Лазарь

   ЛАЗАРЬ .

Через толщу времён, километров и судеб,
Через всхлипы и стон скрипучей скамьи,
Мне приходит на память кусочек на блюде,
И слезинка бежит по морщинам щеки...
***
Я днём карболкой мыла пол 
В пустой квартире, общей, стылой. 
А раньше жил тут дирижёр -
Еврей с бородкою козлиной. 
Никто его не принимал всерьёз, 
Соседи взглядом обходили, 
И добрых слов никто не произнёс, 
И звуки скрипки всех сердили. 
На кухню редко выходил, 
Старался к дамам быть учтивым,
И только холмик папирос   
О боли в сердце говорили. 
Никто не знал, чем он живёт, 
Никто не спрашивал о прошлом. 
Пришёл, ушёл и - будь здоров!
Аж вспоминать об этом тошно... 
Осталась комната одна, 
Осиротело фортепиано.
Из клетки выпустив щегла, 
С ним деда Лазаря не стало. 
И вот смотрю на  стеллажи,
На ноты, смешанные с  горем,
Прошу у нот я:"Расскажи, 
Что абажур, как уголь, чёрен? 
"А был блокадный Ленинград; 
Зима, метель и холод жуткий. 
И был в ту пору он женат, 
И две девчоночки малютки.   
И хлеб ходили получать - 
Не булками, а грамм по двести. 
Никто не думал и ворчать:
Тот хлеб вкусней сосиски в тесте. 
Так каждый раз, в шесть по утру, 
Струилась очереди змейка, 
Как на работу, по ветру 
Шёл Лазарь в куцей телогрейке. 
Шёл вместе с скрипкой и смычком, 
Очки в оправе поправляя, 
Все мысли только о мирском,
Играть себя не заставляя. 
Под звуки Баха снег кружил, 
Под Паганини ноги мёрзли, 
А Лазарь всё смычком водил . 
И жизнь казалась чуть попроще.
Домой вернулся не спеша, 
Сжимая крепко четверть хлеба. 
А дом сгорел, и с ним
Три самых близких человека... 
И скрипка плакала навзрыд, 
И хлеб в кармане раскрошился. 
Нам не понять, кого в тот миг
Он потерял, кого лишился.
Пройдут года...и хлеба вдоволь, 
И скрипки будут петь Вивальди, 
Но будет Лазарь заколдован, 
Как полководец Гарибальди..." 
*** 
Звучала музыка, и таяла душа,
И мысли в ноты туго затянулись.
Без музыки и мыслей нам нельзя:
Без памяти  мы с чёрствостью столкнулись...


Рецензии