Колесо Фортуны. Первая глава

Всё началось с черной воды, с огромного мирового океана. Настолько бескрайнего, что находясь там, забываешь о понятии границ. Я вынырнул из его толщи на поверхность и ужаснулся тому, что нигде нет и намёка на сушу. Вокруг только тёмная толща воды. А небо сверху белое, как яичный белок, спокойно смотрело вниз, но вряд ли оно видело меня, песчинку. Я один. Вокруг лишь черно-белый мир. Черная вода. Белое небо. И белые светящиеся комочки где-то в глубине. Они светили настолько ярко где-то в глубине, что их свет был виден через толщу тьмы океана. Вопреки этому, небо было пустым и белым, даже не серым - абсолютная tabula rasa.


Как некогда некая сила вытолкнула меня из толщи воды на поверхность, так и сейчас оно потащило меня наверх, будто я вовсе и не имел веса. Я был наг. Но мне не было холодно, и, хоть я вышел из воды, но не был мокрым. Черные капли отлетали от меня, возвращаясь в свой первоисточник. Я летел вверх. И видел, как океан становился всё дальше и всё более обозримым. Черный с белыми светящимися плевочками. Нет, он не бесконечный. Вон суша. Там, где океан приобретает иной цвет, яркий зеленый, рождается суша, чуть более серая, чем небо и с красными вытянутыми холмами. Я вдруг тут же оказался там, на поверхности. Вокруг меня - безликие человекоподобные. И хоть на месте лиц у них была плоскость, они, будто смотрели на меня и будто со злобой. Они окружили меня, а я испугался, потому что это походило на нападение. Они подходили осторожно, всё ближе, сжимая круг. За ними стоял иной – на лице его была лазурная маска. Он держал в руках нож и до того, как я неожиданным образом грянул здесь, он, очевидно, был занят тем, что высекал из черного куска нечто похожее на тех существ, что окружили меня сейчас. Но отвлекся он не на долго и снова приступил к своему делу. Существа вокруг стали подходить еще ближе. Но мне повезло. Снова эта сила подняла меня вверх, всё выше. Выше, чем в прошлый раз. Огромная скорость. Я уже видел, что океан - это море, идеально круглое. В середине оно полностью черное, а по краям с переливами красного цвета. Да и холмы странные: лини все изломаны, будто грубо зашитые швы рваных ран или морщины жеванной мокрой бумаги. Я взлетаю еще выше и вижу абсолютно всю картину. Это глаз. Глаз человека. Я плавал в зрачке, а суша была белком. Но чей это глаз?


Рецензии