Crumpled Dreams

CRUMPLED DREAMS                Samuel Krig


Бредятину читал я нынче, крайне вреден/
Отстойных лузеров нахрапистый посыл.
Всё в одну кучу – Путин, Сталин, Ленин,
чудовищно…
К утру о том забыл.

Что Маныч мне после красот австрийских? Не стану о реке я той писать.
Налью в стакан себе вновь джин английский, доем пирог и тихо лягу спать.
В тех сточках ходишь, словно в паутине, и думаешь, зачем они нужны.
Уж лучше ближе быть к битлам и к осетрине, чем путешествовать в ущербные умы.
Вульгарный там глагол использован, что сразу, мне говорит, что автор тот дурак.
Не литератор он, стульчак от унитаза, обычный сетевой пластмассовый кутак.
Таких, как он, встречал я на дорогах и бил их монтировкой по ногам.
Бил со всей силы, чтоб в своих берлогах вели счет им наставленным рогам.
Бороться с ними бесполезно, там трясина, - сказал мне мой московский адвокат
Из зеркала, что возле пианино, - измажут грязью, в мысли впрыснут яд.

Да, это новая, и странная Россия, такой ещё я прежде не видал.
Продолжу вновь свои труды благие, когда пройдет ещё один «девятый» вал.
Законспирируюсь вновь философскою зимою так, что вообще нигде нас не найдут.
От этих юзерских убийственных помоек спасут Монтень, Breakbeat и Hollywood.

Поляков я совсем не оскорбляю, фашизм эстонский, всуе, не кляну.
Теперь я стал вообще непотопляем, там, где другой уже идёт ко дну.
Ведь если отупеть хочу – тупею/от фоток обнаженных женских тел.
Вокруг Москва – стриптиз и галереи, короче говоря, хватает дел.

Ещё деталь – советских взглядов мне не нужно, с Советами покончено давно.
Всё люди разные, но пафосность биндюжная порой как надоевшее кино.
Всяк для себя старается, и только, деньги покажут – маска уж не та.
Другой вопрос – когда, где, как и сколько, всё прочее – чужая суета.

Американизация культуры? По мне так, всё рано к чему и что идёт.
Сегодня в жизни нужно быть авгуром, лишь потому, что завтра не умрёт.
Сатиры захотелось? Обруч есть и кошка, что научилась прыгать сквозь него,
И няха, с возбуждающей «дорожкой», с бриллиантовым колье, и в норковом манто.

Когда поймут, что телефон – игрушка,
Где скрыты щупальца инопланетных кораблей,
Тогда почувствуют, как ночь дрожит над кружкой,
В злом оцифрованном пространстве королей.
Фармакология, невидимые чипы,
Необратимые процессы, пухлость губ…
Как роботы танцуют люди в клипах,
Виновен в том лишь Бильдербергский Клуб.

Я «профиль» свой закрыл, но щель оставил,
Чтоб отвечать на messages жены.
Литературный бум, бои без правил,
Джунгли-убийцы, скомканные сны…









               


                15 ноября 2019
                23:13


 


Рецензии