Суворов в начале Италийского похода

Александр Васильевич Суворов отбывает в ссылку в Кончанском и чрезвычайно внимательно следит за международной и военно-стратегической обстановкой в мире. Как будто чувствует, несмотря на старческие недомогания, вскоре он будет призван для великих подвигов. Тут интересно то, что до его небольшого домика в глуши доходят известия и достаточно подробные о том, что происходит в мире.
Император Павел, рассерженный на него до последней степени, особенно тем, что Суворов в резкой форме отказал жене в увеличении ее содержания, и ему пришлось самому вмешиваться в ситуацию, в глубине души ценил и даже любил полководца. Еще в период, когда императрица-мать отстраняла его от дел империи, надеясь завещать трон внуку, и все высшие чиновные и военные лица всячески избегали Павла, Суворов был исключением из правила. Во время редких пребываний в столице всегда навещал наследника, находящегося в немилости, подробно докладывал о  военных делах, в которых участвовал. И сейчас, Павел нет-нет, да и присылал к опальному Суворову его бывших сослуживцев, в том числе с заданием узнать мнение Суворова о тех, или иных важных мировых событиях. Одним из таких посланцев был генерал-майор Прево де Люмиан. Он прибыл к Суворову в момент, когда обстановка в мире обострилась до предела. Французские генералы добились многочисленных побед над европейскими монархиями. Были захвачены Бельгия, Голландия, часть Германии и Швейцарии, значительная часть Италии. Смертельная угроза нависла над Австрией, Пруссией, даже Великобританией. Бонапарт высадился в Египте. Началась борьба за господство в Средиземноморье. А там и до России было недалеко.
Де Прево записал мысли Суворова на сей счет. Вкратце они таковы. Австрийцы, в первую очередь, должны держаться за Триест, чего бы им это ни стоило. «Англичане на суше слабы. Но какой перевес на море! Во Францию им высаживаться не надобно: колонии же пусть занимают по-прежнему. Они слишком распыляют свои силы… Ошибка Нельсона: слишком много пунктов охраняет».
Турки, даже лишившись Греции, тем более не преминут начать войну (с Францией), пленившись мечтами о Крыме и прочем, что им обещано (на русско-турецких переговорах), меж тем в дальнейшем земли эти получат свободу (от турок!)». Неужели Россия обещала вернуть Турции Крым, если та объявит войну Франции. Похоже на то. 24 августа 1798 года эскадра адмирала Ф.Ф.Ушакова вышла в Восточное Средиземноморье, и султан Селим III объявил Франции войну.
Павел I готовится войти в состав коалиции с Австрией. Великобританией и Турцией в войне с Наполеоном. Готовится экспедиционный корпус во главе с генералом Ласси. Но Павел круто меняет свое решение. Ласси отставлен. Но и назначить Суворова Павел некоторое время не решается. Наконец, выход найден. Это австрийский (Римский) император попросил Павла назначить Суворова главнокомандующим над союзными войсками. Ну а Павлу куда деваться? Он соглашается!
Павел пишет Суворову рескрипт: «Сейчас получил я, граф Александр Васильевич, известие о настоятельном желании венского двора, чтобы предводительствовали армиями его в Италии, куда и мои корпуса Розенберга  и Германа идут. И так по сему и при теперешних обстоятельствах долгом почитаю не от своего только лица, но от лица и других предложить Вам взять дело и команду на себя и прибыть сюда для отъезда в Вену». Видите, каков тон рескрипта.
Между строк можно прочитать, что Павел не хотел вызывать Суворова на войну, но его уговорили. А как же другое, более знаменитое письмо Павла Суворову. «Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время рассчитываться, виновного бог простит. Римский император требует Вас в начальники своей армии и вручает Вам судьбу Австрии и Италии. Мое дело на это согласиться, а Ваше спасти их. Поспешите приездом сюда и не отнимайте у меня славы Вашего времени, а у меня удовольствия Вас видеть».
Долгое время специалистами это письмо считалось поддельным, неподлинным. Однако оно было опубликовано среди подлинных суворовских документов спустя немного времени после события. Сейчас письмо переквалифицировано в подлинное. И это верно, потому что первый текст – это рескрипт, указ, а второй – частное, личное письмо. И они по сути не противоречат друг другу и вполне могли быть вручены вместе.
Ну а распоряжения Суворова после получения этих известий, известны хорошо, но не привести их нельзя. «Час собираться, другой отправляться. Поездка четырьмя товарищами, я в повозке, они в санях. Лошадей надобно 18, а не 24. Взять на дорогу денег 250 рублей (!)… я тут служил за дьячка и пел басом, а теперь буду петь Марсом!» (кстати, насчет денежного довольствия Суворов получил единовременно 30000 рублей при отбытии в армию, а ежемесячное его жалованье составило 1000 рублей.
Однако все не так просто и идиллически.
Павел дал задание генерал-лейтенанту Ивану Герману «иметь наблюдение за его (Суворова) предприятиями. … когда он будет слишком увлекаться своим воображением, заставляющим его иногда забывать все на свете». Но Герман недолго прослужил при Суворове. Его отправили командовать русскими войсками в Голландию, где он проиграл первое же сражение и попал в плен. Так что Суворову сильно повезло, что он избавился от такого вояки.
Известно, что Суворов сильно волновался перед встречей на поле боя с овеянным славой французским генералом Моро. Он упросил Павла сменить командующего корпусом генерала Розенберга на хорошо известного Суворову генерала от кавалерии Дерфельдена. Павел согласился, причем отправил вместе с Дерфельденом к армии сына, великого князя Константина Павловича. Непрерывные торжественные встречи Константина в Вене и других городах Австрии привели к тому, что эти персонажи опоздали к первым сражениям. В них Моро был разбит, Розенберг себя прекрасно проявил, и нужда в смене командующего отпала. В будущем Розенберг, в конце Швейцарского похода, разобьет штыковой атакой войско другого прославленного французского генерала Массену. Так что, что не делается, все к лучшему.
Первые сухопутные победы русской армии вряд ли были бы достигнуты без поддержки эскадры Федора Ушакова. После овладения моряками крепости на о.Корфу (Ионические острова) Суворов воскликнул: «Великий Петр наш жив! … Я теперь говорю сам себе, зачем не был я при Корфу хотя мичманом». И теперь он мог со спокойным сердцем приступить к наступательным действиям.
Победа над Моро была одержана. Была отправлена реляция о том, что тот тяжело ранен. Но это не подтвердилось. Суворов же относился к Моро с большим почтением. Легкая победа на реке Адде была одержана Суворовым и потому, что Моро принял командование накануне битвы и не успел сделать серьезных распоряжений перед ней.
Суворов писал, что он гордится иметь дело со славным человеком. Репутация Моро-полководца не была поколеблена. Впоследствии он одержал великолепную победу при Гогенлиндене, соперничал с Бонапартом, уехал в США. Оттуда уже в 1813 году по приглашению Александра I приехал к русской армии, преследующей Наполеона. В первом же бою при Дрездене был тяжело ранен и умер. Похоронен в Костеле на Невском проспекте Санкт-Петербурга. Позже жена вывезла останки мужа во Францию.
В этой венчающей все последующие победы битве при р.Адде была пленена дивизия генерала Серрюрье, впоследствии маршала Франции. Суворов возвратил ему шпагу со словами: «Кто ею так владеет, как Вы, у того она неотъемлема». Но в этом эпизоде важнее другое. Серрюрье сказал Суворову, что атака русских войск была слишком рискованной. Ответ Суворова впечатляет. «Что делать, мы русские, без правил и без тактики. Я еще из лучших». Последнее в том смысле, что он еще хоть что-то понимает в этих предметах, остальные еще хуже.
Любопытно, и как вел себя в армии, и в военных операциях сын Павла Константин Павлович. Начал он плохо. Вмешивался в решения командующего корпусом Розенберга. В одном из боев, чуть не попал в плен. Суворов вызвал Константина со всей любезностью. Но после разговора великий князь, совсем еще юноша, вышел от Суворова в слезах. И хорошо запомнил преподнесенный урок, с честью выдержал Италийский и Швейцарский походы. Суворов рапортовал отцу об его успехах. В ответ император давал указания выделять нижним чинам в подчинении Константина по два рубля, тогда как всем остальным по рублю. Не уверен, что это было правильное решение, но уж какое было. Чтобы не утомлять Вас дальше, сделаем небольшой перерыв до следующих публикаций.



авторы         Андрей Михайлов      Игорь Тычинин


Рецензии
Воспитание боевого духа тоже хорошо. Деньгами не сорили, а может это правильно.

Елена Серженко   14.11.2019 17:15     Заявить о нарушении
Несомненно правильно. Спасибо!

Игорь Тычинин   14.11.2019 19:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.