Мстительница 25. Коварство и любовь

ГЛАВА 25.

КОВАРСТВО И ЛЮБОВЬ

- Думаешь, что достоин моего рассказа? – холодно поинтересовалась я. – По идее, я должна сделать с тобой то, что ты хотел сделать со мной.
- Но ты этого не сделаешь? – вжавшись в угол, с надеждой произнёс Толик. – Да и откуда ты взяла, что я хотел убить тебя?
Голос его дрожал и срывался на хрип.

- Подслушала разговор на кухне своей квартиры.
- Мы толковали не о тебе, - вскинул голову Зайцев.
-Не ври уж, -  поморщилась я.

Наступила длительная пауза, пленник напряжённо осмысливал дальнейший ход конём, а я будто впервые разглядывала его конопатую физиономию и думала о том, что ненависть, разрушающая меня в последнее время, куда-то ушла.

Наступило долгожданное душевное освобождение от длительно терзающего негатива, благодаря которому появилось эйфорическое чувство, что непременно улечу от коронованного палача в прекрасную Лавандию и встречусь с милым сердцу Чарльзом. Возвращаться в мир так называемой вражды не хотелось, даже любимая работа уже не прельщала.

Где-то вдалеке неожиданно тревожно зазвучала скрипка. Пронзительная заунывная мелодия ворвалась в сердце и оно вновь сжалось от нехорошего предчувтвия. Я затылком ощущала тяжёлый взгляд застывшего ворона и понимала, что он всё слышит и обязательно донесёт Эдуарду. 

Время остановилось. Я лихорадочно размышляла о своих дальнейших поступках, пленник безмолвно наблюдал за мной. 
И тут в дверь тихо постучали.
- Кто там? – вздрогнула я и стрельнула глазами в лакея. – Откройте!

Тот медленно сдвинулся с места, дверь распахнулась, и в её проёме показалась баронесса Фарниан. На ней ладно сидел чёрный, обтягивающий изящную фигуру, брючный костюм, пышные вьющиеся волосы были перетянуты такого же цвета атласной лентой.

- Хотите вызволить из плена своего несчастного супруга и убежать сами, принцесса? – улыбаясь, прошептала Арелия и в её свистящем шёпоте послышались саркастические нотки. –  Помочь?
- Буду очень благодарна, если поможете, – в изумлении произнесла я и поразилась, что женщина не боится стража.

- К двум часам ночи приходите сюда, Её Высочество, - отозвалась баронесса, - оденьтесь соответственно.
- У меня только длинные платья, - приуныла я.
- Вам принесут трикотажный костюм, такой как у меня, - Фарниан сделала знак ворону, и тот вновь повязал по рукам и ногам не сопротивляющегося Зайцева.  - А теперь ступайте.

Я развернулась, бросила взгляд на обнадёженного Толика и вышла.
Скрипка умолкла. Чья-то тёмная тень мелькнула в конце коридора и исчезла в одной из комнат. Я поёжилась и рассудила, что к наличию теней давно пора уж привыкнуть. 


День длился вечно, я, охваченная надеждой на спасение, почти не общалась с королём, хотя он всеми силами навязывался в собеседники и искренне удивлялся, что я не радуюсь победе над злодеем из мира вражды.

- На площадке мертвецов твоего бывшего ждёт острый кол, - уже за ужином раздражённо проговорил монарх. – Ты знаешь, как человека насаживают на него?
- Предполагаю, - пряча глаза, в ужасе прошептала я. – Почему бы приговорённого к смерти не расстреливать?
- Слишком лёгкая кончина не остановит преступников, - поморщился король. – А когда она продолжительная, долгое время раздаются вопли, которые слышат по всей окрестности. Сарафанное радио разносит впечатления о казни по Карабагу, народ начинает бояться.

- Но это невозможно вынести, - забывая об осторожности, пробормотала я и вспомнила средневековых палачей - инквизиторов.

Что больнее, костёр или разрывание органов острой палкой?

- Свадьба назначена на воскресенье, - проигнорировав мою реплику, неожиданно торжественно возвестил Его Величество. – Никого не приглашаю, только регистратора брака, отметим бракосочетание своей компанией.
- Какой компанией? – очнулась я.
- Втроём, - усмехнулся Эдуард. – Было время, я хотел пышной церемонии, но после того как ты сбежала, мой пыл улетучился.

И в его усмешке промелькнула угроза.

Трапеза длилась невыносимо долго, но всему когда-то приходит конец. Оказавшись в своей комнате, я вспомнила о несчастной маркизе Веламур. Где она сейчас, что с ней? Жива ли? И ещё подумала о том, что плохо разбираюсь в людях. Баронесса не так уж плоха, если хочет помочь нам совершить побег, а Эмили не так уж порочна, раз попала в лапы самому большому в мире злодею. А вот Эд лишён добродетели начисто.

О Зайцеве думать не хотелось. Он был этого недостоин.

Вздохнув, я разобрала постель и решила, чтобы скоротать время, немного подремать. Поставив стрелки будильника на полвторого, я легла в постель и, к своему удивлению, сразу вырубилась.

И вдруг где-то застучали. Сначала тихо, затем сильнее.
Я вскочила и побежала к двери, за ней с узлом в руках стояла баронесса, одетая так же, как и утром.
- Одевайтесь, - велела спасительница.

Костюм пришёлся впору, он был похож на трико, которое надевали на уроки физкультуры ученики советских школ, только элегантнее и из неизвестного материала. Мама даже сохранила один экземпляр. Он лежал на антресолях в старомодном кожаном чемодане.
- Нас ждут, принцесса, - буркнула Фарниан и потянула меня за собой.
Я послушно последовала за нею.

В полутёмных коридорах стояла ужасающая тишина, она давила на уши и заставляла сердце работать быстрее.
Зайцев нас ждал. На нём тоже красовалось такое же трико, рыжая физиономия покрылась красными пятнами. Воронов нигде не было.

- Неужели ты простила меня, Лизонька? – заискивающе спросил Толик и попытался взять меня за руку.
Почувствовав прикосновение липкой кисти наглеца, я с отвращением оттолкнула его и круто развернулась.
- Вперёд, - скомандовала Арелия.

Кругом не было ни души.
Мы спустились вниз и тихо, на цыпочках, последовали к выходу.
На слабо освещённой площадке стояла незнакомая карета, две лошади в нетерпении били копытами.
- Не слишком ли много шума они издают? – настороженно оглядевшись по сторонам, поинтересовалась я у легко взлетевшей на козлы спутницы.
- Эд дрыхнет, выпив снотворного, - бодро отозвалась баронесса. – Садитесь быстрее.

Не заставляя себя ждать, мы протиснулись в салон транспортного средства и приготовились к побегу, но…

Но неожиданно вспыхнули фонари на столбах, на крыльце замельтешили вороны, среди них показалась знакомая высокая фигура монарха. Она приблизилась к нам и застыла, словно изваяние.
- Принимайте беглецов, Его Величество, - спрыгнула на брусчатку Фарниан. – Я же говорила, что она вас не любит, потому что любит этого рыжего урода!
- Пропали, - прошептал Толик и, словно ребёнок, прижался к моему плечу.

- И оказалась права! – загрохотал возмущённый голос Эдуарда. – Наконец, я понял, что из себя представляет Лиз! 
- Вы накажете её! – развеселилась Арелия. – Нет никого, кто бы любил вас так, как я! Даже презренная Веламур недостойна вашего мизинца!

Внезапно раскрылась дверца кареты, нас вытащили из неё и бросили на колени перед правителем самой страшной страны Вселенной.
Даже в сумраке ночи я заметила, каким злобным огнём горят глаза чудовища, пленницей которого я стала благодаря бывшему мужу.
- Уведите их в темницу, - кивнул на нас Эд, - Меня нельзя обманывать, и это она скоро поймёт.

Неожиданно я услышала надрывный плач. То за моей спиной, размазывая слёзы по щекам, рыдал Зайцев.

Продолжение: http://www.proza.ru/2019/11/22/1090

 
 

 


Рецензии
Наверное, уж очень хотелось Лизе убежать, раз схватилась за столь ненадежную соломинку! Приказ - бросить невесту в темницу, вполне в духе кровожадного короля. Однако, мне кажется, что его желание жениться на Лизе вызвано не только тягой к красавице, но и каким-то тайным умыслом, связанным с тайной ее рождения, которая все никак не раскроется. Типаж Зайцева вполне выверен, мелочно-жестокие люди особой отвагой не отличаются, жалеть таких не стоит, они не заплатят ответной благодарностью.
С уважением к автору, умеющему держать читателей в напряжении,

Инга Риис   29.11.2019 21:39     Заявить о нарушении
Спасибо за вдумчивый отклик, Ингочка.
Обнимаю,

Лариса Малмыгина   30.11.2019 09:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.