10. Недостойный финал. Окончание

             рис. Donna Costas

             Предыдущая глава здесь: http://www.proza.ru/2019/11/17/908

     ***

     Нина устало опустилась на край ложа. Март подхватил её и перебросил, как котёнка, прямо в подушки. Она благодарно откинулась на их мягкую груду. Сам он уселся так, чтобы она могла видеть лицо.
     - Ну что ты вдруг опечалилась?
     Это прозвучало так просто, с такой заботой! Хитрость, хитрость. Коварство, притворство, лукавство, изворотливость, двуличность. Как всё это осточертело в земной погоне за успехом и деньгами! Подставы, ловкие ходы. Есть ли где-то простая искренность?
     Нина решилась.
     - Значит, твой путь к победе всё-таки был нечестным?
     - Нет, не был. Январь дурачится, вот и всё. – Март внимательно посмотрел на Нину. - Тебя больше всего заботит, не воспользовались ли тобой. Угадал?
     Она неохотно кивнула.
     - Это ещё вопрос, кто из нас с тобой кем воспользовался. И не надо так смотреть! То первое чудо в самом деле было спонтанным. Я не хотел торопить события, но не мог же бросить тебя на углу, коленками в воде! Не думал, что всё так обернется. Мы оба слишком сильно желали: я – тебя, а ты – зверя.
     - Я никогда не желала зверя!
     - Ну не зверя. Воплощение зверской мужской силы, - усмехнулся Март. – Это был первый сплав, первое столкновение нашей магии с вашим потенциалом, и Зазеркалье... немного растерялось. Я бы сменил имидж, будь он делом нашей собственной магии, но понятия не имел, на что способна ты. И никто этого не знал. Мало ли... как-то не хотелось навеки остаться в полузверином облике.
     - Но ведь ты менялся! Значит, мог!
     - ТЫ меняла меня, а я только принимал перемены.
     - Постой! И будешь меняться дальше?
     - Уже нет. Ты нас зафиксировала в последнюю встречу. Такими, какими видела на тот момент. Теперь мы таковы и друг для друга, по эту сторону зеркал.
     Он коротко засмеялся, очевидно, что-то припоминая. А вдруг? подумалось Нине. Вдруг лидеры у них совсем не такие, как на Земле? И подруг они выбирают не за красоту?
     - Значит, вот ты теперь какой...
     - Ты мне поверила - значит, очеловечила.
     - А до этого? – не унималась Нина.
     - В иных мирах мы – лишь проекции чьих-то представлений. Наш мир зыбкий. Нестойкий. Нужно много энергии, чтобы его стабилизировать, и мы забираем вредоносную. Где бы ни были, держим стабилизаторы. Как тот, в нише. Лишь с кусочками Зазеркалья, постоянно потребляющими Р-энергию, или внутри таких кусочков, мы стабильны.
     - Но вы же бываете на людях! Я говорила с Январем, и у него не было при себе никакого...
     Нина запнулась, вспомнив то, что приняла за значок устроителя, или спонсора, на кармане пиджака собеседника. А это, выходит, было зеркальце. Маленькое, круглое, мутное зеркальце.
     - Понимаю... – Помолчала, потом встрепенулась снова. - Но ты-то, Март! Ты никогда ничего такого не носил. Как же наша поездка! Где в это время находился стабилизатор?
     - В тебе.
     Нина опешила.
     - Ты удерживала меня в том виде, в каком представляла себе. Вот так, Нина. Твои желания в нашем мире могут сбываться.
     Наступила долгая пауза. Нина смотрела сперва во все глаза, потом прищурившись, склоняя голову то к одному плечу, то к другому. Пытаясь читать по лицу, по глазам. Ничего не прочла, конечно, и впала в глубокую задумчивость.

     - Так вот почему ты не узнал на рисунке Дийю... Никогда её такой не видел!
     - У Января теперь очень красивая подруга. Но как видишь, этого мало.
     - И что теперь? Он будет стараться обойти тебя? Подставить?
     - Не будет. Наш мир слишком зыбок, неприязнь расшатала бы его.
     - Да, но здесь, в нашем мире?..
     - Здесь я победил благодаря тебе. Думаешь, он тебя за это ненавидит? – Март положил ладонь Нине на колено и провёл вверх, под платье. – Тебя он будет добиваться. – Помолчал, тихонько гладя ее. – И однажды, быть может, добьётся... тише, тише! но ничего этим не изменит.
     - А зверская мужская сила... от неё что-то осталось?
     - Она по-прежнему при мне.
     - Вот сейчас и проверим.


     ***

     ...Между стен, только что ловивших звуки плотской любви, снова было очень тихо. И всё же поблизости ощущалось чьё-то присутствие. Нина покосилась на картину.
     - Твой мир – он смотрит. И всё видит.
     - Ну и что? – Март повернулся на бок, осторожно опустив ее в подушки. - Ваш тоже смотрит, когда вы этим занимаетесь. И тоже видит.
     - Ну! Наш, он... – говорить не хотелось, фраза так и повисла неоконченной.
     - Что «наш, он»? Он тоже живой. Просто вы не хотите этого замечать.
     - Допустим. Но твой-то? Вот интересно, как он меня воспринимает? Как инородный элемент?
     - Теперь, когда принял? Вряд ли.
     - То есть как принял?! – Нина приподнялась на локте. – Он же отверг!
     - На тот момент отверг, - не открывая глаз, подтвердил Март. – Как раз потому, что твои желания в Зазеркалье могут сбываться. Представляешь, как это опасно?
     - Я бы ни за что не причинила зла!
     - Сознательно – нет. Но среди вас мало кто сознательно творит зло. Это побочный продукт вашей жизнедеятельности. К сожалению, его намного больше, чем основного, вот вы и...
     - Ну да, ну да! – нетерпеливо перебила Нина. – Я не обо всех нас, только обо мне. Что заставило твой мир передумать?
     - Я всё ждал, когда ж ты спросишь. – Он приподнял голову. – Хей, До! До!

     Это очень напоминало оклик. Призыв. Нина инстинктивно потянула на себя покрывало (мало ли, вдруг заявится ещё кто-то из "зазеркальной дюжины"!). С полминуты ничего не происходило. Ложе стояло так, что с него отлично просматривалась лестница. Внезапно что-то бесшумно скатилось по ней с верхнего этажа, помедлило и направилось к ним. Это было страннейшее создание: что-то вроде мягко сияющего солнышка, с конечностями-протуберанцами.
     - Господи Боже! – вырвалось у Нины.
     Протуберанцы то удлинялись, то укорачивались, и «солнышко» то переступало ими, а то катилось, неровно, как пьяное. Подобравшись к постели, оно пропало из виду, но скоро появилось на краю и затопало к Нине. Она подобрала ноги и натянула покрывало до подбородка.
     - Что это?!
     - Бывшая зачаточная жизненная форма. Им нужно время, чтобы оформиться. Мы их держим, чтобы лучше понять миры-источники. Эта – помогла понять тебя. По-моему, это сгусток чистого добра.
     - Шутишь, да? – неуверенно спросила Нина.
     Солнышко уткнулось ей в бок и затихло. От него исходил невидимый свет, и звучали неслышимые слова о том, что всё хорошо, и будет хорошо, и опасаться совершенно нечего.
     - «До» – это сокращенно от «добро»? – спросила она, отчего-то шепотом.
     - Нет, это нота. Сейчас поймешь.
     Солнышко замурлыкало, очень басовито, как довольный кот.
     - И что с ним делать?
     - Оно твое, тебе и решать.
     - А чем оно питается?
     - Мы думали, неприязнью и злобой, но похоже, ему нужно всего лишь немного любви. – Март заложил руки за голову. – Купи ему мягкую лежанку.
     - Пусть спит со мной.
     - Нет уж! С тобой буду спать я.
     То необычайное - острое, мучительное и сладкое - снова скользнуло в душе.
     - Значит, мы теперь пара?
     - Пока нет, но можем стать, если дашь согласие. И прежде чем дать его, подумай хорошенько, потому что в нашей паре ты никогда не будешь ведущей. Это была бы неправильная пара, и никому такая не нужна. Ни моему миру, ни мне. А правильный вариант, быть может, покажется тебе недостойным. Тебе порой придётся меня поддерживать без всяких объяснений, потому что на объяснения не будет времени. Придётся быть со мной заодно всегда, без исключения. Для этого нужно огромное доверие.
     Он умолк. Молчала и Нина, обдумывая услышанное. Солнышко тоже притихло, насытившись, закутавшись в протуберанцы, шелковистые на ощупь, как кошачий мех.
     - Я сейчас, - наконец сказала Нина.

     Оделась, умылась в ванной и долго смотрела на своё отражение в обычном земном зеркале. Думала о том, что способна и на зависть, и на злость, и на жадность - но сознательно. В этом ничего не было такого уж страшного, ведь сознательное можно укротить. А вот бессознательного зла в ней не оказалось. Это было очень хорошо узнать. Её невозможно было использовать во зло. Значит, Марту можно было довериться. И это тоже было хорошо, потому что она вряд ли пережила бы новую разлуку.

     Нина вернулась в комнату. Март, тоже одетый, сидел в кресле у картины. Вместо того чтобы сесть в соседнее, она опустилась на ковер между его широко расставленных ног, прильнула к левой и прилегла щекой на колено. С мысленной усмешкой она сознавала, что сидят они в позе, за которую множество мужчин отдало бы всё, против которой боролось множество женщин. Что-то происходило с ней – это любовь утверждалась окончательно. Она по-прежнему желала этого мужчину, но происходящее было больше, намного больше, а желание и наслаждение были только частью – неотъемлемой, но частью.
     Когда странное закончилось, она повернулась. И так, с колен, снизу вверх заглянула в глубь глаз, не отделенную больше никакими заслонками.
     Некоторое время они просто смотрели друг в друга.
     - Дурочка моя! – наконец сказал Март и улыбнулся. - Тебе кажется, ты жаждешь покориться, а на деле надеешься подчинить меня. Ради каких-то цепей, из которых я бы уже не вырвался и никуда от тебя не делся. Верно?
     - Хотя бы! – с вызовом ответила Нина.
     - Брось эти глупости, - сказал он с неожиданной серьезностью. – Ты ВСЯ МОЯ – разве возможны более крепкие цепи?
     - Но ведь ты отпустил бы меня, если б я отказалась!
     - Ты бы не отказалась. А я бы не отпустил. Решение - это не обязательно выбор.
     - И что дальше?
     - Работа. Мы поможем вам, вы - нам.
     - Кто это "вы"?
     - Пока что - ты. А там, может, найдутся и другие.
     Когда Март поднял её с колен, Нина первым делом глянула на картину. Вновь почудилось, что это лицо, живое и подвижное, поданное необычайно тонкими, сдержанными и умелыми штрихами, но впервые в этих штрихах ей привиделась дружелюбная улыбка.

    

     Прага, 2019


Рецензии
Кассандра, я ошибся и всё-таки Вас недооценил. Трагического финала не случилось - кончилось большой неземной любовью. Но на самом деле, это только начало. Впереди у этой пары великая битва, и шансов победить в ней один из тысячи. Если не отыщите этот шанс, лучше не продолжать.
Желаю вдохновения!

Виктор Квашин   21.11.2019 09:49     Заявить о нарушении
Продолжать никто и не собирался. Мой ум, замыленный современностью, не в состоянии вообразить пути к лучшему. Поэтому я мудро поставила точку после того, в чём хотя бы разбираюсь - то есть, любви)))

Кассандра Пражская   21.11.2019 12:58   Заявить о нарушении
Тот, кто хоть чуть разбирается в любви - разбирается в жизни! На самом деле таких людей немного.

Виктор Квашин   21.11.2019 13:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.