Тот кого не может быть. Часть VI

Если совсем коротко (и ну оочень упрощённо), то тронд – это что-то типа «микро-Христа». Точнее, нано-Христа, конечно (а то и ещё на порядки меньше). Поэтому чтобы понять, вас ист дас тронд, нужно сначала разобраться с тем, что из себя на самом деле представлял Иисус Назарянин, зачем он явился в наш грешный мир и каковы были реальные последствия (и почему они сильно отличались от исходного Божьего плана).

«На самом деле» потому, что и реальная природа, и реальная история Спасителя (в самом прямом смысле слова) были, мягко говоря, не совсем такими, как они представлены в христианском вероучении. В каком угодно – хоть католическом, хоть православном, хоть протестантском.

Начнём с Его природы. Христос не был ни Богом, ни человеком, а Богочеловеком. Иными словами, гибридом, в которм отделить божественное от человеческого столь же невозможно, как медь от цинка в латуни (или от олова в бронзе).

Этот гибрид (что неудивительно), настолько сильно отличался от человека (люди не воскресают из мёртвых и не возносятся живьём на небо, да и чудеса, которые творил Христос, человеку не под силу), что призывать к подражанию Христу, «следовать Его примеру» и так далее – это точно такой же идиотизм, как призывать подсолнух подражать кошке. Поэтому никаким образцом для подражания для человека Христос быть не может. Точка.

Вполне естественный вопрос (который Церковь до сих пор считает жуткой ересью): «А был ли Христос уникален?». Я думаю, что нет (почему – объясню позже); иными словами, евангельская история стала первым и единственным относительно удачным результатом довольно длительного процесса (который, возможно, длился десятилетиями) проб и ошибок «небесной канцелярии».

У, мягко говоря, не совсем удачной (что бы там ни утверждало христианское вероучение) миссии Назарянина была программа-минимум и программа-максимум. Чтобы понять, откуда они взялись, нужно признать одну из христианских догм, которая (в отличие от многих других) вполне адекватно отражает реальность.

Наш мир является полем битвы (и в некотором роде призом) в войне между Богом и «противоположной инстанцией». Войне, которая идёт с самого момента сотворения оного (сотворение и грехопадение ангелов произошло до сотворения нашего мира).

И Бог, и его противник стремятся к полному контролю над нашим миром (в настоящее время они его в некотором роде делят – и совсем не полюбовно). Где-то за несколько десятилерий до Рождества Христова ситуация на земном фронте для вооружённых сил Господа Бога сильно ухудшилась.

Вероятнее всего потому, что слишком много представителей избранного (без иронии) народа перешлир на сторону «противоположной инстанции». Неосознанно, конечно (в прямом дьяволопоклонстве евреи вроде бы никогда замечены не были), но ни Богу, ни человечеству, ни даже самому избранному народу от этого было не легче.

В результате объём дьявольских энергий в «тонких телах» (ауре, эгрегоре) человечества опасно приблизился к критической массе. Достижение которой практически мгновенно проломило бы стену, защищающую наш мир от мира Абсолютного Зла (Ада, преисподней) и в считанные дни превратило бы первый в филиал последнего.

Понятно, что Бог допустить этого не мог никак. Потому и вмешался – хотя и не так радикально, как в Ветхом Завете (потоп, атомная бомбардировка Содома и Гоморры и т.д.).

Программа-минимум Миссии Христа (предсказуемо) состояла в том, чтобы (а) в кратчайшие сроки закачать в «тонкие тела» человечества достаточно божественных энергий (Благодати Божьей – Divine Grace), чтобы предотвратить накопление «критической массы» энергий дьявольских; и (б) создать канал, который обеспечит поступление этих энергий на постоянной основе – чтобы «противоположной инстанции» никогда не удалось довести объём своих энергий до «критической массы».

Программа-максимум (тоже предсказуемо) имела целью накопление тоже «критической массы» - только, разумеется, Благодати Божьей. Которая вызвала бы практически мгновенное превращение нашего весьма несовершенного и грешного мира в Царствие Небесное на Земле (Новый Иерусалим и всё такое прочее – см. Откровение Иоанна Богослова).

Вопреки христианскому вероучению, никаких изначальных планов по отправке Христа в наш грешный мир у Бога не было (все соответствующие цитаты из Ветхого Завета, мягко говоря, притянуты за уши). Это решение было принято... думаю лет так за 50 до Рождества Христова (максимум), а то и позднее.

И весь этот театр с распятием, воскресением и вознесением тоже изначально не планировался (это был «план Б»). «План А» состояо в том, что «критическая масса» избранного народа признает в Христе своего Мессию, что запустит необходимую «цепную реакцию» по всему земному шару (как это и предполагалось изначально - при выборе еврейского народа в качестве спасителя человечества).

«План А» провалился с треском (почему – о том несколько ниже). Пришлось переходить к «Плану Б» - предательство Иуды (в некотором роде «тайного агента Господа Бога»), арест, суд, распятие, воскресение...

Всевышний наивно полагал (очень плохо зная людей), что весь этот театр достаточно впечатлит евреев, чтобы они... см. выше. Не впечатлило. Оеатр был проигнорирован всеми без исключения. Ну, воскрес – с кем не бывает (на том уровне веры в сверхъестественное ещё и не то воспринималось совершенно обыденно).

Пришлось переходить к «плану В». Сошествие Святого Духа (мощнейшей духовной энергии) на апостолов. Которые должны были «зажечь сердца» достаточного количества евреев, чтобы те... см. выше.

Не загорелось. Апостолов тоже благополучно проигнорировали – и евреи, и не-евреи. Не помогло даже (относительно) массовое мученичество – в то время у практически любой религии было достаточно фанатичных последователей, готовых умереть в самых чудовищных муках за свои убеждения.

Так что никакого впечатления христианские мученики (которых было раз так в сто меньше, чем утверждает Церковь) ни на евреев, ни на не-евреев не произвели. И вообще, проблема была вовсе не в том, что христиан преследовали (масштабы гонений просто чудовищно преувеличены), а в том, что на них было практически всем, по сути, наплевать.

Ибо в римском пантеоне было столько богов (и настолько разнообразных), что никакого особого впечатления Христос (да хоть Бог-Отец) не производил. Хуже того, христианство (до недавнего времени) было чудовищно нетерпимой религией. Что для невероятно толерантных (даже по нынешним меркам) подданых Рима было совершенно неприемлемо.

Поэтому на самом деле победу христианства обеспечили вовсе не проповеди апостолов и прочих миссионеров. И уж точно не самопожертвование мучеников. А некая тайная организация без названия (иногда её называют Святой Орден – прямо как в «Трудно быть богом» Стругацких; иногда Группа Омега; иногда просто Сеть)... и некие не-человеческие существа. Не совсем люди («людены») и совсем не люди («метагомы»).

Вопреки распространённейшему заблуждению, на нашей планете обитает не один, а несколько видов разумных существ (подвидов Homo Sapiens). Подавляющее большинство – это «обыкновенные люди», разумеется.

Лишь несколько тысяч обитателей Земли относятся к подвиду «люденов». Они имеют нечто общее со своими тёзками в повести Стругацких «Волны гасят ветер» - в том смысле, что рождены они были людьми и от людей и лишь потом стали сверх-человеческими существами. Хотя и довольно сильно отличаются от существ, описанных братьями.

Еще несколько тысяч (максимум десятков тысяч) существ относятся к подвиду «эларков». С обыденной точки зрения это святые в самом прямом смысле. В основном это святые христианские, хотя есть и мусульмане, и буддисты, и даосы, и иудеи (и, возможно, представители других религий).

Как и людены, эларки были рождены людьми и стали святыми в результате длительного, упорного (и весьма болезненного) процесса духовного развития и совершенствования.

Метагомов на порядки меньше – всего несколько десятков. В отличие от люденов (и всех прочих разумных существ), они были рождены – точнее, созданы – сразу не-людьми. Им, конечно, далеко до Христа (Богочеловек это вообще отдельное существо), но с человеческой точки зрения это нечто совершенно невообразимое.

Обо всех этих персонажах я подробно расскажу позже, а сейчас попробую объяснить, какое, собственно, отношение всё вышеизложенное имеет к Вашему покорному слуге (и почему я тот, кого не может быть).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Рецензии