной Застыли мельницы в селеньи, И всё полно тоскою яростной Отчаянья и нетерпенья (Б. Л. Пастернак, Мучкап).

ДЬЯВОЛЬСКАЯ
 – А пёс его разберёт, что в его дьявольской душе таится!.. Танька-ли, цыганка, что перебежала от тебя, да у него, бают, в полюбовницах состояла, чего нагуторила, – ноне мне сказывали, и от него она сбежала, – али на самом деле врезался старый пёс в племянницу... (Н. Э. Гейнце, Малюта Скуратов).

ДЮЖИННАЯ
Воздержным голосом твоим Никто крикливо не хвалим, Никто сердито не осужен. Всем этим хвастать не спеши: Не редкий ум на это нужен, Довольно дюжинной души (Е. А. Баратынский, «Хотя ты малый молодой…»). Воспоминанья Страшней не помню: знал и я Изнеможение страданья, – Но что была печаль моя? К довольству суетному зависть, Быть может, личная ненависть, Тоска по женщине пустой, С тряпичной, дюжинной душой, Томленье скуки, злость бессилья (Н. А. Некрасов, Песня преступников).

 

ЕДВА РАСПУСТИВШАЯСЯ
А  ведь  есть  необъятное  наслаждение  в   обладании   молодой,   едва распустившейся души! Она  как  цветок,  которого  лучший  аромат  испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и,  подышав  им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет! (М. Ю. Лермонтов, Герой нашего времени).

ЕДКАЯ
В одной из жизней cамоедкой я, без cомнения, была: cаму cебя душою едкой люблю я pазъедать дотла… (А. С. Присманова, «Не видя каpаваев xлеба...»).

ЕЛЕЙНАЯ
– Душа ты елейная. К тебе и рад бы придраться, да ты всякого обезоружишь (П. Д. Боборыкин, На ущербе).

ЕВРОПЕЙСКАЯ
Таким образом, чем сильнее мы разовьёмся в национальном русском духе, тем сильнее отзовёмся и европейской душе, примем её стихии в нашу и породнимся с нею духовно, ибо вот это всечеловечность… и, может быть, и им, европейцам, стали бы полезны, сказав и им наше русское особое слово, которое они ещё, развившись насильственно, ещё не слыхали (Ф. М. Достоевский, Записные книжки).

ЕСЕНИНСКАЯ
Есенинская русская душа... Нет, не проста: В признаниях – тревога. Что жизни так отпущено немного. Чтоб только вспыхнуть И сгореть, спеша… Как перед матерью, перед страной До беззащитности он откровенен (Дмитрий Ковалёв, Есенин).

ЕХИДНАЯ
– Куда я теперь сунусь! Помилуйте! Всякий начальник, взглянув на аттестат, прямо скажет: «Были вы, милостивый государь, секретарём губернского правления, понизили вас сначала в тюремные смотрители, а тут и совсем выгнали: как я вас могу принять!» Ведь он, ехидная душа, поступаючи так со мной, понимал это, и что ж мне после того осталось делать? Полевой работы я не снесу по силам моим, к мастерствам не приучён, в извозчики идти – званье не позволяет, значит, и осталось одно: взять нож да идти на дорогу (А. Ф. Писемский, Тысяча душ).

 

ЖАДНАЯ
А женщина?.. увы! Елена В деревне, посреди полей, Приготовлялась жить. Пред ней Едва открылася арена, И упоений бытия Была жадна душа ея... (А. Н. Майков, Грёзы).

ЖАЛКАЯ
Как в Наталье, в её крестьянской простоте, во всей её прекрасной и жалкой душе, порождённой Суходолом, было очарование и в суходольской разорённой усадьбе (И. А. Бунин, Суходол). Всё понимаю, всё  – одно сиянье, Снег, облака, костров тяжёлый свет, И дым на улицах. Что состраданье! Но и тебе, мой друг, прощенья нет. За тихий смех «я завтра уезжаю», И уезжай! – дорога-то легка –За утешения, за то, что знаю, Как нищая душа твоя жалка (Г. В. Адамович, «Всё понимаю, всё – одно сиянье...»). Я думал о нищете и богатстве. О жалкой и ранимой человеческой душе… Когда-то я служил в охране (Сергей Довлатов, Чемодан). Душонка. Я остановился, свернул в переулок и там, под забором чьей-то зелёной веселенькой дачки, долго сидел в траве, опоминаясь. Тоска и страх стояли по обе руки от меня, тоска и страх… Надо было догнать его, сказал я себе, догнать и вытрясти его жалкую душонку. Чтобы неповадно было шляться крадучись по чужим дачам, высматривать чужих сыновей (Дина Рубина, Двойная фамилия).

ЖАРКАЯ
Прости же, холодная, острая дева, С кем дружно делил я свой быт кочевой, Внимая порывам священного гнева И праведной мести за край мой родной!  Есть дева иная в краю мне любезном, Прекрасна и жаром любви калена; Нет жаркой души в твоём теле железном –  Иду отогреться где дышит она (В. Г. Бенедиктов, Прощание с саблею). Но, печален в поле чистом, Князь себе не рад И не кличет громким свистом Кречетов назад. Он давно душою жаркой В перегаре сил Всю неволю жизни яркой Втайне отлюбил (А. А. Фет, Легенда).

ЖЕЛАЮЩАЯ
Но что в мечтаньях? Эти грёзы, Души желающей поток, Не осушат мне сердца слёзы, –  Я всё средь мира одинок!.. Но прочь укор на жизнь, на веру! Правдив всевышнего закон! Я за любовь, мой друг, чрез меру Твоею дружбой награждён (П. П. Ершов, Послание к другу).

ЖЕЛЕЗНАЯ 
Гармонией сладкой она проницала Железные души, медяные груди суровых людей;  Ни слуха, ни сердца она не встречала,  Чтоб их не восхитить до звездных поле Чудесным могуществом струнного звона (Н. И. Гнедич, Арфа Давида). Но дни его уж были сочтены; Он видимо слабел и наконец Уверился, что жизнь его была На тонком волоске; и ужас душу Его схватил, когда предстали разом Ей смерть и вечность; с страшным криком совесть Проснулась в нём; но ей не поддалась бы Его железная душа; он молча б Покинул свет, озлобленный, ни с кем Не примиренный, если б милый голос Ребёнка, посланного Богом , вдруг Его не пробудил (В. А. Жуковский, Капитан Бопп). Мазепа возвратился к столу, взял пакет писем и, отдавая их Наталье, сказал: – Вот всё, что мне осталось после твоей матери! Прочти их: ты увидишь, как она любила твоего отца! Наталья вышла из комнаты, и Мазепа, сев на свое место, покачал печально головою и сказал про себя: – Железная душа! Не далеко яблоко падает от яблони! Настоящая кровь моя! Нет, с ней нельзя ничего сделать силою! (Ф. В. Булгарин, Мазепа).

ЖЕМЧУЖНАЯ 
Всех, кто ни стоял, разобрала сильно такая речь, дошед далеко, до самого сердца. Самые старейшие в рядах стали неподвижны, потупив седые головы в землю; слеза тихо накатывалася в старых очах; медленно отирали они её рукавом. И потом все, как будто сговорившись, махнули в одно время рукою и потрясли бывалыми головами. Знать, видно, много напомнил им старый Тарас знакомого и лучшего, что бывает на сердце у человека, умудрённого горем, трудом, удалью и всяким невзгодьем жизни, или хотя и не познавшего их, но много почуявшего молодою жемчужною душою на вечную радость старцам родителям, родившим их (Н. В. Гоголь, Тарас Бульба). Предстоит она в полной красе, Обретенная сердцем заране,  С яркой лентою в томной косе,В величавом родном сарафане, С русской песнию в алых устах, Непонятной ушам иноверца, С русской думою в ясных очах И с любовию русского сердца, Красной девицей, с жизнью родной, И с семьею, и с верою дружной, С молодою девичьей красой И с девичьей душою жемчужной (К. С. Аксаков, «Я не знаю, найду ли иль нет…»). Не случилося тут братьев Изяславовых – Брячислава не случилося со Всевлодом: Он один из тела храброго Душу выронил жемчужную Сквозь златое ожерелие (Л. А. Мей,   Слово о полку Игоря, сына Святославова, внука Олегова.)

ЖЕНСКАЯ
Вот она правдивая-то повесть женской души. Это не выдумка, не сочинение, не сказка. Это – было. Это всё правда, от первого слова до последнего (П. Д. Боборыкин, Жертва вечерняя). Кто ты? Откуда? Как решить, Небесный ты или земной? Воздушный житель, может быть, – Но с страстной женскою душой (Ф. И. Тютчев, «День вечереет, ночь близка...»). Что такое – женская душа? Я не знаю – только хороша… Я её вдыхаю, не дыша… Убаюкай, женская душа!.. (Игорь Северянин, Женская душа).

ЖЕНСТВЕННАЯ 
– Вот вы про меня только думаете, а я про вас всё уже продумал до конца, как сюда ехал, так и продумал, – сообщил Гарднер. – Что, – думаю, – мне теперь делать с господином Бенцингом из города Профцгейма? Сдать в музей имени господина Курцера? Вот стоит же в Марбурге чучело лошади Фридриха Великого... Или, может, лучше поставить тюремным надзирателем в женском отделении? У него душа женственная, нежная, как у хозяина (Ю. О. Домбровский, Обезьяна приходит за своим черепом).

ЖЕНСТВЕННО-МЯГКАЯ
По легенде, некая старушка, видя, что костёр плохо разгорается, подбросила в него вязанку хвороста. Ян Гус пожалел её, сказав «Святая простота». Так погиб священник, который, по свидетельству современников, был человеком непоколебимо твёрдым во всём, что касалось религиозных взглядов и нравственных убеждений. Но обладал женственно-мягкой душой, отзывчивой на просьбы любого прихожанина. Каждый год 6 июля – в день гибели народного святого и мученика Яна Гуса – в Чехии в память о нём по всей стране жгут костры (В. И. Каганов, Можно ли жить своим умом? Об отринутых и проклятых...).

ЖЕСТОКАЯ
Душонка. Много беглых холопов на Руси скрывается по лесам да понизовым донским станицам. Собрать вместе –  сила. Да если ещё черносошные пахари, да посадские люди, да казаки? Пойдёт с ними Иван гулять по боярским усадьбам белой злой метелью, леденя жестокие княжеские душонки. Отплатит за всё сполна. Глядишь, одолеет рати Шуйского и даст народу хорошего царя, своего, мужицкого, справедливого… (Евгений Богданов, Вьюга).

ЖЕСТОКОСЕРДАЯ
– Как начал мне старик толковать, я и поняла, что у него на уме. Знать, и ему обидно, что Наташей пренебрегают. Богатством только и взяли перед нами. Ну, да пусть тот, разбойник-то, Пётр-то Александрович, о богатстве хлопочет; всем известно: жестокосердая, жадная душа. В иезуиты, говорят, тайно в Варшаве записался? Правда ли это? (Ф. М. Достоевский, Униженные и оскорблённые).
 
ЖЕСТОКОСЕРДНАЯ
Красота, оказывается, не может спасти и саму себя. Летят в «жаркие страны» стаи через откровенно «браконьерские страны» – Италию и Мальту. Здесь эту красоту не щадят: ни больших, ни малых, ни певчих. Мальта, вообще, определена как самое страшное место для птиц в Европе. Подумать только, католическая страна, исходящая слезами при одном упоминании о святости пап и кардиналов, на самом деле, имеет жестокосердную душу по отношению к братьям меньшим. Всё это слова. А статистика жёстче и страшнее: три процента населения занята отстрелом перелётных птиц на путях их естественной миграции (Юлия Красавина, Мальтийское оперение).

ЖЁСТКАЯ
Душа моя была пуста, жестка. Я походил тогда на бедняка: Надеясь клад найти, глубокий ров Он ископал среди своих садов, Испортить не страшась гряды цветов, Рыл, рыл – вдруг что-то застучало – он Вздрогнул… предмет трудов его найден – Приблизился… торопится… глядит: Что ж? (М. Ю. Лермонтов, Джюлио). Спеши на выручку, других зови, – Пусть не найдётся душ глухих и жёстких! Без этого к чему слова любви О родине, О речках, О берёзках?! (Александр Яшин, Твоя родина).

ЖИВАЯ
– Они там – в глубине сибирских руд – души свои живые сохранили, сквозь вьюги, сумрак и нищету, в оковах, свет свой пронесли... А я – свободный, богатый – душу зарыл глубже, чем в руднике. Тёмный демон – душа моя, и... поздно! не взлететь ей! (А. В. Амфитеатров, Княжна). Колдун одной рукой кадил, И струйкой синей и кудрявой Курился росный ладан... Но – Он клал другой рукой костлявой Живые души под сукно (А. А. Блок, Возмездие). Мы горюем, когда кто-либо умирает, хотя знаем, что смерти нет больше, что есть только временное успение, тогда как живая душа ликует лицом к лицу со своим Живым Господом…  (митрополит Антоний (Блум), Воскресенье о слепорождённом).

ЖИВОТВОРЯЩАЯ
Божественный металл, красящий истуканов, Животворящая душа пустых карманов, Подпора стариков, утеха молодых, Награда добрых дел, нередко и худых, Предмет воюющих, порой живущих мирно, И досажденье тех, у коих брюхо жирно… (И. Ф. Богданович, Стихи к деньгам).

ЖИВУЧАЯ
Прохор поправлялся туго. Дух  Ибрагима  всё  гуще  погрязал  в  унынии. Кругом чувствовалась смерть, и её глухой неотвязный скрежет  неуемно  глодал живучую душу человека. В помутившихся отупелых глазах черкеса  то  застывала смертельная тоска, то вдруг рождалась непреклонная воля жить (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ЖИЗНЕРАДОСТНАЯ
Вдоволь бы песни наслушаться сладостной, Взором бы в небе тонуть голубом! Горе забыто душой жизнерадостной Ночью ль такой помышлять о земном! (К.Р.[Константин Романов], «Ночь. Небеса не усеяны звездами…»).

ЖУТКАЯ
Конечно, мне объяснили, какой это был дом и кто этот человек, это от отца и матери узнал я о существовании на свете того особого сорта людей, которые называются острожниками, каторжниками, ворами, убийцами. Но ведь слишком скудно знание, приобретаемое нами за нашу личную краткую жизнь, – есть другое, бесконечно более богатое, то, с которым мы рождаемся. Для тех чувств, которые возбудили во мне решётка и лицо этого человека, родительских объяснений было слишком мало: я сам почувствовал, сам угадал, при помощи своего собственного знания, особенную, жуткую душу его (И. А. Бунин, Жизнь Арсеньева).

 

ЗАБЛУДИВШАЯСЯ
И рассыпалась правда – на милость Иноземных и чуждых кликуш, В полуправду она превратилась – В топкий путь заблудившихся душ (Пётр Буганов, Правда).

ЗАБЛУДШАЯ
Костры Пылали вдохновенно, очищая От одержимости и ересей Заблудшие, метущиеся души. Доминиканцы жгли еретиков, А университеты жгли колдуний (М. А. Волошин, Таноб).

ЗАБУБЁННАЯ . См. Никчёмная душа.

 ЗАВИСТЛИВАЯ
Душонка. –  Тортон, не огорчайтесь, –  утешила его Рой, –  в следующий раз вы попадёте по-настоящему, добровольно. –  О мелкие, завистливые душонки! –  взревел Тортон. Его подразнили ещё и оставили в покое. –  Факт тот, что я получу приз, –  объявил он и уселся с торжеством на диване (А. С. Грин, Дорога никуда).

ЗАВЯЛАЯ
Нет, лиру высоко настроя, Не в силах с музою моей Я славить бранный лавр героя Иль мирные дела судей – Мне крыльев не дано орлиных С отверстым поприщем для них. К тому ж напрасно муза ищет Теперь героев и судей! Дамон бичом отважно хлыщет По стройному хребту коней, А Клит в объятиях Цирцеи Завялою душою спит (А. А. Дельвиг, К Евгению).

ЗАГАДОЧНАЯ
Уезжая утром в рассвете, он смотрел на окна её спальни и думал о ней, стараясь сквозь стены проникнуть к ней, в её загадочную душу. (Н. Г. Гарин-Михайловский, Инженеры). В душе моей загадочной есть тайны, Которых не поведать языком, И постигаются случайно Они лишь сердцем, не умом (К. Р. [Константин Романов], «О, не дивись, мой друг, когда так строго…»). Он восемь лет ходил к одной польке, пока на Элизе не женился, и двести франков ей давал, так она даже бутылки минеральной воды ни разу не купила, он всё приносил сам – и воду, и кофе, и печенье… Не зря говорят: загадочная русская душа. Он не такой молодой потом оказался, хотя свеженький, полненький, лет ему уже сорок восемь было (Людмила Улицкая, Цю-юрихь).

ЗАГРУБЕЛАЯ
Влад покачал головой и пошёл закрывать решётку, перекрывающую длинный тёмный корридор. Вдруг, посреди дисгармонии окружающих звуков, он уловил некую высокую чистую ноту, какое-то нежное пение. Оно призывно манило как глоток свежего воздуха, услаждая слух, смягчая загрубелую душу и разглаживая хмурые морщинки на лице (Влад Селедцов, Дверные сказки).

ЗАГУБЛЕННАЯ
Так кто вы суть, загубленные души? Куда спешите, полуобразины? Вас не разъять – едины обе массы. Суть Сутина – «Спасите наши туши!» Вы ляжете, заколотые в спины,  И урка слижет с лиц у вас гримасу (Владимир Высоцкий, «И кто вы суть? Безликие кликуши?..»).

ЗАДЁРГАННАЯ. См. Неспособная к взлёту душа.

ЗАДУБЕВШАЯ
Душонка. Сашка подумал: рот бы себе чем заткнуть, чтобы не закричать, не зареветь от голода на весь вагон! Не про банку, хрен с ней, с этой недосягаемой мечтой-банкой! А про директора-суку из Томилина, которому велели, письменно, это уже по чужим разговорам стало ясно, дать им хлебный и прочий паёк на пять суток! О чём он, падла, сидя тогда на ступеньках и почесывая прыщавые подмышки, думал, где его плюгавенькая совесть была: ведь знал, знал же он, что посылает двух детей в голодную многосуточную дорогу! И не шевельнулась та совесть, не дрогнула в задубевшей душонке ни одна струнка! (Анатолий Приставкин, Ночевала тучка золотая).

ЗАДУМЧИВАЯ
Надежды... о! они мои, Мои – они святое царство Души задумчивой моей... (М. Ю. Лермонтов, Желанье). Недалёко за стеною И веселие, и смех, Но – с задумчивой душою Мальчик прячется от всех (А. Н. Апухтин, Деревенский вечер).

ЗАЖИВО РАЗЛАГАЮЩАЯСЯ
Душонка. Не поленитесь наблюсти когда-нибудь за улыбками «мальчика», за его пожатиями руки, всмотритесь в разнообразные оттенки и тех и других, и вы без труда догадаетесь, что это за канальский зародыш. В этих улыбках откроется для вас весь внутренний мир этой, если можно так выразиться, заживо разлагающейся душонки со всем её тайным высокомерием. Вы поймете, что здесь, как в гробу некоем, заключено тление целого мира, что было бы напрасным трудом искать тут признаков жизни, потому что этой последней нельзя да и нет никакой надобности входить в какое-либо прикосновение с этим заживо истлевшим миром (М. Е. Салтыков-Щедрин, Наша общественная жизнь).

ЗАЗИМОВАВШАЯ
Зазимовавшею душою Пора очнуться ото сна: Добра и света дай, весна, И мне в борьбе со злом и тьмою! (К. Р. [Константин Романов], «Ещё и Марта нет, а снег…»).

ЗАКАЛЁННАЯ
Этот человек, стоически переносивший на своей спине удары палача и ещё накануне искренно похвалявшийся  неестественной любовью к плети, удовольствием при процессе полосования своего собственного мяса, – сегодня в глазах тридцати товарищей упал в обморок от пожатия руки. Но... обессилило его не столько чувство страшной и совсем ещё неведомой доселе боли, сколько невозможность сломить своего противника, обессилило сознание нравственного превосходства этого противника, сознание потери своего первенства, значения и влияния на своих товарищей. Вот чего не вынесла закалённая душа старого жигана! Коса нашла на камень – и камень сломил её (В. В. Крестовский, Петербургские трущобы).

ЗАКЛЮЧЁННАЯ
На часах у стен тюремных, У окованных ворот, Скучно в думах неизбежных Ночь унылая идет. Вдалеке волшебный город, Весь сияющий в огнях, Здесь же плит гранитных холод Да засовы на дверях. Острый месяц в тучах тонет, Как обломок палаша; В каждом камне, мнится, стонет Заключённая душа (Николай Клюев, На часах).

ЗАКОВАННАЯ
Право,  я заметил, что весной как будто чаще случались у  нас  острожные  ссоры.  Чаще слышался шум, крик, гам, затевались истории;  а  вместе  с  тем,  случалось, подметишь вдруг где-нибудь на работе чей-нибудь задумчивый и упорный  взгляд в синеющую даль, куда-нибудь туда, на другой берег  Иртыша,  где  начинается необъятною скатертью, тысячи на полторы версты,  вольная  киргизская  степь; подметишь чей-нибудь глубокий вздох, всей грудью,  как  будто  так  и  тянет человека  дохнуть  этим  далёким,  свободным   воздухом   и   облегчить   им придавленную, закованную душу (Ф. М. Достоевский, «Записки из мёртвого дома»).

ЗАМЕРШАЯ
…Малейшего облегчения было достаточно, лишней пайки хлеба, тарелки крапивных щей, чтобы очнулась стиснутая до предела, замершая душа. И тогда с небывалым прежде восторгом, благоговением ценились простые радости: сухой чистый асфальт, оконная рама с целым стеклом, нагретая солнцем стена, зелень деревьев, ни в одну весну не были они такими зелеными, как в ту весну! Чудом была и кровать с чистыми простынями, и цветок, который можно было не рвать, не жевать, не готовить из него салат, а оставить просто цветком, который вырос на газоне (А. М. Адамович и Д. А. Гранин, Блокадная книга).

ЗАМКНУТАЯ
И надо видеть, какой отец, какой умный, добрый и попечительный отец этот почтенный старик Бегичев  А старик  Ион, доктор прав, воспитатель Грибоедова. Этот старик, учёный доктор, немец, тёплая и сама в себе замкнутая душа, оплакал как-то, с год, что ли, тому назад, смерть своего попугая. В этой почти детской привязанности не видна ли самая гуманическая природа (Д.  А. Смирнов, Рассказы об А. С. Грибоедове, записанные со слов его друзей). Слова – как пена, Невозвратимы и ничтожны. Слова – измена, Когда молитвы невозможны. Пусть длится дленье. Но я безмолвие нарушу. Но исцеленье Сойдёт ли в замкнутую душу? (Зинаида Гиппиус, Отдых).

ЗАМОЛКШАЯ
Прочитай мою присылку, милый брат, и прошу тебя, напиши мне откровенно и отчетливо твоё мнение. Ты умён и чувствителен и недаром у нас в семье слывёшь за доку, объясни мне глубокое впечатление, произведённое на моё сердце и ум мой этою рукописью, единственным отголоском прекрасной души, замолкшей, не высказавшись здесь никому (Е. П. Ростопчина, Неизвестный роман).

ЗАМОЛЧАВШАЯ
Ниже, все ниже, все вниз Замолчавшей душой устремись! В смерчи нам радость дана, – Красота, тишина, глубина! (К. Д. Бальмонт, Потухшие факелы).

ЗАНОСЧИВАЯ
– А мир стихов? – Но мир стихов, Как всё земное, наскучил мне и нездоров! Его покину я подавно: Недаром прежний доброхот Моей богини своенравной Середь Москвы перводержавной Меня бранил во весь народ. … Помилуй Бог, его я трушу! Отворотил он навсегда От вдохновенного труда Мою заносчивую душу! (Н. М. Языков, А. Н. Вульфу).

ЗАПЛАКАННАЯ. См. Опрозраченная душа.

ЗАПУГАННАЯ. См. Неспособная к взлёту душа.

ЗАПЯТНАННАЯ
Когда бедняк свою любовь Решился высказать, улыбкой И взором нежным одобрён, Вы тотчас выдвинули предков... Удар был метко нанесён! О леди Клара Вер-де-Вер! С какой насмешкою взирает С небес наш праотец Адам На то, чем все вы так гордитесь, На эту ветошь, этот хлам! Поверьте, тот лишь благороден, Чья не запятнана душа...  (А. Н. Плещеев, Леди Клара Вер-де-Вер).

ЗАРОСШАЯ. См. Атрофированная душа.

ЗАТАИВШАЯСЯ
Во всех делах, где ум успешливый / победу праздновать спешит, / он ловит грустный и усмешливый / взгляд затаившейся души (Игорь Губерман, Гарики на каждый день).

ЗАТОЧЁННАЯ
Все годы лучшие твои схватили – / не самого тебя, слава Господи. Убили душу лишь, Марлен Мотивыч, / и расшакалили в Госкино. Топтал ботиныч асфальт Державы, / а в заточённой твоей душе / сидели Слуцкий и Окуджава, / зал нестудентов теперь уже (Андрей Вознесенский, Портрет Хуциева).

ЗАХМЕЛЕВШАЯ
Ни русалка не знает, ни леший, Где его похоронена Русь, Где от горя душой захмелевшей Разудало растрачена грусть, Где возник он, – небесный от роду Аж до сердца, до имени аж, И какому уроду в угоду Смерть наладила свой камуфляж (Валентина Поликанина, Дети слова).

ЗАЧЕРСТВЕЛАЯ
Никогда ещё гетману не приходилось встречать людей, подобных ей. Много перебывало в его руках озлобленно-бесстрашных, которые, заливаясь проклятиями, испускали дыхание, не дрогнув ни в одной из жесточайших пыток. Но тут бесстрашие бесплотных и – немощь девицы, жажда страданий, слово любви на устах, во взорах кротость и нежность, красота телесная, и видимая сила Божия во всех действиях, – зачерствелая душа гетмана смутилась (Д. Л. Мордовцев, Кочубей).

ЗАЯЧЬЯ
– Ты вот что, земляк, скажи мне… – Озеров оглянулся назад, затем спросил потише: – Отчего это у нас немцев так боятся, а? Что такое? В чём дело? – А кто боится? – Да многие. – Ну нет, – спокойно возразил Юргин. – Таких, товарищ капитан, совсем мало. Нет, против немцев особого страху не видать. У кого заячья душа, тот, понятно, и свою тень увидит – без памяти шуганёт в кусты (М. С. Бубеннов, Белая берёза). Душонка. –  А что же делать-то? Что мы можем против них? Это сказал  жалким, беспомощным  голосом Михаил  Михайлович –   один  из наших заводил, сильный и громкий мужик. –  Ничего  не можем, –  подхватил  Пашка, –  и всё  можем.  Будем молчать  и ждать –  нам кранты. Главврач –  пешка, всполошились верхние начальники. О нас услышали за  «бугром», и сразу у  них в портках намокло.  Ничего на свете не боятся, мудрят, изгаляются над людьми, как хотят, а душонки-то заячьи (Юрий Нагибин, Бунташный остров).

ЗВЕНЯЩАЯ 
И поднялись, словно гибкая серна, белые розы в руках... В тёмных глазах видно в улыбке звенящую душу... Девушки странной ты имя послушай, имя не русское, звонкое: Эрна! Словно душистый цветок... (Е. И. Дмитриева, «Ветер и солнце. Палящее солнце...»).

ЗВЕРИНАЯ
П у г а ч ё в. Долгие, долгие тяжкие года Я учил в себе разуму зверя…  Знаешь?  Люди ведь все со звериной душой, – Тот медведь, тот лиса, та волчица, А жизнь – это лес большой, Где заря красным всадником мчится. Нужно крепкие, крепкие иметь клыки (С. А. Есенин, Пугачёв).

ЗВЕРСКАЯ
Но ты, о зверских душ забава! Убийство! – я не льщусь тобой, Батыев и Маратов слава Во ужас дух приводит мой (Г. Р. Державин, Мой истукан).

ЗДОРОВАЯ
Взгляд светлый, бодрый шаг, здоровая душа; Как пахарь, где пройдёт, он там распашет нивы, Посеет семена, и мудро терпеливый Он ждет, чтобы настал желанный жатвы день (П. А. Вяземский, «Не по моим ногам усиленный ваш ход...»). – Ну, теперь, – говорил наставительно Карташёву Андрей Васильевич Коленьев, – бросьте все дела, всё, всё выбросьте из головы, и пусть кровь прильёт к желудку и поможет ему сделать как следует самое важное дело в жизни, потому, во-первых, что только в здоровом теле здоровая душа, а во-вторых, потому, что, как говорит мой портной-еврей, унесём мы с собой отсюда, с земли, только свой последний обед (Н. Г. Гарин-Михайловский, Инженеры). Любить и ближних и Христа – Для бедных смертных – труд суровый. Любовь понятна и проста Душе неведомо здоровой (А. А. Блок, «Мы все уйдём за грань могил…»).

ЗДРАВАЯ
Он прав, наш Вяземский! Я думал, что он льстец! Я в истине его катреня сомневался! Но в свой последний час вчера я сам признался, Что он тебя хвалил, спросясь у всех сердец! И чтоб его стихи не оправдать собою, Чтоб подле мудрости свой ум не погубить, Чтобы хоть умереть со здравою душою – Себя я поскорей решился уморить!.. Самоубийство мне, увы! не пособило! Я уморил себя... но то уж поздно было! (В. А. Жуковский, С того света).

ЗЕЛЁНАЯ
Душонка. Не махните рукой на это письмо, как на надоедливую муху, не бросьте его в сорный ящик, а прислушайтесь к голосу ищущего света и ответьте мне лично, что вы об этом думаете. ещё раз извиняюсь и прошу меня извинить, и если вы меня найдете дураком, страдающим психической болезнью, то простите и не говорите другим, чтобы не осмеяли мою молодую зелёную душонку (Яков Пан, Письмо Луначарскому, 14 июля 1921 г.).

ЗЕМНАЯ
Довольно слов, что нижут ожерелья,  В пустой игре за стих цепляя стих,  Довольно слов, и пошлого веселья, И гнусных дел – уж слишком много их! Таких забав достоинство поэта  Пускай бежит. Да будет речь ему Залогом милосердия и света, Убежищем, не зримым никому. Нельзя, нельзя грешить в ней бесконечно, Её отдать для шутки – было б жаль Тому, кто ею выражает вечно  Земной души и радость и печаль (К. К. Павлова, «Довольно слов, что нижут ожерелья…»). Отвека люди служат Богу, Тому, кого незримый гнёт К его небесному чертогу Тягчит земной души полёт (А. А. Блок, Погоня за счастьем). Поплыла над известкой икона, Коммунальный ворочая ил, Где халат с серебристым драконом Злую бедность победно дразнил … Где монаршая стать-оболочка В кровь стопталась: ни сна, ни гроша; Где о Родине – каждою строчкой – С плах молилась земная душа… (Валентина Поликанина, Дети слова).

ЗЕРКАЛЬНО ЧИСТАЯ
Не дай ты потускнеть душе зеркально чистой От их дыхания, невинный ангел мой! Как в детстве, отражай игрой её сребристой Все сказки чудные, дар старины святой (К. К. Павлова, Сонет).

ЗЛАЯ
Только, видишь, вот в чём диво: Чёрт варил двенадцать баб (Он, вишь, был сердечком слаб, Был влюблён он в них по уши, Да надули, злые души!); Кипятком вода кипела, Вверх бросалась пена бела, А колдуньям нипочём, Чёрта дразнят языком, Улыбаются, хохочут, Чёртов люд честной порочат, Брызнут пеной в сатану Да и спрячутся ко дну... (Н. А. Некрасов, Баба-яга, костяная нога).   – Я тебя просил Христом-богом в Чермашню съездить... на день, на два, а ты не едешь. – Завтра поеду, коли вы так настаиваете. – Не поедешь. Тебе подсматривать здесь за мной хочется, вот тебе чего хочется, злая душа, оттого ты и не поедешь? (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

ЗЛОБНАЯ. См. Волчья душонка.

ЗМЕИНАЯ
Князь Юрий топал ногами и вопил: – Она тварь была! Ведьма! Проклятая татарская ведьма! Если бы при царе Алексее Михайловиче, её бы надо было в срубе сжечь! К ней огненный змей летал! Он мою форму украл! Змеиное отродье: форма моя, а душа змеиная... (А. В. Амфитеатров, Княжна). В ответ властелину гудят терема, Звонит с ним и Вяземский лютый, Звонит всей опрични кромешная тьма, И Васька Грязной, и Малюта, И тут же, гордяся своею красой, С девичьей улыбкой, с змеиной душой, Любимец звонит Иоаннов, Отверженный Богом Басманов (А. К. Толстой, Василий Шибанов).

ЗНАКОМАЯ
Опера, виртуозы, артисты, капелла, всё там, и мне решительно нечего делать, некуда пойти. Ни души знакомой (Н. В. Кукольник, Максим Созонтович Березовский).   

ЗОЛОТАЯ
– Ваня, послушай, если я и люблю Алёшу как безумная, как сумасшедшая, то тебя, может быть, ещё больше, как друга моего, люблю. Я уж слышу, знаю, что без тебя я не проживу; ты мне надобен, мне твоё сердце надобно, твоя душа золотая...  (Ф. М. Достоевский, Униженные и оскорблённые). Вон река – блеск и тень камыша; Красна девица с горки идёт, По тропинке идет не спеша; Может быть – золотая душа, Может быть – красота из красот (Я. П. Полонский, На железной дороге). – Да,  дети,  это  была золотая, благородная, честная душа! На редкость хорошая! – обратилась она к нам тихим, но внятным голосом. «Чистая!  Честная!  Святая!  И  лежит здесь без дыхания и мыслей, а мы, ничем   не   отличающиеся,  шаловливые  и  капризные,  будем  жить,  дышать, радоваться!..»  –  сверлило  мой  мозг,  и каким-то озлоблением охватило мою детскую душу  (Л. А. Чарская,   Записки институтки). Я вернулся домой без гроша... Только в памяти билось и пело И берёзы дрожащее тело, И костра золотая душа (Анатолий Жигулин, «Вспоминаются чёрные дни...»).

ЗРЕЛАЯ
От первых смысленных годов Знаком и верен вдохновенью: Лишь всемогуществу его Обязан вольностью и счастьем, И чистым, светлым сладострастьем Ума и сердца моего; Его забуду ли я ныне? Я ль, живо сознанный собой, В моей любви, в моей святыне Вскаюсь зрелою душой? (Н. М. Языков, Графу Д. И. Хвостову).

ЗЫБКАЯ
Ты не прочь от модного скандала,  И надо дерзким быть, чтоб угождать тебе...  Но что ты любишь? Чем душа твоя страдала?  Когда ты жертвовал, кому, в какой борьбе?..  С умом расчётливым, в душой неверной, зыбкой,  И с этой вечною, болезненной тоской,  И с этой мёртвою, скептической улыбкой, –  Вот он, наш судия, читатель дорогой!.. (Д. С. Мережковский, Семейная идиллия).


 

ИГРИВАЯ
Воплощённое веселье, Радость в образе живом, Упоительное зелье, Жизнь в отливе огневом, Кипяток души игривой, Искры мыслей в море грёз, Резвый блеск слезы шутливой И не в шутку смех до слёз (В. Г. Бенедиктов, «Воплощённое веселье…»).

ИЕЗУИТСКАЯ. См. Паточная душонка.

ИЗБРАННАЯ
Вся жизнь Кати Миловидовой была сплошной бессмыслицей, и именно в этом заключается её трагизм. Натура пылкая и даровитая, душа, сотканная из противоречий, что составляет удел лишь избранных душ, – Катя родилась от союза иконописца-чиновника и сонливой бабы (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

ИЗВЕДЁННАЯ
И вобрав изведённые души, Как бы ясно моя ни лучилась, Я и нынче проснусь – не заснувши: – Сколько боли кругом приключилось! (Татьяна Бек, «Долетает ли песня из сада…»).

ИЗДЁРГАННАЯ
В его больной, издёрганной душе вдруг зажглось нестерпимое желание нежной девической любви, жажда успокоительной женской ласки. Бобров искал случая подойти к Нине, но она всё время была занята (А. И. Куприн, Молох).

ИЗЛОМАННАЯ
Её изломанная душа, где так причудливо соединялись доброта и недоверчивость, роковая какая-то устремлённость к невидимым пределам и глухая, заматеревшая косность, была если и не открыта ему, то интуитивно ясна, постигаема  (Еремей Парнов, Александрийская гемма).
 
ИЗМЕНЧИВАЯ
Не бред, не призрак ты лесной, Но старина не знала фей С такой неверностью очей, С душой изменчивой такой! (А. А. Блок, «В передзакатные часы…»).

ИЗМУЧЕННАЯ
Разлюби меня, покинь меня, Доля, долюшка железная! Опротивела мне жизнь моя, Молодая, бесполезная! Не припомню я счастливых дней – Не знавал я их с младенчества! Для измученной души моей Нет в подсолнечной отечества! (А. И. Полежаев, «Разлюби меня, покинь меня…»). Не говори, мой друг: «Она меня забудет, Изменчив времени всемощного полёт; Измученной души напрасный жар пройдёт, И образ роковой преследовать не будет Очей задумчивых; свободней и смелей Вздохнёт младая грудь… (А. А. Фет,  «Не говори, мой друг: «Она меня забудет…»). Давно ли в этот сад в чудесный вечер мая Входили  мы вдвоём? О, сколько, сколько раз его мы, не смолкая, Бывало,  обойдём! И вот я здесь один, с измученной, усталой,  Разбитою  душой (А. Н. Апухтин, «О, Боже, как хорош прохладный вечер лета…»).

ИЗНЕЖЕННАЯ
Настало лето, но инспектор забыл про вино и водку и не уезжал из Яблоновки, и наконец влюбился в задумчивую толстую девочку, и босой ходил с изнеженной душой (Юрий Петкевич, Явление ангела).

ИЗНЕМОГАЮЩАЯ
С изнемогающей душой, На неизвестную разлуку Не раз трепещущей рукой Друзьям своим сжимал я руку  (Е. А. Баратынский, «Тебе на память в книге сей …»).

ИЗНЕМОЖЁННАЯ
С уничтожением рассудка, В нелепом вихре бытия Законов мозга и желудка Не различал во мраке я. Я спал душой изнеможённой, Никто мне бед не предрекал, И сам, как раб, ума лишенный, Точил на грудь свою кинжал; Потом проснулся... но уж поздно... (А. И. Полежаев, Отрывок из письма А. П. Лозовскому).

ИЗНОШЕННАЯ
С волшебной быстротою Дни резвые бегут: Меж утренней зарею И сумрачной порою Лишь несколько минут Сочтём, мой друг, с тобою! Тогда как в тех домах, Где гордость с суетою И подлость впопыхах, Одна перед другою В натянутых словах Невольно открывают Всю скуку, что питают  В изношенных душах… (П. А. Вяземский, К подруге).

ИЗНЫВШАЯ
И если, совладать с тоскою не умея, Изнывшая душа застонет, задрожит... Скорей сдави мне грудь, прерви мой стон скорее, А то, быть может, Бог услышит и  простит  (А. Н. Апухтин, «О, смейся надо мной за то, что безучастно…»).

ИЗРАНЕННАЯ
[Никодим:] Мне не найти покоя! Обманутый несбывшейся надеждой, Я день и ночь брожу с своей тоской. В больной, израненной душе и холод, И пустота... И сон бежит от глаз. Ах, тщетны были вера и надежды! (К. Р. [Константин Романов], Царь Иудейский). –  В квартире у них тепло и уютно, в особенности замечательны кремовые шторы на всех окнах, благодаря чему чувствуешь  себя оторванным от внешнего мира... А он, этот внешний мир... согласитесь сами, грязен, кровав и бессмыслен –   Вы,  позвольте  узнать,  стихи  сочиняете?  –   спросил  Мышлаевский, внимательно всматриваясь в Лариосика. –  Пишу, –  скромно, краснея, произнёс Лариосик. –  Так... Извините, что я вас перебил... Так бессмыслен, вы  говорите... Продолжайте, пожалуйста... –  Да, бессмыслен, а наши израненные  души  ищут  покоя  вот  именно  за такими кремовыми шторами... (М. А. Булгаков, Белая гвардия).

ИЗУРОДОВАННАЯ
Любая жестокость против человека. Ведь жестокость – понятие универсальное. Если человек с изуродованной душой мучает живое существо, значит, у него не в порядке с психикой, с моралью, с совестью (Кого жалеть? Прирученных и униженных // «Известия», 8 сентября 2002 г.).

ИЗЯЩНАЯ
Вождь – знаньем бранным знаменит, В котором мудрость с добротою, Терпенье, храбрость с быстротою  Вместились всех изящных душ! (Г. Р. Державин, На переход Альпийских гор).

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ 
Центр художественного внимания Леонида Андреева – это индивидуальная душа, преимущественно в моменты острого переворота, когда повседневные настроения освещены заревом необычного, трагического чувства, чаще всего – ужаса  (А. Д. Троецкий,  Леонид Андреев). Тут Аня заметила и ещё одну особенность:  каждая игрушка имела свою индивидуальную душу, отражающую её особенность и индивидуальность (Александр Беляев, Дороги изнанки).

ИНЕРТНАЯ
Его азарт возбуждал  окружающих.  Есть  люди, которые вселяют спокойствие, он  же  обладал  обратным  даром  –  будоражил, флегматичные натуры вдруг приходили в волнение, его присутствие  раскачивало самые инертные, вялые души (Даниил Гранин, Зубр).

ИНТЕЛЛИГЕНТСКАЯ
Душонка. –  И дальше вы сказали, –  методически продолжал я: –  «И вот обезьяна приходит за своим черепом, а три интеллигента сидят и ведут идиотский разговор о Шиллере и Гёте, –  так чёрт бы подрал, –  так сказали вы, –  эту дряблую интеллигентскую душонку с её малокровной кожицей!» Но, к сожалению, ни один из интеллигентов, сидящих в зале, вас тогда не послушал, и вы знаете, чем это кончилось. И вот я весь последний год думаю: да полно, стоит ли тот мир, который мы создаём с вами, хотя бы наших покойников? (Ю. О. Домбровский, Обезьяна приходит за своим черепом).

ИНФЕРНАЛЬНАЯ
– Но это была бы уж такая мерзость, – свирепо ударил Митя кулаком по столу, – это так бы роняло, что уж я и не знаю! Да знаете ли вы, что она могла бы мне дать эти деньги, да и дала бы, наверно дала бы, из отмщения мне дала бы, из наслаждения мщением, из презрения ко мне дала бы, потому что это тоже инфернальная душа и великого гнева женщина! (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы). Инфернальная – адская, дьявольская.

ИСКАЖЁННАЯ
Когда очнусь душою праздной И станет страшно за себя, –Бегу я прочь с дороги грязной, И негодуя, и скорбя... Болящим сердцем я тоскую И узы спутанные рву; И с неба музу мне родную В молитве пламенной зову...  Когда ж на зов она слетает, Как летний сумрак хороша, И искажённая душа Свой первообраз в ней узнает, – Как больно, следуя за ней, В ту область, где светлей и чище, Переносить свое кладбище Погибших звуков и теней!.. (А. М. Жемчужников, «Когда очнусь душою праздной…»).

ИСКАЛЕЧЕННАЯ
О. Василию пришлось низко наклониться, чтобы принять исповедь калеки, и в открыто спокойном зловонии его тела, в паразитах, липко ползавших по его голове и шее, как сам он ползал по земле, попу открылась вся ужасная, не допустимая совестью постыдная нищета этой искалеченной души (Л. Н. Андреев, Жизнь Василия Фивейского). – Просто я – прихоть вашей изломанной и искалеченной души (В. Я. Брюсов, Пустоцвет).

ИСКРЕННЯЯ
Друг добрый с искренней душою Тяжёл для нынешних веков! – Обычай бедственный! – но он у всех таков! (А. Ф. Мерзляков, «Мы страсти многие в душе своей питаем…»). Бог дал нам, грешным, недугующим бесчисленными страстями, как милостивый Врач ; покаяние, как духовное врачество, как жизнь. Всякая искренняя душа жаждет покаяния, как живительного пития, как пищи, укрепляющей душу и тело, как слепой ; света. Дар покаяния нам исходатайствован от Отца небесного Иисусом Христом и только Им одним, ибо Он один за нас исполнил всю правду, весь закон Божий, которого никто из людей сам собой исполнить не мог; ибо Он один взял на Себя проклятие, которым праведно проклял человечество непокорное Отец небесный; Он один за нас претерпел все муки и за нас вкусил смерть, которую мы сами себе снискали, как неизбежный оброк греха. Если бы Господь Иисус Христос не принёс Себя добровольно в жертву за нас, нам не было бы дано покаяния, а ради Его жертвы, оно дано всем верующим, и все истинно смыслящие усердно пользуются им, изменяются Божественным изменением, делаются новыми людьми, с новыми мыслями, желаниями, намерениями, делами и спасаются, просветляются и Богу присвояются (праведный Иоанн Кронштадтский, Дневники).

ИСПАРЯЮЩАЯСЯ
Из юрт вышли вооружённые мужчины. В глазах у них горел огонь достоинства. Пахло кровью, серой, приключением. Мир превращался в большую игру. Охоту человека на человека! В трагедию! Столетняя мумия точно выразила давнишнюю муку земли, запев священную песню воинов. Сон кончился. Начинался позор. Впереди был поход. Исход! Истечение! Тлен! Люди вылежали свои тела, допили до дна страх и робость вопросов. Вопросы кончились. Ответы были за горизонтом. Покой менялся на пространство. Жизнь на приключение. Все обесценилось. Ценой становилось движение – неумолимая поступь беды, которую пытались отсрочить чужой смертью. Смерть не страшила – линялый, вытертый узор на пыльном половике. Универсальная философия беды: «Ты умри сегодня, а я завтра» – становилась вершиной испаряющихся душ (Владимир Скрипкин, Тинга).

ИСПАЧКАННАЯ. См. Безнравст¬венная душа.

ИСПОЛИНСКАЯ
 Кто ж стоит там в отдаленьи Меж толпою, без движенья, Грустно голову склонив, То суров, то молчалив, То с улыбкою унылою? - Это он, слепой еврей, Саваофом дивной силою Одарённый назарей, – Это тот, кто крепость львиную Силой мышцы укротил; Тот, кто челюстью ослиною Вражьи полчища разбил; Тот, кто нивы филистимские Беглым пламенем пожёг, Кто душою исполинскою Пред женою изнемог… (Л. А. Мей,  Сампсон).

ИСПОРЧЕННАЯ
Душонка. Некто Вибеке, молодая, прелестная собой, но с низкой, испорченной душонкой, обратив на себя внимание короля, решилась занять при нем место Христины Мунк, т. е. развести его с супругой, а с ней, Вибеке, сочетаться браком. Разыгрывая до времени роль неприступной невинности, Вибеке кружила голову старому королю, твердя ему о своей страстной любви и неограниченной привязанности (Кондратий Биркин (П. П. Каратыгин), Временщики и фаворитки XVI, XVII и XVIII столетий).

ИСПУГАННАЯ
И все-таки страх висел над ним [генералом] тёмной, качающейся глыбой. Как ни дико, как ни маловероятно казалось ему временами предположение, что кто-то новый и враждебный потребует от него отчёта в содеянном и обвинит его именно за то, что он добродетель исполнительности и закономерности ставил выше всех добродетелей, –  но такое предположение рождалось где-то в дальних тайниках испуганной души и отравляло жизнь медленным ядом мучительного беспокойства. А жизнь неожиданно выдвинула так много нового, непонятного, затруднительного, что голова пошла кругом! (Ф. Д. Крюков, Шквал). – А зачем ты пьёшь? Я вздохнул. – Понимаешь, Дениска… Пока не выпьешь, мир вокруг такой большой, страшный… а душа маленькая, испуганная. А как выпьешь – мир становится маленький, а душа – большая-большая! И ничего не страшно. Понял? (Андрей Волос, Недвижимость).

ИСПЫТАННАЯ
Его наружность  была  из  тех,  которые  с  первого  взгляда  поражают неприятно, но которые нравятся впоследствии, когда глаз  выучится  читать  в неправильных чертах отпечаток души испытанной и высокой. Бывали примеры, что женщины влюблялись в таких людей до безумия и не променяли бы их  безобразия на красоту самых свежих и розовых эндимионов; надобно отдать  справедливость женщинам: они имеют инстинкт красоты душевной: оттого-то, может быть,  люди, подобные Вернеру, так страстно любят женщин (М. Ю. Лермонтов, Герой нашего времени).

ИССТРАДАВШАЯСЯ
Последние  слова  Инна  Кесарева  договорила чуть слышно и низко, низко наклонила   серебряную   головку.   Девочки   затихли   разом,  подавленные, потрясённые  до глубины души. О веселье не было и помину. Все поняли, что не выдуманную   историю   рассказывала   Инна  и  что  перед  ними  только  что развернулась тяжёлая драма одной бедной, исстрадавшейся детской души (Л. А. Чарская,   Лесовичка). Слушая Сусанну, я испытывал чувство, будто нахожусь в мастерской алхимика, который рассказывает мне секрет изготовления золота из ртути. «Бер1м металлическую трубочку, в которую вставлен золотой стержень. Потом, помешивая этой палочкой ртуть в чаше над огнём, незаметно это золото плавим, и на дне реторты, после того как ртуть испаряется, оказывается кусочек «золота». Бедная, исстрадавшаяся душа Сусанны. Она не выдержала. Не выдержала этой шарлатанщины (Сергей Есин, Имитатор).

ИСТЕРЗАННАЯ
Хотелось мне сказать ей: «Ты близка Моей  душе. У нас одна тоска, Нас одинаково грызёт и мучит совесть, И, если оттого не станешь ты грустней, Я  расскажу тебе всю повесть Души  истерзанной твоей (А. Н. Апухтин, Письмо). О, Боже, просвети одежду Души истерзанной моей, Дай на спасенье мне надежду Во дни святых Твоих Страстей! Услышь, Господь, мои моленья И тайной вечери Твоей,И всечестного омовенья Прими причастника меня! (К. Р. [Константин Романов], На Страстной неделе). Тяжёлая, недобрая ночь – в такую ночь маются и с чистой душой, а у  неё, у Настёны, истерзанная, беспутная душа надорвалась и только ноет, ноет, жалуясь и плача без капли надежды (Валентин Распутин, Живи и помни).

ИСТИННО ЗДОРОВАЯ
Любимый егерь князя Александра Юрьевича, Михайло Давыдок носил истинно здоровую душу в своём здоровенном теле: он не пил, не играл ни в подкаретную, ни в орлянку, не путался с беспутными женщинами волкоярской дворни (А. В. Амфитеатров, Княжна).

ИСТИННО ХРСТИАНСКАЯ
Помню, как снимали очень трудную по организации кадра сцену вербовки добровольцев в армию Богдана: «Стоит дьяк Гаврила, он в рясе, поверх которой сабля, за поясом два пистолета и крест. Длинная очередь крестьян, вооружённых вилами, косами и топорами, тянется к Гавриле. –Как звать? –  Микола! –  Веры не предавал? – Нет, святой отец! – Добре. «Отче наш» знаешь? – Знаю! – Горилку пьёшь? – Пью! – Истинно христианская душа. Целуй крест, раб божий!  И Гаврила суёт ему в рот с размаху крест. – Следующий! (Михаил Жаров, Жизнь, театр, кино).

ИСТОМИВШАЯСЯ
Всколыхнула майским ветром крону рощи, Зашепталась недовольная листва. Задержаться в этой свежести подольше Истомившаяся просится душа (Сергей Меркулов, Одичалая душа).

ИСТОМЛЁННАЯ
Печальный и до боли знакомый пейзаж мрачно существовал в своей безысходности, родной и прозаичной. Все эти темные повороты реки, гладкие за ветром заливы, угрюмо-плоские дали, мокро-мохнатые леса, ползущее брюхом по полям набрякшее небо были точным слепком моей истомлённой души. При взгляде на эту круговерть становилось ясно, что наше обоюдное состояние кровное, роднее родного, спаянное не только жизнью, но и общей судьбой (Владимир Скрипкин, Тинга).

ИСТУПЛЁННАЯ
Его глаза,  как звёзд в мгле,  пылали, И под наморщенным челом Зеницы серые смеркали  Багровым бешенством огня; И бледные его ланиты Кипящей кровью налились; Ужасной бледностью покрыты, Уста от ярости тряслись; И из груди его стеснённой С усильем вылетал какой-то рёв глухой;  Казалось,  дух подземный,  злой Владел душою иступлённой (А. С. Хомяков, Вадим).

ИЩУЩАЯ
Но с не меньшим основанием можно было бы утверждать, что русская душа – мятежная, ищущая,   душа  странническая,   взыскующая   нового   Града,   никогда   не удовлетворяющаяся  ничем  средним и относительным (Н. А. Бердяев, Судьба России).

 

КАМЕННАЯ 
С каким ужасом, с каким негодованием, с каким тоскливым любопытством я на следующий день и в день похорон смотрела на лицо моего отца… да, моего отца! в шкатулке покойницы, нашлись его письма. Мне показалось, что он побледнел немного и осунулся… а впрочем, нет! Ничего не шевельнулось в этой каменной душе (И. С. Тургенев, Несчастная). Татьяне  Васильевне стало труднее. Теперь  каждый  день,  придя  с  работы,  она  должна  была прибирать тётю Мари, с усилием приподнимая её на кровати и меняя  под  ней убогие тряпки,  когда-то  бывшие  простынями.  А  воды  не  было.  Татьяна Васильевна  держала  себя  в  руках.  Она  никогда   не   позволяла   себе раздражаться, делала всё   терпеливо,  внимательно,  но  без  жалости,  с каменной душой. Где было взять крови душевной ещё  и  на  тетю  Мари?  Это просто несправедливо, никто не смеет от неё этого требовать.  Ведь  она  и раньше-то не особенно любила тетю Мари.  Что  она  могла  сделать?  Только ухаживать за ней, мыть её и кормить, но не любить, нет, это она была не  в силах (Ирина Грекова, Под фонарём).

КАНАЛЬСКАЯ
Вернулся хорунжий. Он принёс три винтовки – две под мышкой, одну держал на весу. Должно быть, оттого, что эта винтовка была ещё в заводской смазке. И все три – без штыков. – Вот! Отдали, куда им деваться. Captain, с позволения сказать, свинья. Пьян в стельку. Шустовский коньячок, две бутылки. Любо-дорого. Вообразите, предлагал угоститься, канальская душа. Пожалуйте, – добавил он, протягивая Агранцеву револьвер. – Это – старшего помощника. А у командира нашего крейсера оружия вовсе нет (Андрей Орлов,  Харбинский экспресс).

КАПРИЗНАЯ
И если временем мне в грудь Прекрасной девы совершенства, Как лаву, жар палящий льют И, будто гнев в душе капризной, Опять пылает страсть в крови, – То не любовь, то только тризна По первой радостной любви... (Н. А. Некрасов, Незабвенный вечер). Легендарные были и песни её Бальмонт захотел облечь в драгоценные одежды своего стиха. Захотел, как всегда, причаститься всем песням и былям, какие звучат до сих пор и какие сохранились только в жалких книгах нищих собирателей русской легенды. Не всё одинаково далось ему. Здесь сказалась прежде всего его водящая, острая, нервная и капризная душа. Иные песни похожи на волжские зыби, просторны и широки, как они. В других –  он захлебнулся в словах, впал, как и прежде с ним бывало, в беззвучную прозу, замутил ключи легенды, которая восстает из-за его беспорядочных стихов и дразнит и по-новому изумляет (А. А. Блок, О лирике).

КИПУЧАЯ
Ты из уст благоуханных Дышишь родине хвалой, Доли жаждешь ей могучей... Беспредельно предана Ей души твоей кипучей Ширина и глубина!.. И за то, что Русь ты нашу Любишь  – речь к тебе держу, И стихом тебя уважу, И приязнью награжу (Н. А. Некрасов, Послание к другу).

КИПЯЩАЯ
Я ль буду в роковое время Позорить гражданина сан И подражать тебе, изнеженное племя Переродившихся славян? Нет, неспособен я в объятьях сладострастья, В постыдной праздности влачить свой век младой И изнывать кипящею душой Под тяжким игом самовластья (К. Ф. Рылеев, «Я ль буду в роковое время…»). Кипящая душа в немую вечность ляжет Без отблеска небес;  Лишь дева милая подруге томно скажет:  «Он был, любил, исчез!» (В. Г. Бенедиктов, Ночь близ м. Якац).

КЛУБНИЧНАЯ
В десятом часу я уже сидел в беседке и умирал от ожидания. В моей голове и в груди шумела буря. В сладкой, мучительной истоме закрывал я глаза и во мраке своих орбит видел Зину... Рядом с ней во мраке торчала почему-то и одна ехидная картинка, виденная мной в каком-то журнале: высокая рожь, дамская шляпка, зонт, палка, цилиндр... Да не осудит читатель меня за эту картинку! Не у одного только меня такая клубничная душа (А. П. Чехов, Дочь коммерции советника).

КЛЯТВОПРЕСТУПНАЯ
– Отец, близок Страшный суд! Если б ты и не отец мой был, и тогда бы не заставил меня изменить моему любому, верному мужу. Если бы муж мой и не был мне верен и мил, и тогда бы не изменила ему, потому что Бог не любит клятвопреступных и неверных душ (Н. В. Гоголь, Страшная месть).

КОВАРНАЯ
Мазепа всюду взор кидает И письма шлёт из края в край: Угрозой хитрой подымает Он на Москву Бахчисарай. Король ему в Варшаве внемлет, В стенах Очакова паша, Во стане Карл и царь.  Не дремлет Его коварная душа; Он, думой думу развивая,  Верней готовит свой удар;  В нём не слабеет воля злая,  Неутомим преступный жар (А. С. Пушкин, Полтава). Иди к народу, мой Пророк! Вещай: «Не я ль тебя лелеял И на руках моих носил? Тебе в пустынях жизнью веял, Тебя в безводии поил; А ты, народ неблагодарный, Ты ласки все забыл Отца! Как змеи – души в вас коварны. Как камни – черствые сердца! Что сделали с моим законом? Где лет минувших чудеса? Мой слух пронзён невинных стоном, Их вопли движут небеса... (Ф. Н. Глинка, Призвание Исайи). «Нельзя нам ждать, – князь старцу отвечал, – Дни осени настали, а весно Не захочу оратая коней Отторгнуть от невспаханных полей. Вас лях своим считает достояньем: Он помнит дань Червенских городов. Нет, верьте мне: в душе его коварной Не дремлет месть, он не забудет ввек, Как, нашу Русь от половцев спасая, Навел я их на Польшу; как поля Опустошал я хищными полками И сёла жег, губя врагов врагами» (А. И. Одоевский, Василько).

КОЛЕНОПРЕКЛОНЁННАЯ
С душой коленопреклоненной, С главой, лежащею в пыли, Молись молитвою смиренной И раны совести растленной Елеем плача исцели! (А. С. Хомяков, «Тебя призвал на брань святую…»).

КОНЦЕНТРИЧЕСКАЯ
Нашим женщинам дана в удел другая, высшая красота. Для резца неуловим этот блеск мысли в чертах лиц их, эта борьба воли с страстью, игра не высказываемых языком движений души с бесчисленными, тонкими оттенками лукавства, мнимого простодушия, гнева и доброты, затаённых радостей и страданий... всех этих мимолетных молний, вырывающихся из концентрической души (И. А. Гончаров, Обыкновенная история).

КОПЕЕЧНАЯ
Звуки нежного вальса витали внутри сверкающего лаком и никелем кузова. Василий Кузьмич вертел ручку радиоприемника и сердито бормотал себе под нос: – Аккумуляторы, Много ты в них понимаешь, копеечная душа (Э. М. Офин, Водитель первого класса). Увы, я вижу, что копеечная душа всё разрастается и разраста¬ется и требует подчинения –  и от меня, и от других. Всё труднее и труднее перетягивать этого актёра туда, где труд, где творчество и поиск. Трудно человека, довольного собой, сделать недоволь¬ным собой. Я перестаю быть для такого человека тем зеркалом, которому он верит. Наш союз ещё держится, но по существу это уже не союз. Хотя я из кожи вон лезу каждый день, чтобы сохра¬нить в этом чванливом господине что-то человеческое и художни¬ческое. Вот и получается, что говорить хочется не о том прекрас¬ном, что есть в актёрах, а о том ужасном, что в них сегодня разбу-шевалось и уже почти не знает удержу (Анатолий Эфрос, Профессия: режиссёр).

КОРОТЕНЬКАЯ
У него ножки, как сошки. Ножки, что сошки, брюшко, как волыночка. Ножки тоненьки, душа коротенька (курилка). (В. И. Даль, Пословицы русского народа).

КОРОТКАЯ
По утрам на прогулку выводили главных арестантов, содержавшихся по отдельным камерам, за особо строгим караулом. Это была своя острожная аристократия, возбуждавшая в остальных арестантах и зависть, и уважение, и почёт. Особенно завидовали непомнящие родства и мелкие воришки. Всем-то им вместе вся цена расколотый грош. Так на них смотрят и надзиратели, и часовые, и своя братия арестанты. У всех у них «короткая душа» и на настоящее не хватает смелости. Именно такое настроение переживал сейчас шестой номер, занятый прогулкой Аквамарина (Д. Н. Мамин-Сибиряк, Великий грешник). Анфисе совсем не спится в эту ночь. Да и вчера не смыкались очи. Тяжко! Эх, коротка душа у ней, коротка душа  у  Прохора!  Млад  ещё  сокол,  робок. Сокол, сокол, неужели улетишь, не поплачешь вместе? Нет, будь что будет, вот уснут все покрепче, пойдёт к нему, ударит в окошко створчато: милый, выходи! (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

КОРЫСТНАЯ
 ; До поры служишь! ; Ты, хапун, корыстная душа! Мало купцов, нищих обираешь… сирот теснишь. ; В моё дело не суйся, знай место! (А. П. Чапыгин, Гулящие люди). Ни жизни иной, ни наживы / не надо, и поздно уже. Лишь бедная прибыль снежинки / угодна корыстной душе  (Белла Ахмадулина, Февраль без снега).

КОСНЕЮЩАЯ
Поздний колокол, гудящий Над равниною большою, ; Прозвучи, мой стих, над спящей, Над коснеющей душою (Н. М. Минский, «Поздний колокол, гудящий...»).

КОСОГЛАЗАЯ
–  Не миновать и другой беды, –  продолжал своё Мерцалов. –  Где гордость –  там и бахвальство. А по этой части мы здорово грешны. –  Кругом одна беда! –  подивился Кисляев. –  На всё ты, Игорь, смотришь как-то вкось... –  Мой глаз –  как алмаз. –  Тогда душа косоглаза. –  Ты мою душу не тронь! (М. С. Бубеннов, Стремнина).

КОСОЛАПАЯ 
– Как ты думаешь, почему обманутый муж, самая пострадавшая сторона – всегда смешон? – Упавший всегда смешон. «Козлёнок, чей тугой лоб первыми рожками стремится к Венере и битве»… Рогоносцу обломали собственные рога и приставили чужие. Зато вытвердил науку – не своё, не лапай, будешь косолапый. У всех прелюбодеев косолапая душа, бодрая речь и весёлый блеск в глазах (Евгения Пищикова, Пятиэтажная Россия).

КОЧЕВАЯ
–  Миссионер-проповедник в двадцать четыре года. Смех! Просто не может спокойно усидеть на месте, бродячая, кочевая душа (Л. А. Чарская, На всю жизнь). .Кочевая душа-то просит чего-нибудь от предков, чтобы на костре, на свежем воздухе, как дедушка Юсуф…  (Алексей Буданов, Перевёрнутый месяц).

КРАСИВАЯ
Душа откуда-то приносится Ветрами, Чтоб жить, светясь в земных телах. Она, свободная, как вихрь владеет нами, В обманно-смертных наших снах. Она как молния, она как буревестник, Как ускользающий фрегат, Как воскрешающий – отшедших в смерть – кудесник, С которым духи говорят. Душа – красивая, она смеётся с нами, Она поёт на тёмном дне. И как приносится, уносится с Ветрами, Чтоб жить в безмерной вышине (К. Д. Бальмонт, С ветрами). – Большая радость у меня на душе, что выпала мне счастливая доля: в мой смертный час иметь такого товарища, як ты, Матвий… – Великое, доброе спасибо тебе за честь… Бо я сразу понял, какая у тебя красивая душа, Андрий… (А. А. Фадеев, Молодая гвардия).

КРАСНОРЕЧИВАЯ
Напрасно вы беседою шутливой И нежностью души красноречивой Мой тяжкий сон хотите перервать, Всё кончилось, – и резвости счастливой В душе моей изгладилась печать. Чтоб удалить угрюмые страданья, Напрасно вы несете лиру мне; Минувших дней погаснули мечтанья, И умер глас в бесчувственной струне (А. С. Пушкин, Элегия. «Опять я ваш, о юные друзья!..»).

КРЕПКАЯ
Кони и собаки, свадьбы и похороны, связи и производства, о которых беспрестанно говорили, конечно, весьма почтенные вещи, но они не могли занимать меня после Саллюста и Гете, после Альфиери и Байрона, а всего более в виду стоглавого Кавказа. Здоровье мое было слабо, но душа крепка от изучения умов высоких, на лоне грозно-величавой природы  (А. А. Бестужев-Марлинский, Следствие вечера на кавказских водах). 

КРЕСТЬЯНСКАЯ
И много ли струн оборвалось У бедной крестьянской души, Навеки сокрыто осталось В лесной нелюдимой глуши. Великое горе вдовицы И матери малых сирот Подслушали вольные птицы, Но выдать не смели в народ... (Н. А. Некрасов, Мороз, Красный нос).

КРИВАЯ 
«Я Иван Молодой Сержант, спроста без прозвища, без роду, без племени, я Иван безродный, Удалая Голова, витязь бездомный и бесконный; служил я верно Богу и некрещёному царю своему в земле; что за триста конных миль; сбили меня царедворцы завистливые с чести, с хорошего места, лишили милостей царских, службы непосильные служить посылали, золотые гори сулили-обещали; сослужил я службу, сослужил другую, душу познал их кривую –  не дали, чего посулили, на произвол судьбы за третьей службой отпустили…» (В. И. Даль, Сказка о Иване Молодом Сержанте, Удалой Голове, без роду, без племени, спроста без прозвища). На реке были падуны – они шумели, как десяток водяных мельниц, выбрасывая вверх сверкающий туман. Ветер, подхватывая туман, нёс по лесу... Ползли сумерки, и ближних к реке древесных стволов не было видно – лишь в вышине над рекой, в хмуро серебристой мгле, плавали узоры чёрных ветвей и косматые шапки сосен. – Выбрала стойло кривая душа!.. Легше, поди-кось, в аду жить, чем на этой реке... – проворчал Ваган, ставя рогатину к углу большой, будто не лесной избы (А. П. Чапыгин, На лебяжьих озёрах).

КРИНИЧНАЯ
Сыновнее, дочернее… Судьбой не сорван куш. Поэты – словочерпии Своих криничных душ (Валентина Поликанина, Дети слова).

КРОВАВАЯ
Что же делать, коль мне не досталось от Господа Бога Ни кола, ни двора, коли стар я и сед, как труха, И по торной земле, как блаженный, бреду босоного, И за пазуху прячу кровавую душу стиха Что же делать, коль мне тяжела и котомка без хлеба, И не грешная мне примерещилась женская плоть, А мерещится мне с чертовщиной потешною небо: Он и скачет, и пляшет, и рожицы кажет – Господь  (Вениамин Блаженный, «Что же делать, коль мне не досталось от Господа Бога…»).

 КРОТКАЯ
Он не пил выморозок, предпочитая им рюмку водки пред обедом и ужином, не танцевал мазурки и не играл в банк, то, натурально, должен был всегда оставаться один. Таким образом, когда другие разъезжали на обывательских по мелким помещикам, он, сидя на своей квартире, упражнялся в занятиях, сродных одной кроткой и доброй душе: то чистил пуговицы, то читал гадательную книгу, то ставил мышеловки по углам своей комнаты, то, наконец, скинувши мундир, лежал на постеле (Н. В. Гоголь, Иван Фёдорович Шпонька и его тетушка). Напейтесь из него, – И кроткая душа, восторгом обуянна, Забудет чёрный день злосчастья своего (К. М. Фофанов, Из библейских мотивов).

КРУГЛАЯ
А может быть, так проявила себя эмоциональная незамысловатость человека, привыкшего называть вещи своими именами, потому что иначе не умел, несмотря на долгую школу жизни, которая переучивает и не таких; однако душа у моей бабушки была столь круглой и гладкой, что жизни было просто не за что зацепиться своими коготками, чтобы потом лихо перекрутить да перевертеть эту душу трижды наизнанку, как это она умудряется делать со многими… (Марина Палей, Поминовение).

КРЫЛАТАЯ
Если душа родилась крылатой – Что ей хоромы – и что ей хаты! Что Чингисхан ей – и что – Орда! Два на миру у меня врага, Два близнеца, неразрывно-слитых: Голод голодных – и сытость сытых! (М. И. Цветаева, «Если душа родилась крылатой...»). Все пело, полно вешней прелести: «Живи! люби! иди вперёд! Ищи борьбы, душа крылатая,  И, как Самсон из львиной челюсти, Добудь из грозной жизни – мед!» (В. Я. Брюсов, Пророчества весны). Куда ни глянешь, всюду лик пречистый России-матушки, Сто раз врагами клятой. За эту сладость отчую и горечь, За ширь-раздолье от восхода до заката, И жаворонков злато-звонкий росчерк, И высоту пресветлых душ крылатых (Наталья Советная, «Кипрей вскипел, разлился по полянам...»).

КУКОЛЬНАЯ. См. Подневольная душа.

КУЛЬТУРНАЯ
Старинная    культурная    европейская    душа    не    может идолопоклонствовать  перед  европейской  культурой  и   не  может  презирать культуру Востока. Только темная  ещё азиатская  душа,  не ощутившая  в своей крови  и  в  своем  духе  прививок  старой   европейской   культуры,   может обоготворять   дух   европейской   культуры,  как   совершенный,  единый   и единственный (Н. А. Бердяев, Судьба России).

КУПОРОСНАЯ
[Рисположенский:] Неприлично, Устинья Наумовна! Даме это неприлично. Самсон Силыч! Не могу-с! Разве бы я стал отказываться? Хе, хе, хе, да что ж я за дурак, чтобы я такое невежество сделал; видали мы людей-то, знаем, как жить; вот я от водочки никогда не откажусь, пожалуй, хоть теперь рюмочку выпью! А этого не могу – потому претит. А вы, Самсон Силыч, бесчинства не допускайте, обидеть недолго, а не хорошо. [Большов:] Хорошенько его, Устинья Наумовна, хорошенько! Рисположенский бежит. [Устинья Наумовна (ставит, вино на стол):] Врёшь, купоросная душа, не уйдёшь! (Прижимает его в угол и хватает за шиворот.) [Рисположенский:] Караул!! (А. Н. Островский, Свои люди – сочтёмся).

КУЦАЯ
Слова и улыбки её, как птицы, Привыкли, чирикая беззаботно, При встречах кокетничать и кружиться, Незримо на плечи парней садиться И сколько, и где, и когда угодно! Нарядно, но с вызовом разодета. А ласки раздаривать не считая Ей проще, чем, скажем, сложить газету,  Вынуть из сумочки сигарету Иль хлопнуть коктейль коньяка с токаем. Мораль только злит её: – Души куцые! Пещерные люди! Сказать смешно. Даёшь сексуальную революцию, А ханжество – к дьяволу за окно! (Эдуард Асадов, «Свободная любовь»).

 

ЛАКЕЙСКАЯ
 – Про неправду всё написано, – ухмыляясь прошамкал Смердяков. – Ну и убирайся к чёрту, лакейская ты душа. Стой, вот тебе Всеобщая История Смарагдова, тут уж всё правда, читай (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

ЛАСКОВАЯ
И вот (подарок невелик, Но от души – не от избытка) Стихов отборных четверик Тебе я шлю... На, ешь!.. Что? будет?.. Авось придёт тебе на вкус... А не придёт – я не боюсь: Не выдаст друг и не осудит! Почтенный, добрый и прямой, Неприхотливый, не сердитый, Подарок старого пииты Ты примешь ласковой душой, Хоть он нелепый и пустой... (Н. А. Некрасов, Послание к соседу). – А у тебя-то душа уродилась ласковая, ты против злобы-то не выдюжишь, Ванёк…  (Пётр Проскурин, В старых ракитах).

ЛЕБЕДИНАЯ 
Пляшущим шагом прошла по земле! – Неба дочь! С полным передником роз! – Ни ростка не наруша! Знаю, умру на  заре! – Ястребиную ночь Бог не пошлёт по мою лебединую душу! (М. И. Цветаева, «Знаю, умру на заре! На которой из двух...»).

ЛЕГКОВЕРНАЯ
Дмитрий не изменял всегдашнему обычаю женихов и так же невинно и добросердечно, как они все, вёл эту неведущую, легковерную душу от обмана к обману, от заблуждения к заблуждению, одно другого утешительнее и прелестнее (К. К. Павлова, Двойная жизнь).

ЛЕГКОВЕСНАЯ
Душонка. Умерла, не дожив дня до выхода журнала с очерком о погибшем в начале войны сыне, Наталия Николаевна Антокольская, прекрасная русская женщина. Она пережила и Павла Григорьевича, и дочь-калеку, ослепла, но не сдалась, не согнулась, не озлобилась. Ей выпало единственное грустное счастье за долгий век: в исходе дней получить назад дряхлого, больного, задыхающегося, хромого, полубезумного Павла Григорьевича, которого любила всю жизнь. У  неё был литературный дар, но она не напечатала ни строчки, она была создана для большого и теплого семейного гнезда, но и в этом ей отказали. Но главная мечта её осуществилась: Павел Григорьевич дотлевал при ней. Как везло на людей грешному, слабому, с легковесной душонкой Антокольскому: Марина Цветаева, Наталия Николаевна, Зоя, по-собачьи преданная Варя и шофёр-нянька Николай Михайлович (Ю. М. Нагибин, Дневник).

ЛЕГКОМЫСЛЕННАЯ 
– Птица и в неволе поёт, только под синим небом куда как лучше. А соловьиную клетку надо вовсе платком накрывать, чтобы он забыл о своей тюрьме, иначе петь не будет. Песне свобода нужна. Страх и музыка несовместны. – И, перебив самого себя: – Пустословлю я, простите, князь… Но чувствую… чувствую в вас артиста, жалко будет, если… – Чего будет жалко, не договорил, сломал фразу. – Ладно. Наше дело – сольфеджио. Подобные разговоры случались редко и вроде бы не проникали глубоко в легкомысленную душу юнца, но что-то, видать, оставалось. На это и рассчитывал Ломакин. Он был убеждён, что Голицын рано или поздно заведёт крепостной хор, но в отличие от Шереметевых будет сам его вести (Юрий Нагибин, Музыканты). «Перед ней в голубоватой дымке открывается парк. Высокие деревья сказочной красоты, постриженные кустарники. Звучит музыка. Вдалеке прохаживаются пары. Дамы и кавалеры в шитых золотом старинных платьях. Они не замечают Полину. Они принадлежат Солнцу и вечности» (Александр Струганов, Дивертисмент). Эту авторскую ремарку с радостью озвучивает появившаяся в нижней комнате Анна. Она счастлива! Ведь Полина, умная, суровая, правильная Полина решилась-таки войти в её, Аннину «легкомысленную» душу! А значит, их общее (или отдельное друг от друга) будущее вовсе не беспросветно... (Елена Рябова, Они принадлежат Солнцу и вечности).

ЛЕДЯНАЯ
– Почему вы так резки со мною, Клара? У вас хрипловатый голос и ледяная душа, в вас нет ни чувств, ни женской мягкости… Мне кажется, вы притягиваете меня как противоречие, как отрицание моего идеала женщины… – Хватит!.. – Клара вскочила. – Я не желаю слушать. Мне нет никакого дела до вашего идеала. И идеал-то, наверное, жалконький, потрепанный… (Вера Кетлинская, Мужество). – Петенька, рыбка моя дорогая! – сразу же закудахтала тётя, явно перепутав от волнения племянников и адресуя старшему те нежные прилагательные, вроде «рыбка» или «курочка», которые обыкновенно применялись к младшему – её любимому Павлику. – Ну, вы уже начали своё! – смущенно пробормотал Петя. – Ах, понимаю! Ты отвык на войне от сентиментов. Ты стал грубый солдат с ледяной душой, закалённый в сражениях, – сказала тётя, быстро переходя на свой обычный иронический тон. – Ну, так дай же мне по крайней мере посмотреть на тебя (Валентин Катаев, Зимний ветер).

ЛЕНИВАЯ
Жаль небывалого мне снова, Простор грядущего мне пуст: Мелькнет призрак, уронит слово, И тщетный вздох сорвется с уст. Но вдруг в час дум, в час грусти лживой, Взяв право грозное своё,  Души усталой и ленивой Перстом коснётся бытиё  (К. К. Павлова, Дума). Люблю я вас, младые девы; Люблю грусть жизненной весны, Мечты неясные напевы, Ещё неведающей Евы  Люблю таинственные сны. Я помню их. В душе ленивой  Все помним мы заветный бред; Все помним мы восторг свой лживый, И сердца помысл горделивый, И горе внутренних побед (К. К. Павлова, «О былом, о погибшем, о старом…»). Учить других – потребен гений,  Потребна сильная душа,  А мы с своей душой ленивой, Самолюбивой и пугливой,  Не стоим медного гроша (Н. А. Некрасов, Поэт и гражданин).

ЛЕСНАЯ
Не руби берёзы белой, Не губи души лесной, Не губи и зла не делай, А особенно весной, Не губи, не тронь берёзы, Обойдись с ней по-людски, А иначе брызнут слёзы, Сам засохнешь от тоски (Виктор Боков, Не руби берёзы!).

ЛЁГКАЯ
И если загробная жизнь нам дана, Он, здешний, вполне отдышавший И в звучных, глубоких отзывах сполна Всё дольное долу отдавший, К предвечному лёгкой душой возлетит, И в небе земное его не смутит (Е. А. Баратынский, На смерть Гёте). Быть может, надо на пороге В томленьи ждать ещё века – Лишь об измене нет тревоги,  Лишь от неё душа легка; К суду готовлюсь – за другое, И будь что будет впереди! (З. Н. Гиппиус, Придверник). С лёгкой душой. Мир, данный Спасителем человечеству, – это прежде всего мир с Богом, мир преданной Господу и любящей Его души. Он живёт в том сердце, в котором нет ропота на Бога, которое всё, что случается в жизни, принимает как от руки Божией, с полным доверием, с всецелым сыновним послуша¬нием, как волю своего Небесного Отца. «Твори со мною, Господи, волю Твою» – это голос чистого сердца. Этот мир– достояние той души, которая напоена благодарной любовью к своему Господу за все бесчисленные благодеяния Божии, которой совершенно чужда сухая, тем более чёрная пре¬ступная неблагодарность своему Богу, подобная Иудиной. Этого мира не будет в душе, когда человек, впадая в грехи, хочет уверить себя, что, если эти грехи скрыты от людей, сокрыты они и от всеведения Божия, или когда, отдаваясь греху с лёгкой душой, он убаюкивает совесть тем, что Гос¬подь, по милосердию Своему, даже и без раскаяния во грехе всё простит и ни за что не осудит (митрополит Николай (Ярушевич), Мир).

ЛЖИВАЯ
Душонка. –  Хотела меня одурачить? – продолжал бесноваться Ахмед. – Вот почему ты так не любила маму: она с первого дня насквозь видела всю твою мерзкую лживую душонку!  (Мария Пресняк, Два майдана).

ЛИРИЧЕСКАЯ
Мне ль позабыть огонь и живость Твоих лазоревых очей, Златистый шёлк твоих кудрей И беззаботную игривость Души лирической твоей? (Н. М. Языков, Элегия). Она, её лирическая, трепетная и нежная душа влияла на мой характер, на восприятие жизни и людей (Владлен Давыдов, Театр моей мечты).

ЛИХАЯ
Вдали своё соло ведёт лягушка, Усевшись на мостике за прудом. А прудик пустячный, почти игрушка, Затянутый ряски цветным ковром. Рядом, продравшись через малину, Ветер, лихая его душа, Погладил краснеющую калину И что-то шепнул ей, хитро дыша (Эдуард Асадов, Осенние строки).

ЛИШЁННАЯ УМИЛЕНИЯ
Старец сел у ног Прохора, под пёнышек, на опавшую хвою.  Прохор  мрачно сопел. –  Веры нет во мне. –  Не веры в тебе нет, а душа твоя лишена умиления. «Когда в сердце есть умиление, тогда и Бог бывает с нами». Так святой Серафим-батюшка молвил (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ЛУКАВАЯ
Иди к народу, мой Пророк! Вещай, труби слова Еговы! Срывай с лукавых душ покровы И громко обличай порок! Иди к народу, мой Пророк! (Ф. Н. Глинка, Призвание Исайи).

ЛУЧИСТАЯ
Она изо всех сил старалась не прыснуть со смеху. Не будучи «образованной», она обладала душой лучистой и цельной и никогда не принимала суеверия за чистую монету. Душа её, словно зная свои здоровые границы, естественно отторгала всё тёмное и с ней несообразное. Правда, бабушкой допускались разные чудеса природы, но она всегда доверчиво полагала, что тому имеется строгое естественно-научное толкование (Марина Палей, Поминовение (Марина Палей, Поминовение).

ЛЮБВЕОБИЛЬНАЯ
Другая – тесная Дорога, честная, По ней идут Лишь души сильные, Любвеобильные, На бой, на труд. За обойдённого, За угнетённого – По их стопам Иди к униженным, Иди к обиженным – Будь первый там! (Н. А. Некрасов, Кому на Руси жить хорошо). В самом преддверье тьмы могильной Не оскудел, в последний час, Твоей души любвеобильной Неисчерпаемый запас... (Ф. И. Тютчев, Памяти М. К. Политковской).  Угас поэт в расцвете силы, Заснул безвременно певец; Смерть сорвала с него венец И унесла под свод могилы. В Крыму, где ярки неба своды, Он молодые кончил годы. И скрылись в урне гробовой Его талант могучий, сильный, И жар души любвеобильной, И сны поэзии святой! . . (И. А. Бунин, Над могилой С. Я. Надсона).  Ты [бабушка] теперь уж у плиты могильной Ожидаешь, не смыкая глаз, И душой своей любвеобильной Молишься за каждого из нас (Наталья Советная, 11 сентября).

ЛЮБЕЗНАЯ
[Тамира:] Повей ко мне, повей, любезная душа; Соединись с моим последним здесь дыханьем, И будь, когда нам рок жить вкупе запретил… (М. В. Ломоносов, Тамира и Селим). Она блистала Умом, породой, красотой И в старости любовь снискала У всех любезною душой (Г. Р. Державин, На смерть графини Румянцовой).

ЛЮБИМАЯ
«Мамочка!  –  рыдало  что-то  внутри  меня.  –  За  что,  за что? Ты не слышишь,  родная,  свою  девочку, не знаешь, как её обидели! И кто же? Самая близкая,  самая  любимая душа в этих стенах! Ты бы не обидела, ты не обидела ни разу меня, дорогая, далёкая, милая!» (Л. А. Чарская,   Записки институтки).

ЛЮБОПЫТНАЯ
С поступками скверными, даже злобными, С чертами-волками, с чертами-кобрами Мирится бездна подчас людей. Но вот, как ни странно, с чертами добрыми  Дела зачастую куда сложней. Ведь вот как устроен порой человек Со всей любопытной душой своею: Того, кто красивее или сильнее Иль, скажем, талантливей и умнее, Хоть режь, а не может простить вовек! (Эдуард Асадов, Люди стараются).

ЛЮБЯЩАЯ
Всем жаль маленького Тёму. Холодное дыхание смерти ярко колеблет вот-вот готовое навсегда погаснуть разгоревшееся пламя маленькой свечки. Быстро тает воск, быстро тает оболочка тела, и уже стоит перед всеми горячая, любящая душа Тёмы, стоит обнаженная и тянет к себе. (Н. Г. Гарин-Михайловский, Детство Тёмы). Моя крёстная мать, Аксинья Степановна, видя в мучительной тревоге и страхе моих родителей, осталась в Багрове, чтоб при случае в чем-нибудь помочь им, тогда как её собственные дети, оставшиеся дома, были не очень здоровы. Мать горячо ценила её добрую и любящую душу и благодарила её как умела (С. Т. Аксаков, Детские годы Багрова-внука). Уж не он ли спит, мечтатель мой, С юным сердцем, с любящей душой? (А. Н. Апухтин, Петербургская ночь).

ЛЮДСКАЯ
Что думал он в минуты эти, Как человек и Божий сын, Подъявший грех тысячелетий, – То знал отец его один. Но ни одна душа людская Не испытала никогдаТой боли тягостной, какая В его груди была тогда, И люди, верно б, не поняли, Весь грешный мир наш не постиг Тех слёз, которые сияли В очах Спасителя в тот миг (И. С. Никитин, Моление о чаше). Прекрасна ты, душа людская! Небу, Бездонному, спокойному, ночному, Мерцанью звёзд подобна ты порой! (И. А. Бунин, Летняя ночь). Наваждение миновало, и осознание собственного непотребства по-разному отразилось в людских душах. У Ни¬канора Ивановича появились запоздалые признаки веры в Бога. Но далее он повёл себя как человек, явно ненормальный, и его пришлось отправить в дом скорби (Григорий Григорьев, Люди как люди).

 

МАГИЧЕСКАЯ
Лишь ты, Армида красотою, Над сей могилой вековою, Природа-мать, лишь ты одна Души магической полна Какою роскошью чудесной Сей град развалин неизвестный Повсюду богатит она! (В. Г. Тепляков, Гебеджинские развалины).

МАЛАЯ
[Милон:] Как мала душа того, кто за безделицу вызовет на дуэль, перед тем, кто вступится за отсутствующего, которого честь при нём клеветники терзают! (Д. И. Фонвизин, Недоросль).

МАЛЕНЬКАЯ
– Нина, Нина, бедная Нина! Если б ты знала, как мне жаль тебя! Тебя! Он говорил мне ты, как равный, и это меня ничуть не оскорбляло. Тут  не  было  пажа и королевы, тут были две маленькие души, страдающие каждая по-своему... (Л. А. Чарская,   Княжна Джаваха). Эта маленькая душа спала сейчас, вероятно, в своей ивовой колыбели, и ради  неё надо было сделать шаг, пройти по коридору, снять пальто и боты и – жить дальше, жить ради этой маленькой души, пока твою жизнь не возьмут в щепоть и не разотрут между пальцами, как пыльный комочек моли…  (Дина Рубина, Любка). Душонка. Но князь уже опять успел омрачиться. – Маленькая душонка видит обнажённое страдание большой души – и трепещет. А впрочем... Задумался – и потом, с горечью, серьёзно: – А, впрочем, кто это решил, что у меня большая душа? Может быть, у меня пар, как у Васьки-кота, а души-то и вовсе нет? Может быть, душа-то и вообще совсем не существует! (А. В. Амфитеатров, Княжна).

МАЛОВЕРНАЯ
Нет, карлик мой! трус беспримерный!.. Ты, как ни жмися, как ни трусь, Своей душою маловерной Не соблазнишь Святую Русь...  (Ф. И. Тютчев, «Нет, карлик мой! трус беспримерный!..»).

МАЛЬЧИШЕСКАЯ
И ровно восемь же лет назад в последний раз видел Турбин сад  гимназии. Его сердце защемило почему-то от страха. Ему показалось вдруг, что  чёрная туча заслонила небо, что налетел какой-то вихрь  и  смыл  всю  жизнь,  как страшный вал смывает пристань. О, восемь лет учения! Сколько  в  них  было нелепого и грустного и отчаянного для мальчишеской души, но  сколько  было радостного (М. А. Булгаков, Белая гвардия).

МАЛЬЧИШЕЧЬЯ
«А как звали пани?» – спросил Костя. «Звали пани – Анеля», – сказал дед Богатёнок. «Анеля, Анеля...» – ангельским голосом долго звучало в мальчишечьей душе это имя, в которое Костя вроде даже влюбился (Василь Быков, Болото).

МАМАЛЫЖНАЯ
Кубанец  отъехал, матерно ругаясь, а Прохор, хохоча во всю глотку, орал ему вслед: –   Это  тебе  не  под  Царицыном  в  кукурузе  хорониться!  Пеношник  –  засучённые рукава! Эй, вернись, мамалыжная  душа!  Налетел?  Подбери  свой балахон, а то в грязи захлюстаешься! Раскрылатился, куроед! Бабий  окорок! Поганого патрона нету, а то бы я тебе намахнулся! Брось плеть, слышишь?! (Михаил Шолохов, Тихий Дон).

МАТЕРИНСКАЯ
Сама Татьяна выросла в сиротстве и хорошо знала, каково детям без матери. Она любила думать о себе, как о мёртвой: лежит она, раба божия Татьяна, в сосновом гробу, скрестив на груди отработавшие руки, тихо и мирно лежит, и один Бог видит её материнскую душу (Д. Н. Мамин-Сибиряк, Три конца).  Предчувствуя встречу душой материнской, Я вновь уезжаю из милого Минска. Отъезд. И никуда не спеша, В милях от милого Минска, Снова стремится душа Петь и мечтать по-грузински (Валентина Поликанина, Грузинский дневник, 2013 г.).

МАТРОССКАЯ
–  С кем ты в роте водишься, что такого гвардейского духу набрался? Формируетесь, Юрий Петрович? Младая кровь играет, ничего не попишешь!.. Я тоже на швабру обижался. Полагал, что через швабру должен матросскую душу постигнуть. Чёрта я лысого постиг! Там сам квартальный ногу сломит. Не забудь, что это –  та самая прославленная мужицкая душа, о которой существуют полярные взгляды просвещённых беллетристов: иные думают, что она святыня и в ней Господь Бог собственной персоной сидит. А иные, напротив, пререкают, будто там одна вонь и свинство –  девку пошшупать, водки хлобыстнуть и помещика поджечь... (Л. С. Соболев, Капитальный ремонт).  И, сидя на скамейке возле сына, Он жадно гладил плечи малыша И повторял: – Да ты совсем мужчина! Орёл! Герой! Матросская душа! (Эдуард Асадов, Галина).

МЕЛКАЯ
История  души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она – следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление (М. Ю. Лермонтов, Герой нашего времени). Душонка. Круликевич, возвращаясь на родину из изгнания (с берегов Сырдарьи), узнал случайно о моём пребывании в Нижнем и сегодня посетил меня. Между многими неинтересными степными новостями он сообщил отвратительно интересную новость. Побочный сын гнилого сатрапа Перовского собственноручно зарезал своего денщика, за что был только разжалован в солдаты; но мелкая душонка не вынесла]и этого всемилостивейшего наказания, он вскоре умер или отравил себя. Туда ему дорога. Выходит, яблоко недалеко от яблони упало (Т. Г. Шевченко, Дневник).

МЕЛКО-НАДМЕННАЯ
С первого мгновения старец ему не понравился. В самом деле было что-то в лице старца, что многим бы и кроме Миусова не понравилось. Это был невысокий сгорбленный человечек с очень слабыми ногами, всего только шестидесяти пяти лет, но казавшийся от болезни гораздо старше, по крайней мере лет на десять. …  «По всем признакам злобная и мелко-надменная душонка», –  пролетело в голове Миусова (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

МЕЛКОНЬКАЯ
Душонка. Она [Маша], наконец, поняла, что эти три несчастные пациентки только затем почти и содержатся здесь, чтобы служить обильным предметом эксплуатации для своеобразного, эгоистического тщеславия разных господ, прикидывающихся добросердечными святошами; что для них важна не сущность дела, а его внешняя, показная сторона, которая только подаёт этим господам отличный повод покрасоваться перед собою и светом собственною добродетелью, перлами и адамантами собственной мелконькой душонки, даёт возможность самоуслаждения собственным красноречием (В. В. Крестовский, Петербургские трущобы).

МЕЛОЧНАЯ
Душонка. Я принял это предложение в надежде найти могучую поддержку в вопросе скорейшего установления дипломатических отношений с СССР. Но я ошибся. Мелочную душонку этого ставленника капитала могли интересовать только вопросы личной карьеры. После горячего рукопожатия и ни к чему не обязывающего приветствия со слащавой, как у всякого воспитанного француза, улыбкой Пуанкаре принял тот особый деловой тон, характеризующий любого политического деятеля этой страны (А. А. Игнатьев, Пятьдесят лет в строю).

МЕРЗКАЯ. См. Лживая душонка.

МЕСТНАЯ. См. Мещанская душа.

МЕТУЩАЯСЯ
Вот и в поэте Николае Рубцове помещался этот светлый, непорочный ангелочек, оберегал его от многих пороков, удерживал от совсем уж поганых и безрассудных поступков, но не всегда справлялся со своей задачей. Однажды ангелочек-хранитель упорхнул куда-то, может, в голубые небеса подался – почистить крылышки от скверны нашей жизни, от экологической грязи, и тот архаровец, детдомовский удалец, взял верх над мятущейся, ранимой душой поэта, подтолкнул его к гибельной черте, на краю которой он бывал уже не раз (Виктор Астафьев, Затеси).

МЕЧТАТЕЛЬНАЯ
В тебе, в тебе одной природа, не искусство, Ум обольстительный с душевной простотой, Весёлость резвая с мечтательной душой, И в каждом слове мысль, и в каждом взоре чувство! (Д. В. Давыдов, Ей). Но греет он, твой луч холодный, Лелеет он в ночной тиши Пустого сердца сон бесплодный И ложь мечтательной души (К. С. Аксаков, Луна и солнце). Не говори, мой друг: «Она меня забудет, Изменчив времени всемощного полёт; Измученной души напрасный жар пройдёт, И образ роковой преследовать не будет Очей задумчивых; свободней и смелей Вздохнёт младая грудь; замедленных речей Польётся снова ток блистательный и сладкой; Ланиты расцветут – и в зеркало украдкой Невольно станет взор с вопросом забегать, – Опять весна в груди – и счастие опять». Мой милый, не лелей прекрасного обмана: В душе мечтательной смертельна эта рана (А. А. Фет,  «Не говори, мой друг: «Она меня забудет…»).

МЕФИСТОФЕЛЬСКАЯ 
Чья-то мефистофельская душа прислала мне по почте книгу Ю. Дружникова «Узник России». Скажу сразу: более «антипушкинского» сочинения невозможно даже вообразить. На протяжении 650 (!) страниц заокеанский филолог-русист разделывает Пушкина в прах. Документально-библиографическая оснастка книги огромна, безупречна и бесспорна: такое впечатление, что на Ю. Дружникова работал целый коллектив кандидатов и докторов наук. Пушкинское и околопушкинское пространство буквально перетёрто между пальцами. О добрых двух третях материалов, приводимых в книге, ваш покорный слуга попросту не подозревал. И лучше бы остался в неведении. Ибо в абсолютном большинстве они служат не славе, а компрометации Пушкина (Валерий Сердюченко, Пушкин: деконструкция).

МЕЩАНСКАЯ
Русской  душе  не сидится на месте, это не  мещанская душа,  не местная душа. В России,  в душе народной есть какое-то  бесконечное искание, искание  невидимого  града  Китежа,  незримого  дома  (Н. А. Бердяев, Судьба России).

МЁРТВАЯ
Нет, не бывать тому, что было прежде! Что в счастье мне? Мертва душа моя! «Надейся, друг!»   – сказали мне друзья (Е. А. Баратынский, Элегия. «Нет, не бывать тому, что было прежде!..»).О, гнев меня к упрёкам не принудит:  Чья мёртвая душа тобой оживлена, Тот благости твои век, век не позабудет! (Д. В. Давыдов, Элегия. «О ты, смущённая присутствием моим...»).

МИЛАЯ
В той же деревне живёт прелестная Катерина, молодая, добродетельная вдова, нежно любимая поселянами. Государь, пылкий во всех своих склонностях, скорый во всех движениях сердца, влюбляется в её красоту, в милую душу и открывает ей страсть свою (Н. М. Карамзин, Письма русского путешественника). Люблю тоску души задумчивой и милой, Волнение надежд и помыслов живых, И страстные стихи, и говор их унылой, И Бога, движущего их! (Н. М. Языков, А. А. Фукс). …видел у других Отчизну, дом, друзей, родных, А у себя не находил Не только милых душ – могил! (М. Ю. Лермонтов, Мцыри). За милую душу. –  Не очень голоден, –  не скрывая досады, сказал Давыдов. –  Не был ты  в солдатах, чёрт паршивый, а то бы сожрал за милую душу! Подумаешь, табачком сухарь малость попахивает, эка важность! Наверное, дворянской крови в тебе много, негодник, очень уж ты привередлив, факт!  (Михаил Шолохов, Поднятая целина).

МИЛОСЕРДНАЯ
Её глаза поднялись на Распятие... Какое  чистое, прекрасное,  страдальческое лицо! Сколько в Нём дивного  самозабвения,   покорности   и  кроткой  ласки!..  Любит  ли  Он,  чистый  и безгрешный,  её, Ксаню, несмотря на то, что она не умеет и не может молиться Ему?  Говорят,  Он  всех любит, и добрых, и злых, и кротких, и жестоких. Она постарается  понять  Его,  почувствовать  всю Его милосердную душу... (Л. А. Чарская,   Лесовичка).

МИМОЛЁТНАЯ
За неимением Захара Гришка вымещал досаду втихомолку на жене. Но мимолётная, соломенная душа Гришки, как метко назвал её Захар, неспособна была долго сосредоточивать в себе одно какое-нибудь чувство (Д. В. Григорович, Рыбаки).

МИРНАЯ
Да, вас судьба благословила, Вам душу мирную дала, Во взоре ясность засветила И в сердце радость низвела. Вам суждено без непогоды Земное море пережить, Цветами дней отметить годы И, быв любимой, жизнь любить (П. П. Ершов, В альбом С. П. Жилиной).  С полуоткрытыми устами,  Прохладой вечера дыша,  Он [Селим] спит; но мирная душа Взволнована! (М. Ю. Лермонтов, Измаил-Бей). Когда для жизни тихой, нежной С душою мирной создан я, Зачем на волны скоробежны Летит отважная ладья? (К. С. Аксаков, И. С. Аксакову).

МИРОВАЯ
В судьбе Григорьева, сколь она ни «человечна» (в дурном смысле слова), всё-таки вздрагивают отсветы Мировой Души; душа Григорьева связана с «глубинами», хоть и не столь прочно и не столь очевидно, как душа Достоевского и душа Владимира Соловьёва (А. А. Блок, Судьба Аполлона Григорьева). Чистая, / словно мир, / вся лучистая – / золотая заря, мировая душа. За тобой бежишь, / весь / горя, / как на пир, / как на пир / спеша (Андрей Белый, Душа мира).

МИРОЛЮБИВАЯ
О незабвенный край, о родина моя! Страна, где я любил лишь прелести природы;  Где юности моей пленительные годы Катились весело незримою струей; Где вечно царствуют с отрадной тишиной Миролюбивых душ живые наслажденья; Страна, где в первый раз богиня песнопенья Стыдливою рукой цевницу мне дала, Огонь поэзии в душе моей зажгла (Н. М. Языков, Послание к А. Н. Очкину).

МИРСКАЯ
В мой хлеб мешаете вы пепел, Отраву горькую в вино, Но я, как небо, мудро-светел И неразгадан, как оно. Вы обошли моря и сушу, К созвездьям взвили корабли, И лишь меня – мирскую душу, Как жалкий сор, пренебрегли (Николай Клюев, Пахарь).

МИСТИЧЕСКИ-ТЁМНАЯ
Что-то  совсем  страшное,  далеко  уходящее за пределы обычного, встало перед  Колесниковым,  и  даже  его  мистически-тёмная  душа  содрогнулась; и чем-то  от  древних веков, от каменного идола повеяло на него от неподвижной фигуры  Саши, склонившего голову на руки и так смотревшего в лесную глубину, будто  весь  его,  все  его  тёмные силы звал он на послугу (Л. Н. Андреев, Сашка Жегулёв).

МЛАДАЯ 
Здесь лаской жаркого привета Душа младая не согрета, Не нахожу я здесь в очах Огня, возженного в них чувством, И слово, сжатое искусством (Д. В. Веневитинов, Послание к Рожалину). А наш удел: в безвестности, в тиши Томиться пылкою мечтою – И, погасив в слезах огонь младой души, Без жизни жить с сердечной пустотою! (Ф. Н. Глинка, Греческие девицы к юношам). Душа больная, но младая,  Страшась себя (она права),  Искала утешенья: чужды Ей становились все слова… (А. А. Блок, Возмездие).

МЛАДЕНЧЕСКАЯ
– Чей это мальчишка? – спросило существо, сердито наморщивая свои белые тонкие брови. – А это сынишка приказчика Ферапонта, – отрекомендовали меня белобрысому существу. – Скажи-ка Ферапонту, чтобы он его выпорол хорошенько. – Было бы за что! – ответил я. – Мой отец-то, думаешь, такая же кошка пареная, как ты? За такую не по летам острую выходку меня тем не менее в самом деле выпороли. Процесс этот сопровождался со стороны отца приговариваниями, что разве можно барину грубости говорить, что с барином когда в другой раз встретишься, так сними шапчонку-то да к ручке подойди. – Пожалуйте, мол, барин, ручку поцеловать. Вот как! В первый раз в это время моё младенчество покорилось жизненной необходимости, точно так же как в то же именно время меня посетило чувство ненависти и отвращения к людям. Рука, управляющая людьми, сочла, вероятно, этот момент моего возраста решительно удобным для того, чтобы перековать мою младенческую душу в душу человека, и перековала (А. И. Левитов. Моя фамилия).. Ты душою младенческой всё поняла, Что мне высказать тайная сила дала, И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить, Но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить (А. А. Фет,  Alter ego).

МЛАДЕНЧЕСКИ-ЧИСТАЯ
Леса синеют, уходя в безбрежность, Сияют мне с вечерней вышины И кроткий мир и женственная нежность. Моя душа – младенчески чиста, Забыв страстей безумную мятежность И для молитв очистивши уста (С. М. Соловьёв, Вечерняя молитва). Случались счастливые часы и ночи у костра на берегу реки, подрагивающей огнями бакенов, до дна пробитой золотыми каплями звёзд; слушать не только плеск волн, шум ветра, гул тайги, но и неторопливые рассказы людей у костра на природе, по-особенному открытых, рассказы, откровения, воспоминания до темнозори, а то и до утра, занимающегося спокойным светом за дальними перевалами, пока из ничего не возникнут, не наползут липкие туманы, и слова сделаются вязкими, тяжёлыми, язык неповоротлив, и огонек притухнет, и всё в природе обретёт ту долгожданную миротворность, когда слышно лишь младенчески-чистую душу её (В. П. Астафьев, Царь-рыба).

МНОГОДУМНАЯ 
Переполнены силою страстною, Пожираемы жадно любовью, Истомимся мы жертвой напрасною, За людей не прольёмся мы кровью. Не волнуйся ж, душа многодумная, И в безгрозной дремоте разлейся! Замолчи, моё сердце безумное, Замолчи навсегда... иль разбейся! (Н. Ф. Щербина, Песня века).

МНОГОЛЮБЯЩАЯ
Могу, в толпе не дрогнув бровью, Томима ношею большой, Заплакать с верой и любовью Пред многолюбящей душой. И шлет Господь, быть может, эту Нежданную мне благодать За то, что каждому привету Ещё я смею доверять; Что без опор и без приюта Ещё полна я сил былых; Что слово горестное Брут Из уст не вырвалось моих (К. К. Павлова, К***).

МНОГОСТРАДАЛЬНАЯ
Гремел рояль, и голос твой печальный Звучал, как вопль души многострадальной (Н. А. Некрасов, Мать). Егор,  когда Люсьен подступала  к нему,  начинал тоже и  работал только ногами. Руки заложены за спину, ничего  вроде особенного, не  прыгал козлом – а тоже хорошо. Хорошо  у них выходило. Таилось  что-то за этой пляской – неизжитое, незабытое. –  Вот  какой минуты ждала моя многострадальная  душа,  – сказал Егор вполне серьезно. Такой, верно, ждалась ему желанная воля (Василий Шукшин, Калина красная).

МОГУЧАЯ
– А ты воображаешь, что ты с могучей душой? Вчера от радости был на седьмом небе, а чуть немного того... так и не умеешь перенести горя. (И. А. Гончаров, Обыкновенная история). Канцлер Бестужев достиг могущества в середине царствования Елизаветы. В костлявом и худом теле этого человека жила могучая душа, и борьба с ним была чрезвычайно трудна и опасна. Непомерное честолюбие являлось его господствующей страстью, но это честолюбие счастливо сочеталось с достижением результатов, полезных государству. Хитрый старик притом не забывал обид и не стеснялся в достижении своих целей никакими средствами (В. В. Огарков, Воронцовы. Их жизнь и общественная деятельность ).

МОГУЩАЯ
Светлою, чистой струей дни его в мире текут. Так, от дыханья толпы все небесное вянет, но Гений Девствен могущей душой, в чистом мечтаньи – дитя! Сердцем высше земли, быть в радостях ей не причастным Он себе самому клятву священную дал! (В. К. Кюхельбекер, К Пушкину). 

МОКРАЯ
Душонка. Какие же  это  плечи нашим женщинам и  детишкам надо  было иметь,  чтобы под такой тяжестью не согнуться?  А вот не согнулись,  выстояли!  А такой хлюст, мокрая душонка, напишет жалостное письмо –  и трудящую женщину, как рюхой под ноги.  Она после этого письма,  горемыка,  и руки опустит,  и работа ей не в работу. Нет! На то ты и мужчина, на то ты и солдат, чтобы всё вытерпеть, всё снести,  если к  этому нужда позвала.  А если в тебе бабьей закваски больше, чем  мужской,  то  надевай юбку со  сборками,  чтобы свой тощий зад прикрыть попышнее,  чтобы хоть сзади на  бабу был похож,  и  ступай свёклу полоть или коров доить, а на фронте ты такой не нужен, там и без тебя вони много! (Михаил Шолохов, Судьба человека).

МОЛЕБНАЯ
Зачем в игре багряных пятен Мой дух дневной опять бодрится? Ночной тоске удел понятен Один – смириться; И, поникая в дреме смутной Душою слабой и молебной, Благодарить за блеск минутный, Мечте целебный –
Благодарить осенний ветер, Со злою совладавший тучей, Благословлять прозрачный вечер И лист летучий – Тот, что горел последним златом И веет мне широким шумом Вот тут, в ночном саду богатом – Навстречу думам (Ю. Н. Верховский, «О, полусонное томленье!..»).

МОЛИТВЕННАЯ
О, да, молитвенна душа, И я молюсь всему. Картина Мира хороша, Люблю я свет и тьму. Всё, что приходит, то прошло, В воспоминании светло Живут добро и зло (К. Д. Бальмонт, «О да, молитвенна душа...»). Христианина, одушевляемого тайной непрестанной молитвой, опытные в духовной жизни быстро распознают. Лицо его светло и чисто, глаза спокойные и в то же время радостные, движения чужды суеты, но и не замедленные. Внимая себе самому, следя за своим сердцем, молитвенная душа бывает исполнена приветливости и желания послужить ближнему во славу Господа. Тот, кто молится, не может быть навязчивым, спорливым, тяжёлым в общении человеком. Напротив, он не любит настаивать на своём, ибо «благодать не насилует», как говорили в старину благочестивые люди (священник Артемий Владимиров, Учебник жизни).

МОЛОДАЯ
Какой-то мелодией дивной Душа молодая полна, – И слышится голос призывный,  И манит меня из окна… (К. Н. Льдов, «Бледнеют полночные тени...»). Твоя слеза катилась за слезой, Твоя душа  сжималась молодая, Внимая речи лживой  и чужой... И я в тот миг не мог упасть, рыдая, Перед тобой! (А. Н. Апухтин, Твоя слеза). – Вот видите, добрая моя, – продолжала Лизавета Петровна,– как немного нужно иногда, чтобы вырвать молодую душу из омута... Не часто это бывает, но и то великое счастье! (П. Д. Боборыкин, Жертва вечерняя). И  в тот день матрос действительно не хромал, очевидно, ошибся Погодин. Многое  замечалось  одними  глазами,  и  во многом ошибались глаза, и слабой болью  отвечало  на  чужую  боль  в мечте живущее сердце. Все дальше уходила жизнь,  и  открывался  молодой душе чудесный мир любви, божественно-чистой и прекрасной,  какой  не  знают  живые в надеждах люди (Л. Н. Андреев, Сашка Жегулёв).

МОЛОДЕЦКАЯ
Княжна показала царственным родителям своим ненаглядное колечко да испросила позволение любить его и не сымать с пальчика своего ни день, ни ночь. Как только осталась она одна, то и начала играть колечком: надела его на тонкий шитый платочек свой и, забавляясь, покачивала да перепускала по платочку от конца до конца. Вдруг колечко как-то упало, покатилось, рассыпалось –  и казак, молодецкая душа, Кузя бесталанный, стоял перед княжною (В. И. Даль, Сказка о бедном Кузе бесталанной голове и о переметчике Будунтае). Смех и горе! представьте мое положение: я на бал – и один, без жены! Иван Андреич, встретившийся со мною в швейцарской, увидев меня одного, немедленно заключил (злодей!) о необыкновенной страсти моей к танцевальным собраниям и, подхватив меня под руку, хотел было уже насильно тащить в танцкласс, говоря, что в Соединённом обществе тесно ему, развернуться негде молодецкой душе и что от пачули с резедою у него голова разболелась (Ф. М. Достоевский, Роман в девяти письмах). Рать ордынская дрогнула, тыл дала, А всех прежде свернул было Нездила, Да коня под уздцы ухватил Ополоница. Только глянул боярин Евпатий на Нездилу, Распалился душой молодецкою И с седла его сорвал (Л. А. Мей,   Песня про боярина Евпатия Коловрата).

МОЛЧАЛИВАЯ
В моей душе больной и молчаливой Сложилась песня чудная одна, Она не блещет музыкой красивой, Она туманна, сумрачна, бледна. В  ней  нет напева,  звук её нестройный Не может  смертный голос передать, Она полна печали беспокойной... Её начало трудно рассказать...(А. А. Блок, «В моей душе больной и молчаливой …»).

МОЛЯЩАЯ
Бог мой, Бог! Коснись перстом творящим До груди разрозненной моей, Каплю влаги дай глазам палящим, Удели мне Тишины твоей. И, тобой, Творец, благословенный, Бледное чело я подыму – Всей душой, душой освобожденной, Набожно и радостно вздохну. Первый звук из уст моих дрожащих, Первый зов души моей молящей Будет песнь, какая б ни была, – Песнь души, весёлый гимн творенья, Полный звук – как звуки соловья (И. С. Тургенев, «Грустно мне, но не приходят слёзы…»). Пойми хоть раз тоскливое признанье, Хоть раз услышь души молящей стон! Я пред тобой, прекрасное созданье, Безвестных сил дыханьем окрылён. Я образ твой ловлю перед разлукой, Я, полон им, и млею, и дрожу, И, без тебя томясь предсмертной мукой, Своей тоской, как счастьем, дорожу (А. А. Фет,  Anruf an die geliebte Бетховена).
 
МОЛЯЩАЯСЯ
И однажды возникло из грёзы, Из молящейся этой души, Как трава, как вода, как берёзы, Диво дивное в русской глуши! И небесно-земной Дионисий, Из соседних явившись земель, Это дивное диво возвысил До черты, небывалой досель... (Николай Рубцов, Ферапонтово).

МОРОЗНАЯ 
Лежат холодные туманы, Горят багровые костры. Душа морозная Светланы В мечтах таинственной игры. Скрипнет снег – сердца займутся – Снова тихая луна. За воротами смеются, Дальше – улица темна (А. А. Блок, Ночь на новый год).

МОРСКАЯ
Адмирал поднял голову, осмотрел паруса и заметил: – Отлично-с у вас стоят паруса… Этот комплимент, который в другое время порадовал бы мичмана, теперь, напротив, заставил его только вспыхнуть. Он напомнил ему о парусах, потерянных по его вине, и казался ему какою-то насмешкой. «Уж лучше бы он опять разнёс и назвал прачкой!» – подумал мнительный и нервно настроенный моряк. Адмирал, казалось, понял и это. Ему стало жаль молодого человека. И он мягко промолвил: – Не следует падать духом, любезный друг… Вы получили тяжёлый урок и, конечно, им воспользуетесь… Беда у всех возможна… И вам только делает честь, что вы так близко приняли её к сердцу… Это доказывает, что в вас морская душа бравого офицера… Да-с! (К. М. Станюкович, Беспокойный адмирал). Поёт огнями манящий зал, Поёт и зовёт, сверкая. Но душу Бог мне иную дал: Морская она, морская! (Марина Цветаева, Душа и имя).
Никто из островских мальчишек, пожалуй, так не увлекался морским делом, как Саша Бондарин. Он отличный пловец и ныряльщик, не раз ходил под парусом на лодке, перечитал великое множество книг о моряках, любил щегольнуть перед ребятами знанием морских терминов. Чуть ли не круглый год Саша ходил в полосатой матросской тельняшке и охотно отзывался, когда его звали «морская душа». Да и по виду Саша вылитый моряк –  плечистый, скуластый, крепко сбитый, с выпуклой бронзовой грудью, с железными мускулами. Казалось, такому только бы и учиться в морском училище. Но Саша, как это ни странно, о военной профессии и думать не желает, собирается поступить в какой-то планово-экономический институт (А. И. Мусатов, Клава Назарова).

МОЩНАЯ
    «Да, что на каменном здесь ложе Лежит в затворе у меня, Вам неба Божьего дороже, Светлее звёзд, нужнее дня. И что ж сиянье небосклона, Вся эта пошлая краса Тому, кто зрит земного лона Неведанные чудеса? Кто в жизнь, блестящую под мглою, В светло-волшебный мир проник? Кто понял мощною душою Стихий таинственный язык?» (К. К. Павлова, Рудокоп). Пусть цепь раба тяжка… Пусть мощная душа, Тоскуя под ярмом, стремится к лучшей доле, Но жизнь ещё вокруг так чудно хороша, И в ней так много благ и кроме гордой воли! (С. Я. Надсон, «Есть у свободы враг опаснее цепей...»). Сокровищем для Павла был  Христос,  самая  драгоценная находка  и  обладание его пламенной, мощной души,  вся любовь  его жизни, которая  заставляла его устремляться  к тому  времени, когда он облечется в вечность  и увидит,  как Бог видит  его, познает, как сам познан, войдет в общение без всякого покрывала или тусклого стекла  между  ним  и предметом  его  любви (митрополит Сурожский Антоний, Жизнь).

МРАМОРНАЯ
Над городом плывет ночная тишь, И каждый шорох делается глуше, А ты, душа, ты всё-таки молчишь, Помилуй, Боже, мраморные души (Николай Гумилёв, Душа и тело).
 
МРАЧНАЯ
Златой луч надежды сверкнул в мрачной душе Эраста (П. И. Шаликов, Тёмная роща, или памятник нежности). Вчера за чашей пуншевою С гусаром я сидел, И молча с мрачною душою На дальний путь глядел (А. С. Пушкин, Слеза). Ты мне сказала «люблю» –  И чистая радость слетела В мрачную душу мою (А. А. Дельвиг, Романс). Одна звезда меня пленяла Ещё на небе голубом И в чёрном сумраке густом Надеждой тайной грудь питала; Но скрылася она – с тех пор Приветных звёзд не видит взор. Без ней, как сирота безродный, Влачусь один в толпе людей, С душою мрачной и холодной, Как нераскаянный злодей (А. В. Кольцов, Элегия). 

МСТИТЕЛЬНАЯ
Моя мелкая и мстительная душа сразу же услужливо перенесла меня в комнату моего конкурента адвоката. Я зримо увидел его большую двуспальную кровать, в которой он лежал один, беспокойно ворочаясь и не находя себе места (Эдуард Резник, Мёртвый жанр).

 МСТИТЕЛЬНО-МЕЛКАЯ. См. Холодно-жестокая душонка.

МУДРАЯ
Я приношу к ней свой чемодан с двойным дном: – Рахиль Афанасьевна, пустите меня, пожалуйста, перебрать свои вещи, переложить из мешка в новый чемодан. Вы впустите и закройте меня в каптерке, а потом придёте. Она пристально посмотрела на меня, мудрая и добрая душа, поняла – мне надо сделать своё, скрытое от других, дело. – Хорошо, пойдёмте, я вас закрою, повешу замок на сарай, а через час приду за вами (Н. И. Гаген-Торн, Memoria). Никодимов шел по Пречистенке, очень прямо и довольно твёрдо, курил и вдруг сказал: –  В общем, скучно. Даже очень скучно, хотя и выпил. Через несколько минут он снова заговорил: –  Вот вы, мудрая душа, объясните мне следующее. Я вижу сон: будто я в Вене, шикарный отель. Вхожу, иду к лифту. Швейцар стоит у дверцы и внимательно смотрит. Снимает каскетку, кланяется мне и улыбается. Отворяет дверцу. Я должен войти… Больше ничего, но тут просыпаюсь, всегда с ужасом. Странно, что всегда швейцар одинаков, я помню его лицо. Этот сон я видел раза три. Это что, плохо? (Б. К. Зайцев, Голубая звезда). 

МУЖЕСТВЕННАЯ
Лимонов,  толстый  и  высокий,  большеголовый,  с  молодыми  юношескими кудрями вокруг большой лысины, встретил её радостно. – А я боялся, что вы не придёте,  –  говорил  он,  помогая  снять  Жене пальто. Он стал расспрашивать её об Александре Владимировне: – Ваша мама ещё со студенческих времён для меня стала образцом  русской женщины с мужественной душой. Я о ней всегда в книгах  пишу,  то  есть  не собственно о ней, а вообще, словом, вы понимаете (Василий Гроссман, Жизнь и судьба).

МУЖЕСТВЕННО-ВОЗБУЖДЁННАЯ 
Я хорошо помню, что всю дорогу до города моя как-то мужественно-возбуждённая душа неустанно работала над чем-то. Над чем? Я ещё не знал, только опять чувствовал желание какой-то перемены в жизни, свободы от чего-то и стремление куда-то... (И. А. Бунин, Жизнь Арсеньева).

МУЖИЦКАЯ. См. Матросская душа.

МУЖСКАЯ. См. Угловатая душа.

МУЗЫКАЛЬНАЯ
Мария Михайловна была одарена душою музыкальною. Посадив ребёнка своего себе на колени, она заигрывалась на фортепиано, а он, прильнув к ней головкой, сидел неподвижно, звуки как бы потрясали его младенческую душу, и слёзы катились по его личику (П. А. Висковатов, Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова).

МУТНАЯ
Всё ещё хотелось жалеть его, этого дряхлого, нищего старика. Но в душе не жалость шевелилась, а какая-то светлая ответная радостность. И жалость вдруг поднялась, презрительная и насмешливая, когда мне вспомнились японские ширмы и пряные запахи никтериний и тубероз. Ходит там и тоскует мутная душа, как пластырями облепляет себя красотами жизни. Но серым пеплом осыпано всё вокруг. И только судорожными вспышками мгновений освещается мёртвая жизнь (В. В. Вересаев, К жизни).  Покуда злоба весела И кружит голову похмелье, Скорей винтовку из чехла – Ударить в гулкое ущелье! Поёт свинец. В горах туман. Но карту бить вошло в привычку, Как поутру под барабан Вставать в ряды на перекличку. Душа, как олово, мутна, Из Петербурга – ни полслова,  И Варенька Лопухина Выходит замуж за другого (Вс. А. Рождественский, Лермонтов).

+++МЯГКАЯ
– Смиряйся перед Господом Богом: молись и в счастии и в несчастии, а не по пословице: «Гром не грянет, мужик не перекрестится». Иной, пока везёт ему, и в церковь не заглянет, а как придёт невмочь – и пойдёт рублёвые свечи ставить да нищих оделять: это большой грех. К слову пришлось о нищих. Не трать на них денег по-пустому, помногу не давай. На что баловать? их не удивишь. Они пропьют да над тобой же насмеются. У тебя, я знаю, мягкая душа: ты, пожалуй, и по гривеннику станешь отваливать. Нет, это не нужно; Бог подаст! (И. А. Гончаров, Обыкновенная история). Мне хорошо... но отчего ж так грустно? Душа мягка и вместе больно ей, И сельский быт невинный, безыскусный Меня томит, как память детских дней (Н. П. Огарёв, «Я наконец оставил город шумный…»).

МЯТЕЖНАЯ
И только я увижу свет лампады, Сажусь тотчас у своего окна, И в этот миг таинственной отрады Душа моя мятежная полна (М. Ю. Лермонтов, Сосед). Пред тобою гладь безбрежная, Ты достиг конца пути; Унеслась душа мятежная Из остынувшей груди (И. З. Суриков, Покойник). Началось отпевание. И снова свинцовое молчание придавило толпу и каждого приковало к его месту, отделило от людей и отдало в добычу мучительному ожиданию. Читал старый псаломщик. Он видел смерть того, кто теперь пугал всех из чёрного гроба; ясно помнил он в невинный кусочек ссохшейся земли, и дубовый куст, качнувший резными листьями, – и старые, знакомые, омертвевшие слова оживали в его шамкающем рту, били метко и больно. И о попе он думал с тревогою и печалью, ибо в эти наступающие часы ужаса один он из всех бывших людей любил о. Василия стыдливою и нежною любовью и близок был его великой, мятежной душе (Л. Н. Андреев, Жизнь Василия Фивейского). Дышал. Писал. И не спеша Его мятежная душа Торила честную дорогу. Но вот пробил урочный час, И он, бунтарь, ушёл от нас – С молитвой и с улыбкой – к Богу, Чтоб над истерзанной землёй Сиять победною звездой (Анатолий Бесперстых, Памяти Игоря Григорьева).

МЯТУЩАЯСЯ 
В раскрытой книге – начертанье Святых евангельских письмен; Глубокий взор помалу светом Охватит внутрь всего тебя, И ты, прозрев во свете этом, Осудишь сам уже себя, И сам почуешь, что в паденье Твоей мятущейся души Одно ей жизнь и воскресенье – Его: «Иди и не греши!» (А. Н. Майков, «Творца, как Духа, постиженье…»). О лилии! Не следуйте за мной. Давным-давно я вами отнедужил. Небесною, святой голубизной Уврачевав мятущуюся душу. Я не вернусь, я больше не вернусь. Прощай, земля и этот край болотный. Как тесно жить в твоих просторах, Русь, Одна утеха – умирать вольготно (иеромонах Роман, «Мой старый друг. Когда на склоне дня…»). 

 

НАБОЛЕВШАЯ
Всё, что горького в прошлом прожито Наболевшей душою моей, Хоть на миг было мной позабыто Среди этих безоблачных дней... (К. Р. [Константин Романов], «Пронеслись мимолётные грёзы!..»). Я  ласкалась к отцу, и сердце мое уже не разрывалось тоскою по покойной маме,  –  оно  было  полно  тихой  грусти...  Я плакала, но уже не острыми и больными  слезами,  а  какими-то  тоскливыми  и  сладкими,  облегчающими мою наболевшую детскую душу... (Л. А. Чарская,   Княжна Джаваха).

НАГАЯ 
Девица в поздние часы Под завесом не столь таится:  Душа её нагая зрится,  Как и открытые красы. Другим бы, может быть, скорее Пристало тайны знать твои, Но из поклонников любви Достойней тот, кто всех нежнее (П. А. Вяземский, К подушке Филиды).

НАДЁЖНАЯ
Всё та же даль. Но годы – те ли! Мы юным сменщикам своим Сказать, быть может, не хотели, Как мы завидовали им. Полна, красна земля родная Людьми надёжных душ и рук (А. Т. Твардовский, За далью – даль).

НАДМЕННАЯ
Давно ль? Давно ли друг без друга Их край родимый не видал? Давно ль, когда один страдал В изнеможении недуга, Другой прикованный стоял Нежнейшей дружбой к изголовью? Вдруг, горьким мщением дыша,  Кипят! надменная душа Чем раздражилася? – любовью! (М. Ю. Лермонтов, Два брата).

НАДТРЕСНУТАЯ
И  прежде  чем кто-либо мог опомниться, Раиса крепко и нежно поцеловала лесовичку. Ксаня  вздрогнула.  Её  угрюмое,  гордое,  озлобленное  сердце забилось шибко-шибко. Это была первая искренняя детская ласка, полученная ею. Голубоглазая,  милая  девочка  поняла  её. По одним её мрачным глазам и печальному виду поняла, угадала её больную, надтреснутую душу! (Л. А. Чарская,   Лесовичка).

НАИВНАЯ
Наивная и страстная душа,  В ком помыслы прекрасные кипели,  Упорствуя, волнуясь и спеша,  Ты честно шел к одной высокой цели;  Кипел, горел – и быстро ты угас! (Н. А. Некрасов, Памяти Белинского).

НАЛЬДЕЛАЯ
Неотразимая, / ты зимним зимняя! Ты завораживаешь, / как замораживаешь! Душа нальделая / всё ледяней. Что ты наделала / с душой своей! / Быть ледяною / её заставила (Евгений Евтушенко, Твоя душа).

 НАРОДНАЯ
Впрочем,  при ненормальном ходе русского общественного развития, в виду того,  что  наше просвещение далеко не выражает жизни нашего народного духа, что  не  все  струны  народной  души прозвучали, что самая стихотворная наша форма  была  и  есть  заёмная, – может быть, для русской поэзии ещё настанет период  возрождения  в новой, неведомой доселе, своеобразной, более народной форме (И. С. Аксаков, Фёдор Иванович Тютчев). Я вижу вновь тебя, таинственный народ, О ком так горячо в столице мы шумели. Как прежде, жизнь твоя – увы – полна невзгод, И нищеты ярмо без ропота и цели Ты всё ещё влачишь, насмешлив и угрюм… Загадкой грозною встаёшь ты предо мной, Зловещей, как мираж среди степи безводной. Кто лучше: я иль ты? Под внешней тишиной Теченья тайные и дно души народной Кто может разглядеть? (Н. М. Минский, В деревне). Но притом было другое, радостное для Сергея Ивановича явление: это было проявление общественного мнения. Общество определенно выразило свое желание. Народная душа получила выражение, как говорил Сергей Иванович. И чем более он занимался этим делом, тем очевиднее ему казалось, что это было дело, долженствующее получить громадные размеры, составить эпоху (Л. Н. Толстой, Анна Каренина). Певец души народной – так бы я назвал Вас, и этим выражаю свои чувства восхищения и преклонения, признательности и благодарности за Ваши милые и дорогие русскому сердцу песни» (Максим Горький, Письмо М. В. Исаковскому).

НАСТОЯЩАЯ
Не хмурьтесь, доктор, если я горяч, Когда касаюсь вашего искусства, Но медицина без большого чувства Лишь ремесло. И врач уже не врач! Пусть безнадежен, может быть, больной, И вы правы по всем статьям науки, Но ждать конца, сложив спокойно руки, Да можно ль с настоящею душой?! (Эдуард Асадов, Высокий долг).

НЕБЕСНАЯ   
 [Дона Анна:] Но как же Отсюда выйти вам, неосторожный! [Дон Гуан (целуя ей руки):] И вы о жизни бедного Гуана Заботитесь! Так ненависти нет В душе твоей небесной, Дона Анна? (А. С. Пушкин, Каменный гость). Анна  Михайловна  завела  глаза,  и  на  лице  её  выразилась  глубокая скорбь...  –  Ах, мой друг, он очень несчастлив, – сказала она. – Ежели правда,что  мы  слышали,  это  ужасно.  И  думали  ли  мы, когда так радовались его счастию!  И  такая  высокая,  небесная  душа, этот молодой Безухов! Да, я от души  жалею  его  и  постараюсь  дать  ему  утешение,  которое от меня будет зависеть (Л. Н. Толстой, Война и мир). Плоды неизведанной страсти, Плоды безотрадных годов Терзают мне душу на части, Трепещут желанием слов... О, эти желанные речи В душе берегу молодой До первого друга, до встречи С какой-то небесной душой (А. А. Блок, «Плоды неизведанной страсти…»). А в этом искривлённом теле,  Меж двух горбов, глупцов смеша, Как бабочка в глухом уделе, Живёт небесная душа (А. П. Ладинский, Шут).

НЕБЕСНО-ЧИСТАЯ 
Итак, Твой гроб с мольбой объемлю;  Итак, покинула Ты землю,  Небесно-чистая душа;  Как Божий ангел, соверша Меж нами путь благотворящий,  Как день, без облак заходящий, Ты удалилася от нас (В. А. Жуковский, У гроба государыни императрицы Марии Фёдоровны).

НЕБЛАГОДАРНАЯ
Добро твори для всех глупцов, льстецов, коварных, А злость их каменных сердец И плата низкая их душ неблагодарных  –  Ярчее золотят лишь для тебя венец (Н. И. Гнедич, «Итак, людей пороки…»). О, душа моя, могло ли быть иначе! Разве ты ждала, что жизнь тебя простит? Э т о только в сказках: Золушка заплачет, Добрый лес зашелестит... Всё-таки, душа, не будь неблагодарной, Всё-таки не плачь... Над тёмным миром зла Высоко сиял венец звезды полярной, И жестокой, чистой, грозной, лучезарной Смерть твоя была (Г. В. Иванов, «О, душа моя, могло ли быть иначе...»)

НЕБЛАЖЕННАЯ
И верности пред смертью не тая, Покинутый, и раненый, и пленный, Я вижу Елисейские поля, Смущённые душою неблаженной (Георгий Адамович, «Так беспощаден вечный договор! …»).

НЕБОЛЬШАЯ
–  Ух-ты!  –  пуще  взъярился  Егор Иваныч и, уже не помня себя,  бил  тем  же  берёзовым  поленом  по  резьбе.  –   А-а, розовая?..  –  сквернословил он и остервенело уничтожал то, на что когда-то ушёл целиком весь восторг небольшой его души (Леонид Леонов, Барсуки).

НЕБРЕЖНО-РАССЕЯННАЯ 
Фёдор Иванович, загремев стулом, оставив распахнутой дверь, вылетел в коридор и там сразу принял независимый вид. Опустив голову, как бы размышляя о чём-то, он прошёл половину коридора, и тут Елена Владимировна из-за угла налетела на него, толкнула обеими руками. – Простите! – засмеялась виновато, а душа её, ставшая чужой и небрежно-рассеянной, уже летела куда-то дальше (Владимир Дудинцев, Белые одежды).

НЕВЕДОМАЯ
Пришелец из судьбы чужой / переиначивал мой почерк, / меня неведомой душой / отяготив, но и упрочив (Белла Ахмадулина, «Моя машинка - не моя…»).

НЕВЕДУЩАЯ 
Дмитрий не изменял всегдашнему обычаю женихов и так же невинно и добросердечно, как они все, вёл эту неведущую, легковерную душу от обмана к обману, от заблуждения к заблуждению, одно другого утешительнее и прелестнее (К. К. Павлова, Двойная жизнь).

НЕВЕРНАЯ
А когда настанет новолунье,  Вся изнемогая от тоски, Бледная влюблённая колдунья  Расширяет черные зрачки. И слова какого-то обета Всё твердит, взволнованно дыша. У  неё глаза морского цвета, У  неё неверная душа (К. Д. Бальмонт, Морская душа).

НЕВЕРУЮЩАЯ
Достоевский полагал, что если Бога нет, то всё дозволено, а раз дозволено, то можно и духом пасть, отчаяться. Но человек есть тайна, от себя самого тайна. Не верит ни в черта, ни в дьявола, тем не менее что-то его останавливает. Не дозволяет. Бога нет, страха нет, а – нельзя. Тот, кто преступает, тот и с Богом преступал, поклоны бил и всё равно преступал. Когда вера религиозная схлынула, думали, наступит вседозволенность. Не наступила. Необязательно, значит, что неверующей душе запретов нет. Всегда они были, запреты, во все времена, они-то и роднят поколения, народы, всех, кто когда-то плакал и смеялся на этой земле (Даниил Гранин, Зубр).

НЕВЕСОМАЯ. См. Воздушная душа.

НЕВЕСТНАЯ
Зане из Отчего (и в нас, как в небе) лона Существенно родится Сын, И отражённая мертва Его икона Над зыбью сумрачных пучин, Где одинокая, в кольце Левиафана, Душа унылая пуста... Но ты дыханием Отца благоуханна, Душа невестная, – о радостная рана! И Роза – колыбель Креста (В. И. Иванов, «О глубина любви, премудрости и силы...»).

НЕВЕЩЕСТВЕННАЯ
Отец Василий очень почитал преподобного Симеона Нового Бого¬слова, ему посвятил свою диссертацию и нередко цитировал его: «Тело, будучи сложено из многих, и притом неодинаковых частей, которые и сами составлены из четырех стихий, когда занеможет, имеет нужду в раз¬ных врачевствах и притом составленных из разных трав. А душа, напро¬тив, будучи невещественна, проста и несложна; когда занеможет, одно врачевство врачует её – Дух Святой, благодать Господа Иисуса Христа» (протоиерей Григорий Григорьев, Батюшка).

НЕВИННАЯ
Если боги мольбы их услышат, пошлют одной дочерь, Сына другой, то сердца их, невинных, невинной любовью Крепко связать и молить Гименея и бога Эрота, Да уподобят их жизнь двум источникам, вместе текущим, Иль виноградной лозе и сошке прямой и высокой. Верной опорою служит одна, украшеньем другая; Если ж две дочери или два сына родятся, весь пламень Дружбы своей перелить в их младые, невинные души (А. А. Дельвиг, Друзья). В шуме боевой, походной жизни, с чужеземными красавицами, забывает молодец прежнюю милую, но в тиши девичьего терема гнездятся томительные страсти, и любовь глубоко впивается в невинную душу (А. А. Бестужев-Марлинский, Роман и Ольга). Её глаза как звёзды блещут, И груди полные трепещут; Восторгом детским, но живым Душа невинная объята: Она кружится перед ним, Как мотылёк в лучах заката (М. Ю. Лермонтов, Хаджи Абрек). Знаю, годы тревогу заглушат. Эта боль, как и годы, пройдёт. И уста, и невинную душу Для другого она бережёт. Не силён тот, кто радости просит, Только гордые в силе живут (С. А. Есенин, «Гаснут красные крылья заката…»).

НЕВИННО-МОЛОДАЯ
Когда душа, мечтая,  Ещё невинно-молодая,  Блуждала – явное любя,  Казалось мне, что ты – святая, Но блекнут чары, отпадая, – Старуха, страшная, седая, Я отрекаюсь от тебя! (К. Д. Бальмонт, Злая ночь).

НЕВИННО УБИЕННАЯ
Не слишком много места во вселенной –  Всего же меньше на родной Итаке – Чтобы души, невинно убиенной, Захоронить печальные останки. К тому же у души дурной обычай – Она остервененло прёт из гроба, Поскольку занята былым величем И, в общем, нетактичная особа... (Вениамин Блаженный, «Не слишком много места во вселенной…»).
 
НЕВОЗМУЩЁННАЯ
В надежде благодати Он шёл по жизни не спеша, И в нём дремала сладким сном дитяти Невозмущённая душа (К. К. Случевский, Он не любил ещё…»). Я на молитву становлюсь В часы вечерние, обычные, И говорю, когда молюсь, Слова чужие и привычные. Так жизнь проходит и пройдёт, Благим сияньем озарённая, И ничего уже не ждёт Моя душа невозмущённая (Зинаида Гиппиус, Не здесь ли?).

НЕВОЗНЕСЁННАЯ
Я на лире вдохновенной С Аполлоном петь хочу И душе невознесенной Ложной славы не ищу (А. В. Кольцов, Послание Якову Яквлевичу Переславцеву).

НЕГАТИВНАЯ 
Его слепили наскоро: из лавочников, из купцов,  Помещиков, кадет и акушерок. Его смешали с кровью офицеров, Прожгли, сплавили в застенках Чрезвычаек, Гражданская война дохнула в его уста... Тогда он сам поверил в своё существованье  И начал быть. Но бытие его сомнительно и призрачно, Душа же негативна. Из человечьих чувств ему доступны три: Страх, жадность, ненависть (М. А. Волошин, Буржуй).

НЕГОДУЮЩАЯ
Сигаев взял в руки один револьвер этой системы, тупо уставился на него и погрузился в раздумье. Воображение его рисовало, как он размозжает черепа, как кровь рекою течёт по ковру и паркету, как дрыгает ногой умирающая изменница... Но для его негодующей души было мало этого. Кровавые картины, вопль и ужас его не удовлетворяли... Нужно было придумать что-нибудь более ужасное! (А. П. Чехов, Мститель).

НЕДВИЖНАЯ
И твой гиметский мёд ужель меня пресытил? Из рощи миртовой кто твой кумир похитил? Иль в вещем ужасе я сам его разбил? Ужели я тебя, Эллада, разлюбил? Но, духом обнищав, твоей не знал я ласки, И жутки стали мне души недвижной маски, И тел надменных свет, и дум Эвклидов строй (Вячеслав Иванов, Палинодия).

НЕДОСТУПНАЯ СТРАХУ
Я с братьями ходить любил по крыше, Чтоб сапогами не греметь, ; в чулках. Я в ужасе просил их: «Тише, тише, ; Амалия Христьяновна!..» В ушах Был ветра свист, и мне хотелось выше. У спутников на лицах видел страх, ; Но сам душою, страху недоступной, Я наслаждался волею преступной (Д. С. Мережковский, Старинные октавы).

НЕДУЖНАЯ 
Писали под мою диктовку Вы, на столе облокотись, Склонив чудесную головку, Потупив луч блестящих глаз. Бросала на ваш профиль южный Свой отблеск тихая мечта, И песнь души моей недужной Шептали милые уста (К. К. Павлова, А. Д. Баратынской). Благовонная ночь, благодатная ночь, Раздраженье недужной души! Всё бы слушал тебя – и молчать мне невмочь В говорящей так ясно тиши (А. А. Фет,  «Благовонная ночь, благодатная ночь…»). Душа, вчера недужная,  На солнце – солнце новое – Раскрыла очи синие И видит, оробелая,  Сквозь гроздие лиловое,  Что в небе вьёт глициния: Сверкает даль жемчужная,  Летает чайка белая (В. И. Иванов, Выздоровление).

НЕЖНАЯ
Ах! нежная душа, природу покидая, Надеется друзьям оставить пламень свой; И взоры тусклые, навеки угасая, Ещё стремятся к ним с последнею слезой (В. А. Жуковский, Сельское кладбище). Невинный нежною душою,  Не знавши в юности страстей прилив, Ты можешь, друг, сказать, с какой-то простотою:  Я был счастлив!.. (М. Ю. Лермонтов, Романс).   Иуда чувствует, что он устал. Весь уходит в заботу о том, чтобы лучше ставить ногу, тускло смотрит по сторонам и видит плачущую Марию Магдалину, видит множество плачущих женщин – распущенные волосы, красные глаза, искривлённые уста, – всю безмерную печаль нежной женской души, отданной на поругание. Оживляется внезапно и, улучив мгновение, подбегает к Иисусу: – Я с тобою,– шепчет он торопливо (Л. Н. Андреев, Иуда Искариот). – Если не всё – пустота безнадежная, Если, быть может, душа твоя нежная Смотрит на нас с высоты, Если ты видишь, как скорбью мы ранены,  Как мы слезами тоски отуманены – Плачь же над нами и ты (Т. Л. Щепкина-Куперник, На смерть В. Ф. Комиссаржевской).

НЕЖНЕЙШАЯ
–  Пани Нина, –  прижимая  к  сердцу  свои  породистые  руки,  с  обычной театральностью в жесте и  голосе  начал  Парчевский.  –   Судьба  второй  раз ввергает меня в мрачную роль палача вашей нежнейшей души (В. Я. Шишков,, Угрюм-река).

НЕЗАВИСИМАЯ
Молодость, вера в себя и свои силы разукрасили ожидавшуюся ссылку, и он думал, что легко перенесёт её. А между тем не было бы ссылки – не было бы, вероятно, и эмиграции, и страшного душевного раскола, который эмиграция принесла за собой. Ссылка обидела Герцена. Его гордая, независимая душа возмутилась той бесцеремонностью, с которой посягали на его личность. Покорности и смирения не было в его натуре (Евгений Соловьёв, Александр Герцен).

НЕЗАРАЖЁННАЯ
Фронтовик самоуверенно повторял и ту беззастенчивую клевету-травлю, которой насыщены были листки о Каледине и о войсковом правительстве. Но разнузданность мыслей, слов и дел была слишком очевидна и слишком возмущала простые, незаражённые души дикостью и несообразностью с простой правдой и трезвой, веками налаженной обыденностью. Старики негодовали, сердито схватывались с самодовольными не по заслугам защитниками отечества и порой доходили даже до рукопашных боёв (Ф. Д. Крюков, В углу).

НЕЗЕМНАЯ
–  Какой  я  соперник?  Что  за  победа?  Я  обещал Днепровской  быть  её другом и больше ничего.  Да  поверь, барон,  она и сама не думает о любви. О, мой друг! Если  б ты знал, какая эта чистая, неземная душа!.. (М. Н. Загоскин, Искуситель). Проснулся: пот холодный Обдал меня... «Поэзия! – подумал я, – Твой жрец – душа святая, И чистая, и неземная!» (А. В. Кольцов, Видение Наяды).   

НЕЗЛОБИВАЯ
Быстро падал и медленно поднимался; снова падал и снова медленно поднимался, – и хворостинка за хворостинкой, песчинка за песчинкой трудолюбиво восстановлял он свой непрочный муравейник при большой дороге жизни. И когда он сделался священником, женился на хорошей девушке и родил от неё сына и дочь, то подумал, что всё у него стало хорошо и прочно, как у людей, и пребудет таким навсегда. И благословил Бога, так как верил в него торжественно и просто: как иерей и как человек с незлобивой душою (Л. Н. Андреев, Жизнь Василия Фивейского). Слышит ропот их слепец:  «Не судите, – молвит, – строго! Благ – небесный наш отец: Смех и слёзы – всё от Бога! От него – и скорбный стих, От него – и стих весёлый! Тот спасён, кто любит их В светлый час и в час тяжёлый! А кто любит их – мягка В том душа и незлобива, И к добру она чутка, И растит его, как нива» (А. Н. Майков, Песни / «У ворот монастыря...»). Отелло не мог бы ни за что примириться с изменой, – не простить не мог бы, а примириться, – хотя душа его незлобива и невинна как душа младенца (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

НЕЗЛОБНАЯ
В дурных стихах большой не вижу я вины; Приятели беречь приятеля должны. Я не обидел вас. В душе моей незлобной, Лишь к пламенной любви и дружеству способной, Не приходила мысль над другом мне шутить! (В. Л. Пушкин, К***). Да будет твой святой алтарь  Незлобных душ спасенье (В. А. Жуковский, Громобой).    Повысушили до поры Нужда да тяжкая кручина Тебя, как травушку жары; Поникла голова, что колос, И поседел твой русый волос; Одна незлобная душа Осталась в горе хороша (И. С. Никитин, Кулак).

НЕЗНАКОМАЯ
Слова отзываются болью –  Ещё не залечена рана, Мне жаль, в этой жизни с тобою Мы встретились, видимо, рано… Расписаны роли судьбою, Перечить богам – несерьёзно, Мне жаль, в этой жизни с тобою Мы встретились, видимо, поздно…Но шепчет в порыве несмелом Волна, набегая на сушу: «Мне хочется чувствовать телом Твою незнакомую душу» (Александра Крючкова, «Не отдавай меня другим…»).

 НЕЗНАКОМАЯ СЧАСТЬЮ
Нет! я уверен, твоего блаженства Не может сделать тот, Кто красоты наружной совершенства Одни в тебе найдёт. Так! ты его не любишь... тайной властью Прикована ты вновь К душе печальной, незнакомой счастью, Но нежной, как любовь (М. Ю. Лермонтов, Сентября 28).

НЕЗРИМАЯ
Как бы сокрытая под юных древ корой, С сей очарованной мешаясь тишиною, Душа незримая подъемлет голос свой С моей беседовать душою (В. А. Жуковский, Славянка). –  Вы забываете, –  возразил поэт, –  что он был уверен во взаимности любимой им особы; а эта уверенность не лучшая ли отрада во всех страданиях, какие бы препятствия и расстояния ни разделяли влюблённых! Постигнуть любовь чистую, духовную, откинувши все низкие страсти чувственности, под прелестною оболочкою женщины любить только незримую душу, проникнуть в сокровеннейшие изгибы этой души, увидеть в ней себя, прочесть свою любовь... о, этого счастия никакие силы небесные не могут отнять у нас! Поставьте вселенную между любовниками этого рода, их души не разлучатся, и тут на их горизонте порой блеснет луч счастья (Е. А. Ган, Идеал). Я говорил при вас с тоской; Случайно вам – такой красивой, Такой изящной и простой – Открыл души изгиб нелживый. Но знайте: правду различить Во мне не вам, душа простая... Моей души незримой нить Не вам схватить, перерывая... (А. А. Блок, «Я говорил при вас с тоской …»).

НЕЗЫБЛЕМАЯ
«Весы» меня считают «мистическим анархистом» из-за «Mercure de France». Я не читал, как там пишет Семёнов, но меня известил об этом Андрей Белый, с которым у нас сейчас очень сложные отношения. Я думаю так: к мистическому анархизму, по существу, я совсем не имею никакого отношения. Он подчёркивает во мне не то, что составляет сущность моей души: подчёркивает мою зыблемость, неверность. Я же «неподвижность не нарушу И с высоты не снизойду, Храня незыблемую душу В моём неслыханном аду» (А. А. Блок, Письмо Г. И. Чулкову 17 августа 1907).

НЕИЗМЕННАЯ
Меня с тобой связали узы Моих прадедов и дедов, ;Не мне ль теперь просить у музы И нужных рифм, и нужных слов? Воспоминаний кубок пенный Среди скитаний и невзгод, Не мне ль душою неизменной Испить указан был черёд? Но мыслить не могу иначе: Ты город прошлых тихих дней, И новый вихрь судьбы казачьей Тебе был смерти холодней (Н. Н. Туроверов, Новочеркасск).

НЕИСПОРЧЕННАЯ
– Я принимаю ваш подарок, – сказал он [Шульц], – как залог того, что искусство находит ещё отголосок в душах неиспорченных. Эта мысль для меня утешительна, а я начинал и в ней сомневаться. Табакерка ваша мне будет напоминать, когда я захочу презирать всех людей, что есть люди добрые, как вы, г-н Мюллер. Спасибо вам! (В. А. Соллогуб, История двух калош).

НЕИССЛЕДИМАЯ
Бог весть: меня она любила Иль это был притворный жар? И мысль печально утаила, Чтобы верней свершить удар? Иль мнила, что она любима, Порочной страстию дыша? Кто знает: женская душа, Как океан, неисследима!.. (М. Ю. Лермонтов, Преступник).

НЕКРЕЩЁНАЯ
– Меня  выгнать? Меня? Да нешто можно это? Двадцать лет верой и правдой служила,  и  вдруг  так-то!..  И  из-за кого?! Из-за нищей девчонки... Из-за лесовички,  колдовского  отродья!..  Меня  вон?  Меня – верную слугу?.. Нет,  матушка  Наталья  Денисовна,  не  бывать этому... Молода больно, сударыня... Крылышки  ещё  не отрастила, чтобы верными отцовскими слугами распоряжаться! Как  же!  Откажут! Сейчас! Держи карман шире!.. А тебя, лесовичка непутёвая, тебя уже я знаю, как уважу, милушка! Будешь меня помнить, некрещёная душа! (Л. А. Чарская,   Лесовичка). Голуб,  надвигаясь  на Блувштейна с  внешне  спокойным  лицом,  говорил внятно, шепотом: – Уносите ноги, некрещёные души, а то я из вас котлеты сделаю (Николай Островский, Как закалялась сталь).

НЕЛЕПАЯ
Я не помню, чтобы мой отец всерьёз интересовался жизнью. Его интересовал театр. За нагромождением отцовских слов, поступков, мыслей едва угадывалась чистая, нелепая душа (Сергей Довлатов, Наши). Дорогой Соседушка.  Максим... (забыл как по батюшке, извините великодушно!) Извините и простите меня старого старикашку и нелепую душу человеческую за то, что осмеливаюсь Вас беспокоить своим жалким письменным лепетом. Вот уж целый год прошёл, как Вы изволили поселиться в нашей части света по соседству со мной, мелким человечиком, а я всё ещё не знаю Вас, а Вы меня стрекозу жалкую не знаете. Позвольте ж, драгоценный соседушка, хотя посредством сих старческих иероглифов познакомиться с Вами, пожать мысленно Вашу ученую руку и поздравить Вас с приездом из Санкт-Петербурга в наш недостойный материк, населённый мужиками и крестьянским народом, т.е. плебейским элементом (А. П. Чехов, Письмо к учёному соседу).

НЕЛОВКАЯ
«Счастье, – говорил он, – Есть ловкость ума и рук. Все неловкие души За несчастных всегда известны. Это ничего, Что много мук Приносят изломанные И лживые жесты. В грозы, в бури, В житейскую стынь, При тяжёлых утратах И когда тебе грустно, Казаться улыбчивым и простым – Самое высшее в мире искусство» (Сергей Есенин, Чёрный человек).

НЕЛЮДИМАЯ
Помоги мне, лес, отец родимый, Сил найти в глуши болот твоих, Чтобы я, душою нелюдимой Дикой воли таинство постиг, Чтобы мог я, зверь, не лицемеря Без меча взять силу над людьми. Лес! Прими меня, лесного зверя, Зверя мудрого меня прими! (Константин Эрберг, Мудрый зверь).

НЕМАЯ
Цвет моей жизни, не вянь! О время сладостной скорби, Пылкой волшебной мечты, время восторгов, – постой! Чем удержать его, друг мой? о друг мой, могу ли привыкнуть  К мысли убийственной жить с хладной, немою душой, Жить, переживши себя? (В. К. Кюхельбекер, Элегия).   Готов на всё для твоего спасенья! Я так клялся и к гибели летел; Но ты молчал и, полный подозренья, Словам моим поверить не хотел... Но час придёт, своим печальным взором Ты все прочтёшь в немой душе моей; Тогда – беги, не трать пустых речей, –Ты осуждён последним приговором!.. (М. Ю. Лермонтов, Посвящение.N. N.).   В омрачённом свете мая,  В страстных, чистых грозах неба Вспыхнет вновь душа немая И у жизни молит хлеба (И. И. Коневской, Новый день).

НЕМНОГО ОМЕРТВЕЛАЯ
Чужие губы разнесли Твоё тепло и трепет тела. Как будто дождик моросит С души, немного омертвелой (С. А. Есенин, «Мне грустно на тебя смотреть…»). 

НЕМОЩНАЯ
«Что же, у меня нет сил бороться с этими усовершенствованными орудиями мужского высокомерия. Я просто нищая духом, сиделка у одра немощной души. Не могу и не стану звать вас опять в свой мир» (П. Д. Боборыкин, Жертва вечерняя).

НЕНАСЫТНАЯ
Хотелось угаснуть, как луч золотой,  Застыть, как те звуки в просторе, – Хотелось объять ненасытной душой  Всё небо и целое море! (К. Р. [Константин Романов], Венеция). – Слышал, старинушка? Я и сама себя долго не знала, не помнила, а пришло время, всё спознала и вспомнила; всё, что прошло, ненасытной душой опять прожила (Ф. М. Достоевский, Хозяйка).

НЕОБЪЯТНО САМОЛЮБИВАЯ
 Тоцкий откуда-то узнал, … что Ганя женится только на деньгах, что у Гани душа чёрная, алчная, нетерпеливая, завистливая и необъятно, не пропорционально ни с чем самолюбивая; что Ганя хотя и действительно страстно добивался победы над Настасьей Филипповной прежде, но когда оба друга решились эксплуатировать эту страсть, начинавшуюся с обеих сторон, в свою пользу и купить Ганю продажей ему Настасьи Филипповны в законные жёны, то он возненавидел её, как свой кошмар (Ф. М. Достоевский, Идиот).

НЕОБЫКНОВЕННАЯ
Мария рождена быть королевою. Вид, взор, усмешка – всё показывает необыкновенную душу. Нельзя, чтобы её сердце не страдало, но она умеет сокрывать горесть свою, и на светлых глазах её неприметно ни одного облачка (Н. М. Карамзин, Письма русского путешественника).

НЕОБОЮДНЫЕ
Уеду от мальчишки с челочкой, / как будто он уже не в счёт, / к узбекам, финнам, или орочам, / или куда-нибудь ещё. Уеду от тебя, подлесок, / средь подмосковной тишины, / и от тебя, смешной подвесок / наивно розовой луны. От наших душ необоюдных, / нерасчленённых, как руда,  /от этих добрых и занудных / пенсионеров у пруда (Римма Казакова, «Опять какая-то поездка…»).

НЕОДОЛИМАЯ
Кто мчится к Альпам? Кто летит На огненном питомце Нила? В очах покойных взор горит, Души неодолимой сила! В нём зреет новая борьба, Грядущий ряд побед летучих; И неизбежны, как судьба, Решенья дум его могучих (А. И. Одоевский, Сен-Бернар).

НЕОКРЕПНУВШАЯ
Зверочеловеки. Им ко сну В ночь не отойти – за алчность плата. На телеэкран, как на луну, Воют, воспевая мглу разврата. Расползаясь по квартирам, мгла Губит неокрепнувшие души. И торчат локаторами зла Из затылков жирных волчьи уши (Борис Орлов, «Зверочеловеки. Им ко сну…»).

НЕОКРЕПШАЯ
Итак, кто же я на самом деле?.. Этот головоломный, пожалуй, даже неразрешимый вопрос стал центром маленькой драмы в моей неокрепшей душе... (В. Г. Короленко, История моего современника). Никто не знал, лишь белая тетрадь / заметила, что я задула свечи, / зажжённые для сотворенья речи, – / без них я не желала умирать. Так мучилась! Так близко подошла / к скончанью мук! Не молвила ни слова. А это просто возраста иного / искала неокрепшая душа (Белла Ахмадулина, Заклинание).

НЕОПАЛИМАЯ
Безумья образ в бурном небе, Как в бездне зыбкая звезда! И в бездне жизни злобный жребий, Воспламенённый навсегда! Ужель не пронесётся мимо Молниеносная стрела?.. Молись! Душа – неопалима И, умилённая, светла (Е. И. Дмитриева, «Бесповоротною грозою...»).

НЕОПЫТНАЯ
Когда весной разбитый лёд Рекой взволнованной идёт, Когда среди лугов местами Чернеет голая земля И мгла ложится облаками На полуюные поля, – Мечтанье злое грусть лелеет В душе неопытной моей… (М. Ю. Лермонтов, Весна). Вокруг всё юноши: учительское слово, Как я, они все слушают в тиши; Для них всё истина, им всё ещё так ново, В них судит пыл неопытной души (Н. П. Огарёв, Монологи). А на другой день вечером, когда женщины с детьми уже погрузились в эшелон, кое-как разместились по нарам, разобрались с мешками, бутылками, одеялами, снова был налёт. Но Лиза уже не боялась. Пусть впереди ещё много неясного, пусть много тяжёлого, но главное, главное – она не боялась! Неопытная душа, поборовшая свой страх, метнулась теперь в другую сторону, и всё казалось ей прекрасным. Одна зенитка кричала: «Я здесь!» А другая в ответ ей: «И я здесь, и я!» «И мы здесь, и мы!!» – целым хором подхватывали остальные (Ирина Грекова, Первый налёт).

НЕОСТЫВШАЯ
Путники всё ещё не могли изжить  того  острого  ощущения,  что,  словно ножом, полоснуло их при спуске через порог. –  Жжжи! –  и нету, –  улыбался Ибрагим. Всё  ещё  в  ушах  мерещился  рёв диких волн, и неостывшие души путников были под обаяньем чуда (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

НЕОТЁСАННАЯ 
«А так как мы люди эстетически развитые, то очень любим всё красивое, культуру и искусство. Перед войной любим потанцевать. В походах первым делом захватываем разные шедевры, особенно из золота и брильянтов. А если соседи вдруг объединяются и  начинают нас теснить, мы говорим им: хотим с вами дружить, не убивайте нас, мы –  такие же, как вы. И даём денег их продажным правителям. Тогда они извиняются и отводят войска и компенсируют потери в десятикратном размере, а пленных оставляют. Так как среди нас не принято заниматься чем-либо, кроме грабежей и убийств, для увековечения своих подвигов мы нанимаем писателей и поэтов из чужеземцев. А как они напишут про нас поэмы, мы у них деньги обратно забираем, а если они, как жлобы, деньги прячут, то берём их за жабры и пытаем». Тут Фридрих Барбаросса, чья неотёсанная душа не выдержала напора древней культуры, закричал: «Гостя –  на кол, все –  по коням!» И отправился в крестовый поход перенимать принципы цивилизации (Михаил Зуев-Рублевский, Как начались крестовые походы).

НЕОТКРОВЕННАЯ
В твоих словах, в твоих вопросах / к живому сердцу мы идём… И вновь цветёт дорожный посох / неувядающим цветком. Но вновь перед открытой дверью / стоит, проникнуть не спеша, / поддавшись своему неверью, / неоткровенная душа (Е. И. Дмитриева, «В твоих словах, в твоих вопросах...»).

НЕОТЛУЧНАЯ
Собрались мы всей семьёй – И они, кого не стало, Вместе с нами, как бывало, Неотлучною душой! Тени милые! Вы с нами!.. Вы, небесными лучами Увенчав себе чело, Здесь присущи всем собором И поёте братским хором Нам про Царское Село (Л. А. Мей,  Лицеистам).

НЕПОБЕДИМАЯ
Под ношей бытия не устает И не хладеет гордая душа; Судьба её так скоро не убьет, А лишь взбунтует; мщением дыша Против непобедимой, много зла Она свершить готова, хоть могла Составить счастье тысячи людей: С такой душой ты бог или злодей... (М. Ю. Лермонтов, 1831-го июня 11 дня).

НЕПОВИННАЯ
Неповинна душа не пристрашна греху (В. И. Даль, Пословицы русского народа). – Так ему, злодею, и надо! так и надо! – брызгая слюною, шамкал Антип и тыкал костылём в сторону главного дома. – Погоди. Я тоже поднесу ему, демону, закуску в жизни! За всех – за себя, за княгиню-покойницу, за Матюшу, неповинную душу, внука загубленного. Что мы знаем, то знаем. Сладкая будет закуска. Хо-хо! Скрючит от неё (А. В. Амфитеатров, Княжна).

НЕПОВТОРИМАЯ
  – Не  проходит  версия  ваша.  Если  бы  вы  свою  неповторимую   душу отстаивали, то уничтожать его  зачем  было?  А  вы  ведь  по-настоящему  его уничтожить хотели. Не фигурально. Горький тут ни при чём. Да и имел  в  виду Горький не личного врага, а классового (Даниил Гранин, Зубр).

НЕПОДАТЛИВАЯ
Первым был одарен Фолькер. Смычок превзошёл самого себя, воспевая гимн обручённым. И даже высохшая и неподатливая душа графини смягчилась слезами. Она промокала влагу глаз одной рукой, а другой жала ладонь мужа. А когда, в самом финале игры, голос скрипки, ставший совсем песенно-женским, зазвенел последними аккордами под сводами, наполнил собой пространства и души, графиня замерла, вся отдавшись восторгу момента (Александр Михалин, Гибель Хагена)

НЕПОДВИЖНАЯ
Он [Белосельцев] не спрашивал, куда они едут. Смотрел, как плывет мимо красный бесконечный Кремль. Баржа на Москве-реке подымала пышный бурун пены. В стрекозином блеске мчался встречный поток машин. Его душа замерла, была неподвижна, во власти чужой воли, смелой, упрямой, ведающей, которой он подчинился и ждал, что предложит ему эта воля, куда поведёт. Она вела его по набережной, поместив в мягкую глубину могучей машины, которая расплескивала фиолетовые вспышки, грозно завывала, проныривая под мостами, неслась вдоль башен, дворцов и храмов, и он, новообращённый, окружённый молчаливыми соратниками, мчался к неведомому святилищу, где над ним совершат обряд посвящения (Александр Проханов, Господин Гексоген).

НЕПОДКУПНАЯ
За часы прений Чубасов увидел Бахирева глазами сотен людей, и то, что открылось ему, было неожиданно. Почему его сухую речь, лишённую и намека на ораторское искусство, слушали о таким жадным вниманием? Почему об этом мрачном, грубоватом, не ищущем ничьих симпатий человеке многие, даже ругая его, говорили с таким сердечным волнением? И кто говорил? Самые различные люди. Старая земледельщица, молодой новатор, резкий Осин, неподкупная душа Рославлев (Галина Николаева, Битва в пути).

НЕПОДОЗРИТЕЛЬНАЯ
Боннет очаровал меня своим добродушием и ласковым обхождением. Нет в нём ничего гордого, ничего надменного. Он говорил со мною как с равным себе и всякий комплимент мой принимал с чувствительностию. Душа его столь хороша, столь чиста и неподозрительна, что все учтивые слова кажутся ему языком сердца: он не сомневается в их искренности. Ах! Какая разница между немецким учёным и Боннетом! (Н. М. Карамзин, Письма русского путешественника).   

НЕПОКОРЁННАЯ
Таковы были идеальные узы, связывающие с народом поэта, не без основания называвшего себя «изгнанником», узы тончайшие, сотканные из ностальгии и скорби о чём-то непоправимо утраченном, таковы были голоса, призывающие его, но недостаточно мощные, чтобы побороть чары одиночества, в котором пробуждалась, подымалась и взлетала другая душа его, непокорённая, душа без отчизны и без кормила, не связанная более ни с какой реальностью этого мира, неудержимая, как бури над снежными вершинами Кавказа, неприкаянная душа, парящая между небом и землей, как демон, и как он погруженная в созерцание своих бездн (Вячеслав Иванов, Лермонтов). Позвякивают скромно медали, ордена… Непокорённым душам и нечисть не страшна! (Наталья Советная, «Выламывая ветви, деревья ветер гнёт...»).

НЕПОКОРНАЯ
Шла я вновь после каждой ошибки, Забывая жестокий урок,  Безоружно в житейские сшибки: Веры в слёзы, слова и улыбки Вырвать ум мой из сердца не мог. И душою, судьбе непокорной, Средь невзгод, одолевших меня,  Убежденье в успех сохраня,  Как игрок ожидала упорный День за днём я счастливого дня (К. К. Павлова, «О былом, о погибшем, о старом…»). Пройдёт год, и ещё год, и ещё год, а он будет ходить в гимназию и стоять дома на коленках. И так как Сашка обладал непокорной и смелой душой, то он не мог спокойно отнестись ко злу и мстил жизни (Л. Н. Андреев, Ангелочек).

НЕПОНЯТНАЯ
Он мысленно повторял слово в слово всё, что он слышал от неё во время маскарада, когда душа её, вся непонятная её душа выражалась тихими жалобами и просила высших наслаждений, и просилась к чудному небу любви непонятной и бесконечной (В. А. Соллогуб, Большой свет). Анализуя своё чувство и сравнивая его с прежними, она ясно видела, что не была бы влюблена в Комисарова, если б он не спас жизни государю, не была бы влюблена в Ристич-Куджицкого, если бы не было славянского вопроса, но что Каренина она любила за него самого, за его высокую непонятую душу, за милый для неё тонкий звук его голоса с его протяжными интонациями, за его усталый взгляд, за его характер и мягкие белые руки с напухшими жилами (Л. Н. Толстой, Анна Каренина).

НЕПОРОЧНАЯ
Василий учил, собрав юношей: иметь душу  чистую  и  непорочную, тело худое, беседу кроткую и соблюдать слово Господне: «Есть и пить без шума великого, при старых  молчать,  премудрых  слушать,  старшим  покоряться,  с равными и младшими любовь иметь, без лукавства беседуя, а побольше разуметь; не свиреповать словом, не хулить в  беседе,  не  смеяться  много,  стыдиться старших, с нелепыми женщинами не беседовать, глаза  держать  книзу,  а  душу ввысь, избегать суеты; не уклоняться учить увлекающихся властью, ни  во  что ставить всеобщий почёт. Если кто из вас может  другим  принести  пользу,  от Бога на воздаяние пусть надеется и вечных  благ  насладится» (Повесть Временных лет / Перевод Д. С. Лихачёва). Покойся, душа непорочная! Ты не одну ещё ночь встретишь тоскою бессонницы, не одно изголовье смочишь слезами, которых не осушит ни солнце, как росу, ни поцелуй сострадательной матери, ни самое время, и долго тебе ронять их на ветер, долго ждать друга милого! (А. А. Бестужев-Марлинский, Роман и Ольга). Положение Василия Ивановича было самое горемычное. Он не имел даже утешения сделаться пьяницей, не чувствуя наследственной наклонности к горячим напиткам. Нрава был он не буйного; он не роптал против судьбы, а грустил и смирялся в простоте душевной. Ходил он только частёхонько ко всенощной, украдкой поглядывал на свою красавицу, вздыхал, пыхтел, разнеживался и возвращался домой. Однако ж ни одна порочная мысль не заронилась в его непорочной душе; ни раза не подумал он даже о возможности ослушаться родительского приказания или внушить предмету любви своей незаконное чувство (В. А. Соллогуб, Тарантас).

НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ
Жаль было [Лобинову] расстаться  и с Катюшей Играновой. Он первый и, пожалуй, единственный угадал  в  отчаянной, шаловливой проказнице-девочке живую, непосредственную, богатую  на способности душу (Л. А. Чарская,   Лесовичка).

НЕПОТРЕБНАЯ
У райской запретной стены, В час полуденный, Адамий с женой Евой скорбит: … – Исусе Христе, миленький! Прости душу непотребную! Вороти в обитель отчую! (И. А. Бунин, Потерянный рай).

НЕПРЕКЛОННАЯ
– Я давно решился, – отвечал с твердостию Владимир. – Прежде чем проклятия царевны гремели надо мною, я поклялся умереть на родной земле. Пиши об этом инокине Сусанне. Скажи ей, что милости Софии Алексеевны к сироте для меня незабвенны и дороги; что я лобызаю её руки, обливаю их горячими слезами; что я ей предан по гроб, но… её не послушаюсь! Твои ж угрозы меня не устрашат. Ты должен бы знать меня лучше. Я сам явлюсь в стан русский, явлюсь к Шереметеву, и тогда увидишь, кому Бог поможет. Он станет за меня, Бог сильный! – Так ни прошение, ни убеждения ничего не могли над тобою, непреклонная душа? – Ничего (И. И. Лажечников, Последний Новик).

НЕПРИКАЯННАЯ 
С какой уготованной, чистой, возвышенной душой нужно всегда присутствовать при литургии, чтобы не оказаться в числе тех людей, которые, не имея одеяния брачного, а имея осквернённую одежду страстей, связаны были по рукам и по ногам и выброшены вон из брачного чертога во тьму кромешную. А ныне, к несчастию, многие не считают нужным ходить к литургии; иные ходят только по одной привычке, и каковыми пришли, таковыми и уходят – без возвышенных мыслей, без сокрушённого сердца, с неприкаянной душой, без решимости к исправлению. Иные стоят не благоговейно, рассеянно, без всякой сосредоточенности, без всякой подготовки себя дома посредством размышления и воздержания, ибо многие успеют перед обедней напиться, а иногда и наесться (праведный Иоанн Кронштадтский, Литургия). К могилке скромной я по случаю хожу. Она ютится за шеренгами прославленных полководцев, меж причудливых надгробий – киношников преимущественно – в последнем отсеке советского Пантеона. Где-то там, над рекой, витает неприкаянная душа ересиарха. С Воробьёвых холмов, под перестук железных колёс, в чаду лужковских автобанов, наблюдает Леонов мистерию русской истории, безучастно влекущей растерзанный народ по кругу, как иглу по заигранной граммофонной пластинке (В. П. Стеценко, Из воспоминаний о Леонове).

НЕПРИМИРИМАЯ
Он глубоко вздыхал и с грустной Улыбкою на мальчика смотрел. Уверен будучи, что от своих Людей он никакого милосердья Надеяться не должен, в злобе сердца Решился он ни с кем не говорить Ни слова. Лучше умереть сто раз, Он думал, чем от них принять услугу. Но милая заботливость ребёнка Всю внутренность его поколебала; Непримиримая его душа Смягчилась, и в глазах его, дотолеСвирепо мрачных, выступили слёзы (В. А. Жуковский, Капитан Бопп).

НЕПРИТВОРНАЯ
И я, божественным восторгом оживленный, Воспел мои мечты и мой удел смиренный, И непритворною, свободною душой Благодарил богов за песни и покой! (Н. М. Языков, Послание к А. Н. Очкину).

НЕПРОЗРАЧНАЯ
– Какая непрозрачная душа обитает в вашем светлейшем теле! Княгиня взбесилась, прогнала повара  и,  как  следует  русской  барыне, написала жалобу Сенатору (А. И. Герцен, Былое и думы).

НЕПРОНИЦАЕМАЯ
И точно, каждая из них, пережив лихорадочно-сумбурную ночь экстазов и обид, с рассветом вернулась на свой цоколь, а когда художник поднял, наконец, с подушки чадную голову, то из зелёных впадин глины на него глядело лишь какое-то тревожное воспоминание о неоправданной жизни. Неподвижные лица; цвет кожи и волос, лишённый оттенков и игры – что-то сплошное, матовое или чёрное; глаза, постоянно и прямо устремлённые в глаза собеседника, – глаза, которые в то же время как будто видят что-то другое, чем-то другим озабочены; лоб странно выпуклый – точно каменный; способность обращаться в статую в минуты равнодушия или, наоборот, крайнего отчаяния; застывшее выражение удивленности от сознания полного несоответствия с окружающим – и, наконец , непроницаемая, точно каменная, душа. Вот черты, которыми обрисовал Тургенев сначала несчастную Сусанну, потом спутницу юродивого из «Странной истории» и, наконец, Клару Милич (И. Ф. Анненский, Вторая книга отражений).

НЕРАБСКАЯ
Пускай пугливого тиранства приговор Готовит мне в удел изгнания позор За смелые стихи, внушенные поэту Делами низкими и вредными полсвету – Я не унижуся нерабскою душой Перед могущею – но глупою рукой (Н. М. Языков, Н. Д. Киселёву).

НЕРАЗВИТАЯ
Душонка. Цель человечества –  хороший человек, и никакой другой цели нет и не может быть. Сколько раз наблюдал Зенон в той среде, где он жил, людей, которые в свой мозг, растянутый, как мочевой пузырь кавказского тамады, впихивали сотни и тысячи книг и умели неплохо о них говорить, но своей ничтожной, неразвитой душонкой не могли понять смысла человеческого благородства, доброты, темнели от зависти, подло злословили, если их товарищ добивался большего, чем они. Эти странные люди беспрерывно говорили о лучшем будущем страны, но, заметив лучшее настоящее ближнего, бледнели от обиды (Фазиль Искандер, Сандро из Чегема).

НЕРАЗГАДАННАЯ
Со  скорбью  и  нестерпимой жалостью смотрю я на людей. Какая тяжкая их доля  на  этом  свете, как трудно им жить со своею неразгаданной душой! Чего  хочет эта тёмная душа? Куда стремится она через слёзы и кровь?  (Л. Н. Андреев, Иго войны)

НЕРАЗГОВОРЧИВАЯ. См. Глубинная душа.
 
НЕРАСКАЯННАЯ
На прощаньи, на расставаньи / умаливала, уговаривала: / жди, душа страшная, отчаянная, / нераскаянная, душа Каинова – / пока могила вернёт, кого схоронила, / жди спасения – светопреставления, / последнего дня, / с ним – меня (В. А. Меркурьева, «Без поры, не ко времени…» 

НЕРАССКАЗАННАЯ См. Развязанная душа.

НЕРАСЧЛЕНЁННАЯ. См. Необоюдные души.

НЕРВНАЯ
Ужас охватил впечатлительную и нервную душу Ксении. Она  вздрогнула  при  одной  мысли  очутиться на её месте, вздрогнула и побледнела (Л. А. Чарская,   Лесовичка). Бешеный темперамент, огромный талант, колоссальный общественный запал – таков «неистовый Ролан», как звали его друзья. Его дневники, впервые опубликованные вдовой Быкова, актрисой Еленой Санаевой, – горючая смесь рассказов о съёмках, концертах, пробах, набросков сценариев, сказок, планов постановок. И летопись смертельной, изматывающей борьбы, «пробивания» сквозь кордоны. Живая, горячая и очень нервная душа, мятущаяся в клетке – цензуры, двух ЦК (КПСС и ВЛКСМ), Госкино, лжи, подлости, а потом и воровства в Детском фонде, который он возглавлял, – вот что такое эти записи. «Я жить хочу, но это очень трудно...» И всё же чудо жизни Быкова в том, что у него всегда хватало сил «начать сначала» (Майя Кучерская, Неистовый Ролан).

НЕРВОЗНАЯ. См. Гриппозная душа.

НЕРОБКАЯ
Мы в жизнь вошли с прекрасным упованьем, Мы в жизнь вошли с неробкою душой, С желаньем истины, добра желаньем, С любовью, с поэтической мечтой,  И с жизнью рано мы в борьбу вступили,  И юных сил мы в битве не щадили (Н. П. Огарёв, Друзьям).

НЕСВОБОДНАЯ
И в глубине, и в небесах –  Всё чисто, вечно и спокойно... И только страсть в его словах Была томительной и знойной. Не внемля, смотрит, как луна  Песок подводный озаряет, И молча думает она: «Зачем он любит и страдает?  Земной любви, земной мечты  Он раб: душою несвободной Не понимает красоты  Спокойной, вечной и холодной (Д. С. Мережковский, «Он про любовь ей говорил...»).

 НЕСИЛЬНАЯ
Чистоты и гордыни поклажа Тяжелей на крутом вираже... Совершается купля-продажа В молодой и несильной душе  (Татьяна Бек, « Чистоты и гордыни поклажа Тяжелей на крутом вираже... Совершается купля-продажа…»).

НЕСКАЗАННАЯ
Димитрий, брат мой, отведи докуку, Ужель и ты повинен в грабеже? Твою ли это родственную руку Я видел на последнем рубеже? За то, что я поверил в небылицу, Мне измлада забрезжила заря, – И я прозрел Елену, и Жар-птицу, И душу несказанную зверья  (Вениамин Блаженный, Страшная сказка).

НЕСЛОЖНАЯ. См. Невещественная душа.

НЕСПОКОЙНАЯ
Вот, одетый в стихарь, Заклепал пономарь На высокой звоннице к достойной. И казак задрожал – Жгучей искрой запал Червь укора в душе неспокойной (П. П. Ершов, Сибирский казак). – Мне  случается целые часы проводить иногда, сидя молча, в игорных расчётах в уме и в мечтах о том, как это всё идёт, как я ставлю  и  беру.  Да,  во  мне  много  разных  »качеств», и душа у меня неспокойная (Ф. М. Достоевский, Подросток). Долгое время, пока шла война и южные области были оккупированы, нам ничего не было известно о родных: живы ли они? в чём нуждаются? Душа у всех нас была неспокойна. Я в то время была уже студенткой Архитектурного института, и мама решила, что мне по силам отвезти в Николаевку небольшой мешок с мукой в надежде, что от станции Валуйки меня кто-нибудь «подбросит» по пути (И. А. Архипова, Музыка жизни).

НЕСПОСОБНАЯ К ВЗЛЁТУ
Духу необходима не запуганная, задёрганная, во всех порывах своих пресеченная и психически полубольная душа, неспособная к целостному, лёгкому и радостному взлёту; но душа обращённая, узревшая прекрасность горних «вещей», возжаждавшая их и как бы влюбившаяся в них. Духу нужно не моральное педантство волевой дисциплины, за которой укрывается злой, хитрый, мстительный и блудливый «волк», а естественная, искренняя и цветущая преданность, доброта о Господе, преданность о духе, верность цельной любви (И. А. Ильин, Основы христианской культуры).

НЕСПОСОБНАЯ К ВОЛНЕНИЯМ
– До сих пор любовь спасала меня от этого холода; её нет – и в сердце теперь тоска; мне страшно, скучно... – Займись делом. – Все это правда, дядюшка: вы и подобные вам могут рассуждать так. Вы от природы человек холодный... с душой, неспособной к волнениям... (И. А. Гончаров, Обыкновенная история).

НЕСПОСОБНАЯ К РАЗГОВОРУ
Зачем она [лошадь] в такой глуши Явилась мне в такую пору? Мы были две живых души, Но неспособных к разговору (Николай Рубцов, Вечернее происшествие…).

НЕСУЕТНАЯ
Я уважаю лень за то, что / в её бездейственной тиши / живую мысль питает почва / моей несуетной души (Игорь Губерман, Гарики на каждый день).

НЕСЧАСТНАЯ
Как грустен грустным божий свет! Но для души моей несчастной На всей земле твоей прекрасной, Творец! ужель отрады нет? Подай знакомую мне руку, Любви дыханьем подкрепи: Тогда снесу я жизни муку, Скажу душе моей: «Терпи!» (Ф. Н. Глинка, Тоска). Душа  несчастная! Как Ева, Полна  ты страха и стыда... Зачем, зачем, коснувшись древа, Вкусила ты безумного плода? (А. Н. Апухтин, Из Великого Канона). Не  могу  я  так  существовать. Не создан я для зла и злобных чувств,  других  нет  в  моей  несчастной  душе.  И  сна  нет. Тлею внутри себя белым пламенем,  как дерево, высыхающее на корню, на лицо свое искаженное опасаюсь  взглянуть (Л. Н. Андреев, Иго войны).

НЕСЫТАЯ
Туман бы распутать мне в длинную нить, Да плащ бы широкий из сизого свить, Предаться бы вихрю несытой душой, Средь туч бы лететь под безмолвной луной! (В. К. Кюхельбекер, Родство со стихиями). И вижу я много задавленных слов, Убийств, совершенных в зловещей тиши, Обрывов, провалов, огня, облаков, Безумства несытой души (К. Д. Бальмонт, Глаза). Какая ширь, и некуда бежать. Повсюду ждут, и не к кому податься. За всё своё, несытая душа, Я обречён, как Вечный Жид, скитаться. Как холодно! И нечего одеть. Пронизывают ветры – не укрыться. И впереди – неужто только смерть И эти злые неземные лица? (иеромонах Роман, «Какая ширь, и некуда бежать…»).

НЕТВЁРДАЯ
Монашка говорила на русско-польско-украинской смеси, вставляя для понятливости немецкие словечки, и танкист, оторопело её слушавший, время от времени давал протяжным хохлацким «гы!» понять, что смысл говоримого доходит до него в достаточном для разумения объёме. Речь же шла о божественном, о благости, о каре за непослушание, о вере и безверии, о деснице Божьей и грехах человеческих, под которыми понимался танковый батальон, осуждаемый за учиненные им злодейства, выраженные в краже кур, гусей и поросят. Танкиста, человека с явно нетвёрдой душой, начинала сокрушать тяжесть предъявляемых обвинений, его «гы!» становилось всё более и более покорным, он начинал сдаваться, монашка же сулила отпущение грехов, если танкист покается с возвратом украденного… (Анатолий Азольский, Диверсант).

НЕТЕРПЕЛИВАЯ
Любви, надежды, тихой славы Недолго нежил нас обман, Исчезли юные забавы, Как сон, как утренний туман; Но в нас горит ещё желанье, Под гнётом власти роковой Нетерпеливою душой Отчизны внемлем призыванье (А. С. Пушкин, К Чаадаеву). Казалось мне, что смерть дыханьем хладным Уж начинала кровь мою студить; Не часто сердце билося, но крепко, С болезненным каким-то содроганьем, И тело, видя свой конец, старалось Вновь удержать души нетерпеливой Порывы, но товарищу былому С досадою душа внимала, и укоры Их расставанье сделали печальным (М. Ю. Лермонтов, Смерть). Февраль меня тревожит: снится Мне смута недр земных; народ Нетерпеливых душ теснится У глухо замкнутых ворот (Вячеслав Иванов, «Не мне, надвинув на седины...»).

НЕТЛЕННАЯ
Вознесусь душой нетленной На неведомых крылах. Сердцем чистые блаженны – Узрят Бога в небесах  (А. А. Блок, «Новый блеск излило небо…»). Мечтаю я, чтоб ни одна душа Не видела Твоей души нетленной, И я лишь, смертный, знал, как хороша Одна она, во всей, во всей вселенной (А. А. Блок, «Ты, может быть, не хочешь угадать…»). …у всех душа нетленна, Но он особенно живёт! (М. А. Кузмин, Пушкин). Она, как песнь, как путь, нетленна, Её, как время, не унять... Твердят: душа у тела пленна. Кто у кого в плену, как знать (Игорь Григорьев, Душа).

НЕТРОНУТАЯ
Тиски медвежие Смыкаются, визжат. Спасите наши души нежные, Нетронутые души медвежат! (Владимир Высоцкий, Марш футбольной команды «Медведей»).

НЕУБИЕННАЯ   
Внезапная смерть Высоцкого, его многолюдные стихийные, никем, по существу, не санкционированные похороны, всенародный плач по опальному и непризнанному поэту в самую пик-фазу глухого застойного времени, в Москве, наводненной по случаю Олимпийских игр гебешниками и милицией, показали всему миру, что у народа, бесправного и угнетенного, отравленного страхом и лживыми фарисейскими лозунгами, есть неубиенная душа (Александр Городницкий, «И жить ещё надежде»).

НЕУГОЩЁННАЯ
Есть явление русской жизни, / называемое Пугачёвщина. – Сублимация безотчётная / в сферы физики, спорт, круизы. А душа все неугощённая! Её воспринимают шизы, / как общественную пощёчину (Андрей Вознесенский, Гламурная революция).

НЕУДАЧНАЯ
Мужик Петров с душою неудачной. Ах, девка девица ; прозрачные глаза! В осенний день невзрачный и сырой, Когда ветры адмиралтейский шпиль качают И туч обледенелых бьется рой, Каких забот житейская гроза Вас за углом тогда подстерегает? (И. В. Бахтерев, Обманутые надежды).

НЕУДЕРЖИМАЯ. См. Непокорённая душа.

НЕУЁМНАЯ 
Много раз старики предупреждали его, чтобы не гневал Ползня. Не послушал, неуемная душа. Отправился однажды в Змеевы горы, что тянутся почти на сорок километров по правому берегу Волги, да так и не вернулся (Вадим Бурлак, Хранители древних тайн).

НЕУКРОТИМАЯ
У нас помещик был свирепый – Неукротимая душа! Он раз в жену тарелкой с репой Пустил  – зачем не хороша!!! Ко всем сварливо придирался, Худел, страдальчески хандрил, И в доме всяк его боялся И ни единый не любил! (Н. А. Некрасов, Почтеннейший Иван Иваныч!..).

НЕУЛОВИМАЯ
Вся жизнь твоя прошла под подозреньем, Душа моя, И ты была лишь легким сновиденьем, Душа моя. Мир отрицал твое существованье, Мир – но не я. Я шёл к тебе на тайное свиданье, Душа моя. Наш век суров. Он любит то, что зримо, Ткань бытия, А ты была, как дым, неуловима, Душа моя (Вс. А. Рождественский, Психея).

НЕУМИРАЮЩАЯ
Нет! прочь бесплодное сомненье! Я верю истине святой Святым глаголам откровенья О нашей жизни неземной. И сладко мне в часы страданья Припоминать порой в тиши Загробное существованье Неумирающей души (И. С. Никитин, Кладбище).

НЕУМОЛИМАЯ
Есть чудеса за далью синей – Они взыграют в день весны. Но плачет сердце над пустыней, Прося привычной тишины. Той тишины невозмутимой, Которой нет в её тени: В её душе неумолимой Горят зловещие огни (А. А. Блок, «Есть чудеса за далью синей…»).

НЕУНЫВАЮЩАЯ
Блаженны мы, когда идём Отважно, твёрдою стопою С неунывающей душою Тернистым жизненным путём (К. Р. [Константин Романов], «Бывают светлые мгновенья…»). Надо жить с весельцой воспарением духа, а то скучные люди скоро вянут, срываются с жизни осенним листом. Словом, для долгого житья нужен живой характер, скорая сметка, неунывающая душа (Юрий Молчанов, Душа).

НЕУТЕШНАЯ
Бетховен, когда находил он свой марш похоронный, Брал из себя этот ряд раздирающих сердце аккордов,  Плач неутешной души над погибшей великою мыслью… (А. К. Толстой, «Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты создатель!..»).

НЕУТОЛЁННАЯ
Метавшееся, опалённое, Сознанье с воплем устремилось В проём миров. Оттуда милость Текла, и свет крепчал и рос, И Тот, Кого неутолённая Душа звала, молила с детства, Дал ощутить Свое соседство С мирами наших бурь и гроз (Даниил Андреев, Ленинградский апокалипсис). Как будто, цепи разрывая, Грозой и штормами дыша, В нём дышит страстная, живая, Неутолённая душа (Николай Браун, «Опять волна, играя пеной. . .»).

НЕЧИСТАЯ
Вошёл я за перегородку. Лежит Николай Яковлевич на спине, живот огромный, как гора, рот раскрыт, и по бороде слюни потекли, одна нога на кровати, другая вниз свесилась. Ох, как же он дышал! Видали рыбу, когда её на берег вытащат? Точь-в-точь. Видно, попадала ему в лёгкие всего одна чайная ложечка воздуху, так он её ртом, и носом, и горлом… Стонет, кряхтит, нудится, и лицо всё искривилось, а проснуться не может… А Михайла опять: «Просыпайся, что ли, нечистая душа! Вот мы вдвоём пришли тебя раздевать!» Да с этими словами моментально хвать у него одну подушку из-под головы. Тот ничего, только головой, как телёнок, мотнул, всхлипнул и опять давай воздух ловить (А. И. Куприн, С улицы). Начальство все подвиги мои ценило как похвальную неустрашимость, основанную на святой, чистой добродетели! И вследствие заслуженной мною общей признательности формулярный мой список выбелен, чин унтер-офицера и знак военного ордена украшали грудь, под которою трепетала нечистая душа и грехами окованное сердце! (И. Н. Скобелев, Рассказы русского инвалида).

НИЗКАЯ
Желает хвал, благодаренья Лишь низкая себе душа, Живущая из награжденья, – По смерти слава хороша (Г. Р. Державин, Мой истукан). Скромный жребий в мирной доле Предпочтя златой неволе, Подружусь я с простотой, – Пусть сердца, пусть души низки, К пресмыканью, к рабству близки, Обольщаются мечтой... (Ф. Н. Глинка, К соловью в клетке).  Ты говоришь, у тебя нет врагов – извини, не поверю: Столько ты сделал добра! стольким помог! стольких спас! Знай: благодарность для низкой души - нестерпимое бремя – Ну, а высоких-то душ – много ль ты знаешь?..  Сочти! (А. Н. Майков, «Ты говоришь, у тебя нет врагов…»). Ты видишь: бедного лиша Последних благ в последнем деле, Ликуя, низкая душа Широко дремлет в тучном теле (В. Г. Бенедиктов, Стансы).

НИЗМЕННАЯ 
Его [Чхеидзе] низменная душа не чувствует всего неприличия причитаний и сетований на нетоварищеское обхождение, которому Троцкого подверг его недавний соратник и товарищ Сталин, не замечает и отравленного оружия, которое сам же даст против себя врагу, утверждая – «пытаться оправдывать революционный террор значило бы считаться с обвинителями»… (М. В. Вишняк, Два Пути).  Нет такой косметики, которая могла бы исправить низменную душу (Владимир Казарян, Грим души).

НИКЧЁМНАЯ
Абриль сходит с небес, чтоб спасти душу опустившегося боксёра – подлого гада, слабака и домашнего тирана. В силу ряда сложносочинённых обстоятельств, пересказать которые довольно трудно, душа эта – совершенно никчёмная, пропитая и забубённая – оказывается в роли той самой единственной акции, которая решает, у кого на самом деле контрольный пакет. Если боксёр, умерев, попадет в ад, где ему по всем показателям самое место, – равновесие вещей нарушится и всё в мире станет ещё хуже, чем есть сейчас. Поскольку человека всю жизнь сильно били по голове, жить ему осталось немного (Роман Волобуев, Божья роса).

НИЧТОЖНАЯ
Душонка. Магнус ударил кулаком по столу, его глаза налились кровью и горели. –  Молчать! Ты невообразимый осёл, Вандергуд! Разве ты не понимаешь, что я сам был обманут ею, –  обманут, как и ты? Кто не обманется, встретив Мадонну? О дьявол! И чего стоят страдания твоей ничтожной, полосатой, американской душонки рядом с муками моей души? (Л. Н. Андреев, Дневник сатаны).

НИЩАЯ
Внимательно следи. Разбей души тайник: Быть может, там мелькнёт твоё же повторенье... Признаешь ли его, скептический двойник? Там – в тёмной глубине – такое же томленье Таких же нищих душ и безобразных тел: Гармонии безрадостный предел (А. А. Блок, «Никто не умирал. Никто не кончил жить…»).

НОВАЯ
А вокруг нас всё разворачивались и разворачивались каналы и перспективы неповторимого города, прежняя душа которого улетела подобно пчелиному рою, покинувшему свой прекрасный улей, а новая душа, новый пчелиный рой, ещё не вполне обжила свой город (В. П. Катаев, Алмазный мой венец).

НОВОПРЕСТАВЛЕННАЯ
Отец Александр, хотя с большим сомнением в смерти Громова, всё-таки  на литургии помянул у божьего престола новопреставленную душу  Прохора.  «Лучше пересолить, чем недосолить», –   по-бурсацки,  попросту  подумал  он.  А  как служба  кончилась,  горничная  Настя   передала   ему   приглашение   барыни «пожаловать на чай» (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

НОРМАЛЬНАЯ
Я в своей практике понял, что, если человеку двадцать – двадцать пять лет и он, грубо говоря, не колется, не курит, не пьёт и физически здоров, с более или менее нормальной душой, его можно научить многим вещам. У нас есть примеры. Андрей Мамонтов: пришёл слесарем, поработал, дошёл до главного специалиста, а через два года поехал строить завод с бюджетом сто миллионов. В двадцать семь лет он стал директором одного из крупнейших заводов компании и вообще в Восточной Европе. Сделал карьеру за четыре года. Ничего такого, всему можно научиться (Татьяна Гурова, Логика преодолевшего гибель).

НОРОВАЯ
Вскоре  после того как-то случаем встретилась Анна с Петькой Грохотовым:  Петька  песни  пел,  как  никто,  был  неженат  – невесёлых  песен  не ведал, он-то и убаюкал и приютил бездомное Аннушкино сердце. Снова до самого донышка  норовой  своей  души наполнилась Анна любовью. И уже никто не проведал, что в третий и последний раз цвела Анна (Леонид Леонов, Барсуки).

НОЧНАЯ
О, страшных песен сих не пой Про древний хаос, про родимый! Как жадно мир души ночной Внимает повести любимой! (Ф. И. Тютчев, «О чём ты воешь, ветр ночной?..»). Душа средневековья – ночная душа, когда раскрывались стихии и энергии, которые закрылись потом для сознания трудового дня новой (Н. А. Бердяев, Новое средневековье). Тенями тусклая луна И тайной ворожит: Мерцаний смутных пелена Над сумраком лежит И, затаясь под пеленой Хранительной, вольней Дышать, цвести душе ночной, Тебе – шептаться с ней (Вячеслав Иванов, «Земля белее полотна...»).

НОЮЩАЯ
Стояла жара. Всё было залито слепящим светом. Рябинину казалось, что в этом солнечном свечении присутствует едва уловимая дымка, предвестница мглы. Он испытывал необъяснимую тоску, неизъяснимое одиночество, словно остался в этом мире один, без прошлого и без будущего, без привязанностей, без друга, без дома, без любимой и любящей женщины. Все его прежние побуждения, делавшие жизнь увлекательной и неутомимой погоней, теперь исчахли. Он был пуст, из него изъяли память, сердце. Оставалась ноющая душа, которая предчувствовала конец всего. И этот слепящий солнечный свет таил в себе будущий мрак (Александр Проханов, Убийство городов).

 

ОБАЯТЕЛЬНАЯ
Управляя епархией в последние годы жизни, он имел возможность только слушать, что ему читали и диктовал свои работы и письма доверенным лицам. До конца дней своих он сохранил живую, отзывчивую, обаятельную душу, нежно любящую не только людей, но и природу. Боголюбивый архипастырь нашел утешение в богомыслии, в молитвенном богообщении, в дарах смирения, терпения и преданности воле Божией (Архиепископ Лука, Православный календарь. 2019).

ОБВОРОЖЁННАЯ
С каким весельем я с тобой Поэтов красотой пленялся! И, зря в мечтах их тени пред собой,  Восторгам пылким предавался. Какой огонь тогда блистал В душе моей обвороженной, Когда я звучный глас внимал, Твой глас, о бард священный, Краса певцов, великий Оссиан! (Н. М. Языков, Послание к Кулибину).

ОБЕСКРЫЛЕННАЯ
На протяжении всего спектакля на краю сцены лежит чучело чайки. По преданию, в чайках живут души погибших моряков. Но птицу подстрелили, и душа моряка тоже оказалась обескрыленной и неприкаянной. И чайка, и обескрыленная душа – действующие лица спектакля (не в буквальном, конечно, смысле). Потом, перед тем как занавес окончательно опустится, чучело чайки будет с грустью гладить «тихий ангел», которого нежно сыграла юная актриса, совсем ещё маленькая девочка Юнона Захарьева (Ирина Пушкина, Защищая Чехова).

ОБЛАГОРОЖЕННАЯ
Через всю свою жизнь, полную ударов и разочарований, он пронёс нетронутым одно – горячую любовь к народу и его душе, облагороженной и просветлённой великою властью земли (В. В. Вересаев, Без дороги).

ОБЛЕГЧЁННАЯ
И казак молодой С облегчённой душой Божий храм, помолясь, оставляет. Он приходит к жене, Говорит о войне И печальну жену утешает: «Не тоскуй, не крушись! Лучше Богу молись, Чтоб от смерти меня он избавил И чтоб нас, казаков, Сохранил от оков И великой победой прославил» (П. П. Ершов, Сибирский казак). Наконец дотряслись до нужного места. Шофёр щупал пятёрку, глядел сквозь неё на солнце, что-то ворчал, но дал сдачи  рубль,  а  насчёт  двугривенного сказал, что двугривенного нету. Захаров решил не спорить –   пусть  пропадает  двугривенный  –   лишь  бы только скорее сплавить с плеч всё это дело и с  облегчённой  душой  убраться домой (М. А. Булгаков, Мастер и Маргарита).

ОБМАНУТАЯ 
Ты спишь; тиха твоя могила,  Бедный певец!  Здесь у ручья вечернею порою, Прощальну песнь он заунывно пел: «О красный мир, где я вотще расцвел Прости навек: с обманутой душою Я счастья ждал – мечтам конец; Погибло всё, умолкни, лира;  Скорей, скорей в обитель мира, Бедный певец! (В. А. Жуковский, Певец). Унылый колокола звон В вечерний час мой слух невольно потрясает, Обманутой душе моей напоминает И вечность и надежду он. И если ветер, путник, одинокой, Вдруг по траве кладбища пробежит, Он сердца моего не холодит: Что в нём живет, то в нём глубоко (М. Ю. Лермонтов, Вечер). Рабов нужды, слепых сынов заботы В свой тайный мир, в мир сердца не зови: Их с каждым днём ждут новые работы, Им время нет для счастья и любви. Но ты храни священные химеры, Но ты, в душе обманутой своей Умей сберечь завет нетленной веры В тревоге их языческих страстей (К. К. Павлова, Двойная жизнь). Душа обманутая плачет… Костёр готов – и нет огня (З. Н. Гиппиус, Костёр).

ОБМАНЧИВАЯ
…Вотще в различные рядим его [ум] одежды Пускай, пускай зовем его царём своим И, полные в душе обманчивой надежды, Мним счастья в храм войти, руководимы им! (К. Ф. Рылеев, Наброски).

ОБНАВЛЁННАЯ
Добродетелей святых Трёх Господь являет в них  Нам свидетелей, чтоб знали, И тогда лишь ожидали За молитву благодать, Если будем заключать Мы любовь, надежду, веру В наших душах, и в их меру Воздавать нам будет Бог, Чтобы от земных тревог  И сует освободились  И душой преобразились, Прежде нежели его Умолять, и для того, Чтобы мы оделись светом, Яко ризой, и, обетом Укрепляясь вечных благ, Отвергали всякий страх,  И с душою обновленной Под покров его священный Повергались (И. П. Мятлев, Рим).

ОБНАЖЁННАЯ
Не хотелось спускаться вниз и сидеть сейчас рядом с Агатовым. Он словно обжёгся, прикоснувшись к обнажённой душе этого человека. На  какой-то  миг приоткрылось  самое  сокровенное,  в  глубине  расселины   Крылов   увидел трепещущее, ещё расплавленное,  готовое  отлиться  в  любую  форму...  Кто знает, где и когда совершается поворот человеческой души?  Что-то  бурлит, соединяется у  вас  на  глазах,  достаточно  одного  слова,  и  оно  вдруг застывает судьбой: Крылов думал о том, что мы сами делаем людей плохими  и хорошими (Даниил Гранин, Иду на грозу).

ОБНИЩАЛАЯ
Хорошо в эту лунную осень Бродить по траве одному И сбирать на дороге колосья В обнищалую душу-суму (С. А. Есенин, «Песни, песни, о чем вы кричите?»).

ОБНОВЛЁННАЯ
…в священных Словах благодарности, чистых, живых, Молитва лилася из душ обновлённых (Н. А. Некрасов, Землетрясение).   Черту отринув роковую, Я смело сброшу цепь земную. Согретый пламенной мечтой, Я с обновлённою душой Помчусь – другого мира житель – Предвечной мысли в светлую обитель! (Н. П. Огарёв, «Огонь, огонь в душе горит…»).

ОБНОВЛЁННО-ЮНАЯ
Целый день я буду наслаждаться, Целый день здесь будет надо мной Солнце мне влюблённо улыбаться Красной опьяняющей мечтой. Загорю от жарких поцелуев, Сцепит кудри ветер озорной. Но с душою обновлённо-юной Возвращусь я вечером домой... (Антон Пришелец, Поэт).

ОБОДРЁННАЯ
И всюду глас святого торжества, Как будто глас Москвы преображенной... Всё, всё душе являло ободренной Божественный спасения залог (В. А. Жуковский, «Изображу ль души смятенной чувство?..»). 

ОБРАЗОВАННАЯ
Тихая, простая, но весёлая философия, неразлучная подруга прекрасной, образованной души, исполненной любви и доброжелания ко всему человечеству, с неизъяснимой прелестью дышит в сих письмах (К. Н. Батюшков, О сочинениях г. Муравьева).

ОБРАЩЁННАЯ. См. Неспособная к взлёту душа.

ОБРЕЧЁННАЯ
Уронила девушка перчатку И сказала мне: «Благодарю». Затомило жалостно и сладко Душу обречённую мою. В переулок девушка свернула, Может быть, уедет в Петроград. Как она приветливо взглянула, В душу заронила этот взгляд (И. Л. Сельвинский, «Уронила девушка перчатку...»).

ОБРЮЗГЛАЯ. См. Атрофированная душа.

ОБУРЕВАЕМАЯ
Я – ваш! И кто не воспылает! Кому не пишется любовью приговор, Как длинные она ресницы подымает, И пышет страстью взор! Когда харитой улыбнётся, Или в ночной тиши Воздушным призраком несётся, Иль, непреклонная, над чувствами смеется Обуреваемой души! (Д. В. Давыдов, Элегия).

ОБШИРНАЯ
Не счастье ли иметь сильную, обширную, любящую душу? О, такая душа всякое страдание обращает в любовь (Н. В. Станкевич, Письмо к невесте, 12 апреля 1837 г.). – Спи мирно, – сказала она, – цветок, бурею сорванный и молнией сожжённый. Твоя душа много страдала, покойся же теперь. О, я любила тебя, любила за твою пламенную любовь к нему; наши души сочувствовали, они были одинаковы, родные. Я желала видеть тебя, я хотела быть твоим другом, но приняла ли бы ты мою дружбу и смела ли бы я, счастливая, протянуть руку тебе, несчастной? Елена, я не похитила его у тебя; он был мой, когда буря  жизни бросила тебя в его огненное существование; наши души – одно  неразрывное, может, до рождения. Зачем именно ему предалась ты?.. Нет, нет! Ты права, Елена! Кому ж другому могла бы ты отдать такую душу, как не его душе – обширной, глубокой, океану?  (А. И. Герцен, Елена).

ОБЪЯТАЯ НЕТЕРПЕНЬЕМ
Небо Италии, небо Торквата, Прах поэтический древнего Рима, Родина неги, славой богата, Будешь ли некогда мною ты зрима? Рвётся душа, нетерпеньем объята, К гордым остаткам падшего Рима! (Е. А. Баратынский, «Небо Италии, небо Торквата…»).

ОБЫКНОВЕННАЯ
Мне показалось странным, что художники, написавшие этакие картины, выглядят обычно, как и все люди. Было бы более естественно, если бы они сами оказались все изломанные, все из смещенных пропорций, диссонирующих красок и условных линий. Верно, они так и изобразили бы себя, если бы писали автопортреты. Дело спасла фотография. А может быть, и души их тоже обыкновенные, человеческие, как и их лица, изображенные на фотографиях? (Владимир Солоухин, Камешки на ладонях).

ОГНЕВАЯ 
И душа огневая росла, Чёрный путь – это путь голубой. И сияли два белых крыла За тобой. Я свечой на дорогах твоих Свое сердце зажгла, не таясь... И я жду, мой желанный Жених, Заповедный мой князь (Е. И. Дмитриева, «Ты придёшь, мой желанный Жених...»). Кроме проволочки, доверитель замечал ещё, что г. Тереньтьев делает и много затрат якобы на приказных людей и судей, и наконец заводит даже любовь и дружбу и с стороной противной по делам. Подобное предательство возмущало огневую душу генералиссимуса; но как улик ещё было недостаточно, а дел на его руках было много, то дело разрыва и тянулось до времени, которое шло в переписках по разным предметам. Тон этих писем хотя был и весьма вежлив, но в то же время довольно холоден (Николай Рыбкин, Генералиссимус Суворов»

ОГНЕННАЯ
Тяжёлая ноша, избави Бог, какая тяжёлая ноша! сказал бы и Александр Васильевич – русская душа, великая душа, чистая, огненная душа! (А. Ф. Вельтман, Странник). – Я очень знаю, что я не могу быть твоей женой, мне это не нужно, лишь бы не отнимал ты любви своей! Да и поймёт ли какая-нибудь фрейлина, бледное, безжизненное растение, принужденно выращенное в оранжерее, твою огненную душу? (А. И. Герцен, Елена).

ОГОЛЁННАЯ
Пробуждение подкрадывалось неожиданно. Вспыхивала та самая искорка подсознания. Разгораясь в пламя, когда находилось настоящее дело, когда [Мастер] избавлялся от будничности, убегал из этого мира с его обязательными и мелкими хлопотами в неведомое. И воображаемый, несуществующий мир был куда более привлекательным. Он был реальным, живым и очень требовательным. Требовательным к правде, которая не извелась ли уже на земле? Правде не на каждый день, расхожей, а большой и единственной правде, за которую стоит обрекать себя на самосожжение. И он, Мастер, босой, с оголённой душой восходил на костёр. Кострище, огнище было дай Бог. Дров хватало. И кочегары были не промах, ни врагу, ни другу не пожелаешь (Виктор Козько, «И никого, кто бы видел мой страх…»).

ОГРАНИЧЕННАЯ
Вдруг мысль о Боге всемогущем, добром, который всё может сделать и услышит всякую молитву, ясно пришла ему в голову. Он стал на колени, перекрестился и сложил руки так, как его в детстве ещё учили молиться. Этот жест вдруг перенёс его к давно забытому отрадному чувству. «Ежели нужно умереть, нужно, чтоб меня не было, сделай это, Господи, думал он, – поскорее сделай это; но ежели нужна храбрость, нужна твёрдость, которых у меня нет, – дай мне их, но избави от стыда и позора, которых я не могу переносить, но научи, что мне делать, чтобы исполнить твою волю». Детская, запуганная, ограниченная душа вдруг возмужала, просветлела и увидала новые, обширные, светлые горизонты. Много ещё передумал и перечувствовал он в то короткое время, пока продолжалось это чувство, но заснул скоро покойно и беспечно, под звуки продолжавшегося гула бомбардирования и дрожания стекол (Л. Н. Толстой, Севастопольские рассказы / Севастополь в августе 1855 года).

ОДИНОКАЯ
Будит вольный ветер, Будит, не пробудит Дикую пустыню, Тихий сон могилы!.. И встают виденья В душе одинокой... (А. В. Кольцов, Могила).   Люда  выросла  в моих глазах... стала достойной удивления... Я не могла  ей не высказать этого. – Ну,  вот  ещё!  –  засмеялась  она,  –  тебе  всё  это  кажется... ты  преувеличиваешь, потому что очень меня любишь. Да,  я  любила  её,  ужасно  любила...  Моя  маленькая,  одинокая  душа томилась  в  ожидании  друга, настоящего, искреннего...  (Л. А. Чарская,   Княжна Джаваха). А потом я себя вспоминал ночью. Я выхожу на морозный воздух, я стою под белой, как зеркало, луной, на белом снегу. Ко мне подбегает наша собака, фантастически чёрная на белом снегу. Она искрится чернотой, бьёт хвостом, а от неё веет бесовской силой и радостью одинокой души живой душе. Но каждый раз, когда я нагибаюсь её погладить, она отскакивает, испуганная неточностью моих движений (Фазиль Искандер, Путь из варяг в греки). Я рад вечернему затишью, Меня покой берёт в полон… Но вот уже летучей мышью Расчерчен синий небосклон. Мелькая над рекой, над хатой, Всё небо – вдоль и поперёк – Избороздил зверёк крылатый, Метущийся в ночи зверёк. Как будто это, сна не зная, Отчаянно, Едва дыша, По небу мечется больная И одинокая душа (Николай Старшинов, «Иду, ничем не озабочен…»).

ОДИНОКЕНЬКАЯ
В  бреду  Саша.  Вскрикнув,  он  бросается к Еремею, падает на колени и прячет  голову  в полах армяка: словно всё дело в том, чтобы спрятать её как можно  глубже;  охватывает  руками  колени  и  все глубже зарывает в темноту дрожащую  голову,  ворочает  ею, как тупым сверлом. И в густом запахе Еремея чувствует осторожное к волосам прикосновение руки и слышит слова:  –   Сашенька,  миленький...  Головушка  ты  кудрявенькая,  душенька  ты одинокенькая. Испужался, Сашенька? (Л. Н. Андреев, Сашка Жегулёв).

ОДИЧАЛАЯ
 В отчаянье грозном я розы срывал / и в чаще сосновой призывно кричал: «О где ты, кентавр, мой исчезнувший брат / с тобой, лишь с тобою я встретиться рад!.. Напрасен призыв одичалой души: Ведь ты не придёшь из сосновой глуши» (Андрей Белый, Кентавр).

ОДНООБРАЗНЫЕ
Для  барышни звон колокольчика есть уже  приключение,  поездка  в ближний  город  полагается эпохою  в жизни,  и посещение гостя оставляет  долгое,  иногда  и  вечное воспоминание.  Конечно, всякому   вольно  смеяться  над  некоторыми  их   странностями;   но   шутки поверхностного наблюдателя не  могут  уничтожить их существенных достоинств, из  коих главное, особенность характера, самобытность,  без чего, по мнению Жан-Поля,  не существует и человеческого величия. В столицах женщины  получают  может быть,  лучшее  образование;  но навык  света  скоро сглаживает характер  и делает  души столь  же однообразными, как и  головные уборы (А. С. Пушкин, Барышня-крестьянка).

ОЖЕСТОЧЁННАЯ
С  жадностью  пробегали  эти  книги  в лесной сторожке хромой мальчик и черноглазая  девочка.  Прочитывали,  поглощая страницу за страницей, и Ксаня несла обратно книги в Розовое, чтобы получить другие. Новая  жизнь открывалась перед нею, и вся злоба и обида уходили куда-то далеко, далеко в такие минуты из её ожесточённой маленькой души (Л. А. Чарская,   Лесовичка).

ОЖИВЛЁННАЯ
Лишь случается порою, Что, на воды взор склонив, Рыцарь бродит над рекою, Одинок и молчалив. Но при взгляде нежной Лоры Возвращается покой; Оживают тусклы взоры С оживлённою душой (В. А. Жуковский, Адельстан).

ОЖИВШАЯ
Ужели я вотще смотрю  В пустую тьму? Зову напрасно И пробужденье, и зарю? Благого, светлого начала Душа ожившая моя С такою верой ожидала,Так горячо! и снова я  Весь в созерцанье погрузился; Гляжу и напрягаю слух... Свершает жизнь свой мерный круг,– Обряд идёт... Но где-то дух Животворящий притаился... (А. М. Жемчужников, Сны).

ОЗЛОБЛЕННАЯ
Именно такой грех случился и с Беркутовым. Каким-то образом он не рассчитал себя и вместо пьедестала очутился в остроге. На этот раз он засел там уже не на неделю и не на месяц, как прежде, а на целые годы. Однако ж узы не только не пролили мира в его озлобленную душу, но ещё больше ожесточили её. Ежели, с одной стороны, ему периодически напоминали о представлении доказательств, подтверждающих сделанный им донос, то, с другой стороны, он отвечал на эти напоминания усугублением ябеднической деятельности. Каждый день он являлся в смотрительскую и оттуда наводнял присутственные места доносами и кляузами. Власти смутились. Вышло нечто совсем неожиданное. Заключение Беркутова в острог не только не облегчило движения административного механизма, но чуть было совсем не затормозило его (М. Е. Салтыков-Щедрин, Пошехонские реформаторы).  Откуда  брался  поток  нежных слов, которыми она осыпала мать!.. Ласка, неведомая  раньше угрюмой и озлобленной душе лесовички, теперь захватила всё её сердце (Л. А. Чарская,   Лесовичка). Какие имена  на  иссохших  наших  языках!  Какие  имена!  Стихи Пушкина удивительно смягчают озлобленные души. Не надо злобы,  писатели русские! (М. А. Булгаков, Записки на манжетах).

ОЗОРЛИВАЯ
Ну что же? Молодость прошла! Пора приняться мне За дело, Чтоб озорливая душа Уже по-зрелому запела. Пусть иная жизнь села Меня наполнит Новой силой, Как раньше К славе привела Родная русская кобыла(С. А. Есенин, Мой путь).

ОЗЯБШАЯ 
– В Яицком городке слепой старик такой есть, Дерябин прозвищем, он мне вот этот самый перстень подарил Степана Разина, – и Пугачёв, приподняв руку, посверкал кольцом. – Ну так вот старик пел: «По боярам панихиду ворон каркает…» Страшусь, как бы не по боярам, а по нам по всем ворон не скаркал панихиду-то… Мы здесь люди свои, да пряма говорю, без обиняков, в открытую… Истомилось сердце-то мое… Сон пропал. Не горазд радуют меня дела-то наши… Горбатов, видя расстроенные чувства Пугачева, воскликнул: – Не унывайте, государь! После ненастья будет и солнышко. Эти идущие от сердца слова сразу озарили озябшую душу Пугачёва (В. Я. Шишков, Емельян Пугачёв) – А от моего дыхания могла бы согреться чья-нибудь озябшая бедная душа (Владимир Алексеев, Один день за границей). Замерзая, пытался согреть Теплотою озябшей души. И готов был за всех умереть, Не умея для каждого жить. Я пресытился раем земным, Надышался красотами всласть. И душа исстрадалась одним: В этом рае так просто пропасть (иеромонах Роман, «Я пойду, где стоят корабли…»). Быть частицею света удостой меня, Боже! <…> Где царит безысходность, дай посеять надежду, Где согнула беда, дай подставить плечо, На озябшую душу дай набросить одежду Покаянных молитв, что шепчу горячо (Наталья Советная, Молитва).

ОКАЯННАЯ
Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом Окаянной души не коснусь, Но клянусь тебе ангельским садом, Чудотворной иконой клянусь, И ночей наших пламенным чадом – Я к тебе никогда не вернусь (Анна Ахматова, «А ты думал – я тоже такая…»).

ОКОСТЕНЕЛАЯ
Звягинцев понюхал колос, невнятно прошептал: –  Милый ты мой, до чего же ты прокоптился!  Дымом-то от тебя воняет,  как от цыгана...  Вот что с тобой проклятый немец, окостенелая его душа, сделал! (Михаил Шолохов, Они сражались за Родину)

ОКРЫЛЁННАЯ 
Нет, кукушка, ты ошиблась! Жизнь вначале хороша, В дни, когда кипит восторгом Окрылённая душа. Но не сладко встретить старость, Чтоб утраты вспоминать И, как ты, в своей печали К одиночеству взывать! (К. М. Фофанов, Кукушка).

ОЛЕДЕНЕЛАЯ
Ему была, видимо, приятна восторженная радость молодого человека; казалось, его оледенелая душа на миг согрелась и оттаяла, соприкоснувшись с пламенной душой Дантеса. Он тепло поблагодарил его за радушный прием, хоть и велико было его разочарование, когда он нашел только другую темницу там, где думал найти свободу (Александр Дюма, Граф Монте-Кристо / перевод В. М. Строева).

ОЛЕДЕНЕЛАЯ ОТ САМОЛЮБИЯ
– Слыхали ли вы о польской генеральше, которой муж был убит после Тарговицкой конфедерации и которого семейство призрела императрица? Никогда мысль любви не проникала в мою душу, оледенелую от самолюбия. Но дочь этой генеральши, – я вам ничего не могу сказать, вы не поймёте меня, – это ангел, это существо выше земных идеалов поэта… (А. И. Герцен, Елена).

ОМЕРТВЕЛАЯ
Мне грустно на тебя смотреть, Какая боль, какая жалость! Знать, только ивовая медь Нам в сентябре с тобой осталась. Чужие губы разнесли Твоё тепло и трепет тела. Как будто дождик моросит С души, немного омертвелой (Сергей Есенин, «Мне грустно на тебя смотреть…»).

ОНЕМЕЛАЯ 
Сгибается алая хищной пантерою И смотрит обманчивой чарой зрачков, Но в силу заклятий, знакомых мне, верую: За мной побежит на свирельный мой зов. Проходит в надменном величии черная И требует знаком – идти за собой. А, строгая тень! уклоняйся, упорная, Но мне суждено для тебя быть судьбой. Но клонится с тихой покорностью белая, И странно застыла душа онемелая,  С душой онемелой безвольно слита (В. Я. Брюсов, «Три женщины – белая, чёрная, алая...»).

ОПАЛЬНАЯ
Издревле русский наш Парнас Тянуло к незнакомым странам, И больше всех лишь ты, Кавказ, Звенел загадочным туманом. Здесь Пушкин в чувственном огне Слагал душой своей опальной: «Не пой, красавица, при мне Ты песен Грузии печальной» (Сергей Есенин, На Кавказе).

ОПРОЗРАЧЕННАЯ
А в последний вечер, когда целовал он её на прощание и овсы шептали, обняла она его колени и не могла оторваться. После он уплыл в вечернюю мглу, а она стояла на коленях и молилась вслух полям, овсам, небу, Богоматери кроткой и милостивой, посетившей в тот вечер нивы. И её голос был услышан; её детское горе исходило слезами; как таяли облачки – таяла скорбь в её сердце, оставалась заплаканная душа, посветлевшая и опрозраченная (Б. К. Зайцев, Аграфена).

ОПУСТЕВШАЯ
Многим не  забыть  этих  страшных  двух  ночей  и  трёх  дней.  Сколько исковерканных, разорванных  жизней,  сколько  юных  голов, поседевших в  эти кровавые часы, сколько пролито слёз, и кто знает, были ли счастливее те, что остались  жить с  опустевшей  душой, с  нечеловеческой  мукой о  несмываемом позоре  и  издевательствах,  с  тоской,  которую  не передать,  с  тоской  о невозвратно   погибших  близких (Николай Островский, Как закалялась сталь).

ОПУСТЕЛАЯ
Есть, конечно, и общие культурные и социальные причины, которые определяют разность в содержании нашего я в различные моменты его самосознания. Так возврат религиозных запросов в опустелую человеческую душу вызвал в нашем я тоску и тот особый мистический испуг, то чувство смерти, которое так превосходно изображается в произведениях графа Льва Толстого, особенно начиная со второй половины романа «Анна Каренина» (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

ОПУСТОШЁННАЯ 
Условий мелкий сор крутящимся столбом Из мысли унесла живительная сила И током тёплых слез, как благостным дождём, Опустошенную мне душу оросила (А. К. Толстой, «Мне в душу, полную ничтожной суеты…»). Найдёшь в душе опустошённой Вновь образ матери склонённый, И в этот несравненный миг – Узоры на стекле фонарном, Мороз, оледенивший кровь, Твоя холодная любовь – Всё вспыхнет в сердце благодарном (А. А. Блок, Возмездие). Но пёстрая завеса упадёт, И, только петь и вспоминать умея, Душа опустошенная пойдёт По следу безутешного Орфея (Г. В. Иванов, «Деревья, паруса и облака...»). Если  бы разведчики увидели его [Ваню] в  эту минуту, они бы не поверили,  что это  их озорной, весёлый пастушок. Таким они его никогда не видели. Таким он был, вероятно, первый раз в жизни. И это сделали не слова капитана Енакиева – простые, серьёзные слова о жизни – и даже не суровый, нежный взгляд его немного усталых глаз, окружённых суховатыми морщинками, а это сделала та живая, деятельная, отцовская любовь, которую Ваня почувствовал всей своей одинокой, в сущности очень опустошённой душой (В. П. Катаев, Сын полка).

ОПЫТНАЯ
Но вот эти две женщины, – та, которую мы хороним, и та, которая смотрит на нас, не понимая, кого и куда мы везем, – Бог обильно наградил их красотою и прелестью, они имели всё, чтоб составить счастье и гордость любого из самых взыскательных мужчин... и какова же их участь?.. Что из них сделали те люди, которым обе поручили судьбу своего сердца?.. Вот они, две красавицы! две любящие души, две милые, умные, воспитанные, две счастливые женщины!.. Она с негодованием и упреком качала головой; видно было, что много дум волновалось в этой душе, опытной и глубокой (Е. П. Ростопчина, Счастливая женщина). Ну кто ж из нас на палубе большой Не падал, не блевал и не ругался? Их мало, с опытной душой, Кто крепким в качке оставался  (Сергей Есенин, Письмо к женщине).

ОПЬЯНЁННАЯ
Вечер угасал. Кругом  неуютно,  одиноко,  холодно.  Порог  ревел  седым древним рёвом, и, казалось, ревела вместе с ним озябшая тайга. От неумолчного шума и гуденья  у  Прохора  кружилась  голова,  замирало сердце. Но опьянённая душа его –  на крыльях (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ОРОБЕЛАЯ
Блудница дряхлая, узрев могилы сень, Молилась о грехах душою оробелой (А. Н. Майков, Капуцин).  Страшно припомнить душой оробелою: Там, за спиной, нет огня... Тяжкое что-то над шеею белою Плавает, давит меня! (А. А. Фет, «Зеркало в зеркало, с трепетным лепетом…»).

ОСВОБОЖДЁННАЯ
Из тяжкой вырвавшись юдоли И все оковы разреша,  На всей своей ликует воле Освобождённая душа… (Ф. И. Тютчев, Ю. Ф. Абазе). Здесь не один святой нашёл причал, Забыв, что где-то жизнь течёт мирская, И, сделав вздох, надёжно замолчал, Душе освобождённой потакая (Валентина Поликанина, Речная Русь).

ОСИРОТЕЛАЯ
Ты, очарованный, со мною Делился жизнию твоих кипучих дней. Отживший сердцем, охладелый, Я понимал любви твоей язык; Мне в глубину души осиротелой Он чем - то родственным проник (В. Г. Бенедиктов, А. Б…ну). Увижу ли тебя, услышу ль голос твой? И долго ль в мрачности ночной Мне с думой горестной, с душой осиротелой Бродить вокруг обители твоей, Угадывать окно, где ты томишься в ней, Меж тем как снежный вихрь крутит среди полей И свищет резкий ветр в власах оледенелых! (Д. В. Давыдов, Элегия).  В один из ясных весенних дней Ольга долее обыкновенного бродила в саду и утомлённая села на камне подле искусственных развалин. Благорастворенный воздух оживил её немного; она пробуждалась от своего усыпления, но не на радость: смутные воспоминания, горькие чувства столпились в её осиротелой душе (Е. А. Ган, Идеал). О, как ничтожно всё! От жертвы жизни целой, От этих пылких жертв и подвигов святых –Лишь тайная тоска в душе осиротелой Да тени бледные у лепестков сухих (А. А. Фет, «Страницы милые опять персты раскрыли…»).

ОСКОПЛЁННАЯ
Ораторы в толпу Кидают лозунги О ненависти классов, О социальном рае, о свободе, О радостном содружестве племён, И нищий с оскоплённою душою, С охолощенным мозгом торжествует Триумф культуры, мысли и труда (М. А. Волошин, Машина).

ОСКОРБЛЁННАЯ
Смерть Нади, первая, которую я видел воочию, надолго лишила меня чувства жизни – жизни, которую я только что узнал. Я вдруг понял, что и я смертен, что и со мной каждую минуту может случиться то дикое, ужасное, что случилось с Надей, и что я и вообще всё земное, всё живое, вещественное, телесное, непременно подлежит гибели, тленью, той лиловой черноте, которой покрылись губки Нади к выносу её из дома. И моя устрашённая и как будто чем-то глубоко опозоренная, оскорблённая душа устремилась за помощью, за спасеньем к Богу (И. А. Бунин, Жизнь Арсеньева).

ОСЛАБЛЕННАЯ
Одно я только позабыл, Коснувшись этой тли снаружи, Что эти полумертвецы, Развратом юности ослабленные души, Невежды, если не глупцы (Н. А. Некрасов, Медвежья охота).

ОСЛЕПИТЕЛЬНАЯ
Душа твоя, быть может, ослепительней, Чем яркость буйная твоих картин. И в нашем мире что-то удивительней Всех пышных красок видишь ты один, Всех райских сил вожди многокрылатые Выводят пред тобой свои полки, А где-то в безднах демоны-вожатаи, Раскинув крылья, плачут от тоски (В. Я. Брюсов, К. А. Коровину)

ОСЛЕПШАЯ
И много о чём ещё мечтает пузырь желтоволосой головы в розовом луче рассвета, забыв на минуту, что на самом деле уж давно его усыпили, сожгли и забили пепел в чёрную резину. Но всё больше машин внизу, всё медленнее их колёса, все слабее удары, всё тусклее мир. И вот постепенно меркнет свет, загущается гарь бензина, и тихо уползает ослепшая душа в свою плоскую чёрную кобуру… (Виктор Пелевин, Пэ в Пятой).

ОСОБАЯ
Глаза у неё [Софьи Николаевны] расширились, злоба сверкнула в них. Точно выпрямилась в теле какая-то особая душа со своей жизнью, обычно скрытной и беззвучно нашептывающей. Осталась наедине сама с собой и показалась во весь рост (В. В. Башкин, Липы шумели).

ОСОБЕННАЯ
И  что это за человек, что это за особенная человеческая душа, которая может  быть  так  спокойна,  которой  не  страшны  ни  кровь,  ни война, ни Бог, ни дьявол?  И  мне  трудно  было  представить,  что  он  сделан  из  такого  же  материала,   как  и  я (Л. Н. Андреев, Иго войны). Явившись вечером в театр, Никодим перед началом спектакля успокоился, и только когда ему уже нужно было идти на сцену, Он снова очень заволновался. Комик Иванов-Деркольский попробовал успокоить его словами, но из того ничего не вышло, и комик махнул рукой. Быть одному на сцене, в полумраке, среди свешивающихся серых сукон, перед совершенно чёрным и неразличимым залом, как перед пропастью, очень нелегко. Нужно на то иметь особенную душу и большую веру. Когда Никодим вышел, зрительный зал жутко молчал (А. Д. Скалдин, Странствия и приключения Никодима Старшего).

ОСТОРЖНАЯ
А ночь шумит ещё в ушах / с неутихающею силой, / и осторожная душа / нарочно сонной притворилась. Она пока утолена / беседой милого свиданья, / не обращается она / ни к слову, ни к воспоминанью... (Ольга Берггольц, Город).

ОСТРАЯ. См. Капризная душа.

ОСТЫЛАЯ
Горячо любимая жена Серафима умерла родами в 1845 году, а перед этим Ершова постигла целая череда горьких утрат. В 1833 году умирает его отец, через год не стало брата Николая, в 1834 году умерла мать. Его первенец – дочка, названная в честь жены Серафимой, умирает во младенчестве, через год Серафима Александровна снова рожает дочь, которую опять нарекли Серафимой, но вскоре и эта малютка умирает.  Душевное состояние Ершова после смерти Серафимы Александровны отражено в строках из его письма к кузине: «Вы знали умершего Ангела, знали и чувства мои к ней: почему поверите моей печали. Да, из всех потерь, какие испытал я (а каких я не испытывал?), потеря любимой жены – самая ужасная. Точно половины самого себя не стало. С опустелым сердцем, с тяжкою думой, с грустным воспоминанием – неужели это жизнь? Только религия согревает остылую душу, только она одна освещает мрак могильный, и за гробовой доской представляет её ещё лучше, чем она была на земле» (Елена Лазарева, Сибирский самородок).

ОТВАЖНАЯ
Дубравы Скании дремучи  Гремели дел его молвой:  Вскипев отважною душой, Пятнадцать раз Ольбровн могучий Медведей лютых низлагал Своею сильною рукою И их свирепство укрощал Перед трепещущей толпою (К. Ф. Рылеев, Ольбровн и Русла). Принимайся ж опять за работу И за подвиг берись трудовой: Будь готов и печаль, и заботу Снова встретить отважной душой (К. Р. [Константин Романов], «Пронеслись мимолётные грёзы!..»).

ОТВЕРСТАЯ
Старик с веселым духом вспоминал иногда о своем Алёше – так привык он называть князя Алексея Петровича. В самом деле, это был премилейший мальчик: красавчик собою, слабый и нервный, как женщина, но вместе с тем весёлый и простодушный, с душою отверстою и способною к благороднейшим ощущениям, с сердцем любящим, правдивым и признательным, – он сделался идолом в доме Ихменевых (Ф. М. Достоевский, Униженные и оскорблённые).

ОТВРАТИТЕЛЬНАЯ
Душонка. Кто знает, что значит золотая медаль для молодого художника, тот поймёт отвратительную душонку юноши-скареды. Перед ним Плюшкин просто мотыга (Т. Г. Шевченко, Художник).

ОТВЯЗАННАЯ
Когда, холодной тьмой объемля грозно нас, Завесу вечности колеблет смертный час, Ужасно чувствовать слезы последней Муку –  И с миром начинать безвестную разлуку! Тогда, беседуя с отвязанной душой, О вера, ты стоишь у двери гробовой, Ты ночь могильную ей тихо освещаешь, И ободренную с надеждой отпускаешь... (А. С. Пушкин, Безверие).

ОТЗЫВЧИВАЯ
Мечтаю сумрачно, гляжу рассеянно.  Душа отзывчивей, сны – суевернее…  И, как печаль моя, как дым развеяна Заря прощальная, заря вечерняя (К. М. Фофанов. «Заря вечерняя, заря прощальная...»).  – Я ведь всегда был уверен, что у вас отзывчивая, нежная и чуткая душа. Отчего же вы не хотите всегда быть такой, как теперь? (А. И. Куприн, Молох).

ОТКРОВЕННАЯ
К чему мятежное роптанье, Укор владеющей судьбе? Она была добра к тебе, Ты создал сам своё страданье. Бессмысленный, ты обладал Душою чистой, откровенной, Всеобщим злом не зараженной, И этот клад ты потерял (М. Ю. Лермонтов, Раскаянье). Я люблю тебя так оттого, Что из пошлых и гордых собою Не напомнишь ты мне никого Откровенной и ясной душою, Что с участьем могла ты понять Роковую борьбу человека, Что в тебе уловил я печать Отдалённого, лучшего века! (А. Н. Апухтин, «Я люблю тебя так оттого…»).

ОТКРЫТАЯ
Прибрел к тебе пустынник С открытою душой… (А. С. Пушкин, К Пущину). Знаю, бедная, тяжкое бремя Ты отвека устала нести. Ропщешь ты на бездушное время, – Я с открытой душою в пути (А. А. Блок, «Знаю, бедная, тяжкое бремя …»). Якушкин глубоко верил, что теперь, когда народ освободился из-под помещичьей власти, он проявит свои могучие силы, если только ему не помешают сбросить иго невежества. Горячая вера в духовные силы народа, интересные рассказы о скитаниях, простая, открытая душа – всё снискивало любовь и уважение к нему всюду, где только он ни появлялся (Е. Н. Водовозова, На заре жизни). – Нет, нет, я, может, не так что сказал, я – открытая душа, прости, но ты не уйдёшь, неужели тебе, альтисту, слабо сыграть то, что написано для какой-то скрипки!  (Владимир Орлов, Альтист Данилов). Я не хожу к тебе с толпой, Казённый воздавать почёт… На встречу – Тихую – С тобой Меня твой крестный путь зовёт. С душой открытою иду, К тебе, Духовному врачу… Вот вечер уж зажёг звезду – Затеплил я  Свою свечу (Анатолий Бесперстых, У памятника Евфросинии Полоцкой).

ОТОЗВАННАЯ
Живу невдалеке от озера. Цвет осени ест глаза. Как Красная книга отзывов, / отозванные леса. Но нет в лесах муравейников. Они ушли в города. Заменена вертолётом / отозванная стрекоза. Хоть мы с земли не отозваны, / но в небеса спеша, / села на столб неотёсанный / отозванная душа (Андрей Вознесенский, У озера).

ОТРАВЛЕННАЯ
Она, незримая, лежит В корнях деревьев – тьмой объята, И ею вся листва шумит В часы восхода и заката…
 Нет! Приходи в мой сад скорей С твоей отравленной душою; Близ скромных, искренних людей Ты приобщишься к их покою (К. К. Случевский, Песни из уголка).

 ОТХОДЧИВАЯ
 –  Ты вот решила... –  осторожно заговорил он, когда наконец-то уверился, что в юной, отходчивой душе девушки немного приутихло, и втайне стараясь поддержать Гелю в её решении не уезжать с Буйной. –  И я рад, очень рад. Но, может, ты всё же побаиваешься его, а? Скажи, я живо... –  Вы не трогайте его, Арсений Иваныч, не марайте об него руки, –  ответила она ровным голосом, вроде бы с удивлением засмотревшись на скалы. –  Он сам уедет. Ведь он не любит меня, я знаю. Его заело, что я от него сбежала. Ему хочется поправить дело, а потом самому сбежать, вот и всё! Чтоб я знала... (М. С. Бубеннов, Стремнина).

ОТЦВЕТШАЯ
Там вялая жизнь, Как сонные воды в пустынных брегах... Прочёл – и со вздохом воспомнил завет, И тихо побрел он к родной стороне. Но там ненадолго он гость у друзей! Он сохнет, он вянет отцветшей душой; Линяет румянец на впалых щеках, И жизнь догорает во взорах – и вот, Унылый, он рано в могилу сошёл (Ф. Н. Глинка, Заветная книга)

ОТЧАЯННАЯ
Всё глухо, вести нет, и всё покрыто тьмою! Отчаянной душе всё чуждый, мёртвый вид!  И пламенник любви не светит предо мною,  И луч надежды мне стези не озарит! (В. А. Жуковский, Ожидание любезного).

ОХЛАДЕВШАЯ
В час ночной, во мгле туманной, где-то там за синей далью, Убаюканная ветром, озарённая Луной, Изгибаяся красиво, наклоняяся с печалью, Шепчет плачущая ива с говорливою волной. И томительный, и праздный, этот шёпот бесконечный, Этот вздох однообразный над алмазною рекой Языком своим невнятным, точно жалобой сердечной,Говорит о невозвратном с непонятною тоской. Говорит о том, что было, и чего не будет снова, Что любила, разлюбила охладевшая душа, И, тая в очах слезинки, полны жаждой неземного, Белоснежные кувшинки задремали, чуть дыша (К. Д. Бальмонт, Эльзи). Ну и что же, лови, я не струшу, Только как бы твой пыл не погас,– На мою охладевшую душу Натыкались такие не раз (Сергей Есенин, «Не гляди на меня с упреком...»

ОХЛАДЕЛАЯ
Что ж, крапинки дождя, Ваш бальзам не живит Моего бытия? Что в вечерней тиши, Как приятный обман, Не исцелит он ран Охладелой души? Ах, не цвет полевой Жжёт полдневной порой Разрушительный зной: Сокрушает тоска Молодого певца, Как в земле мертвеца Гробовая доска… (А. И. Полежаев, Вечерняя заря).

ОЧАРОВАННАЯ
День вечереет, ночь близка, Длинней с горы ложится тень, На небе гаснут облака... Уж поздно. Вечереет день. Но мне не страшен мрак ночной, Не жаль скудеющего дня, – Лишь ты, волшебный призрак мой Лишь ты не покидай меня!.. Крылом своим меня одень, Волненья сердца утиши, И благодатна будет тень Для очарованной души (Ф. И. Тютчев, «День вечереет, ночь близка. . .»).

ОЧЕРСТВЕЛАЯ
Гляжу я на твои глубокие морщины, На взор полупотухший твой, – И прежних лет твоих забытые кручин Невольно оживают предо мной. Быть может, всем за счастья миг единый Ты поплатился с строгою судьбой... И ты не сетуешь на ранние седины, И с гордостью глядишь на век протекший твой... А может быть, с душою очерствелой, Чуждаясь тёплых чувств, бояся думы смелой, Рабом ничтожным шёл ты с юношеских лет; Добрёл до гроба; – что ж, зароют в яму тело, И канет жизнь твоя как жалкий пустоцвет, Как нищего в суде проигранное дело?.. (А. И. Пальм, «Гляжу я на глубокие морщины...»).

ОЧИЩЕННАЯ
Очищенная и просветлённая душа постигает, что всё реальное в этом мире реально настолько, насколько оно причастно божественной реальности  (Г. Г. Майоров, Формирование средневековой философии).

ОШЕЛОМЛЁННАЯ
«Так вот оно что, Хвощинский умер, – думал Ивлев. – Надо непременно заехать, хоть взглянуть на это опустевшее святилище таинственной Лушки... Но что за человек был этот Хвощинский? Сумасшедший или просто какая-то ошеломлённая, вся на одном сосредоточенная душа?» По рассказам стариков-помещиков, сверстников Хвощинского, он когда-то слыл в уезде за редкого умницу. И вдруг свалилась на него эта любовь, эта Лушка, потом неожиданная смерть её, – и всё пошло прахом: он затворился в доме, в той комнате, где жила и умерла Лушка, и больше двадцати лет просидел на её кровати – не только никуда не выезжал, а даже у себя в усадьбе не показывался никому, насквозь просидел матрац на Лушкиной кровати и Лушкиному влиянию приписывал буквально всё, что совершалось в мире: гроза заходит – это Лушка насылает грозу, объявлена война – значит, так Лушка решила, неурожай случился – не угодили мужики Лушке... (И. А. Бунин, Грамматика любви).

 

ПАТОЧНАЯ
Душонка. –Так знайте же, что если я кого-нибудь здесь ненавижу, – завопил он [Ипполит] с хрипом, с визгом, с брызгами изо рта (я вас всех, всех ненавижу!), – но вас, вас, иезуитская, паточная душонка, идиот, миллионер-благодетель, вас более всех и всего на свете! (Ф. М. Достоевский, Идиот).

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ
Блажен, тебе теперь тепло, Живёшь в спокойстве и в прохладе, А если иногда в стекло, Восседши под окошком в граде, И видишь стаю ты собак, Грызущихся между собою, Патриотичною душою Ворча тихонько, брешешь так: «Пусть за казенну бы ковригу Дрались, а не мослы, лодыгу» (Г. Р. Державин, Милорду, моему пуделю).

ПЕВУЧАЯ
– Укрощай телесный бунт, Петя! Не согрешив – не покаешься, не покаешься – не спасёшься. Омой душу! В баню ходим, тело моем? А – душа? Душа просит бани. Дайте простор русской душе, певучей душе, святой, великой! (Максим Горький, Дело Артамоновых). Отчего душа так певуча И так мало милых имён,  И мгновенный ритм – только случай, Неожиданный Аквилон? (О. Э. Мандельштам, «Отчего душа так певуча...»).

ПЕВЧАЯ
Идут  они  будто  бы  перелесочком;  среди  широких  кустов березняка  и  дуба  заворачивает  дорога,  и  Саша  отстал,  не торопится. А впереди,  виднеясь  одними спинами, идут какие-то люди, они же и разбойники, они  же  и  друзья, они же и вольная воля; идут и потренькивают балалайками, задумчиво  и  стройно, и в ровном гуле струн будят певчую душу самой дороги (Л. Н. Андреев, Сашка Жегулёв).

ПЕРВОБЫТНАЯ
Но если вы поближе вглядитесь в эту предполагаемую наивность, то увидите, что душа Прохарчина лишь кажется вам первобытной, что это tabula rasa {Чистая доска (лат.).}, но не в переносном, а в прямом значении, т. е. душа выскобленная, опустелая, выветрившаяся, не та, которая выходит из рук Создателя, а та, которую оставляют человеку тюрьма или застенок, чтобы он мог ещё славить своего Создателя  (И. Ф. Анненский, Книга отражений). Я, спотыкаясь, брожу между костров, загонов, временных жилищ. К колам привязаны верблюжата, барашки, жеребята. Звериные дети. Каждый род приносит своих жертв. Я никак не могу привыкнуть к молитвам, влияющим на поведение собравшихся здесь людей. Я чувствую, что не могу проникнуть в глубину их первобытной души. Стихия – вот имя подсознанию степи, той тайной пружине, могучая сила которой, распрямившись, не раз сметала любые препятствия на пути существования народа (Владимир Скрипкин, Тинга).

ПЕРВОЗДАННАЯ
Человек не перестает быть героем и гением, как считает А. Генис. Но его героизм и гениальность заключаются в том, чтобы быть сопричастным творению более совершенного, а следовательно, и эстетического бытия, быть сопричастным возвращению к истокам, к которым он рвётся своей первозданной Душой. Этот героизм и гениальность более высоки, нежели те, которые связаны с социально преходящими целями, подчас подчинены эгоизму современных псевдогероев и псевдогениев. Как древний Феникс, в игре и действии, Человек, возвращаясь к древнему миру и создавая новый, возродится и преобразится, став тем, кем он должен быть! (Е. Т. Яковлев, Эстетика).

ПЕРЕГОРЕЛАЯ
«Друзья! Я  друг моей богини! « –  Друзьям я гордо говорю. И вам, с душой перегорелой,  Старик, под старость одурелый, Вверяю, тайно от других Я бремя мук моих бессильных, Моих дурачеств предмогильных, Предсмертных глупостей моих, Любви, не стоящей вниманья И слёз, достойных посмеянья... (В. Г. Бенедиктов, Авдотье Павловне Баумгартен).

ПЕРЕСОХШАЯ
Как  я дожил  до конца  апреля, не передать.  Я, конечно,  боролся с недугом,  честно   и  настойчиво,  но  безумие  (впрочем,  безумием  это  не назовёшь),  но  жажда,  охватившая меня, утолялась едва-едва. Моя пересохшая душа, как пересохшее горло, требовала своего, и все усилия усмирить её, успокоить, утишить, умилостивить ни к чему не приводили (Булат Окуджава, Искусство кройки и житья).

ПЕСЕННАЯ
Борис Федирко с самого рождения наделён большой песенной душой, многие его стихи «просятся» на музыку (Илья Петрусенко, Я вдыхаю ветер воли…).

ПЕСТРЯДИННАЯ
Сказка – чушь, а тайна – коршун серый, Что когтит, как перепела, ум. Облетел цветок купальской веры В слёзный рай, в озимый древний шум! Кто-то чёрный, с пастью яро-львиной Встал на страже полдней и ночей. Дед как волхв, душою пестрядинной Загляделся в хляби дум-морей (Н. А. Клюев, «На божнице табаку осьмина...»).

ПЕЧАЛЬНАЯ
Страдаю я! Из-за дубравы дальней Взойдёт заря, Мир озарит, души моей печальной Не озаря (Е. А. Баратынский, Песня. «Когда взойдёт денница золотая…»). Кто в жизни не видал грозы над головой? Кто, счастливый, избег от грома и ненастья И не скорбел печальною душой? Где тот счастливейший, кто в жизни в непогоду Умел торжествовать средь бури роковой, Кто укрепил бессильную природу, Не изнемог в борьбе с враждебною судьбой? (П. П. Ершов, Семейство роз). Как лёд вершин, давно остыла Душа печальная моя И в размышлениях забыла Весну и краски бытия (Н. М. Минский, «С высот альпийских я принёс...»).

ПЕЧАЛЬНИЦА-ДУША
Отдаёшь свои волосы парикмахеру, Отдаёшь глаза – постыдным зрелищам, Нос – скверным запахам, Рот – дрянной пище, – Отдаёшь своё детство попечительству идиотов, Лучшие часы отрочества – грязной казарме школы, Отдаёшь юность – спорам с прорвой микроцефалов, И любовь – благородную любовь – женщине, мечтающей... о следующем, Отдаёшь свою зрелость службе – этому серому чудовищу  С тусклыми глазами и механически закрывающимся ртом – И гаснут глаза твои, Седеют волосы, Изощрённый нос принимает форму дремлющего извозчика, Грубеет рот, И душу (печальницу-душу) погружаешь в омут будней – Тьфу ты, чёрт, я, кажется, отдал всю свою жизнь?!  (Вениамин Блаженный, Жизнь).

ПЁСТРАЯ
Кинув письмо в полоскательницу, он поставил локти на стол, глядя на лампу... Чудной мы народ! Пёстрая душа. То чистая собака человек, то грустит, жалкует, нежничает, сам над собою плачет... вот вроде Дениски или его самого, Тихона Ильича...  (И. А. Бунин, Деревня).

ПЛАМЕННАЯ
Растворяйся, рай мечтаний! Из-за тёмных грусти туч Вновь пробился яркий луч Золотых очарований. Муза, дай мне поцелуй! Грудь разнежь и разволнуйся! И из крыльев Купидона Подари певцу перо, Да огнём Анакреона Блещет рифм моим сребро! Да сверкнут в моем напеве Блёстки пламенной души! (В. Г. Бенедиктов, Обновление). Стекайтесь, племена Эллады, Сыны свободы и побед! Пусть вместо лавров и награды Над гробом грянет наш обет: Сражаться с пламенной душою За счастье Греции, за месть, И в жертву падшему герою Луну поблекшую принесть! (Д. В. Веневитинов, Смерть Байрона).

ПЛАМЕННО ЛЮБЯЩАЯ
Сушат сердце, хладят его ум и вяжут паренье. Гаснет любовь! и одна дружба от самой зари До полуночи сопутница избранных неба любимцев, Чистых, высоких умов, пламенно любящих душ (В. К. Кюхельбекер, Жизнь).

ПЛАМЕННО СВОБОДНАЯ
Краёв чужих неопытный любитель И своего всегдашний обвинитель, Я говорил: в отечестве моём Где верный ум, где гений мы найдём? Где гражданин с душою благородной, Возвышенной и пламенно свободной? (А. С. Пушкин,  «Краёв чужих неопытный любитель...»).

ПЛЕБЕЙСКАЯ
У горе-историков вражьих Вам вечно ходить в холуях. С отчизной своею бороться – Ведь грех это смертный большой: Как можно судить полководца Лакею с плебейской душой?..  (Пётр Буганов, Понять ли вам?..).

ПЛЕНЁННАЯ
Для души моей плененной Здесь один и был цветок, Ароматный, несравненный;  Я сорвать!.. но что же рок? «Не тебе им насладиться;  Не твоим ему доцвесть!»Ах, жестокий! чем же льститься? Где подобный в мире есть?  (В. А. Жуковский, Песня. «Счастлив тот, кому забавы…»).  И я внимал словам ласкательно суровым; Ловила их душа пленённая моя; Я им внимал – и с каждым словом Я крепнул думою и мужественнел я; И после видел я прозревшими очами,  Как головы других покорности в залог,  У ног красавицы простёртыми кудрями Сметали пыль с прелестных ног (В. Г. Бенедиктов, Лестный отказ). Но этот край так полн очарованья, И суждено природе здесь вдохнуть Так много прелести в свои созданья, Что перед этой дивною красой Смирился я пленённою душой (К. Р. [Константин Романов], Орианда).
 
ПЛЕННАЯ
...просторная Дорога – торная, Страстей раба, По ней громадная, К соблазну жадная Идёт толпа.О жизни искренней, О цели выспренней Там мысль смешна. Кипит там вечная, Бесчеловечная Вражда-война За блага бренные. Там души пленные Полны греха (Н. А. Некрасов, Кому на Руси жить хорошо). Как железною цепью, был скован Я лучами прекрасных очей. Как волшебством, я был очарован Тихой негою сладких речей. Лишь потом я, в полночной тиши. Безотчётный восторг успокоил, И всей силою пленной души Вашу прелесть постиг и усвоил (Ф. К. Сологуб, «Потрясённой душой созерцая…»).

ПЛЕННИЦА-ДУША. См. Покладистая душа.

ПЛЮШЕВАЯ
И ничего им больше не хотелось: ни говорить, ни думать, только сидеть так вот вдвоём и в полудрёмном забытьи и чувствовать друг друга откровенными, живыми телами, испытывая неведомое блаженство, от которого душа делалась податливой, мягкой, плюшевой делалась душа (Виктор Астафьев, Пастух и пастушка).

ПОГАНАЯ
Душонка. Карьерный рост Аспида был под вопросом. Разумеется, накопившуюся злость он решил сорвать именно на маленьком бесёнке. –  Сегодня же я отдам графинчик с твоей поганой душонкой господину Нию! –  орал он на беднягу, который от страха то белел, то синел. –  Ты потеряешь покой, вместо солнца ты будешь видеть паука, вместо воды пить горячую смолу. И никогда! Никогда не станешь носить бубенчик на своём хвостище! –  Только не это! –  Жалобно пискнул бесёнок (Ирина Краева, Тим и Дан, или Тайна «Разбитой коленки»).

ПОГИБШАЯ
– Что пропито, то прожито! Знать заглох у купца товар, залежался, даром с рук отдаёт А не продал бы своей волей вольною его тот купец ниже своей цены, отлилась бы и вражья кровь, пролилась бы и кровь неповинная, да в придачу положил бы тот покупщик свою погибшую душеньку! (Ф. М. Достоевский, Хозяйка). Каждый вечер, как синь затуманится, Как повиснет заря на мосту, Ты идёшь, моя бедная странница, Поклониться любви и кресту. Кроток дух монастырского жителя, Жадно слушаешь ты ектенью, Помолись перед ликом Спасителя За погибшую душу мою (С. А. Есенин, «За горами, за жёлтыми долами…»).

ПОГУБЛЕННАЯ
Послал Муфтель за Антипом Пчелинцем, – ан, того нету. Работница говорит: внука проводивши, чуть свет ушёл неведомо куда, мешок на плечи и посох в руках. – Коли будут спрашивать, – говорит, – скажи: вернётся, когда замолит погубленную душу. Не иначе, что в скиты поплёлся, на Ветлугу... (А. В. Амфитеатров, Княжна).

ПОДАВЛЕННАЯ
Он [Фома] очнулся в день похорон благодаря настойчивости крёстного, всё время усердно и своеобразно старавшегося возбудить его подавленную душу (Максим Горький, Фома Гордеев).

ПОДАТЛИВАЯ
Было так:  впереди теплое,  как загорелое тело в  поту, –  это ближние буки;  дальше  лес,  охваченный солнечным пожаром;  выше  –  камень верхушек горных,  расписанный по впадинам чистейшим снегом,  и над ним продолговатый, как опрокинутая пирога, прозор совершенно голубого неба, а кругом него талые мягкие облака,  готовые подняться...  У Алексея Иваныча душа была податливая на  краски,  а  тут они были такой неслыханной первозданной чистоты,  силы и кротости!..  (С. Н. Сергеев-Ценский, Преображённая Россия / Валя). –   Светики!  –  вскричала  Анисья,  и  полоумной  радости исполнились её глаза. – Плешь тебя возьми! – оторопев от восторга души,  ставшей в  старости  податливой  на  быстрый  смех  и  нечаянные слезы, вскочил и Савелий  (Леонид Леонов, Барсуки).

ПОДКУПЛЕННАЯ
Снова птицы летят издалёка К берегам, расторгающим лёд, Солнце тёплое ходит высоко И душистого ландыша ждёт. Снова в сердце ничем не умеришь До ланит восходящую кровь, И душою подкупленной веришь, Что, как мир, бесконечна любовь (А. А. Фет,  Весенние мысли).

ПОДЛАЯ
Обвитый лаврами, апостол в деле наций, Народов полубог, Париж, что некогда как светлый купол храма Всемирного блистал, Стал ныне скопищем нечистоты и срама, Помойной ямой стал, Вертепом подлых душ… (В. Г. Бенедиктов, Собачий пир). Как ни трудись, недостатки Сыщет начальник всегда: «Есть в маршировке старанье, Стойка исправна совсем, Только заметно дыханье...» Слышишь ли?.. дышат зачем! А не доволен парадом, Ругань польётся рекой, Зубы посыплются градом, Порет, гоняет сквозь строй! С пеною у рта обрыщет Весь перепуганный полк, Жертв покрупнее поищет Остервенившийся волк: «Франтики! подлые души! Под караулом сгною!» (Н. А. Некрасов, Дедушка). Падает снег, падает снег – Тысячи белых ежат... А по дороге идет человек,  И губы его дрожат. Мороз под шагами хрустит, как соль, Лицо человека – обида и боль, В зрачках два чёрных тревожных флажка Выбросила тоска. Измена? Мечты ли разбитой звон? Друг ли с подлой душой?  Знает об этом только он Да кто-то ещё другой (Эдуард Асадов, Падает снег). Душонка. Любишь лаять тонко Ты из за угла. Подлая душонка. Подлые дела (Борис Орлов, «Любишь лаять тонко…»).

ПОДЛЕНЬКАЯ
Душонка. В три часа ночи майор доложил результаты допроса своему начальнику. –  Запирался недолго? –  Да. Парень без опыта, с мелкой, подленькой душонкой. Расплакался от страха. –  Обнаглели, мерзавцы! Вылезли из подпола, установили связь с немцами и торопятся. Ну что ж, надо заняться дядей (Герман Матвеев, Зелёные цепочки).

ПОДНЕВОЛЬНАЯ
Наверняка развернётся схватка между приверженцами экономических методов и бюрократами всех мастей, которые лишь прикрываются лозунгами перестройки, а на деле ей противятся: им сподручнее и выгоднее административно-командные устои, при которых крестьянин – не хозяин-труженик, а подневольная душа (Аркадий Вепрев, Пусть выбирает крестьянин). Кукольная подневольная душа всегда тоскует по свободе, но разве может она жить без ниточек, которые управляют ею?.. (Геннадий Доронин, Остров).

ПОДОБНА ВОЛНАМ
Душа человека Волнам подобна: С неба нисходит, Стремится к небу; И вечной премене Обречена: Снова должна К земле обратиться (Н. В. Станкевич, Песнь духов над волнами).

ПОДОБНА ЖЕЛЕЗУ
Душа подобна железу, которое, будучи оставлено в небрежении, покрывается и повреждается ржавчиною, а будучи вложено в огонь, очищается. Доколе держат его в огне, оно само бывает как бы огнём; никто не может прикоснуться к раскалённому железу, как не может прикоснуться к огню. То же совершается и с душою (епископ Игнатий Брянчанинов, Отечник).

ПОДОБНА РЕШЕТУ
Не старые, совсем ещё не старые  ноги  Марьи Кирилловны,  –   ей  всего тридцать шестая осень шла, –   подгибались  по-старушечьи,  когда  брела  она домой от отца Ипата. В душе копилась злоба, но душа её подобна  решету:  вся злоба иссякала тут же, вместе со слезами,  лишь  горе  оседало  на  донышко, капелька по капельке росло, росло (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ПОДОБНА СКРИПКЕ
Душа подобна скрипке, Уходит в звуков мир, Воспламенит улыбку Как крепкий эликсир. Ударить может больно О камни бытия, Исполнить может сольно Мотивы для тебя (Людмила Чуйко, «Душа подобна скрипке…»).

 ПОДОЗРИТЕЛЬНАЯ. См. Ретроградная душа.

ПОКАЯННАЯ
Буду чёрные грядки холить, Ключевой водой поливать; Полевые цветы на воле, Их не надо трогать и рвать. Пусть их больше, чем звёзд зажжённых В сентябрьских небесах, –  Для детей, для бродяг, для влюблённых Вырастают цветы на полях. А мои –  для святой Софии В тот единственный светлый день, Когда возгласы литургии Возлетят под дивную сень. И, как волны приносят на сушу То, что сами на смерть обрекли, Принесу покаянную душу И цветы из Русской земли (Анна Ахматова, «Буду чёрные грядки холить…»).

ПОКЛАДИСТАЯ
Его лёгкое, улыбчивое совершенство завлекало исподволь, годами приучая доверчивую, покладистую душу, а затем растворяло в себе без остатка. Нигде пленница-душа уже не могла обрести той полноты бытия, того благостного согласия внутреннего с внешним, которыми дарил её дворцовый парк, властитель лукавый и великодушный. За его пределами обжитая вселенная заканчивалась: там царил первобытный хаос неразмеченного культурой пространства и дикого, невыхолощенного времени. Бежать из парка было некуда. Любой бунт неизменно заканчивался примирением, парк был не злопамятен и легко прощал ребяческие вспышки страстей, будто зная, что и страсти тоже подчинены общему закону кругового движения (Александр Леонов, Завещание Государя).

ПОКЛАДЛИВАЯ
Я проснулся, обливаясь потом. Горело не только медно-котельное солнце, но, казалось, вокруг прело и пригорало все, на что с вожделением посмотрит из-за своей кастрюли эта сальная кухарка. Моя душа была уже здесь, со мной, робкая и покладливая, и я додумывал свои сны (И. Ф. Анненский, Моя душа).

ПОКОЙНАЯ
– «C'est grand!» – говорят историки, и тогда уже нет ни  хорошего, ни дурного, а есть «grand» и «не grand». Grand – хорошо, не grand  – дурно.  Grand есть свойство, по их понятиям, каких-то особенных животных,   называемых ими героями. И Наполеон, убираясь в тёплой шубе домой от гибнущих не  только  товарищей,  но  (по его  мнению)  людей,  им  приведённых  сюда, чувствует que c'est grand, и душа его покойна (Л. Н. Толстой, Война и мир).

ПОКОЙНИЦА-ДУША
Лежит дощечка ветхая  меж ними [Великой и Белой  Россией], И надпись там: «Сим сможешь победить!» К покойнице-душе приложишь ныне – Воскреснет, вспыхнет свечкой – будет жить! (Наталья Советная, Воздвиженье).

ПОКОРНАЯ
И я гляжу на небеса С покорною душой, Они свершали чудеса, Но не для нас с тобой, Не для ничтожного глупца, Которому твой взгляд Дороже будет до конца Небесных всех наград (М. Ю. Лермонтов, Вечер). Спеши, я жду тебя!.. С душой покорной Я встречу господина моего: Хандрит ли он, взволнован думой чёрной?.. Мой женский смех рассеет грусть его!.. Он весел ли?.. Шутить, болтать я рада,  Ум, сердце, страсть – всё данию ему... За пару слов, за светлый проблеск взгляда Я жизнь отдам кумиру моему... (Е. П. Ростопчина, Неизвестный роман).  При виде звёзд душа на миг покорна:  Непостижим и вечен труд Творца (И. А. Бунин, Сатурн).

ПОКРИВЛЁННАЯ
Для Прохора Петровича утро наступило лишь  в  шестом  часу  вечера.  Но продолжительный, весь в кошмарах  сон  не  освежил  его.  Начинались  первые осенние сумерки. В голове Прохора содом. Душа кипела и, вся покривлённая, погружалась  в сумятицу. Не хотелось умываться. Всё было противно, мерзко. Прохор  Петрович приказал спустить шторы (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ПОЛНА ВЕРОЙ
Какою молодой и безграничной верой Опять душа полна! Как в этой тишине Всем, всем, что жизнь дала, довольная вполне, Иного уж она не требует удела! (А. А. Фет, «Пойду навстречу к ним знакомою тропою…»).

ПОЛНА ВОСХИЩЕНЬЯ
Бывают светлые мгновенья: Земля так несравненно хороша! И неземного восхищенья Полна душа (К. Р. [Константин Романов], «Бывают светлые мгновенья…»).

ПОЛНА ГРЕХОМ
«Смотри, дитя, в мои глаза, Не прячь в руках лица. Поверь, дитя: глазам ксендза Открыты все сердца. Твоя душа грехом полна, Сама в огонь летит. Пожертвуй церкви литр вина И Бог тебя простит» (Дмитрий Кедрин, Исповедь).

ПОЛНА ЖЕЛАНЬЯ
Кругом постели Немая ночь; Вмиг охладели, Вмиг улетели Толпою прочь Любви мечтанья; Ещё полна Душа желанья И ловит сна Воспоминанья (А. С. Пушкин, Пробуждение).

ПОЛНА ЖИЗНЬЮ
Нам от тебя теперь не оторваться. Одною небывалою борьбой, Одной неповторимою судьбой Мы все отмечены. Мы – ленинградцы. Нам от тебя теперь не оторваться: Куда бы нас ни повела война – Твоею жизнию душа полна И мы везде и всюду – ленинградцы (Ольга Берггольц, «Нам от тебя теперь не оторваться…»).

ПОЛНА ЛЮБВИ
И о чём вообще всю жизнь, даже и тогда, когда, казалось, не было на то никакой причины, горевала она [мать], часами молилась по ночам, плакала порой в самые прекрасные летние дни, сидя у окна и глядя в поле? О том, что душа её полна любви ко всему и ко всем и особенно к нам, её близким, родным и кровным, и о том, что все проходит и пройдет навсегда и без возврата, что в мире есть разлуки, болезни, горести, несбыточные мечты, неосуществимые надежды, невыразимые или невыраженные чувства – и смерть... (И. А. Бунин, Жизнь Арсеньева).

ПОЛНА МЕЧТОЙ
Не спрашивай, над чем задумываюсь я: Мне сознаваться в том и тягостно и больно; Мечтой безумною полна душа моя И в глубь минувших лет уносится невольно (А. А. Фет, «Не спрашивай, над чем задумываюсь я …»).

ПОЛНА НАДЕЖД
День просторен, ночь слегка тесна, Утро – шумный тамбур между ними. А душа, как трюм, надежд полна, Выживем, надеждами хранимы (Борис Орлов, «Тает снег на крыше. И от стен …»).

ПОЛНА ОГНЁМ
Мы ждём тебя, спеши, Бухаров, Брось царскосельских соловьёв, В кругу товарищей гусаров Обычный кубок твой готов; Для нас в беседе голосистой Твой крик приятней соловья; Нам мил и ус твой серебристый И трубка плоская твоя. Нам дорога твоя отвага, Огнём душа твоя полна, Как вновь раскупренная влага В бутылке старого вина (М. Ю. Лермонтов, К. Н. И. Бухарову).

ПОЛНА ОТРАВОЮ
Я выпил кубок свой до дна, Душа отравою полна. И вот я гасну в тишине, Но пред кончиной легче мне. Я стёр с чела печать земли, Я выше трепетных в пыли. И пусть живут рабы страстей –  Противна страсть душе моей (Сергей Есенин, Исповедь самоубийцы).

ПОЛНА ПЕЧАЛИ
Ни слава, ни толпа ему не заменяли Любимого труда и сладостной печали, Которой с юных лет питаясь и дыша Полна была его прекрасная душа. (Т. Л. Щепкина-Куперник, Памяти И. И. Левитана).

ПОЛНА ПОЭЗИИ
Девочке в руках держать бы скрипку – Так душа поэзии полна. Серые глаза... Светла улыбка... Но в душе истерзанной – война (Любовь Федунова, Детям Донбасса).

ПОЛНА ПРИСУТСТВИЕМ ПРЕКРАСНОЙ
Когда ты с ней, мечты твоей неясной Неясною владычицей она: Не мыслишь ты – и только лишь прекрасной Присутствием душа твоя полна (Е. А. Баратынский, Она).

ПОЛНА РЕШИМОСТИ
Душа полна решимости холодной – Иль победить, иль умереть свободной (Демьян Бедный, Маяк).

ПОЛНА ТИШИНОЙ
Очарованье красоты В тебе не страшно нам: Не будишь нас, как солнце, ты К мятежным суетам; От дольней жизни, как луна, Манишь за край земной, И при тебе душа полна Священной тишиной (Е. А. Баратынский, «Очарованье красоты…»).

ПОЛНА ТОСКОЙ
Прощай! Душа – тоской полна. Я вновь, как прежде, одинок, И снова жизнь моя темна, Прощай, мой ясный огонёк!.. Прощай! (Максим Горький, Прощай!).


ПОЛНА УМИЛЕНИЕМ
Восторженный  канон Дамаскина У всенощной сегодня пели, И умилением  душа была полна, И чудные  слова мне душу разогрели (А. Н. Апухтин, «Восторженный  канон Дамаскина…»).

ПОЛНАЯ
О радость! – Небесной ты гостьей слетела И мне взволновала уснувшую грудь. Где ж люди? Придите: я жажду раздела, Я жажду к вам полной душою прильнуть (В. Г. Бенедиктов, Радость и горе). Право, от полной души я благодарен соседу: Славная вещь – под окном в клетке держать соловья Грустно в неволе певцу, но чары сильны у природы (А. А. Фет,  «Право, от полной души я благодарен соседу…»). Но степь поёт. Как колос налитой,  Полна душа. Земля зовёт: спешите Любить, творить, пьянить себя мечтой! (И. А. Бунин, Ночные цикады).

ПОЛНАЯ ВОСТОРГОМ
Алёша глядел с полминуты на гроб, на закрытого, недвижимого, протянутого в гробу мертвеца, с иконой на груди и с куколем с восьмиконечным крестом на голове. Сейчас только он слышал голос его, и голос этот ещё раздавался в его ушах. Он ещё прислушивался, он ждал ещё звуков… но вдруг, круто повернувшись, вышел из кельи. Он не остановился и на крылечке, но быстро сошёл вниз. Полная восторгом душа его жаждала свободы, места, широты (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

ПОЛНАЯ ЗЛА
Так ; одинокой, легкой тенью Перед душою, полной зла, Свои благие исцеленья Она однажды пронесла (А. А. Блок, «Так – одинокой, легкой тенью...»).

ПОЛНАЯ СИЛ
С возрастающим изумлением, вся превратившись в слух, не проронив ни одного слова, слушала дева открытую сердечную речь, в которой, как в зеркале, отражалась молодая, полная сил душа. И каждое простое слово сей речи, выговоренное голосом, летевшим прямо с сердечного дна, было облечено в силу. И выдалось вперёд всё прекрасное лицо её, отбросила она далеко назад досадные волосы, открыла уста и долго глядела с открытыми устами  (Н. В. Гоголь, Тарас Бульба).

ПОЛНАЯ СОЖАЛЕНИЙ
С душою, полной сожалений, И опершися на гранит, Стоял задумчиво Евгений, Как описал себя пиит. Всё было тихо; лишь ночные Перекликались часовые (А. С. Пушкин, Евгений Онегин).

ПОЛНАЯ СМЯТЕНИЯ
Николкина душа стонала, полная смятения. Ему хотелось верить. –  Если это так, –  вдруг восторженно заговорил он и вскочил, вытирая пот со лба, –  я предлагаю тост: здоровье его императорского величества!  –   Он блеснул стаканом, и золотые  гранёные  стрелы  пронзили  германское  белое вино (М. А. Булгаков, Белая гвардия).

ПОЛНАЯ СУЕТЫ
 Мне в душу, полную ничтожной суеты, Как бурный вихорь, страсть ворвалася нежданно, С налёта смяла в ней нарядные цветы И разметала сад, тщеславием убранный (А. К. Толстой, «Мне в душу, полную ничтожной суеты…»).

ПОЛНОВОДНАЯ
Может быть, и радуга стоит на небе  Оттого, что Вы меня во сне видали!  Может быть, в простом ежедневном хлебе Я узнаю, что Вы меня целовали. Когда душа становится полноводной,  Она вся трепещет, чуть её тронь.  И жизнь мне кажется светлой и  свободной, Когда я чувствую в своей ладони Вашу ладонь (М. А. Кузмин, «Листья, цвет и ветка...»).

ПОЛНОВОЛЬНАЯ
Мы должны бежать от боли, Мы должны любить её. В этом правда высшей Воли, В этом счастие моё. Сам себя из вечной сферы Устремил я с высоты, В область времени и меры, В царство мысли и мечты. И отпавши от начала, Полновольная душа Затомилась, заскучала, И бежит, к концу спеша (К. Д. Бальмонт, Боль).

ПОЛНОЧНАЯ
Опять над душою полночной Старинная реет тоска: Любовная радость непрочна, Любовная мука крепка (Д.В. Кнут, Разлука).

ПОЛОСАТАЯ. См. Ничтожная душонка.

ПОЛУДЕННАЯ
Хоть я с полуденной душою И с сердцем страстным рождена, Хоть нрав мой жив, хоть я мечтою Волшебству звуков предана; Хотя мои пылают думы, Хоть много южного во мне, Но север хладный и угрюмый, Родной мой север мил душе! (Е. П. Ростопчина, Фантазия).

ПОЛУДЕТСКАЯ
Душонка. Он был приятель отца, гораздо старше меня, взрослый человек –  семья, двое детей. Боялся идти со мной до последнего –  отца, я так думаю, боялся... Но вот душонку мою полудетскую помотал, покуражился... Знаете, есть такие мужики –  страшно хотят девочкам нравиться. Чуть-чуть пофлиртовать, так, свысока своего умудрённого возраста влюбить в себя, поиграть с полуобморочной от любви мышкой...  (Дина Рубина, Несколько торопливых слов любви).

ПОЛУЖИВОТНАЯ
В первом порыве гнева, князь сделал родильнице страшную сцену, так что она от испуга захворала и, после родильной горячки, едва не потеряла последний остаток своего скудного ума. Наконец, даже тупую, рабскую, полуживотную душу Матрёны Даниловны ожесточили безумства и злосердечие Александра Юрьевича. Матрена Даниловна не жаловалась, не плакала, хотя лишь слоновой натуре своей она была обязана тем, что распущенность князя не отправила её на тот свет.  (А. В. Амфитеатров, Княжна).

ПОЛУМЁРТВАЯ
Где же ты, поэт народный, Величавый, благородный, Как широкий океан; И могучий и свободный, Как суровый ураган? Отчего же голос звучный, Голос, с славой неразлучный, Своенравный и живой Уж не царствует над скучной, Полумёртвою душой, Не владеет нашей думой, То отрадной, то угрюмой, По внушенью твоему? (А. И. Полежаев, Венок на гроб Пушкина).

ПОМЕРКШАЯ
Он Бога тайного нигде, нигде не зрит, С померкшею душой святыне предстоит, Холодный ко всему и чуждый к умиленью, С досадой тихому внимает он моленью (А. С. Пушкин, Безверие). «Склонился на руку тяжёлой головою  В темнице сумрачной задумчивый Поэт... Что так очей его погас могущий свет? Что стало пред его померкшею душою? О чём мечтает? Или дух его Лишился мужества всего И пал пред неприязненной судьбою?» (В. К. Кюхельбекер, Элегия).   

ПОМУТНЕВШАЯ
И выходит, что если  помутнел  хрусталик  глаза  или  на  глазах  зреют катаракты, никакие примочки, капли, очки не в силах  помочь  больному.  Надо снять катаракты, и слепец узрит свет.  Так  и  с  помутневшей  души  Прохора Петровича надо снять ослепляющие катаракты, и душа прозреет (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ПОМЯТАЯ
Душонка. …Так и складывалась жизнь моей помятой душонки. Я был один в доме, один в деревне, один в армии, хотя там уже появились два-три друга. Но что-то было, что оставалось неприкосновенным, внутри (Николай Крыщук, Грустный человек).

ПОНИКШАЯ
Так прошло две недели. Прохор  измаялся.  Коммерческого  склада  мысль, мускулы, полнокровные соки  тела  просили  неустанного  созидания,  широкого творчества, а он с поникшей душой ходил по  тайге,  рубил  дрова,  вскапывал гряды, как простой безграмотный человек (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

ПОНЯТНАЯ
Если в душе, в чувствах и в словах певца есть родство с временем и семена для души, чувств и слов потомства, то завистливое невежество как Голиаф падёт от руки Давида, а гармония усмирит громы. Если мысли певца есть лучи светила восходящего, то они пробудят, согреют, затеплят понятную душу (А. Ф. Вельтман, Странник).

ПОРАБОЩЁННАЯ. См. Светло-блаженная душа.

ПОРАНЕННАЯ
Бывает же в нашей жизни и так, что не только  людское,  но  и  короткое птичье счастье вызывает у иного человека с пораненной душой не зависть, не снисходительную усмешку, а тяжкие, исполненные неизбывной  горечи  и  муки воспоминания...  (Михаил Шолохов, Поднятая целина).

ПОРОХОВАЯ
– Вижу, – сказал Адам с глубоким вздохом, – и понимаю, что средства, тобою избранные, могли быть верными в другом человеке, более гибком, более умеющем скрывать себя. Но для тебя, с твоею пороховою душой, – одной минуты довольно, чтобы погубить тебя! Ты не можешь выдержать угнетения; ты не способен унижаться, обманывать: а твоя должность этого требует. Страшусь за тебя: не ты – благородный, пылкий нрав твой изменит твоей тайне (И. И. Лажечников, Последний Новик).

ПОРОЧНАЯ
Тартар готов Пожрать честолюбца... Там славой земной Не купишь покоя порочной душе: Не славным, но честным желаю я быть!.. (Ф. Н. Глинка, Фарсалия). Живите, сны, в душе моей, В душе безумной и порочной, Живите, сны, под гнетом дней И расцветайте в час урочный!  (А. А. Блок, «Мой путь страстями затемнён…»).

ПОРЫВИСТАЯ
В небольшом кабинете, перед большим письменным столом, на вольтеровских креслах сидел молодой человек лет 28. Все формы его выражали атлетическую силу тела, так, как все черты лица – порывистую душу (А. И. Герцен, Елена).

ПОСВЕТЛЕВШАЯ. См. Опрозраченная душа.

ПОСЛУШНАЯ
Как майский голубоокий Зефир – ты, мой друг, хороша,  Моя ж – что эолова арфа,  Чутка и послушна душа! И струн у той арфы немного, Но вечно под чувством живым Найдёт она новые звуки За новым дыханьем твоим (А. А. Фет, «Как майский голубоокий...»).

ПОСТАДАВШАЯ
 – Все дело в ней, мне ведь нужно только, чтобы эта пострадавшая душа отдохнула, – сказал Симонсон, глядя на Нехлюдова с такой детской нежностью, какой никак нельзя было ожидать от этого мрачного вида человека (Л. Н. Толстой, Воскресение).

ПОСТЫЛАЯ
А я хочу быть в гомоне / среди людей. Мне страшно в комнате / души твоей. Душа усталая, – / себе постылая, / и вся уставленная, / и вся пустынная… (Евгений Евтушенко, Твоя душа).

ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ
Душонка (Власова). Сталин положил и оттолкнул в сторону трубку на столе как нечто постороннее, мешающее ему, заговорил бесстрастно: – Мне известны такого рода сомнения. Борьба – суровая вещь. Но многие из тех, в ком мы тогда сомневались, – люди с потенциальной душонкой Власова. Перегибы и ошибки давно исправили. Рокоссовский и Толбухин успешно воюют под Сталинградом… «А как же остальные?» – подумал Бессонов. – …но если бы этот сумасшедший Власов поумнел, порвал с немцами, мы бы его никогда не простили!.. (Юрий Бондарев, Горячий снег).

ПОТЕРЯВШАЯ ВОЛЮ
Улыбка её – лучезарная сеть, И лет пронеслось уж немало С тех пор, как раскинула дева её, Как пленница в сетку попала. И бьётся она в этом сладком плену, В тюрьме и прозрачной и зыбкой, Моя потерявшая волю душа – Блаженною пленною рыбкой (Ю. Н. Верховский, «Улыбка её – лучезарная сеть…»).

ПОТРЯСЁННАЯ
Потрясённой душой созерцая Ваших глазок чарующий свет, Я стоял пред вами, не зная, Хорошо ль вы, мой ангел, иль нет. Как железною цепью, был скован Я лучами прекрасных очей. Как волшебством, я был очарован Тихой негою сладких речей (Ф. К. Сологуб, «Потрясённой душой созерцая…»).

ПОХОТЛИВАЯ
Игнат Гордеев как бы чувствовал, что он не хозяин своего дела, а низкий раб его. Он задумывался и, пытливо поглядывая вокруг себя из-под густых, нахмуренных бровей, целыми днями ходил угрюмый и злой, точно спрашивая молча о чем-то и боясь спросить вслух. Тогда в нем просыпалась другая душа – буйная и похотливая душа раздражённого голодом зверя (Максим Горький, Фома Гордеев).

ПОШЛАЯ
Ревность! «Отелло не ревнив, он доверчив», – заметил Пушкин, и уже одно это замечание свидетельствует о необычайной глубине ума нашего великого поэта. … Невозможно даже представить себе всего позора и нравственного падения, с которыми способен ужиться ревнивец безо всяких угрызений совести. И ведь не то, чтоб это были все пошлые и грязные души (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

ПОЭТИЧЕСКАЯ
Подле моей комнаты, за деревянной стеною, жил пылкий юноша. Часто исступления сердца его и исступления поэтической души нарушали первый сладкий сон мой (А. Ф. Вельтман, Странник). В Париже посещал он залы Сорбонны и растений сад, И слушал прения палат Прилежно, и читал журналы.  Искусство, древность и досуг Его влекли на тёплый юг Душ поэтических к святыне, Где небо сине, море тоже сине (Н. П. Огарёв, Деревня). Душа у Мануйлы не простая, а поэтическая, он испытывает приступы тоски, имеет неопределенные желания, его тянет куда-то (М. М. Пришвин, В краю непуганых птиц).

ПОЮЩАЯ
Душа поёт, не замечая, Что ныне петь бы ей не след, Что всюду – страшная и злая – Война зажгла кровавый свет. Но пусть войной живёт рассудок… Всё так же радостно дыша,  Красой лазурных незабудок Полна поющая душа (А. И. Тиняков, Во дни войны). Киевлянин – великое слово. Это похлеще, чем какой нибудь там парижанин, или римлянин, или, что было поближе, рижанин. Киевлянин – это пароль, открывавший когда то нам доступ не к чему нибудь там, а к радости. Киевлянин – это было, в нездоровое время, здоровье духа. Киевляне – это были, во времена пришедшейся на советскую эпоху, незабвенной, драгоценной, героической и крылатой молодости нашей, совершенно особенные, разительно отличающиеся от прочих, выразительные, поразительные, заразительно светлые люди, люди с цветущим сердцем и поющей душой (В. Д. Алейников, Тадзимас).

ПРАВДИВАЯ
– Не буду ничего говорить, не буду хвалить её, скажу только одно: она яркое исключение из всего круга. Это такая своеобразная натура, такая сильная и правдивая душа, сильная именно своей чистотой и правдивостью, что я перед ней просто мальчик, младший брат её, несмотря на то что ей всего только семнадцать лет (Ф. М. Достоевский, Униженные и оскорблённые).  Впрочем, господин Голядкин это только подумал; зато одумался вовремя. Понял он, что это значит махнуть далеко. «Натура-то твоя такова! – сказал он про себя, щелкнув себя легонько по лбу рукою, – сейчас заиграешь, обрадовался! душа ты правдивая! Нет, уж лучше мы с тобой потерпим, Яков Петрович, подождём да  потерпим!»  (Ф. М. Достоевский, Двойник). Но я надеюсь, Бог с тобою! – Ты одолеешь вражий строй Душой правдивой и простою, Глубокой сердца добротой (К. С. Аксаков, Н. Д. Свербееву).

ПРАВЕДНАЯ
Славьте Бога все языки! Милость Вышнего Владыки На земли и в небесах Славься в праведных душах! (А. Ф. Мерзляков, Лаура и Сельмар).   Здесь каждая мысль может служить правилом честному гражданину. И какая утешительная мудрость! Какое сладостное излияние чистой и праведной души! Скажем более с одним из лучших наших писателей: счастлив тот, кто мог жить, как писал, и писать, как жил! (К. Н. Батюшков, О сочинениях г. Муравьёва). Абуб есть дудочка; а по мнению всех прочих абуб есть тросточка, от которой барабан издавал тоны приятнее, нежели от обыкновенных барабанных палок. Это очень любопытно для каждого любителя приятных звуков, или мелодии выражений, особенно издаваемых устами милых женщин; но это особенная статья, которая должна быть помещена в главе о гармонии Вселенной и о хоре гениев, когда они возносят на небо праведную душу (А. Ф. Вельтман, Странник). Всё, что могла сделать человеческая помощь и самоотверженная любовь, было сделано для него, но Господь судил призвать праведника в Свою обитель, и туда возлетела его светлая, чистая и праведная душа, не удержанная человеческими усилиями (С. Н. Булгаков, О. Александр Ельчанинов). Призови меня, Господь, к аналою И прости мои грехи, если жизни стою. Дай расстаться с леностью, до греха большою, Дай остаться женщиной с праведной душою. Пусть она не теплится тлеющей лучиной. Скольких женщин сделала жизнь полумужчиной! (Валентина Поликанина, Молитва женщины).

ПРАВОСЛАВНАЯ
Всё показное стало нежеланным. И день не мил, и ночь не хороша. И странно жить, и страшно жить с обманом – Болеет православная душа (Валентина Поликанина, «Всё показное стало нежеланным…»). Кто без тебя я, Православная душа – Смиренья дочь и всей любви – основа? Крестом и верою свои грехи круша, В Святой Руси – подобна ты Иову (Наталья Советная, «Кто без тебя я…»).

ПРАЗДНАЯ
Когда, бывало, предо мною Зальётся милая моя, Наружно ласковость удвою, Но внутренно озлоблен я. Пока она дрожит и стонет, Лукавлю праздною душой: Язык лисит, а глаз шпионит И открывает... Боже мой! Зачем не мог я прежде видеть? Е1 не стоило любить, Её не стоит ненавидеть... О ней не стоит говорить... (Н. А. Некрасов, Слёзы и нервы). Когда очнусь душою праздной И станет страшно за себя, –Бегу я прочь с дороги грязной, И негодуя, и скорбя... Болящим сердцем я тоскую И узы спутанные рву; И с неба музу мне родную В молитве пламенной зову... (А. М. Жемчужников, «Когда очнусь душою праздной…»).
 
ПРАКТИЧНО ПРЕДПРИИМЧИВАЯ
Порой прохожих растолкав упрямо, И распахнув глазищи-фонари, Какая-нибудь крашеная дама  Воскликнет вдруг: – Ах, Петя, посмотри! И, все смекнув, когда-то, кто-то, где-то С практично предприимчивой душой На нездоровом любопытстве этом Уже устроил бизнес цирковой (Эдуард Асадов, Маленькие люди).

ПРЕВОСХОДНАЯ
В тогдашних обстоятельствах России Великому Князю надлежало бы иметь превосходную душу Александра Невского, чтобы не именем только, но в самом деле быть Главою частных Владетелей, из коих всякий искал независимости. Михаил Тверской и Феодор Ярославский приобрели оную в княжение Димитрия, а Даниил Московский и сын Дмитрия Александровича, Иоанн Переславский, хотели того же при Андрее. Открылась распря, дошедшая до вышнего судилища Ханова: сам великий Князь ездил в Орду с своею молодою супругою, чтобы снискать милость Тохты (Н. М. Карамзин, История государства Российского).

ПРЕВОСХОДНЕЙШАЯ
– Прежде, когда мы военными были, к нам много приходило таких гостей. Я, батюшка, это к делу не приравниваю. Кто любит кого, тот и люби того. Дьяконица тогда приходит и говорит: Александр Александрович превосходнейшей души человек, а Настасья, говорит, Петровна, это исчадие ада (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы)

ПРЕДАННАЯ
Не  знаю  цели,  заставлявшей  Крошку так ухватиться за меня, но думаю, что  она руководилась местью к княжне, которую считала своим злейшим врагом. Или  просто  ей  хотелось  заручиться  преданной  душой  среди недружелюбно относящегося к ней класса (Л. А. Чарская,   Записки институтки).

ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ
[Василий (О Михаиле):] Он создан не с предательской душой. О мой бесстрашный вождь – обдумай лучше Столь важное для всей России дело, Потом на брань идти ты можешь смело! (Н. В. Станкевич, Василий Шуйский).

ПРЕДОБРАЯ
–  Ну, по рукам да давай деньги! –  Это особь статья; я только спрашиваю тебя, отпускаешь ли ты жену ради болезни её? –  Отпускаю, братец, ей-богу! Что? Не веришь? Я ещё когда задумал жениться, так сказал и Карпуше дал слово, что исправлюсь, вот что! Ведь я хоть и негодяй, а душа у меня предобрая! (В. И. Даль, Игривый).

ПРЕДПРИИМЧИВАЯ
[Ксаня]  каждый день прибегала узнать, не взята ли записка. Но записка всё  ещё  торчала  под  мышкой статуи. Очевидно, Виктор ещё не возвращался с Рождественских  каникул.  Отчаяние  и  страх охватили предприимчивую, смелую душу Ксани (Л. А. Чарская,   Лесовичка).

ПРЕДСУЩЕСТВУЮЩАЯ. См. Чувственная душа.

ПРЕЖНЯЯ
Ты не нарушишь обетов святых, о Матюшкин! в отчизну Прежнюю к братьям любовь с прежней душой принесёшь! (В. К. Кюхельбекер, К Матюшкину).   Так оставались мы, молча и без сна, на полу, до самого рассвета, когда я на руках перенёс Ренату в постель, ибо не могла она ни ходить, ни стоять и не способна была сама принять какое-либо решение. Сознаюсь, что бывали минуты, когда спрашивал я себя, не лишилась ли от потрясения она рассудка, и лишь два-три отрывистых слова, слабо произнесённых ею, показали мне, что в ней бьётся её прежняя душа (В. Я. Брюсов, Огненный ангел).

ПРЕЗРЕННАЯ
Он гений говорят, – и как опровергать Его ума универсальность? Бог произвёл его, чтоб миру показать Души презренной гениальность (В. Г. Бенедиктов, Современный гений). Кто для земных, для мелких нужд Продаст небесный дар за злато, Корыстолюбия не чужд, Готов платить святою платой За хлеб, за деньги на вино, – Ужель в душе его презренной Есть чувство светлое одно, Ужель певец он вдохновенный?  (Н. А. Некрасов, Из рецензии).

ПРЕКРАСНАЯ
Я, матерь Божия, ныне с молитвою Пред твоим образом, ярким сиянием… Срок ли приблизится часу прощальному В утро ли шумное, в ночь ли безгласную – Ты восприять пошли к ложу печальному Лучшего ангела душу прекрасную (М. Ю. Лермонтов, Молитва).   Бабушка же и тётушка ко мне не очень благоволили, а сестрицу мою любили; они напевали ей в уши, что она нелюбимая дочь, что мать глядит мне в глаза и делает всё, что мне угодно, что «братец – всё, а она – ничего»; но все такие вредные внушения не производили никакого впечатления на любящее сердце моей сестры, и никакое чувство зависти или негодования и на одну минуту никогда не омрачали светлую доброту её прекрасной души (С. Т. Аксаков, Детские годы Багрова-внука). Веселье – образ жизни ясной, Сердечный спутник чистоты,  Златой удел души прекрасной, Всегда благословенно ты! (К. С. Аксаков, Веселью). Лизавета Петровна поднялась опять на ноги. Вчера были мы с ней вместе в одной камере. Никогда ещё не выливала она так страстно и трогательно прекрасной души своей перед заблудшими сёстрами (П. Д. Боборыкин, Жертва вечерняя). Князь  Василий  вопросительно  посмотрел на  княжну, но не  мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него... – Я об одном не  перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту... (Л. Н. Толстой, Война и мир).

ПРЕКРАСНЕЙШАЯ
 Природа, чудеса которой ты гласила, Природа ли себе захочет изменить? Нет! мать гармонии, она определила Прекраснейшей душе в прекрасном теле жить! (А. Ф. Мерзляков, К неизвестной певице). – Да... тут он немножко того... переборщил. Но этот офицер – прекраснейшей души человек, очень предан моему семейству: видит, что девочка со своею эмансипациею, того и гляди, надурит, вот он и приступил к ней довольно-таки решительно. Да ведь знаете, с нею и нельзя иначе: она только по-видимому конфузлива и застенчива, а на деле даже чересчур смела. Подумайте, на днях я делаю ей какое-то замечание, а она мне так и отрезала при всех: «Я ведь, дядя, не солдат вашего полка, что вы на меня так кричите!» (Е. Н. Водовозова, На заре жизни).

ПРЕЛЕСТНАЯ
Сократ говорил, что красота телесная бывает всегда изображением душевной. Нам должно поверить Сократу, ибо он был, во-первых, искусным ваятелем (следственно, знал принадлежности красоты телесной), а во-вторых, мудрецом или любителем мудрости (следственно, знал хорошо красоту душевную). По крайней мере наша прелестная Наталья имела прелестную душу, была нежна, как горлица, невинна, как агнец, мила, как май месяц: одним словом, имела все свойства благовоспитанной девушки (Н. М. Карамзин, Наталья, боярская дочь).   

ПРЕМЕЛКАЯ
[Правдин:] Тут увидел я, что между людьми случайными и людьми почтенными бывает иногда неизмеримая разница, что в большом свете водятся премелкие души и что с великим просвещением можно быть великому скареду (Д. И. Фонвизин, Недоросль).

ПРЕСВЕТЛАЯ
Куда ни глянешь, всюду лик пречистый России-матушки, Сто раз врагами клятой. За эту сладость отчую и горечь, За ширь-раздолье от восхода до заката, И жаворонков злато-звонкий росчерк, И высоту пресветлых душ крылатых (Наталья Советная, «Кипрей вскипел, разлился по полянам...»).

ПРЕСТУПНАЯ
Над бездной адскою блуждая, Душа преступная порой Читает на воротах рая Узоры надписи святой (М. Ю. Лермонтов, М. П. Соломирской). Она говорит, в сновиденьях является ей тень отца и зовёт на могилу – преступную душу невинной слезой искупить... (А. Ф. Вельтман, Странник). Льются слёзы по щекам Варвары, и глядит она, сложивши руки, как припал дед к малютке, как сбежалось лицо его в старый пучок морщинистых кореньев, как из глаз брызжут слёзы, и из груди клокочут и рвутся, как раскаты грома, рыданья преступной души (Н. Г. Гарин-Михайловский, Деревенские панорамы). Князь Василько прощальный бросил взор На Киев-град, где братьев он оставил, Не сняв греха с преступной их души (А. И. Одоевский, Василько).

ПРЕСЫЩЕННАЯ
Когда же счастия гроши Ты проживёшь с подругой милой И для пресыщенной души Всё станет сразу так постыло – В мою торжественную ночь Не приходи. Тебя не знаю. И чем могла б тебе помочь? От счастья я не исцеляю (Анна Ахматова, «Я не любви твоей прошу…»).

ПРИБЛУДШАЯ
Анна лежала и смотрела в потолок. Она рассчитывала на Ирину, хотела прислониться к чужой, приблудшей душе. Но чужие – это чужие. Только свои могут подставить руки, потому что свои –  это свои (Токарева Виктория, Своя правда).

ПРИВЕТЛИВАЯ
Испытал я в жизни зной и стужу, Но, как дуновенье ветерка, Мне твою приветливую душу Даровал Создатель на века (Николай Морев, Долги наши).

ПРИВЕТНАЯ
Есть много песен в светлых тайниках Её души невинной и приветной. И грусти признак есть в его чертах, Старинной грусти и заветной (А. А. Блок, «Есть много песен в светлых тайниках …»).

ПРИВЯЗЧИВАЯ
…ах! рано начал он любить, Во цвете лет, с привязчивой душой, Зачем ты здесь, страдалец молодой? (М. Ю. Лермонтов, Сон). С привязчивой душою рождена, Привычки цепь она легко носила, – Судьба её из края в край водила, И по мытарствам маялась она. Где б ни пришлось, хоть на день, поселиться, Мечта её сопутствовала ей, – И все места казались ей милей, Приютней... (Е. П. Ростопчина, Предопределение).

ПРИГОЖАЯ
Душа и тело –  вот и всё существо человеческое. Когда говорят: душой и телом (предан или согрешил) –  значит: «всем существом; целиком, полностью». Ни душой ни телом (не виноват, не виновен, не причастен) –  значит: «совсем, нисколько, ничем». Пока жив человек –  душа с телом в союзе, то есть соединена узами, как муж и жена связаны узами брака. О счастливой паре говорят: Живут рука в руку, душа в душу, или короче –  душа в душу. Внешняя (телесная) красота не самое главное: Что рожа! была б душа пригожа! Кривой не беда, а горе криводушный! Однако «в союзе» не всегда означает в согласии. Тело часто помыкает душой. И в праздники: Эх, гуляй душа нараспашку! И в будни: Свищи душа через нос! –  говорил натрудившийся за день крестьянин, заваливаясь спать. Бывает, гости уже сыты-пьяны, отказываются от угощения: «Душа не принимает!» Но найдётся и такой, который всё тянет рюмку ко рту: «Сторонись, душа, оболью!» Что ж, поговорка известная: душе с телом мука. В минуты раскаянья пеняют друг на друга: Грешное тело всю душу съело. Окаянная душа, скверная, ленивая моя душа, душа-блудница. –  Вместе тесно, а врозь, хоть брось (Анатолий Балакай, Что мы знаем о душе).

ПРИДАВЛЕННАЯ. См. Закованная душа.

ПРИЗНАТЕЛЬНАЯ
Блестящими стихами Вы обольстительно приветили меня. Я знаю цену им. Дарована судьбами  Мне искра вашего огня. Забуду ли я вас? забуду ль ваши звуки? В душе признательной отозвались они (Е. А. Баратынский, «Вы ль дочерь Евы, как другая…»).

ПРИМИРЁННАЯ
– Я не знаю, таков ли ты, Миша, но я не таков! Я сегодня, сейчас этот урок получил... Она выше любовью чем мы... Слышал ли ты от неё прежде то, что она рассказала теперь? Нет, не слышал; если бы слышал, то давно бы все понял... и другая обиженная третьего дня, и та пусть простит её! И простит, коль узнает... и узнает... Эта душа ещё не примирённая, надо щадить её... в душе этой может быть сокровище... (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

ПРИСКОРБНАЯ
К младенчеству ль душа прискорбная летит. Считаю ль радости минувшего – как мало!Нет! счастье к бытию меня не приучало; Мой юношеский цвет без запаха отцвёл (В. А. Жуковский, К Филарету).  Триединая Русь! Ты земное подобие Троицы. И прискорбна душа за напоенный ложью народ. Возрождайся, ликуй перезвоном воссозданной звонницы, Триединая Русь, Православный Оплот (иеромонах Роман, Триединая Русь).

ПРИТЧЕВАТАЯ
Тот телефон я запомнил наизусть ещё в сорок пятом году – о, незабвенные дни, промелькнувшие в благостном местечке Ольвия! Мужская притчеватая душа помнила о тайности. Она, душа моя, ждала ублаготворения и в то же время пужалась его (Виктор Астафьев, Обертон). Притчеватый (местное) –  привередливый, обидчивый.

ПРИХОТЛИВАЯ
Царь Иван много лет здравствовал и царствовал, кротко и смиренно, милостиво и справедливо; пользовался мудрыми советами супруги своей, благоверной Катерины, ратью своею несметною держал во страхе и повиновении врагов своих и был благословляем народом. Празднуя же восшествие своё и супруги своей на престол, заставил на пиршестве обильном ликовать народ три дня и три ночи без отдыха; вина заморские лились через край; яств, каких только прихотливая душа твоя пожелает, вдоволь; скоморохи, выписные и доморощенные, игрища многоразличные горы, пляски, салазки и сказки, кулачные бои увеселяли народ, со всех концов царства обширного собравшийся (В. И. Даль, Сказка о Иване Молодом Сержанте, Удалой Голове, без роду, без племени, спроста без прозвища).

ПРИЧУДЛИВАЯ
Ты расточительна на милые слова,  А в сердце мне не шлёшь отрадного привета И втайне думаешь: причудлива, черства Душа суровая поэта (А. А. Фет, «Ты расточительна на милые слова...»).

ПРОБУЖДАЮЩАЯСЯ
Год-другой прошёл ещё, покуда Марина не умела или просто не хотела разрешить себе этих вопросов. Иногда, не ясные ещё, но уже волнующие мысли, чувства, побуждения возникали и проявлялись в этой молодой, пробуждающейся душе, смущая её своими намёками, своими загадочными вопросами  (Е. П. Ростопчина, Счастливая женщина).

ПРОДАЖНАЯ
Мой друг, в твоей груди жива Честь долга твоего, ты чувствуешь права Прекрасные, права живого просвещенья,  Созревшие в тебе! На все злоухищренья Продажных, чёрных душ ты плюй, моя краса, И выполняй свой долг и делай чудеса! (Н. М. Языков, Послание Ф. И. Иноземцеву). Всем будет дело. Превозмочь Должны мы лень, средь дел бумажных Возросшую. Хищенье – прочь! Исчезни племя душ продажных! (В. Г. Бенедиктов, Стансы). – Продажная ты душа, – покачала головой Машка, – за машинку любовь отдаёшь!  (Дарья Донцова, Уха из золотой рыбки). Душонка. Орудием к достижению цели избрали слугу графа Шатобриана, вместе с ним прибывшего из бретонского захолустья. Слуга этот оказался такой же продажной душонкой, как и королевские клевреты. Они поняли друг друга… Ловко выведав от графа тайну его перстня, слуга, по наущению придворных господ, передал им неприметно для бедного мужа талисман, охранявший его супружеское счастье: с заветного перстня была заказана копия, которую невозможно было отличить от оригинала. Вскоре после того, по просьбе Франциска, граф писал к жене, и на этот раз к его посланию был приложен перстень, переданный заговорщиками курьеру (Кондратий Биркин (П. П. Каратыгин), Временщики и фаворитки XVI, XVII и XVIII столетий).

ПРОЗРАЧНАЯ
Но если многих, не исключая меня самого, любовь заставила казаться, если не быть, лучшим, моя Вера не имела в этом нужды. Душа её была чиста и прозрачна, как гладкая поверхность, по которой не может всползти ни одно насекомое. Луч любви оживил только эту призму своими цветами и начертал около неё радужный круг неизъяснимой прелести (А. А. Бестужев-Марлинский, Следствие вечера на кавказских водах). Вокруг этого розария Петя в детстве гулял летом с покойной мамой. Она вела его за ручку, а он, глядя снизу вверх, старался увидеть её милое лицо, до половины завязанное вуалью в крупную мушку, её шляпу с орлиным пером, и возвышалась эта же самая Александровская колонна, и, окружённый чугунной оградой, рос тот же самый ветвистый дуб, выросший из жёлудя, собственноручно посаженного царём. Боже мой, как давно, как страшно давно это было! Как с тех пор переменился мир! Петя скоро успокоился. Теперь он даже не думал, что его могли убить. Его душа была чиста, спокойна, прозрачна. А главное – тверда (Валентин Катаев, Зимний ветер).

ПРОЗРЕВШАЯ
Но в безднах ночи онемевшей Тонул бесследно плач валов, Как тонет гул житейских слов В душе свободной и прозревшей (Н. М. Минский, «Перед луною равнодушной...»). Совестью грехи не побороть, Если без молитвы жить – греша. Управляет молодостью плоть, Старостью – прозревшая душа (Борис Орлов, «Совестью грехи не побороть…»).

ПРОКЛЯТАЯ
 «Что муж тебе я, ты забудь, Коль мне не хочешь быть подвластной. Умри, проклятая душа, Коль мужа умертвить хотела, Себя ты тем не пожалела» (И. Ф. Богданович, Сказка).

ПРОМОКШАЯ
И в реке, неспокойной и мутной, Отразился свет, как на ноже. Надоела луна… Неуютно От  неё на промокшей душе (Борис Орлов, «Ночь. Бессонница. Сыро и стыло…»).

ПРОПАЩАЯ
Горкин тут даже согрешил, затопал на меня, погрозился, а Гришке сказал: – Ах, ты... пропащая твоя душа!.. (И. С. Шмелёв, Лето Господне). [Гость  (рвёт ворот рубахи:)].  Всё снова, всё  снова... О, какая мука!  Я снова создам шедевр. То есть  это я буду  так думать, что создал шедевр. Или не шедевр – буду думать я. И вот. Пропащая душа! Я снова не ничтожество, не лох, не пылинка – а автор картины,  лучшей картины  343-го  номера (Виктор Славкин, Картина). – Надежда Константиновна, а ведь это Жуков! – Конечно, – сказала Крупская, подавая Родиону Ивановичу руку. – А вы не знали, что он здесь? – Пропащая душа! – воскликнул Луначарский. – Когда мы с вами виделись в последний раз? Дай Бог памяти: на Капри у Горького в одиннадцатом или на вокзале в Неаполе? – Не угадали. В Париже, в двенадцатом (Валентин Катаев, Зимний ветер).

ПРОПИТАЯ. См. Никчёмная душа.

ПРОРОЧЕСКАЯ
Гамлет очень наблюдателен. Недаром он так ясно видит людей насквозь, ещё до появления Призрака он разгадал преступную душу Клавдия («О, пророческая душа моя!» ; восклицает он, услыхав от Призрака, кто был убийцей его отца); он сразу же понял, что Розенкранц и Гильденстерн что-то скрывают от него; смущение Офелии, когда Клавдий и Полоний подслушивают за ковром, не ускользнуло от его зоркого взгляда; он сумел отличить бескорыстную честность Горацио. Гамлет ; наблюдательный человек, человек реалистического склада ума (М. М. Морозов, Метафоры Шекспира как выражение характеров действующих лиц).

ПРОРОЧЕСТВЕННАЯ
Пророчественная  русская душа  чувствует  себя пронизанной мистическими токами. В народной жизни это принимает форму ужаса от  ожидания антихриста. В последнее время эти подлинные народные религиозные переживания проникли  и  в  наши культурные  религиозно-философские течения,  но  уже  в отраженной  и  слишком стилизованной, искусственной  форме. Образовался даже эстетический  культ  религиозных  ужасов   и  страхов,  как  верный  признак мистической настроенности (Н. А. Бердяев, Судьба России).

ПРОСВЕТЛЁННАЯ
Впрочем, вряд ли бы кесарь и тысячи взоров сторожких  приметил: Смотрит он не очами – душой просветлённой и зрением сердца Он на статую смотрит и смотрит на южное звёздное небо – В забытье... (Л. А. Мей,  Видение). Глубь небесная, моря безбрежная даль, Разве может ничтожная сердца печаль Обладать просветлённой душою Пред могучею ширью такою? (К. Р. [Константин Романов], У Балтийского моря). Все, что мог и хотел дать сыну Маркел Тихонович: любовь, тепло сердца, навыки в сельском, глазу не заметном труде, ремесла, так необходимые в хозяйстве, – всё-всё готов был тесть обрушить на зятя. И Леонид, не помнивший отца, взращённый пусть и в здоровом, но в женском коллективе, всем сердцем откликнулся на родительский зов. И какая же просветлённая душа открылась ему, какой истовой, мужской привязанностью вознаградила его судьба!  (Виктор Астафьев, Печальный детектив).

ПРОСВЕЩЁННАЯ
Любя отечество душою просвещенной И славу русскую любя, Труду высокому обрёк он неизменно Все дни свои, всего себя; И полон им одним и с ним позабывая Призыв блистательных честей, И множество сует, какими жизнь мирская Манит к себе, влечёт людей… (Н. М. Языков, Стихи на объявление памятника историографу Н. М. Карамзину).

ПРОСЛАВЛЕННАЯ. См. Морская душа.

ПРОСТАЯ
– Здесь очинно, очинно хорошо, матушка Антонида Васильевна, – ответила Федосья. – Как вам-то было, матушка? Уж мы так про вас изболезновались. – Знаю, ты-то простая душа. Это что у вас, всё гости, что ли? – обратилась она опять к Полине. – Это кто плюгавенький-то, в очках? – Князь Нильский, бабушка, – прошептала ей Полина (Ф. М. Достоевский, Игрок). Я говорил при вас с тоской; Случайно вам – такой красивой, Такой изящной и простой – Открыл души изгиб нелживый. Но знайте: правду различить Во мне не вам, душа простая... (А. А. Блок, «Я говорил при вас с тоской …»). Немцев гонит в бой террор. Русским не нужна угроза, чтобы бросаться вперёд на врага. Их гонит мстительное негодование за бесчеловечные поступки немцев Гитлера. У русского человека простая,  честная и широкая душа, своим телом, не колеблясь, он заслонит друга от вражеской пули. Он как будто бы и покладист, не тронь его за живое. А живое в нём вековое, русское чувство справедливости (А. Н. Толстой, Грозная сила народа). Анна сидела парализованная открытием. Её (Анну) не любят. её просто качают, как нефтяную скважину. Качают все: и Ферапонт, и Карнаухов, и целая армия больных. Думала, Ирина – простая русская душа – жалеет и заботится. Но… Мечтанья с глаз долой, и спала пелена. Как у Чацкого (Виктория Токарева, Своя правда).

ПРОСТОДУШНАЯ
Бродяжья и легкомысленная, вовсе не хитрая, как полагали недоверчивые братья и их сторожкие жёны, простодушная душа её не лежала ни к даче, ни к земле, за детей она не волновалась никогда, зная, что с бабкой будет надёжнее, и, случись ей выйти замуж не за такого строгого и правильного человека, каким был Колюнин папа, Бог знает как сложилась бы жизнь христианская, Колюниной матушки (Алексей Варламов, Купавна).

ПРОСТОРНАЯ
Душа прохладная, теперь опять Ты мне позволила желать и ждать. Душа просторная, как утром даль, Ты убаюкала мою печаль. Её, любившую дорогу в храм, Сложу молитвенно к твоим ногам (Н. С. Гумилёв, «Какою музыкой мой слух взволнован?..»).

ПРОСТУЖЕННАЯ
...Ты продолжаешь по канату / на ощупь, тапочкой скользя... Как ослепительна одна ты, / как этим высказана вся! Неверный шаг – и ты обманешь, / другой неверный – и уже / ты будешь плавать, как в тумане, / в своей простуженной душе (Глеб Горбовский, Циркачка).

ПРОХЛАДНАЯ. См. Просторная душа.
 
ПРЯМАЯ
Героям древности он благородством равен, Душой прямой россиянин, О нём вещал бы нам и предок-славянин: «Се  – славен!» (Ф. Н. Глинка, Партизан Сеславин). Кто в душе грешен – тот пусть бесится, До него мне и дела нет; А прямая душа – пусть прочувствует, Горькой думою призадумается (Н. П. Огарёв, С того берега). Но душе его прямой и нежной Чужд был этот гордый, пышный Рим,  Этот Рим порочный и мятежный, С ханжеством, с безверием своим Утопавший в неге сладострастной, Пресыщенный праздной суетой, Этот душный Рим с подобострастной Развращённою толпой (К. Р. [Константин Романов], Строфы / Севастиан-Мученик).

ПСИХИЧЕСКИ ПОЛУБОЛЬНАЯ. См. Неспособная к взлёту душа.

ПТИЦА-ДУША
Это вовсе не я, это тело, такое большое, Что зовут его всяко ; и руки, и ноги, и грудь, ; Ведь могло оно быть только легкою птицей-душою, Или даже не птицей, а бабочкой, пестрой чуть-чуть (Вениамин Блаженный, «Это вовсе не я, это тело, такое большое...»

ПУГЛИВАЯ
Перед твоей душой пугливой Титаном гордым он предстал, В котором мир непрозорливый Родства с богами не признал. И ты, воспитанная в горе, Внезапным светом залита, В замаскированном актёре Не разгадала ты – шута! (А. Н. Майков, «Перед твоей душой пугливой…»). Да, женщина ещё – мятежное созданье, Рождённое мечтать, сочувствовать, любить, – На небеса глядит, чтоб свет и упованье В душе пугливой пробудить (Е. П. Ростопчина, Звёзды полуночи). Мы юными были. Вечерняя мгла Звала нас кузнечиков слушать. Сначала тянулись друг к другу тела, А после – пугливые души (Борис Орлов, «Мы юными были…»). Душонка. Власть –  она любая страшна, потому как не хуже концентрированной кислоты вытравляет из души нечто глубоко человеческое, подменяет его показной заботой –  нет, не о людях, зачем мелочиться –  о народе и его эфемерном благе. Но ни о чём таком, даже отдалённо напоминающем эту вечную истину, тёмные твари не думали. Их пугливые душонки сотрясал животный страх, выходивший на поверхность зубовной дробью (Николай Дежнев, Принцип неопределённости).

ПУНЦОВАЯ
Сидят три девы-стеклодувши / с шестами, полыми внутри. Их выдуваемые души / горят, как бычьи пузыри. Душа имеет форму шара, / имеет форму самовара. Душа – абстракт. Но в смысле формы / она даёт любую фору! Марине бы опохмелиться, / но на губах её горит / душа пунцовая, как птица, / которая не улетит! (Андрей Вознесенский, «Сидят три девы-стеклодувши…»).

ПУРПУРНАЯ
Пред десятками загонов пурпурные души Молодцы, окончив разделку туши, Выходили из сараев за очередной  (Михаил Зенкевич, Бык на бойне).

ПУСТАЯ
Злоба, дружба, досада, примирение – всё сменялось одно другим с необычайной быстротой. Лёгкая, пустая душа его [Гришки] вспыхивала так же быстро, как зажженная солома, но зато скоро и потухала (Д. В. Григорович, Рыбаки). Профессор кончил: весёлые аплодисменты, довольные лица. А вот такие же, как и Карташёв. Они идут унылые, с пустыми глазами, с пустыми душами, с измятым лицом, идут равнодушные, скучные, неудовлетворенные (Н. Г. Гарин-Михайловский, Студенты). Я, одинокий, ждал, склоняясь к чёрным водам. Была душа уныла и пуста…  И девушка, спеша по сходням, мимоходом, Мне поцелуем обожгла уста… (В. Я. Брюсов, «Как из коры точит желтеющую камедь...»). …Эх, девочки… «Баксы»… «Колёса»… Игла… Как быстро, судьба, Ты черту подвела! Несносная «ломка»… Пустая душа… В карманах теперь Ни шиша, ни гроша … (Анатолий Бесперстых, Расплата).

ПУСТЕНЬКАЯ
– Милая мамочка, я слышала от опытных людей да и сама читала в книгах, что искреннее чувство часто меняет, облагораживает самые эгоистичные натуры. А Нетти любит нашего Андрюшу, и под влиянием этого чувства расцветёт и возвысится её, может быть, сейчас и мелкая, пустенькая душа. Право, мамочка! Не надо же приходить преждевременно в отчаяние. Я уверена, что Андрюша будет счастлив с Нетти (Л. А. Чарская,   Ради семьи).

ПУСТОПОРОЖНЯЯ
Глеб Иванович ездил за тысячу вёрст для улажения недоразумений, возникших в семье одного ныне уже умершего, горячо любимого им приятеля. Около этого же времени, несколько раньше, он писал мне из Новороссийска: «Я хочу сказать о N. Бывает ли она… И допустите ли вы, чтобы она познакомилась с…. Я бы не допустил, и, пожалуйста, не допустите этого. Вам пришлю кой-какие письма Z, и вы увидите, что это самая канальская и пустопорожняя душа. NN я не знаю, но думаю, что и в ней кой-что есть такое, что имеет не беспорочное зачатие. Так вот, как эта капелла прицепится к N да втянет её в свой бабий танец, то это будет худо. Я, право, не знаю, но как только… так мне стало страшно за N» (Н. К. Михайловский, Г. И. Успенский как писатель и человек).

ПУСТУЮЩАЯ
Пустующей души так скудны поселенья: Берлога, капище, шалаш без пастуха, И что-то в тишине от ветхого оленя, Постигшего зенит над стойбищем греха (Вениамин Блаженный, «Пустующей души так скудны поселенья…»).

 ПУСТЫННАЯ
Я, матерь Божия, ныне с молитвою Пред твоим образом, ярким сиянием, Не о спасении, не перед битвою, Не с благодарностью иль покаянием, Не за свою молю душу пустынную, За душу странника в свете безродного (М. Ю. Лермонтов, Молитва).  Мне и мнится и верится В бездыханной тиши В этой жизни измерится Гнев пустынной души (А. А. Блок, «Ты – молитва лазурная…»). Падающие, падающие линии… Женская душа бессознательна, Много ли нужно ей? Будьте же, как буду отныне я, К женщине тихо-внимательны, И ласковей, и нежней. Женская душа – пустынная, Знает ли, какая холодная, Знает ли, как груба? Утешайте же душу невинную, Обманите, что она свободная… Всё равно она будет раба (З. Н. Гиппиус, Женскость).

ПУСТЯКОВАЯ
Сашка   часто баловался водкой, в такие минуты бродил по двору имения –   сам  хозяин,  –  шпаклюя ногами, становился против окон  панской  спальни  и  хитро  крутил пальцем перед весёлым своим носом. –  Миколай Лексеич! А Миколай Лексеич! –  звал он громко и строго. Старый пан, если был в эту минуту в спальне, подходил к окну. –  Нажрался, пустяковая твоя душа? –  гремел он из окна. Сашка поддёргивал спадавшие портки,  подмигивал,  шельмовато  улыбался. Улыбка вытанцовывалась у него наискось через все  лицо:  от  прижмуренного левого глаза до розового шрама, стекавшего из правого угла рта. Поперечная была улыбка, но приятная (Михаил Шолохов, Тихий Дон).

ПЫЛАЮЩАЯ
И, полная моей душою,  Она подвиглась, ожила.  И, юноши деля желанье,  Немая обрела язык: Мне отвечала на лобзанье, И сердца глас в неё проник. Тогда и древо жизнь прияло, И чувство ощутил ручей, И мёртвое отзывом стало Пылающей души моей (В. А. Жуковский, Мечты). С своей пылающей душой, С своими бурными страстями, О жены Севера, меж вами Она является порой И мимо всех условий света Стремится до утраты сил, Как беззаконная комета В кругу расчисленном светил (А. С. Пушкин, Портрет). «О невеста, в край родимый Я летел к тебе с мечтой И бесценной, и любимой, И с пылающей душой; Но взревела надо мною Смертоносная волна: С нашей радостью земною Ты навек разлучена!» (И. И. Козлов, Сон невесты).   

ПЫЛКАЯ
Души пылкие! вам они понятны: вы изведали сии волшебные мгновения, когда каждая мысль – радость, каждое ощущение – нега, каждое чувство – восторг! (А. А. Бестужев-Марлинский, Роман и Ольга). Кто близок к двери гробовой, Того уста не пламенеют, Не так душа его пылка, В приветах взоры не светлеют, И так ли жмет его рука? (Д. В. Веневитинов, Поэт и друг). Я рождён с душою пылкой, Я люблю с друзьями быть, А подчас и за бутылкой  Быстро время проводить. Я не склонен к славе громкой, Сердце греет лишь любовь;  Лиры звук дрожащий, звонкой Мне волнует также кровь. Но нередко средь веселья Дух мой страждет и грустит. В шуме буйного похмелья Дума на сердце лежит (М. Ю. Лермонтов, К друзьям). Рано пылкой душою своей Я искал себе мрачного дня И теперь не могу вторить ей, Потому что нет сил у меня (С. А. Есенин, Далёкая весёлая песня).

ПЫТЛИВАЯ
Протасов верил в народ, верил в пытливую душу народа, в мощь его воли к добру. Думы текли, тройка неслась, пространство отшвыривалось назад копытами коней  (В. Я. Шишков, Угрюм-река).В краю чудес, в краю живых растений, Несовершенной мудростью дыша, Зачем ты просишь новых впечатлений И новых бурь, пытливая душа? (Николай Заболоцкий, Ладейников).

ПЬЯНАЯ
В ночь наслажденья, в миг объятья, Когда душа была пьяна, Свершилась истина зачатья, О чём не ведала она! (В. Я. Брюсов, Навет). Возьмусь за книгу, но прочту: «она»,  И вновь душа пьяна и смятена (Н. С. Гумилёв, Сомнение). «Сейчас явится, – подумал я о Льноволосом, о его полыхающих огнём глазах и рыжей шерсти на руках. Тьфу! – Меня даже передернуло. – Не могли кого-нибудь посимпатичнее подослать». Но никто не появлялся. «Наверное, у пьяного и душа пьяная, довольный, подумал я, – не каждый ангел её выдержит» (Владимир Скрипкин, Тинга).

 

РАБОЧАЯ
Сливаясь с густым потоком Едущих и идущих, Я словно пронзаюсь током, Стучащим в рабочих душах (Николай Рубцов, Утром).

РАБСКАЯ
Убит нуждой, убит трудами, Мой брат и чах и погибал, Я закрывал лицо руками И плакал, плакал – и молчал. Я слышал злу рукоплесканья И все терпел, едва дыша; Под пыткою негодованья Молчала рабская душа! (И. С. Никитин, Горькие слёзы). Он – патриот, и потому Враждой пылает к правосудью, К свободе, к слову и к уму... «И смерть судам! И гибель школам!» – Кричит он, злобою дыша; И, словно неким ореолом, Нахальным светит произволом Невежды рабская душа (А. М. Жемчужников, Комедия ретроградных публицистов и толпа).

РАДА
Глазам-то стыдно, а душа-то рада [а душе отрадно]. (В. И. Даль, Пословицы русского народа). –  Я бы всем отдала на посмотрение красоту свою. Пусть  всяк  любуется. Меня нешто убывает от  этого.  А  душа  рада.  Вот  приласкаю  какого-нибудь последнего горемыку, что заживо в петлю лез, –  глядишь  и  ожил.  Значит,  и греха в этом нету. Был бы грех, душу червяк тогда грыз бы. У меня же на душе спокой. Ничьей полюбовницей, Петя, не была я, а твоей и подавно не буду (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

РАДОСТНАЯ
До сего времени, просыпаясь вместе с птичками, ты вместе с ними веселилась утром, и чистая, радостная душа светилась в глазах твоих, подобно как солнце светится в каплях росы небесной; но теперь ты задумчива, и общая радость природы чужда твоему сердцу (Н. М. Карамзин, Бедная Лиза). Монашки сами пашут-сеют, И скотный двор у них большой, Дрова сложить шатром умеют… И всё-то с радостной душой (Геннадий Иванов, В Пюхтицах).

РАДУШНАЯ. См. Шестикрылая душа.

РАЗБИТАЯ
И  я поплыл... Но что я видел На  том желанном берегу, Как  запылал, возненавидел, – Пересказать я не могу. И  вот, с разбитою душою, Мечту  отбросивши свою, Я  перед дверью роковою В  недоумении стою (А. Н. Апухтин, Деревенские очерки).

РАЗВОРОЖЁННАЯ
Но будь покойна только ты, А я, на горе обречённый, Я оставляю все мечты Моей души разворожённой... (Д. В. Давыдов, Романс).

РАЗВЯЗАННАЯ
Так и уйду с душою нерассказанной, С недвижною улыбкой на губах. И лягу на лугу в простых цветах, Ромашках, маках, васильках, Всё улыбаясь, вознесусь душой развязанной, А на цветах останется мой прах (Сергей Городецкий, «Так и уйду с душою нерассказанной…»).

РАЗГУЛЬНАЯ
[Елецкой:] И я, как вы, отвержен светом, И мне враждебен сердца глас... Не распадётся, верь мне в этом, Цепь, сопрягающая нас. Когда с цыганкой молодою Судьба Елецкого свела, Своей разгульною душою Она мила ему была (Е. А. Баратынский, Наложница).

РАЗДВОЁННАЯ
С душою, раздвоённой, как копыто, / обеим чужероден я отчизнам – еврей, где гоношат антисемиты, / и русский, где грешат сионанизмом (Игорь Губерман, Гарики на каждый день).

РАЗДРАЖЁННАЯ
Душе раздражённой и груди больной Понятны и слёзы, и стоны. Про иву, про иву зелёную спой, Про иву сестры Дездемоны (А. А. Фет,  «Я болен, Офелия, милый мой друг!..»).

РАЗДРАЖИТЕЛЬНАЯ
Нельзя винить Петра Иваныча, что он не заметил Наденьки с первого раза. Она была не красавица и не приковывала к себе мгновенно внимания. Но если кто пристально вглядывался в её черты, тот долго не сводил с неё глаз. Её физиономия редко оставалась две минуты покойною. Мысли и разнородные ощущения до крайности впечатлительной и раздражительной души её беспрестанно сменялись одни другими, и оттенки этих ощущений сливались в удивительной игре, придавая лицу её ежеминутно новое и неожиданное выражение (И. А. Гончаров, Обыкновенная история).

РАЗМЯГЧЁННАЯ
Баня эта, как, собственно, все почти общественные бани, была, конечно, суррогатом по сравнению с настоящей русской баней, так сказать, кастрюлей-скороваркой на городской плите в сравнении с котелком ухи на костре, когда костёр горит на берегу реки, когда даже зудение комаров – музыка, когда размягчённая душа позволяет расслабиться телу: лежишь разморенный, кажется, что все силы тебя покинули, а на самом деле они именно в такие часы копятся для новых битв и свершений (Владимир Крупин, Дети кочегара).

РАЗНЕЖЕННАЯ
Ты, девушка-дитя! Потом, ; влюблённой Разнеженной душою, ; о, могла ль Ты вспомнить смутно, хоть на миг ; тот сонный Сад, и цветущий август, и печаль? Глубоко-тихого не стало ль жаль ; И тихого, и горького мгновенья? Быть может, нет. И отошёл я вдаль ; На грани ночи и самозабвенья (Ю. Н. Верховский, Созвездие).

РАЗОЧАРОВАННАЯ
– Вон отсюда! – завопил прапорщик, швырнув на пол весь свой товар, и исчез уж «навсегда». В то время как в разочарованную душу прапорщика врывались терзающие мысли о том, отчего судьба не дала ему более широкой дороги, где бы он, не печалясь, как теперь, о трехдневном отсутствии водки, мог бы безмятежно покоиться под титулом штабс-капитана, разъезжать на рысаках, звонко покрикивать «пошёл», обладать первой в Москве камелией, совершая все это на вдовьи капиталы купчихи Рыдаевой, – в эти плачевные минуты прапорщичьего негодования на судьбу, лишившую его всех только что изображенных благ, старьевщик с присказками и прибаутками валил в мешок всё достояние мещанки Слёзовой, вместе с старьем навеки погребая в этом же мешке и все её воспоминания, все прошлые скорби (Г. И. Успенский, Столичная беднота).

РАЗУМНАЯ
Бессмертный дух, дарованный человеку, его разумная душа, его тело, с несравненнейшим искусством сооружённое к царственному зданию, и его различные силы суть такие вещи, которые безмерно важны и трудны для рассмотрения посредственно рачительного (Н. И. Новиков, О достоинстве человека в отношениях к Богу и миру). Признак разумной души, когда человек погружает ум внутрь себя и имеет делание в сердце. Тогда благодать Божия приосеняет его, и он бывает в мирном устроении, а посредством сего и в премирном: в мирном, т. е. с совестью благою, в премирном же, ибо ум созерцает в себе благодать Св. Духа, по слову Божию: в мирe мeсто Его (Пс. 75, 3). (Духовные наставления св. саровского старца о. Серафима). Единым соборным дыханьем Возносятся звуки молитв. Когда всё вокруг опустело И прошлое – тающий лёд, Сюда неразумное тело Разумную душу ведёт (Валентина Поликанина, «Есть сила в свечном полыханье…»).

РАНЕНАЯ
Сидевших в тюрьме, ссыльных, пересыльных, бродяг и каторжанцев, всякого разного люду с запутанной биографией дополна водилось в нашем селе, но переживал из-за тюрьмы один дядя Левонтий. Да и тётка Васеня добавляла горечи в его раненую душу, обзывая под горячую руку «рестантом». – Да будет тебе, будет! – увещевала мужа Васеня, залитого слезами с головы до ног. – Ну, мало ли чё? Отсидел и отсидел, больше не попадайся… (Виктор Астафьев, Последний поклон). Не бесплодно стремленье души обречённой и раненой! Мой собрат небывалый продолжит прыжок мой над пропастью. Неспроста, о Мерани, не зря, не впустую. Мерани мой, Мы полёт затевали, гнушаясь расчётом и робостью! (Белла Ахмадулина, Мерани).

РАНИМАЯ
– Что ж, я, пожалуй, домой пойду, – сказал Мадьяров. Марья Ивановна сказала: – Вы меня очень огорчите. Ведь вы знаете его доброту. Он всю ночь будет мучиться. Она стала объяснять, что у Петра Лаврентьевича  ранимая  душа,  что  он много пережил, его в тридцать седьмом году вызывали на  жестокие  допросы, после этого он провел четыре месяца в нервной клинике (Василий Гроссман, Жизнь и судьба).

РАСКОЛОТАЯ
В чём смысл неожиданной слабости, с которой Русь сдалась Батыю, и не от татарского ли ига родилось самодержавие? А потом – сдача прогрессивным идеям, обещавшим ещё большую силу, покорность неистовым хирургам – и каждый раз новые победы и расширение империи? И каждый раз возникновение ещё более могучего государства, ещё на шаг ближе к Третьему Риму? И вперекор всему этому – крохи подлинного христианства, порывы к Святому Духу, иконы XIV – XV веков, страницы Достоевского и Толстого... Расколотая душа... Вечно между идеалом Мадонны и идеалом содомским. Русская удаль в бою. Русский разгул в погроме (Г. С. Померанц, Записки гадкого утёнка).

РАСКРЕПОЩЁННАЯ. См. Безбрежная душа.

РАСКРЫТАЯ
Я и услышу, и пойму, А всё-таки молчи. Будь верен сердцу своему, Храни его ключи. Я пониманьем – оскорблю, Не оттого, что не люблю, А оттого, что скорбь – твоя, А я не ты, и ты не я. И пусть другой не перейдёт Невидимый порог. Душа раскрытая – умрёт, Как сорванный цветок (З. Н. Гиппиус, Напрасно). Стучит мороз в обочья Натопленной избы... Не лечь мне этой ночью Перед лицом судьбы! В луче луны высокой Торчок карандаша... ...Легко ложится в строку Раскрытая душа...  (Сергей Клычков, «Стучит мороз в обочья …»).

РАСПАХНУТАЯ
Несёт его [грача] цветения волна, Зовёт весны испить – и до пьяна! Так пей же, пей, крестьянский добрый птах, И я с тобой – ах, сладость на губах! Медово льётся жаркий чудо-май – Распахнутую душу подставляй! (Наталья Советная, «А день румяный, словно пропечён...»).

РАСПЛЫВЧАТАЯ
Отец был мягкая, расплывчатая душа, немножко фантазер, беспечный и легкомысленный; у него не было пристрастия ни к деньгам, ни к почету, ни к власти: он говорил, что рабочему человеку некогда разбирать праздники и ходить в церковь; и если б не жена, то он, пожалуй, никогда бы не говел и в пост ел бы скоромное (А. П. Чехов, Бабье царство).

РАСПОЛОЖЕННАЯ К ДОБРУ
Чьё воображение не уносилось к баснословным, героическим временам? Кто не плакал, сочувствуя высокому и прекрасному? Если найдётся такой человек, пусть он бросит камень в меня – я ему не завидую. Я краснею за свои юношеские мечты, но чту их: они залог чистоты сердца, признак души благородной, расположенной к добру (И. А. Гончаров, Обыкновенная история).

РАСПОСТЫЛАЯ
Конста отмалчивался и только лукаво подмигивал Зине на мать. – Что моргаешь-то: распостылая душа? – горячилась Матрена. – Вон кузнецы-то трещат, – сигналы дают: осень глядит на дворе. Не слышишь? – Пусть их трещат, стучат, – улыбалась Зина. – Я теперь их не боюсь (А. В. Амфитеатров, Княжна).

РАСПУТНАЯ
Душонка. – Больше ничего, как прикажите падало прибрать, – отчётливо произнёс солдат. Раздались негодующие восклицания женщин, столпившихся за спиною Струкова… Алексей Васильевич ничего не понял. – То есть как… падало? – спросил он. – Апроськино тело, вашевскародие, – с прежней отчетливостью пояснил Максим. – Но за что же? За что, несчастный ты человек? – вырвалось у Струкова болезненным стоном. – Потому, нет моего согласья ейную распутную душонку покрывать. Я присягу примал. «Злодей ты окаянный!.. Кровь пролил, да ещё кочевряжится, рябой чёрт!.. Расстрелять тебя мало, подлая твоя душа!» – послышалось из толпы (А. И. Эртель, Карьера Струкова).

РАССЕЯННАЯ
Что в дружбе ветреной, в любви однообразной И в ощущениях слепых Души рассеянной и праздной? (Е. А. Баратынский, «Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам…»).

РАССТРОЕННАЯ
[Екатерина:] Твой смятенный взор Мне кажет ясно смутное волненье Расстроенной души – и дружний взгляд Проникнуть в грудь твою никак не смеет (Н. В. Станкевич, Василий Шуйский).

РАСТЕРЗАННАЯ
Хотя с младенчества внимая гласу чести,  Душ мелких ремесло я видел в низкой лести, Но, угнетаемый жестокою судьбой,  И я к ней прибегал с растерзанной душой; И я в стихах своих назвал того Катоном, Кто пресмыкается, как низкий раб, пред троном (К. Ф. Рылеев, Путь к счастию). Над ручьём старик сидел, На ручей старик глядел: Дряхлый, одинокий.  Он растерзанной душой За бегущею волной Нёсся в край далёкий! (В. К. Кюхельбекер, Ручей). Как ловит растерзанная Душа его звуки!  И, сладко утешенная,  На миг забыв муки, На небо не жалуется! (А. А. Дельвиг, Жаворонок). – Вот хоть мы с тобой – чем не порядочные? Граф, если уж о нём зашла речь, тоже порядочный человек; да мало ли? У всех есть что-нибудь дурное... а не всё дурно и не все дурны. – Все, все! – решительно сказал Александр. – А ты?  – Я? я по крайней мере унесу из толпы разбитое, но чистое от низостей сердце, душу растерзанную, но без упрёка во лжи, в притворстве, в измене, не заражусь... (И. А. Гончаров, Обыкновенная история).

РАСТЕРЗАННАЯ УНЫНЬЕМ
С душой, растерзанной уныньем, Я перед ней с мольбой стою… Услышь, Святая Евфросинья, Молитву скромную мою (Пётр Буганов, Пред Евфросиньей…).

РАСТРОГАННАЯ
Но вечереет день, уж солнце за горами И сумрак стелется; мы тихою стопой Идём, задумавшись, с растроганной душой, Спокойны, счастливы (Д. В. Давыдов, Договоры).

РАСХИЩЕННАЯ
Я стою у окна в серебреющее повечерье И смотрю из него на использованные поля, Где солома от убранной ржи ощетинила перья, И насторожилась заморозками пустая земля. Ничего! – ни от вас, лепестки белых яблонек детства,
Ни от вас, кружевные гондолы утонченных чувств. Я растратил свой дар – мне вручённое Богом наследство – Обнищал, приутих и душою расхищенной пуст (Игорь Северянин, Серебряная соната).

РАСЦВЕТШАЯ
Но настал этот день светозарный, Солнце счастья взошло над тобой, И за яркость весны благодарный, Просиял ты расцветшей душой (К. Р. [Константин Романов], Жениху).

РЕАЛЬНАЯ
Когда мы глядим  на тело усопшего, мы  видим не просто сброшенную одежду, как многие стараются убедить себя, по крайней мере на словах,  чтобы утешиться, чтобы загладить  горе.  Тело не одежда, и мы не просто сбрасываем его.  Это тело столь же реально, как реален весь  человек, как  реальна душа.  Только  в  единстве  тела  и  души  мы  являемся  полным человеком (митрополит Сурожский Антоний, Жизнь).

РЕБЯЧЕСКАЯ
Любовь кричит: как поступить? Переступить или вернуться? Переступить или вернуться? И решено переступить! Как пламя яркого огня, Непотухающего вечно, Ты мне нужна не для меня, Нужна ты истине сердечной. Когда-то у родных полей Я тайну о тебе подслушал. Напев о красоте твоей Запал в ребяческую душу (Василий Фёдоров, Любовь кричит: как поступить?..). Душонка. Я помню ещё до сих пор, с каким страхом и трепетом я, рыдая, просил однажды прощения у Бога за то, что, по уверению старшей моей сестры, оскорбил Его, отозвавшись ей, не помню в каких выражениях, о замеченном мною вкусе причастия Св. Тайн после приобщения. Как ни внешне было мое богопочитание, но оно, несомненно, наполняло мою ребяческую душонку священным трепетом, шедшим из глубины её самой (Н. И. Пирогов, Дневник старого врача).

РЕБЯЧЬЯ
В ребячьей душе всё хрустально-тонко, Разрушим – вовеки не соберём. И день, когда мы избили ребёнка, Пусть станет позорнейшим нашим днём! (Эдуард Асадов, Не бейте детей!).

РЕВНИВАЯ
При звуках труб с мечтой женолюбивой Я мысль мою о славе сопрягал;  На пир вражды летел душой ревнивой И мир любви в душе благословлял (В. Г. Бенедиктов, К очаровательнице).

РЕЗВАЯ
Божественная, милая девушка! и ты погибла, погибла без возврата... один удар – и свежий цветок склонил голову!.. твое слабое сердце, как нить истлевшая – разорвалось... Ни одно рыдание, ни одно слово мира и любви не усладило отлета души твоей, резвой, чистой, как радужный мотылёк, невинной, как первый вздох младенца... грозные лица окружали твое сырое смертное ложе, проклятие было твоим надгробным словом!.. (М. Ю. Лермонтов, Вадим).

РЕТРОГРАДНАЯ
 – Я тебе книжки ихние покажу: всё у них потому, что «среда заела», – и ничего больше! Любимая фраза! Отсюда прямо, что если общество устроить нормально, то разом и все преступления исчезнут, так как не для чего будет протестовать, и все в один миг станут праведными. … Оттого-то они так инстинктивно и не любят историю: «безобразия одни в ней да глупости» – и всё одною только глупостью объясняется! Оттого так и не любят живого процесса жизни: не надо живой души! Живая душа жизни потребует, живая душа не послушается механики, живая душа подозрительна, живая душа ретроградна! А тут хоть и мертвечинкой припахивает, из каучука сделать можно, – зато не живая, зато без воли, зато рабская, не взбунтуется! (Ф. М. Достоевский, Преступление и наказание).

РЖАВАЯ
Когда мы встретились с тобой, Я был больной, с душою ржавой. Сестра, суждённая судьбой, Весь мир казался мне Варшавой! Я помню: днём я был «поэт», А ночью (призрак жизни вольной!) – Над чёрной Вислой – чёрный бред… (А. А. Блок, «Когда мы встретились с тобой. . .»).

РОБКАЯ
Скоро прошёл короткий зимний день, и ночная темнота, ранее обыкновенного наступавшая в возке, опять нагнала страхи и печальные предчувствия на мою робкую душу, и, к сожалению, опять недаром (С. Т. Аксаков, Детские годы Багрова-внука). К тебе, о робкое светило, Стремится робкая душа, С тобой блаженствуя уныло, Тоскою праздною дыша! (К. С. Аксаков, Луна и солнце). Каждую ночь стала Алёна из гроба шататься к нему. Напрасно Волкодав творил заклинанья, молитвы, ездил к знахарям. Напрасно и кол осиновый вбил в её могилу. Как только надвигалась ночь, громадный Волкодав делался сам не свой, судорожно щёлкал зубами и дико поводил глазами. Робкая душа в этом большом теле только тогда нашла успокоение, когда Волкодав покаялся попу и по его совету чистосердечно заявил следователю о своём преступлении. Алену отрыли, проанатомировали, а Волкодава судили, приговорили, и так и исчез он навсегда по пути этапов, тюрьмы, каторги (Н. Г. Гарин-Михайловский, Деревенские панорамы). А если грусть, печаль и огорченье Твоей владеют робкою душой, Тогда тебе твержу я в утешенье:  Христос с тобой! (К. Р. [Константин Романов], «Когда, провидя близкую разлуку!..»).

РОДИМАЯ
Пошлёшь тоске проклятие – И марш с двора чуть свет,  На рынке есть занятие,  И дружба и совет: Гуляй, душа родимая! Зальёшь глаза вином,  И грязь непроходимая, И пропасть – нипочём (И. С. Никитин, Исповедь).

РОДНАЯ
Он в мире одинок, уж нет души родной (А. С. Пушкин, Осгар). Гляжу на будущность с боязнью, Гляжу на прошлое с тоской И, как преступник перед казнью, Ищу кругом души родной… (М. Ю. Лермонтов, «Гляжу на будущность с боязнью…»). Любовь, любовь – гласит преданье – Союз души с душой родной, Их съединенье, сочетанье,  И роковое их слиянье, И поединок роковой (Ф. И. Тютчев, Предопределение). О, даже и теперь я счастия слезами Ответил бы на зов души твоей родной И, как послушный раб, опять, гремя цепями, Не зная сам куда, побрел бы за тобой... (А. Н. Апухтин, Из бумаг прокурора). Он с нами – навсегда: душа его родная, Все наши тягости, сомненья, муки зная, Нам издали дарит свой грустный тихий свет, Как тихая звезда над мутными волнами… (Т. Л. Щепкина-Куперник, У могилы А. П. Чехова).

РОДСТВЕННАЯ
Когда, насытившись весельем шумным света, Я жизнью умственной вполне хочу пожить, И просится душа, мечтою разогрета, Среди душ родственных свободно погостить,– К приюту тихому беседы просвещенной, К жилищу светлых дум дорогу знаю я И радостно спешу к семье благословенной, Где дружеский приём радушно ждёт меня  (Е. П. Ростопчина, Где мне хорошо). Я полюбил. Мечтою чистой Отрадно оживил я грудь. Моя любовь – цветок душистый, И сладок с ним мой трудный путь. Быть может, родственной душою, Дитя, меня пленила ты, – И вот, как летом под грозою Льют слаще запах свой цветы, В душе, встревоженной тоскою, Теснятся дивные мечты (Ф. К. Сологуб, «Я полюбил. Мечтою чистой…»). – Пьяненький был [Николай], бахвалился, чего трезвый никогда себе не позволял, бывал до застенчивости трогательно скромен, когда сочинялось и работалось, нежным, податливым становился, норовил к родственной душе прилепиться, чтобы послушали его, похвалили, обогрели ответной нежностью и любовью (Виктор Астафьев, Затеси).

РОМАНТИЧЕСКАЯ
– Возьми одно: с самого начала она мечтала только о чём-то вроде неба на земле и об ангелах, влюбилась беззаветно, поверила безгранично и, я уверен, с ума сошла потом не оттого, что он её разлюбил и бросил, а оттого, что в нём она обманулась, что он способен был её обмануть и бросить; оттого, что её ангел превратился в грязь, оплевал и унизил её. её романтическая и безумная душа не вынесла этого превращения (Ф. М. Достоевский, Униженные и оскорблённые).  –  Видать тебя –  бывалый. –  Вот я и приметил тебя на камне, –  заговорил Белявский, очевидно, вполне довольный началом знакомства с Гелей. –  Думаю, да кто же так трогательно провожает теплоход? Не иначе –  романтическая душа. Мне надо бы к пристани, а я сюда... (М. С. Бубеннов, Стремнина).

РОПЧУЩАЯ
Твоей мятущейся и ропщущей души Смири бесплодный гнев и тщетные волненья; И злобных песен ряд спокойно заверши Во область мирных дум полётом вдохновенья (А. М. Жемчужников, Голоса).

РУССКАЯ
– Нет, братцы, так любить, как русская душа, – любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе, а... – сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: – Нет, так любить никто не может! (Н. В. Гоголь, Тарас Бульба).
Но вот неслышно, лёгкою стопою Подходит женщина к кровати бедняка. То Русская и с русскою душою, Так и влечёт её проведать земляка (К. Р. [Константин Романов], «Больной матрос. В чужом порту, в больнице…»). Русская   душа   хочет  священной общественности, богоизбранной власти  (Н. А. Бердяев, Судьба России). Тем и жизнь была мне хороша, Что, томясь, как птица, синей далью, Русская жила во мне душа Радостью и песенной печалью (Вс. А. Рождественский, «Сердце, неуёмный бубенец...»). Веет чем-то родным и древним От просторов моей земли. В снежном море плывут деревни, Словно дальние корабли. По тропинке шагая узкой, Повторяю – который раз! – «Хорошо, что с душою русской И на русской земле родилась!» (Юлия Друнина, «Веет чем-то родным и древним …»). Для любви большой кордонов нету, Виз не нужно для любви большой. Полюбила русского поэта Парижанка с русскою душой (Анатолий Бесперстых, Высокая любовь).

РЫЦАРСКАЯ
– Екатерина Павловна оказывается особой с рыцарской душой, – заговорила М. А. Маркович. – Скажите, пожалуйста, кто это нынче с таким самоотвержением защищает своих близких? (Е. Н. Водовозова, На заре жизни).

 

САМОЛЮБИВАЯ
«Что будет, то будет!» - думала я, дрожа, как в лихорадке. Положим,  если  бы  я  провалилась, мне дали бы переэкзаменовку, но что должна  была  перечувствовать  моя  душа,  самолюбивая маленькая душа гордой девочки? (Л. А. Чарская,   Записки институтки). Под каким ужасающим, остерегающим перстом ходим, но почто неймется нам, грешим и в блуде погрязли? Почто творим худое и сами себя пытаемся испепелить? Ужас и страх геенны огненной уже не пугают нашу самолюбивую душу. К страху привыкли, как привыкают к заношенным одеждам, и лишь любовное слово жалости и сострадания всегда внове…  (Владимир Личутин, Любостай). Душонка. –  Речь  твоя дерзка, и была бы достойна наказания;  по  я тебе прощаю: ты  молод и  цены ещё  не знаешь ни словам, ни людям.  Не  так говорил ты со мной бывало, когда  без  моей помощи  приходилось  тебе хоть  шею  совать  в   петлю.  Но теперь  всё  это забыто, потому что холодный приём  девушки раздражил  твою самолюбивую душонку. Изволит  пропадать  по целым   месяцам,  творит  неведомо  с  кем  неведомо  какие проказы,  а  я  за него терпи и не ходи, куда мне  хочется. Нет,   сударь; буду ходить к старухе, хоть бы  тебе  одному назло.  Притом у меня есть и другие причины: не  стану   таить их – знай,  Вера влюблена в меня (В. П. Титов, Уединённый домик на Васильевском).

САМООПРЕДЕЛЯЮЩАЯ
 Мопассан говорит: «Всё, что нас окружает, всё, что мы замечаем, не глядя, всё, что задеваем, сами того не сознавая, трогаем, не ощупывая ,– всё это имеет над нами, над нашими органами, а через них и над нашими мыслями, над самым нашим сердцем – быстрое, изумительное и необъяснимое действие»... Разве это не страшно и разве это не правда? – взволнованно спросил Токарев.– Человек был ещё свободен, когда он эти силы олицетворял в существах, стоящих вне его,– с ними по крайней мере можно было бороться, против них стояла свободная, самоопределяющая душа человека. А теперь все эти существа переселились внутрь его, в его мозг, в сердце и кровь... И что теперь ждёт человека? (В. В. Вересаев, На повороте).

САМООТВЕРЖЕННАЯ
– Знаю, знаю, что хочешь сказать ты, знаю твою благодарную, благородную, самоотверженную душу, но все это не освобождает меня от должной признательности... Такая услуга, которую оказал ты мне, не забывается и даже, увы! не может быть вознаградима: за дарованную жизнь платят жизнью... (Н. Э. Гейнце, Малюта Скуратов). «Так  вот отчего! Вот отчего! – говорил внутренний голос в душе княжны Марьи.  – Нет, я  не один этот весёлый, добрый и открытый взгляд,  не  одну  красивую  внешность  полюбила в  нём;  я угадала  его благородную,  твёрдую, самоотверженную  душу, – говорила она себе.  –  Да, он  теперь  беден, а я богата... Да, только от этого... Да, если б этого  не  было...» (Л. Н. Толстой, Война и мир). – Ия! Иечка! Как ты рисковала собою! – могла только пролепетать потрясённая девочка. – Вы правы, дитя моё, ваша сестра рисковала собственной жизнью и здоровьем ради спасения Зюнгейки, – торжественно произнесла Лидия Павловна и, обращаясь ко всем пансионеркам, добавила: – С этих пор, дети, вы должны ещё больше ценить вашу молодую наставницу, её светлую, самоотверженную душу, её на редкость благородное сердце (Л. А. Чарская,   Ради семьи).

СВЕЖАЯ
Среди земных сует и бедствий и волнений Внезапная тоска тебя тревожит, гений;  Но, жизненный ярем по терниям влача, Душа твоя сильна, свежа и горяча, И есть тебе приют от жизни сей презренной: Туда уходишь ты, младой и вдохновенный,  Земных страстей с тебя спадает чешуя – И мчишься в небо ты, небесное дитя (Л. А. Якубович, Гений). Юноша с свежей душой выступает на поприще жизни, Полный пылающих дум, дерзостный в гордых мечтах; С миром бороться готов и сразить и судьбу и печали! Но, безмолвные, ждут скука и время его (В. К. Кюхельбекер, Жизнь). Невинность? О! в этом Березовский был уверен. В немногих звуках рокового речитатива она сказала Березовскому, так тайно, что никто более не слышал, всю чистоту души свежей, в пении её господствовало спокойствие совести, в лице... вот лица-то он и не успел рассмотреть; это обстоятельство возбудило в нём досаду, он решился удовлетворить своему любопытству; было ещё не поздно, Березовский схватил шляпу и ушёл... (Н. В. Кукольник, Максим Созонтович Березовский).

СВЕТЛАЯ
И ты, поэт с прекрасною душой, С душою светлою, как луч денницы, Был тут, – и я на ваш союз святой, Далёко от людей докучливой станицы, Смотрел, не знал, что делалось со мной, – И вот слеза пробилась на ресницы (Н. П. Огарёв, «Я видел вас, пришельцы дальних стран…»). Мой день ясен; и столь же ясны, как он, все грядущие дни, ровной и светлой чередою плывущие ко мне навстречу. Ко мне не ворвётся корыстный убийца, меня не раздавит шальной автомобиль, на меня не свалится болезнь ребёнка, ко мне не подкрадётся из темноты жестокое предательство – моя мысль свободна, мое сердце спокойно, моя душа ясна и светла (Л. Н. Андреев, Мои записки). После труда у человека душа светлая (Михаил Анчаров, Самшитовый лес). Мы боимся встретиться со своим настоящим лицом, но в снах не уйдёшь от себя. Разум выходит из-под контроля верного сторожа – рас¬судка – и парит над бездной, сбросив броню повседневных забот. Может, и хорошо, что сны забываются, ведь в самой светлой душе скрыты кипящие котлы ада (Григорий Григорьев, Люди как люди). На небе луна –  / золотое яйцо – Улыбкою ясной / мне брызжет в лицо И в душу, чтоб стала  / светла и чиста… Такая улыбка  была у Христа! (Анатолий Бесперстых, Перед пасхальным утром).

СВЕТЛО-БЛАЖЕННАЯ
Всё верит: чудо совершится,  Воскреснет жизнь – и в этом цель. Мир лучезарно возродится, –  Ведь снова царствует апрель. Лишь ты одна во всей вселенной, Весну сознаньем заглуша, Не можешь быть светло-блаженной, Порабощённая душа (В. В. Гофман, Апрель).

СВЕТОНОСНАЯ
Милая, милая невеста! Что чувствовал и сколько чувствовал я неделю тому назад? Каждая минута, секунда была полна, длинна, не терялась, как эта обычная стая часов, дней, месяцев – о как тогда грудь мешала душе, эта душа была светоносна, она хотела порвать грудь, чтоб озарить тебя. . . (А. И. Герцен, Письмо К. А. Захарьиной, 9 – 12 марта 1838 г.).

СВИРЕПАЯ
Я cтpогой матepи твоeй cтpашуcя взоpа, Cтрашуcя Аpгуcа c cвиpепою душой, Котоpый златом обольщённый, Мне позволяет быть c тобой (В. Л. Пушкин, «Cокpоeмcя, мой дpуг, от cолнечных лучeй…»).

СВОБОДНАЯ
И мир не увидит холодный Ни желанье, ни грусть, ни мечты  Души молодой и свободной, С тех пор как не видишь их ты. Но если бы я возвратился Ко дням позабытых тревог, Вновь так же страдать я б решился И любить бы иначе не мог (М. Ю. Лермонтов, Арфа). Никого! Ничего! Даже сна нет в постели холодной, Только маятник грубо-насмешливо меряет время. Оторвись же от тусклой свечи ты душою свободной! Или тянет к земле роковое, тяжёлое бремя? (А. А. Фет,  «Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури…»). Оттуда светит луч холодный, Сияет купол золотой, Доступный лишь душе свободной, Не омраченной суетой (А. А. Блок, «В те дни, когда душа трепещет…»). Когда сомненье не связует Полёта творческой мечты, Душа свободная рисует Свободно облик красоты (К. Н. Льдов, «Я верю в тайны сновидений...»).

СВОБОДНО-ОДИНОКАЯ
Живу, со мною мир великий чуждый скуки, Неистощимые сокровища науки, Запасы чистого привольного труда И мыслей творческих, нетяжких никогда! Как сладостно душе свободно-одинокой Героя своего обдумывать! (Н. М. Языков, П. В. Киреевскому).

СВОБОДОЛЮБИВАЯ
Спок покорил наших родителей широтой своей свободолюбивой души, искренней любовью к людям и к детям, своей уникальной личностью, лишённой какого бы то ни было педантизма, занудства или высокомерного нравоучительства (Юрий Азаров, Семейная педагогика).

СВОЛОЧНАЯ
На  приисках  «Достань»  и  «Новом»   ситуация   запутанней.   Летучка, старатели, кобылка –  вся эта приисковая братия, разбавленная тайно  живущими среди них хищниками-головорезами, крайне своевольна. Эту  отпетую  «кобылку» умел держать в  своих  ежовых  рукавицах  лишь  страшилище  рабочих  –   Фома Григорьевич Ездаков. Но он вместе с приставом,  с  фарковым  третий  день  в тайге, на огневых работах. –  Давай нам на расправу Ездакова, сволочную душу, язви его в  ноздрю!.. –  злобно орали приискатели. –  Пока не втопчем  его  каблуками  в  землю,  не пойд1м. Так и хозяину сказывайте, распроязви его в печёнки, в пятки, в рот! (В. Я. Шишков, Угрюм-река).

СВЯТАЯ
Помолись, душа святая, И о странных и чужих,  О тоскующих, далеких, И о добрых, и о злых…  (А. Н. Майков, Альпийская дорога). Всегда страдают, всегда рискуют собой, всегда жертвуют собой лучшие люди. Лучшие – т. е. в духовном плане самые здоровые. Потому дети страдают, потому эти самые невинные страдания происходят, потому, что у них ещё самая чистая, детская, святая душа, которая способна понести на себе или взять на себя те страдания, которые естественно следуют за грехами их родителей, их близких, их родных. Они способны. Почему? Потому, что они лучшие (А. И. Осипов, О страданиях невинных, или За что страдают дети). Зелёная стоит берёзка, разве что чуть приморилась, ужалась в себе. Быть благодатной осени, извещает. Молчит святая душа берёзки, которую язык не поворачивается назвать бобылкой. Но ласточки уже улетели, в палисаднике моём со стороны солнца окалиной покрылись листья на черемухе. Всё равно быть осени, быть непогоде, всё равно зазимиться и на сей раз за день облететь и погаснуть, но пока стоит, молчит тихая вещунья на голой скале (Виктор Астафьев, Затеси). Святый Душе. Все блага души, т.е. всё, что составляет истинную жизнь, покой и радость души –  от Бога! Опыт. То мне сердце говорит: Ты, Святый Душе, сокровище благих! (праведный Иоанн Кронштадтский, Моя жизнь во Христе).

СВЯЩЕННАЯ
А душа священна, она дана человеку Господом, и человек не смеет её отнимать (Нина Воронель, Без прикрас / Воспоминания).

СЕБЯЛЮБИВАЯ. См. Безнравственная душа.

СЕВЕРНАЯ
Тогда, о Тасс! твой мирный сон нарушу, И твой восторг, полуденный твой жар Прольёт и жизнь и песней сладких дар В холодный ум и в северную душу (Д. В. Веневитинов, Италия).

СЕМЕЙСТВЕННАЯ
О, тот счастлив, кто вас узнает, Кто вас полюбит от души: Он полным сердцем испытает Весь рай семейственной души (П. П. Ершов, В альбом С. П. Жилиной).

СЕНТИМЕНТАЛЬНАЯ
Я стал рассказывать товарищам всякие смешные истории. Учитель  подошёл  и  больно  дернул  меня  за  ухо.  Такого оскорбления моя сентиментальная   душа  вынести  не  могла (Леонид Утёсов, «Спасибо, сердце!»).

СЕРДЕЧНАЯ
– Нет, я тебя, Андрей, не упрекаю. Зачем упрёк? Да в нём ли суть сейчас?! Ошибка? Я ошибки понимаю, Но тут всё было хуже во сто раз! Речь шла не просто про меня с тобою И не про то, кто жестче, кто нежней Нас было трое, слышишь, Громов, трое! И третьему ты был всего нужней! Не ты встречал тогда его с цветами, А Варя, друг... сердечная душа! Не ты сидел бессонными ночами,  Склонившись над кроваткой малыша (Эдуард Асадов, Галина).

СЕРДОБОЛЬНАЯ
Нытьем меня своим пресытили, Ужасное однообразье. Пройди при жизни в победители И вою ей диктуй в приказе. Вертясь, как бес перед заутреней, Перед душою сердобольной, Ты подменял мой голос внутренний. Я больше не хочу. Довольно (Б. Л. Пастернак, Зарево).

 СЕРМЯЖНАЯ
Уйду на небо, стар и седовлас... Войду в его базарные ряды. – Почём, – спрошу, – у Бога нынче квас, У Господа спрошу: – Теперь куды?.. Хочу, чтобы на небе был большак И чтобы по простору большака Брела моя сермяжная душа Блаженного седого дурака (Вениамин Блаженный, «Я не хочу, чтобы меня сожгли…»).

СЖАТАЯ
На голубое небо он смотрел, Следил сребристых облаков отрывки И, с сжатою душой, не смел вздохнуть, Не смел пошевелиться, чтобы этим Не прекратить молчанья; так боялся Он услыхать ответ холодный или Не получить ответа на моленья (М. Ю. Лермонтов, Видение).

СИЛЬНАЯ
Он любил науки для наук, поэзию для поэзии, - редкое качество, истинный признак великого ума и прекрасной, сильной души! (К. Н. Батюшков, Вечер у Кантемира). – Царь получил письмо твоё и тотчас приказал уволить Палея. Ему возвращен Хвастовский полк. Цепи не охладили его крови, и ссылка не усыпила в нём отваги. Сильна душа его – но тело ослабело в страданиях (Ф. В. Булгарин, Мазепа). Иду туда, где скорби нет,  И скорбь несу душою сильной,  И милы мне – приют могильный И цвет могильный, чёрный цвет (В. Г. Бенедиктов, Чёрный цвет). Меняет небо грустный вид И снова, радуясь, синеет. От поруганья и обид – Душа становится сильнее (Валентина Поликанина, «Меняет небо грустный вид…»).

СИРАЯ
Ах! и сердце запрещает Доле жить в земном краю, Где уж друг не услаждает Душу сирую мою (В. А. Жуковский, Ахилл).  Под намокшей курткой билась измученная сирая душа…  (Сергей Довлатов, Заповедник).

СИРОТЛИВАЯ
Взойдёт любовь на вечный срок, Душа не станет сиротлива. Неувядаемый цветок! Неувядаемая нива! (Николай Рубцов, Цветок и нива). Вмиг облетает с человека шелуха покоя и богатства. Тотчас обпачкается его израненная, сиротливая душа… (Сергей Довлатов, Чемодан). Иногда по целым дням я ничего не чувствую, выполняю лишь обязанности мои, и удаётся мне это вполне, так, что муж ни о чём не ведает и не спрашивает меня. Часто отдаю я помощь свою людям в чем могу, а иногда помогаю женщинам при родах, как научилась на земле своей, и это занимает меня. Но стоит мне остаться одной, как сиротливая душа моя напоминает о себе, и плачут ангелы вместе со мной о любви моей, и нет ответа у них на мои вопросы. И продолжаю я жизнь свою с одной лишь надеждой, что когда-нибудь произойдёт чудо и оставит меня печаль моя… (Светлана Башкатова, Невия).

СИЯЮЩАЯ
Душа моя – как полная луна: Холодная и ясная она. На высоте горит себе, горит – И слёз моих она не осушит: И от беды моей не больно ей, И ей невнятен стон моих страстей; А сколько здесь мне довелось страдать – Душе сияющей не стоит знать (Владислав Ходасевич, Душа).

СКВЕРНАЯ
Ни вздор ведь плетёт, приглашая к чинам не чина достойных, но не терпящих праздности. Воистину бо и многоделие и праздность есть суета, но красота сердца есть страна и град спокойствия; скверная же душа есть море мучений  (Григорий Сковорода, Толкование из Плутарха о тишине сердца).  Несчастный день! Позвольте мне отереть слёзы. Я касаюсь начала несчастия милой моей четы, милых моих детей! К батюшке вашему приехал из Москвы один его родственник. Он привёз с собою молодого человека, который был зол, высокомерен и распущен. Безобразное лицо его ясно показывало скверную душу. Не учась никогда и имея короткое обхождение с лакеями, сделался он сущим невеждою и подражателем всех их обыкновенных поступков… (Г. П. Каменев, Софья).

СКВОЗНАЯ
Но только лишь один останусь я в тиши И суетного дня минует гул тревожный,  Смиряется во мне волненье жизни ложной,  Душа, как озеро, прозрачна и сквозна,  И взор я погрузить в  неё могу до дна;  Спокойной мыслию, ничем не возмутимой,  Твой отражаю лик желанный и любимый И ясно вижу глубь, где, как блестящий клад,  Любви моей к тебе сокровища лежат (А. К. Толстой, «Порой, среди забот и жизненного шума...»).
 
СКЛАДНАЯ
Нет, символы, вы ещё слишком ярки для моей тусклой подруги. Вот она, моя старая, моя чужая, моя складная душа. Видите вы этот пустой парусиновый мешок, который вы двадцать раз толкнете ногой, пробираясь по палубе на нос парохода мимо жаркой дверцы с звучной надписью «граманжа» (И. Ф. Анненский, Моя душа).

СКОВАННАЯ
Мне жаль цветов живых По кручам скал; Над бездной тёмной их никто Не отыскал! Жемчужин жаль, что красоту  Таят в волне, И одиноких гордых чувств Так жалко мне! И жалко тающих во мгле Весенних грёз. И жаль без меры жертв людских, Невинных слёз; Желаний скованной души Мне жаль!  (Изабелла Гриневская, Мне жаль).

СКОРБНАЯ
Помощник,  Покровитель мой! Явился  Он ко мне, и я от мук избавлен, Он  Бог мой, словно Он прославлен, И  вознесу Его я скорбною душой (А. Н. Апухтин, Из великого канона). А он – потухшими глазами смотрит в стену, Не слышит говора, не видит голых плеч – Лишь звуки, что бегут одни другим на смену, Сердечную ведут с ним речь. На бедного слепца слетает вдохновенье, И грезит скорбная душа его – к нему Из вечной тьмы плывет и светится сквозь тьму  Одно любимое виденье (Я. П. Полонский, Слепой тапёр). Кто же вздохнул у могилы, Чья облегчается грудь? Скорбную душу помилуй, Господи! Дай отдохнуть (А. А. Блок, «Кто-то вздохнул у могилы…»).

СКОРБЯЩАЯ
И больно, и тяжко от слёз мне твоих, Но если под бурей на жизненном море Скорбящей душе твоей легче от них – Плачь, милая, чаще: выплакивай горе! (В. Г. Бенедиктов, Слёзы и звуки). В груди, трепещущей любовью, Вражда бесплодно говорит, И сердце, обливаясь кровью, Чужою скорбию болит. Не дикий гнев, не жажда мщенья В душе скорбящей разлита – Святое слово всепрощенья Лепечут слабые уста (Н. А. Некрасов, «Зачем насмешливо ревнуешь…»).   Но верь весне. Её промчится гений, Опять теплом и жизнию дыша. Для ясных дней, для новых откровений Переболит скорбящая душа (А. А. Фет, «Учись у них – у дуба, у берёзы…»).

СКРОМНАЯ
Что может быть интереснее первой стычки с неприятелем!.. Человек добр от природы и никакого не имеет расположения, особенно в минуты рассудка, обращать довременно других и себя в землю и лишать скромную душу её покрова; но должно видеть, как скоро наполняется он ожесточением против врага, с каким удовольствием истребляет в нём способность жить! (А. Ф. Вельтман, Странник).

СКРЫТАЯ
Молодая стоит в тёмной и холодной прихожей, возле чуть тёплой печки, греет руки, спину, ждёт, когда скажут – «ужинать!» – и, поджав постаревшие, подсохшие губы, думает... О чём? О Родьке? Брехня всё это, будто она его отравила, брехня! А если отравила... Господи Боже! Если отравила – что должна она чувствовать? Какой могильный камень лежит на её скрытой душе! (И. А. Бунин, Деревня).

СКУДНАЯ
Дал Ты мне молодость трудную. Столько печали в пути. Как же мне душу скудную Богатой Тебе принести? Долгую песню, льстивая, О славе поёт судьба. Господи! я нерадивая, Твоя скупая раба. Ни розою, ни былинкою Не буду в садах Отца. Я дрожу над каждой соринкою, Над каждым словом глупца (Анна Ахматова, «Дал Ты мне молодость трудную …»).

СКУПАЯ
С мороза алая, нежданная, Пришла, взглянула и ушла. Как яблоня благоуханная, Душа скупая расцвела. И опадают ало-белые, Как снег вечерний, лепестки. Хранит ладонь осиротелая Лишь холодок её руки (С. М. Городецкий, «С мороза алая, нежданная...»). Я знаю, годы не проходят даром, Моя душа к любви теперь скупа. Последний луч тускнеющим пожаром На листья жёлтые упал. Уже мне чужды – нежность, умиленье, И, точно воск, могу я совесть мять. Как мне хотелось на одно мгновенье Вечерний свет на листьях задержать! (Рюрик Ивнев, «От чар Его в позорной злобе…»).

СКУЧЛИВАЯ
Могу сказать о своей душе, как одна баба о своей девке: «Она у меня не скучливая». Я чудесно переношу разлуку. Пока человек рядом, я послушно, внимательно и восторженно поглощаюсь им, когда его нет – собой (Марина Цветаева, Дневники).

СКУЧНАЯ
Из  рассказов  вырастал  пожизненный недоброжелатель, да чего там недоброжелатель – враг,  настойчивый,  истовый, как будто причиной была  кровная  месть  или  что-то  в  этом  роде. Вражда выражала себя в постоянных укусах, больших и мелких, видно, скучная душа этого человека утешалась, лишь причиняя неприятности, досаждая Зубру (Даниил Гранин, Зубр).

СЛАБАЯ
Стыд, совесть – слабых душ тревога! Нет добродетели! нет Бога! (Г. Р. Державин, Вельможа).  О, если б знал я наперёд, Когда мой смертный час придёт, И знал, что тихо, без терзанья,  Я кончу путь существованья, – Я жил бы легче и смелей, Страдал и плакал веселей, Не только б жизнь мою злословил,  И постепенно бы готовил Я душу слабую к концу, Как деву к брачному венцу (В. Г. Бенедиктов, О, если б). Но и моя душа бывает слабой, Мне есть умолкнуть перед чем (С. М. Городецкий, Волк). Слабая душа, вечно противящаяся  «здравому  смыслу» (во имя нездорового смысла), потеряет и то, что имела. (Лучше ничего не иметь, чем иметь хлыстик вместо бича.) (А. А. Блок, Религия и мистика).

СЛАВНАЯ
 Я приближаюсь к древнему Истеру, преобразованному временем и потомками турков в Кистенджи. Там был добрый мой приятель П . П. Л., человек с славною душой и приветливым сердцем (А. Ф. Вельтман, Странник). Какой-то чудный-чудный, тихий звон, оставшийся, наверно, как память об этом пении, как золотой неотразимый отзвук её славной души. Она тогда исполнила, как мне теперь известно, арию Земфиры: «Режь меня, жги меня! Я другого люблю!» (Николай Рубцов, Старшая сестра).

СЛАВЯНСКАЯ
Письменными и прочими памятниками Суходол не богаче любого улуса в башкирской степи. Их на Руси заменяет предание. А предание да песня – отрава для славянской души!  (И. А. Бунин, Суходол). Изредка доносились слухи о скандалах, которые время от времени учинял русский поэт в Париже, Берлине, Нью-Йорке, о публичных драках с эксцентричной американкой, что создало на Западе громадную рекламу бесшабашному крестьянскому сыну, рубахе-парню, красавцу и драчуну с загадочной славянской душой (В. П. Катаев, Алмазный мой венец).

СЛЕПАЯ
Давным-давно простился я со счастьем, Желательным слепой душе моей! Лишь вслед ему с унылым сладострастьем Гляжу я вдоль моих минувших дней (Е. А. Баратынский, Элегия. «Нет, не бывать тому, что было прежде!»). Она услышала весёлый смех, доносящийся с пляжа, и её слепая душа потянулась туда, не в силах соединить и сопоставить страдание близкого человека с этим взрывом веселья и правильно выбрать свое место между ними (Фазиль Искандер, Морской скорпион). Может, чуяла, душа слепа ли, Что сыны твои на фронте пали. Что помощник первый твой, Твой старший, Хоть немногим –  Но известным ставший...Только бы вернулся... Есть ли чудо? Разве возвращался кто оттуда?.. (Дмитрий Ковалёв, Памяти отца).
 
СЛОЖНАЯ
Э к и п а ж е в. Позвольте! Что же это делается! Все Парасюки, один я не Парасюк. Мерси! Господа... Подождите... У меня что-то не того... У меня душа как у Гамлета... она разорвана на две части... Великая, сложная душа русской интеллигенции... С одной стороны Парасюк, но не Эжен, а с другой стороны – Эжен, но не Парасюк. Извините, я схожу с ума. Парасюк! О-о-о! В глазах рябит от Парасюков!  (В. П. Катаев, Миллион терзаний). Боюсь, что наших сложных душ структура – / всего лишь огородная культура; / не зря же от учёных урожая / прекрасно добивались, их сажая  (Игорь Губерман, Гарики на каждый день).

СМЕЛАЯ
Лицо  Нины  бледнело  всё  больше  и  больше.  На  матово-белом  лбу её выступили  крупные  капли  пота.  Она  продолжала  хранить упорное молчание. Только   глаза   её   разгорались   всё   ярче  и  ярче,  эти  милые  глаза, свидетельствующие  о  душевной  буре,  происходившей  в чуткой и смелой душе княжны...  (Л. А. Чарская,   Записки институтки). Все считали его увальнем и лентяем, не надеялись на него ни в чём, а на поверку оказалось, что жила в нем добрая и смелая душа, готовая ради друзей на любые жертвы…  (Ефим Чеповецкий, Непоседа, Мякиш и Нетак).

СМЕРТНАЯ
Во врата святые Шествуют толпой Митры золотые К службе мировой... И в святыне горней Светится потир – И поник соборне Вещий звёздный клир... И воскресла в Боге,  Лаской звёзд дыша, На земном пороге Смертная душа… (Ю. К. Балтрушайтис, Видение вечера).

СМИРЕННАЯ
И сей листок чрез много дней Напомнит вам певца младого, Который не жил для людей, В стране чужой не пел чужого, Не звал и славы в свой приют И за фортуной быстроногой Мирскою пыльною дорогой Не побежал, хоть все бегут. За то в душе его смиренной Огонь свободы пламенел (Н. М. Языков, Посвящение А. А. Войековой). В душе смиренной уясни Дыханье ночи непорочной И до огней зари восточной Под звёздным пологом усни! (А. А. Фет, «Ты видишь, за спиной косцов…»). Душою кроткой и смиренной В надежде, вере и любви Переносила неизменно Ты все страдания свои (К. Р. [Константин Романов], «Ты в жизни скорби и мучений…»).

СМИРНАЯ
При полном отсутствии злобы и коварства простая и смирная душа Исаака, совершенно чуждая всякой напряжённости, была тем самым не способна к внутренней борьбе и деятельным подвигам. По отношению к Божеству человеческое начало в Исааке было безусловно страдательным. Он как бы не жил сам собою, и вся его жизнь была для него лишь следствием того, что было прежде и выше его. Такое страдательное отношение человека к Божеству является необходимо, как непосредственное продолжение и первое последствие заключенного между ними союза, принесённой жертвы (В. С. Соловьёв, Первоначальные судьбы человечества и теократия праотцев).

СМРАДНАЯ
Ч у м а к о в. Что жалеть тебе смрадную холодную душу, Околевшего медвежонка в тесной берлоге? Знаешь ли ты, что в Оренбурге зарезали Хлопушу? Знаешь ли ты, что Зарубин в Табинском остроге? Наше войско разбито вконец Михельсоном, Калмыки и башкиры удрали к Аральску в Азию. Не с того ли так жалобно Суслики в поле притоптанном стонут, Обрызгивая мёртвые головы, как кленовые листья, грязью? Гибель, гибель стучит по деревням в колотушку (С. А. Есенин, Пугачёв). Душонка. Можно сказать, что скромный и благолепный образ Луки Силыча выражал прекрасную душу супруги своей, а неказистый вид Фёклы Матвеевны был ничем иным, как смрадной душонкой своего богатого мужа: словом, ежели бы самого вывернуть наизнанку (душой наружу) – сам бы стал Фёклой Матвеевной; а коли иначе – Фёкла бы Матвеевна в Луку Силыча превратилась всенепременно; оба были единого лика расколовшимися половинами (Андрей Белый, Серебряный голубь).   

СМУТНАЯ
Сообразно тем видениям, которыми была полна моя смутная душа, я должна была стать ранней распутницей, по я жила в добропорядочной обстановке чинной семьи, много читала, рисовала, слушала музыку – распутница из меня не получилась, я стала старой девой (Анатолий Ким, Белка).

СМУЩЁННАЯ
Князь улыбнулся. – А что? или ты и меня заподозрил в расколе? – Смею ли я, ваше сиятельство? Но... – Причина простая, батька. Сколькими перстами кто крестится – мне всё равно. А миссионерства эти ваши через полицию лишь мутят мужику ум и душу. Мужик же, напуганный, со смущённою душою, не работник ни на себя, ни на меня (А. В. Амфитеатров, Княжна). Вот здесь сапфир бесценный – Святая вера. В мраке дней, В тумане бед, во тьме скорбей Он жарко льёт душе смущённой Отрадный блеск своих лучей (П. П. Ершов, Клад души).    Она не знала того, что знал Берендя, и её жест, в другое бы время принятый как жест любовного заигрыванья, открыл вдруг Беренде всю её смущённую душу, смущённую оттого, что она должна обманывать, и этот жест вдруг точно осветил ему всё его знакомство с Фроськой, все её движения, всю подавленность и забитость её поведения (Н. Г. Гарин-Михайловский, Гимназисты). Слышу умолкнувший звук учёной Чичерина речи, Старца Булгарина тень чую смущённой душой (В. С. Курочкин, Казацкие стихотворения).   Когда тебе грозит болезнь иль горе, Когда укор безжалостный и злой Читаю я в твоём холодном взоре, Я падаю смущённою душой (А. Н. Апухтин, «Ты говоришь: моя душа – загадка…»).

СМЯТЕННАЯ
На небе – празелень, и месяца осколок Омыт, в лазури спит, и ветер чуть дыша, Проходит, и весна, и лёд последний колок, И в сонный входит вихрь смятенная душа… (А. А. Блок, «На небе – празелень, и месяца осколок...»). И рядом с глазами отжившего человека – сверкали глаза начинающего жить и ласкали ангелочка. И для них исчезало настоящее и будущее: и вечно печальный и жалкий отец, и грубая, невыносимая мать, и чёрный мрак обид, жестокостей, унижений и злобствующей тоски. Бесформенны, туманны были мечты Сашки, но тем глубже волновали они его смятенную душу (Л. Н. Андреев, Ангелочек). Ему приятно было говорить о старике Африкане Африкановиче. Ведь он был такой же достопримечательностью города, как памятник дюку де Ришелье или Воронцовский дворец. На миг Колесничук вспомнил гимназию, товарищей, гимназистика Петю Бачея, однажды запоровшегося на уроке истории, когда проходили Древнюю Грецию. Золотистый луч упал в его смятенную душу и наполнил её тёплым светом. На миг он забыл свои невзгоды, ужас своего положения, разлуку с Раисой Львовной, бронзовые векселя…  (В. П. Катаев, Катакомбы).

СНИСХОДИТЕЛЬНАЯ
Без  фуражки и  плаща Сизов потерял что-то  в  своём облике,  зато стал ближе размягченной теперь и ко всему снисходительной душе Добычина. Конечно, здесь он  был  своим человеком,  и  уж  по  всему видел Добычин,  что  это – убеждённый пьяница,  – недаром и такой красноносый, – но и сам решил сегодня несколько разойтись;  так и говорил, чокаясь с капитаном: «Ох, разойдусь!..» (С. Н. Сергеев-Ценский, Преображённая Россия / Валя).

СОБСТВЕННАЯ
В Москву, в Москву!.. В тот город столь знакомый, Где родилась, где вырастала я; Откуда ум, надеждою влекомый, Рвался вперёд, навстречу бытия; Где я постичь, где я узнать старалас  Земную жизнь; где с собственной душой Свыкалась я; где сердце развивалось, Где слёзы первые пролиты были мной! (Е. П. Ростопчина, В Москву!). «Тёмное царство» широко раскинулось в собственной душе Григорьева; борьба с тёмною силой была для него, как для всякого художника (не дилетанта), –  борьбою с самим собой (А. А. Блок, Судьба Аполлона Григорьева).

СОВЕРШЕННАЯ
Душа человека. Такою Она не была никогда. На небо глядела с тоскою, Взволнованна, зла и горда. И вот умирает. Так ясно, Так просто сгорая дотла – Легка, совершенна, прекрасна, Нетленна, блаженна, светла (Георгий Иванов, Душа человека).

СОВЕРШЕННО ОБЛЕГЧЁННАЯ
С совершенно облегчённой душой Маргарита прилетела в спальню, и следом за нею туда же вбежала Наташа, нагружённая вещами. И тотчас все эти вещи, деревянные плечики с платьем, кружевные платки, синие шелковые туфли на распялках и поясок – всё это посыпалось на пол, и Наташа всплеснула освободившимися руками (М. А. Булгаков, Мастер и Маргарита).

СОВЕСТЛИВАЯ
В лицо мне бьёт густой дождь и мокрый ветер дёргает, дёргает за волосы. Но мне тепло от со¬знания, что в ненастье я не один на озере. Скорее всего, это егерь объезжает свои владения. Бесчестный браконьер, хоть и заманчиво, побоится простуды и пожалеет себя. Только долг, который сильнее наживы, пошлёт человека в ненастный выходной оберегать покой братьев наших меньших. Слава Богу, не перевелись на Руси совестливые души! (Григорий Григорьев, Туман и дым).

СОВРЕМЕННАЯ
Рядом с Пеплом возникает образ Наташи; с каким-то грустным юмором в этой намеченной заранее грязным пальцем судьбы жертве Горький очертил нам силуэт «современной души» (И. Ф. Анненский, Книга отражений). Трудно для современной русской души выдумать символ более трепетный и более жуткий, чем Наташа, сестра Василисы Костылёвой. Совершенно как она, и мы все с какой-то трагической наивностью всё ждём (Там же).

СОГЛАСНАЯ
[Василий:] Боже! Почто я слаб?.. Ты долготерпелив! Возьми свои священные перуны, На землю грянь, пожги злодеев племя  И светлый мир согласными душам Воздаст хвалу тебе! (Н. В. Станкевич, Василий Шуйский). Твои созвучья нежны и сладостны, Томленье духа в них просветляется – И льются ясными струнами На душу песни души согласной. Само страданье силою дышит в них, Смятенье стынет – образ изваянный, Мгновенно обретает стройность Мысль, облечённая словом строгим (Ю. Н. Верховский, Рождественскою ночью).

СОЖЖЁННАЯ
Я знаю, меч меня не минет, И кубок твой беру, спеша. Скорей! скорей! пусть пламя хлынет, И крик восторга в небо кинет Моя сожжённая душа (В. Я. Брюсов, Кубок).

СОЗВУЧНАЯ
– И неужели, – спросил с участием Леонин, – неужели никогда в мечтах своих вы не подумали о возможности встретить на земле душу созвучную, сердце братское, человека, который бы с восторгом посвятил вам, вам одной всю жизнь свою и был бы вашим сокрытым провидением, и любил бы вас, как любят маленького ребёнка, и обожал бы вас с благоговением, как обожают существо неземное? (В. А. Соллогуб, Большой свет).

СОЗРЕВАЮЩАЯ
Ты снесёшь друзей обиды, Злую ложь сердечных снов, – И таинственной Изиды Приподымешь ты покров. Бытие поймёшь земное Созревающей душой: Купишь благо дорогое Дорогою ты ценой (К. К. Павлова, Двойная жизнь).

СОЗРЕЛАЯ
Все даны ей упоенья, Блага все даны сполна, Жизни внутренней движенья, Жизни внешней тишина. И в душе, созрелой ныне, Грустный слышится вопрос: В лучшей века половине Что ей в мире удалось? Что смогла восторга сила? Что сказал души язык? Что любовь её свершила, И порыв чего достиг?   (К. К. Павлова, Три души).

СОКРОВЕННАЯ
Есть любимцы вдохновений, Есть могучие певцы; Их победоносен гений, Им восторги поколений, Им награды, им венцы. Но проходит между нами Не один поэт немой, С бесполезными мечтами, С молчаливыми очами, С сокровенною душой (К. К. Павлова, «Есть любимцы вдохновений…»). И вечная тишина этих полей, их загадочное молчание... Но грустит ли в тишине, в глуши какой-нибудь сурок, жаворонок? Нет, они ни о чем не спрашивают, ничему не дивятся, не чувствуют той сокровенной души, которая всегда чудится человеческой душе в мире, окружающем её, не знают ни зова пространств, ни бега времени (И. А. Бунин, Жизнь Арсеньева).

СОЛДАТСКАЯ
Болота, болота Проходит пехота, Проходит за ротою рота… В трясину залезши, Расплакался леший: Спасите – хоть конный, хоть пеший! Бессмертная слава простуженным людям, Прошедшим и воду и сушу! Мы душу свою никогда не остудим – Большую солдатскую душу! (М. А. Светлов, «Продрогли бойцы... На болотах глубоких...»).

СОЛНЕЧНАЯ
– Но ведь кто-то должен быть и в аду?! – повторяет она, добродушно кивая своей шутке, которая ей, видимо, очень нравится. То, что такая фраза, произнесённая бабушкой у ложа умирающей, не была так называемым «последним выстрелом», – это так же для меня ясно, как то, что Земля наша твёрдая, а вода на ней – мокрая. Что же это было?.. Может, то были единственные слова, которые она с детским чувством проделки (думая, что мучительница в бреду её не услышит) позволила себе произнести вслух , – единожды за полвека терпеливого молчания, снесения любых наветов и тайных слёз, – а разве для такой  жизни появилась на свет её солнечная душа?.. (Марина Палей, Поминовение).

СОЛОМЕННАЯ
– Гаврило ничего этого, что надо было, не сказал управителю; такая уж душа соломенная! Не токмо перед управителем, другой раз и перед своим-то братом, – кто побойчее, – и то молчит (Д. В. Григорович, Пахатник и бархатник).

СОНЛИВАЯ
В забитые уши врывается чётко, В сонливые души лихая чечётка. В чечёточный спринт не берём тех, кто сыт, мы Чет-нечет, чет-нечет, ломаются ритмы (Владимир Высоцкий, Че-чёт-ка).

СОННАЯ 
Я задремал, главу понуря,  И прежних сил не узнаю; Дохни, Господь, живящей бурей На душу сонную мою (А. К. Толстой, «Не пенится море, не плещет волна...»).  Глухая полночь. Цепененье На душу сонную легло. Напрасно жажду вдохновенья – Не бьётся мёртвое крыло  (А. А. Блок, «Глухая полночь. Цепененье …») А что душа у  неё сонная, по светлым мирам блуждающая – того со стороны не видно (Елена Хаецкая, Синие стрекозы Вавилона).

СОСТРАДАТЕЛЬНАЯ
Бедное сердце начинает страдать, сострадательная душа разделяет его горе, обиженное, неудовлетворенное желание гонит по крайней мере мысли к недостижимой цели... (А. Ф. Вельтман, Странник). Человек он нервный, легко возбуждающийся, не имеющий под собою почвы, а главное – обойдённый счастьем. Если и виновен он, то во всяком случае заслуживает снисхождения и участия всех сострадательных душ (А. П. Чехов, Задача).

СОЧУВСТВЕННАЯ
В миг правды, страсти, увлеченья Она забыла бал и свет И зрителя, – она, быть может, Всю горечь многих грустных лет Проговорила... Не поможет Признанье скорби роковой, Но сердцу легче, тяжкой тайны Удушный гнет сорвав случайно Перед сочувственной душой (Е. П. Ростопчина, Бальная сцена).

СПАСЁННАЯ
Порою брал Господь свою корону в руки – Всё  также ли горит и светится слеза, – И благостно лилось сиянье моей муки В бездонные, как мир, господние глаза. Порою был Господь столь милосерд и кроток. Что уводил в зенит скитальческий мой шаг, И видел я, старик, как на святых высотах Голубкою плыла спасённая душа... (Вениамин Блаженный, «Господь, седой, как лунь, сидел на белом троне…»).

 СПОКОЙНАЯ
Мысль неразгульного поэта Является божественно-стройна: В живые образы одета, Святым огнём озарена; Счастлив, кто силен ей предаться, Тот, чья душа спокойна и чиста, Да в ней вполне изобразятся Е гармония, и свет, и чистота (Н. М. Языков, Е. А. Свербеевой). А мы-то, – мы помним, мы знаем, Как чист был союз наш святой! А мы о былом вспоминаем Без страха, с спокойной душой. Меж нами так много созвучий! Сочувствий нас цепь обвила, И та же мечта нас в мир лучший, В мир грёз и чудес унесла (Е. П. Ростопчина, На прощанье). Отрёкся я соблазнов света, Отрёкся я от дев и жён, И в целом мире нет предмета, Которым был бы я пленён!.. Давно душа моя спокойна От страстных бурь, от бурных снов; Лишь ты любви моей достойна – И век любить тебя готов!.. (Н. А. Некрасов, «Клянусь звездою полуночной…»). 

СРЕДНЕВЕКОВАЯ
Но самый большой сюрприз ожидал Павла Алексеевича в собственном доме – Василиса, истинный и убеждённый ненавистник советской власти, впервые в жизни клюнула на её крючок: идея тайных врагов, хитроумных врачей, евреев-колдунов нашла отзыв в её средневековой душе (Людмила Улицкая, Казус Кукоцкого).

СТАРАЯ
Ты, старая душа, кончающая век, – Какими ты к весне пробудишься ростками? (К. К. Случевский, Песни из уголка). Если искать параллелей, то Яков Аратов представляется мне чем-то вроде Фауста, только забывшего помолодеть: он испугался чёрта больше даже, чем яда, и убежал к тёте Платоше играть с нею в её жарко натопленной горенке в свои козыри, но не сообразил при этом, что соблазнитель всё равно, когда ему вздумается, утащит его крючьями; покуда ирония Мефистофеля придала старой душе Аратова-Фауста невинность швабского поэта, а её оболочке – тонкие льняные волосы и нежные мелкие черты, как у девицы (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

СТАРИННАЯ. См. Культурная душа.

СТАРЧЕСКАЯ
Стали сосны сдержанней и глуше, Всё о чем-то шепчутся во сне, Словно чьи-то старческие души Загрустили о былой весне (Михаил Исаковский, «Хорошо в застенчивой прохладе...»).

СТЕКЛЯННАЯ
– А что вы на него глядите? – сказал хозяин. – На него глядеть  нечего, он не был ни в моей, ни в вашей шкуре. Ему не понять. … Душа у него не воспринимающая, как вот это стекло. Всё солнце проходит через него, а оно холодное. Нечем его стеклу задержать, оставить хоть  частицу  от солнца себе. Стеклянная душа у тебя, Степан (Ю. О. Домбровский, Хранитель древностей).

СТЕРВОЗНАЯ. См. Гриппозная душа.

СТЕСНЁННАЯ
Меж тем как в отдалённой Здесь Жмуди жизнь влачу, И ах! душе стеснённой Отрады не сыщу!.. Здесь в дымной, чадной хате, В пустынной стороне, В безмолвной тишине, Я мыслю об утрате Прелестных, милых дней, Дней юных, драгоценных, Беспечно проведенных В кругу своих друзей  (К. Ф. Рылеев, К Лачинову). Утомлённым крылом Царь пернатых на землю слетает; И с стеснённой душой Пешеход молодой, Ослабевши, шаги ускоряет (П. П. Ершов, Сибирский казак).  Пошли вам Бог побольше сил! Меня же так он сотворил, Что мимо будки городской Иду с стеснённою душой, И, право, я не поручусь, Что пред судом не разревусь... (Н. А. Некрасов, Суд).
 
СТИСНУТАЯ ДО ПРЕДЕЛА. См. Замершая душа.

СТИХИЙНАЯ
– Я могу быть преступен и развратен, но я – наследник великой и грозной стихийной души, сотканной из мучительного огня. На дне души моей клокочут, как смолы ада, страсти, недоступные пониманию обыкновенных смертных (А. В. Амфитеатров, Княжна).

СТОИЧЕСКАЯ
Благодарю богов: прешёл я мрачный путь; Печали ранние мою теснили грудь; К печалям я привык, расчёлся я с судьбою И жизнь перенесу стоической душою (А. С. Пушкин, Чаадаеву). Необходимо сказать, что если достоические философские аллегории прямо отождествляли отдельные стихии с мифологическими богами, то для стоиков боги – это лекарственное дыхание, животворящее все стихии, это душа, скрывающаяся в материи. Стоическая душа материальна, будучи огненным дыханием, но эта одухотворенная материя – причина мыслительных процессов (А. Ф. Лосев, История античной эстетики).

СТОРОЖКАЯ
Ждала тебя на подоконничке – Ревнивее, чем враг – врага. – Легонечко, любовь, легонечко! У низости – легка нога! Смотри, чтобы другой дорожкою Не выкрался любовный тать. Бессонная моя душа, сторожкая,  За молодость отвыкла спать! (М. И. Цветаева, «... коль делать нечего!..»).

СТРАДАВШАЯ
Она как полдень хороша, Она загадочней полночи. У ней не плакавшие очи И не страдавшая душа (Н. М. Минский, «Она как полдень хороша …»).

СТРАДАЛЬЧЕСКАЯ
Горю огнём любви святым, Доверься ж, хоть на миг моим Объятиям! Я не нарушу Священных клятв – их грудь хранит, И верь, страдальческую душу Преступное не тяготит... (А. В. Кольцов, К N…).   

СТРАДАЮЩАЯ
Когда, гоним тоской неутолимой, Войдёшь во храм и станешь там в тиши, Потерянный в толпе необозримой, Как часть одной страдающей души, – Невольно в ней твоё потонет горе, И чувствуешь, что дух твой вдруг влился Таинственно в своё родное море И заодно с ним рвется в небеса... (А. Н. Майков, «Перед твоей душой пугливой…»).  Мне приятно слушать среди летней природы, когда тёплый воздух так и обдаёт вас своим дыханьем, когда вся разгоришься и чувствуешь биение жизни в каждой жилке, – особенно приятно слушать что-нибудь глубокомрачное, какие-нибудь стоны страдающей души (П. Д. Боборыкин, Жертва вечерняя). Прости, прелестное виденье! Ты к нам слетело с вышины, И здесь тяжелые мученья Тебе от Бога суждены. С твоей страдающей душою Ты бремя жизни не снесёшь И, недовольная землею, В родное небо перейдёшь (К. С. Аксаков, Тэкле).

СТРАЖДУЩАЯ
И вновь любви приветный глас Я внемлю страждущей душою... Когда ж ударит час Забвенья о тебе, иль вечности тобою?.. (А. В. Кольцов, Первая любовь). А на сердце, как от благовеста, Нет ни маеты,  ни суеты … Вспомнил [Пушкин],  что тригорские невесты Обожают ранние цветы. Только этот, первый, пожалею, Ты живи, дружок, не унывай И  неброской синевой своею Страждущие души согревай  (Анатолий Бесперстых, Подснежник).

СТРАННАЯ
На русский вкус, хотя неприхотливый,  Но тонкий от природы, – ни гроша Тиргартен с их хваленой дешевизной Не стоит. Наша странная душа Широкою взлелеяна отчизной…  Уж если пить – так выпить океан! (А. А. Григорьев, Venezia la bell a / «Есть у поэтов давние права...»).

СТРАННИЧЕСКАЯ.  См. Ищущая душа.

СТРАСТНАЯ
Рассказы Антипа всколыхнули всю его страстную душу. Он нашёл свой идеал и уцепился за него всеми своими помышлениями (А. В. Амфитеатров, Княжна). И душа разверзается страстная,  Как от молний ночных вышина, И природа ей вторит согласная, Как покорная думам струна…  (К. М. Фофанов, «Не мигают зарницы вечерние...»). Я в жизни моей не разрушу Иллюзию милых и лёгких побед, Упавших на страстную душу... (А. А. Блок, «Ты просишь ответа на страшный вопрос…»).

СТРАСТНАЯ К ДОБРУ
Глас Бога мы слышим во гласе души,  Души непорочной и страстной к добру... (Ф. Н. Глинка, Фарсалия).

СТРАШНАЯ
Был скрипок вой в разгаре бала. Вином и кровию дыша, В ту ночь нам судьбы диктовала Восстанья страшная душа. Из стран чужих, из стран далеких В наш огнь вступивши снеговой, В кругу безумных, томнооких Ты золотою встал главой. Слегка согбен, не стар, не молод, Весь – излученье тайных сил, О, скольких душ пустынный холод Своим ты холодом пронзил! (А. А. Блок, Вячеславу Иванову).

СТРЕКОЗИНАЯ
– Ты, может быть, думаешь, что этот капитан был какая-нибудь тряпка? размазня? стрекозиная душа? Ничуть. Он был храбрым солдатом. Под Зелёными Горами он шесть раз водил свою роту на турецкий редут, и у него от двухсот человек осталось только четырнадцать. Дважды раненный – он отказался идти на перевязочный пункт. Вот он был какой. Солдаты на него богу молились (А. И. Куприн, Гранатовый браслет).

СТРОГАЯ
Звездами  вышит парус  мой, Высокий, белый и тугой, Лик Богоматери меж них Сияет, благостен и тих. И что мне в том, что берега Уже уходят от меня! Душа полна, душа строга – И тонко светятся рога Младой луны в закате дня (И. А. Бунин, Парус). Глаза не сужены горячим светом, Раскрыты широко, как при луне. И кровь ровней, уже не так, как летом, Переливается во мне. И, важные, текут неторопливо Слова и мысли. И душа строга, Пустынна и просторна, точно нива, Откуда вывезли стога (Вера Инбер, «Уже заметна воздуха прохлада…»).

СТРОПТИВАЯ
Своё ты все презрел и выдал, Но ты ещё не сокрушён; Но ты стоишь, плешивый идол Строптивых душ и слабых жён!  (Н. М. Языков, К Чаадаеву).

СТРУННОПЛАМЕННАЯ
Хлыщи в котелках и мамаши в батистах, С битюжьей осанкой купеческий род, Не вам моя лира – в напевах тернистых Пусть славится гибель и друг–пулемёт! Хвала пулемёту, несытому кровью Битюжьей породы, батистовых туш!.. Трубят серафимы над буйною новью, Где зреет посев струннопламенных душ. И души цветут по родным косогорам Малиновой кашкой, пурпурным глазком... Боец узнаётся по солнечным взорам, По алому слову с прибойным стихом (Николай Клюев, Из «Красной газеты»).

СТУДЕНТСКИ-ЗАБУБЁННАЯ
Прими рукою благосклонной Мой дерзкий дар: сии стихи Души студентски-забубённой Разнообразные грехи (Н. М. Языков, Д. В. Давыдову).

СТУДЕНЧЕСКИ-ШУМНАЯ
Когда умру, смиренно совершите По мне обряд печальный и святой, И мне стихов надгробных не пишите, И мрамора не ставьте надо мной Но здесь, друзья, где ныне сходка наша Беседует разгульна и вольна; Где весела, как праздничная чаша, Душа кипит студенчески-шумна, – Во славу мне, вы чашу круговую Наполните блистательным вином, Торжественно пропойте песнь родную И пьянствуйте об имени моём (Н. М. Языков, Песня / «Когда умру, смиренно совершите...»).

СТЫДЛИВАЯ
За счастье сердца моего Томим боязнию ревнивой, Не допускал я никого В тайник души моей стыдливой  (Н. А. Некрасов, Влюблённому).

СУГРОБЬЯ
Но глядел он исподлобья, / покорясь своей судьбе, – Ах, душа твоя сугробья, / не суди нас по себе (Лариса Васильева, Исторический тетраптих).

СУЕВЕРНАЯ
Радунскому очень хотелось иметь наследника. В его мрачной, безбожной, но суеверной душе жили самые тяжелые воспоминания об ужасном детстве, прожитом под властью ненавистника-отца (А. В. Амфитеатров, Княжна).

СУМЕРЕЧНАЯ
Уколы наслаждения сумеречная душа способна получать от сознательного разрушения табу – запретов, устанавливаемых обществом. И чем дальше, тем более сильный запрет приходится ломать в себе, чтобы испытать приход кайфа (Сергей Зверев, Тень убитого врага).

СУМРАЧНАЯ
Долго дух в оцепененьи Безответен и угрюм, Долго в хладном онеменьи Дремлет сердце, дремлет ум; Долго искра золотая В бездне сумрачной души, В Божий мир не выступая, Спит в бездейственной тиши (В. Г. Бенедиктов, Искра). Больше всего на свете любил  сумрачной  душой  Алексей  Турбин  женские глаза. Ах, слепил Господь Бог игрушку –  женские глаза!.. Но куда ж  им  до глаз вахмистра! (М. А. Булгаков, Белая гвардия).

СУРОВАЯ
Казалось, суровая  душа Пугачёва  была тронута.  «Ин быть по-твоему!» – сказал он. – «Казнить так казнить,  жаловать так жаловать: таков мой обычай. Возьми  себе свою красавицу; вези  её,  куда хочешь, и дай вам Бог любовь да совет!» (А. С. Пушкин, Капитанская дочка). И не услышал Бородатый, как налетел на него сзади красноносый хорунжий, уже раз сбитый им с седла и получивший добрую зазубрину на память. Размахнулся он со всего плеча и ударил его саблей по нагнувшейся шее. Не к добру повела корысть козака: отскочила могучая голова, и упал обезглавленный труп, далеко вокруг оросивши землю. Понеслась к вышинам суровая козацкая душа, хмурясь и негодуя, и вместе с тем дивуясь, что так рано вылетела из такого крепкого тела (Н. В. Гоголь, Тарас Бульба).  Ты расточительна на милые слова, А в сердце мне не шлёшь отрадного привета И в тайне думаешь: причудлива, черства Душа суровая поэта (А. А. Фет, «Ты расточительна на милые слова…»).

СУХАЯ
Изменников, предателей немало Меж нами, в долгом странствии, нашлось; В чужой земле ничто их не смущало, Сухой душе там весело жилось (К. С. Аксаков, Возврат). Мёртвый мозг. Сухая душа. Что ж останется на размышления? (Александр Солженицын, В круге первом).

СУЩАЯ. См. Шестикрылая душа.

СЧАСТЛИВАЯ
И счастливую, железную душу надо разоблачить, – и в ничтожестве есть душа, – мёртвых нет нигде. Композиция Москвы – то счастливая душа, то несчастная, то яркая, то печальная, но везде, в каждом человеке есть свой греющий очажок, иначе он, человек, не прожил бы и минуты. Как прекрасна и свята глупость! – Помни ночь, бугор на ж. д. и будка маленькая, деревянная (А. П. Платонов, Записные книжки).

СЫРАЯ
Пусть сырою стала душа моя Пусть земным языком в теле бродит. Ветер убил и смял Розы в моём огороде Но ещё встал на заре Но ещё вдыхаю запах солнца Вчерашнее солнце в большой дыре Кончилось (К. К. Вагинов,  «Пусть сырою стала душа моя...»).

СЫТАЯ
Добра и зла не зная верных граней, Бескрылая изнемогла мечта... Вином тоски и хлебом испытаний Душа сыта. Благодарю за неотступность боли Путеводительной: я в ней сгорю. За горечь трав земных, за едкость соли – Благодарю! (Максимилиан Волошин, «Склоняясь ниц, овеян ночи синью…»).

 

ТАИНСТВЕННАЯ
…молю! – единою слезою Почти холодный прах Того, кто часто с скрытною тоскою Искал в твоих очах... Блаженства юных лет и сожаленья; Кто пред тобой открыл Таинственную душу и мученья, Которых жертвой был (М. Ю. Лермонтов, «Настанет день – и миром осужденный…»). Муж, который годился ей в отцы, обманул её, если не так, то почти столь же горько, как мог бы сделать молодой человек, избранный по страсти, слепо и безусловно. Что-то похожее на иронию и насмешку над собой уязвило душу Марины. Холодное отвращение собирало по каплям льдины в этой душе глубокой и таинственной. Скука, апатия, сплин заменили в ней прежнюю силу, прежнюю волю; умственная дремота оковала все её способности. Марина Ненская стала всматриваться в мужа уже не как в друга, чтоб изучать его на любовь и радость, а как в нежеланного и неприятного товарища, данного ей судьбою в сопутники длинного пути (Е. П. Ростопчина, Счастливая женщина).

ТАЙНАЯ
Не только воспетые леса, звёзды, луна, цветы, но и лежащий в пепельнице застывший окурок, выглядывающая из уличной лужи терпеливая, кроткая белая пуговица, покорный кусочек коры, влекомый через густую траву муравьем в могучих его челюстях для неизвестных, но важных целей, листок стенного календаря, к которому протягивается уверенная рука, чтобы насильственно вырвать его из тёплого соседства остающихся в календаре листков, – все явило мне свой лик, свою внутреннюю сущность, тайную душу, которая чаще молчит, чем говорит (Василий Кандинский, Точка и линия на плоскости).

ТАЙНООКАЯ
Но близок ты душою тайноокой И в этот миг моей души. Внемли Здесь повести простой и одинокой, Мне веющей теплом родной земли, Где вместе мы когда-то расцвели, Где видел ты – равно для сердца живы – Волшебные в лазури корабли – Моей души к её звездам порывы (Ю. Н. Верховский, Созвездие).

ТАЛАНТЛИВАЯ
Тут подошёл папа-Славин, взял за обе руки Ксаню и сказал с чувством: – Ну,  дочка, одолжила, поистине одолжила... Дай Бог всегда так-то... А только  себя пожалеть надо... Вы вот что, мамочка, сил-то зря не расходуйте, к  спектаклю  поберегите...  На  репетициях в полтона жарьте... А там... дай Бог!  дай  Бог!..  «Сама»-то  лопнет со злости, а у её Митрофанушки, шут его возьми,  желчь  разольется, потому что оба не в меру завистливы, талантливую душу утопить готовы (Л. А. Чарская,   Лесовичка).

ТВЁРДАЯ
Ты светлою решимостью своей Нам доказал, что и во цвете дней Бываем мы для подвигов могучи, И если в нас под пылом знойных дел Душа – тверда, взгляд – зорок, разум – смел,  Стремления к избранному – кипучи, То можно нам по всякому пути С величием и с честию пройти! (В. И. Соколовский, Хеверь). «Послушай, мой ясновельможный князь! Я Казимира уважаю; Но, с твёрдою душой родясь, Страдал и вдвое пострадаю, Ни вас, ни сейма не боясь, – За край, за род мой и за племя!»  (Ф. Н. Глинка, Переговоры в Белой Церкви).   – Ты побледнела, Мария! Что это значит? – Я не знаю, чего вы от меня требуете... Не понимаю вас! – отвечала она с притворным хладнокровием. – Начало вашей речи смутило меня... – С твоею твёрдою душою стыдно смущаться! Неужели ты не в силах раздавить червя, убить змею? А враг наш хуже, чем змей, и ничтожнее, чем червь!.. (Ф. В. Булгарин, Мазепа).

ТВОРЧЕСКАЯ
С оскудением средств должны были рушиться дорогие Митрофании учреждения, те её детища, благодаря которым Серпуховская обитель являлась деятельной и жизненной ячейкой в круговороте духовной и экономической жизни окружающего населения. С упадком обители, конечно, бледнела и роль необычной и занимающей особо влиятельное положение настоятельницы. Со всем этим не могла помириться гордая и творческая душа Митрофании, и последняя пошла на преступление (А. Ф. Кони, Из записок и воспоминаний судебного деятеля).

ТВОРЯЩАЯ
Монастырь сонно лежал в сизом мареве последних теплых струй, медленно поднимавшихся к осоловевшему светилу. Но это был не сон, а цепкая, физически ощутимая тишина. И я чутко вслушивался в жизненные шорохи и скрипы монастыря. Я чувствовал, что он был опущен в тишину, как рука в воду, и спокойно стоял в ней, как град Китеж, срастаясь с её мерцающей глубиной, не тревоженной ничем и никем, являя нам свое ломкое зеркало красоты. И если где-то скрипел ставень или звонко капала вода, то именно эти никчемные звуки и оттеняли тишину, в которой он жил. Не было в его светлых постройках ужаса перед бытием. Была лишь красота, мера вещей, сделанная любящей душой. Кого она любила, эта творящая душа: детей своих, мир вокруг себя, небеса, воды? Наверное, всё и меньше всего себя. Ведь мера не терпит гордыню (Владимир Скрипкин, Тинга).

ТЕЛЕСНАЯ
«Душа телесна!» – ты всех уверяешь смело; Я соглашусь, любовию дыша: Твое прекраснейшее тело Не что иное, как душа!..  (М. Ю. Лермонтов, Мадригал).

ТЕРПЕЛИВАЯ
–  «Бедная Нина!» Я прежде её так называл, Коля, давно, в первое время ещё, и она так любила… Нина, Нина! Что сделал я с твоею участью! За что ты можешь любить меня, терпеливая душа! У твоей матери душа ангельская, Коля, слышишь ли, ангельская! (Ф. М. Достоевский, Идиот).

ТЕСНАЯ
Есть песня у меня старинная, Я нам спою теперь её: Как хороша ты, степь пустынная, Житье привольное моё! … Тебя, привольем благодатную, Поймёт ли житель городской И обоймёт ли, необъятную, Своею тесною душой? (К. С. Аксаков, Степь).

ТЁМНАЯ
 Рассевается, расступается Грусть под думами под могучими, В душу тёмную пробивается Словно солнышко между тучами! (А. К. Толстой, «Порой, среди забот и жизненного шума...»). Многих она обманула, а многих обманет жестоко: Тёмную душу не всякий увидит сквозь светлое око... (Л. А. Мей,  Фринэ). Забуду дни любви и славы, Забуду молодость мою, Душа темна, пути лукавы, – Но образ твой, твой подвиг правый До часа смерти сохраню (А. А. Ахматова, «О нет, я не тебя любила...»). Душа у тебя – я знаю теперь – Пуста и темна, как сени...  «Много в жизни смешных потерь», – Верно сказал Есенин (Николай Рубцов, Т. С.).

ТЁПЛАЯ
Мужичка-бедняка Господь Бог наградил: Душу тёплую дал И умом наделил. Да злодейка нужда, И глупа и сильна, Закидала его Сором, грязью она (И. С. Никитин, Деревенский бедняк). Но... но мне жаль тебя... Сквозь смех твой в час прощанья Я слёзы слышала... Душа моя тепла, И верь, что все мечты и все твои страданья Из слушавшей толпы одна я поняла (А. Н. Апухтин, «Безмесячная ночь дышала негой кроткой …»).

ТИХАЯ
Я оставил тебя, любезный Париж, оставил с сожалением и благодарностию! Среди шумных явлений твоих жил я спокойно и весело, как беспечный гражданин вселенной, смотрел на твое волнение с тихою душою, как мирный пастырь смотрит с горы на бурное море (Н. М. Карамзин, Письма русского путешественника). Твой взор открытей и бесстрашней, Хотя душа твоя тиха;  Но в нём сияет рай вчерашний И соучастница греха (А. А. Фет, «Из тонких линий идеала...»). Душа моя тиха. В натянутых струнах Звучит один порыв, здоровый и прекрасный, И льётся голос мой задумчиво и страстно. И звуки гаснут, тонут в небесах... (А. А. Блок, «Душа моя тиха. В натянутых струнах …»).

ТЛЕЮЩАЯ
Душонка. Мировой  водоворот  засасывает  в  свою  воронку  почти  всего человека;  от  личности  почти  вовсе  не  остается  следа,  сама  она, если остаётся   ещё   существовать,   становится   неузнаваемой,  обезображенной, искалеченной.  Был  человек  –  и  не стало человека, осталась дрянная вялая плоть  и  тлеющая  душонка (А. А. Блок, Возмездие).

ТОМИВШАЯСЯ В ТРУДАХ ДОБРОДЕТЕЛИ
…старайтесь, –  сказал ритор,  – частым помышлением  о смерти  довести  себя  до того, чтобы  она не  казалась  вам более  страшным врагом, но другом... который освобождает  от бедственной сей жизни  в трудах добродетели томившуюся душу, для введения её в место награды и успокоения (Л. Н. Толстой, Война и мир).

ТОМИМАЯ ТОСКОЮ
Душа, томимая тоскою, Не найдет места для себя!  Как ей, живущей лишь тобою, Как можно не искать тебя? Она твой спутник невидимый, Везде с тобой неразделимый. А ты в далёкой стороне Уже не вспомнишь обо мне! (А. Ф. Мерзляков, Разлука).

ТОМНАЯ
Для благочинных размышлений Созрела томная душа;  Но я люблю восторг удалый,  Разгульный жар твоих стихов (Е. А. Баратынский, Н. М. Языкову). Так в засухе мирского счастья: Душа томна, душа болит, Завяла грудь, и ум бескрылый От ярких мыслей не кипит (Ф. Н. Глинка, Засуха).

ТОНКАЯ
– Ну, ну, – улыбнулся Гуляев, – не надо на неё так! Очень славная девочка, умница, тонкая душа! Из неё получится настоящий следователь  (Ю. О. Домбровский, Факультет ненужных вещей). Его мрачность она расценила по-своему. Какая тонкая душа, какой психолог. Он сказал, что лучше бы она подождала, пока он начнёт этот разговор сам, а не начнёт, значит, не нужно, нельзя, не об этом сейчас надо думать (Юрий Трифонов, Обмен).

ТОРГОВАЯ
Несчастная княгиня, эта кроткая, как ангел, женщина, посвятившая всю жизнь свою на любовь к мужу, должна была видеть его в таком положении – это ужасно! Обыкновенная молчаливость княгини перешла, говорят, в какой-то идиотизм. Лечивший её доктор положительно опасался за её умственные способности; ко всему этому толстый Четвериков выкинул такую штуку, в которой выразилась вся его торговая душа (А. Ф. Писемский, Тысяча душ).

ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ
Мёртвый, мёртвый... Он лежит и слышит / всё, что недоступно нам, живым: / слышит – ветер облако колышет, / высоко идущее над ним. Слышит всё, что движется без шума, / что молчит и дремлет на земле; / и глубокая застыла дума / на его разглаженном челе. Этой думы больше не нарушить... О, не плачь над ним – не беспокой / тихо торжествующую душу, / услыхавшую земной покой (Ольга Берггольц, Памяти защитников).

ТОСКУЮЩАЯ
И по-прежнему блистает Хладной роскошию свет: Серебрит и позлащает Свой безжизненный скелет; Но в смущение приводит Человека вал морской, И от шумных вод отходит Он с тоскующей душой! (Е. А. Баратынский, Последний поэт). Теперь, печально пробегая, Ты стонешь в сумрачной тиши, Как стонет дева молодая, Пролётный призрак обнимая Своей тоскующей души (Д. В. Давыдов, Речка). Когда вражда и отвращение садятся бессменными стражами у ваших изголовий, и кровь Евы заговорит в груди её правнучек, и они из тесноты и пустоты этой домашней, вами отравленной, жизни рвутся и просятся, как тоскующие души, на простор другого, более им сродного существования, когда... Скажите сами, скажите, кто виноват?..  (Е. П. Ростопчина, Счастливая женщина). О, как душе тоскующей  моей  Близка святая повесть эта! (А. Н. Апухтин, «Когда Израиля в пустыне враг настиг…»).

ТРАВМИРОВАННАЯ
В тиски медвежие К нам попадёт любой, А впрочем, мы – ребята нежные С травмированной детскою душой (Владимир Высоцкий, Марш футбольной команды «Медведей»).

ТРАУРНАЯ
Так. Я слышал весть о новом! Маска траурной души! В Оный День – знакомым словом Снова сердце оглуши! И тогда – в гремящей сфере Небывалого огня – Светлый меч нам вскроет двери Ослепительного Дня (Александр Блок, «Так. Я знал. И ты задул…»).

ТРЕВОЖНАЯ
Под спокойным обличьем Гончарова укрывалось от нескромных или назойливо-любопытных глаз тревожная душа (А. Ф. Кони, Иван Александрович Гончаров). Нет! нет! не ослепишь души моей тревожной! Пускай я не дерзну сказать: «Ты не велик», Но, Рим, я радуюсь, что грустный и ничтожный Ты здесь у ног моих приник! (А. А. Фет, На развалинах цезарских палат). Как нежны очерки лица и шеи белой, Как горделив изгиб у этой брови смелой, Как молодая грудь легко округлена! Красавица, с земли на небо улетая, Ты одохнула ль там тревожною душой? (Л. А. Мей, Покойным). И я стремлюсь душой тревожной  От бури жизни отдохнуть, Но это счастье невозможно,К твоим чертогам труден путь (А. А. Блок, «В те дни, когда душа трепещет…»).
 
ТРЕВОЖНО-СТРАСТНАЯ
В ту ночь, в богатой образной, Перед иконой заповедной, –Наследием семьи родной, – Озарена лампадой бледной, Сама, как призрак гробовой, Бледна, мрачна, одна молилась Тревожно-страстная душа... (Е. П. Ростопчина, Бальная сцена).

ТРЕЗВАЯ
 – Молчи! Ты ничего не понимаешь! – резко крикнул Ежов. – Ты думаешь – я пьян? Это тело мое пьяно, а душа – трезва... она всегда трезва и всё чувствует... О, сколько гнусного на свете, тупого, жалкого! И люди эти, глупые, несчастные люди... (Максим Горький, Фома Гордеев). – Ты брось ерундить, Лизавета! – нарочито грубо оборвал Бурнашов. Беспомощный какой-то и жалкий, стыдясь своего непослушного тела, он вдруг робко подхватил Лизину острую ладошку и поцеловал твёрдые ледяные персты. Все текло, как в старинных, давно читанных романах. Если люди слеплены так похоже, что нового я могу написать при своём крошечном даре? – подумал Бурнашов. Тело его дрожало, а душа была трезва, взгляд холоден и цепок. Он подмечал каждую мелочь, и собственная рассудочность была противна Бурнашову (Владимир Личутин, Любостай).

ТРЕПЕТНАЯ
Родится ли страдалец новый, Он беспокоит дух отца, Он тут с насмешкою суровой И с дикой важностью лица; Когда же кто-нибудь нисходит В могилу с трепетной душой, Он час последний с ним проводит, Но не утешен им больной (М. Ю. Лермонтов, Мой демон). В день оный книга разогнётся, И станут надписи судить... При этой мысли сердце рвётся; И я дрожу... мне страшно жить!..  И в страхе б, с трепетной душою Входил я ныне в ваш альбом, Когда б я знал, что надо мною Ваш грянет суд и судный гром (В. Г. Бенедиктов, В альбом Н. А. И.).

ТРЕПЕЩУЩАЯ
 Что лучше: разуму спокойно повинуясь, Судить, как судит свет, все взвешивать, ценить; С условным мнением небрежно согласуясь, Жизнь, сердце и судьбу расчёту подчинить? Или, дав волю снам, и думам, и желаньям, Преображать весь мир своей живой мечтой, Искать сочувствия, и верить предвещаньям, И ждать... и счастье звать трепещущей душой? (Е. П. Ростопчина, Что лучше). Пошли ж на миг, о дух вселенной, Блестящий в светлых тех мирах, Неизмеримость в образ тленный, Небесный луч в житейский прах! На миг трепещущие души В священных силах закали; Да видит взор, да слышат уши,  И смолкнут ропоты земли! (К. К. Павлова, Двойная жизнь).

ТРОНУТАЯ
Он садится в голубом шатре / и, взирая на прекрасную, / видит в самой темноте ночной / красоту её небесную, / видит – в тронутой душе своей / и в своем воображении; / чувствует её дыхание / и не мыслит успокоиться / в час глубокия полуночи  (Н. М. Карамзин, Илья Муромец).

ТРУСЛИВАЯ
Что Бастрюков бумажная и вдобавок трусливая душа, Ефимов понял, как только началась война. Но он оценил в Бастрюкове и другое – гладчайший послужной список и готовность в случае необходимости защищаться любыми средствами (Константин Симонов, Левашов). Душонка. Он [Пален], очень храбрый и даже грубоватый в коллегии, но постыдно трусливый и нерешительный в одиночку, унёс прошение в отделение, в котором председательствовал, и, сделав на нем надпись «вызвать» и, из осторожности, на всякий случай, не подписав её, приказал немедленно послать повестки свидетелям. Впоследствии эта надпись причинила много тревожных минут этому человеку, мужиковатое псевдопрямодушие которого плохо прикрывало трусливую душонку судебного чиновника (А. Ф. Кони, Воспоминания о деле Веры Засулич). 

ТРЯПИЧНАЯ
Воспоминанья Страшней не помню: знал и я Изнеможение страданья, – Но что была печаль моя? К довольству суетному зависть, Быть может, личная ненависть, Тоска по женщине пустой, С тряпичной, дюжинной душой, Томленье скуки, злость бессилья (Н. А. Некрасов, Песня преступников).

ТУГОУХАЯ
Мне уже доводилось рассказывать, как сложно соединился я с музыкой, ставшей для меня третьей необходимостью после литературы и живописи. Немилостивая судьба отказала мне в музыкальном слухе; друзья уверяют, что я лишен не слуха, а способности воспроизвести мелодию, которую слышу таинственным внутренним ухом – где оно, интересно, находится? В музыку меня втащил Лемешев, на котором я тяжело помешался, но очень долго моя тугоухая душа отзывалась лишь пению. Инструментальную музыку я не слышал (Юрий Нагибин, Ночью нет ничего страшного).

ТУМАННАЯ
Глаза младенчески открыты,  Душа туманна и чиста,  Но сколько ран, глубоко скрытых, Наносят юные уста! Услышишь звук,– не чуешь раны И до разлуки усыплен... А разлучишься,– из тумана К тебе ползут со всех сторон!.. (А. А. Блок, Эскиз).

ТУПАЯ. См. Полуживотная душа.

ТЩЕСЛАВНАЯ
– Простите, – сказал вдруг игумен. – Было сказано издревле: «И начат глаголати на мя многая некая, даже и до скверных некиих вещей. Аз же вся слышав, глаголах в себе: се врачество Иисусово есть и послал исцелити тщеславную душу мою». А потому и мы благодарим вас с покорностью, гость драгоценный! (Ф. М. Достоевский, Братья Карамазовы).

ТЫСЯЧЕЛЕТНЯЯ
«Ещё не родившись, мы уже тысячекратно  обижены,  а  когда  мы  вылезаем в жизнь, так сразу попадаем в  какую-то  нору  и  пьём  обиду,  и  едим  обиду,  и  одеваемся  обидой.  Вот  рассказывают,  что  в  третьем году вы пороли каких-то мужиков, понимаете ли вы,  что  вы  сделали?  Вы  думаете,  что  вы только их зад оголили, а вы их тысячелетнюю  душу  рабскую  оголили,  вы  и покойников,  и будущих, ещё не  родившихся    людей    розгами   хлестали.   И   хоть   вы   и   генерал   и превосходительство,  а  скажу  вам  грубо,  недостойны губами приложиться к мужицкому  заду,  как  к  святыне,  а  не только что хлестать его розгами» (Л. Н. Андреев, Губернатор).

ТЯЖЁЛАЯ
С тяжёлой душой. Помогая ей [Марье Ивановне] снять пальто, ощущая руками тепло е` шеи и затылка,  которое передалось воротнику пальто, Штрум внезапно догадался, – вот её он ждал, в предчувствии её прихода он прислушивался, поглядывал на дверь. Он понял это по чувству  легкости,  радостной  естественности,  которую сразу же ощутил, увидев её. Это, оказывается, её хотел он встретить, когда с тяжёлой душой возвращался вечерами из института, тревожно всматривался в прохожих, оглядывал женские лица за  окнами  трамваев  и  троллейбусов (Василий Гроссман, Жизнь и судьба).


 

УБИТАЯ
Души невидимый хранитель! Услышь моление моё: Благослови мою обитель И стражем стань у врат её, Да через мой порог смиренный Не прешагнёт, как тать ночной, Ни обольститель ухищренный, Ни лень с убитою душой, Ни зависть с глазом ядовитым, Ни ложный друг с коварством скрытым (Д. В. Веневитинов, Моя молитва). Казалось, народ мою грусть разделял, Молясь молчаливо и строго, И голос священника скорбью звучал, Прося об изгнанниках Бога... Убогий, в пустыне затерянный храм! В нём плакать мне было не стыдно, Участье страдальцев, молящихся там, Убитой душе необидно... (Н. А. Некрасов, Княгиня М. Н. Волконская).

УБОГАЯ
Странно подумать. Я занимался тогда сочинением малороссийских стихов, которые впоследствии упали такой страшной тяжестью на мою убогую душу. Перед его [Карла Павловича Брюллова] дивными произведениями я задумывался и лелеял в своем сердце своего слепца Кобзаря и своих кровожадных гайдамаков. В тени его изящно-роскошной мастерской, как в знойной дикой степи надднепровской, передо мною мелькали мученические тени наших бедных гетманов (Т. Г. Шевченко, Дневник). – Красивая, – согласился Глеб, – но абсолютно не в моём вкусе. Почувствовав, как возликовала от его слов моя убогая душа, я ужаснулась своей примитивности. А Пташкина, словно поняла, что говорят о ней, недовольно повела плечами и скрылась за воротами. Глеб сидел на скамейке, провожая Пташкину насмешливым взглядом, а под глазом трепыхалась беспокойная жилка (Екатерина Маркова, Отречение).

УВЕРЕННАЯ
Я знаю, что жизнь размерена,  / и круг ввивается в круг. Но где он, опять потерянный, / опять далёкий друг?
 Горя каким томлением / и судьбы чьи – верша, / стремит к своим достижениям / уверенная душа? (З. Н. Гиппиус, Где он?).

УВЕЧНАЯ
«Сам я не более, как обломок, – с грустью пишет Ницше своему другу Рэ, – и только в редкие, редко-счастливые минуты дано мне заглянуть в лучший мир, где проводят дни свои цельные и совершенные натуры». И Ницше крепко держится за эти редкие минуты, старается отрешиться от себя и заглушить мрачные похоронные песни, которые поет его увечная душа. Ей нельзя верить, нельзя позволить ей обмануть себя и его. «Я сделал свою волю к здоровью, свою волю к жизни своей философией, – рассказывает он. – Годы полного падения моей жизненной силы и были теми, когда я перестал быть пессимистом: инстинкт самосохранения воспретил мне философию нищеты и уныния» (В. В. Вересаев, Аполлон и Дионис).

УВЯДШАЯ
Взгляните – бродит он с увядшею душой, Своей ужасною томимый пустотой, То грусти слезы льет, то слезы сожаленья. Напрасно ищет он унынью развлеченья… (А. С. Пушкин, Безверие). Взор мой бродит везде по немой, по унылой пустыне; Смерть в увядшей душе, все мёртво в безмолвной природе, Там на сосне вековой завыванию бури внимает Пасмурный вран (В. К. Кюхельбекер, Зима).

УГАСАВШАЯ
Письмо графини дышало благородным негодованием тех смелых и твёрдых душ, которые в прямоте своей ненавидят все, что неправо, нечестно, несправедливо. … Это письмо громило все современные пороки, чтоб воздвигнуть и восставить во всём её величии чистую хоругвь истинной любви. Но она не показала его и не сказала о нём Марине, опасаясь возмутить заранее ожиданием и надеждою угасавшую душу молодой мученицы (Е. П. Ростопчина, Счастливая женщина).

УГЛОВАТАЯ
А говорим – со смыслом, не спеша. И до кости обнажена безгрешно / мужская угловатая душа. . . (Римма Казакова, Рыбалка).

УГНЕТЁННАЯ
О мечты! о волшебная власть Возвышающей душу природы! Пламя юности, мужество, страсть И великое чувство свободы – Всё в душе угнетённой моей Пробудилось... но где же ты, сила?  (Н. А. Некрасов, Рыцарь на час).

УГОЛЬНАЯ
–  Вот Микола Стрельцов был настоящий,  серьёзный человек, не то что ты, пустозвон.  И  это  ты  врёшь,  чтобы  он  меня  полудурой назвал.  Он  меня невыносимо уважал,  и  я  его также.  Мы  с  ним всегда и  об семейной жизни разговаривали,  и обо всём вообще. Вот из него бы вышел командир, потому что человек он  самостоятельный на  слова,  шибко грамотный:  агрономом до войны работал.  Его  за  серьезность характера даже жена бросила.  А  ты  что есть такое?  Шахтёр,  угольная душа,  ты  только уголь  ковырять и  можешь да  из длинного своего ружья стреляешь кое-как, с грехом пополам... (Михаил Шолохов, Они сражались за Родину

УГОТОВАННАЯ. См. Неприкаянная душа.

УГРЮМАЯ
Но умирал порыв бесплодный, И вся душа моя тогда Была угрюмой и холодной, Как эта чёрная вода (С. М. Соловьёв, «Порхали звёзды снеговые...»). Глаза  Ксани  потупились  в  землю. Сладка и приятна была ей эта забота старухи.  Никто ещё в жизни не крестил её так. Может быть, мать. Но этого не помнила  Ксаня.  Что-то,  помимо  воли,  обожгло  глаза:  не то слеза, не то  влага...  Хотелось  крикнуть  на  весь  дом  громко и пронзительно, хотелось упасть  на  пол  и  застонать  от  боли  и счастья зараз, от острого прилива счастья,  познания  первой  искренней  ласки, которой почти не знала угрюмая душа... (Л. А. Чарская,   Лесовичка). Шумный  успех,  выпавший на долю Ксани, отравил своим ядом угрюмую душу не привыкшей к нему лесовички! (Там же).

УДАЛАЯ
Тяжело жить дома с бедностью; Даром хлеб сбирать под окнами; Тяжелей того в чужих людях Быть в неволе, в одиночестве. Дни проходят здесь без солнушка; Ночи темные – без месяца; Бури страшные, громовые, Удалой души не радуют (А. В. Кольцов, Тоска по воле).   

УДИВЛЁННАЯ
– И вот раз закатывается  солнце,  и  этот рёбенок на паперти собора,  вся  облитая  последними  лучами,  стоит  и смотрит на закат с тихим задумчивым созерцанием в детской  душе,  удивлённой душе, как будто перед какой-то загадкой, потому что и то, и другое, ведь как загадка – солнце, как мысль Божия, а собор,  как  мысль  человеческая...  не  правда ли? Ох, я не умею это выразить, но только Бог такие первые  мысли  от детей любит...  (Ф. М. Достоевский, Подросток).

УДРУЧЁННАЯ
Опустели рысистые скачки, Жизни нет за зелёным столом, Кто, бывало, дурея с азарту, Кряду игрывал по сто ночей, Пообедав, поставит на карту Злополучных пятнадцать рублей И уходит походкой печальной В думу, в земство и даже в семью Отводить болтовней либеральной Удручённую душу свою (Н. А. Некрасов, Балет). Ну, сидели, пели, выпили, Ну, расстались без гроша... Что же гнётся в три погибели Удручённая душа? Это на изломе возраста Хочется, уже до вою, Просто – под ногами хвороста И звезды над головою. Надо выжить! Надо попросту Под звездой – пойти – по хворосту (Татьяна Бек, «Ну, сидели, пели, выпили …»).

УЕДИНЁННАЯ
О! примите ж ненадменно Мой теперешний привет,  Дар души уединенной, Пережившей свой расцвет, Но когда-то вдохновенной Вами (Н. М. Языков, К…). Свечу, кричу на бездорожьи;  А вкруг немеет, зов глуша, Не по-людски и не по-божьи Уединённая душа (В. И. Иванов, Ропот).

УЗКАЯ
«Почему же я так мало обнимал сына, не говорил с ним о вещах более серьёзных, чем мотороллер или кожаная куртка? О вечности, о хаосе, о живом веществе? О любви, да, почему нет? О девушках, о поэзии, рыцарском кодексе чести, о жертвенности? И почему так мало общался с матушкой? И даже с Брониславой... Ведь и её, культурно неотесанную, но сильную, страстную, можно хоть как-то было образовать, чтобы она не вызывала недоумение у окружающих... Дело даже не в том, что она, как говорится, бросает некую тень на меня... Случаются же минуты раскаяния у  неё после очередного идиотского поступка, значит, идёт внутри её души борьба. И даже если ты любишь Савраскину, что же, у тебя настолько узка душа, что не можешь по-человечески вести себя с Брониславой? Постель – это ещё не близость... Особенно пьяная постель... Скотный двор...» (Роман Солнцев, Полураспад).

УЗРЕВШАЯ ПРЕКРАСНОСТЬ. См. Неспособная к взлёту душа.

УКРЫТАЯ НА ЗАПОР
До слёз любя страну родную С её простором зеленей, Я прожил жизнь свою, колдуя И плача песнею над ней. В сторожкой робости улыбок, В нахмуренности тяжких век,  Я видел, как убог и хлипок, Как чёрен русский человек. С жестокой и суровой плотью, С душой, укрытой на запор, Сберёг он от веков лохмотья Да синий взор свой, да топор (Сергей Клычков, Исповедь).

УМИЛЁННАЯ
О гость приютинской обители смиренной!  За всё, что в ней найдешь для сердца твоего, За всё благодари душою умиленной Благого гения убежища сего (Н. И. Гнедич, Приютино). И вот пора идти ко сну: Прильнувши к изголовью, Молясь о милых, я засну С молитвой и любовью. Но прежде, горних дум полна, За этот день блаженный Благодарить Творца должна Душою умиленной! (Е. П. Ростопчина, Поэтический день). Я вхожу. Блестят иконы; Дышит небом фимиам, И торжественные тоны Оглашают Божий храм. Но к кому мольбы возносят? Но кому гремят хвалой? За кого усердно просят Умилённою душой? Те мольбы – Творцу спасенья; Те хвалы – Царю веков; Те усердные прошенья За адамовых сынов (П. П. Ершов, Вечернее пение).    От рубежа небес с его зарей огнистой Я очи возвожу к твоей лазури чистой И признаю меж нас таинственный союз. Тебе, о, ночь, тебе, царице светозарной,  С восторгом радости, с молитвой благодарной Я умилённою душою отдаюсь! (К. Р. [Константин Романов], Сонеты к Ночи). Когда взойдёт денница золотая На небосвод И, красотой торжественно сияя, Мрак разнесёт, Когда звонят, к молитве созывая, И в храм идут, И в нём стоят, моленье совершая, И гимн поют, – Тогда и я, с душою умилённой, Меж всех стою И Богу гимн, коленопреклонённый, Тогда пою (Н. А. Некрасов, Час молитвы).

УМНАЯ
А мною овладел нестерпимый зуд сеять «разумное, доброе, вечное». Человек общительный, я умел живо рассказывать, фантазия моя была возбуждена пережитым и прочитанным. Очень немного нужно было мне для того, чтоб из обыденного факта создать интересную историю, в основе которой капризно извивалась «незримая нить». У меня были знакомства с рабочими фабрик Крестовникова и Алафузова; особенно близок был мне старик ткач Никита Рубцов, человек, работавший почти на всех ткацких фабриках России, беспокойная, умная душа (Максим Горький, Мои университеты).

УНЫВАЮЩАЯ
Сии небесные друзья на высоте, Младые спутники денницы... О! сколь они, в виду сей урны гробовой Для унывающей души красноречивы: Тоскуя ль полетит она за край земной – Там все утраченные живы (В. А. Жуковский, Славянка). 

УНЫВШАЯ
Итак, оставить сей гостеприимный кров,  Где снова с тишиной и радостью дружился И с каждым днем добрей и лучше становился! Нося из края в край отеческих богов, Скитался долго я, как странник бесприютный, Далёко от родных, от милых, от друзей,  Встречал холодный взгляд, холодных лишь людей И, перестав уже погоды ждать попутной, Вздремал под бурей бед унывшею душой… (А. Ф. Войеков, К Ек. Аф. Протасовой при отъезде из её деревни 31 января).

УНЫЛАЯ 
Едва к тебе с любовью прикоснёшься,  И свежесть первобытных впечатлений По чувствам очерствевшим разольётся,  И мягкостью и теплотою прежней Разнежится унылая душа (П. А. Вяземский, Тропинка). Случайно он забрел в Господний храм, И всё кругом ему так чуждо было... Но  что ж откликнулось в душе его унылой, Когда к забытым он прислушался словам? (А. Н. Апухтин, Равнодушный). Но нет! не всё мне изменило: Ещё один мне верен друг, Один он для души унылой Друзей здесь заменяет круг (Д. В. Веневитинов, Послание к Рожалину). Так минет наконец пора дремоты косной, Унылая душа воспрянет ото сна, И снова грянет песнь моя победоносно, – И потечёт стихов созвучная волна! (К. Р. [Константин Романов], «Затишье на море... За бурею строптивой…»).

УПОЕННАЯ
Всё так живо, так кипит, Солнце ярко так горит, Так манит к существованью, Что и места нет мечтанью, – Полной жизнью ты живёшь, С воздухом раздолье пьёшь, И душою упоенной Ты создателя вселенной  Здесь за жизнь благодаришь… (И. П. Мятлев, Неаполь).

УПОРНАЯ
Всё каменней ступени, Всё круче, круче всход. Желанье достижений Ещё влечет вперёд. Но думы безнадежней Под пылью долгих лет. Уверенности прежней В душе упорной – нет (В. Я. Брюсов, Лестница). Что же ты тянула, воскликнули бы все, но никто не воскликнул, потому что знали, что ей сначала поставили другой диагноз, опухоль, и опухоль всё росла и росла, пока не начала шевелиться и дрыгать ножками, тогда-то баба Паня, проплутав по районному и областному горздраву, направилась с пачкой бумажек искать правду в министерство в Москву и добилась своего, упорная душа, потому что действительно она могла при своём сердце умереть от родов и оставить троих детей сиротами (Людмила Петрушевская, Бедное сердце пани).

УПРЯМАЯ
Много я сорвал цветов, И ликующих и бледных, В этих чащах заповедных, Далеко от городов. Но упрямая душа Говорит, что лишь вначале, В утро, чуждое печали, Радость счастья хороша (К. Д. Бальмонт, Утренний цветок).

УСНУВШАЯ
И часто, как печать, клеймит Чело счастливца вид унылый, И сквозь пустынные глаза, Без дум, проглядывает скука... Но загреми над ним гроза, Проснись в душе уснувшей мука – Вдруг чувства молния блеснет, Из-под ресницы, в пылких взорах, И растопившись, потечёт Душа в высоких разговорах  (Ф. Н. Глинка, Засуха). Как это страшно: видеть родное лицо, но слышать чужие, безразличные слова! И нельзя докричаться до уснувшей души несчастного! (Сергей Кичигин, Два цвета радуги).

УСОПШАЯ
У беса праздник. Скачет представляться Чертей и душ усопших мелкий сброд, Кухмейстеры за кушаньем трудятся, Прозябнувши, придворный в зале ждёт (М. Ю. Лермонтов, Пир Асмодея). Разве что от кустика до кустика По следам давно усопших душ Я пойду, чтоб думами до Устюга Погружаться в сказочную глушь (Николай Рубцов, Подорожники).
 
УСПОКОЕННАЯ
Стихии безбрежной, бездонной Уймётся волненье, и вскоре В свой уровень вступит законный Души успокоенной море (А. К. Толстой, «Вздымаются волны как горы...»).

УСТАВШАЯ
Человеку нужна тишина После грома и шумных дождей: Ведь уставшую душу она Лечит лучше искусных врачей (Анатолий Бесперстых, Тишина).
 
УСТАЛАЯ
Хоть вообще я не охотник до сладеньких сцен, но приятно иногда отречься от так называемых нечистых помыслов, в особенности когда надоедят хлопоты, с которыми они достаются, погрузиться усталой душой в ванну тёпленьких ощущений и вместе с полными силами вынести оттуда чистую привязанность хорошенькой женщины (М. В. Авдеев, Тетрадь из записок Тамарина). И тьмой и холодом объята Душа усталая моя; Как ранний плод, лишенный сока, Она увяла в бурях рока Под знойным солнцем бытия (М. Ю. Лермонтов, «Гляжу на будущность с боязнью...»). Прощай, убогая, оплаканная келья, Где год тому назад с надеждою такой Справлял я праздник новоселья, Где думал отдохнуть усталою душой! (А. Н. Апухтин, В тот же день вечером). Усталым душам вдруг сдаётся, Взглянув на лоно прошлых дней, Что жизнь приниженно смеётся Над отраженьем их теней (А. А. Блок, «Усталым душам вдруг сдаётся…»).

 УСТРАШЁННАЯ. См. Оскорблённая душа.

УСЫПЛЁННАЯ
Перед ним  вдруг раздвинулся горизонт жизни, он почувствовал себя гордым, могучим; усыплённая душа проснулась от знойного дыхания женской страсти. … Он вдруг вырос в собственных глазах, вдруг почувствовал и сознал в себе массу способностей и сил, которых не подозревал; воскресло все, что он считал погибшим (И. А. Гончаров, Обломов).

УТОМЛЁННАЯ
Друг мой, мы оба устали; Радость моя! Радости нет без печали. Между цветами – змея; Кто же с душой утомлённой Вспыхнет мечтой полусонной? Кто расцветёт белладонной – Ты или я? (К. Д. Бальмонт, Белладонна).

УЯЗВЛЁННАЯ
Сердце его ныло, болезненно обливаясь кровью и не давая слез уязвлённой душе его. Он не понял, что говорила ему Катерина, и любовь его пугалась чувства, волновавшего бедную женщину. Он проклял страсть свою в эту минуту: она душила, томила его, и он слышал, как растопленный свинец вместо крови потёк в его жилах (Ф. М. Достоевский, Хозяйка). Вот что каждый должен знать об эволюции: от года к году телесные раны затягиваются всё дольше, зато душевные – всё быстрей. Смерть – это и есть в одночасье затянувшаяся душевная рана. На противоположном ей полюсе силою вещей мы обнаруживаем отчаяние. Как минимум оно не позволяет душе (что бы это слово ни значило) впадать в анабиоз. С гениальной простотой сказал об этом Анне Ахматовой Николай Пунин: «Не теряйте своего отчаяния!» Из людей, мне известных, первым, кто своего отчаяния не потерял, я бы назвал Самуила Лурье. Вся его изощрённая эстетика исходит из простого ощущения: человек, однажды взглянувший окрест себя, не может не остаться на всю жизнь с уязвлённой душой. А это значит, что страдания человечества для него не пустой звук, и душу свою сегодняшнему юбиляру вряд ли удастся излечить в обозримом будущем (Андрей Арьев, Не теряя отчаяния).

 

ФИЛИСТЕРСКАЯ
Впрочем, фатум босяков вовсе не написан на их лицах, как у героев Марлинского. Все дело в том, что Горький умеет, заглянув даже в нашу филистерскую душу, открыть в ней порою черты босячьей психологии (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

 

ХВАСТЛИВАЯ
– Должен, да не обязан, – криво усмехнулся Букин. – Придёт время, и в курс введу, и за курс. И вообще: спешка нужна при ловле блох. Слышал? И Сенькин, наконец, сориентировался, как должно вести себя с этим чванливым парнем, чтобы расположить его к открытости.  – Да, слышал я, слышал, Никита, – сменил он тон на заискивающий, нарочито подливая елей на хвастливую душу сержанта. – Но ты, видать, уже и план захвата распланировал, а я ещё так ничегошеньки и не знаю (Виктор Полозов, Заря рассветная).

ХВАСТЛИВО-ГОРЯЧАЯ
Шумят, лукавят, рыскают по свету, И души их хвастливо-горячи: В одних «безумно влюблены» поэты, В других – артисты, в третьих – скрипачи! Неужто в этом высшая награда? И для чего такая чепуха?  Угомонитесь, милые, не надо! И не берите на душу греха!  (Эдуард Асадов, Хвастуны).

ХИТРАЯ. См. Простодушная душа.

ХИТРОУМНАЯ
В природе смена вечна и быстра: Лягушка поедает комара, Гадюка пообедать хочет, Гадюка на лягушку зубы точит. А где-то ёж, отчаянный в бою, Сурово точит зубы на змею, Лисица, хитроумная душа, Сощурясь, точит зубы на ежа. А волк, голодный, плюнув на красу, Порою точит зубы на лису. Лишь люди могут жить и улыбаться, Поскольку людям нечего бояться, Но, видимо, судьба и тут хохочет, А люди друг на друга зубы точат (Эдуард Асадов, Круговорот в природе).

ХЛАДЕЮЩАЯ
Не зная, где найти страданию исход Или вопросам объясненье, Печальных перемен он равнодушно ждёт, Не требуя успокоенья; Во всех явлениях всегда одно и то ж Предузнавает он, унылый, И сон хладеющей души его похож На мир безжизненной могилы (И. С. Никитин, «Наскучив роскошью блистательных забав…»).

ХЛАДНАЯ 
Гляжу, как безумный, на черную шаль, И хладную душу терзает печаль... (А. С. Пушкин, Чёрная шаль). Услышь, Христе, моё моленье! К рабу заблудшему приди! Из бездны мрака и забвенья Меня во свет твой приведи! Возжги во мне светильник веры, Надежду крепкую пролей, И душу хладную без меры Святой любовию согрей! (П. П. Ершов, Молитва).  И кто, кто скажет, совесть заглуша: Прелестный лик, но хладная душа! (М. Ю. Лермонтов, Измаил-Бей).

ХМЕЛЬНАЯ
Все ближе шум весенних юбок, Все жгучей ласки ветерков, И вновь моих молчаний кубок Наполнен страстью до краёв. Свершает яркую обедню С грехом играющая кровь, Душа хмельна, и все победней Поёт воскресшая Любовь (А. И. Тиняков, «Всё ближе шум весенних юбок...»).

ХМУРАЯ
Как мил мне дробный бег служилого сословья / по хрусткому снежку. В обманной темноте / утрами февраля, у года в изголовье, / когда бессветны дни, но всё ж уже не те!.. И хмурая душа опять как будто юна. И снегом щёки трёт, вертясь на каблуках. А девушка-дичок, лимитчица, фортуна, / хохочет, проходя, и ускоряет шаг (Геннадий Русаков, «Я не забыл тот быт Москвы аляповатой…»).

ХОЛОДНАЯ
Иду я мирною равниной, Мой полдень тих.  Остался голос лишь единый Времён других. И есть мечта в душе холодной, Одна досель; Но думе детской и бесплодной Предаться мне ль? Когда свой долг уж ныне ясно Ум оценил; Когда мне грех терять напрасно  Остатки сил! (К. К. Павлова, Дума). Как царство белого снега, Моя душа холодна. Какая странная нега В мире холодного сна! (В. Я. Брюсов, «Как царство белого снега…»). Прости меня: виновен я, Душа холодная моя Оледенила грудь твою (Б. А. Садовской, «Прости меня: виновен я...»).

ХОЛОДНО-ЖЕСТОКАЯ
Душонка. –  Кто же этот каретник, откуда он? –  спросила, крестясь, барыня. Роман запнулся. Множество разнородных ощущений боролись в нем: боязнь потерять нажитые деньги и страх окончательно погубить сына, желание угодить Перебоченской и недоверие к её алчной, холодно-жестокой и мстительно-мелкой душонке (Г. П. Данилевский, Воля).

ХОЛОПСКАЯ
Вот Хвостовой покровитель, Вот холопская душа,  Просвещения губитель,  Покровитель Бантыша! Напирайте, Бога ради, На него со всех сторон! Не попробовать ли сзади? Там всего слабее он (А. С. Пушкин, На кн. А. Н. Голицына). Душонка. Лишь только я договорил последние слова, как все перебежали на другую сторону, осталось пять человек конторских служащих. Федорович сел в галошу, но зато я не пожалел красок обрисовать перед рабочими холопские душонки пресмыкающихся конторщиков и подрядчиков, считающих себя выше рабочих (П. А. Моисеенко, Воспоминания старого революционера).

ХОЛОПЬЯ
Те, у кого душа холопья, Лишь за развязку любят сказки. А ты... Ты смотришь исподлобья На синие сырые хлопья Узорчатой домашней вязки И вздрагиваешь, как от ласки  (Татьяна Бек, «Те, у кого душа холопья …»).

ХОРОШАЯ
Плоть немощна, а душа грешна. Плоть грешна, да душа хороша (В. И. Даль, Пословицы русского народа). Собравшись с силами, Соня приподнялась, начала утирать слезы и рассказывать. – Николенька  едет через неделю, его...  бумага... вышла... он сам мне сказал... Да я бы всё не плакала... (она показала бумажку, которую держала в руке:  то были стихи, написанные  Николаем)  я бы всё не плакала, но  ты  не можешь... никто не может понять... какая у него душа. И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша (Л. Н. Толстой, Война и мир). [Аня:] Мама!.. Мама, ты плачешь? Милая, добрая, хорошая моя мама, моя прекрасная, я люблю тебя… я благословляю тебя. Вишнёвый сад продан, его уже нет, это правда, правда, но не плачь, мама, у тебя осталась жизнь впереди, осталась твоя хорошая, чистая душа… Пойдём со мной, пойдём, милая, отсюда, пойдём!.. Мы насадим новый сад, роскошнее этого, ты увидишь его, поймёшь, и радость, тихая, глубокая радость опустится на твою душу, как солнце в вечерний час, и ты улыбнёшься, мама! Пойдём, милая! Пойдём!.. (А. П. Чехов, Вишнёвый сад). –  Богатенький он был хохол, но, на редкость, из  богатеньких,  хорошей  души человек. И вот вздумалось ему, парень, загулять. А  у  меня  работ,  самая горячая пора, до черта  всяких  заказов.  Я  ему  и  говорю:  «Ты,  Трофим Денисович, пей с работниками продолжай, а меня  уволь,  парень,  не  могу, работы много». Он на это согласился  (Михаил Шолохов, Поднятая целина).

ХРАБРАЯ
Для лучшей храбрых душ поджоги Ты расскажи им русску быль, Что старики, быв в службе строги, Все невозможности или в пыль (Г. Р. Державин, Атаману и войску Донскому). Рядом с тюрьмой, которая представляла собой перегороженный деревянными решётками каменный мешок, достаточный для содержания по крайне мере полусотни человек, была устроена пыточная – отдельная глухая комната, способная одним своим видом привести в трепет даже самую храбрую душу (В. Г. Порутчиков, Гибель Царьграда).

ХРИСТИАНСКАЯ
 Душа христианска, да совесть цыганска!  (В. И. Даль, Толковый словарь живого великорусского языка) .– Эх, грех, грех – вот до чего довёл свою кровь...  Драчена сделала круглые глаза и смотрит в Пимку: – Пропала христианская душа... (Н. Г. Гарин-Михайловский, Деревенские панорамы). И христианская её душа, несмотря на роскошь отдыха, испытывала лёгкий стыд (Людмила Улицкая, Казус Кукоцкого).

ХРИСТОРАДНАЯ
...Жил да был на земле человек С христорадной душою бесстыжею, – Он слезами свой маялся век, Как с мужицким горбом или грыжею (Вениамин Блаженный, Блаженный).

ХРУПКАЯ
Уже дубы в последнем редком золоте На пустыре застыли не дыша. И беззащитна, Как свеча на холоде, В глухом просторе хрупкая душа (Анатолий Жигулин, «Белеет зябь морозными ожогами…»).

ХРУСТАЛЬНАЯ
Ты была безропотно-покорна, Ты умела верить и любить, Дни твои – жемчужин белых зёрна, Низанных на золотую нить. Ты была нетронутой и ясной, Как душа хрустальная твоя. Вечный мир душе твоей прекрасной, Отстрадавшей муки бытия (Мирра Лохвицкая, Цветок на могилу).

ХУДОЖНИЧЕСКАЯ
В книге [«Мир спасает добро»] помещены произведения, хорошо известные читателям, – это можно сказать и о романах, и о «Кукараче», и о рассказах «Неблагодарный», «Дидро», «Собака», «Коррида», быстро ставших хрестоматийными, заставившими в 70-е годы говорить о новом творческом «лице» Нодара Думбадзе, когда наша словесность была вынуждена в основном благостно молчать обо всём на свете, прокричавшем (иначе не скажешь) о скромном и славном человеке, раздавленном действительностью сороковых годов. Признанный, увенчанный разнообразными наградами писатель не забывал о своём писательском долге, жила, значит, не боялась ранить себя его художническая душа (А. А. Руденко-Десняк, Мир спасает добро).

 


ЦАРСТВЕННО СВЕТЛАЯ
Светились Альпы, озеро дышало – И тут же нам, сквозь слёз, понятно стало, Что чья душа так царственно светла, Кто до конца сберег её живую – И в страшную минуту роковую Всё той же будет, чем была... (Ф. И. Тютчев, «Её последние я помню взоры...»).

ЦВЕТУЩАЯ
Надо мною, / кроме твоего взгляда, / не властно лезвие ни одного ножа. Завтра забудешь, / что тебя короновал, / что душу цветущую любовью выжег, / и суетных дней взметённый карнавал / растреплет страницы моих книжек (В. В. Маяковский, Лиличка!).

ЦЕЛЕБНАЯ. См. Греющая душа.

ЦЕЛЬНАЯ
– Зачем ты меня сюда привёл? – спросила Таня. – Чтобы прочесть тебе эти стихи, – улыбнулся Марвич. – Почему именно здесь? – Мне здесь нравится, – медленно заговорил он. – Здесь наша общность, здесь наша цельная душа. Мы заняты одним делом и чувствуем теплоту друг к другу, хоть и не все знакомы, но мы все вместе – сварщики, крановщицы, шоферы, трактористы... Понимаешь? Все вместе... Поэтому я и привел тебя сюда. Ты понимаешь меня? – Я тебя люблю, – сказала она (Василий Аксёнов, Пора, мой друг, пора).

ЦИНИЧНАЯ
На свежем воздухе мне стало лучше, и мозг заработал без сбоев. Что бы ни говорила совесть, подстегиваемая юношескими реакциями тела, циничная душа утверждала, что моей вины здесь нет. Я делал то, что должен, и нужно иметь смелость принять то, что свершилось. Всё правильно, но уверен, эта ночь будет мне сниться ещё очень долго. Как верно сказал Уильям наш Шекспир: мавр сделал свое дело, мавр может уходить. В этом мире Шекспир не родился, но мудрость его мыслей от этого меньшей не становилась (Григорий Шаргородский, Видок). Я буду долго помнить хмурое утро дня приезда, пешие прогулки по улицам и проспектам, ночные разговоры, кофе с молоком, откровения и признания. Питер никого не оставляет равнодушным. Он заставляет чувствовать даже самую черствую и циничную душу (Вячеслав Агеев, Что дальше?).

ЦЫГАНСКАЯ
– Так ты думала, змея подколодная, что жить тебя я оставлю после того, гадину, что не залью я боль свою сердечную кровью твоею поганою?.. Довольно послужил я тебе и дьяволу, пошёл, подлый, против своего благодетеля, князя-батюшки, чуть дочь его, святую, чистую, непорочную, не отдал своими руками на поругание извергу! А все кого теша, как не тебя да дьявола?.. За казной сюда пришла, алчная душа цыганская, за сокровищем! Приготовил я тебе сокровище; может, малость грехов твоих неискупимых простится тебе, как примешь ты от руки моей смерть мучительную (Н. Э. Гейнце, Малюта Скуратов). Тихо тянутся сонные дроги И, вздыхая, ползут под откос.  И печально глядит на дороги У колодцев распятый Христос. Что за ветер в степи молдаванской! Как поёт под ногами земля! И легко мне с душою цыганской Кочевать, никого не любя! (А. Н. Вертинский, В степи молдаванской)

 

ЧАДНАЯ
 «Опомнись, Микишка, душа надобна...». Толстому угодно было, чтобы слова эти не только не пропали, но оказались властными: услышав отцовский вопль, Никита приказал тушить – и в его чадную душу проникла скука, эта первая ласточка ещё далёкой весны, которая ждёт Никиту где-нибудь в тундре (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ
– Когда подкатит под сердце господскому человеку, это – хуже нет. Единое средство против – в бега! А то долго ли бесу опутать душу человеческую? Бес у нас в Волкояре не то что людьми, – горами качает! (А. В. Амфитеатров, Княжна). Теперь остается только один неутомимый борец эклектизма – г. Бартелеми Сент-Илер. Каждый год, перед десятком апатических слушателей, роется он, с помощью психологии своего изобретения, в душе человеческой, как в старом арсенале, наполненном всякою всячиной, и, разумеется, находит в ней всё, что ему угодно (П. В. Анненков, Парижские письма). – Не мерь всех по себе! – по-женски победно говорила необъятному старику брошенная жена, ибо знала, что человек, которого она бесконечно уважала (и этим отношение её к Колюниному отцу удивительным образом совпадало с мнением мало кого признававшей тётки Людмилы) и к кому до конца дней обращалась на «вы», был привязан к её дому, насколько только может прилепиться к чему-то человеческая душа и без остатка себя отдать (Алексей Варламов, Купавна). Попытка поставить искусство в зависимость от расщепления атомного ядра. Но расщепляется атом, а не душа человека. Когда начнется расщепление человеческой души, искусство погибнет (Владимир Солоухин, Камешки на ладони).

ЧЕЛОВЕЧНАЯ
Быть может, честное перо твоё могло б Любовь к отечеству напомнить «патриотам», Поднять подавленных тяжёлым жизни гнетом; Заставить хоть на миг поникнуть медный лоб; Спасти обрывки чувств, которые остались; Уму отвоевать хоть скромные права; И, может быть, средь нас те вновь бы повторялись Забытые слова. Преемника тебе не видим мы пока. Чей смех так зол? и чья душа так человечна? О, пусть твоей души нам память будет вечна, Земля ж могильная костям твоим легка! (А. М. Жемчужников, Забытые слова / Памяти М. Е. Салтыкова).

ЧЕЛОВЕЧЬЯ
У бедного шуба овечья, а та же душа человечья (В. И. Даль, Пословицы русского народа). Неужели только в том и счастье, Чтобы бронзой числиться в саду? Не хочу я участи блестящей, Неподсуден пошлому суду. Стоило ли раскаляться лавой, Чтоб затем оледенеть в металл? Что мне братская могила славы, О которой с юности мечтал! Нет, не по торжественным парадам, Не в музее, датой дорожа, Я хочу дышать с тобою рядом, Человечья тёплая душа (И. Л. Сельвинский, Словно айсберг). Неравный бой – корабль кренится наш, – Спасите наши души человечьи! Но крикнул капитан: «На абордаж!  Ещё не вечер, ещё не вечер!» (Владимир Высоцкий, Ещё не вечер).

ЧЕРНИЛЬНАЯ
Времён минувших стрекулист Ещё владычествует в мире, Хоть вымыт, выбрит, с виду чист, В благопристойном вицмундире, – Но всё чернильная душа Хранит подьячества привычки (В. С. Курочкин, Во всех ты, душенька, нарядах хороша!).  Губернатор сказал, что он забыл разрешение,  данное  мне.  Полицмейстер лукаво спросил, не прикажет ли он переписать бумагу. – Стоит ли труда! – прибавил простодушно губернатор. – Поймали, – сказал мне полицмейстер, потирая от удовольствия руки... – чернильная душа! (А. И. Герцен, Былое и думы). – За что сидел… –  жевал Шахурин (ему задал идиотский вопрос посторонний потомок, чернильная душа, не зная, как обжигает пламя великих) (Александр Терехов, Каменный мост).
 
ЧЕСТНАЯ
Как лебедь восстаёт белее из воды, Как чище золото выходит из горнила, Так честная душа – из опыта беды (П. А. Катенин, «Кто принял в грудь свою язвительные стрелы...»). Лишь от одних девушек веяло нравственною чистотой; у большинства из них были высокие стремления, честные, чистые души; но они не понимали жизни и верили, что взятки даются из уважения к душевным качествам, и, выйдя замуж, скоро старились, опускались и безнадежно тонули в тине пошлого, мещанского существования (А. П. Чехов, Моя жизнь). От Крыма до Колы, Сославшись на Бога, Мы наши расколы Преследуем строго. Средь нравственной суши – Ни чувства, ни мысли; А честные души Разрыхли, раскисли (А. М. Жемчужников, «Скерцо» на гражданские мотивы).

ЧЕСТОЛЮБИВАЯ
…праздничной порой Кипит торговля площадная; Так говорливо вторит ей Разноголосица живая Старух, индеек и гусей! Туда ль душе честолюбивой Нести плоды священных дум? (Н. М. Языков, Барону Дельвигу).

ЧЁРНАЯ
Но чувства прежние свои Ещё старушка не забыла И пламя поздное любви С досады в злобу превратила. Душою чёрной зло любя, Колдунья старая, конечно, Возненавидит и тебя; Но горе на земле не вечно (А. С. Пушкин, Руслан и Людмила). – Пойдём к предателю Мазепе и потребуем, чтоб он отдал нам батьку, живого или мёртвого; а я берусь отделить чёрную душу Мазепину от его гнилого тела...  (Ф. В. Булгарин, Мазепа). К запаху воска, шедшему от игрушки, примешивался неуловимый аромат, и чудилось погибшему человеку, как прикасались к ангелочку её дорогие пальцы, которые он хотел бы целовать по одному и так долго, пока смерть не сомкнет его уста навсегда. Оттого и была так красива эта игрушечка, оттого и было в ней что-то особенное, влекущее к себе, не передаваемое словами. Ангелочек спустился с неба, на котором была её душа, и внёс луч света в сырую, пропитанную чадом комнату и в чёрную душу человека, у которого было отнято всё: и любовь, и счастье, и жизнь (Л. Н. Андреев, Ангелочек).  День Победы, пора домой ехать, а тут нашлась в полку чёрная душа – оклеветала меня перед начальством, и арестовали солдата (Владимир Сорокин, Кисет). В чёрной «Тойоте» «крутой» депутат – Тот, кто искусно кормил нас «лапшой»: Крест с бриллиантом, а сам – без креста, С толстой мошною и чёрной душой. Чёрная сила бомбила Афган. Чёрное золото – в чёрный карман. Чёрные дыры и «Чёрный квадрат», Чёрный антихрист по-чёрному рад (Анатолий Бесперстых, Чернь).

ЧЁРСТВАЯ
Прочь с презренною толпою! Цыц; схоластики, молчать  Вам ли чёрствою душою Жар поэзии понять? (Н. М. Языков, «Прочь с презренною толпою!..»). Черства душа крестьянина,  Подумает ли он,  Что дуб, сейчас им сваленный,  Мой дед рукою собственной Когда-то насадил?  (Н. А. Некрасов, Кому на Руси жить хорошо).

ЧИНОВНАЯ
Они, все эти исполины, отличались бесстрашием. И Капица, и Прянишников, и Тимофеев. Мужество  мысли,  её  отвага  у  них  соединялись  со  смелостью гражданской. В этом была цельность их натур. С Капицей  вынуждены  были  считаться,  его  поведение  создавало  ауру неподчинения, а неподчинение – то, что всегда смущает чиновные души (Даниил Гранин, Зубр).

ЧИСТАЯ
Любезны мы богам, чего же нам страшиться? Мы чистою душой привыкли им молиться! (П. А. Вяземский, Послание к Жуковскому в деревню). Таков я. И того ль искали Вы чистой, пламенной душой. Когда с такою простотой, С таким умом ко мне писали? (А. С. Пушкин, Евгений Онегин). Но Варенька, оставшись одна, со своей доброй, любящей её до беспамятства матерью, но которая не имела на неё никакого морального влияния, не была уже ребёнок. Спокойно закрылись глаза её доброй гувернантки, которая знала, что в её семнадцатилетней Вареньке есть чистая душа, верный и светлый взгляд на жизнь и крепкая твердая воля (М. В. Авдеев, Варенька). Одного хочу любить Христа, Одному хочу служить я Богу: Я избрал тернистую дорогу, – И теперь душа моя чиста, И мечты мои свободней ветра! (Д. С. Мережковский, Франциск Ассизский). Перед этой Жёлтой, захолустной Стороной берёзовой Моей, Перед жнивой Пасмурной и грустной В дни осенних Горестных дождей … Я клянусь: Душа моя чиста (Николай Рубцов, До конца).

ЧИСТЕЙШАЯ
 О, ты, чистейших душ невинно утешенье, Приятнейшая страсть чувствительных сердец, Любовь, дающая нам всем одушевленье! Твои я нежности представлю наконец (И. Ф. Богданович, Блаженство народов).

ЧИЩЕ РОДНИКА
По Божьей воле христиане – С душою чище родника: Живут и здравствуют славяне Под небом многие века (Пётр Буганов, Славянам).

ЧУВСТВЕННАЯ
В третьей части «Теодицеи» Лейбниц говорит, что предсуществующая чувственная душа получает разум в момент зачатия человека благодаря особому акту Бога или благодаря изначала существующему предрасположению и что до этого момента органическое тело её испытывает много изменений (Н. О. Лосский, Учение о перевоплощении).  Музыка и поэзия, рисунок и пение – важнейшие раздражители детского таланта, ибо в основе музыкальных пристрастий лежит абстрактный звук, а в поэзии – видна открытая чувственная душа ребёнка или подростка (Рубен Ангаладян, Параджанов).

ЧУВСТВИТЕЛЬНАЯ
Короче: ровно ничего Кругом для взора моего  И для чувствительной души Не представлялось в сей глуши; И мы вошли в сию корчму – Она похожа на тюрьму, К которой уж давно, давно Не мыто и не метено (Н. М. Языков, Чувствительное путешествие в Ревель). Часто в стихах нашего поэта видна сладкая задумчивость, истинный признак чувствительной и нежной души; часто, подобно Тибуллу и Горацию, сожалеет он об утрате юности, об утрате пламенных восторгов любви и беспредельных желаний юного сердца, исполненного жизни и силы (К. Н. Батюшков, О сочинениях г. Муравьева). Но тонкая, чувствительная душа, как бы ни была сильна, – увы, не всегда и не все может выдержать (Людмила Лопато, Волшебное зеркало воспоминаний).

ЧУГУННАЯ
В кабинете загорелась зелёная лампа, и  Александр  II,  возмущённый  до глубины чугунной души, глянул на  троих.  В  зелени  кабинета  Василиса  в первый раз в жизни узнал, как приходит, грозно кружа голову,  предчувствие обморока. Все трое принялись первым долгом за обои (М. А. Булгаков, Белая гвардия).

ЧУДЕСНАЯ
– Бессмысленно молчать, мамаша! Что я выиграю молчанием? Несколько лишних секунд агонии, а проиграю удовольствие поболтать с хорошим человеком. Я думаю, что на том свете нет таких хороших людей, как на этом... Мать беспокойно перебила его речь: – Вот придет она, барыня-то, и будет ругать меня за то, что ты говоришь... – Она не барыня, а – революционерка, товарищ, чудесная душа. Ругать вас, мамаша, она непременно будет. Всех ругает, всегда... (Максим Горький, Мать).

ЧУДНАЯ
Был у княжны обед – кой-кто из света И, между знаменитостями дня, Её друзья, известных два поэта.  Один – о чудная душа! Огня,  Любви исполнен, жаждал мира, света,  Мог всё иметь, но презрел блеск и шум И предпочёл свободу чистых дум… (А. Н. Майков, Княжна). Но только женщина и будущая мать Душою чудною способна угадать, В священные часы своей великой муки, Как тяжки иногда певцу веселья звуки (Л. А. Мей, «Он весел, он поёт, и песня так вольна...»).

ЧУДНО-ХОРОШАЯ
«Если   б  она  знала,  если  б  она  только  знала,  как  велика,  как чудно-хороша  эта  благородная,  светлая  душа  милой княжны! – сверлила мой мозг  волновавшая  меня  мысль. – Если б она знала, сколько самоотвержения и доброты в детском сердечке Нины!..» (Л. А. Чарская,   Записки институтки).

ЧУЖАЯ
Чужая душа –  тёмный лес. Чужая душа –  потёмки. В чужую душу не влезешь (В. И. Даль, Пословицы русского народа). Но вместе быть я не могу с тобою.  В свою любовь всю душу я вложил. И Бог, людей ревнуя, запретил, Чтобы душа слилась с чужой душою. Я ухожу, склоняясь пред судьбою, Лишь оттого, что слишком я люблю (Н. М. Минский, Романс).    Среди забот и в людной той пустыне, Свои мечты покинув и меня, Успел ли ты былое вспомнить ныне? Заветного ты не забыл ли дня? Подумал ли, скажи, ты ныне снова, Что с верою я детской, в оный час, Из рук твоих свой жребий взять готова, Тебе навек без страха обреклась? Что свят тот миг пред Божьим провиденьем, Когда душа, глубоко полюбя, С невольным скажет убежденьем Душе чужой: я верую в тебя! (К. К. Павлова, 10 ноября 1840). Быть поэтом – это значит то же, Если правды жизни не нарушить, Рубцевать себя по нежной коже, Кровью чувств ласкать чужие души (Сергей Есенин, «Быть поэтом – это значит то же...»). Как туман на рассвете – чужая душа. И прохожий в  неё заглянул не спеша,  Улыбнулся и дальше пошел…  (Г. В. Иванов, «Как туман на рассвете – чужая душа...»).

ЧУЖДАЯ
В младенческих глазах горит души рассвет,  И мысли на челе прорезан ранний след,  И чувствам чуждая душа, ещё младая,  Живёт в предчувствии, грядущим обладая (П. А. Вяземский, Байрон) Младенчество своё я вспоминаю с печалью. Каждое младенчество печально: скуден тихий мир, в котором грезит жизнью ещё не совсем пробудившаяся для жизни, всем и всему ещё чуждая, робкая и нежная душа. Золотое, счастливое время! Нет, это время несчастное, болезненно-чувствительное, жалкое (И. А. Бунин, Жизнь Арсеньева).

ЧУЖДАЯ НАПРЯЖЁННОСТИ. См. Смирная душа

ЧУТКАЯ
Но чуткая душа не слушает ума, Не верит выводам, проверенным годами, И ждёт – всё ждёт, что дрогнут ночь и тьма И хлынет мощный свет горячими волнами!.. (С. Я. Надсон, «О, если б только власть сказать душе: «Молчи!..»). Порою вешнею счастлив Поэт: уж он не дремлет И силы творческой прилив Душою чуткой внемлет (К. Р. [Константин Романов], «Вернулся Май! Уж журавли…»). Раннее горе коснулось души его чуткой... И позабыть невозможно, и вспомнить так жутко! (А. Н. Апухтин, На бале). Употребляя  молитвы святых, мы находимся  в  положении  человека, который  прислушивается к музыке  великих композиторов. Он воспринимает  через  музыку только то, на что сам способен, то есть у  него дрожат  в душе те струны, которые уже способны отозваться на многосложность данной музыки. Но по  мере того, как он прислушивается чаще и чаще, его душа делается более чуткой, и в какой-то момент ему не нужна будет музыка, потому что он сможет перейти из звука в молчание или потому, что  он воспримет  начальные звуки  и  потом их остановит  для того,  чтобы ими жить дальше (митрополит Сурожский Антоний, Жизнь).


 

ШЕЛКОВИСТАЯ
Слепой, как мрамор, близился он к цели, / шагал, неотразимый, как зима. Охотники, плутавшие в метели, / его видали и сошли с ума. Но вот достиг он твоего предела / и замер вдруг: цвела твоя страна, / ты счастлива была, дышала, рдела, / в твоей стране всем правила весна. Легка, проста, с душою шелковистой, / ты в солнечной скользила тишине / и новому попутчику так чисто, / так гордо говорила обо мне (В. В. Набоков, Великан).

ШЕСТИКРЫЛАЯ
Так, над вашей игрой – крупною, (Между трупами – и – куклами!) Не общупана, не куплена, Полыхая и пля – ша Шестикрылая, ра – душная, Между мнимыми – ниц! – сущая, Не задушена вашими тушами Ду – ша! (Марина Цветаева, душа).

ШЁЛКОВАЯ
Каштановые волосы и борода густы и мягки, как шёлк. Говорят, что мягкие волосы служат признаком мягкой, нежной, «шёлковой» души. . . Преступники и злые, упрямые характеры имеют, в большинстве случаев, жёсткие волосы (А. П. Чехов, Драма на охоте).

ШИРОКАЯ
Иван Васильевич глядел на эту картину, как на святыню, и ему показалось, что он в ней видел светлое олицетворение тихой семейственности, этого высокого вознаграждения за все труды, за все скорби человека. И мало ли, долго ли стоял перед этой чудной картиной – он этого не заметил; он не помнил, что слышал, что говорил, только душа его становилась все шире и шире, чувства его успокоились в тихом блаженстве, а мысли слились в молитву (В. А. Соллогуб, Тарантас). – И ты меня обманываешь, Боренька... Я ведь чувствую твою великодушную политику. Насквозь я тебя понимаю! Штиблеты потому оказались узки, что душа у тебя широкая. Ах, Боря, Боря! Всё я понимаю и всё чувствую! (А. П. Чехов, Отец). Он говорил постоянно: «Адольф, Адольф, вот мои амбары, вот мой текущий счёт, бери всё, только учись». Широкая, русская душа. Но я презирал деньги, я был и я умру идеалистом (А. Н. Толстой, Чёрная пятница). Ходи, Дыши И дивись раздолью, Гляди, как родина хороша! Любой попотчует хлебом-солью – У псковитян широка душа (Светлана Молева, Псковщина). В душе каждого из нас открывается тёмный портал. Вот уж воистину широка душа русского человека – и Бог, и сатана в ней вмещаются. А каковы первые признаки того, что душа наша открыта адской бездне и демоны населяют землю через нас? – Когда мы начинаем видеть немощи окружающих нас людей, когда дерзаем делать им замечания и осуждать их (протоиерей Григорий Григорьев, «Не судите, да не судимы будете…»).

ШИРОКО РАСКРЫТАЯ
Русские крестьяне на рубеже XIX-XX вв. отдавали безусловное предпочтение «божественным книгам» и тем произведениям светской литературы, которые с ними перекликались. Жития святых (чаще всего доходившие до народа в виде книжек, написанных безграмотно, «варварским языком») слушались и читались «с благоговением, с восторженной любовью, с широко раскрытыми глазами и с такою же широко раскрытой душой». Произведения же развлекательного характера, именовавшиеся «сказками», расценивались как жанр низкий. Они бытовали весьма широко, но вызывали к себе пренебрежительное отношение и награждались нелестными эпитетами («побасенки», «побасульки», «чепуха» и т. п. (В. Е. Хализев, Теория литературы).

 

ЩЕДРАЯ
Напротив того, взирают Боги на любимца муз, Сердце нежное влагают И изящный нежный вкус; Всем душа его щедра. Друг он общего добра! (Г. Р. Державин, Любителю художеств).   Этой щедрой красы, что, не зная оград, Всех приветом дарит, всем струит аромат; Этой скромной красы, без ревнивых забот: Полюбуется ль кто или мимо пройдет?.. Ей любуюся я и, мой друг, узнаю Душу щедрую в ней и простую твою. Видеть я не могу полевые цветы, Чтоб не вспомнить тебя, не сказать: это ты! Тебя нет на земле; миновали те дни, Когда, жизни полна, ты цвела, как они... Я увижу опять с ними сходство твоё, Когда срежет в лугу их косы лезвиё... (А. М. Жемчужников, Полевые цветы).   

 

ЭГОИСТИЧНАЯ
За умилительной внешностью белоснежного зелёноглазого кота скрывалась подлая эгоистичная душа. Характер у кота был независимый и нелюдимый. Пуньша никогда не ласкался, не запрыгивал на руки. Если его брали на руки, он поначалу старался вывернуться, затем рычал и царапался до тех пор, пока его не выпускали. Зимой выпущенный на улицу кот не хотел мёрзнуть и гадил в подъезде на соседские половики (Александр Щетинников, Вековая книга перемен).

ЭЛЕМЕНТАРНАЯ
Мы никак не хотим допустить, что старые художественные приёмы, которые годились для Манфреда и трагического Наполеона, вся эта тяжёлая романтическая арматура мало пригодна для метерлинковского я: там была сильная воля, гордая замкнутость натуры, там было противопоставление себя целому миру, была условная определенность эмоций, была и не всегда интересная поэтически гармония между элементарной человеческой душой и природой, сделанной из одного куска (И. Ф. Анненский, Книга отражений).

ЭНЕРГИЧНАЯ
Энергичная душа Алексея подсказала было ему смелую мысль: часовых всего двое, сидят они у дверей – ничего не стоит выломать в задней стене несколько тесен и уйти  (И. Ф. Наживин, Распутин).

 

ЮЖНАЯ
Воздух там чист, как молитва ребёнка; и люди, как вольные птицы, живут беззаботно; война  их стихия;  и в смуглых  чертах их душа говорит. В дымной сакле, землёй  иль  сухим тростником  покровенной, таятся  их  жены и девы и чистят оружье, и шьют серебром – в тишине увядая душою – желающей,  южной, с цепями судьбы незнакомой (М. Ю. Лермонтов, «Синие горы  Кавказа,  приветствую  вас!..»).

ЮНАЯ
Зачем её увидел ты, О сын неопытный природы?.. И за неверные мечты Отдал всё счастие свободы? Зачем души своей покой Сменил на рой надежд игривых, Живых, пленительных – но лживых? И юной пламенной душой Навек отдался неизвестной? (Н. В. Станкевич, Отрывки из стихотворной повести). Сколько б ни встретил ты горя, потерь, Помни, что в мире всё мудро, прекрасно, Люди все братья, – люби их и верь! В юную душу с мечтою и думой Страсти нахлынули мутной волной... «Надо бороться», – сказали угрюмо Те, что царили над юной душой (А. Н. Апухтин, Реквием). Появление  швейцара всегда особенно волновало сердца девочек. Появлялся он  единственно  с целью вызвать ту или другую воспитанницу в неприёмный час к  посетившим  её родственникам. Поэтому один вид красной, расшитой галунами ливреи заставлял замирать ожиданием не одну юную душу (Л. А. Чарская,   Записки институтки). Какая разница, кто дурит, С трибуны думской вкусно врёт: Защитник старой диктатуры Иль «новый русский» патриот. Мне от того ничуть не легче, Кто мать-Россию ободрал, Кто души юные калечит: Иль гангстер, или либерал… (Анатолий Бесперстых, Мне всё равно…).

ЮНОШЕСКАЯ
Потребность любви вспыхнула в нём живо, когда он перешёл за восемнадцать лет. Женщина чаще стала представляться горячим мечтам его; он, слушая философические диспуты, видел её поминутно, свежую, черноокую, нежную. Пред ним беспрерывно мелькали её сверкающие, упругие перси, нежная, прекрасная, вся обнажённая рука; самое платье, облипавшее вокруг её девственных и вместе мощных членов, дышало в мечтах его каким-то невыразимым сладострастием. Он [Андрий] тщательно скрывал от своих товарищей эти движения страстной юношеской души, потому что в тогдашний век было стыдно и бесчестно думать козаку о женщине и любви, не отведав битвы  (Н. В. Гоголь, Тарас Бульба).

ЮРОДИВАЯ
Человек с вывихнутой, юродивой душой, он мог стать опасным и мог принести немало бед новой колхозной жизни в Кулешах (В. А. Величко, Новый горизонт).

 

ЯЗЫЧЕСКАЯ
– Язычник ты, языческая ты душа, мудрец ты! – умолял Зимовейкин. – Сеня, необидчивый ты человек, миловидный, любезный! ты прост, ты добродетельный... слышал? Это от добродетели твоей происходит; а буйный и глупый-то я, побирушка-то я; а вот же добрый человек меня не оставил небось; честь, вишь, делают; вот им и хозяйке спасибо; видишь ты, вот и поклон земной правлю, вот оно, вот; долг, долг исправляю, хозяюшка! (Ф. М. Достоевский, Господин Прохарчин).

ЯРАЯ 
Макар думал. Такое сватовство лично ему могло выйти боком. Но очень хотелось досадить отцу. В душе он был согласен с Егором. Вскинул голову, озорно сверкнул глазом. – Пошли. Купили в одном известном им доме три бутылки самогону и направились к Поповым. Первым – Макар. Азартная, ярая душа его разыгралась не на шутку. Его уже нельзя было остановить. Вздумай сейчас Егор удариться на попятную – он пошёл бы сватать один. За себя (В. М. Шукшин, Любавины).

ЯРКАЯ
Я рассказал, косноязычный, Природы яростную глушь. И был отраден необычный Мой быстрый стих для ярких душ; Я рассказал наивным слогом Святой причастие любви И промолчал о тайном многом, Сокрытом в плоти и крови; Я рассказал бессвязной речью Народа сильного беду, Взманивши гордость человечью Сорвать железную узду (Сергей Городецкий, Поэт).

ЯСНАЯ
Милые мои! с удовольствием сердца, с ясною душою и чистой совестью становитесь на плашкот (А. Ф. Вельтман, Странник). На другой день, в четверг, я просыпаюсь с душой ясной и чистой, как хороший весенний день. В церковь я иду весело, смело, чувствуя, что я причастник, что на мне роскошная и дорогая рубаха, сшитая из шёлкового платья, оставшегося после бабушки... (А. П. Чехов, На Страстной неделе). Когда душа ясна моя И в сердце радостная вера – Мне эта светлая струя Милей и слаще редерера… (Г. В. Иванов, Новогодние стансы). Но ещё долго, терзаемый сомнениями, измерял я шагами мою одинокую камеру, придумывая различные планы, как облегчить положение г. К. и тем на всякий случай отвлечь его от мысли о бегстве: ни в каком случае он не должен бежать из нашей тюрьмы. Затем я предался спокойному и глубокому сну, каким благодетельная природа наградила людей с чистой совестью и ясною душою (Л. Н. Андреев, Мои записки).

В Словаре зарегистрировано
1200 эпитетов (троп и логических определений)


ПРИЛОЖЕНИЕ

СТИХИ РУССКИХ ПОЭТОВ О ДУШЕ

Константин Бальмонт

Душа

Душа – прозрачная среда
Где светит радуга всегда,
В ней свет небесный преломлён,
В ней дух, который в жизнь влюблён.
В душе есть дух, как в солнце свет,
И тождества меж ними нет,
И разлучиться им нельзя,
В них высший смысл живет сквозя.
И трижды яркая мечта –
Ещё не полная, не та,
Какая выткалась в покров
Для четверичности миров.
Последней, той, где всё – одно,
В слова замкнуться не дано,
Хоть ею полон смутный стих,
В одежде сумраков земных.
И внешний лик той мысли дан:
Наш мир – безбрежный Океан,
И пламя, воздух, и вода
С землёю слиты навсегда.

Моя душа

Моя душа оазис голубой,
Средь бледных душ других людей, бессильных.
Роскошный сон ниспослан мне судьбой,
Среди пустынь, томительных и пыльных.
Везде пески. Свистя, бежит самум.
Лазурь небес укрылася в туманы.
Но слышу я желанный звон и шум,
Ко мне сквозь мглу подходят караваны.
Весёлые, раскинулись на миг,
Пришли, ушли, до нового свиданья,
В своей душе лелеют мой двойник,
Моей мечты воздушной очертанья.
И вновь один, я вновь живу собой,
Мне снится радость вечно молодая.
Моя душа оазис голубой,
Мои мечты цветут, не отцветая.

В душах есть всё

1
В душах есть всё, что есть в небе, и много иного.
В этой душе создалось первозданное Слово!
Где, как не в ней,
Замыслы встали безмерною тучей,
Нежность возникла усладой певучей,
Совесть, светильник опасный и жгучий,
Вспышки и блески различных огней, –
Где, как не в ней,
Бури проносятся мысли могучей!
Небо не там,
В этих кошмарных глубинах пространства,
Где создаю я и снова создам
Звёзды, одетые блеском убранства,
Вечно идущих по тем же путям, –
Пламенный знак моего постоянства.
Небо в душевной моей глубине,
Там, далеко, еле зримо, на дне
Дивно и жутко уйти в запредельность,
Страшно мне в пропасть души заглянуть,
Страшно – в своей глубине утонуть.
Всё в ней слилось в бесконечную цельность,
Только душе я молитвы пою,
Только одну я люблю беспредельность,
Душу мою!

2

Но дикий ужас преступления,
Но искажённые черты, –
И это все твои видения,
И это – новый – страшный – ты?
В тебе рождается величие,
Ты можешь бурями греметь,
Из бледной бездны безразличия
Извлечь и золото и медь.
Зачем же ты взметаешь пыльное,
Мутишь свою же глубину?
Зачем ты любишь всё могильное,
И всюду сеешь смерть одну?
И в равнодушии надменности,
Свой дух безмерно возлюбя,
Ты создаёшь оковы пленности:
Мечту – рабу самой себя?
Ты – блеск, ты – гений бесконечности,
В тебе вся пышность бытия.
Но знак твой, страшный символ Вечности –
Кольцеобразная змея!
Зачем чудовище – над бездною,
И зверь в лесу, и дикий вой?
Зачем миры, с их славой звездною,
Несутся в пляске гробовой?

3

Мир должен быть оправдан весь,
Чтобы можно было жить!
Душою там, я сердцем – здесь.
А сердце как смирить?
Я узел должен видеть весь.
Но как распутать нить?
Едва в лесу я сделал шаг, –
Раздавлен муравей.
Я в мире всем невольный враг,
Всей жизнею своей,
И не могу не быть, – никак,
Вплоть до исхода дней.
Мое неделанье для всех
Покажется больным.
Проникновенный тихий смех
Развеется как дым.
А буду смел, – замучу тех,
Кому я был родным.
Пустынной полночью зимы
Я слышу вой волков,
Среди могильной душной тьмы
Хрипенье стариков,
Гнилые хохота чумы,
Кровавый бой врагов. –
Забытый раненый солдат,
И стая хищных птиц,
Отца косой на сына взгляд,
Развратный гул столиц,
Толпы глупцов, безумный ряд
Животно-мерзких лиц. –
И что же? Я ли создал их?
Или они меня?
Поэт ли я, сложивший стих,
Или побег от пня?
Кто демон низостей моих
И моего огня?
От этих тигровых страстей,
Змеиных чувств и дум, –
Как стук кладбищенских костей
В душе зловещий шум, –
И я бегу, бегу людей,
Среди людей – самум.

Александр Блок

***
Моя душа – страна волшебных дум,
Потух огонь – и думы отлетели,
Огонь горит – и с новой силой ум
Меня ведёт к моей далёкой цели…

***

Я шёл к блаженству. Путь блестел
Росы вечерней красным светом,
А в сердце, замирая, пел
Далёкий голос песнь рассвета.
Рассвета песнь, когда заря
Стремилась гаснуть, звёзды рдели,
И неба вышние моря
Вечерним пурпуром горели!..
Душа горела, голос пел,
В вечерний час звуча рассветом.
Я шёл к блаженству. Путь блестел
Росы вечерней красным светом.

***

Душа молчит. В холодном небе
Всё те же звезды ей горят.
Кругом о злате иль о хлебе
Народы шумные кричат…
Она молчит, – и внемлет крикам,
И зрит далёкие миры,
Но в одиночестве двуликом
Готовит чудные дары,
Дары своим богам готовит
И, умащённая, в тиши,
Неустающим слухом ловит
Далёкий зов другой души…
Так – белых птиц над океаном
Неразлучённые сердца
Звучат призывом за туманом,
Понятным им лишь до конца.

***

Душа моя тиха. В натянутых струнах
Звучит один порыв, здоровый и прекрасный,
И льётся голос мой задумчиво и страстно.
И звуки гаснут, тонут в небесах…
Один лишь есть аккорд, взлелеянный ненастьем,
Его в душе я смутно берегу
И с грустью думаю: «Ужель я не могу
Делиться с Вами Вашим счастьем?»
Вы не измучены душевною грозой,
Вам не узнать, что в мире есть несчастный,
Который жизнь отдаст за мимолётный вздох,
Которому наскучил этот бог,
И Вы – один лишь Бог в мечтаньи ночи страстной,
Всесильный, сладостный, безмерный и живой…

***

Усталым душам вдруг сдаётся,
Взглянув на лоно прошлых дней,
Что жизнь приниженно смеётся
Над отраженьем их теней;
Посмотрит в те воспоминанья, –
И отшатнётся, и замрёт,
Почуяв скудное желанье
Отбросить жизни прошлый гнёт…
Но те желания – не живы,
И прежней искренности нет
Там, где так глухо, некрасиво
Истлела жизнь, погаснул свет…


Валерий Брюсов

***

Душа томится надеждой тщетной
Вернуть былую, святую мощь…
Как всё поблекло – так незаметно! –
Как бледно небо и зелень рощ!
Дрожит вершина родной берёзы,
Вот трясогузка трясёт хвостом…
Я помню смутно живые грёзы
И счастье жизни в глухом былом…
Бежал бы прежде я в это поле,
Я пил бы запах медвяных трав…
Но чую в теле, но чую в воле
Гнёт беспощадный земных отрав.
Ах, слишком много я жаждал видеть,
Искал видений, волшебных снов,
Умел любить я, смел ненавидеть…
И стали страсти – как груз оков!
В листву берёзы бьёт солнце ярко,
И птицы громко кричат «чьи-чьи»!
О, свод небесный! победы арка!
Войду ль в оковах в врата твои

Фёдор Глинка

Тайны души

                У души есть свои наслажденья,
                У души есть заветный свой мир:
                Своя вера –  свои убежденья.
                У души свой таинственный пир!

                И душа про своё_замышляет
                И, уйдя из сетей суеты,
                Как беглянка летает, летает
                Под наметом святой высоты.

                Хоть Подругу наш остов телесный
                По житейской таскает грязи;
                Но Она, как природы небесной,
                Всё в таинственной с небом связи!

                И к душе налетают и гости,
                И целует налётных, сестра;
                Но, незримых, не знают ни кости,
                Ни телесная наша кора!

                И напрасно к ним рвутся тревоги,
                И напрасно мир сети плетёт:
                У души есть пути и дороги;
                Пожелает –  вспорхнёт и уйдёт!

Александр Грибоедов

Душа

Жива ли я?
Мертва ли я?
И что за чудное виденье!
Надзвёздный дом,
Зари кругом,
Рождало мир моё веленье!
И вот от сна
Привлечена
К земле ветшающей и тесной.
Где рой подруг,
Тьма резвых слуг?
О, хор воздушный и прелестный!
Нет, поживу
И наяву
Я лучшей жизнию, беспечной:
Туда хочу,
Туда лечу,
Где надышусь свободой вечном!

Игорь Григорьев

Душа

Разлука-даль стихи слагает:
Уйди в зарю из шалаша!
И в том пути изнемогает
Моя бездомная душа.
 
Уже и утро пролетело:
Передохнуть бы у ручья.
Но хоть бы что душе до тела,
Она торопит: даль ничья!
 
Уже и вёрсты ночь итожит,
И телу бренному невмочь.
А вот душа изныть не может,
Ей никогда не изнемочь.
 
Она, как песнь, как путь, нетленна,
Ее, как время, не унять...
Твердят: душа у тела пленна.
Кто у кого в плену, как знать.

Николай Гумилёв

Душа и тело

I
Над городом плывет ночная тишь,
И каждый шорох делается глуше,
А ты, душа, ты всё-таки молчишь,
Помилуй, Боже, мраморные души.
И отвечала мне душа моя,
Как будто арфы дальние пропели:
«Зачем открыла я для бытия
Глаза в презренном человечьем теле?
Безумная, я бросила мой дом,
К иному устремясь великолепью,
И шар земной мне сделался ядром,
К какому каторжник прикован цепью.
Ах, я возненавидела любовь –
Болезнь, которой все у вас подвластны,
Которая туманит вновь и вновь
Мир, мне чужой, но стройный и прекрасный.
И если что ещё меня роднит
С былым, мерцающим в планетном хоре,
То это горе, мой надежный щит,
Холодное презрительное горе».
II
Закат из золотого стал как медь,
Покрылись облака зелёной ржою,
И телу я сказал тогда: «Ответь
На всё провозглашённое душою».
И тело мне ответило моё,
Простое тело, но с горячей кровью:
«Не знаю я, что значит бытие,
Хотя и знаю, что зовут любовью.
Люблю в солёной плескаться волне,
Прислушиваться к крикам ястребиным,
Люблю на необъезженном коне
Нестись по лугу, пахнущему тмином.
И женщину люблю… Когда глаза
Её потупленные я целую,
Я пьяно, будто близится гроза,
Иль будто пью я воду ключевую.
Но я за всё, что взяло и хочу,
За все печали, радости и бредни,
Как подобает мужу, заплачу
Непоправимой гибелью последней.
III
Когда же слово Бога с высоты
Большой Медведицею заблестело,
С вопросом: «Кто же, вопрошатель, ты?»
Душа предстала предо мной и тело.
На них я взоры медленно вознёс
И милостиво дерзостным ответил:
«Скажите мне, ужель разумен пёс,
Который воет, если месяц светел?
Ужели вам допрашивать меня,
Меня, кому единое мгновенье –
Весь срок от первого земного дня
До огненного светопреставленья?
Меня, кто, словно древо Игдразиль,
Пророс главою семью семь вселенных
И для очей которого, как пыль,
Поля земные и поля блаженных?
Я тот, кто спит, и кроет глубина
Его невыразимое прозванье:
А вы – вы только слабый отсвет сна,
Бегущего на дне его сознанья!

Михаил Дудин

***

Душа моя, а всё ли ты свершила?
Что из того, что не сбылась мечта,
Из грязи прорастает красота,
Без пропасти немыслима вершина.
Пока жива – надеждою лучись,
В отчаянном дыму столпотворенья,
Сама в себе не презирай терпенья,
А у терпенья мудрости учись.

Евгений Евтушенко
 
Твоя душа

Неотразимая,
ты зимним зимняя!
Ты завораживаешь,
как замораживаешь!
Душа нальделая
всё ледяней.
Что ты наделала
с душой своей!
Быть ледяною
её заставила
и, словно комнату,
её уставила
вещами,
может быть и хорошими,
но замораживающими,
холодными…
Там воздух не колышется.
Цветов
там
нет.
Как лёд коричневый,
блестит паркет.
Где-то гомон уличный,
дневной жары накал.
Здесь –
лёд рояля угольный
и ртутный лёд зеркал.
Здесь не бывает солнечно.
Здесь лампы свет чуть льют.
Свисают
сонные
сосульки люстр.
А я хочу быть в гомоне
среди людей.
Мне страшно в комнате
души твоей.
Душа усталая,–
себе постылая,
и вся уставленная,
и вся пустынная…

Сергей Есенин

***

Душа грустит о небесах,
Она не здешних нив жилица.
Люблю, когда на деревах
Огонь зелёный шевелится.
То сучья золотых стволов,
Как свечи, теплятся пред тайной,
И расцветают звёзды слов
На их листве первоначальной.
Понятен мне земли глагол,
Но не стряхну я муку эту,
Как отразивший в водах дол
Вдруг в небе ставшую комету.
Так кони не стряхнут хвостами
В хребты их пьющую луну...
О, если б прорасти глазами,
Как эти листья, в глубину.

***
Грустно… Душевные муки
Сердце терзают и рвут,
Времени скучные звуки
Мне и вздохнуть не дают.
Ляжешь, а горькая дума
Так и не сходит с ума…
Голову кружит от шума.
Как же мне быть… и сама
Моя изнывает душа.
Нет утешенья ни в ком.
Ходишь едва-то дыша.
Мрачно и дико кругом.
Доля! Зачем ты дана!
Голову негде склонить,
Жизнь и горька и бедна,
Тяжко без счастия жить.

Алексей Жемчужников

***
Когда душа, расправив крылья,
Дерзает выспренний полёт,
И я взнесусь не без усилья
Во область чистую высот, –
Как мяч, взлетевший ввысь невольно,
К земле я падаю, спеша;
И снова в узах жизни дольной
Задремлет грешная душа.

Николай Заболоцкий

***

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!
Гони её от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому
Через сугроб, через ухаб!
Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в чёрном теле
И не снимай с  неё узды!
Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.
А ты хватай её за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.
Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Георгий Иванов

Душа человека

Душа человека. Такою
Она не была никогда.
На небо глядела с тоскою,
Взволнованна, зла и горда.
И вот умирает. Так ясно,
Так просто сгорая дотла –
Легка, совершенна, прекрасна,
Нетленна, блаженна, светла.
Сиянье. Душа человека,
Как лебедь, поет и грустит.
И крылья раскинув широко,
Над бурями тёмного века
В беззвёздное небо летит.
Над бурями тёмного рока
В сиянье. Всего не успеть…
Дым тянется… След остаётся…
И полною грудью поётся,
Когда уже не о чем петь.

Сергей Клычков

***

Душа покоя лишена!
Какая вышина и тишина…
Из облака плывёт луна,
Среди прозрачности такой
Лаская белоснежною рукой
Туман над сонною рекой!
Какая тишина!
В душе тревога и обман,
И скачущий из лучезарных стран
Конь без удила и стремян,
И светлый всадник над лукой…
…Прекрасен ты, небесный дар – покой,
И всё же мне с моей тоской
Желаннее обман!

Михаил Лермонтов

***

Душа моя должна прожить в земной неволе
Не долго. Может быть я не увижу боле
Твой взор, твой милый взор, столь нежный для других,
Звезду приветную соперников моих;
Желаю счастья им – тебя винить безбожно
За то, что мне нельзя, всё, всё, что им возможно;
Но если ты ко мне любовь хотела скрыть,
Казаться хладною и в тишине любить,
Но если ты при мне смеялась надо мною,
Тогда как внутренно полна была тоскою,
То мрачный мой тебе пускай покажет взгляд,
Кто более страдал, кто боле виноват!

Николай Некрасов

***

Душа мрачна, мечты мои унылы,
Грядущее рисуется темно.
Привычки, прежде милые, постыли,
И горек дым сигары. Решено!
Не ты горька, любимая подруга
Ночных трудов и одиноких дум, –
Мой жребий горек. Жадного недуга
Я не избег, ещё мой светел ум,
Ещё в надежде глупой и послушной
Не ищет он отрады малодушной,
Я вижу всё… А рано смерть идёт,
И жизни жаль мучительно. Я молод,
Теперь поменьше мелочных забот,
И реже в дверь мою стучится голод:
Теперь бы мог я сделать что-нибудь.
Но поздно!.. Я, как путник безрассудный,
Пустившийся в далёкий, долгий путь,
Не соразмерив сил с дорогой трудной:
Кругом всё чуждо, негде отдохнуть,
Стоит он, бледный, средь большой дороги.
Никто его не призрел, не подвёз:
Промчалась тройка, проскрипел обоз –
Всё мимо, мимо!.. Подкосились ноги,
И он упал… Тогда к нему толпой
Сойдутся люди – смущены, унылы,
Почтят его ненужною слезой
И подвезут охотно – до могилы…

Игорь Северянин

Женская душа

Что такое – девичья душа?
Это – тайна. Тайна хороша.
Я дышу. Дышу я, не дыша.
Убаюкай, девичья душа!
Мало для души одной души, –
Души дев различно хороши.
После бури хочется тиши.
Мало для меня одной души.
Околдован каждою душой.
Пусть чужая будет не чужой…
…Спят цветы под первой порошой…
Очарован новою душой.
Что такое – женская душа?
Я не знаю – только хороша…
Я её вдыхаю, не дыша…
Убаюкай, женская душа!..

***

Душа пророчит, как оракул,
Мне ледяные вечера.
Как раньше я алмазно плакал!
Как плакал тускло я вчера!
Ты не придёшь, не забрильянтишь
Моей источенной слезы:
Я для тебя, как вишне – ландыш,
Как чёлн – для влажной бирюзы…

Душа и разум

Душа и разум – антиподы:
Она – восход, а он – закат.
Весеньтесь пьяно-пенно, воды!
Зальдись, осенний водоскат!
Душа – цветник, а ум – садовник.
Цветы в стакане – склеп невест.
Мой палец (…белый червь…) – любовник.
Зев ножниц – тривиальный крест…
Цветы букета инфернальны,
Цветы букета – не цветы…
Одно бесшумье гениально,
И мысль ничтожнее мечты!

Фёдор Сологуб

Душа

Сотворённая вне мира,
Обитала в небесах,
Где плывут среди эфира
На серебряных ладьях
Легионы духов ясных,
Грёз Твоих, Творец, прекрасных,
Беззаботно веселясь, –
Для чего ж её отбросил
Лёгким взмахом дивных вёсел
Ангел Твой в земную грязь?
И томится, и вздыхает,
И стремится в небеса,
Где порой над ней сияет
Недоступная краса,
Где проносятся порою
Беззаботною семьёю
Тени горних тех ладей,
Где когда-то начинала
Жить она, где расцветала
Красота земли пред ней.
О, томительные муки
Нескончаемой разлуки
С дальней родиной души,
Ярок пламень ваш бессонный
И в заботе ежедённой,
И в раздумчивой тиши!
О, когда сгорит в нём эта
Тягость жизненных тенёт,
И душа в обитель света
К ясным братьям отойдёт!

***

Душа моя, благослови
И упоительную нежность,
И раскалённую мятежность,
И дерзновения любви.
К чему тебя влечет наш гений,
Твори и в самый тёмный день,
Пронзая жуть, и темь, и тень
Сияньем светлых вдохновений.
Времен иных не ожидай, –
Иных времен и я не стою, –
И легкокрылою мечтою
Уродства жизни побеждай.

***

Моя душа тверда, как сталь.
Она блестит, звенит и режет.
Моих вериг железный скрежет
Ничто перед тобою, сталь.
Так пой же, пой, моя печаль,
Как жизнь меня тоскою нежит.
Моя душа тверда, как сталь.
Она звенит, блестит и режет.

Фёдор Тютчев

***

О вещая душа моя!
О сердце, полное тревоги, –
О, как ты бьёшься на пороге
Как бы двойного бытия!..
Так, ты жилица двух миров,
Твой день – болезненный и страстный,
Твой сон – пророчески-неясный,
Как откровение духов…
Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые –
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.

***

Когда на то нет Божьего согласья,
Как ни страдай она, любя, –
Душа, увы, не выстрадает счастья,
Но может выстрадать себя…
Душа, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви
И ей одной дышала и болела,
Господь тебя благослови.
Он милосердый, всемогущий,
Он греющий своим лучом
И пышный цвет, на воздухе цветущий,
И чистый перл на дне морском.

***

Душа моя, Элизиум теней,
Теней безмолвных, светлых и прекрасных,
Ни помыслам годины буйной сей,
Ни радостям, ни горю не причастных!
Душа моя, Элизиум теней,
Что общего меж жизнью и тобою!
Меж вами, призраки минувших лучших дней,
И сей бесчувственной толпою?..

Афанасий Фет

***
В душе, измученной годами,
Есть неприступный чистый храм,
Где всё нетленно, что судьбами
В отраду посылалось нам.
Для мира путь к нему заглохнет, –
Но в этот девственный тайник,
Хотя б и мог, скорей иссохнет,
Чем путь укажет мой язык.
Скажи же – как, при первой встрече,
Успокоительно светла,
Вчера – о, как оно далече! –
Живая ты в него вошла?
И вот отныне поневоле
В блаженной памяти моей
Одной улыбкой нежной боле,
Одной звездой любви светлей.

Константин Фофанов

Душа поэта

Таинственный сумрак
В глубокой пещере;
Там гении неба
И хищные звери.
Там веет цветами
Забытого рая;
Там сырость могилы
И бездна земная.
Там два есть колодца
С кристальной водою:
С премудростью здравой
И с ложью больною.
Сквозь стены пещеры
Жизнь дико рокочет;
Ворваться не смеет,
Замолкнуть не хочет.
Когда же в ней вспыхнут
Лучами лампады, –
Скрываются в норы
И змеи, и гады.
Пещера сияет,
Как храм величавый,
И небо в ней блещет
Нетленною славой.
Узорами радуг
Свивается плесень
И слышатся звуки
Торжественных песен.

Владислав Ходасевич

Душа

Душа моя – как полная луна:
Холодная и ясная она.
На высоте горит себе, горит –
И слёз моих она не осушит:
И от беды моей не больно ей,
И ей невнятен стон моих страстей;
А сколько здесь мне довелось страдать –
Душе сияющей не стоит знать.

***

Пока душа в порыве юном,
Её безгрешно обнажи,
Бесстрашно вверь болтливым струнам
Её святые мятежи.
Будь нетерпим и ненавистен,
Провозглашая и трубя
Завоеванья новых истин, –
Они ведь новы для тебя.
Потом, когда в своём наитье
Разочаруешься слегка,
Воспой простое чаепитье,
Пыльцу на крыльях мотылька.
Твори уверенно и стройно,
Слова послушливые гни
И мир, обдуманный спокойно,
Благослови иль прокляни.
А под конец узнай, как чудно
Всё вдруг по-новому понять,
Как упоительно и трудно,
Привыкши к слову – замолчать.

***
Душа поёт, поёт, поёт,
В душе такой расцвет,
Какому, верно, в этот год
И оправданья нет.
В церквах – гроба, по всей стране
И мор, и меч, и глад, –
Но словно солнце есть во мне:
Так я чему-то рад.
Должно быть, это мой позор,
Но что же, если вот –
Душа, всему наперекор,
Поёт, поёт, поёт?

Марина Цветаева

***
Если душа родилась крылатой –
Что ей хоромы – и что ей хаты!
Что Чингис-Хан ей и о – Орда!
Два на миру у меня врага,
Два близнеца, неразрывно-слитых:
Голод голодных – и сытость сытых!

Душа и имя

Пока огнями смеется бал,
Душа не уснет в покое.
Но имя Бог мне иное дал:
Морское оно, морское!
В круженье вальса, под нежный вздох
Забыть не могу тоски я.
Мечты иные мне подал Бог:
Морские они, морские!
Поёт огнями манящий зал,
Поёт и зовёт, сверкая.
Но душу Бог мне иную дал:
Морская она, морская!

***

Душа, не знающая меры,
Душа хлыста и изувера,
Тоскующая по бичу.
Душа – навстречу палачу,
Как бабочка из хризалиды!
Душа, не съевшая обиды,
Что больше колдунов не жгут.
Как смоляной высокий жгут
Дымящая под власяницей…
Скрежещущая еретица,
– Саванароловой сестра –
Душа, достойная костра!

Душа

Выше! Выше! Лови – лётчицу!
Не спросившись лозы – отческой
Нереидою по – лощется,
Нереидою в ла – зурь!
Лира! Лира! Хвалынь – синяя!
Полыхание крыл – в скинии!
Над мотыгами – и – спинами
Полыхание двух бурь!
Муза! Муза! Да как – смеешь ты?
Только узел фаты – веющей!
Или ветер страниц – шелестом
О страницы – и смыв, взмыл…
И покамест – счета – кипами,
И покамест – сердца – хрипами,
Закипание – до – кипени
Двух вспененных – крепись – крыл.
Так, над вашей игрой – крупною,
(Между трупами – и – куклами!)
Не общупана, не куплена,
Полыхая и пля – ша –
Шестикрылая, ра – душная,
Между мнимыми – ниц! – сущая,
Не задушена вашими тушами
Ду – ша!


СТИХОТВОРЕНИЯ В ПРОЗЕ

Иннокентий Анненский

                Моя душа

Нет, я не хочу внушать вам сострадания. Пусть лучше буду я вам даже отвратителен. Может быть, и себя вы хоть на миг тогда оцените по достоинству.
Я спал, но мне было душно, потому что солнце уже пекло меня через штемпелеванную занавеску моей каюты. Я спал, но я уже чувствовал, как нестерпимо горячи становятся красные волосики плюшевого ворса на этом мучительно неизбежном пароходном диване. Я спал, и не спал. Я видел во сне собственную душу.
Свежее голубое утро уже кончилось, и взамен быстро накалялся белый полдень. Я узнал свою душу в старом персе. Это был носильщик.
Голый по пояс и по пояс шафранно-бронзовый, он тащил какой-то мягкий и страшный, удушливый своей громадностью тюк – вату, что ли, – тащил его сначала по неровным камням ската, потом по гибким мосткам, а внизу бессильно плескалась мутно-желтая и тошнотно-теплая Волга, и там плавали жирные радужные пятна мазута, точно расплющенные мыльные пузыри. На лбу носильщика возле самой верёвки, его перетянувшей, налилась сизая жила, с которой сочился пот, и больно глядеть было, как на правой руке старика, ещё сильной, но дрожащей от натуги, синея, напружился мускул, где уже прорезывались с мучением кристаллы соляных отложений.
Он был ещё строен, этот шафранно-золотистый перс, ещё картинно-красив, но уже весь и навсегда не свой. Он был весь во власти вот этого самого масляно-чадного солнца, и угарной трубы, и раскалённого парапета, весь во власти этой грязно-парной Волги, весь во власти у моего плюшевого дивана, и даже у моего размаянного тела, которое никак не могло, сцеплённое грёзой, расстаться с его жарким ворсом…
Я не совсем проснулся и заснул снова. Туча набежала, что ли? Мне хотелось плакать… И опять снилось мне то единственное, чем я живу, чем я хочу быть бессмертен и что так боюсь при этом увидеть по-настоящему свободным.
Я видел во сне свою душу. Теперь она странствовала, а вокруг  неё была толпа грязная и грубая. её толкали – мою душу. Это была теперь пожилая девушка, обесчещенная и беременная; на её отёчном лице странно выделялись жёлтые пятна усов, и среди своих пахнущих рыбой и ворванью случайных друзей девушка нескладно и высокомерно несла свой пухлый живот.
И опять-таки вся она – была не своя. Только кроме власти пьяных матросов и голода, над ней была ещё одна странная власть. Ею владел тот ещё не существующий человек, который фатально рос в ней с каждым её неуклюжим шагом, с каждым биением её тяжело дышавшего сердца.
Я проснулся, обливаясь потом. Горело не только медно-котельное солнце, но, казалось, вокруг прело и пригорало всё, на что с вожделением посмотрит из-за своей кастрюли эта сальная кухарка.
Моя душа была уже здесь, со мной, робкая и покладливая, и я додумывал свои сны.
Носильщик-перс… О нет же, нет… Глядите: завидно горделиво он растянулся на припеке и жуёт что-то, огурцы или арбузы, что-то сочное, жуёт, а сам скалит зубы синему призраку холеры, который уже давно высматривает его из-за горы тюков с облипшими их клочьями серой ваты.
Глядите: и та беременная, она улыбается, ну право же, она кокетничает с тем самым матросом, который не дальше как сегодня ночью исполосовал кулачищем её бумажно-белую спину.
Нет, символы, вы ещё слишком ярки для моей тусклой подруги. Вот она, моя старая, моя чужая, моя складная душа. Видите вы этот пустой парусиновый мешок, который вы двадцать раз толкнёте ногой, пробираясь по палубе на нос парохода мимо жаркой дверцы с звучной надписью «граманжа».
Она отдыхает теперь, эта душа, и набирается впечатлений: она называет это созерцать, когда вы её топчете. Погодите, придёт росистая ночь, в небе будут гореть яркие июльские звёзды. Придёт и человек – может быть, это будет носильщик, может быть, просто вор; пришелец напихает её всяким добром, – и она, этот мешок, раздуется, она покорно сформируется по тому скарбу, который должны потащить в её недрах на скользкую от росы гору вплоть до молчаливого чёрного обоза… А там с зарею заскрипят возы, и долго, долго душа будет в дороге, и будет она грезить, а грезя, покорно колотиться по грязным рытвинам никогда не просыхающего чернозема…
Один, два таких пути, и мешок отслужил. Да и довольно… В самом деле – кому и с какой стати служил он?
Просил ли он, что ли, о том, чтобы беременная мать, спешно откусывая нитки, смётывала его грубые узлы и чтобы вы потом его топтали, набивали тряпьем да колотили по чёрным ухабам?
Во всяком случае, отслужит же и он, и попадет наконец на двузубую вилку тряпичника. Вот теперь бы в люк!
Наверное, небытие это и есть именно люк. Нет, погодите ещё… Мешок попадет в бездонный фабричный чан, и из него, пожалуй, сделают почтовую бумагу… Отставляя мизинец с тёмным сапфиром, вы напишете на мне записку своему любовнику… О проклятие!
Мою судьбу трогательно опишут в назидательной книжке ценою в три копейки серебра. Опишут судьбу бедного отслужившего людям мешка из податливой парусины.
А ведь этот мешок был душою поэта – и вся вина этой души заключалась только в том, что кто-то и где-то осудил её жить чужими жизнями, жить всяким дрязгом и скарбом, которым воровски напихивала его жизнь, жить и даже не замечать при этом, что её в то же самое время изнашивает собственная, уже ни с кем не делимая мука.

                Об авторе-составителе Словаря
               
   БЕСПЕРСТЫХ Анатолий Павлович – писатель-лексикограф, поэт. Родился в с. Черкассы Елецкого района  Липецкой обл.  11 ноября 1942 г. По образованию филолог. 40 лет проработал преподавателем русского языка и литературы в учебных заведениях России и Беларуси. Автор 20 стихотворных сборников: «Пешком по Ноябрю», «В ожидании рассвета», «Межсезонье», «Русские триолеты», «Второе дыхание», «Пушкину посвящается», «Венок сонетов», «Стезёю памяти нетленной…» (избранное), «Третье дыхание», «С любовью к русскому слову»  и др. Более полувека работает в области литературоведения и русской лексикографии. В издательствах Союзного государства вышло более 60 словарей писателя-лексикографа: эпитетов Лермонтова, Есенина, Тургенева, А. К. Толстого, Н. Рубцова, М. Пришвина, И. Григорьева, Г. Горбовского, М. Исаковского, А. Фатьянова,  Д. Ковалёва, М. Богдановича (в том числе и современных белорусских поэтов и писателей: Н. Чергинца, Ю. Сапожкова, В. Поликаниной, М. Позднякова, А. Андреева, Е. Матвеева, Н. Советной, Н. Болдовского, О. Зайцева и др.); ряд тематических словарей: о счастье, о любви, о вере, о надежде, о гостеприимстве, о литературе и творчестве и др.; афоризмов Пушкина, Лермонтова, Чехова, Достоевского и др.; фразеологические – «Не мудрствуя лукаво», И. Григорьева, Н. Рубцова; сравнений и сравнительных оборотов – Н. Рубцова, И. Григорьева; словарь русских пословиц «Мудрость наших предков»; рифм И. Григорьева и др.; две продолжающиеся серии тематических словарей: «Природа в русских эпитетах» и «Моя коллекция русских пословиц и поговорок»; «Словарь языка поэзии И. Григорьева»; «Библиографический указатель поэтических произведений Игоря Григорьева»; словари языка публицистики Н. Советной, Г. Григорьева, А. Лукашенко и В. Путина (2 последних – в электронной версии). За плодотворную работу награжден литературными медалями имени Игоря Григорьева и Николая Рубцова.
   Живёт  в г. Новополоцке (Беларусь). Член Союза писателей России, СП Союзного государства России и Беларуси, Белорусского литературного союза.


Рецензии