Кто видел в море... Опять на те же грабли!

     Все мои радужные надежды разбились о безжалостный вердикт, объявленный мне начальством. Я направлялся в отдел кадров для оформления моего назначения вторым радистом на хорошо мне знакомый ледокол «Капитан Драницын». Но в порту я не видел ни одного ледокола. Инспектор отдела кадров «обрадовал» меня тем, что завтра в направлении Новой Земли отправляется танкер для пополнения топливных запасов ледоколов, работающих в том районе. На нём-то и предстоит мне прибыть на борт «Капитана Драницына». Так что, товарищ радист, держи направление, собирай свои вещи и дуй на борт танкера! Я понял, что теперь не скоро увижу свою семью. Слабым утешением для меня было лишь то, что я знал какая обстановка и какие люди ждут меня на ледоколе. Поэтому вечером я уже был на городском телефонном узле связи и прощался по телефону с моими родными людьми, предупреждая их, что случай поговорить с ними в следующий раз представится не скоро. Моя семья подбодрила меня, что будет ждать моего возвращения домой, сколько бы времени для этого не потребовалось. Что все в меня верят и очень-очень любят! Попрощавшись с самыми дорогими для меня на свете людьми, я вышел из телефонной кабинки. В помещении зала телефонного узла связи никого не было, кроме одинокой фигуры. Когда человек повернулся ко мне, то мы оба сразу узнали друг друга. Это был капитан «Петра Великого», который списал меня с судна в Дудинке. Нас разделяло десять метров. Капитан, узнав меня, сначала вздрогнул. Я направился к нему. За эти несколько моих шагов на его лице сменилось множество эмоций. Деваться от меня ему было некуда, спрятаться тоже. Первоначальный страх на его лице сменился напряжённой работой мысли. Оценив обстановку, что место здесь публичное, и в любую минуту сюда может кто-нибудь войти, капитан приободрился, расправил поникшие было плечи и, привычно напустив на себя важность, встал в «третью позицию» в ожидании моего приближения. После разговора с моими родными, настроение у меня было прекрасное! Я подошёл к напряжённому, раздираемому сомнениями относительно дальнейшего хода событий капитану и обычным спокойным голосом приветствовал его по имени и отчеству. Капитан ответил на моё приветствие, обратившись ко мне по фамилии и на «Вы». Чувствовалось, он понял, что мордобоя не будет, и его внутреннее напряжение стало ослабевать. Он тихим голосом первым продолжил разговор, задавая мне дежурные вопросы:  как у меня дела и где я сейчас работаю? Я так же дежурно ответил ему, что работал на «Капитане Драницыне», потом в отряде АСПТР, а завтра отправляюсь снова на ледокол. Капитан понимающе покачал головой, радуясь в душе, что следующая наша встреча вряд ли скоро состоится. Тут голос оператора по трансляции объявил, что владельца талона номер такой-то просьба пройти в кабину с номером таким-то для разговора с Ленинградом. Капитан встрепенулся, сказав, что его вызывают.  Мы быстро распрощались, и каждый направился своей дорогой: он – разговаривать с молодой женой и горячо любимой тёщей, а я – в вино-водочный отдел Центрального гастронома, чтобы купить бутылку водки, которая для моряка, отправляющегося в долгий рейс, никогда не бывает лишней.   

         На следующий день наш танкер, направляющийся для передачи топлива ледоколам, отправился в рейс. Меня разместили в свободной лоцманской каюте, которая была размером с половину железнодорожного купе. Даже имеющиеся здесь две койки так же располагались одна над другой. После того, как устроился, я пошёл знакомиться с коллегами по профессии. Радиослужбу танкера представлял один начальник радиостанции – молодой разбитной парень, немногим старше меня. Вместе с ним в каюте был его кореш – электромеханик. Вчера вечером они перед рейсом «приняли на грудь»  и ещё не совсем от этого отошли. Поэтому их очень интересовало: есть ли у меня с собой что-нибудь, чем можно «поправить пошатнувшееся здоровье»? Прекрасно понимая, что ребята хитрят, «раскручивая» меня на «проставу» в честь знакомства, я не стал отпираться. Всё равно эту бутылку я планировал распить с коллегами по работе. А где это будет, на ледоколе или здесь, какая разница? Тем более что здесь мне за это ничего не будет, так как я не нахожусь при исполнении служебных обязанностей. А для моих новых знакомых даже исполнение служебных обязанностей не было препятствием в осуществлении задуманного! Эти ребята работали на «пороховой бочке», точнее на огромной плавучей цистерне с горючим. Главным здесь было не «соблюдать трезвый образ жизни», а не допускать нарушения техники безопасности в отношении предупреждения возгораний и правил нахождения людей в рабочих пространствах танков (емкостей для хранения перевозимых топливных материалов). Взорваться и задохнуться здесь возможно с одинаковым процентом вероятности. Поэтому экипажам танкеров и газовозов платят «гробовые» - дополнительные денежные надбавки к окладам. Ребята рассказывали, что ЧП на танкерном флоте – дело обычное. У них когда-то тоже был двойной несчастный случай. На стоянке второй помощник послал матроса проверить что-то в порожнем танке. Через некоторое время матрос перестал отвечать. Второй помощник полез за ним. В результате - задохнулись оба. Теперь все производственные операции на борту судна осуществлялись строго по инструкции. Проверять справедливость высказывания, что вся техника безопасности написана кровью, охотников больше не было.

        Когда всё выпито, рассказано и все общие темы обсуждены, то заняться на борту судна, на котором ты являешься пассажиром, практически нечем. Ты выспался уже на год вперёд, пересмотрел все фильмы, имеющиеся на судне, прочитал все самые интересные книги в судовой библиотеке. Теперь ты желаешь только одного – как можно скорее приступить, наконец, к своей непосредственной работе на ледоколе. И вот к тебе заходит начальник радиостанции и приглашает «поговорить» с твоими коллегами с «Капитана Драницына». Это означает, что вас разделяет с ледоколом расстояние приблизительно 600 км, и вы находитесь в зоне устойчивой радиосвязи в средневолновом диапазоне радиочастот. Начальник радиостанции любезно разрешает тебе сесть за электронный телеграфный ключ, и ты, используя радиопозывной танкера, общаешься со своими коллегами-ледокольщиками. Твой товарищ и сменщик, с которым ты отходил всю прошлую навигацию на «Драницыне», маскируясь служебными сокращениями (частные переговоры на рабочих частотах не допускаются), кратко рассказывает тебе ледокольные новости и выражает радость по поводу скорой встречи. Ты передаёшь ему морзянкой взаимные добрые пожелания и, поблагодарив начальника радиостанции за предоставленную возможность общения с друзьями, идёшь в свою каюту собирать вещи, так как уже на следующие сутки состоится встреча танкера с ледоколом. 

        И вот утром ты выходишь на палубу и видишь, как полным ходом навстречу танкеру идёт красавец-ледокол, расталкивая на своём пути попадающиеся случайные льдины. Там тебя уже ждут и встречают! Ты машешь в ответ на приветствие знакомому штурману, вышедшему на крыло мостика, и ребятам на палубе ледокола. Когда суда швартуются бортами друг к другу, и матросы устанавливают сходни, ты пожимаешь руки на прощанье  начальнику радиостанции и электромеханику и переходишь на борт «Капитана Драницына». Здесь тебя окружают знакомые радостные лица твоих коллег и членов экипажа ледокола. После приветствий и объятий ты оказываешься в мире, который тебе уже давно знаком. Где тебя ждут старые и новые друзья, привычная судовая обстановка и работа, по которой ты уже успел соскучиться. После бункеровки топливом ледокол даёт прощальный гудок уходящему танкеру, и для тебя начинается новый виток твоей «ледокольной» жизни.
          Кажется, что в твоей каюте ничего не изменилось. Что ты вышел из неё только вчера, а сейчас вернулся. То, что ты уже один раз прошёл всё это в своей жизни, должно повториться снова. Тут-то и начинаешь ты понимать, что означает выражение «вернуться на круги своя». Бег по кругу! Сколько этих кругов тебе ещё предстоит сделать в жизни? Кто это решает? Нет ответа. Ну, ладно, хватит философствовать! Через два часа тебе на вахту. Разложи вещи по полкам, переобуйся в тапочки и иди знакомиться с окружающей обстановкой и новыми людьми.


Рецензии
Доброй ночи, Вадим!

Вот ты был чудак-человек! Будто три года совсем не отпахал в пароходстве, а словно только пришёл и начал свою карьеру! Уж очень безропотен ты был! Не было в тебе хитрости, нужной смекалки.
А чуток посопротивляться назначениям однобоким не пробовал? Или каким-то макаром вовремя ретироваться?.. Очень уж ты был простоватым и соглашательным во всём с руководством. А они тобой пользовались с успехом. Тут, в принципе, столько уловок было, чтобы не пойти в очередной рейс по хотению начальства, но ведь ты ими не пользовался абсолютно! Можно, к примеру, было что-то придумать, что, мол, позарез домой надо, не всё там слава Богу, и требуется твоя активная помощь. Ты же иногородний был. У нас в пароходстве такое прокатывало… Или, допустим, напросился бы на квалификационный экзамен да, в конце концов, даже если не пёрло сдавать на ШРМа, то просто поменял бы свой голубой диплом на чёрный – первого класса… Это было, в принципе, не трудно. Хотя, конечно, у нас это было сопряжено, допустим, со сдачей экзамена по английскому языку. А, впрочем, что экзамен на классность, что на ШРМа был у нас одинаков. Не знаю, как у вас там обстояли дела. Да мало ли каких ещё уловок можно было придумать, чтобы не идти по первому же требованию на первый же предложенный пароход!.. То же здоровье даже. Прикинулся бы хроником по желудку, к примеру, да застрял бы на обследовании мнимом…. Ой как было много всего, чтобы «сачкануть». А ещё не менее крутой вариант был – поднатужиться да накрыть столик в службе связи, раз оттуда шла основная угроза у вас. Это у нас в отделе кадров сидел бог и царь инспектор. Т за назначением на очередной пароход мы подходили именно к нему. А вот служба связи никакого отношения к назначениям на судно не имела. Там лишь утверждали твою вакансию на пароход, фиксируя у себя.
Вот так у тебя и получается очень несправедливо именно «на круги своя».
Интересно описал встречу с капитаном «Петра Великого».

С добрым приветом,
Мореас Ф.

Мореас Фрост   09.03.2020 02:20     Заявить о нарушении
Вячеслав, привет! Спасибо за дельные советы. Почти все их я в дальнейшем и использовал почти буквально. Просто других вариантов не идти на ледокол у меня тогда не было: времени оставалось всего одни сутки до отхода. Поэтому, продвигаясь дальше по ходу моего повествования, ты поймёшь, что в дальнейшем я именно так и поступил, как ты советуешь. Да и не три года я проработал в пароходстве на тот момент, а два, да и не из робкого десятка я был, чтобы прослыть тихоней, безропотно выполняющего приказы начальства. Жизнь - это учитель, она повторяет плохо усвоенные уроки столько раз, сколько требуется, чтобы перейти на новый уровень восприятия окружающей действительности. Мне хватило двух. Но это была школа на всю оставшуюся жизнь. Я выходил из таких тупиковых и невозможных ситуаций победителем, что даже близкие друзья по началу мне не верили. Но, как говориться: факты был на лицо. Их в моей жизни наберётся ещё не на одну книгу. И выдумывать ничего не придётся! Так что, спасибо за помощь и интересного тебе дальнейшего прочтения моей повести! С дружеским приветом, Вадим. 73!

Вадим Осипов 2   09.03.2020 17:56   Заявить о нарушении
Точно, два года проработал. Это я уже по количеству пароходов посчитал по памяти, забывая, что в АСПТРе ты работал совсем недолго, лишь на подмене.
Но всё равно ты уже был обстрелянный воробей и профессионально достаточно опытный, состоявшийся кадр. Но, надо сказать, хороший профи - не обязательно и в повседневной жизни крученый вьюн.
Вспоминаю себя, тоже "втыкал" немало по жизни. Просто мне частенько тупо "катило" в плане пароходов. Лишь однажды моя фортуна дала маху - прошёл полноценную "полярочку". Тогда это было для меня сущим попаданием в задницу. Но вот потом, по прошествии времени, даже был рад, что однажды конкретно прочувствовал Арктику на зуб. Потому как поимел натуральное представление, что это такое - настоящая пахота в сменах по самовыгрузке 12 через 12 часов. Да и вообще, что такое маята во льдах, хождение под проводкой ледоколов, а то и в спайке с ним "на усах". Всё тогда было по-мужски. А в дальнейшем парочку отдельных фрагментарных забегов туда, за грузом на Японию, и сразу обратно я не считаю "поляркой". Так, баловство...

Мореас Фрост   09.03.2020 22:37   Заявить о нарушении