Кубинская сигара

КУБИНСКАЯ СИГАРА

1.
– Вот наша гостиница! – воскликнула Илона, наклоняясь через колени мужа поближе к окну такси. – Роберт, в сторону набережной смотри!    
Поодаль в темноте промелькнул горящий яркими огнями вход в гостиницу «Дубай–Марина».
- Давай завтра же туда съездим. Я так хочу поскорее всех увидеть!      
– Ты, право, как ребёнок. Съездим, не вопрос.
– Это так странно… – сказала Илона через некоторое время задумчиво. –  И даже как-то... грустно.
– Ты о чём?
– Прошёл  год, а тут всё так же стоит наша гостиница. В ресторане там ужинают отдыхающие, смотрят выступление того потрясающего кубинского ансамбля.
– Колумбийского. Это ресторан был кубинский.
– Я так и вижу, как между столиками бегает с подносами та маленькая узбечка. Альфия...нет, как-то иначе её звали... Мы с тобой уехали, а тут всё по-прежнему. 
– И почему же это грустно?
– Словно мы с тобой как бы умерли, а веселье всё равно продолжается.
– Фантазёрка.  Мы же не умерли. Посмотри направо. Проезжаем мимо главной мечети Дубая.
– Как красиво! Светящиеся минареты! Мне не верится, что я снова здесь!
– Ты здесь, уж поверь. Теперь мы остановимся в крутой новой гостинице.  А там – старьё.
– Никакое не старьё! Там было чудесно! И у моря. А эти заросли на территории! В подсветке они казались изумрудными! А маленькие водопады! А фонтанчики! А наш номер в бунгало! Помнишь, внизу, под балконом журчал ручей?
– Я вспомнил. Официантку звали Мирабелла.
– Роберт, ты меня совсем не слушаешь? Нет, Мирабеллой звали ту певичку, на которую ты в первый же вечер глаз положил.
– Сдалась она мне. Кстати, а не ты ли в день отъезда настаивала, чтобы я к ней подошёл и имя узнал?
– Долго настаивать не пришлось, дорогой. Стоило мне на пять минут отлучиться, возвращаюсь, и – что я вижу! Мой кавалер вышел  из-за стола и прямо перед подиумом подтанцовывает ей! Солирует!
– Мы приехали, дорогая.
Такси остановилось у входа в новую гостиницу «Рамада Джумейра».   Выбравшись из кондиционированной прохлады автомобиля, они очутились в объятиях теплой южной ночи. Невзирая на поздний час, из отеля им навстречу за чемоданами ринулись двое рослых коридорных. В Эмиратах, как и везде теперь, рулили чаевые.
Высокие стеклянные двери гостиницы неслышно раздвинулись и супруги вошли в огромный пустынный, даже ночью празднично освещённый мраморный холл «Рамады».
– Ну, как тебе? – спросил Роберт, улыбаясь глядя на жену. – Шикарно?
– Не то слово!
– А ты капризничала и рвалась в «Дубай-Марину». И тут вдобавок дешевле, заметь.

2.

    Отель «Рамада Джумейра»», хоть и не стоял у моря, на первой линии, но в нём всё было новое, с иголочки. Над восьмым этажом, на крыше, находился бассейн, вокруг него стояли лежаки и полосатые тенты. В баре можно было заказать  пиво и  закуски, к тому же с  крыши, сквозь стеклянное ограждение, открывался восхитительный вид на причудливый ряд фантастических, каких-то нереальных, словно из будущего, из четвёртого тысячелетия, высоток на горизонте,  среди которых выделялась уходящая далеко ввысь гигантская ступенчатая игла – башня «Бурдж Халифа».
– Сейчас это самое высокое здание в мире, три высоты эйфелевой башни, – сказал Роберт. – Но ненадолго. Они затеяли здесь ещё одну башню, на сто метров выше этой. А в семидесятые годы прошлого века, до того, как нашли нефть, здесь была пустыня. Хибары, верблюды.
– Дух захватывает, – сказала Илона завороженно.
– Вот видишь! – Роберт приобнял её за плечи. – А ты заладила: «хочу в «Дубай-Марину», в «Дубай-Марину» и только туда!»
    

В первый же день они обгорели, лёжа у бассейна, к обеду уже пылали, как и положено всем беспечным отдыхающим.
     Вечером Илона, еле сдерживая улыбку, наблюдала за тем, как одевается Роберт, чтобы ехать ужинать в «Дубай-Марину». Он заново побрился, похлопал себя по щекам ладонями, смоченными в туалетной воде «Хьюго Босс», надел элегантный белый летний костюм и долго изучающе разглядывал себя в зеркале.
     И всё это ради Мирабеллы, мысленно усмехнулась Илона.
     Она и сама предвкушала изумление певички, когда они, пара, которая год назад приходила каждый вечер её послушать и обменивалась с нею взглядами и улыбками,  появится снова. Было ясно, что певица запомнила их.
     – Поторопись, б о с с, – окликнула она мужа.
    

Стоило им пройти через арочный горящий вход гостиницы «Дубай-Марина», как на них сразу обрушился, нахлынул шум фонтанчиков и искусственных водопадов, пышная зелень пальм и загадочность, которую создаёт в листве подсветка. Толстые стволы пальм были увиты огоньками подсветки, словно бусами из сотен светлячков. А вот и бассейн у искусственной скалы, с которой шумно спадала вода! Илона тогда в первый же день залезла в этот бассейн, а Роберт, стоя на берегу, выговаривал ей, требуя, чтобы она немедленно вышла из воды и вернулась в номер. Он не п л а в а т ь сюда приехал!  Как же ей было смешно! Она нарочно отплыла подальше от края бассейна, ныряла и, появляясь снова на поверхности воды, посылала ему воздушные поцелуи.
     Эта, первая за пять лет встреч совместная зарубежная поездка с бесконечными ссорами, чуть не привела их к разрыву отношений, но – парадоксальным образом  подтолкнула к тому, что они, наконец, поженились…
     А вот и кубинский ресторан! И оттуда доносится музыка! Всё точно так же, как тогда!
     В зале было полно народу. Администратор провел их за  единственный свободный столик. За соседним столом сидели четверо грузных пожилых мужчин, все как один, в обтягивающих свисающие на брюки животы, футболках. Они дымили сигарами, вальяжно откинувшись на спинки стульев.
     У оркестра был антракт, на пустом подиуме виднелись саксофон и другие оставленные музыкантами инструменты.
     К супругам поспешил официант, молодой симпатичный брюнет.
     Недолго посовещавшись между собой, они заказали красную рыбу, «как тогда», по бокалу белого вина и он поспешил на кухню.
– Я вспомнила!  Официантку звали  Зульфия! – воскликнула вдруг Илона.
–Точно. – Роберт обвёл глазами зал. – Но её что-то не видно.
     На подиум вернулись музыканты, зазвучало «Besame mucho».
– О! – воскликнула Илона. – Моё любимое! Бесаме мучо!
     Вдруг она притихла и, помолчав, произнесла разочарованно:
– Роберт… это не они…
     Новый ансамбль тому, колумбийскому, в подмётки не годился. И две певички, тоже в шортах и белых полусапожках, как и те очаровательные колумбийки, подтанцовывали не так, как очаровательная Мирабелла с подругой…
–  Ниже плинтуса, – вздохнул Роберт. –  У тех был класс.
     Официант, принес горячее, настоящий кулинарный шедевр - тарелка была заштрихована полосками зелёного соуса, а посередине, на ярко-зеленом свежем листе салата лежал аппетитный розовый кусок рыбы.
– Повар проявляет недюжинные художественные способности, – заметил Роберт. – Конкуренция! А куда подевалась ваша маленькая узбечка Зульфия? – обратился он к официанту.
Тот улыбнулся, показывая ровные белоснежные зубы.
– Официантка? Она уволилась.
– Уехала?
– Нет. Работает теперь здесь же, в Дубае парикмахером.
– Вы тоже узбек? – продолжал расспрашивать Роберт.
– Да. – Юноша просиял. Было заметно, что ему понравилось, что клиент угадал его национальность. – Я из Самарканда, как и Зульфия.
– Я был в Самарканде. Много раз, – сказал Роберт. – На защитах моих аспирантов. Но самый талантливый мой аспирант в Самарканде был таджик. Насколько я помню, узбеки сунниты, а таджики – шииты, верно?
- Да. Я – суннит.
– А где же ансамбль из Колумбии?  – вмешалась Илона, которая успела мрачно подумать: а зачем Роберт узбеку хвалит таджика?
– У них контракт закончился. – Юноша пожал плечами. – Уехали в Колумбию.
– Вот как? – произнесли Илона и Роберт одновременно.
    Она, помрачнев, принялась за еду, а Роберт продолжал разговаривать с официантом, обсуждать историю и достопримечательности Самарканда. Тот с удовольствием отвечал на вопросы.
     Илона ела рыбу и придирчиво разглядывала новых певичек. Надо же – у обеих такие толстые ляжки – а они в шортах… А репертуар! После «Бесаме мучо» со сцены зазвучал оглушающий рок.
     Пожилые господа в футболках за соседним столиком хохотали, продолжая дружно курить, дым от сигар доносился до стола, за которым сидели Илона и Роберт.
     Наконец она не выдержала и вмешалась в оживлённую беседу Роберта с официантом, попросила принести кофе и какое-нибудь пирожное.
     На столе появилось новое художественное произведение –  шоколадная трубочка на огромном блюде, разукрашенном восточным орнаментом при помощи малинового сиропа.
– Ваш повар – художник! – заметил Роберт, и юноша-официант польщённо улыбнулся.

***
– Замечательный парень! – сказал Роберт, когда они шли обратно к выходу из гостиницы мимо пальм, увитых гирляндами лампочек-светлячков.– Хорошо историю Самарканда знает! Узбеки приезжают сюда на заработки, их охотно берут. Дешёвая рабочая сила, к тому же – мусульмане, как и местные. – Что ты молчишь? Ты какая-то грустная. 
 – Да, мне грустно.
– Почему?
– Потому, что прошел всего один год… и нет больше ничего, что тут было…
– Ну, знаешь ли. Вчера ты говорила, что тебе грустно оттого, что всё тут по-прежнему.
–  Говорила. Ведь на самом деле это одно и то же.
–  Это как? – Роберт даже приостановился. – Что-то я тебя не пойму.
–  Колумбийцы уехали,  а всё тут продолжается и без них.
–  Ну, если так смотреть на вещи, то жизнь вообще грустная штука. Из неё люди тоже то и дело уезжают, а веселье продолжается. Поэтому надо поменьше думать. Посмотри вокруг! Вот они, твои таинственные изумрудные заросли. Хочешь, погуляем по территории?
–  Нет. Поехали в нашу гостиницу.
    
В отеле Роберт прихватил в постель газету, включил телевизор и начал щелкать пультом, меняя каналы, нашёл футбол и стал смотреть какой-то футбольный матч местного значения, одновременно читая газету.
–  Роберт… а «бесаме мучо»? – шутливо спросила Илона через некоторое время, кончиками пальцев погладив мужа по обгоревшему пылающему животу.
     Ответа не последовало. Роберт спал, лёжа на спине и тихонечко посапывал.
     Илона забрала из безвольно лежащей руки мужа пульт, выключила телевизор и свет в комнате.
     «Мы в тот раз то и дело ссорились, но почему же мне так хотелось бы снова вернуться туда?» – думала она, глядя в потолок, по которому время от времени пробегали блики от фар проезжающих мимо отеля машин.
     Там всё началось со скандала между ними и так и  продолжалось, до самого отъезда. В день приезда, в номере, Роберт, даже не распаковав чемоданы, принялся срывать с неё одежду. А с минуты на минуту должен был прийти служка, чтобы помочь перенести чемоданы в другой номер, с балконом. Она оттолкнула Роберта и он вышел из себя и стал ругать её за то, что она такая трусливая и несговорчивая. А кто был прав? Она!- служка постучал в дверь через пять минут. Их новый номер на втором этаже бунгало был просторный,  с распахнутой на балкон дверью, снизу доносилось журчание ручья. Кровать «кинг сайз». Роберт соглашался уходить из номера только на завтрак и ужин. Он хотел не только ночи, но и дни проводить в постели. А море? А солнце? - возражала Илона. Поэтому Роберт то и дело возмущался. Ругал за то, что она пошла в тренажёрный зал. Он не за этим туда приехал… И однажды ночью исчез. Вернулся под утро. Илона и раньше поражалась его способности везде замечать жриц древнейшей профессии. Она не повстречала за всю жизнь ни одной, а Роберт - буквально на каждом шагу. Он уверял, что по вечерам на территорию гостиницы, в рестораны, расположенные там, из города они идут буквально толпами. Роберт потом клялся, что сидел всю ночь в коридоре бунгало, правил рукопись. О да, конечно!- в коридоре работал мощный кондиционер, там было холодно как в холодильнике. Это была последняя капля. В то утро Илона объявила ему, что когда они вернутся домой, расстанется с ним... И что теперь? Вот он, тихо посапывает рядом. Чего ты хочешь? Он женился на тебе. Как говорится, с перепугу. Испугался, что его бросят. Радуйся! Твоя победа! Почему же так хочется вернуться туда, в то время? «У ансамбля контракт закончился, а у нас он, наоборот, начался…», мысленно усмехнулась она.

3.

    Утром она проснулась первая. Роберт спал, а она машинально взяла в руки валявшуюся на тумбочке бумажку. Счет из ресторана. Список, за что вчера с них взяли деньги.
    К её изумлению, там числилась кубинская сигара!
Кипя от негодования, она ждала, когда проснется муж.
– Представляешь! – протянула она Роберту квитанцию, когда тот наконец продрал глаза. – Твой «милый мальчик», вписал нам в счёт ещё и кубинскую сигару! Помнишь, наши соседи сигары курили?
– Покажи. – Сонный Роберт стал разглядывать счет. – Надо же. Обманщик! А произвел такое хорошее впечатление! Нет, мы это так не оставим!
    
Вечером они поехали разбираться с официантом. Какое безобразие! Вот почему он так мило улыбался!
- Я в зал заходить не буду, – сказала Илона, остановившись в дверях ресторана, где уже грохотала музыка. – Пусть твой «суннит» вернет деньги, и поедем отсюда. Кстати, вот и он!
     Роберт поспешил в зал, а Илона осталась ждать его в холле.
     Он вернулся быстро.
–  Ну что? – спросила она. – Хоть извинился?
–  Пошли! – бросил Роберт сердито.
     Они вышли из ресторана и направились среди мерцающих светлячков подсветки и буйства зелени к выходу с территории гостиницы.
–  Деньги вернул? – продолжала допытываться  Илона.
–  Ему не за что было извиняться, – ответил, наконец Роберт. –  Пирожное, которое ты вчера заказала, у них называется «Кубинская сигара».
– Ой. – Илона растерянно смотрела на мужа. – Как стыдно…
Они молча прошли к выходу, где в темноте стояли  такси с горящими зелеными огоньками.
–  Конечно, неловко получилось, –  прервал молчание Роберт, когда машина тронулась. – Но, знаешь, я даже рад, что мы ошиблись. Бальзам на душу - ошибаться в людях в худшую сторону
–  Я тоже, –  сказала Илона. - С разочарованиями у нас здесь и так перебор.
   
    Ночью, лёжа без сна, в темноте и глядя в потолок, она вдруг подумала: "Да, Роберт, конечно,очень умный, всё знает. И про шиитов, и про суннитов. Но...вот он сказал "мы же не умерли". А где же те двое, кто тогда жил в "Дубай-Марине"?


Рецензии
Здравствуйте дорогая Хелью !
С удовольствием прочитал Ваш рассказ.
Вы мастер неожиданных развязок, создавая и сохраняя интригу до конца.
После прочтения каждого Вашего рассказа остаётся приятное послевкусие.
Я потом долго вспоминаю, анализирую сюжет, перебирая в памяти детали.

Вам всех благ и удачи !

Валерий Олейник   10.12.2019 09:40     Заявить о нарушении
Здравствуйте, дорогой Валерий!
Какой приятный отзыв!
Спасибо!

Хелью Ребане   10.12.2019 21:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.