Хвороба

               

- Мироновна, плохо мне… Кажись, помирать буду… В груди печет, мочи нет.
Дед натужно закашлялся.
Баба Маня сердито прищурилась: - Пить надо меньше. Это тебя бесы мучают. Вставай, надоть дрова принести да воды из колодца. Пошто разлегся-то, старый хрыч?
Дед возмущенно захлебнулся слюной и просипел:
- Вот-те крест, хреново мне. Ты шо, извести меня хошь? Сходь к Аграфене за молочком. Може, полегчает.
Федька  застонал и опустился на покрывало.
-Молока?- удивленно переспросила баба Маня. - Где болит-то, Феденька? Дохтору позвать?
-Не надоть, - прохрипел дед, хватаясь рукой за грудь…. Молока…
-Оюшки. Впрямь хвороба приключилась… Погоди, я скоро…,-запричитала  Мария Мироновна. Она быстро накинула цветастый платок на голову и выбежала из горницы.
Несколько минут дед лежал, прислушиваясь к звукам шагов жены. Затем удовлетворенно хмыкнул:
 - То-то, бабка… Мужика беречь надоть. А то - бесы…
Федор Иванович приподнялся,улыбнувшись, опустил ноги на диванчик, стоявший рядом с лежанкой и слез вниз.
- Горло промочу, пока бабы нема. - Старик бодро заковылял к двери. Вышел в сени и начал шарить в углу, нащупывая вожделенную заначку водки.
***
Баба Маня неслась по улице, крепко прижимая к пышной груди крынку парного молока. Не обращая внимание на приветствия соседей, она мысленно была с захворавшим мужем: 
 "Вдруг помрет… Шо мне одной делать? Кукушкой вековать…-  кручинилась Мария Мироновна.
Вот и знакомая калитка. Удерживая банку в одной руке, она второй открыла скрипучую дверь и вбежала во двор. Забыв о возрасте, лихо поднялась по лестнице и влетела в горницу.
-Феденька, вот и я. Испей молочка-то,- Мироновна взглянула на лежанку и осеклась…
Дед Федор лежал бледный, как полотно, не подавая признаков жизни.
Мироновна ахнула и трясущимися руками начала наливать густое молоко в чашку, проливая крупные капли на клетчатую скатерть. – Ты не помер ишо, Феденька?- жалобно заскулила бабка, подходя к мужу. Тот приоткрыл мутные глаза и простонал:
 - Ты куда мою заначку девала, старая? Все пропало...
Баба Маня икнула от неожиданности: - Ты о чем, касатик? Молока же просил…
Федор Иванович грубо пробасил: - Хвороба моя от того, шо не выпил я, дура…  Куда утащила? Подай сейчас же, а то…
Старик сильно закашлялся, его лицо побагровело и в груди заклокотало.
-Феденька, погодь… Нет заначки твоей. Ты ж заболевши. Я ее отнесла Аграфене взамен молока. Денег – то нет давно. Соседка дала марли для компрессов, да налила туда водки, шоб грело. Велела на грудь тебе положить…
Баба Маня на мгновение замолчала, но тут же завопила голосом раненой чайки:
- Так ты обмануть меня удумал, дурень старый?
Она выплеснула  струю молока в лицо деду и замахнулась рукой, намереваясь отвесить оплеуху.
Тот вздрогнул и зашелся в долгом кашле, задыхаясь и отплевываясь…
Вглядевшись в мужа, баба Маня тоскливо затараторила:
- Феденька, прости меня, глупую. Токо не помирай. Держись, родненький. Я сейчас…
Мироновна вытащила из-за пазухи марлю, пропитанную водкой, наложила на грудь мужу. Затем, обхватив  руками тщедушное тело, обвязала платком, стянутым с седой головы.
Дед Федор принюхался и затих…


Рецензии
Чудесная миниатюра! Все в ней есть и грусть и улыбка! Просто чудесная Успехов Вам! С улыбкой ☺

Андрей Эйсмонт   21.02.2020 14:48     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.