Вечный свет слова. Публицистика. Глава 7

 Вечный свет слова.  Публицистика.

Глава 7.

        Анатолий Грешилов, Людмила Марина,  Людмила Табакова.   

Анатолий Грешилов родился  в  1946  году  в  городе  Белгороде. Заслуженный  архитектор  РФ,  член  Союза  архитекторов  России,  член  Союза  писателей  России. Талантливый автор. По моей просьбе он вспомнил свою биографию. Естественно, биографию творческого человека.

Самый  толстый  ученик  в нашем  классе, по  прозвищу  Чудик-младший,  жил  через  дорогу, и  потому  зимой  ходил  в  школу без  пальто и шапки,  избегая  толчеи  в  скученном  гардеробе.  Тогда ещё   учились  чистописанию  деревянными  ручками  с  металлическими  перьями,  макая  их  в  чернильницы,  которые  приносили  из  дома. Белые  керамические  (у  девочек -- в  мешочках  с  вышитым  цветочком  и  затягивающимися  завязками)  и  эбонитовые  коричневые  (у мальчиков  --  в  углу  на  дне  ранца  или  в  кармане) ставились  в  специальные  круглые  гнёзда  на  чёрных столешницах  парт,  всегда  пахнущих  долго  не  высыхающей  масляной  краской  после  косметического  подновления  на  летних  каникулах.

Иногда настолько липких,  что  приходилось  стелить  газеты,  обрывки  которых  навечно  впаивались  в  сиденья  и  спинки  рыжих  парт.   Назывались  чернильницы  непроливашками,  поэтому  не  было  учебника  или  портфеля,  мебели  или  подоконника, не  в  счёт  пальцы  и  носы,  подтиравшиеся  этими  пальцами,  не  пестревших  вездесущими  фиолетовыми клеймами. Подтверждающими  принадлежность  меченых  предметов  к  таинственному  миру  познаний. Чернилами в классах были измазаны пол, парты, портфели, тетради. Школьная форма мальчишек и даже куртки.   

Единственным  мужчиной среди учителей  был  фронтовик, классный  руководитель,  израненный  и  суровый, скрипуче  прихрамывающий  при  ходьбе.  Весь  его  путь  от  учительской  до  закрытой  двери,  перед  началом  урока, отчетливо  прослушивался  в   притихшем  классе.  Он  был  олицетворением  настоящего воина  и, когда  с  отвращением  писал  на  доске,  то крошил мел, который крошился,  издавая  омерзительное повизгивание,  подобно  гвоздю,  елозящему по стеклу,  -- и  падал  кусками  на  пол,  чтобы  сгинуть  под  железной  подковой  офицерского  сапога  на  правой    ноге.

Выяснив однажды, что младший  брат Чудика  живёт  не  то  что  недалече,  а  совсем  рядом  и  ближе  всех,  поручил ему  ежедневно  в  конце  занятий  уносить  домой и приносить  утром  деревянный  ящик  с  чернильницами для всего класса  и  расставлять  до  уроков -- по  одной  на  парту.  Послушный  ученик  усовершенствовал  ящик,  прибив  сверху  «для  удобства»  фанерку  с  выпиленными  лобзиком  круглыми  отверстиями,  куда  вставлял  чернильницы  для  учеников -- и  одну  для  учителя.  Однажды  оставил  ящик  на  ночь  в  сенях.  Чернила  замёрзли.  А  первым  уроком  был  то  ли  диктант,  то  ли  сочинение…  Учитель  был  явно  раздосадован  и  заметнее  обычного  припадал  на  одну  ногу. 

Каждодневная  ноша  и  чувство  обречённости  на  вечное  дежурство -- тяготили  отрока.  Однажды,  может  быть  в  утешение,  подарили  ему  толстую  пачку  приятных  на  ощупь  плотных  лощёных  листочков,  размером  с  записную  книжку,  восхитительной  невинной  белизны.  Принялся  он  исписывать  их  микроскопическим  почерком  заточенным,  как  игла,  карандашом,   историями  про  войну  и  пиратов.  Потом  белой  ниткой  сшивал  в  книжечки.  Военные сюжеты не требовали  усилий,  окружающий  мир  был  наполнен  живыми  воспоминаниями  о  недавней  Великой  войне.  А  сцены  жестоких  поединков  морских  разбойников  напоминали  свидетельские  показания  участника  уличных  драк.

Он  не  испытывал  трудности  и  в  поисках  имён  для  самых  отважных,   благородных  и  гордых  героев  своих  повествований,  давая  им  полные  имена  и  фамилии  (а  иногда  и  адреса)  своих  однокашников.  И,  конечно, ещё и по  этой  причине,  читая  его  творения,  хлопцы   требовали  продолжения:  «Ну  и  шо   там  дальше-то  будет, я  их  уделаю?».

Чаще  других  сверхположительными  героями  становились  те,  кто  как  Валентин  Литвинов,  покидая  класс  после  уроков,  сам  приносил  и  ставил  свою  чернильницу  в  чудиков  ящик, а  не  оставлял  её,  уходя  домой  на  своей  парте.  Девчонки  долго  не  расставались  с  уже  ненужными   батистовыми  мешочкам  с  ручной  вышивкой,  раздумывали  над  предложением  практичной  Ларисы  Ефремовой  подарить  их  в  качестве  кисетов  для  махорки  -- будущим  призывникам  в   День  Красной  Армии.   Вряд  ли  они  завидовали  той  из  них,  чьё  имя  и  фамилию  носил  единственный   женский  персонаж,  неутомимо  участвовавший  во  всех  перипетиях. Вера  Беляева  то  спасала  «раненого  на  поле  боя»  соседа  по  парте  Бориса  Орлова,  то  шла  в  разведку  с  «гвардии  капитаном»  Анатолием  Ушаковым  в  оккупированную  зону  с  заведомо  проваленными  явками,  без  точного  знания  пароля  и  отзыва.  Упоминалась  в  текстах   часто,   но  кратко.  И  приключение  для  неё  всегда  кончалось  тяжёлым,  почти  смертельным  ранением,   а  иногда  даже  и  угрозой  ампутации.

Один  из  рассказов  с  погоней   начинался  словами:  «Пулемёт  глотнул  кусок  ленты,  и  всадник  вывалился  из  седла».  Фраза  была  им  заимствована  из  настоящей  книжки,  но  так  очаровала  придумщика, что  повторялась  ещё  не  раз  с  различными  уточнениями -- «заглотнул  большой  кусок  ленты»,   «и  заглотнул  всю  пулемётную   ленту»,  но  во  всех  вариантах  всегда    и  неотвратимо -- «всадник  вываливался  из  седла».   

Пришло  время,  когда  разрешили  в  школах  пользоваться  авторучками.  Где  сейчас  тот  дырчатый  ящик  с  пересохшими  непроливайками?  Говорят,  видели  подобный  в  одном  частном  пришкольном   музее,  созданном  при  участии  бывшего  ученика,  жившего  когда-то  рядом  со  школой. 

Интерес  к  учебному  предмету  возникает  от  любви  к  Учителю,  так  мыслили  старшеклассники,  преуспевающие  в  гуманитарных  науках,  поочередно  влюбляясь  в  русских  красавиц --  директора  школы  № 10  Анну  Мерчанскую  и  учителя  русского  языка  и  литературы  Раису  Гончаренко.      

С  детства подверженный  двум  страстям --  рисованию  и  сочинительству,  изрисовал  картинками  внутренние  белые  стороны  твёрдых  переплетов аккуратных  учебников  всех  одноклассниц. Учебники  тогда  не  отбирались  тупо  в  конце  учебного  года,  а  были  личными  и  логично  оставались  при  владельце,  как  память  и  семейная  реликвия.  Взрослея  на  сухопутных  равнинах  Белгородщины,  мечтал  связать  свою  судьбу  с  морем  по  примеру  родственника  Михаила  Васильевича  Грешилова,  командира  подводной  лодки,  Героя  Советского  Союза. 

Позже,   в  одиннадцатом  классе,  готовился  к  поступлению  в  высшее  авиационное  училище  лётчиков-истребителей.  По  направлению  военкомата,  прошел  все  предварительные  необходимые  медкомиссии  и…  подал  документы  на  архитектурный  факультет.  Возможно,  причиной  тому было  то  обстоятельство,  что  семья  строила  свой  дом,  как  тогда  говорили,  в  частном  секторе.  Все  детство  и  школьные  годы  прошли  в  условиях  стройплощадки  с  участием  во  всех  видах  строительных  ремесёл,  включая  архаичный  мучительный  способ  распиливания  вручную  пятиметровых  брёвен  по  длине -- на  доски   с  помощью  специальных  широких  пил  и  высоких  подмостей.  Зубья  пилы  часто  отчаянно  звякали,  натыкаясь  на  осколки снарядов  недавней  войны и пули,  засевшие  в  стволах  свежеспиленных  деревьев. 

Позже,  зуд  сочинительства  не  оставлял  долговязого  студента  и  на  лекциях  в  институте  (кроме, ставших  буквально  судьбоносными  в  унылые  дни  отчаяния  и  сомнений  в  правильности  выбранного  пути,  читаемых  Александром  Лейбфрейдом  и  Оксаной  Андреевной). Конспекты    по  политэкономии  и  научному  коммунизму    снисходительно  уступали  по  объёмности  гроссбуху,   заполняемому  в  соавторстве  с  Гришей  Ерёменко -- рифмованными  и  вольными  текстами,  не  обремененными  оковами  логики  и  путами  здравого  смысла,  но  призывающими  узрить  свет  истины  в  тогдашних  публикациях   журнала  «Юность»  и  «Затоваренной  бочкотаре»  Василия  Аксёнова. 

За  окном  аудитории  шёл  зимний  дождик,  по  приметам,  к  счастью.  Он  и  его  тогдашняя  «Муза»,  а  ныне  академик  киевской  Академии  оригинальных  идей,  ещё  краснели,  встретившись  взглядами,  ещё  относительно  молоды  были фронтовики  с  тусклыми  боевыми  наградами  и  редким  ещё  блеском  юбилейных.  Но  первые  земляне  уже  готовились оставить  следы  на  пачкающемся  и  дурно  пахнущем  лунном  песке,  а  под  сводами  гулких  коридоров  альма-матер  и  над  тесным  курдонером (парадным входом) перед  шестиэтажным  памятником  архитектуры  конструктивизма  на  улице  Сумская  40,  уже  витало  предчувствие  дальних  странствий  и  грядущей  эпохи  плохих  астероидов.

Анатолий  приехал  в  Красноярск  в  1969  году,   после  окончания  архитектурного  факультета, -- для  работы  в  Сибирском  филиале  ведущего  проектного  института    страны,  именовавшегося до  недавнего  времени  ВНИПИЭТом.  Было  это  в  жаркий  день  7 августа.  Молодого  специалиста,  как  потом  он  узнал,  на  вокзале  встречала  машина  и  девушка  из  отдела  кадров  с  букетом  цветов,  но  они  из-за  его  нерасторопности  разминулись.  Потому  до  секретного  неведомого  таинственного  города  Красноярск–26  добирался  самостоятельно. 

Знающий  всё  на  свете  начальник  вокзала,  после  проверки  документов,  из  окна  своего  кабинета  указал  глазами  на  неприметный  газетный  киоск  рядом  с  будкой  сапожника:  «Спросишь  билет  на  автобус  до  «Девятки».  Автобус  с  надписью  «заказной»  ходит  через  час–полтора». 

Как  и  многие, из  его  романтичного  поколения,  мечтал  проектировать  и  строить  совершенно  новые  города,  города  будущего  в  необжитых  краях  на  неосвоенных  территориях.  Как  пелось  тогда  в  песне:  «На  память  людям  города  дарить».  Нынче  подобные  воззрения  и  устремления  --  «не  формат».

Его  студенческая  мечта  осуществилась:  проектирует  и  строит   по  авторским  проектам  индивидуальной  разработки объекты  самого  различного    назначения  в  городе  мечты,  построенном  на  месте  глухой  тайги,  на  берегу  великой  сибирской  реки  Енисей.  Этот раскинулся  своеобразным  ожерельем   вокруг  своей  голубой  жемчужины -- городского  сакрального  озера  с  реликтовым  парком. 

Проектирует  и  строит  для  многих  других  городов  России.  Наиболее  значимые  и  крупные  авторские  объекты  приведены  в  его  монографии  «Проекты  и  постройки».  Среди  них -- Дворец  бракосочетаний,  Дома  культуры,  торговые  центры.  Собор  Михаила  Архангела  с  Воскресной  школой,  монумент  Поклонного  Креста,  Дворец  Правосудия,  Школа  космонавтики,  Дом  молодёжи,  Красноярская  государственная  Академия  музыки  и  театра  имени  Дмитрия  Хворостовского  (он  учился  в  ней  и помогал  финансировать  строительство),  проект  ТЮЗа,  здание  МЧС  Сибирского  округа,  проекты  православных  Храмов,  культурно-исторический  центр  на  территории  Спасского  мужского  монастыря,  спортивные  объекты  Всемирной  Универсиады -2019  и  др.  Автор  серии  жилых  зданий  оригинальной  лучевой  системы  планировки.  Многие  авторские  объекты, за  высокое  качество  архитектурно-планировочных  решений, отмечены  Дипломами  Госстроя  Российской  Федерации.  Участник  и  призёр  многих  творческих  конкурсов  и  выставок.    

Практическая  проектная  деятельность  архитектора  А. В. Грешилова,  отражает  творческую  индивидуальность  и  охватывает  все  основные  типы  жилых  и  общественных  зданий,  вносит  заметный  вклад  в  область  современной  архитектуры.  Имеет  персональную, не  ограниченную  сроком  лицензию  на  право  архитектурной  деятельности  на  всей  территории  Российской  Федерации.  Награждён  орденом  св.  благоверного  князя  Даниила  Московского,  ведомственными  наградами,  медалью  Амфилохия  Красноярского.  Утверждая,  что  у  его  профессии  нет  возраста,  работает  с  молодыми  коллегами  взаимообучаясь,  участвует  в   профессиональных  конкурсах,  устраивает   персональные  выставки  проектов,  живописи  и  графики. 

Автор сборников  стихов  и  прозы.  Печатается  в  литературных  изданиях  Красноярска,  Оренбурга,  Тольятти,  Бийска,  журналах  «Новый  Енисейский  литератор»,  «Поэзия  на  Енисее»,  «Литература  Сибири»,  «Енисей»,  «День  и  Ночь».  На  его  стихи  написаны  песни,  автор  слов  Гимна  города  Железногорска.  Некоторые  рассказы  во  многом  биографичны -- «Недолгое  ожидание  дождя»,  «Странствия  Секундино»,  «Однажды  летом».  Публикации  по  архитектуре:  журнал  «Технический  прогресс»  (серия  Строительство),  статья  «Преодоление  стереотипа».  Доклады  на  научно-технических  конференциях:  «Опыт  проектирования  института  искусств  в  краевом  центре»,  «Индивидуальные  9-12  этажные  жилые  дома  трёхлучевой  системы  планировки»,  «Конкурсные  методы  проектирования». 

Анатолий  дружен  с  известным  композитором  Геннадием  Новиковым.  Плоды  их  дружбы -- несколько  песен  и  гимн  Железногорска.  Вспоминает  картинку  из  раннего  детства:  безуспешные  попытки  воспроизвести  известную  незатейливую  мелодию  на  подаренной  трофейной  немецкой  губной  гармошке  с  хромированными  накладками  (много  их  было  тогда  в  послевоенные  годы).  Безуспешно  намаявшись,  методично  вбил  по  гвоздю  в  каждое  квадратное  отверстие  обоих  рядов  деревянного  корпуса -- от  нижайших  до  самых  высоких  нот.  Позже,  на  первом  уроке,  школьный  учитель  музыки  с  приросшим  к  груди  баяном,  прослушав  ученика,  навсегда  освободил  его  от  уроков  пения,  ввиду  полного  и безнадежного  отсутствия  элементарного  слуха.  Возможно,  лишение  дара  обладания  музыкальным  слухом  --  было  наказанием  за  ту  варварскую  шалость  несмыслёныша.

Его  цитаты,  с  которыми  сложно  не  согласиться: 
«Всё  начинается  с  проекта.  Как  в  Библии -- вначале  было  Слово (Евангелие -- от  Иоанна первая  строка).  Всё  начинается  с  проекта, с  чистого  листа,  с  первых  линий  на  этом  листе.  Любой  процесс  созидания,   будь  то  на  Земле  или  на  Луне,  для него всегда  изначально   требуется  разработка  реального  Проекта.  При  этом  надо  стараться  не  плодить  здания-клоны,  а  искать  и  находить  свой  неповторимый  образ  для  каждого.
Человеку  всегда  необходимо  найти  Дело  всей  жизни.  Тогда  она  будет  подобна  тому,  как  образно  описал  свою  жизнь  Исаак  Ньютон:  я  будто  брожу  по  солнечному  морскому  берегу,  ищу,  нахожу  и  играюсь  цветастыми  камушками  и  чудными  яркими  ракушками,  а  передо  мной  расстилается  Океан  Неизведанного». 

Общее  представление  об  особенностях    литературного  творчества Грешилова,  возможно,  дополнит  выписка  из  аннотация  к  книге  «Сыны  грома»,  приводимая  ниже:

-- Книга  рассказов  Анатолия  Васильевича  Грешилова  «Сыны  грома»,  изданная  в  издательстве  «Новый  Енисейский  литератор»  в  городе  Красноярске.  Литературный  редактор  -- Андрей  Васильевич  Леонтьев,  технический  редактор --   Станислав  Сергеевич  Феньков.   В  книгу  вошли  рассказы  различные  по  времени  действия,  содержанию,  тематике,  композиционному  построению.  От  почти  эпического  повествования  с  неожиданной  авторской  трактовкой  исторических  событий,  происходивших  буквально  накануне  Куликовской  битвы, -- до  новелл  о  современной  действительности. 

Читатель  в  оригинальных  сюжетах  обретет  много  полезных  сведений  и  интересной  информации  о  представленных  в  новом  ракурсе  известных  событиях  Великой  Отечественной  войны,  послевоенного  времени: от  эпохи  Гагарина  и  развитого  социализма  -- до  рыночной  экономики  «либерального»  капитализма.

Автор  точен  в  деталях  и  так  убедительно  и  реалистично  излагает  все  перипетии  происходящего,  что  после  прочтения  оставляет  у читателя ощущение  причастности,  будто  и  ты  сам,  как  минимум,  был,  если  не  активным  участником,  то  уж  наверняка  свидетелем  сюжетных  событий.  К  заслуге  автора,  можно  отнести  и  филигранные  зарисовки природы и природных  явлений,  всегда  отражающих  сугубо  индивидуальное,  личное  восприятие  сочинителем  окружающего  мира.  Изящно  вышитые  на  текстовом  полотне,  они  часто  претендуют  на  вхождение  в  круг  действующих  лиц  в  качестве  символических  персонажей  -- и  вовсе  даже  не  второстепенных.

Своеобразная манера письма, присущая  автору,  когда  выверено  каждое  слово,  не  поощряет  мимолетное  беглое  чтение,  но  предполагает  неторопливое  и  вдумчивое  «вхождение»  в  текст, когда вдруг ощущаешь  себя  в  плену  внутренней  скрытой  мелодии  и  ритма.  Отдельные  слова,  казавшиеся  до  селе  почти  неуместными,  живо  наполняются  смысловым  содержанием  и  конкретикой,  почти  никогда  не  лежащими на  поверхности. 

Счастливой  судьбой  одарены  те  немногие  литературные  произведения,  которые  по  прошествии  какого-либо  времени  хочется  перечесть  вновь  и  вновь.  Это  сродни  тяги  к  общению  со  старыми  верными  друзьями.  Проза  Анатолия  Грешилова  обладает  этим  свойством.  Не  остаются  незамеченными  и  произведения  автора,  изданные  ранее  в  Железногорске  и  Красноярске,  сборник  стихов  «Косой  дождь»,  книга  стихов  и  прозы  -- «Алькор  и  Мицар».
 
      
Галина Варфоломеевна  Королева  родилась в горняцком Лениногорске Восточно-Казахстанской области, это город в долине -- среди живописных гор Алтая. Первые строчки родились у неё в три года. Однажды отец принёс ведро спелой лесной малины. Наевшись ягоды от души, маленькая Галочка, не выговаривая букву «л», пропела «Растёт травка на …угу, я её сорвать могу». Галина в детстве увлекалась рисованием, выжиганием по дереву, народными танцами, но самой большой любовью были стихи. В школьные годы писала небольшие стихи, больше для стенгазеты.
Но серьёзное отношение к поэзии началось в юношестве. Первым своим учителем в стихосложении считает своего старшего брата Василия, частенько читавшего ей не только свои стихи, но и стихи поэтов- классиков. Огненное дыхание войны коснулось и семьи Галины. Отец воевал в передовых частях. Старший лейтенант, командир батареи Скосарев Варфоломей Антонович прошёл всю войну с первого до последнего дня. За боевые заслуги был награждён орденами и медалями. После войны ещё два года продолжал службу в Германии. В  1947 году вернулся на Родину. После войны занимал руководящую должность на обогатительной фабрике.

Был человеком грамотным, творческим, имел трудовые награды. Мама поэтессы была не только талантливым учителем (награждена тримя медалями за учительские заслуги), играла на гитаре, хорошо рисовала, танцевала, писала стихи. Способности передались всем её детям.

Всю жизнь Галина была активисткой: в детстве --  председателем дружины, затем, когда стала работать в школе старшей пионервожатой, -- секретарём учительской комсомольской организации. На торжественных праздничных комсомольских конференциях, как один из лучших комсомольских вожаков, удостаивалась почётного места в президиумах, награждалась грамотами. После окончания Горно-металлургического техникума работала дежурной подстанции в Цехе Сетей и Подстанций -- и там была избрана комсомольским вожаком и начальником комсомольского прожектора. За трудовую и общественную деятельность награждалась почётными грамотами, а её портрет висел на Доске Почёта. За хорошую работу получила удостоверение «Ударник коммунистического труда». При  выходе по возрасту из комсомола -- была награждена грамотой и ценным подарком, как один из лучших секретарей первичной организации города. На подстанции 110кв в Северо-Енисеейске, за честный и справедливый характер, избиралась судьёй в товарищеский суд цеха, была членом профсоюзного комитета. Часто была ведущей праздничных вечеров. Затем работала на компрессорной, в электро-лаборатории, работала техником Отдела Главного Энергетика в ООО «Соврудник». В любой сфере своей деятельности Галина стремилась быть в числе лучших.

Впервые стихи Галины Королёвой были опубликованы в газете «Лениногорская правда», также в Лениногорске принимала участие в работе литературного объединения «Родник». В 1985 году Галина Варфоломеевна с семьёй приехала в посёлок Северо-Енисейский. Здесь, с помощью режиссёра ДК Коршуновой Раисы Михайловны и заведующий отделом культуры Ермакова Бориса Михайловича, создала литературное объединение «Родник», позже переименованное в «Лиру», которое и по сей день продолжает работу при ЦРБ. Уже в более зрелом возрасте увлеклась написанием юмористических рассказов, новелл и сказок. На её стихи написано несколько песен. В том числе 5 гимнов о Северо-Енисейском районе. Два из них положены на музыку, исполняются Нонной Оболдиной и Ириной Бойченко. Сейчас она на пенсии, но продолжает писать стихи, печатается в издательствах. Председатель литературного объединения «Лира».

Галина может написать и экспромт, но не любит писать на заказ, говорит, что это не поэзия, а рифмовка, ремесло. Стихи нужно пропустить через душу, и только вследствие сильных эмоций могут возникнуть сильные стихи. Была внештатным корреспондентом газеты «Северный рабочий». Писала статьи, зарисовки о людях труда. И сейчас продолжает писать статьи в местную газету на разные темы. Является нештатным корреспондентом газеты.

Галина Варфоломеевна постоянно участвует в различных культурно-досуговых мероприятиях библиотеки, часто проводит мастер-классы для старшеклассников по стихосложению, участвует в поэтических районных фестивалях и конкурсах.

Стихотворения Галины Варфоломеевны печатались в газетах: «Северный рабочий»», «Северо-Енисейский Вестник», «Лениногорская правда», «За Победу», «Красноярский литератор». В сборниках: «Северные встречи», «Я низко голову склоняю», в ежегодниках: «Поэзия на Енисее» красноярского издательства «Буква», «Литература Сибири», «Новый Енисейский литератор», «Память о Победе», соавтор сборника «Память сердца». Печаталась в журнале «Сибирячка», в сборниках «Антология сибирской поэзии и прозы», «Детская антология», в сборнике местного издательства «Наши земляки -- наши таланты».

В 2009 году -- — победитель фестиваля «Золото Севера». За стихи неоднократно награждалась грамотами и дипломами. За серию стихов о Северо-Енисейском районе награждена грамотой «Лауреат». В 2016 году -- победитель конкурса за лучшее стихотворение о Северо-Енисейском районе. В 2017 году награждена Юбилейным значком района. К 100-летию Октябрьской революции награждена медалью от КПРФ. Её имя внесено в несколько энциклопедий.
1) «Большая энциклопедия Красноярского края»;
2) «Поэты Сибири и Красноярья»;
3) «Поэты Дальнего Востока и Красноярья»;
4) «Милые, милые женщины...
(100 известных женщин Красноярья);
5) «Золотые имена Красноярья»;
6) «Золотые имена Сибири»;,
7) «История приенисейского края. Литература Сибири».
Поэзия Галины многогранна. Главное то, что её творчество нравится людям, значит, ею был найден смысл жизни.
Cпособности Галине передались от предков. Только нужно было их развивать, и Галина делает это успешно. Бабушка Галины, по материнской линии, имеет дворянские корни. Возможно, поэтому всех её  детей Бог наградил какими-либо талантами. Больше всего талантов досталось Галининой маме, которая играла на гитаре, балалайке, хорошо рисовала, танцевала, писала стихи.
Отец Галины тоже был человеком творческим. Играл на гитаре, балалайке, прекрасно танцевал, много читал и приучал к чтению своих детей.
Старший брат Василий имел второй взрослый разряд по борьбе, играл на гитаре, писал стихи, поэмы, которые Галина печатает вместе со своими стихами в сборниках. К сожалению, в 22 года он трагически погиб. Младший брат Алексей также с детства писал стихи, занимался в танцевальном кружке. Вначале работал шахтёром на Лениногорском руднике, затем, после окончания Политехнического института, мастером, начальником участка, Главным инженером рудника. Последнее время работал Начальником РГТИ (Горной инспекции). За свой труд неоднократно награждался грамотами, медалью. Незадолго до смерти был награждён орденом. Умер в сентябре 2014 года от инфаркта. Несмотря на свою занятость, продолжал писать стихи, которые печатались в газетах «Лениногорский Вестник» и «Казцинк».
Генетические способности передались и детям Галины. Дочь Светлана в юности хорошо рисовала, писала стихи. Училась всегда на отлично. С красным дипломом закончила Семипалатинский торговый техникум, курсы «Менеджмет и управление», окончила Экономический университет, работает в продснабе товароведом, воспитывает двух детей. Её старшая дочь, Алина Ачкасова, является участником поэтического клуба «Лира». Стихи Алины не раз появлялись на страницах нашей газеты, печатались в Красноярских издательствах. Сейчас Алина успешно учится в Красноярском медицинском колледже. Младшему сыну Семёну 3 года.

Сын Галины -- Фёдоров Александр Анатольевич -- после окончания Педагогического университета работал учителем физкультуры в школе «Новая Калами». В первый же год трудовой деятельности ему было присвоено звание «Учитель года». Александр хорошо рисует, танцует. В студенческие годы в городе Красноярске занимался в танцевальном коллективе «Точки». На фестивале, который проводился в Москве, их коллектив занял первое место по России.
В данное время живёт в Красноярске, воспитывает трёх детей. Старшая дочь, Злата, в шестилетнем возрасте за свой рисунок заняла первое место по Красноярскому краю. Занимается в танцевальном кружке. Мы видим, что гены всё-таки имеют немаловажное значение в жизни человека, отражаются на его развитии.
Муж Галины Варфоломеевны также был человеком неординарным: одним из лучших энергетиков района. С красным дипломом закончил Алма-Атинский Политехнический институт. Вначале работал главным энергетиком Тишинского рудника в городе Лениногорске Восточно-Казахстанской области, затем -- в ООО «Соврудник». Имеет множество наград, как за трудовые, так и спортивные заслуги,  занимался горнолыжным и другими видами спорта. Всегда поддерживал Галину -- в её творчестве.
Галина Королёва свято соблюдает семейные традиции и искренне любит родных, которым посвящено много стихов. Любовь к родным местам проходит красной чертой через её поэзию. Стихи пишет на разные темы, но, в основном, -- это лирика, описывающая красоту природы, чувство любви к родным местам. Её стихи высокоэмоциональны. Проникая в души людей, они вызывают в них ответные эмоции, привлекают внимание живостью и нетрадиционностью ритмического рисунка, а также рельефно вылепленной фразой. Умение писать ярко и убедительно -- одно из драгоценных свойств лирического поэта, и оно у Галины есть. Стихи о природе, о красоте и  о малой Родине пронизаны светлой грустью, эмоциональной точностью. Мало кто задумывается о духовной пище. В нашем технократном мире, как правило, не до духовного и возвышенного. Люди постепенно снижают свой эстетический уровень. Так почему бы нам не стать хоть немного поэтами, не попытаться создать что-нибудь прекрасное и не посвятить свой талант Сибири, глубоко любимому краю, как делает это -- Галина Королёва.   

Нельзя не сказать и ещё об одном замечательном человеке Жоресе Петровиче Трошеве. Он родился в 1926 году в семье председателя Красноярского горисполкома Петра Фёдоровича Трошева. Имя Жорес дал сыну отец в честь французского социалиста Жана Жореса, основателя газеты “Юманите”.
 Жорес гордился и своим отцом, и своим именем. Время такое было, сложное, с ложными лозунгами и призывами.  Звали они вроде бы к добру, а на самом деле -- вели страну к гибели.

Учился Жорес Петрович в школе № 28 Красноярска. Но началась война, которая оказала большое влияние на жизнь писателя и его семьи. Его отец, честный партийный и хозяйственный деятель, был арестован. Старшие братья и сёстры ушли на фронт, двое из них дошли до Берлина. Брату Игорю не повезло, ему не пришлось увидеть победный салют.

В 1945 году Жорес Трошев закончил военное авиационное училище, затем, в течение 8 лет, служил на Дальнем Востоке, штурманом в авиаразведывательном полку в Корее и Китае. Экстерном закончил исторический и филологический факультеты Владивостокского учительского института. После демобилизации руководил Эвенкийским отделом культуры. Тогда же и начал активно писать.

О природе Эвенкии он говорил так: “Мне удивительно повезло. Я открыл для себя край, где собрано всё, что может дать величайший из художников -- природа. И самой большой наградой была встреча с удивительными людьми, моими проводниками по тайге и жизни”.

Первые очерки и рассказы об охотниках и оленеводах появились в газете “Советская Эвенкия”.  Четыре года он заведовал отделом культуры Эвенкийского окрисполкома. Затем работал в красноярских газетах, и если его отправляли в творческую командировку, то он обязательно выбирал Север.

Работа журналиста дала возможность объехать весь край -- от Восточных Саян до Северного Ледовитого океана. Он написал множество статей, очерков, репортажей, более двадцати книг, среди которых: “В поисках Ангариды”, “От Саян до океана”, “Игарка”, “Под ковшом Большой медведицы”, “Смерть шаманки”, “Авраамий Завенягин”. Все его произведения стали заметным явлением в литературе края в 60–90-е годы двадцатого века.

Главная тема творчества писателя -- Эвенкия. Ей посвящены основные произведения, в которых представлена история эвенков с древнейших времён -- и до наших дней: “Повесть о забытом землепроходце”, “Словом и примером”, роман “Большой Ошар” -- это об Ошарове, о котором мы уже упоминали.  Жорес ни в какую не соглашался со мной, что это палач.

Жорес Трошев был учёным-исследователем, следопытом. Только с его цельным, неуёмным характером можно было пройти путём первопроходца Пантелея Пянды по Нижней Тунгуске три тысячи километров, преодолев 420 порогов. Поездка эта была осуществлена совместно с Юрием Пожарским.
Последний творческий успех  Жореса Петровича Трошева -- издание книги воспоминаний “На разных берегах” в 2004 году. Она писалась в те годы, когда рухнули все нравственные и духовные ориентиры. И эта книга, пожалуй, является духовным завещанием писателя -- молодому поколению. В ней рассказывается, как надо писать историю: честно и правдиво. Молодым нужно бороться за прошлое своих предков, отстаивать правду.

Жорес Петрович Трошев  был членом Союза писателей России, почётным гражданином Эвенкии. После создания издательства “Буква” в 1998 году, все свои книги Жорес Трошев публиковал  у нас, за исключением грантовых и тех, издательство для которых подбирала администрация.

Выдающийся писатель скончался в Красноярске в 2005 году. Мы проводили его в последний путь. Помянули, правда, в издательстве, по-домашнему, но помним и любим до сих пор.

Александр Викторович Миля родился 10 ноября 1958 года в Сибири, в селе Вершино-Рыбное Партизанского района. В 1976 году окончил десять классов Вершино-Рыбной средней школы, после чего немногим более года учился в Красноярском техникуме механизации учёта и вычислительной техники на проспекте имени газеты "Красноярский рабочий", одновременно занимался борьбой дзюдо в спортобществе “Водник” при Красноярском судостроительном заводе.

Служил в Советской армии в Средней Азии -- с ноября 1977 года по ноябрь 1979 года.  В 1985 году окончил факультет экономики Ленинградского института имени Фридриха Энгельса. Затем по распределению шестнадцать лет отработал на всесоюзной стройке КАТЭК, на строительстве и эксплуатации Берёзовской ГРЭС в город Шарыпове. С 2001 года по 2009 год работал в исполнительном аппарате ОАО “Красноярскэнерго”, ОАО “Красноярская генерация”, ОАО “Енисейская ТГК (ТГК-13)”, ЗАО “КрасЭнергоРемМонтаж”. А с начала 2009 года -- и по начало 2012-го, его рабочая деятельность была связана с материально-техническим обеспечением и общими вопросами энергетики в нефтяной промышленности на Ванкорском и Юрубчено-Тохомском месторождениях ЗАО “Энерго-Сети-Нефть” филиала в Красноярском крае ОАО “НК “РОСНЕФТЬ”.

С 24 января 2012 года -- по 3 марта 2014 года, он --заместитель директора предприятия ООО “Энергопром” по материально-техническому обеспечению и транспорту.

С 01. 04. 2014 года -- и по настоящее время, инженер-куратор по реализации инвестиционных проектов ОАО “Красноярская теплотранспортная компания”.
Построил дом. Посадил дерево. Вырастил   сына, имеет пятерых детей и двух внуков. Хочет, чтобы в его роду никогда не было “пьяниц” и недоумков. Выпустил два авторских сборника. Печатался в газете “Красноярский рабочий”, альманахе “Новый Енисейский литератор”, в ежегоднике “Поэзия на Енисее”, литературно-художественном журнале “Литература Сибири”.

Алексей Черкасов (1915–1973 г.г.) -- советский писатель-прозаик, автор трилогии “Сказания о людях тайги”: романов “Хмель” (1963), “Чёрный тополь” (1969), “Конь рыжий” (1972). Родился 2  июня (20  мая) 1915  года в деревне Потаповой, Даурской волости, бывшей Енисейской губернии, в крестьянской семье. Отец Черкасова был из рода потомков декабриста, барона Алексея Ивановича Черкасова, отбывавшего ссылку в Ялуторовске. Семья, ловко оставленная им в Сибири, фактически не имела ничего, кроме фамилии основателя, -- и в поисках лучшей жизни отправилась на поселение в приенисейскую таёжную глубинку.

Своего отца Черкасов знал мало. В Первую мировую войну он воевал далеко от дома, и впервые сын увидел отца в 1917 году.  Отрочество и юность Черкасов провёл в детских домах Минусинска и Курагино. Писать начал в юности -- сначала стихи, затем создал пьесу. В 1934 году им была опубликована пьеса “За жизнь”, которую поставили в Минусинском драматическом театре.

Два года Черкасов проучился в Красноярском агропедагогическом институте, затем уехал в Балахтинский район. Там он задержался на целых пятнадцать лет. Работал также агрономом в совхозах Красноярского края и северного Казахстана. В 1937  году был арестован в северном Казахстане, по ложному обвинению. Через три года тюрьмы и лагерей, в 1940  году, был освобождён. В эти годы были утрачены рукописи двух первых романов Черкасова  -- “Ледяной покров” и “Мир, как он есть”. После освобождения Черкасов попадает в Красноярск.

Однако в 1942  году вновь оказывается в тюрьме. Приговорён к расстрелу, но затем его признают невменяемым и отправляют на принудительное лечение в Красноярскую психиатрическую больницу. Усилиями его будущей жены Полины Дмитриевны, работавшей на тот момент цензором НКВД, вскоре был вызволен из больницы.

Первая книга повестей и рассказов Черкасова -- “В стороне сибирской” -- вышла в Москве в 1949  году в издательстве “Советский писатель”. Затем были повести “День начинается на Востоке”, “Синь-тайга”, “Лика”, “Ласточка” и другие.

Но прославила Черкасова и ввела его имя в мировую литературу трилогия “Сказание о людях тайги”, включающая романы “Хмель”, “Чёрный тополь”, “Конь рыжий”. Взлёт этих книг, во всяком случае -- интерес к ним среди  читателей нашего края, -- я хорошо помню.  В крае их издавали несколько раз большими тиражами, но все равно было не купить.
В моей библиотеке они были. Потом кто-то взял почитать и не вернул. А совсем недавно я нашёл  все эти три книги в отличном состоянии на помойке. Такие пришли времена. Наше поколение вымирает, а детишкам, зачем эти книги, только мешают, -- на помойку их. Детишек сейчас телевидение и власть наша воспитывают. Естественно, стараются их с детства сделать скотами. Попробуй папа, возьми ремень, тут же получишь срок.

Сюжет трилогии начинается после восстания декабристов в 1830 году, в период, охватывающий всё действие трилогии, -- с 1830-го -- по 1955 год. Повествование романа “Хмель” заканчивается перед Первой мировой войной и революцией 1917 года. Роман “Конь рыжий” рассказывает о событиях в Енисейской Сибири во время гражданской войны. Роман “Чёрный тополь” охватывает периоды после разгрома колчаковщины, годы Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет.

Действие происходит в Енисейской губернии, а также в Красноярске и Минусинске. Трилогия имела невероятную популярность, вскоре перешагнувшую пределы страны. Произведения Черкасова были переведены на многие языки, издавались в Югославии, ГДР, Бразилии. Издают Черкасова и сегодня. Спрос на его книги от  читателя-простолюдина был,  есть и будет.

Ольга Сергеевна Куликова литературным творчеством занимается с 11 лет. Восемь лет посещала театральную студию при Доме пионеров и Ачинском драматическом театре им. М. Ю. Лермонтова. Участвовала в спектаклях, в городских и школьных творческих и поэтических вечерах.
Первые публикации в “Ачинской газете” (“Ленинский путь”) были в 70-е годы. В редакцию газеты “Ленинский путь” была принята литературным сотрудником в 1972 году. Стаж работы в этом издании  -- 9  лет. В журналистике, в целом, проработала 25  лет. Вела литературные страницы “Истоки” и “Вдохновение”, кружки юных корреспондентов “Слово”, “Фрегат”, “Вдохновение” в детском саду, школе № 1, профлицее № 96, детском молодёжном центре “Виктория”. В 1986  году организовала городское литературное объединение “Истоки”, в 2002  году присоединила к нему детско-молодёжную группу “Вдохновение”. В 2016  году литературному объединению “Истоки -- Вдохновение” исполнится 30  лет. За это время авторами выпущено 65  книг, один юбилейный буклет.
Через литературное объединение прошло более 200  человек. Четверо стали членами Союза российских писателей -- Борис Холкин, Владимир Сороколетов, Елена Сороколетова, Андрей Родионов (живёт в Петербурге).

Ольга Сергеевна Куликова -- член редколлегии альманаха “Поэзия на Енисее” и детского журнала “Енисейка” (НЕЛ), постоянный член жюри городских литературных конкурсов, эксперт по исследованию творческих работ.

С 2000  по 2015  годы выпустила в издательствах Красноярска и Москвы 14  авторских книг, из которых пять прозы, девять -- стихотворных сборников. Подготовила как редактор-составитель шесть коллективных сборников, две книги ветеранов Великой Отечественной войны, две книги о поэтах-фронтовиках и ветеранах войны и труда  Ачинска. Написала более десятка рецензий и вступительных статей к авторским сборникам и исследовательским работам. Вела пропаганду краеведческой литературы. Проводила творческие вечера, презентации, мастер-классы.

Сейчас готовит к изданию книги “Чернобыль: трагедия и подвиг” (об ачинских ликвидаторах), поэтический сборник “Свет небесный и земной”, книгу прозы для детей и юношества “Будь мне другом”. Идёт работа над книгами прозы “Особая миссия”, “Творческий процесс: явные и неявные проблемы”, “Друзья мои и недруги мои”.

Настю Антонову я знаю давно, -- по произведениям, выходящим в нашем издательстве.   Анастасия  родилась 13 сентября 1994 года в городе Енисейске Красноярского края. В  1998 переезжает с родителями (мама -- учитель русского языка и литературы, папа --  хирург) на постоянное место жительства в посёлок Байкит Эвенкийского муниципального района, где в 2012 году  заканчивает 11 класс Байкитской средней общеобразовательной школы.      Эвенкия --  прекрасная и волшебная Земля, не единожды отмеченная  Небом, и именно здесь Настя, будучи семиклассницей, начинает писать стихи, впоследствии выпуская литературные сборники «Времена года» (2009 год) и «Когда-то» (2012 год). С  2008 года  вступает в школьный поэтический клуб «Мир поэзии», в  составе которого дебютирует в литературном альманахе «Новый Енисейский литератор».  Детская лирика Насти начинается с любви к временам года -- любая погода, и ясная, и пасмурная, описана в её стихах, как нечто прекрасное и необыкновенное. 

С 2012 -- по 2017 год, Анастасия -- студентка   Красноярского государственного  аграрного  университета, по специальности «Ветеринарный врач», по окончании которого   работу по специальности, увы, не находит. При этом  искренняя любовь к животным остаётся с ней на всю жизнь…

Обучаясь в ВУЗе, продолжает писать. «Переломные» стихотворения, связанные с переездом из размеренной и чудесной Эвенкии -- в шумный, многолюдный город, отражает тоску по родной Земле отрывками воспоминаний и впечатлений, связанных с  домом, школой, друзьями… С 2013 года автор публикуется в поэтических сборниках «Литература Сибири» и «Поэзия Сибири», с 2018 года -- в книгах под рубрикой «Жемчужины русской литературы» издательства «Буква Статейнова». Также Настя имеет публикации в газете «Литературный Красноярск (издательство «Буква Статейнова») и информационном бюллетене органов местного самоуправления села Байкит «Байкитский вестник» (2018 год). С  2018 года и по сей день, стихотворения Антоновой публикует газета «Эвенкийская жизнь». Автор мечтает выпустить свой третий сборник, но  временно нет возможности это сделать, Настя устраивает типографию «на дому» и печатает небольшой поэтический сборник «Певчая птичка», который дарит близким людям и друзьям.

Настю с детства интересует мистика:

--  Мы не одни в этом мире -- утверждает она и в некоторых стихах, и в прозаических произведениях, а именно, в мистических новеллах «Путь на Юг» и «Ночь. Необыкновенная история» (2018 год). В обоих произведениях читатель окунается в обитель потусторонних созданий и миров, которые, конечно же, существуют среди нас, -- просто нужно уметь их распознать в окружающей реальности. В новелле «Путь на Юг» также представлен достаточно широкий спектр проблем современности: падение нравственности, вандализм, жестокое обращение с животными и многие другие. В 2019 году на свет появляется новелла-фэнтэзи «Голубая частица», название которой уже говорит об её основной идее: «Наша Планета невероятно крохотная, тогда кто же здесь мы -- люди?!..». 

 - Зачем пишу я стихи? Не  знаю -- душа поёт… -- так начинается одно из её первых стихотворений. Сейчас автор считает, что писать стихи -- не просто дар, а миссия, заданная свыше.

Как понимаю, мистика,  размышления, кто мы -- люди, зачем живём, это и есть зародившая или только  что загорающаяся в поэтессе тяга к философскому познанию мира. Вечные  сомнения литераторов. Гармония души -- это знания; человека пишущего сомнения терзают всю жизнь. Так или не так сказал, можно ли красивее? Права, сто раз права Лидия Сергеевна Козлова, когда писала в этой книге, что рифмующий, пусть даже  он всего лишь чуточку поэт, должен  семьдесят семь раз примерить прежде, чем поставить в строку слово.

Но бойтесь данайцев, дары приносящих, всё знающий и во всём уверенный поэт -- читателю  тоже  мало интересен. По-доброму, при каждом большом Союзе должны быть секции и кружки, для работы с начинающими литераторами. Нужно только искать поэтов и прозаиков, способных преподавать. Поручать это дело нужно умеющим общаться с молодёжью. Ходил же я в своё время на курсы литераторов в городском ДК, которые вел Эдуард Русаков. Вернее, не ходил, а ездил за сто километров. В это время я заочно учился в Иркутском университет на филологическом факультете, на отделении журналистики.  Процентов двадцать пять студентов из нашей группы -- мечтали стать писателями и поэтами. Хайрюзов уже был писатель, Пащенко туда метил; я, Заяшников и Серёга Кузнецов пытались подвязаться к этому цеху. Конечно, Пащенко был года на три-четыре впереди нас.  Может мы его и догнали.

Были ещё две-три девочки не бесталанные, но они пытались узнать литературу  через объятия с писателями. Увы, им ничего хорошего это  не дало. Хотя может -- и наоборот. Лучше спросить у них. Я, с ветеринарным техникумом, -- среди них крутился.  Молчу, а как губочка, всё в себя впитываю.

Многое дало самообразование, которое не прекращается ни на один день. Кое- что получил от учителя Эдуарда Русакова. Поехал к нему, потому что  прочитал замечательные рассказы этого литератора. Какие тонкие образы своих героев выписывал он. Не Олег Корабельников, конечно, не Олег,  но все равно -- прекрасный  Русаков.  Мои рассказы к этому  времени читали только Валерий Хайрюзов и Олег Пащенко.  Да и зря я их им давал на чтение. Рассказы были слабыми, непродуманными, как будто у меня в мозгах нужного масла нет.

Начало двадцатого первого века, наполненное ложными ценностями, неуважением к исторической памяти и падением культуры и духовности в обществе,  вот почему сегодня просто необходимо, чтобы не угасал  «свет среди тьмы». Задача творческих людей -- принести в этот мир нечто прекрасное, светлое, чтобы человеческие сердца не черствели, а наполнялись любовью и добротой.

В Красноярске -- много молодых писателей и поэтов. Почитайте наши книги «Детская поэзия». В журнале в твёрдой обложке «Литература Сибири» --  периодически собирается   уголок начинающих. Из наиболее одаренных -- Леонид Агиенко,  ему совсем мало лет,  но уже заметный автор, ученики Диксонской школы, литературные объединения из красноярских школ, таланты из Минусинска,

В стихотворениях Антоновой затронута тема падения нравственности -- автор призывает к возрождению нравственных и культурных основ. Помимо данной темы, присутствуют и другие: смысл жизни, любовь, уважение к животным и друг к другу, современное общество, воспоминания об Эвенкии, память о Героях Великой Отечественной войны и воинах-интернационалистах,  мистика (куда же без неё!) и не только. Очень много философских стихов.

Если углубляться в детали, то можно обратить внимание,  что достаточно часто мы можем почувствовать в её произведениях атмосферу лунной ночи, причём, луна представлена не просто шаром в тёмном небе, а Царицей и Повелительницей небес. «Любовь к Луне» у Насти «проявилась» после прочтения великого романа Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита», в коем «лунный культ» представлен достаточно  выразительно и символично. Данный шедевр впоследствии стал любимым прозаическим произведением Насти.  У Антоновой есть стихотворения, посвящённые Великому Маэстро и его загадочным персонажам.

В настоящее время, Анастасия проживает в г. Красноярске, работает в Представительстве Эвенкии. Влюблена в  окружающий мир и восхищается его красотой. Прекрасное -- везде, просто нужно уметь его видеть… У неё  увлекательные литературные планы на будущее. Лично мне остается только молиться, чтобы они осуществились.

Николай Мефодьевич Чуринов.  Советский и российский философ,  писатель, поэт.  Доктор философских наук, профессор, член (академик) Академии социальных наук. Разработчик концепции информационной реальности. Основатель информационной школы СибГАУ по философии науки и техники. Автор работ по изучению информации и информационной реальности.

Родился 2 февраля 1942 года в деревне Мужичкино Емельяновского района Красноярского края. Отец, Чуринов Мефодий Васильевич, 17 июля 1943 года погиб в бою под городом Орёл, у деревни Стрельниково. Мать, Анастасия Васильевна, одна в послевоенные годы вырастила и поставила на ноги  пятерых детей, младшим из которых был Николай Мефодьевич.

В 1961 году он закончил Красноярский политехнический техникум, женился, уехал работать по распределению в  Игарку, что на севере Красноярского края. Работал слесарем, мастером, инженером. Военную службу в Советской армии проходил  четыре года. После увольнения в запас, работал в крайкоме ВЛКСМ. В 1974 году закончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, а в 1982 году -- аспирантуру философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова и защитил кандидатскую диссертацию по теме: проблемы информационной реальности.

В 1992 году, в Московском государственном педагогическом университете, защитил  диссертацию на соискание ученой степени доктора философских наук по теме «Информационная реальность: основания и принципы построения теории». В этом же году Николаю Мефодьевичу присвоено звание профессора.

С 1986 года по 2016 год -- работал в Сибирском государственном аэрокосмическом университете имени академика М. Ф. Решетнёва, прошёл путь от ассистента кафедры философии -- до профессора, доктора философских наук; с 1994 года  -- заведующий кафедрой философии и социальных наук.
Николай Мефодьвич  основал научную школу «Теория информационной реальности и её приложения» при Сибирском государственном аэрокосмическом университете им. академика М. Ф. Решетнёва, что внесло существенный вклад в укрепление позиций Красноярска как научного центра. В настоящее время в составе научной школы -- 17 человек, из них 7 докторов философских наук. Научная школа активно развивает направления исследований, заложенных Николаем Мефодьевичем, ежегодно проводятся «Чуриновские чтения» с участием учёных вузов, студентов и аспирантов.
Николай Мефодьевич создал ряд исследовательских коллективов, работающих по направлениям отечественной идеологии, исторической идеологии, идеологии политики и права, по философии и методологии науки, философии экономики, теории научного управления обществом и т. д.    

По инициативе Николая Мефодьевича, в  Красноярске с 2003 года издается   научный журнал «Теория и история», не имеющий аналогов в Красноярске и являющийся одним из наиболее достойных и значимых научных проектов города. Как главный редактором  журнала, Николай Мефодьевич, проводил  работу по объединению прогрессивно мыслящих научных сил городского сообщества в деле служения, как родному городу, так и стране.
В мае 2006 года в Красноярском музейном центре открыл Первые музейные научно-образовательные чтения «Сквозь века несущие свет».

Николай Мефодьевич  занимался и общественной деятельностью,  был членом президиума Общероссийского общественного движения «Всероссийское созидательное движение «Русский лад». Писал стихи. Начинал он их писать ещё в начальных классах, когда ученики знакомились с творчеством Пушкина и Лермонтова, мечтал написать поэму о подвигах благородного героя той эпохи. Любовь к чтению, к стихам и литературе ему привила его мама, она сыграла большую роль в его становлении. Будучи малограмотной женщиной, закончив два класса сельской школы, она сформировала в своих детях любовь к книгам, а вечерние чтения вслух -- прочно вошли в их семейные ценности и традиции.

На протяжении всей жизни, встав на философский жизненный путь,  Николай Мефодьевич не оставлял поэтическое творчество, поэзия сопровождала его всегда. Его стихи были напечатаны в журналах, альманахах  и сборниках, а последняя вышедшая книга его стихов -- «Языки процветания», посвящённая процветанию различных эпох, коснувшихся автора, и тех сторон социального бытия, которые ему удалось философски глубоко осмыслить.
Стиль его стихов схож с верлибром, но вдохновлялся автор не западными поэтами, создававшими произведения в таком стиле, а православными молитвами и заговорами.

Вся жизнь Николая Мефодьевича была посвящена воспитанию, образованию молодёжи и служению Отчизне, по примеру отца Мефодия Васильевича, почившего на войне, защищая от фашистов свою Родину и будущее России, своих детей, внуков и правнуков. 

Николай Яковлевич Шагурин (1908 -- 1983 г.г.) родился 16  сентября 1908  года в Харькове, в семье врачей. Учился в Москве, на вечернем отделении электротехнического техникума. Участник Великой Отечественной войны. Член Союза писателей СССР.  Литературную деятельность началЮ как журналист, пройдя путь от литсотрудника -- до ответственного секретаря редакции областной газеты. Печататься начал в 1927  году.

В 1930  году в московском издательстве “Театркинопечать” вышла его первая книжка “Безбожное кино в деревне”. С этого времени московские журналы стали печатать произведения Шагурина. Сотрудничал с редакциями журналов “Красноармеец и краснофлотец”, “30  дней”, “Кино и жизнь”.

После войны переехал в Новосибирск. С этого момента его жизнь и литературная деятельность связана с Сибирью.

Роман “Эта свирепая Ева” (1981) -- последнее и самое крупное произведение Шагурина. Роман повествует об управлении погодой и борьбе с ураганами. Произведения Шагурина насыщены действием, событиями, элементами социально-политической сатиры. Критик Б.  Беляев в книге “Отображая жизнь” (1958) пишет: “Произведения Н.  Шагурина привлекают читателя динамичностью сюжета, остротой коллизий и, конечно, идеями гуманизма, прославлением человеческого разума и плодотворного труда”.

Будучи корреспондентом Манской районной газеты в  1977 году, я встретился с писателем, когда он приезжал в район. Встреча была -- по моей инициативе, я показывал ему свои очерки. Если не ошибаюсь, мы просидели в номере гостиницы до полуночи.               

За разговором выпито было не менее литра «Московской», была тогда такая водка.  Утром я проводил его на автовокзале. Николай Яковлевич уже похмелился, был весел, хлопал меня по плечу, подмигивал: пиши, с тебя обязательно что-то получится.  Но на меня не рассчитывай, не успею помочь. Больше мы не встречались. Он уже во время нашей встречи тяжело страдал от онкологии.

Предки Рашита Закирова прибыли в Сибирь из Казанской губернии в 1911 -- 12 годах по Столыпинской аграрной реформе 1906 года.
Судя по имеющимся у него документам, на переселение давали 1 месяц, землю отводили лишь лицам мужского пола по 10,25 десятин, по пути следования, в определённых пунктах, выдавали денежное пособие в установленном размере и, следует отметить, безо всяких поручителей, залогов, даже без подписей получателей (большинство были неграмотные). Возможно ли подобное представить теперь, когда везде тебя подозревают в непорядочности, что документы твои -- поддельные или украденные, а сам ты,наверняка, -- мерзавец?
Поселились они в Бельской волости Енисейского уезда Енисейской губернии (нынче Пировский район), основав сёла Солоуху и Долгово.
Безлошадным крестьянам казна давала коня для обработки земли, подъёмные для обзаведения хозяйством, семена. При этом крестьяне потом пустые мешки возвращали назад, и никто не пытался их утаить.

Конь в то время стоил 5 рублей, корова -- 3 рубля, а жеребёнка можно было купить (смешно сказать!) -- за 3 копейки, при этом килограмм масла стоил 20 копеек.

Следствием такого переселения было появление в Сибири множества поселений с компактным проживанием татар, чувашей и прочих народностей. Таким образом и в Пировском районе появилось несколько сёл, где общение велось на национальном  языке поселенцев.

А родители его уже появились на свет в селе с неординарным названием Солоуха. По преданию, неподалёку -- при вывозе мха -- в болоте утонула кобыла соловой масти, и над водой остались лишь уши, вследствие чего и село стали называть, «там, где соловой ухи».

Деда по матери, как бригадира, в 1938 году колхоз отправил в Москву на ВДНХ. пришлось фотографироваться на паспорт, это фото -- единственное его изображение, иначе он и не знал бы, как выглядит дед.

Тот был призван на фронт и погиб в 1943 году, в боях под Воронежем. По советским законам, детям попавших без вести, никакого пособия не платили, поэтому пришлось бабке с семью детьми выживать самостоятельно, терпели голод и лишения.

Отец Рашита был призван в январе 1943 году, в начале 1944 года был уже на фронте в составе танковых частей. Первую медаль «За отвагу» получил во время участия в Уманско-Ботошанской операции в августе 1944 года, а вторую -- в феврале 1945 года, уже где-то в Германии.

Как истинный фронтовик, он никогда не надевал медали, раньше это было не принято, потому что почти все воевали, у всех были медали, выпендриваться не умели. Лишь нынешние трепачи и ряженые, которые и пороха никогда не нюхали, теперь, нацепив всевозможные побрякушки, пытаются выдать себя за ветерана.

После войны отец его находился в действующей армии до 15 октября 1948 года, но фронтовые друзья сильно «подставили» его, -- и сел он в лагерь на 6 лет.
Отец говорил  Рашиту, что, когда тот подрастёт, расскажет ему о своей жизни, чего он успел повидать, какого горя успел хлебнуть, чтобы сын книгу написал, но не успел. Ушёл он из жизни в 1980 году.
А освободился в конце 1952 года. После такого предательства, отец никому не верил и друзей не заводил, уж если фронтовой друг способен продать ни за что, то верить нельзя уже никому.

В Игарке отец сошёлся с матерью -- и направились они в Норильск. Не было ни денег, ни связей, да и одеться было не во что. Вначале поселились в каком-то вагончике, отец устроился в цех электролиза никеля, мать не работала.

Мать в детстве познала нужду и голод, поэтому к копейке относилась бережливо, зря деньги не тратила. Была хорошей рукодельницей, пряла шерсть и вязала, шила, плела кружева, вышивала.

Игрушек не было, Рашит хорошо помнит, как отец с получки купил две машинки с механическим приводом, каждая -- по 50 дореформенных рублей, большие деньги -- по тем временам. Мать всё ворчала из-за «нецелевого использования» семейных бюджетных средств.

Детство Рашита  прошло во дворе, где  жгли костры, грелись возле них, пекли в золе картошку, которую кто-то даже собирал на помойке (будто дома есть было нечего), плавили в костре свинец, дюраль, делали «дымовушки». Весной в ручьях пускали кораблики. Любимой игрой было «мерять лужи» и хвастаться, что «там твои сапоги скроет, а мои нет».

В те времена в Норильске дворы делились на «моряцкие» и «лётчицкие», в чужом дворе тебя останавливали и интересовались «моряк или лётчик», «военнослужащего» из иного рода войск могли поколотить.

Рашиту всегда не хватало пространства, воли, ещё в детстве он облазил все окрестные дворы и подвалы. Худшее наказание для него было -- сидеть дома. Только в лютую непогоду детвора не выходила на улицу, когда осенний дождь, мороз под 50, пурга. Тогда ходили друг к другу и играли там.

Пурга в Норильске -- это стихия, нет, стихийное бедствие. Норильск славен самым жёстким баллом погоды, который исчисляется крайней минусовой температурой и удвоенной скоростью ветра, так балл  порой превышал и 100. По воспоминаниям автора, «пошли с матерью в гости, меня, конечно, она укутала, платок на голове, шапка, а сверху ещё шаль повязывала. Так в арку заходим, а ветер сдувает нас обоих и катит по ветру, а мамка держит меня за руку, чтобы меня не унесло в тундру, потом встаём и опять пытаемся проскочить вперёд. Автобус едет по улице, ветром его качает, и, чтобы он не опрокинулся, водитель останавливает его. Ветер утихнет, он трогается. И это в городе, а что творится в тундре?!
Но когда мороз ниже 40, то ветра нет. На градуснике не видно температуры, весь спирт утёк вниз, ниже всех делений. Выйдешь на улицу, быстренько протопаешь метров 20-30, юркнешь в подъезд, погреешься, уши согреешь и опять на улицу, только нос прикроешь, чтоб не отвалился. Людей на улице никого, редко кто-то проскрипит неподалёку и скроется в подъезде».

Полярное сияние было для северян вполне рядовым событием, даже внимание на него не обращали. И к солнцу привыкали, которое в конце июня -- начале июля светит круглосуточно.

О жевательной резинке даже не слышали, разве что читали у зарубежных писателей, а жевали, в основном, гудрон, из которого варили асфальт, потом уже перешли на лыжную мазь. Кто-то из пацанов обнаружил, что её, вполне, можно жевать. А что больше можно было жевать? Сера была лишь на юге, в тайге.

Сахар в те времена был комковой, очень крепкий, чтобы его расколоть специальные кусачки выпускали, он долго растворялся в кипятке, чай успеваешь выпить, а на дне ещё куски оставались.

Детвора в то время постоянно пропадала на улице, не смотря на лютые морозы, детей было полно.  Когда мать говорила:  на улицу не пойдёшь, ревели благим матом. Вот и глядел тогда «арестант» на пацанов, играющих на улице во всякие забавы. Страшнее пытки не придумаешь.
Зима была длинная, пацаны играли в войну, она была двух видов, если бойцов хватало, то делились на «наших» и «немцев», а если бойцов было мало, то все были «нашими», а весь остальной люд -- «немцы». Играли, в основном, самодельным оружием, кому-то отец делал деревянные автоматы, пистолеты, покупного оружия было мало, приспосабливали обыкновенные палки -- и играли. Главное место игры, как это ни странно, было на помойке, это такое сооружение во дворе, куда жильцы носили мусор, в определённое время приезжал грузовик и вывозил его. Снега было навалом, и если нагребали горку, то там рыли пещеры, катались на санках и играли в «сопку», другое название -- «царь горы». Разделившись на  две группы, одна занимала гору, а другая штурмовала её, выбивая противника с занятых позиций.

Летом играли в «ножички», «земли», «кораблики», иметь перочинный ножик мечтал каждый уважающий себя пацан. Рашит вспоминает, что мечтал о зеркальце, чтобы пускать солнечных зайчиков и лупе, увеличительном стекле. Складной ножик с тремя лезвиями у него появился году в 1966, но он подобрал копейку решкой вверх, дурная примета,  и в тот же день ножик потерялся.

В то время носить с собой что-нибудь ценное было рискованно, где-нибудь в чужом дворе пацаны постарше обязательно отнимут. Останавливают и спрашивают: «Деньги есть? Найду -- по роже бью?», «Ну-ка попрыгай», потом шмонали по карманам и забирали всё, что им приглянется.

Позже играли в «чику» -- на деньги. В стопку складывали по определённому количеству денег, и игроки издалека кидали в стопку свою биту. Если попадал в стопку, то кон забирал, а если не попадал никто, то разыгрывали стопку. Начинал тот, чья бита была ближе, надо было, стукнув по монете, перевернуть её другой стороной, тогда она переходила в твою собственность. Ещё играли в «трясучку», монеты складывались в кулак, трясли и потом выбирали «орла» или «решку».

Играли с мячом в «штандер», «выжигала», «лапту», «бей-беги», но мяч тоже был не у каждого, гуттаперчевый стоил 44 копейки. Играли в «пекаря», по-иному, -- «в банку». В детстве ещё были играли в кино (с кадриками или без), краски (я монах в синих штанах...), садовника (я садовником родился...), перышки.

В доме пионеров были различные кружки для детворы: «кройки и шитья» -- для девчонок, «судомодельный» -- для пацанов, «авиамодельный», «шахматный» и «фотокружок». Коллекционировали марки, спичечные этикетки, значки. Девчонки собирали фантики и «золотинки» (фольгу).
В Норильске было 3 кинотеатра, все -- рядом: «им. Ленина», а напротив слева «Родина», где шли кинофильмы для детей, -- и справа «Пионер», где тоже крутили детские фильмы, все сеансы по 5 копеек и там всегда было полно детей.

Конечно же, «сражались» на мечах, сделав себе щиты из старых бочек в которых развозили мороженое, приспособив палки для фехтования. Мороженое у нас в то время было трёх  видов: белое, реже -- розовое и шоколадное. Его привозили в металлических тубусах, которые были упакованы в бочки с сухим льдом.

Отдельно имелись вафельные стаканчики, которые всегда были хрустящими. Продавщица брала стаканчик, наполняла его мороженым и взвешивала. Стоило это 20-25 копеек, в зависимости от веса. Можно было попросить и на 18 копеек наложить. Самообслуживания тогда не было, продавца отделял прилавок, все сыпучие продукты он отмерял и насыпал в бумажные кульки, порой -- из газеты.
Северных детей в то время на каникулы вывозили на материк, кто-то ехал в пионерский лагерь, кто-то к деду с бабкой -- в деревню.

Рашита вывозили летом на родину родителей в Солоуху. Детвора здесь в то время совсем не владела русским языком, вся деревня общалась на родном языке, но, чтобы принимать участие в играх с приезжими, вынуждена была осваивать «великий и могучий». 

Жизнь в селе начинала бурлить летом, когда на каникулы приезжали городские. Будучи городским жителем, Рашит приобщал сельскую детвору к «kultura und civilization». В деревне не было телевизора, даже пластинки крутить было не на чем. Детвора не знала никаких игр, даже понятия не имела, как играть в футбол, вот и обучал он их детским считалкам, привозил мячи, надувные шарики, игрушки, которых не имели пацаны. Учил играть в лапту, пекаря, штандер и прочие детские забавы. Рассказывал увиденные кинофильмы. В шахматы играть не научил, поэтому там до сих пор никто не умеет в них играть.

Пока были маленькие, то играли, купались, разоряли гнёзда. Найдут птенчика, яйцо или поймают жабу, ящерицу, и стараются «размазать» их, а именно, с размаху кинуть в столб или ворота, чтобы мокрое место только осталось. До сих пор стыдно перед природой.

Городские деревенским рассказывали кинофильмы, виденные дома -- по телевизору или в кинотеатре. Такой цивилизации в селе пока не было.

Мороженое не видели совсем, про эскимо не слышали вовсе, даже фруктов не пробовали. Электричество давали лишь вечером -- до полуночи, потом дизель останавливали и село погружалось во тьму. Игрушек, одежды, обуви не было. В сельпо ассортимент промтоваров был очень скуден, ехать за ними в город было проблематично колхозникам, не имевших паспортов, да и вместо денег им платили трудоднями. В городе со снабжением было получше, вещи тогда ценились и носились долго, штопались, и когда их становилось много, мать собирала их и посылала в деревню, где их уже донашивали младшие братья.

По воспоминаниям Рашита, тогда не было автомобилей, велосипедов, у редких счастливчиков имелись мотоциклы «М-105», которые называли «козёл». Люди в страду жили в поле, ночевали в стане. Был специальный человек, который каждое утро объезжал деревню на лошади с телегой, ему сдавали по бутылке молока для тех, кто в поле, каждая подписана -- для кого. Бутылки он ставил в ящик с ячейками. Потом он снова объезжал деревню, раздавал пустые бутылки. Бедно жили. И было это лет через 20 после войны.

Дома не запирались, потому что украсть у бедного колхозника было нечего, да и люди были честнее.
В школу Рашит пошёл в 1963 г. Хорошо запомнил, как в 1964 г., под диктовку родителей, писал письмо «дорогому Никите Сергеевичу» с жалобой на трудную жизнь трудящихся и нехватку продуктов в магазине. Результата не помнит, но хорошо запомнил, как отец радовался, что Хрущёва скинули.
После Хрущёва командовал триумвират: Подгорный, Брежнев, Косыгин. Брежнев был Генеральным секретарём, -- и Рашит совсем не считал его за начальника, думал, что раз он всего лишь секретарь, то сидит в Кремле и печатает на машинке всякие документы для главного министра Косыгина или председателя Подгорного. 

В школе писали сначала карандашами, потом разрешили писать простой ручкой, окунаемой в чернильницу-непроливашку, не измазаться в чернилах было неимоверно сложно. С собой в пенале приходилось носить перочистки, точилки в виде рыбки, запасные перья, с которыми можно было играть в «пёрышки».

Шариковые ручки появились в 1967 году, хотя изобретены были давно, они были дефицитом, как и многое другое. К ручке необходимо было добыть ещё стержни, которых не было в продаже. Когда кончалась паста, в «Бытсервисе» горбатая тётка в больших резиновых перчатках -- заправляла пустой стержень. Но после 2-3 заправок, паста плохо держалась в стержне, вытекала и марала бумагу.
При наличии стержня, кто умел -- сам оплетал его проволокой и писал такой самодельной ручкой. Круто было иметь многоцветную ручку.

В первом классе все становились октябрятами, класс делился ещё на «октябрятские звёздочки», включающие в себя 5-6 октябрят, будущих пионеров, во главе со звеньевым.

В третьем классе, всех без исключения, приняли в пионеры, избежать такой участи было практически невозможно. Ходили на линейки, пионерские слёты, собирали никому не нужную макулатуру, металлолом, который вывозить на материк было не рентабельно.

Учитель в то время был авторитетным человеком, не то, что сейчас, когда совсем опустили учителей. Слово учителя было законом, верили им -- и очень уважали. Жил неписанный закон- учитель всегда прав. Нынешняя власть закрыла его собственным навозом.  Рано, ещё до школы, Рашит научился играть в шахматы и обыгрывал всех, как в классе, так и во дворе. В седьмом -- принимал участие в школьных математических олимпиадах, брал призовые места, что подтверждает сохранившаяся грамота.

Дети в то время больше читали всякие приключения, сказки и всё остальное.  Козыряли, кто больше сказок прочитал. За год прочитывали больше, чем нынешние пацаны за всю жизнь прочитают.

Стрижку в школе разрешали «бокс» и «полубокс», «молодёжную» позволяли носить только старшеклассникам. Году в 1967- 1968 пошла мода на брюки «клёш» "мини", но в них запрещали посещать школу, а девчонкам так мечтали о в коротких юбках. Потом пошла мода на «Битлз», музыка, френч без воротника и длинные волосы, таких называли «битлаки».

Ребята в то время любили бороться. Приёмов не знали, перенимали, разве что, друг у друга. Рашит вспоминает: «жил в нашем дворе парень Астахов, был он года на 4 старше. Играем мы во дворе, а он выйдет с мусорным ведро на помойку, поставит ведро, подзовёт кого-нибудь из парней покрупнее и давай его через бедро кидать, или ещё какой приём отработает, а мы все уставимся и восхищаемся. Вероятно, он посещал борцовскую секцию.
А сами борцовские приёмы отрабатывали с пацанами летом на газоне.

Рашит брал в детской библиотеке «Технику борьбы самбо» и срисовывал через копировальную бумагу приёмы в свою тетрадь. Когда приезжал в деревню, то борол всех, несмотря на разницу в весе и возрасте. Правда на сабантуе ему не давали бороться, потому что применял, мол, недозволенные приёмы.

1968 год. Рашит закончил 5-й класс и осенью пошёл в новую школу № 13, в 6-й класс «б». В то время было повальное увлечение Робертино Лоретти. Магнитофоны были ещё редкостью, потом наступила эпоха Высоцкого. Ребята приносили ленты, кто какие мог и слушали после уроков, прислушиваясь к некачественному звуку с хрипом и треском. Переписывали друг у друга, записывали в свои личные песенники.

В те же времена он увлёкся фокусами, но со спецлитературой в то время было очень плохо, поэтому он фокусы из журналов -- в библиотеке -- переписывал в тетрадь, которая до сих пор у него хранится.

У молодёжи в то время была мода выставлять летом магнитофон в распахнутое окно и крутить музыку на улицу.

Лето 1968 года прошло для Рашита впустую, во всём городе не осталось ни одного знакомого пацана, поэтому на следующий год он, в ультимативной форме, потребовал отправить его в деревню. Хотя и требовалось сопровождение взрослого, но принимая во внимание его социально-психологическое развитие, решили послать одного, разумно решив, что он способен добраться и самостоятельно.

В Енисейске тётушка вручила в его надёжные руки ещё и своих трёх сыновей для доставки к деду в деревню, которые ещё не созрели для самостоятельного перемещения за пределами родного села.

Лет в 11 парней уже привлекали к физическому труду: носить с ключа воду на коромысле, колоть дрова, тяпать и окучивать огород, брали на покос, где ребята тоже помогали в меру своих сил.

Осенью 1970 год Рашит записался в борцовскую секцию, принимал активное участие в соревнованиях, уже весной 1971 года завоевал 1 место в первенстве среди школ города, а осенью о нём напечатали в местной газете «Заполярная правда» под рубрикой «Самые сильные». Как всякий спортсмен, мечтал стать чемпионом мира или Союза, но полученная травма поставила  жирный крест на его спортивной карьере.

Летом 1971 года Рашит пытался поступить в Красноярское речное училище, но подвело зрение. В то же время ему попался уголовный кодекс, редчайшая книга. Он просто взахлёб проглотил её, но этого было мало, как же её законспектировать, когда не было никаких ксероксов? Он вкратце конспектировал основные, ходовые её статьи: номер, диспозицию и санкцию. И эта тетрадь до сих пор находится у него.

У себя во дворе и в школе он стал в огромном авторитете, даже у старших парней, которые никакого понятия об уголовном праве не имели. Советоваться к нему ходили все ребята в округе. С тех пор он захотел стать юристом. Да и вообще, кем только он не хотел стать… спортсменом, фокусником, писателем.

Небольшой город Норильск стал тесен для Рашита. Окончив школу и получив аттестат с одними тройками, он собрал документы и тайно покинул родину, уехав на теплоходе в Красноярск. Помыкавшись лето, поступил в ГПТУ № 43 на слесаря КИПиА, потому что с таким аттестатом, как у него, поступить в институт было невозможно, он получил место в общежитии, но понятия не имел о нравах, которые царят в подобных заведениях.

Тут были свои авторитеты, осенью приехали «деды» и стали гонять «салаг», как гоняли их самих год назад. Ни рассчитывать на помощь, ни надеяться было не на кого. Кругом враги, в общаге -- «старики», за стенами -- местные гидролизники и бумстроевцы. И везде тебя подстерегает опасность, везде норовят тебя избить, ограбить, унизить. 

Как пройдёт по общаге «обход» -- с грабежами, «прописками» и прочими унижениями, то назавтра общага пустела, слабые не выживали и сбегали к мамке, а эмиссары вновь ехали вербовать молодёжь. Лишь у Рашита не было земляков, рассчитывать можно было лишь на себя.

Общага располагалась в Гидролизном посёлке, а само училище было на Бумстрое. Утром приходили учиться, успевали позавтракать, потом обедали, а уже на ужин отважились идти лишь самые смелые и отчаянные. Идти надо было вечером, по холоду, рискуя быть битым и на Гидролизном, и на Бумстрое, где местные поджидали «салаг» возле училища. Порой ужинали по-царски, а порой -- лишь хлеб с водой. Закроют дверь, чтобы «на хвост не упали», и едят. Никому не отворяют, если только, кто скажет: «Откройте, жрать не буду», тогда впускали. Кто уезжал домой, тот приезжал уже подхарчившись, салом, мясом, вареньем, соленьем и прочей снедью.

Устав от жизни в Красноярске, Рашит решил строить «КамАЗ» -- и осенью 1975 года уехал в Набережные Челны. Хотел построить что-то своими руками, чтобы осталось на века.
Устроился на Автосборочный завод как раз накануне пуска первой очереди «КамаАЗа», ходил и смотрел на Первый (официально) автомобиль, который должен был сойти с конвейера под звуки оркестра и перед телекамерами накануне очередного ХXIV съезда КПСС. На его глазах сошли с конвейера первые 10000 автомобилей.

Строил Литейный завод, делал опалубку, заливал бетон, таскал керамзит, таким образом в фундамент «КамАЗа» уложены и его кубометры бетона.
После строительства «КамАЗа», Рашит успел поматросить на сезонных работах в Игарке, закончить юридический факультет КГУ, поработать на «Гидролизном» заводе, на «ЦБК», на «Сибтяжмаше», в знаменитом в те времена «Театре маленьких чудес» под руководством известного иллюзиониста Владимира Петунина показывал фокусы. С развалом страны, развалился и театр. Лишившись бюджетного финансирования, Петунин собрал весь реквизит, продал квартиру и уехал в Барнаул, где основал «Алтайский театр иллюзий». Сын его Саша пошёл по стопам отца, работает со сложной аппаратурой, потрясающие номера делает.

Во время командиров, Рашит писал стихи, прозу. Из каждой поездки по стране и за границей привозил очерки, стихи, рассказы, которые охотно публиковались в краевых изданиях. В «Красноярской неделе» вёл рубрику «Строкой закона». Несмотря на возраст, он полон сил и энергии, строит далеко идущие планы, творит. Выпустил сборник своих произведений -- «Короткие рассказы и лирические строки», продолжает работу над вторым сборником.

 Вот ещё один автор,  с которым я хорошо знаком.  Людмила Васильевна Марина работала у нас в издательстве.  И сейчас -- возле нас. Нет года, чтобы она не выпустила книгу. Я попросил её написать о себе, и вот что  получилось:
 
-- Всегда считаю, -- пишет Людмила Васильевна, --  Что лейтмотивом моей литературной деятельности являются слова Виктора Петровича  Астафьева:
"Если хочешь оставить память о делах и людях, их совершавших, издай книгу, она -- нетленный и бесценный свидетель творений человека".

 Не одно поколение, в том числе и моё, воспитано на лучших произведениях русской и советской литературы. А книга в этом процессе занимала одно из достойнейших мест и была неотъемлемой частью нашей жизни. Незря называли советскую страну самой читающей.  Мы читали дома, в автобусах, поездах, троллейбусах, каждую свободную минутку. К сожалению, сейчас в этих же ситуациях книгу заменяют телефоны, планшеты, компьютеры. Другая эпоха, другое время, другие интересы и склонности.
Но в своей жизни я сделала все, чтобы мои дети и внуки не только полюбили книгу, но и с благоговением относились к ней. 

В своё время моя мама, Татьяна Ефимовна Волкова, сделала то же самое -- научила нас любить книгу так, как относилась к ней сама. Родилась я в многодетной семье, в маленькой, очень красивой природой и людьми -- деревне Поперечке Назаровского района Красноярского края. Мама, как я уже сказала, очень любила книги.

Представьте себе сельский быт: куча ребятишек в доме, нас росло пятеро погодков. Полный двор скота, двенадцатичасовой рабочий день -- в сезонные периоды, И она никогда после тяжелого трудового дня не ляжет спать, пока не прочтёт что-либо.  Неважно что:  книгу, журнал или газету. А если ей что особенно понравится -- обязательно прочтёт вслух. Мы очень любили слушать её чтение и пересказы. Так мы познакомились со многими взрослыми книгами. Поиню: «Глубокий тыл», «Героини войны»  и многие другие.  Любовь к чтению передалась и нам. Все пятеро  очень рано научились читать. И лучшим подарком для нас были книги, которые аккуратно занимали, каждая своё место, на самодельной этажерке, стоявшей на самом почётном месте в избе -- под образами в переднем углу. Наша библиотечка, хотя и редко, но пополнялась.

Родители иногда ездили а райцентр,  по каким-либо делам и обязательно радовали нас новой книжкой. Правда, в те годы нельзя было свободно приобрести такую красочную детскую книжку, какие продаются в современных книжных магазинах. Но мы радовались любой книге. А ещё мы с сёстрами, у меня их три  -- Милия, Лидия и Вера, со своей бабушкой Натальей Даниловной Тюленевой, работавшей в то время истопницей в школе, любили ходить с ней на работу. Ей приходилось топить печи очень рано, до начала занятий. Но мы, несмотря на раннее утро, по очереди, с удовольствием увязывались за ней. Придём в пустую школу, осторожно ходим по классам, наслаждаясь школьными запахами, крутили глобус, с трудом читая незнакомые названия, рассматривали висевшие на стенах плакаты. Наверное, это был  методический материал. 

Особенно нравилась мне буквенная касса. Это кусок плотного материала, размером -- метр на метр, на котором нашито 33 кармашка, и в каждом из них были разложены буквы по алфавиту. Мы аккуратно вытаскивали их и складывали в слова. Брали мел и с упоением писали на доске. Не чертили, не рисовали, а писали, как на уроках.

Иногда бабушка разрешала, в её присутствии, заходить в учительскую. Кроме журналов и учебников, там хранились еще все художественные книги. Но их было очень мало, поэтому они помнятся все до сих пор. Например, «Золотое руно», «Раймонда Дьен», «Васёк Трубачев и его товарищи», «Перелётные птицы», «Тимур и его команда» и другие. Отдельной школьной библиотеки не было, да и хранить там было нечего.  В нашей, теперь уже собственной домашней библиотеке, мы бережно храним книги из тех советских времен, подаренные нам в школе за успехи в учебе. А наши самые любимые книжки для всей семьи, как «Четвертая высота» Е. Ильиной и «Динка» В. Осеевой, -- зачитаны до дыр.  Сейчас их берут в руки уже мои внучки Лиза и Полина. Особая привязанность к чтению повлияла и на выбор профессии. Да, собственно, нас никто и не спрашивал, кем мы видим себя в будущем. Как само собой разумеющееся, нас всех четверых  сестёр, отправили учиться в Ачинское педагогическое училище, а брат Владимир стал офицером, тоже своего рода учителем. Каждый на этом поприще добился определенных успехов.

Я в школе трудилась всего четыре года, меня почему-то больше привлекала общественная работа. Избиралась секретарем Назаровского райкома комсомола, председателем профсоюзного комитета Назаровского молочноконсервного комбината, работала инструктором райкома партии. В 2000 году была приглашена в администрацию Назаровского района -- на должность заместителя главы по социальным вопросам, чуть позже назначена первым заместителем, исполняла обязанности главы района.

Первые издательские шаги сделала в 2003 году, когда начали подготовку к 80-летию района. Первоначально решено было издать небольшую брошюру об основных этапах развития района. Собрали богатейший материал, и когда дошло дело до его размещения, зашли в тупик. Материала оказалось очень много, и мы поняли, что брошюра для этих целей -- не подходящий формат. Бурно спорили, что важнее для истории. К общему мнению не пришли. Тогда глава района Василий Егорович Куроченко осторожно сказал:
 
--  Ребята, а не замахнуться ли нам на книгу?
 
Инициативу дружно поддержали. Возникла следующая проблема: где взять средства на издание задуманного. И здесь пришёл на помощь губернатор Красноярского края  А. Г. Хлопонин. Он не только поддержал инициативу, а ещё нашел возможным выделить определенную сумму для печатания книги. Тем самым, подал пример  руководителям акционерных обществ района, которые тоже внесли существенную лепту в общее дело.

Началась интересная, активная коллективная работа над книгой «Назаровский район -- житница Красноярья».Очень хорошо поддержал нас  и  коллектив издательства «Буква С», который  во всем шёл  нам навстречу. В то время наша редакционная группа еще не владела компьютерными технологиями  в совершенстве. Поэтому вся черновая работа легла на плечи работников издательства. Благодаря их профессионализму, организаторской поддержке,  книга увидела свет точно к юбилею района -- в 2004 году.

Так родилась первая книга о Назаровском районе, вместившая в себя историческую составляющую, начиная с XVIII века, историю района за 80 лет с момента его образования, как административной единицы, богатейший и уникальный материал об истории возникновения деревень и сёл района и  их  сегодняшнем дне. Об исчезнувших с лица земли деревнях, память о которых люди хранят до сих пор.  Книга, объёмом в шестьсот страниц, является настоящей энциклопедией Назаровского района. В ней частица истории Красноярского края, России.

Продолжением «Житницы» стал фотоальбом «Устремлённые в будущее», вместивший в себя главные моменты юбилейного праздника. Наша небольшая редакционная группа воодушевилась результатами своего труда и решила издать ещё одну нужную для всех книгу о войне. Повсеместно помощники-добровольцы стали собирать  воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны, который были живы и на тот момент проживали в районе. Собран был значительный материал с уникальными фотографиями.

Кстати, на одной из них запечатлено  даже сражение на поле боя. Но вскоре,  в октябре 2005 года, умер глава района Василий Куроченко, -- и на меня, как на первого заместителя, были возложены обязанности главы . Новые  задачи, важные,  срочные текущие дела. В этот сложный для меня период пришлось приостановить работу по книге. А потом началась выборная кампания, которая вообще порушила напрочь все мои писательские планы, потому что  я дала согласие  баллотироваться на должность главы района  Выборы проходили в сложных условиях.

Во-первых, на дворе -- декабрь, стояли лютые морозы. А встречи с населением я не имела морального права отменять, их проведено было ни много ни мало -- более 60. Появились трудности и в морально-психологическом плане, так как я вдруг    лишилась поддержки руководителей сельскохозяйственных предприятий. В конечном итоге, проиграла, хотя уверена была в своей победе. 

В тот момент мысли  о предполагаемой будущей книге ушли на задний план. Но, как гласит пословица: всё, что не делается,  всё к лучшему.  А если точнее,  в моем случае, -- лучше подходит другая, не менее точная пословица: не было бы счастья, да несчастье помогло.

В октябре 2006 года меня пригласили работать в только что образованный Совет муниципальных образований Красноярского края. Работая заместителем Исполнительного директора,  очень скрупулезно относилась к своим обязанностям,  вела подробный отчет  о деятельности Совета и входящих в него муниципальных образований. Делала зарисовки о руководителях и активистах, на мой взгляд интересных, как  личностей, накапливала материал о проблемах муниципалитетов, путях их решения, о людях, проживающих в глубинке.
Президиум Совета  муниципальных образований поддержал мое предложение -- впервые в истории края  создать книголетопись о деятельности муниципалитетов. Эту инициативу активно поддержали на местах.

Шесть лет подряд, начиная с 2007 -- по 2012 год, под моей редакцией, выходили  «Золотые книги Красноярского края», подробно рассказывающие с помощью фотоматериалов о работе муниципалов.
Книги были представленф на Общероссийском Конгрессе муниципальных образований и получили высокую оценку от членов Конгресса за пропаганду профессиональной деятельности муниципалитетов.

Книгоиздательская деятельность увлекала меня, но времени не хватало, могла писать только после работы. С большим нетерпением ожидала  вечера,  садилась  за  обработку материалов и могла не выходить из-за стола до утра. Но это не утомляло и не напрягало, а только воодушевляло и придавало  сил.

Между тем, меня  часто посещали мысли о моей малой родине. Уже писала, что родилась в деревушке, которую постигла участь  деревень, стёртых с лица земли по указанию власти имущих, как неперспективных. Между тем, почти полвека простояла эта деревенька -- со своей размеренной жизнью, со своими проблемами и радостями, и люди в ней жили очень трудолюбивые и дружные. Именно эти черты они сумели передать нам, своим детям и внукам. Вот уже более тридцати лет нет деревни, а мы, потомки старожилов-попереченцев, сумели сохранить кладбище, бережно ухаживаем за родными могилками, установили Памятный знак на месте, где стояли  отчие дома, а теперь только "благоухает" полынь, крапива и лопухи. Ежегодно на День Святой Троицы мы съезжаемся в родное местечко со своими внуками, а некоторые -- уже  и с правнуками, общаемся, вспоминаем и поём свои песни, которые пели наши родители. Всё это трогает за душу. И я решила написать книгу о попереченцах, простых тружениках, каких миллионы в нашей России, но таких милых моему сердцу.

Идею поддержали и стали ближайшими помощницами -- мои сёстры, многие односельчане. Равнодушных в этой работе не было. Откликнулись все до единого, к кому мы обращались. Приносили фото, писали обо всём, что зацепилось в памяти. Так, в 2009 году родилась книга «Родом из Поперечки». Сегодня, я думаю, о продолжении её, хотя это -- на  перспективу.

Следующим итогом моего литературного творчества стала книга «Милые, любимые, родные» о знаменитых женщинах края различных профессий .
 Руссо писал: "Царство женщины -- это царство нежности, тонкости, терпимости". О женщинах уже рассказано достаточно много: им посвящены прекрасные стихи, песни, романы и романсы. О них слагают мифы и легенды. Их любят и ценят, ими восхищаются, им доверяют, по ним тоскуют. Мои героини -- хранительницы семейного очага, их руками создаются уют и спокойствие. Книга «Милые, любимые, родные» -- рассказы об известных женщинах Красноярского края, которые вносят личный вклад в социально-экономическое развитие региона. Трудно перечислить всех героинь, но я назову хотя бы некоторых: Людмила Анганзорова, Людмила Антипенко, Людмила Глазунова, Людмила Борисова, Надежда Бойко, Мария Лорий, Светлана Матвеева, Любовь Паклина, Надежда Паращак, Наталья Розбицкая, Ольга Романченко, Надежда Симакова, Галина Хабарова, Мария Фатюшина, Ирина Хвостова и многие-многие другие. У каждой из них -- свой темперамент, характер, своя особая индивидуальность.

А в жизни они просты, уважительны, исполняют  гражданский долг в силу своих возможностей и способностей. У них, как и у любого из нас, есть  недостатки. Но все похожи в одном -- честно и добросовестно трудятся, любят свой народ, малую родину и делают всё возможное, чтобы будущее страны было светлым и прекрасным. Книга «Милые, любимые, родные» продемонстрировала, какие прекрасные женщины живут в регионе, показала пример женской нравственности, духовности, гармонии и верности, в очередной раз читатели испытали гордость за наших соотечественниц.

Приближался 80-летний юбилей  Красноярского края. И Анатолий Петрович Статейнов -- лидер  издательства -- предложил мне заняться  двухтомником «Золотые имена Красноярья», который помог бы сохранить в памяти имена красноярцев, внесших особый вклад в развитие и становление края, чьи трудовые биографии являются примером для окружающих.  Я с удовольствием приняла предложение, представляя, как буду писать о тех, кто прославил наш великий Красноярский край . Их имена известны каждому красноярцу: Аркадий Филимонович Вепрев, Олег Михайлович Бударгин, Николай Григорьевич Грязнов, Борис Владимирович Мельниченко, Николай Терентьевич Колпаков, Владимир Дмитриевич Шандуров,Симона Григорьевна Юрченко  и десятки других золотых имён, являющихся прекрасным образцом трудолюбия и преданности своей земле, краю, народу. Двухтомник нашёл своего читателя, имел положительный резонанс, -- а я удовлетворена была  своей работой.

4 января 2017 года случилось самое страшное в моей жизни: мой муж, Алексей Григорьевич Марин, умер внезапно, от сердечного приступа, -- в 62 года. В первые минуты трагедии наступил стопор.  Это случилось молниеносно. До сих пор не верю, не в силах в это поверить. Прошёл почти год после смерти  самого дорогого для меня человека, а легче не становилось. наступила пора смертельной тоски и пустоты. Я ощущала боль в каждой клеточке. Ничего не хотела и не могла. Время остановилось.

Жила как замороженная, всё вокруг двигалось, а я находилась будто в другом мире. Как смириться с тем, что его нет среди нас? Чудес на свете не бывает. Пыталась убедить себя, что всё, его больше не будет рядом, и сердце начинало разрываться на мелкие кусочки. Хотелось выть, кричать, бежать далеко-далеко от этой  правды.

С ним, любимым Алёшей, прожили 41 год, как говорят в народе, -- «душа в душу». Для меня Лёша с первого дня замужества был настоящим счастьем. Как можно чувствовать себя несчастной с человеком, который любит тебя и боготворит? Нам вместе было очень комфортно. За долгие десятилетия совместной жизни мы так и не надоели друг другу.

Каждый день, укладываясь спать, надеялась, что встречусь с ним во сне и расскажу, как мне горько, грустно и неимоверно тошно без него. Понимала разумом: жить нужно, несмотря ни на что. И в одночасье решила, что обязана сохранить в памяти  все то, чем дорожил и что любил Лёша. Знала, что пройдут годы, десятилетия и память о нём будет постепенно угасать, по мере того, как будут уходить из жизни те, кто его помнил. Этого никому не избежать -- таков  закон жизни.  Решила собрать материал об  Алексее, воспоминания родных и близких -- и все изложить в книге. И пока книгу будут читать, он будет находиться среди людей. Пусть его внуки и праправнуки будут гордиться тем, что они являются потомственными продолжателями одного из сильных родовых корней Мариных и имеют прямое отношение к такому замечательному деду и прапрадеду.

Эта книга -- коллективный труд очень близких, дорогих ему людей. Благодарна всем, кто откликнулся на мое предложение участвовать в создании книги-памяти, которая вышла в свет к годовщине смерти Алексея. Она называлась -- «Нет солнца без тебя».

 В этой же книге я разместила и Родословную Мариных. Почему я это сделала?   Муж  всегда  интересовался жизнью села Ельник: где он родился и вырос. Знал хорошо биографии многих своих односельчан, очень хорошо разбирался в родственных узах ельниковских династий. А родословную ветвь Мариных мог рассказать даже спросонья. Причем, не только знал, но и тесно общался со многими родственниками, подробно о них рассказывал.

Сожалею, что ничего не записывала об услышанном. Да, что говорить про родственные узы Мариных, когда он лучше меня знал родственные связи Волковых, то есть мою родню. Когда вышла в свет книга «Родом из Поперечки», он просил меня написать про Ельник или хотя бы составить Родословную его семьи. К сожалению, не смогла, в силу определенных причин, выполнить его просьбу. И чтобы сейчас загладить свою вину перед ним, облегчить душу, дала слово составить Родословную семьи Мариных (по линии отца Марина Григория Константиновича) и семьи Башковых (по линии матери Башковой Екатерины Федоровны).

Я  восстановила родственные узы Мариных, начиная с конца  девятнадцатого века -- и по сегодняшний день.  Книга имела успех,  судя по многочисленным звонкам от тех, кто её прочитал. Особые слова восхищения я услышала по поводу Родословной  Мариных. И поэтому вскоре в голове зародился ещё один проект -- написать свою родословную по четырем родовым корням -- по линии матери и по линии отца. Так родилось название новой книги:  «Родословная. Волковы -- Серяковы. Тюленевы -- Слепцовы». Родословная память -- явление в  быту достаточно уникальное. Его воспевали в песнях, прославляли в стихах, преданиях,  в пословицах и поговорках.

В древности было обязательно знать поименно свою родословную до пятого или даже седьмого колена. Память о своих предках была естественной потребностью. Поэтому, без сомнения, с полной  уверенностью, что я сделаю очень важное для себя и для будущих поколений  дело, выполню свой гражданский долг, -- принялась за новую книгу.  Опять же  поддержали меня мои сёстры. Они активно включились в работу. Мы много работали в Назаровском архиве, делали запросы в Ачинский и Бирилюсский архивы. Много интересного и главного нашли в Краевом государственном архиве.

В книге использованы краеведческие и архивные материалы о первых переселенцах, заселявших Сибирь. Все наши предки были из переселенцев, приехавших в Сибирь в конце 19 века из Симбирской, Тамбовской губерний, Белоруссии. В Родословной представлены семь поколений.  Общая численность родственников составляет 1343 человека.  Работа над родословной позволила нам познакомиться  с родственниками, о которых раньше и не слышали. Открыли для себя новую родословную ветвь Серяковых. Только в 2018 году нашли документы, подтверждающие, что наш прадед Серяков Исаак Михайлович  с нашей бабушкой  Серяковой (в замужестве Волковой ) Варварой Исааковной --  прибыли из Белоруссии в 1903 году и были причислены  в Верхний Кочетат Петровской  волости Ачинского уезда, в настоящее время -- село Орловка Бирилюсского района.

Мы побывали в Орловке, сфотографировали дом прадеда,  с Орловского кладбища, где похоронены многие Серяковы, привезли  земельку на могилку бабы Вари, похороненной в деревне Поперечке.  Презентация книги состоялась в мае 2018 года. Получился настоящий праздник для всей нашей Родословной. Были и слезы радости, и горечь об ушедших в мир иной родных, цветы, песни, слова благодарности. И я поняла, что, действительно, нет ничего важнее в жизни, чем оставить  после себя книгу:

Вписав с любовью имена и даты,
Чтоб потомки знали  историю свою,
Может быть, и вспомнят о былом  когда-то,
Перечитывая  летопись мою.

Все писатели и поэты с какими-то странностями. Обязательно. Я к этому уже привык и ко мне привыкли. Всякие однобокости во мне настолько выпуклы, ни одним рубанком не выстругать ровную доску. Когда учились в ветеринарном техникуме, на латинском услышали  выражение: табула раза. Если правильно помню звучание. То есть чистая доска, девственная поверхность. Что хочешь на ней, то и рисуй. Людмила Ивановна Табакова, как раз тот автор, что любое свое произведение начинает с чистого листа.  Почитайте её откровение, которое строчкой ниже. Какой талант, какое космическое звучание слова!

-- Вы когда-нибудь слушали музыку дождя? Любовались полётом бабочки? Смотрели на солнце в исчезающей ночи? -- так она начинает этот монолог, --  Нет? Вы торопитесь и пропускаете добрую половину прелестей жизни на Земле.

Попробуйте жить, не торопясь, и вы услышите песни ветра, интригующие разговоры падающих листьев, а в книгах Сосновоборской писательницы Людмилы Табаковой -- музыку слов, из которых  с удивительной простотой возникает художественно выточенная правда.

Родилась она после войны, в семье служащих. Посёлок Угра Смоленской области, её малая Родина,  по тем временам,  казался вполне цивилизованным: средняя школа, библиотека, два клуба. Правда, в весеннюю распутицу -- непролазная грязь. Зато летом по улице Ленина отбивали под гармонь пыльную чечётку вознесенские парни и девчата, провожающие  гостей к поезду.

Угра… Здесь земля, на которой стоит родительский дом, люди, с кем вместе -- и в горе, и в радости. Здесь истоки её творчества.  Перечитав все книги в местной библиотеке, она поняла, что читать -- это не только складывать буквы в слога и следить за ходом сюжета, но и чувствовать ценность фразы, понимать замысел автора, извлекать полезное для себя.

Другой сейчас стала Угра и её школа, ушли из жизни, но не из памяти, любимые учителя. Всему начало здесь. Книги Людмилы Табаковой -- благодарный низкий поклон,  цветы запоздалые тем, кто дал ей жизненные ориентиры.

После окончания Угранской средней школы Людмила поступила на филологический факультет Смоленского педагогического института. Научная работа, диалектологические экспедиции по местам Отечественной войны 1812 года, знакомство с местными жителями, -- обогатили словарный запас студентки, способствовали расширению знаний об истории и жизни вокруг.

Сибирь -- её вторая родина. Здесь она научилась видеть в людях настоящее, понимать причины их слабостей, сочувствовать и прощать. После окончания вуза в 1968 году, по распределению, работала учителем русского языка и литературы в селе Семёновка Уярского района Красноярского края, затем в течение 40 лет -- в Уярской средней школе № 4, заместителем директора по воспитательной работе и  заместителем директора по науке -- в гимназии города Сосновоборска. Людмила Ивановна руководила детским театром, писала  сценарии детских праздников, поддерживала связь с научной лабораторией родного вуза, апробируя алгоритмические таблицы по русскому языку в работе с отстающими в учёбе учениками. Результаты радовали. Ей предложили учёбу в аспирантуре, но судьба распорядилась иначе.

В течение пяти лет, она редактировала журнал «Вестник гимназии», где  публиковались её очерки о коллегах, обобщался передовой опыт, а в краевых научных сборниках печатались  научные статьи о гуманитаризации учебного процесса. Табаковой присвоены звания «Отличник народного просвещения РСФСР» и «Ветеран труда».

Неожиданно резко закончился школьный роман. Начался новый этап развития, где у неё -- совсем другая роль.

Людмила Ивановна Табакова -- новое имя в  истории современной сибирской литературы. Её рассказы  шокируют своей обыкновенностью. Никакой театральности и высокопарности. В них нет потрясений, стремительной динамики, лихо закрученных сюжетов. На первый взгляд, они просты, как  жизнь простолюдина. И только проницательный читатель замечает скрытый в глубине подтекст, позволяющий по-другому оценить произведение. Подтекст осязаем, потому что  находится  в рамках отличного текста. Ведь недосказанность уместна, когда многое уже сказано.

Первая книга -- роман «Не надо про Париж» -- увидела свет в 2011 году. Затем появились четыре сборника рассказов: «Лекарство от русской тоски» (2012  г.), «Обычная ненормальность» (2014 г.), «Разговор с совестью» (2016 г.), «Житейские измерения» (2017 г.). По произведениям автора, профессиональным и народным театром посёлка Мотыгино поставлены два спектакля. Рассказы печатают в периодических изданиях России, Дальнего Зарубежья, Красноярска. Они вошли в сборники «Писатели Сибири и Дальнего Востока» (2012 г.), «Проза Сибири и Дальнего Востока» (2012 г.), «Короткий сибирский рассказ 17-21 века» (2016 г.), «Проза. 21 век. Жемчужины русской литературы»(2018 г.).
Сборники её рассказов напоминают многоэтажные дома, где живут обыкновенные люди. Они любят, ненавидят, тоскуют, радуются, ищут смысл жизни, или ничего не  ищут. Стремятся сохранить достоинство, теряют его, не устояв перед соблазнами сытой жизни. Страсти, как ветры, раздувающие огонь, иногда этот дом сжигают. Но так устроен мир -- без них человеку жить невозможно. За обыденностью, повседневностью, -- скрываются  сложные, порой трагические судьбы людей, не вписывающихся в эпоху. Объединяет их желание быть счастливыми. Правда, счастье каждый понимает по-своему, каждый идёт к нему своей дорогой, часто застывая на распутье в поисках нравственного выбора.

За героями рассказов встаёт автор, который учит понимать русскую душу, ироничную, бесхитростную, тёплую и  часто неустроенную, грустную. Он обладает искусством находить и оттеснять пошлость -- искусством, которое доступно только человеку высоких устремлений в жизни.

Человек и время... Блокадница, которая говорит только о еде, растерявшийся в новой жизни бывший парторг, пострадавшая в годы репрессий женщина, слышащая отголоски прошлого в нынешней жизни, разбитная «веселуха» Настёна, которой всё нипочём,  Татьяна, пытающаяся осмыслить пройденный путь,  легкомысленный профсоюзный лидер. Их жизнь проходит -- в ощущении абсолютной ненужности, заброшенности. 
Вся суть -- в трёх словах: врать, воевать, воровать. И чем больше будет людей, принимающих второй вариант, тем отвратительней будет наша жизнь.
Следуя традициям классической литературы, автор создаёт образ «маленького» человека в новой социальной среде. Появляется и его антипод -- хозяин жизни, надменный, грубый, ограниченный, бездуховный. Вы увидите и зарождение нового общечеловеческого идеализма, провозглашение вечных ценностей. При этом герои часто ошибаются, шутят и злятся, иронизируют.

Автор с трепетом в душе стучится в двери квартир своих героев, расспрашивает о жизни,  нелёгкой судьбе, ищет идеального человека и не находит.  А вот одиноких -- много. Им надоела  суета, толкотня.  В одиночестве человек преувеличивает любое чувство, всякую мысль в сотни раз, и в большей степени страдает от преувеличений. Герой рассказа «Боже! Верни мне Марию» -- в одиночестве выгорел, превратился в сухой саксаул, чьи корни пытаются дотянуться до живительных слоёв совести, чести, пробиться сквозь зыбучие пески равнодушия, подлости, бесчестья.

-- Замечательно! Феерично! Смеялся от души. Европа дала маху! Мы  тоже не лыком шиты, не из одуванчиков сделаны, -- даёт оценку рассказу «Одуванчиковый омут» читатель.

-- Какое интересное произведение сотворили, как варенье из одуванчиков, -- тягучее, медовое, загадочное. Спасибо за наполненный метафорическими  полунамёками,  многоплановый рассказ,  - пишет другая благодарная читательница.

-- Здесь непогода никогда не изменит сложившиеся  устои жизни. Казалось, замерла она. Всё в старом формате, незыблемо, как скрип ступенек, отремонтированных парторгом. И пусть трухлява балка, и жизнь горька, как "рюмка водки на столе", она движется вперёд. Вот она,  матушка Русь. С похмелья,  не чёсанная, с одним накрашенным глазом,  но сердцем любимая -- Родина. Слежу за Вашим творчеством, Людмила. Жду, когда оступитесь и напишете про героиню,  потерявшую историческую память,  нашедшую принца на белом "Мерседесе». Но, видимо, не дождусь. Понимаю. Невозможно писать о том, чего нет, Вы этого не можете по одной причине: не принимаете кривду киношную, а любите -- нашу многострадальную. Широкой Вы души человек. Русский, до корней волос, -- признаваясь в неравнодушии, пишет о её рассказе «Житейские измерения»  дотошный читатель.

В настоящее время, Людмила Табакова  - член литературного объединения «Вдохновение -- Среда» при городской библиотеке города Сосновоборска. По её инициативе, на заседаниях  рассматриваются интереснейшие темы.

Табакова -- талантливый автор. В 2015 и 2017 годах в Москве ей были вручены Дипломы финалиста премии «Народный писатель». В 2019 году она вышла в полуфинал Всероссийского конкурса, посвящённого юбилею И. С. Тургенева. Книги Людмилы Табаковой будут стоять на полке, пока вы не возьмёте их в руки. Почитайте, послушайте  музыку слов, из которых  с удивительной простотой возникает слезами выточенная правда.


Рецензии