Вечный свет слова. публицистика. Глава 8

   Вечный свет слова.  Публицистика.

  Глава 8.

                В наших семьях много читали.

Светлана Анатольевна Ермолаева.  Поэтические сборники «Струна на ветру», 1982 год, «Мозаика», 1987 год, «И радость и печаль», 1990 год, -- она издала под фамилией мужа -- как Кадырова.   Бурятка -- по национальности, а замужем была за татарином Кадыровым.  Девять книг прозы и книгу памяти  «Мой Высоцкий» в 1990 году, -- как  Мощева.  Пять книг прозы и сборник стихов «Чёрный Ангел»  в 1997  году, -- как Гордеева.

Под  всеми этими фамилиями скрывалась сегодняшняя Светлана  Ермолаева. Ее родители: Ермолаев Анатолий Андреевич и Скорнякова (Ермолаева) Павлина Петровна – простые, деревенские люди. Отец --  русских, сибирских кровей, из деревни Кубеково Красноярского края.  Мать -- бурятско-русских, -- из деревни Исеть Иркутской области.

Отец работал шофером, мать -- бухгалтером. Эти профессии, вкупе с некоторой долей романтики и практической сметки, в смысле заработков, привели их на Крайний Север, в Норильск -- когда-то город заключенных. Потом бывших зеков на поселении без права выезда и вольнонаемных. Сейчас -- это обычный северный город. Тёплый и уютный. Спасибо партии, спасибо заключенным.  Отец умер в 1983 году. Мать прожила 91 год и скончалась в 2008 году.   

Родилась Светлана тоже на Севере, в Якутске, столице алмазного края. Первый класс закончила в Минусинске, со второго -- по девятый, включительно, училась в Норильске.  Школу закончила в Енисейске  и, наконец, семья оказалась на юге, в Алма-Ате, где и поселилась на постоянное место жительства.

В шесть лет Света уже проявляла задатки литературного таланта. Мало того, едва научившись читать, буквально «глотала» сказки всех времён и народов. Потом   сама рассказывала их, причем, страшные, типа Синей Бороды, одногодкам  и постарше, когда дети собирались по вечерам на брёвнах возле её дома, сочиняя их по ходу рассказа.

До тринадцати лет она читала все подряд, в тот числе зарубежных авторов, накапливая багаж для собственного литературного творчества. В том же возрасте начала писать стихи и вести дневник, вплоть до 21 года, когда вышла замуж. Простой в творчестве длился до 27 лет.

В двадцать семь -- хлынул поток стихов, почти тогда же написались первые рассказы. Симптом был однозначен: графомания. Болезнь неизлечима и по сей день, даже прогрессирует. Это она заставляет нормального человека днём работать, жить на что-то нужно, а вечерами и даже ночами, как ненормальному писать. К настоящему времени, у поэта, прозаика, мастера детектива Светланы Анатольевны  издано тридцать три книги в разных жанрах: от стихотворения --  до романа. Экранизирован пока один из романов «Мать Лилия» (по его мотивам снят двухсерийный художественный  фильм «Господи, помилуй заблудших!»). Ещё не издано много произведений, уже написанных, в памяти -- около двух десятков сюжетов, ещё не написанных.

Много ли в мире людей, а именно, женщин, владеющих всеми литературными жанрами -- одинаково на высоком художественном уровне. Одни почитатели говорят: Поэт милостью Божьей; другие превозносят её прозу: кто -- рассказы, кто -- детективы. В течение почти двух десятков лет, её стихи и проза публиковались в журнале «Простор», вышли три поэтических сборника в казахстанских издательствах, четыре книги детективов  опубликованы в Москве, общим тиражом более 100 тысяч  экземпляров. О детективах Светланы можно говорить отдельно. В целом из ныне здравствующих и покойных литераторов в Красноярском крае знают Светлану Ермолаеву, Григория Найду, Александра Бушкова и Геннадия Шестакова. Самый известный из них Бушков. Но про него мы уже писали и особо распространяться не смысла. Найда – это второй Бушков, только менее талантливый.  Может по таланту я и ошибаюсь, они равные, но Бушков тогда  более пробивной.
 Лучшие детективы – у Геннадия Шестакова.  Это мастер прекрасного советского детектива, хотя писал и  издавал их в наше время подлостей и распущенности. У него в детективах нет мата.  Среди героев больше положительных лиц. А братаны и друганы в небольшом количестве. По мастерству Светлана на втором месте. Но ее герои, особенно героини слишком много пьют, в половые отношения с мужчинами вступают по любому предложению и даже без них. Это единственные мои замечания к её произведениям детективного жанра. Героев Александра Бушкова вы хорошо знаете и без меня. Мы уже говорили про них. Бушков и Найда – книги на час, после прочтения второй раз их в руки не берут. Шестакова и Светлану читать можно сколько угодно, не надоедят.

В настоящее время, четыре её книги «Страна терпимости» (в 2-х книгах), «Реквием по Высоцкому» и «Господи, помилуй!» изданы в Санкт-Петербурге и распространяются в интернет-магазинах -- в России и  зарубежом.

Я прочитал её детективы и сразу назвал Светлану мастером этого жанра: «Мэр -- убийца», «Смерть на подиуме», «Поцелуй Сатаны», «Колесница смерти». Такие вот -- интригующие названия книг, а убийц разыскивает и находит один и тот же следователь, автор этих произведений -- писатель Светлана. Ермолаева. Сюжеты увлекают читателя, и он не выпускает из рук книгу, пока убийца не будет обнаружен. Из них самый изящный, если можно так сказать о детективе,  -- «Поцелуй Сатаны».  Столько загадок, столько таинств -- – дай бог, всё выдержать. 

Через мой кабинет руководителя издательства проходит достаточно авторов. Приходится много читать. Старый я уже и больной человек. Иногда согрешу, засну прямо за чтением очередного гениального произведения. Хотя всего час или больше назад, автор предсказывал миллионный тираж своего дитя и обогащение нашего бедного издательства. Дескать, все доходы заберите себе, мне гонорара не нужно.

С «Поцелуем Сатаны» не заснёшь. Ермолаева всё время держит читателя в напряжении. Кто же убийца? И даже когда узнаешь его, какое-то время -- сидишь ошеломленный.

-- Это надо же так закрутить.  Правильно говорят, что все бабы ведьмы и дуры, в нормальном мозгу такое не родится.

Нормальный мозг устанет и спать кинется, а Света пишет и пишет. Несколько рукописей с криминальным содержанием Светлана выслала в Москву. Ответ пришел быстро: берем! Столица России издала четыре книги, одна из которых вышла в твердом переплете. Ну, как тут не порадоваться, а затем огорчиться мизерным гонораром?

Вероятно, светлое должно непременно соседствовать с тёмным, как две стороны одной медали: стихи пронзительные в своей откровенности -- с одной стороны, и оригинальная  интрига детектива -- с другой. Сначала написал -- мрачная  проза, потом вычеркнул. Её детективы тоже солнечные, побеждает-то правда.  Есть ещё и просто рассказы и повести с трагическим содержанием, с достоверностью жизненных коллизий.

В книге «Мой Дагестан» народный поэт Расул Гамзатов писал, что в Х1Х веке паша Шамиль -- народный герой Кавказа, издал указ: казнить поэтов! Мудрые визири были удивлены нелепым приказом и осмелились сказать об этом Шамилю. Он ответил резкой, как саблей рубанул, фразой:

--  Настоящий поэт будет всё равно писать!

Никто в наше время не слышал и не читал в прессе о запрете писать стихи. Но поэзию -- без шума и надежно отодвинули в сторону. Как русской душе без стиха? Во времена лихолетья вырвались на свободу агрессивные рокеры. Своими текстами, а не поэзией, прорубали себе дорогу сквозь заросший ложью лес -- к правде. Правде обо всём.

Светлана шла своим путем, где её поэзия и проза торопились вместе к свету, спасая её «душу от злобы и от лжи».  Тягостный быт, как спёртый воздух вокруг, и «как для стихов себя спасти?» -- вопрошает Светлана. Нужда скачет, нужда плачет, и где хотя бы относительный покой для вдохновения? Пора понять: если приходит покой и блаженство, вдохновение уходит от своего автора.

А мнимая свобода вскружила головы псевдопоэтам, правда, они признаются, что пишут не стихи, а тексты (надо спешить!), и этот словесный мусор вываливают на неокрепшие умы юнцов.

-- Я целый мир объемлю взором: в нём справедливость не царит, --  огорчается поэт Ермолаева. Она не писала мемориальные стихи. Болела бы душа, а  выстраданные слова найдутся, -- Я  жалею кошек и собак, жалко стариков. Тихой сапой гадит враг, жалко их, врагов.

Поэзия Светланы сверкает звездопадом. Любое  восхваление предвзято. Считая себя  знакомым со всемирной и отечественной поэзией, был удивлен, что поэта Светлану Ермолаеву не знает Москва, Россия, русский народ. Я неоднократно советовал ей отправить стихи в московские журналы. Она только посмеивалась над моей наивностью и не посылала. Однажды я сказал, что если бы её стихи прочитал  поэт России  Николай Рубцов, то он прилетел бы в Алма-Ату и пожал ей руку. Тут она уже не засмеялась, а заплакала. 

-- В России стали не нужны поэты. Великая страна простёрлась ниц перед бумажкою с чужим портретом из-за каких-то дальних заграниц.

Этим летом она приезжала на Родину, в Красноярск. Познакомилась с редакцией местной газеты, где была опубликована её статья об Астафьеве, её опубликовали также журнал «День и Ночь» и в сборнике  воспоминаний о Викторе Петровиче Астафьеве, -- «Какая твоя совесть». Все это -- Красноярск.  Но Света -- максималистка. Всё ей не так.  Хочется публиковаться в Москве.  Белокаменная стойко держит оборону от всяческих варягов из глубинки: Астафьева, Шукшина, Распутина, Вампилова, Рубцова и других. Её врата в литературу защищают около четырех тысяч членов союза писателей России и московского региона писателей. Вот тут-то бы и пригодился указ легендарного Шамиля об истреблении поэтов.

-- Я -- птица, --  в порыве вдохновения продолжает писать Светлана.

И зазвенел её стих в полёте -- в тонкой поэтической книжечке «Струна на ветру». «Стихи высокой пробы», -- сказал  как-то в разговоре о поэзии Светланы -- Берик Жилкибаев, поэт, писатель, философ из Казахстана.

-- Я так хотела быть живой, дышать, ходить, играть словами...
 
А на руках трое детей: сын и дочери. И смерть  заглянула в лицо Светланы: погибли муж и сын. Эта трагедия безжалостно преследовала её и терзала душу, выливаясь в трагические строки стихов.

1980 году -- умер Высоцкий. Отдушина Светланы от безысходности окружающего мира исчезла, оставив вечную рану в её душе. Со дня кончины поэта она пишет стихи, в которых никак не может поверить в его смерть и разговаривает с ним, как с живым. Она посвятила ему три книги стихов. И 25 июля 2010 года мы положили ещё одно посвящение на могилу бессмертного поэта, восставшего против «мнений света»: «Не уймусь уж 30 лет! Часть души -- всё бродит за тобою след во след, ВЕЧНЫЙ ДРУГ, ВОЛОДЯ!" И все же:

Падает снег, укрывая печали,
хочется жить в осиянном миру,
Хочется петь о надежном причале,
верить любви, верить добру!

Есть слово «завтра», как свет надежды. Не жалуйся на боль -- вот лучшее лекарство. Как известно, в народе да и в научном мире, домашняя кошка укладывается у хозяина на больное место. Кошка Чара, верная подруга Светланы, укладывалась у неё на груди и успокаивала душевную боль. Частенько хозяйка, приходя домой, заставала Чару лежащей плашмя на рукописях, сложенных горой на поверхности стола. И здесь верная подруга врачевала ту же боль в написанных ночью стихах.

Во время существования передачи «Личность» телеведущая Жанна Ахметова брала интервью в квартире Светланы. Тогда Чара мелькнула на втором плане кадра, приостановилась, как бы прислушиваясь к диалогу двух творческих личностей. В этой передаче впервые прозвучали слова Светланы:

И в снежном кружеве окно,
в фате -- берёзы.
Так в мире -- чисто и светло,
иссякли слёзы.

А лабиринты её криминальных драм, так она сама называет свой жанр, до сих пор завлекают читателей, на этот раз публикуемые в газете «Калейдоскоп-криминал». А ей порой так не хватает читательского внимания, ведь она пишет для них, нормальных людей с умом и душой, с тёплым сердцем. Поверьте, она всегда старается вывести своих читателей и почитателей стихов и прозы на светлый простор справедливости, хотя бы в в своих произведениях, хотя бы в виде неосуществимого желания.

В Москве её попросили изменить псевдоним Мощева, как неблагозвучный.  На что она заметила:

-- Зачем обозначать словом то, что для меня и так ясно, что творчество вечно, неважно, чьё, но нужное людям. Пусть это будут одно-два стихотворения Лермонтова, Блока, Есенина, Высоцкого, а может, когда нибудь, -- и мое.

Недавно я прочитал девичьи стихи Светланы. Из записных книжечек вырвался поток счастливой  поры, когда тесен мир, когда будоражит жажда любви, и солнцу нет покоя. До сих пор Светлана держит мысленно маленькую свечку, которой старается осветить «мировую ночь».

Надежда с каждым восходом солнца светится в её глазах, ведь её рукописи лежат грузом на  ранимой душе, требуют выхода к читателю. Но, увы!  Изредка её стихи звучат по радио, телевидению, но чаще на домашних концертах, среди друзей и почитателей. В 2019 году вышла подборка стихов Светланы в журнале "Простор". Спасибо за них!

Талант не делает  остановок на пути к совершенству, где «вначале было слово», которое нужно познать до уровня вечной Поэзии. Гул божественного колокола доносит до нас слова Бетховена: Чувствую, что стою лишь у начала.

-- Вперед, к новым берегам! -- подхватывает Мусоргский.
В квартире Светланы её любимое место --  старый письменный стол, за которым она создавала, творила, рожала почти все свои произведения, пока не освоила компьютер. Но компьютер -- тоже на столе. А вообще  читатели любят её творчество. И нет тут загадок. Талантливые строки, написанные беспокойным сердцем, не умирают.

Галина Ивановна Гостева (Ророт) родилась 20 августа 1949 года в селе Верхняя Буланка Каратузского района Красноярского края. До 17 лет вместе с родителями жила в деревне Выселок Польский того же района.  Ее отец, Ян Хоруменович Ророт, ветеринар, а мать, Анна Тимофеевна, -- крестьянка. В семье было пятеро детей, Галина --  старшая. В доме  царил культ книг, которыми зачитывались все -- от мала до велика.

Среднее образование она получила в Моторской школе Каратузского  района, жила интернате. В 1970 году получила Диплом о Высшем образовании Абаканского педагогического института  (факультет иностранных языков, отделение английского языка).

До сих пор  с теплом и любовью вспоминает свою первую  учительницу У.С. Левину-Котельникову, классную руководительницу в 5-10 классах З.П. Соболеву, преподавателя истории  в пединституте О. В.  Полевец и куратора группы Е. Н. Павлюк.
Работу  начала учителем английского языка в Бондаревской средней  школе  в Хакасии ( 3 года), 7 лет проработала в горной Тодже, это уже в Туве, 30 лет в городе Кызыле (Республики Тува).

Из 40 лет педагогического труда она половину проработала на руководящих должностях. Была заместителем директора по воспитательной работе в школах № 1 и 11 г. Кызыла, директором  Тоора-Хемской школы, инспектором Тоджинского РОНО, заместителем заведующего гороно,  председателем Комитета по образованию  мэрии города Кызыла,  начальником Управления по опеке и попечительству несовершеннолетних города Кызыла Республики Тыва. У неё трое детей: две дочери, сын, шесть внуков и всё понимающий муж.  Считает себя счастливым человеком, ибо всегда ощущала любовь родных и поддержку Бога, знала, что они помогут ей преодолеть самые сложные периоды жизни.

Убеждена: если  есть  хоть  один шанс из ста,  его нужно обязательно использовать, особенно в поэзии.
За свой труд она получила награды и звания: «Победитель Социалистического Соревнования 1976 года»;  «Отличник   Народного  Просвещения», 1991 год; «Национальный Победитель  Русско-Американского конкурса учителей английского языка и страноведения, США», 1999 год; «Человек Года- 99»  в  номинации « Образование»  по итогам  соцопроса читателей газеты «Центр Азии»; «Заслуженный   Работник  Образования  Республики Тыва», 2000 год. А ещё она -- Учитель Высшей категории,  ветеран педагогического труда, Кавалер Золотого  Почётного знака  «Достояние Сибири» в номинации  «Наука и образование»  за  большой  вклад в развитие  народного образования  --  свидетельство  №  183  от  07. 11.  2008 года. Награждена  медалью Республики Тыва «За доблестный труд» в 2004 году и  в 2010 году -- медалью «За заслуги в развитии города Кызыла».

За   многолетний  добросовестный труд  получала  премии, грамоты и благодарственные письма. 30 мая 2001 года  она получила  благодарность Президента   Республики Тыва  Ооржак  Шериг-оола   Дизижиковича «За добросовестное служение народу республики». 

   Галина вела активную общественную деятельность.  Работала на общественных началах: председателем  районного Комитета Профсоюза  работников образования  Тоджинского  района Республики Тыва (1977 -- 1982 г.г.).;  агитатором-пропагандистом,  депутатом  Тоора-Хемского  сельского  Совета  двух созывов (1977 -- 1979  гг. и 1979 -- 1982  гг.);  депутатом  Кызылского  городского  Совета (1991--1995 годы), Членом Малого городского Совета, Членом Великого Хурала Республики Тыва  (1995 -1997 годы).

Многолетняя   дружба  с директором  Убсу-Нурского  Международного   Центра биосферных исследований  С. С. Курбатской  и  профессором В.В. Бугровским  предоставила ей счастливую возможность дважды  побывать  переводчицей  в Убсу- Нурской  котловине  вместе с учёными России и зарубежья.
Общаясь с этим удивительными людьми, она осознала, как мало ещё знала о природе, как слабо чувствовала и любила её, как не ценила -- ее великолепие и богатство. Потому и не представляла, насколько  велик ущерб, нанесенный  уже природе человечеством.

С того времени написала  цикл стихов и рассказов о природе. Ею  было  разработано несколько программ по обучению  английскому  языку в школе и создан курс «Удивись миру, в котором мы живём».     Разработанный ею проект для детей аратов эколого-языкового центра «Иви» -- вошёл в число ста лучших  проектов России 1998 года, был напечатан  в сборнике проектов в Интернете.

В декабре 1997 -- январе 1998 года  она вместе с группой учителей из Кызыла прошла  двухнедельную стажировку в международной школе «ТВИН» в Лондоне. С июня -- по август 1999 года  обучалась, как победитель конкурса, на семинаре  в  Университете Делавер в США.

После этих стажировок в  2000 году,  благодаря  помощи   руководства Института повышения  квалификации и переподготовки  работников образования  Республики Тыва,  ею была создана каникулярная  школа  по обучению английскому  языку учащихся сельских школ, в которых тогда не преподавался английский  язык из-за отсутствия специалистов.

Она постоянно пишет статьи, эссе, рассказы и стихи  о людях,  о событиях в стране,  о своих размышлениях по разным вопросам жизни -- и публикует их в республиканских газетах и журналах.          Наставниками  в литературном  творчестве Галины были  члены Союза Писателей России Светлана Владимировна Козлова,  Любовь Прокопьевна  Батурина и Ховалыг  Артык Хом-Туковна. В марте 1991 года  Гостеву Г. И.приняли в Ассоциацию женщин-писательниц Республики Тыва, а в ноябре 2015 года -- в  Российский союз писателей.

Ею открыты авторские страницы на портале Стихи.ру  и  Проза.ру.  За стихи и рассказы, размещенные на данных страницах, получила статус  номинанта  премий «Поэт года» и «Писатель года» за 2015 -- 2018 годы.  Награждена дипломами номинанта  данных литературных национальных премий, а так же дипломом  номинанта премии "Наследие».
Награждена  медалью « Владимир Маяковский -- 125 лет». Награждена  медалью «Александр Пушкин  -- 220 лет».

В мае 2019 года за участие  во Всероссийском конкурсе « Была война…», проводимого  Академией народной энциклопедии  в рамках Общероссийского инновационного проекта «Моя Россия» получила  Диплом Победителя 2 степени. Получила  также благодарственное письмо от МАУК Библиотечно- музейного комплекса г. Сосновоборска «За приобщение молодёжи к литературному творчеству».24.12. 2014 г. . Руководила в 2014 --  2016 годах детской литературной студией «Колибри», вместе со студийцами выпускала газету «Голоса Колибри».

Все эти годы она постоянно выступает на городских творческих мероприятиях  в  школах,  колледжах, библиотеке, на занятиях Народного Университета.         Награждена  Дипломом в номинации  « Литературное пространство» в  муниципальном этапе краевого Медиафестиваля  народного творчества «Созвездие талантов». Участница  литературного объединения «Вдохновение -- Среда» города Сосновоборска с апреля 2014 года. Печатается в газетах, журналах и коллективных сборниках Республики Тыва, Красноярского края,  Рязани и  Москвы.

В ноябре 2015 года состоялся творческий отчёт Гостевой Г. И. «Люблю я жизни этой новь!» на заседании литературного объединения  «Вдохновение -- Среда» города Сосновоборска.

-- Жизнь в школьном интернате, студенческом общежитии, работа в сфере образования приучили Галину никогда не выказывать своей слабости, а напротив, быть уверенной, порой и жёсткой. В стихах же она -- совсем другая.  Галина осознала, что для творческого озарения язык не играет большой роли. Есть настроение, есть чувства, -- и им все равно, на каком языке они будут выражены, --  подчёркивает К-Э. К.Кудажи, член Союза писателей.

-- Галина  Ивановна  Гостева -- поэт и прозаик. Творчество  Гостевой -- барометр современной жизни. Это и спасение  духовности   человека от скудоумия и алчности, и экология природы, и любовь людская, и раздумья о смысле жизни, и неприятие криминала во всех его проявлениях.  Её стихи одухотворены романтизмом, и вместе с тем, они современны и злободневны.  Богат и ярок язык её  поэзии, --   написала  Любовь  Батурина, член  Союза писателей России.

Галина Петровна Кириченко  родилась 16 августа 1953 года в посёлке Шалым, Таштагольского района Кемеровской области.

В 1957 году вместе с родителями переехала в село Солтон на Алтай. В 1970 году окончила Солтонскую среднюю школу. В 1974 году -- филологический факультет Бийского государственного педагогического института. Работала учителем русского языка и литературы в Переясловской средней школе Топчихинского района, в Дружбинской восьмилетней школе.

В 1980 году приехала на комсомольскую стройку в город Сосновоборск Красноярского края. Работала воспитателем в молодёжном общежитии № 3, воспитателем в детском саду “Дельфин”, учителем русского языка и литературы в школе № 3.

Член литературного объединения “Вдохновение --  Среда”. Пишет стихи и рассказы. Печаталась в газетах “За Победу”, “Фортуна”, “Рабочий”, “Сибирский бумажник”, “Литературный Красноярск”, в коллективных сборниках сосновоборских поэтов “Букет для мам”, “Педагогические россыпи”, “Любовь? -- начало всех начал”, “Весенние мелодии”, “Душа стихами полнится”, “Перекрёсток сердец”, в краевых ежегодниках “Поэзия на Енисее”, “Антологии сибирской поэзии и прозы”, “Антологии детской поэзии и прозы”, журнале “Литература Сибири”, авторском сборнике “Озарение”.

Её имя внесено в “Большой энциклопедический словарь Красноярского края”, “Большой энциклопедический словарь Сибири и Дальнего Востока”, фотоальбом “Милые, милые женщины”. Редактор-составитель сборника -- “Душа стихами полнится”.

Ирэна Петровна Новицкая родилась 24 сентября 1972 года. В 1989 году окончила среднюю школу. В 1996 году успешно закончила биологический факультет Красноярского государственного университета. После его окончания, работала в Санитарно-эпидемиологической станции. В 1999 году, после смерти отца, написала свой первый рассказ. Стихи писала постоянно. Однако многочисленные попытки опубликовать свои рассказы закончились неудачей. В конце 1999 года Ирэна тяжело заболела. В 2009 году она трагически погибла.

Впервые её произведения были опубликованы в литературно-художественном журнале “Литература Сибири”. В 2012 году вышла книга стихов и прозы “Миг в вечности”.

С сердечной теплотой вспоминают об Ирэне её близкие: это был очень чистый, добрый человек, предельно искренний и отзывчивый. Она никогда не могла пройти мимо брошенного щенка или голодного человека, стремилась обязательно хоть чем-то помочь. Всегда готова была поделиться последним, что у неё есть. Таких людей, наверное, сейчас уже не осталось, она из другой эпохи. Она умела радоваться тому, что мы даже не замечаем: наступающему цветущему маю, свежему ветру, первому снегу. За что бы она не бралась, у неё всё получалось очень легко: приличные акварели, небольшие скульптурные формы, короткие рассказы, стихи.

Ирэна много читала, была музыкальна. Она любила жизнь и умела находить радость в простом. Отлично плавала, каталась на горных лыжах, велосипеде, очень любила лес. Её книга “Миг Вечности”, что вышла в нашем издательстве в 2012 году,  уникальна. Уверен, ее обязательно будут переиздавать. Её рассказы показывают нравственные возможности человека. Я не видел ещё такой остроты показа внутреннего мира человека.

Часто вспоминаю свою молодость. В ней мало чего личного, только работа. Какой-нибудь будущий рассказ приходилось "причёсывать" месяцами, а то и годами. Опыт пришёл годам к сорока, не раньше.  А тут, совсем молоденькая девочка пишет рассказ сразу, не отрываясь от стола. Какая тонкая психология показа характера. Например, в рассказе “Канатоходец”.

Ну а её рассказы о психбольнице нельзя читать без слёз. Я задаю себе один вопрос, как ей удавалось одной, без друзей и опытных писателей создавать эти шедевры. Ответ один -- это  талант.
Говорят, что в первую очередь господь забирает лучших. К ней это относится в полной мере. И если там действительно что-то есть, то, может быть, её душа, встретившись с такими же чистыми и честными, обретёт то, чего нам так не хватает на земле.
Несколько добрых слов мне хотелось бы сказать ещё об одном поэте. Николае Фомиче Грибанове.  К сожалению, ныне покойном. Он родился на Брянщине, в деревне Красногорка. В 1959 году приехал  по комсомольской путевке в Красноярск. работал на стройке. Однако затем переменил профессию, стал парикмахером. Примерно с этого же времени стал писать стихи и публиковаться в краевой печати. Хотя сам он утверждает, что первые его стихи родились в двенадцать лет.

Он пришел к нам  в издательство, когда мы только  начинали, в 1998 году, -- и с тех пор никуда не уходил. Печатался в наших сборниках “Поэзия на Енисее”. “И слово в сердце отзовется”,  “Избранное красноярской поэзии двадцатого века”. Очерк о нём был опубликован в книге  “Звёзды Красного яра”. Периодически выпускал собственные сборники. Их читали, его хвалили.

 Николай Фомич не имел семьи,  жил один.  Смерть его была трагической. Бандиты проникли в его квартиру, а хозяин был дома.  Как говорят они на фене: "не хотели, но пришлось убрать". Не стало очень хорошего поэта и прекрасного человека.

Лейла Джафарова -- молодой , но   подающий надежды автор. Родилась и проживает в  Красноярске. В своих сочинениях она стремится погрузиться в самую сердцевину, увидеть  суть тех вопросов , на которые мы все ищем ответы порой всю  жизнь. Будь то трогательный поэтический цикл "Цветок любви" , раскрывающий отношение женщины к любви, её устремления, мечты и показывающий её силу, когда это всё разрушается, или наполненный философской мудростью цикл стихов о жизни -- "Кто Я...", освещающий разные стороны, грани нашего бытия; или повесть "Цвет истинной любви". Роман-сага "Сквозь тернии" повествует о жизни нескольких поколений одной семьи в разные периоды нашей истории, демонстрируя, как стойко нужно встречать все удары и повороты судьбы. Каждое её произведение -- это поиск, размышления, желание понять, как же в этом мире стать счастливым.
Всё творчество Лейлы Джафаровой сфокусировано на совести и нравственности человека, направлено на его взаимоотношения с окружающей действительностью. Смысл её творчества, как выразилась сама автор, в одном из своих стихотворных строк:

"В людские души и умы -- проникновение,
С их голосами -- единение,
Стремление дать хоть небольшое облегчение.
И поддержать в минуты слабости, смятения,
Чтоб выдержать судьбы гонения ..."
 
Кузнецова Зинаида Никифоровна,  поэт,  прозаик,  член союза российских писателей. Живёт в городе Зеленогорске Красноярского  края.

Становление  каждого  человека начинается с детства,  с  родного дома, с нравственных и житейских норм,  полученных в  семье.  И хотя  жизнь вносит  свои  коррективы  в  судьбу,  то,  что заложено  в  нас в детстве, будет  затенять сегодняшнее.

-- Я родилась в большой  крестьянской  семье,  -- рассказывает Зинаида Кузнецова, -- Восемь детей: два брата и  шесть  сестёр.  Семья была  чуть ли не самой бедной в  селе, но  самой, наверное, культурной, например, единственная библиотека в деревне имелась только  у нас. Наши родители повидали мир,  поэтому  отличались от односельчан. Отец, Китаев Никифор Яковлевич, был  «культурным» крестьянином: выписывал газеты и журналы  с материалами по пчеловодству и агрономии, выращивал сад (от него пошли сады в нашей деревне). Мама, Ксения Петровна,  знала много сказок, легенд, хорошо пела. Часто рассказывала нам о Сахалине, о Байкале, о  путешествии  по морю, о людях, с которыми свела её судьба, о чужеземных обычаях и привычках.
 На Сахалин родители попали, убегая от  коллективизации, а  вернее, от  того беспредела,  который  творился. Семья Китаевых была зажиточной, по деревенским  меркам,  конечно. «Богатство» их  состояло из пасеки -- традиционное занятие, которым занималось не одно поколение,  и  сада.  У деда было пятеро  сыновей, работящих русских мужиков,  у  которых от работы рубахи от  пота не  просыхали. Никаких батраков никогда не было и быть не  могло. Тем не  менее, всех их, в том числе, бабушку, отцову мать (деда  уже не было в живых), и  всех её детей,  включая двухлетнюю дочку, отправили на Соловки, где они почти все погибли.

Молодые тогда  родители Зинаиды Никифоровны   жили, к  счастью, отдельно, но от беды  подальше --  завербовались на Сахалин, как тогда говорили, за «длинным рублём». Жизнь там  была  ужасной, достаточно  сказать,  что у них в один день, от  цинги, или  какой-то другой болезни,  умерли  сразу трое малолетних детей. Перед войной родители  вернулись в деревню.  Вот что вспоминает Зинаида.

 - Деревенька Левашовка, что  примерно в ста километрах от Воронежа и в  семи километрах от районного центра, с красивым названием Анна, для всех нас, детей, была центром мироздания. Районный  центр  казался нам городом. Существовала легенда, что Анной  селение  было названо в память дочери князя, утопившейся в пруду от несчастной любви. Безутешный отец велел посадить парк, и, как гласит легенда, если посмотреть на него сверху, то  можно увидеть, что кусты и деревья  образуют собой слово «Анна». Так ли это, кто знает…
Вся  семья много и охотно читала. Зимой,  когда  было больше  свободного времени, любимым занятием  было чтение.  Вспоминается  картина: вечер, в комнате горит тусклая лампочка, – в деревне уже есть электричество. Папа читает «Поднятую целину» Шолохова. Старший брат, студент, привозит из города в семью все новинки литературы. Все остальные члены семьи уткнули носы в свои заветные страницы, тишину нарушает только шелест переворачиваемых листов. Заходит кто-то из соседей, здоровается, кашляет в кулак, чтобы обратить на себя хоть чье-то внимание. Но тщетно. Постояв, тихонько уходит, прикрыв дверь. Вдруг папа громко смеётся, это так не похоже на него (он у нас -- человек  суровый), что все взоры обращаются к нему. Папа вслух читает эпизод с дедом Щукарем, -- как ему лечили живот горшком.
Давайте на минутку оставим рассказ о Зинаиде Никифоровне и поговорим о поэтах и прозаиках нашего Красноярья. Перед твоими глазами, читатель, прошли биографии нескольких десятков литераторов.  Почти все они пишут сами или под моим пером говорят: в нашей многодетной семье много читали. Действительно, лет пятьдесят назад, в каждой или почти в каждой семье, -- много читали. Семьи были многодетные. Помню, младшие братья -- каждый -- вечером бежали ко мне с книгой сказок: читай. Не лягут спать, если не почитаешь.  Не было меня, дожидались, когда кончал хлопотать по-хозяйству отец, и неслись к нему: читай! У нас, Статейновых,   у единственных в деревне была своя небольшая библиотека. Из неё, примерно, книг двести были по философии, которые страшно любил отец. Тоже самое в семье Зинаиды Кузнецовой, Татьяны Тихоновой, Людмилы Мариной, Рашита Закирова. Рано научились читать мои однокурсники по университету: Саша Слюсарев, Сергей Кузнецов, Олег Пащенко,  Толя Петров, Костя Житов.
Слюсарев был очень одаренный человек. Очень повезло, что судьба свела меня с ним.  К двадцати пяти годам он имел громаднейшую библиотеку, собранную собственными руками и головой.  Книги были его единственным увлечением, которому он отдавал всё свободное время.  Я уже писал, что в то время со страниц краевых газет , радио и телевидения, не сходил красноярский книголюб  Иван Маркелович Кузнецов.  Его дом был постоянным пристанищем писателей, поэтов, музыкантов.  Астафьев у него гулял, Тойво Ряннель, Пащенко, Гайдук. Если в Красноярск приезжали писатели из Москвы или других городов, то Пащенко возил их в этот дом. На чай. И Иван Маркелыч, и его жена Нина Максимовна были добрейшие люди. Когда мы выпускаем  фотоальбомы о наших писателях, и вообще о культуре, на них часто мелькает Иван Маркелович. Его библиотека в то время насчитывала тридцать тысяч томов.
Саша Слюсарев был очень одаренный человек. Я уже писал о нём.  К двадцати пяти годам у  него была своя библиотека, примерно в столько же томов. Не было у Слюсарева комнаты без книг, -- и даже в прихожей у него стояли полки. Все книги расставлены строго по алфавиту, найти её всегда было легко.  К двадцати пяти годам он имел личную библиотеку, равной которой в крае не было.

Выходит, -- все поэты, писатели, о которых  мы говорим в этой книге, пришли  в литературу через чтение.  Прочитайте ещё раз биографию Натальи Тихоновой. Очень, очень интеллигентная семья. Я боком касался её, учил меня в техникуме её дядя Петр Иосифович Люто.
Сейчас книги или не читают вообще, или мало читают. Это факт. Время поменялось. Часть досуга, который именно мы тратили на чтение, забрал телевизор. Особенно -- сериалы в пятьдесят, а то и сто  фильмов. Пришла мама с работы, сварила, не сварила, как села, -- и задницу до полуночи не поднимет. Где дети, чем занимаются, вопрос -- второй, и не так уж важный.  Часть времени, большую часть, забрал Интернет. Эта самая грязная свинка для исшоркивания нашей духовности. Что дети там видят: порнографию, анекдоты, компьютерные игры. Всё это так высасывает из ребятишек -- духовность, что за два-три года интернет превращают их в скотов. Посмотрите, что дети говорят друг другу.
-- За компиком сижу, в инете сегодня ночую.
Выход один -- книгу нужно вернуть детям. В нормальных государствах этим занимаются научные педагогические институты. Они должны разрабатывать и предлагать правительству тот или иной вариант возвращения детям книги. Институты в стране есть, что они исследуют, никто не знает.  Нынешней власти не нужны и никогда не будут нужны думающие граждане.  У власти есть острая необходимость в скотах:  пиво им, наркотики, вседозволенность, пусть занимаются половой жизнью с двенадцати лет. К восемнадцати они уже рожать не способны, это-то власти и нужно. Скоты нужны, чтобы пилить лес в Китай, золото – в Америку, нефть -- по всему миру. Скотов совсем не должно интересовать, кто и зачем это делает.  Как говорят у нас в Татьяновке, а ему в руки член потолще. Для нас заранее планировались нищета и вырождение. Зато президента выбираем мы сами.
Ребятишки  с детства, что называется, были «идейными»,  активными в школе, в общественной жизни. Зинаида  была  председателем совета отряда. Старшая  сестра -- председателем совета дружины. Учились отлично. Их  часто ставили в пример, за  что  некоторые  одноклассники  обзывали отличницами. В конце  учебного года или  по  случаю  какого-нибудь праздника,  их  всегда награждали  книгами, и они гордились этим! Перед окончанием  школы  Зинаида организовала в  классе «художественную галерею» --   купила репродукции известных  картин русских художников, были такие -- 20 на 30  сантиметров, их набралось около десятка. И  каково же было  удивление,  когда,  спустя  много-много лет, она,  приехала туда  в отпуск и зашла в  школу, а там увидела,  что картины были на  месте, и их значительно  прибавилось.
Она любила  сборы, торжественные  мероприятия;  день,  когда её приняли в пионеры, запомнился навсегда. Вспоминается один случай.  Их  семья  выращивала для  колхозных нужд рассаду. Вот  её  и подрядили родители охранять эти парники,  чтобы гуси ненароком не  поклевали. Ей  стало  скучно, к тому же  праздник, -- 1 Мая, и она решила его  как-то отметить. Нашла  кусок оберточной бумаги, написала на нём чернилами  какой-то лозунг, прикрепила  его к палке. Позвала  младшую  сестрёнку с  её  приятелем, и  отправились «на демонстрацию». Надо ли говорить, что гуси вволю угостились свежей зеленью!
Добавлю,  что   активная жизненная  позиция  сопровождает Зинаиду, её  братьев и сестёр, -- всю жизнь. Она, прибавив себе полгода, вступила в комсомол. В райкоме сказали, что  комсомольский билет надо  всегда носить с собой. Пришила с внутренней стороны костюма карман и положила туда билет. Возвращаясь как-то  из райцентра,  сняла пиджачок и несла его  в руках. Почти дошла до своей деревни, а это   семь километров,  обнаружила, что билета нет. Решила вернуться, -- прошла, внимательно разглядывая дорогу, все эти  семь километров снова, до Анны. Билета не было.  Вернулась назад, ещё  семь километров, до боли в глазах вглядываясь в пыль. Билета не было!
Зареванная, опухшая, пришла домой, с ощущением, что жизнь  кончена: какая жизнь, если  потеряла самое дорогое, что может быть у человека --  комсомольский билет. Прощения ей быть не может. На следующий день соседка,   комсорг, принесла билет, строго отчитав  комсомолку. Сказать, что Зинаида была  счастлива -- не сказать ничего!
Семья  жила  трудно. Отец  пришел с войны инвалидом, на  костылях, что не   помешало ему «принести Зинаиду  с сестрой-двойняшкой с войны», а  через три года -- ещё одну  сестрёнку. Мать  тяжело болела и  работать в  колхозе не  могла. Денег в  колхозе никаких не платили, работали за трудодни, но и за них ничего не получали. Старшие братья и  сёстры разъехались,  кто -- куда, и они  с сестрой были главной рабсилой. Потом мама  умерла, -- и наступила  совсем  уж беспросветная жизнь. Девочкам было по шестнадцать лет,  младшей  сестренке -- тринадцать.
Через несколько лет  переехали  в Красноярск-45, теперь Зеленогорск, где жил  старший брат. Город покорил  её сразу и навсегда!  Это было какое-то чудо среди тайги! Работала сначала электромонтёром  связи (а  попросту, телефонисткой) на Красноярской ГРЭС-2. Училась заочно. Конечно же,  занималась  общественной работой, была  секретарём  комсомольской организации в  цехе. Вообще, комсомол -- это замечательная школа жизни, -- и её поколению очень  повезло,  что   жили в эти  прекрасные  времена. Чтобы  сейчас ни говорили по этому  поводу!
В памяти навсегда остался один  эпизод из того времени.  Однажды  во Дворце культуры проходила игра КВН. Соревновались две команды: городская молодежь и солдаты одной из воинских частей. Зал был разделен на две части. Там, где  рядов  кресел было меньше, сидели солдаты, а остальные кресла занимали городские болельщики. Их было значительно больше, и мы, девчонки, решили болеть за солдат. Городские парни укоризненно качали головами: как же так, девочки!  Но нам было жалко солдатиков, и мы оставались на их стороне.
Одно из заданий было:  спеть любимую  песню команды.  Что-то спели солдаты, я не помню, а потом  вышла  городская  команда  и ребята запели: «Седина в проводах от инея, ЛЭП-500 не простая линия, и ведём мы её с ребятами по таёжным дебрям глухим…»  – она была тогда необычайно популярна. Что тут началось! Весь зал, включая солдат, в едином порыве,  встал и запел  вместе с командой.
Сердце переполняло чувство восторга, хотелось то ли плакать, то ли немедленно что-то делать -- что-то нужное, полезное, прекрасное!
Она не помнит, кто победил в той игре, да это и неважно, наверное. Когда она видит из окна машины или поезда мачту ЛЭП, так похожую на Эйфелеву башню, вспоминает  тот  вечер, переполненный зал Дворца культуры, прекрасные молодые лица --  одухотворённые, целеустремленные, полные жажды  жизни и уверенности в будущем. Вспоминает песню и свою комсомольскую молодость.
В 1972 году её  пригласили работать в городской комитет КПСС, а в   1992 году -- в  администрацию города, где  и проработала  до 2010 года. Награждена знаком «За заслуги  перед городом».
Заниматься литературой  начала довольно  поздно, лет в  двадцать пять. До этого  писала какие-то «поздравлялки»,  стихи  по  случаю, но особо это не  афишировала.
--   Если бы  кто-то в моём детстве или в юности мне  сказал, что я стану поэтом,  вступлю в союз писателей,  что у меня будут издаваться   книги, я бы  посмеялась в ответ, -- говорит Зинаида Никифоровна, -- Такое не  могло  присниться даже в  самом  фантастическом сне. Хотя  что-то такое вызревало, видимо, во мне. Часто ночью я просыпалась от  чего-то непонятного: как будто я пишу, или  произношу, или  читаю  какую-то невероятно  красивую  фразу, но она  куда-то  уходит, ускользает,  я не  могу её продолжить,  ухватить, остановить… Я не  могла понять,  что это такое.
Потом появились стихи. Она в  полной  мере  поняла  строки Анны Ахматовой: «Когда бы  вы знали, из какого сора…».  Всё  вокруг превращалось в  строчки  стихов; стихами,  казалось,  пропитан  даже воздух, даже в заголовках статей в газете  улавливала  какую-то  мелодичность, хотелось  продолжить их…
Стихи  в детстве,  можно  сказать, не любила, хотя  в школе,  конечно,  учила их, и знала все,  которые  полагались  по программе. Однажды, ей было тогда лет  двенадцать-тринадцать, отец отправил её  с сестрой на пасеку, --  следить,  куда  улетит рой, а  сам  уехал по какой-то надобности. Она, как  всегда, захватила с собой  книжку, а  когда открыла её и  увидела,  что это  стихи,  заплакала -- читать-то было нечего!

А тут  вдруг  стихи! У неё! Издала восемь  книг  стихов: «Настроение», «Облака», «Ночной звонок», «Память сердца», «Медовый август», «Куст калины», «Забытые острова», «Дождь в незнакомом городе». Были  публикации в  литературных журналах «День и Ночь», «Енисее», в «Приокских зорях», в «Царскосельской лире» в коллективных  сборниках  краевой писательской организации, в «Поэзии на Енисее», в «Новом Енисейском литераторе», в  журналах других городов, в периодической печати. Считает большой  удачей  участие в изданном, при  поддержке  губернаторского благотворительного  фонда, -- трёхтомнике «Времена любви». Попасть «в  компанию» с  классиками  поэзии -- это ли не  счастье?!   На  её стихи написано более десятка  песен и романсов.
Позже появилось потребность рассказать о  чём-то,  что не  вмещалось в рамки  стихосложения,  стала писать рассказы. В 1999 году  вышла первая  книга рассказов «Райские  яблоки». До этого были многочисленные публикации в газетах, в  журналах «День и Ночь», «Енисей», «Молодая гвардия», «Новый Енисейский литератор», в периодической печати. В 2018 году один из рассказов был напечатан в русскоязычном альманахе «Литературная Канада» № 14, в  2019 году -- в  альманахе «Всеамериканский литературный  форум» №№ 1 и 3, издающихся в Канаде. Всего издано пять  книг рассказов: «Райские яблоки», «Болеутоляющее средство», «Белый снег, дорожка черная…», «Обгоняющие солнце», «Ищу тебя».
В настоящее время, возглавляет литературное объединение «Родники» в городе Зеленогорске. Принимает  участие  в  создании книг о предприятиях и организациях города, занимается составлением  коллективных  сборников городских  поэтов, Антологии  поэзии закрытых городов, готовит к  печати  книги городских  авторов, член редколлегии журнала «Новый Енисейский литератор».
Владимир Георгиевич Шваков родился 2   декабря 1941   года в городе Змеиногорске, что в Алтайском крае. Учиться Владимиру  всегда было интересно. Закончил Высшее военное училище Министерства внутренних дел СCСР, юридический факультет Красноярского государственного университета, Школу подготовки высшего руководящего состава МВД СССР.
С 1960   по 1986   год служил в Министерстве внутренних дел СССР, причём, не просто служил, а прошёл путь -- от курсанта до начальника управления. В настоящее время  -- “полковник запаса”.
Владимир Георгиевич   -- разносторонняя личность. Ему удалось добиться успеха сразу в трёх областях: военное дело, литература, спорт. Имеет первые разряды по шести видам спорта, работал спортивным комментатором. Награждён почётным знаком “За заслуги в развитии физической культуры и спорта Российской Федерации”. С 1986   по 2009   годы Владимир Георгиевич -- директор Дворца спорта имени Ивана Ярыгина в  Красноярске. В 2009   году назначен советником министра спорта, туризма и молодёжной политики Красноярского края.
С 2005   года -- академик Петровской академии наук и искусств в Санкт-Петербурге и лауреат премии имени Г.   Свиридова. С 2008   года -- действительный член Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. Имеет двадцать пять наград СССР и России, награждён орденом “Маршал Жуков”, международным орденом FILA “За заслуги” III, II и I степени (в 1997, 2005   и 2009   годах соответственно), орденом “Серебряная звезда” Всемирной федерации самбо (2001).

С 1995   года Владимир Георгиевич Шваков является президентом федерации киокусинкай-каратэ Красноярского Края, в 2007   году он стал обладателем второго дана. Заслуженный работник физической культуры РФ.
В 2006   году был удостоен Законодательным Собранием высшей награды Красноярского края   — золотого знака “Признание”. Постановлением главы  Красноярска Владимир Георгиевич Шваков награждён золотым знаком “Герб Красноярска” за выдающийся вклад в развитие города Красноярска (2006). Лауреат энциклопедии “Лучшие люди России” (2007).
Владимир Георгиевич -- член союза писателей России. Из-под его пера вышли  книги: “Деревенское танго” (1998), два издания; “Мы мгновенны, мы после поймём…” (2002, 2006), два издания; “100   миниатюр” (2011); “На дорогах жизни” (2013). Его произведения неоднократно печатались в коллективных сборниках писателей Сибири и Дальнего Востока, коллективных сборниках красноярских авторов. Недаром говорят, что “талантливый человек талантлив во всём”. Ну, а Владимир Георгиевич является исполнителем более 200   песен, записанных на 14   лазерных дисках.
Ольга Семеновна Тараканова  -- поэтесса. Её хорошо знают в Красноярске. Вот что она пишет о себе. Жила с бабушкой в Минусинске, а родные братья и сестры  с родителями -- в Туве. Но наступало лето, а вместе с ним каникулы у бабушки -- для Тани и Миши. С их приездом она приобретала значимость в глазах местной ребятни. На скамеечке возле их дома по вечерам собирались подростки тринадцати-пятнадцати лет, пели под гитару песни бардов, большинство из которых привозил её брат, поскольку в провинциальный Минусинск всё передовое приходило позже, чем на Всесоюзную стройку «Туваасбест». Молодёжь расходилась с наступлением темноты. Ольгу бабуля укладывала спать вовремя. Но, сославшись на духоту, можно было открыть окно или пойти спать в сени, -- и слушать, слушать музыку, засыпая под волшебные звуки струн.
Когда  перешла в восьмой класс,  брат вернулся из армии и устроился работать шофёром. Несколько раз за лето она проехала с ним по кольцу: Ак-Довурак -- Кызыл – Минусинск – Абаза – Ак-Довурак. Дорогой  читали друг другу стихи. Он ей -- Э. Асадова, В. Тушнову, А. Вознесенского, Б. Ахмадулину. Она вспоминала стихи из школьной программы, читала свои собственные и одной поэтессы, с творчеством которой познакомилась случайно.

Случай этот произошёл в школе. Последнюю четверть пятого класса и последующий шестой, она училась в Ак-Довураке, жила у мамы. Уровень преподавания в Минусинске был выше, там  была хорошисткой, а в Туве сразу стала отличницей. А тут ещё на уроке английского не просто перевела содержание стихотворения на русский язык, а сделала поэтический перевод. И началось! То для гостей в классе попросят почитать, то на торжественной линейке выступить. Но одно дело -- выйти к школьной доске или на линейке сделать всего шаг вперёд от своего класса. А тут такое! Её позвала в пионерскую комнату учительница, которая в их классе не преподавала. Объяснила, что готовится школьное мероприятие, где  нужно будет читать стихи со сцены. Она представила, как стоит одна на возвышении перед огромным залом, и заупрямилась.
  Собеседница достала фотографию женщины, профиль которой мне напоминал мой собственный, улыбнулась и спросила: «Знаешь, кто это?» Она не знала. «Это поэтесса -- Анна Андреевна Ахматова, – зазвучали нотки восторженности в голосе учительницы. – Её считали одной из красивейших женщин Петербурга. Ты немного на неё похожа\.

Вернувшись в Минусинск, в седьмом-восьмом классах, она с трудом «вытянула» себя до хорошистки, -- и то не по всем предметам. Языки, родной русский и, особенно английский, благодаря которому  окружение в Туве узнало, что она пишет стихи, не давались. С тройками по этим предметам -- на журналистику не поступить.

-- Стихами себя не прокормишь, поступай в торговый техникум, -- сказала своё мнение мама, которая работала продавцом и мечтала, чтобы хоть младшая из детей стала товароведом.

 Когда Ольга окончила восьмилетку, сестра уже училась в Ак-Довураке в политехническом техникуме на специализации «ПГС». Татьяна и убедила Ольгу пойти по её стопам.  Согласилась только потому, что ехать никуда не нужно, и жить  будет не в общежитии, а дома. Поступила, но -- бросила техникум. Мама сказала: болтаться не будешь, не хочешь учиться, иди работать.
 После окончания курсов связистов, стала работать на телеграфе. Через год вернулась  в Минусинск, к  любимой бабушке, -- Аникиной Ксении Яковлевне. Пошла в вечернюю школу, устроилась в РУС принимать заказы на переговорном пункте. Рядом, на другой кассе, её сверстница принимала телеграммы. Она поделилась, что не поступила в институт культуры, будет на следующий год поступать в культпросветучилище -- на режиссёрское отделение.

Ровесница не ошиблась, учиться Ольге нравилось. Окончила училище с красным дипломом, что позволило  поступить в Ленинградскую Высшую профсоюзную школу культуры, сдав только один экзамен – специальность. До 1994 года работала в клубных учреждениях, затем вернулась в альма-матер, в Минусинский колледж культуры и искусства, где в 2001 году при общежитии создала студенческий поэтический клуб «Рифма». Руководила им до  выхода на пенсию, до 2012 года.
  Когда работала в Доме культуры, ночами писала сценарии, в нужный момент приходили строки связок между сценическими эпизодами и концертными номерами. Когда мысленно разговаривала с Богом,  часто беседа заканчивалась поэтическими строками. Когда уходили в мир иной близкие,  слёзы часто капали на лист бумаги, исписанный неровным почерком.  При местной газете  в январе 2001 года журналист Галина Александровна Кузнецова создала литературное объединение. Оно получило название «Зелёная лампа», а при газете стало выпускаться одноименное литературное приложение. Ольга пришла в «Зелёную лампу» в числе первых, стояла у истоков этого  объединения, и одновременно при общежитии МККиИ организовала свой коллектив. К пятилетию клуба «Рифма» под её    редакцией вышел сборник стихов студентов «Сердце на ладони», а к десятилетию - альманах «Подарю тебе радугу».
     Выступая на разных площадках со студентами из клуба «Рифма», познакомилась с местными бардами.  В 2005 году на 1-м арт-фестивале «Тепсей» завоевала приз зрительских симпатий за песню и стала победителем в номинации «Поэзия», а в 2006-м управление образования  Минусинска издало её первый сборник стихов «Благодарственный молебен».  С 2009 года фестиваль «Тепсей»  стал краевым, Она трижды  признавалась его лауреатом. Так же является трижды лауреатом фестиваля работников образования Красноярского края «Творческая встреча».
   В 2016 году представители шести литобъединений южных районов края  проголосовали за ассоциацию и избрали её председателем правления. В октябре 2019-го ассоциации  исполнилось три года. За это время сделано много интересного и полезного. Ассоциация получила имя – «Сибирская лира».  Выпускает одноимённый альманах и газету «Контакт», создали свою группу в социальных сетях. Проводят в своём регионе, на юге Сибири, творческие встречи, презентации издаваемых книг, и многое другое. На сегодня  в ассоциацию входит семь литобъединений, четыре из первоначального состава и три новых. В 2019 году в Красноярске в рамках фестиваля КУБ впервые проходил 1-й смотр-конкурс литобъединений края.  «Лира» стала в нём победителем .   
   Ольга Семеновна  дипломант литературного конкурса им. Игнатия Рождественского и альманаха «Новый енисейский литератор». 1-е место в поэтическом конкурсе «Я прирос к Енисею строкою и сердцем» и  2-е место в литературном конкурсе, посвященном 400-летию православия на енисейской земле. 1-е место в краевом литературном конкурсе работников  образования «Всё, что сердцу дорого» и лауреат конкурса малой прозы (из серии конкурсов «Большой финал») в номинации «Триумф короткого сюжета». Обладатель специального приза 1-го Международного литературно-музыкального фестиваля «Седьмое небо» за победу в номинации «Крымские чудеса». У неё пять авторских книг. В 2008  издала второй поэтический сборник «Праздник вдохновения», в 2014 г. сборник авторских песен «Плачет стих на звонких струнах», в конце 2016 г. – сборник стихов разных лет «Цветы в росе», а в конце 2018 года свой первый сборник прозы -- рассказы и повести «В ожидании эры Водолея».    

 В 2008 году, в качестве составителя, участвовала в издании книги стихов и рассказов «Судьба». Занятие литературой стало для Ольги   смыслом жизни. Отдает ему много времени и сил, работая в «Сибирской лире», конечно же, на общественных началах.

Один из самых талантливых поэтов Красноярска  сегодня -- Михаил Яценко. Мы этого автора  уже упоминали в этой  книге, -- способный, звонкий, запоминающийся. У него и проза, как весёлый, весенний ручеёк. Не хотел бы, да всё равно окунёшься в строчечки:
...Дотлевала осень. Сквер вынужден был отказаться от золотистого цвета своих аллей высшей пробы и стыдливо прикрывался болезненной чернобыльской листвой. Вместе с ней улетучивалась былая неожиданность мысли. Боль возвращалась теперь только по праздникам; к тому же это было щекочущее напоминание неразделимости тела и души. А на смену этому новому мировосприятию в дверном проёме призрачно просвечивалась будущая белая сосредоточенность. Это было специфическое существование, с новыми, невиданными стрессами, с чудными взрослыми эмоциями.

Всплакнула судорожно свеча,
В ноябрь напрасно я отчалил…

Нобрьское, скорпионово  постоянно давало о себе знать, если не определяло ведущий  жизненный вектор. Год появления, конечно, оставляет свой след на всю жизнь: и первый спутник Земли, и оттепельная суматоха. Украина, залечившая телесные раны, но не духовные…

Где дымят мои мечты,
Там следов твоих начало.
Там меня поили чаем,
Но, наверное, не ты.

... Древлянский край с противоречивым прошлым даже через тысячелетие влиял на формирование характера. Искоростень со всеми своими амбициями и одновременно с майданными претензиями на столицу… До сих пор показывают земляки наивным туристам берёзку, на которой «казнили князя Олега». Это формировало не только будущего историка, но и поэта.

  Обрати внимание, читатель, какая  у Михаила  хорошая поэтическая проза.  Нет-нет, да и задумаешься, какие вокруг нас талантливые  литераторы.  Если в доме тебя не просто окружают книги, но существует культ книг, книжное царство, то постепенно вырабатывается творческое отношение к миру, которое рано или поздно воплощается в стихах.
 Ещё больше в своем призвании он убедился на историческом факультете Киевского госуниверситете им. Тараса Шевченко, где не только старина «Матери земли русской», но и каштаны, которые зажигали свои свечки каждой весной, оттеняя красный корпус университета. Именно там, в Киеве, в 1999 была дана оценка этого важного периода.
Конечно, оказал на  Яценко влияние и второй диплом, полученный в Киевском университете, -- диплом журналиста. Иногда мешает своей детализацией окружающего мира, однако помогает работать над текстом, вынуждая шлифовать его до уровня, который проявляется в идеале совершенства. Трансформация окружающего мира столь трагична, что опускаются руки, однако именно в этот момент, как  ни странно, в особую высь поднимается понимание всего земного.
В 1980-е годы Михаил Яценко преподавал во Львовском политехническом институте, где начал серьёзно увлекаться литературой, писать стихи. Здесь, среди людей технократического склада ума, пришло осознание  факта, что мир творится  из «элементарных частиц». Это, значит, можно не только узнать мир в лицо, но и поделиться с окружающими своим пониманием процесса ежедневного миротворения,  постоянно приобщаться к истокам. Это  иллюзия, однако, она полезна и неизбежна, потому что даёт радость приобщения и преодоления.

В 1990-е годы  Яценко работал в Усть-Илимском филиале Иркутского педагогического университета, где активно занимался не только преподавательской и научной деятельностью, но и литературным творчеством.  Город   романтиков подарил единомышленников и соратников. Сколько их должно быть у поэта, учитывая его изначальное одиночество? Уже в июне 2003-ом году в поезде Иркутск-Усть-Илимск появляется ощущение, что:
 
"И мы с тобой опять в грядущем
Его неверность удалим,
И я живой, и грех отпущен,
Но… «Просыпайтесь! Усть-Илим…»

 Источником вдохновения выступают соратники и единомышленники. Они должны явиться в момент высочайшего творческого взлёта, когда поэтическое начало не в состоянии уместиться в зыбких объятьях любителя, -- оно требует выхода на следующую орбиту. Слава Богу, что ночные споры о сущем продолжаются с Русичем уже три десятка лет, потому что в его разнообразном творчестве всегда находятся сюжеты для философского осмысления.
Особую роль в процессе формирования  Михаила Яценко, как личности, сыграл Александр Донских, член Союза писателей России из Иркутска. Он не только помог опубликоваться в сибирских журналах, но и вселил уверенность, что  его творческие находки должны  быть представлены широкому кругу людей. Новое, жизнеутверждающее звучание появилось тоже благодаря Александру и воплотилось в последующих стихах, развиваясь и достигая нужной высоты....
 С 2005 года  Михаил Яценко переходит на преподавательскую работу в Красноярский технический университет, который позже вошел в состав Сибирского федерального университета. Однако, чистая механика движения неживых объектов, не имеющая ни начала, ни конца, поэтому исключающая не только мира, но и жизнь в нём, побуждала к творчеству. Современный опыт эллиптических возвратов, когда и аудио-, и видео – все концентрируется в одной книге, на одной странице.
 Вечен вопрос: преодолеет ли сила слова, которое обронил ты в хаос жизни, а если преодолеет и сохранит, то каким образом? Один из путей,  вовремя вместо физики окунуться в метафизику...

 Заповедь  поэта -- не  рассказывать, а показывать читателю мир иносказания, чтобы каждый узнал в стихах свои переживания. Помните у Чехова:. 

 -- Не рассказывайте мне, что светит луна, Покажите мне отблеск её света на разбитом стекле.

 Каждый автор решает сам, о чём и как  писать. Однако неугасимо одно правило: следовать велению сердца.  Важно помнить, ни одно  значимое событие в истории нельзя считать до конца свершённым.  Поэтическая Вселенная бесконечна. Настоящие стихи способны окликнуть  события, как из прошлого, так и из будущего, желая, совмещать миры поэта и читателя.

Поэт всегда  возвращается к началу. Но ему  хочется задержаться на островках счастья, где была любовь. Стихи позволяют вновь проживать самые сладкие страницы жизни. Сначала автору, потом -- читателю. Путь к началу  открывается, когда окунаешься в собственные фантазии стихотворения, обретая счастье первооткрывателя. 

Поэту нужна смелость, даже дерзость, начиная писать, словно  без подготовки, без прикидок, он всегда отправляется в самостоятельное плавание, стремясь  впечатать страсти, беспокойства в строку восторга.. Порой подобное своеволие проявляется в таких авторских неологизмах, как «шлагбаумно», «не символит», или чем-то ещё в подобном духе. А другой раз, восхищает -- «непобедимо и людимо», «в неокольцованном дыму», «вы снова в поцелуевых клочках». Даже если возникает желание протестовать против подобного  авторского видения, тут же натыкаешься на блестящие, душой и разумом выверенные строки:

Опять в ночи девчонка плачет –
Великой горечи маяк.
Я пробираюсь наудачу,
Вновь убеждаясь: не моя.

И облегченный вздох стремится,
Сбывая с тона этот плач,
Туда, где лунной ягодицей
Просвечивает облаковый плащ

Я возвращаюсь, только эхо,
Как потерявшийся болид,
Всем не любившим -- на потеху,
А мне -- резонит и болит.

 Яценко не хотелось бы позиционировать своё творение в качестве пойманного потока сознания, ведь в основе, как и прежде, -- искренность по отношению к себе и окружающему миру. Сложно в наш  век передать всю гамму чувств, которые предлагает наше неоднозначное, чрезвычайно мобильное бытие.  Тем не менее, стихи как доказательства бытия, проявившиеся в качестве зарисовок-намеков, в состоянии вызвать ответные чувства у неравнодушных. И, конечно, вселенская грусть, которая  даёт о себе знать чаще всего одаренным.  Помните: во многой мудрости много печали:
 
Дождь забивает гвоздики по крышам,
И мне приятна его страсть к ремонту.
Я вышел, я почти из лета вышел,
Но не нашёл замены горизонту.

А без него -- лишь дождевая спелость,
Что опадает без прикосновенья
И намекает: мало так успелось
За летние прожжённые мгновенья.

Так много было пота и томленья,
Приятно обволакивали шторы.
Мы наслаждались этой сонной ленью,
Мечтали о прохладе и о море…

Любая книга стихов продолжает серию «мыслей вслух», предпринимается попытка определить нечто жизненно-важное, чего не так часто удаётся достичь на традиционном коммуникационном уровне. Проблема в том, что современные технологии не способствуют проявлению душевных порывов, Хотя личность, заблудившаяся в информационном обществе, всё больше нуждается в этом. Тем более, жизнь  не укладывается даже в самые совершенные цифровые технологии, поэтому часто за кадром остаются важные проявления искреннего отношения к себе и  другим. Чем жестче окружающая действительность, тем ценнее становятся потаённые уголки человеческого бытия, где еще таится искренность:
 
Ночной автобус обожаю,
Когда он блёстками кружа,
Вдруг силуэт в ночи рожает,
Как бы сбежавший с витража.

Ночной автобус -- отрицание
Понурых красок серых дней.
Наш свет -- лишь тусклое мерцанье,
Ты ж -- порождение огней.

Ночной автобус, ты художник,
Всё отрицавший на корню,
И тёплым телом ты до дрожи
Стремишься вжиться только в ню.

Ночной автобус -- избавленье
От бед дневного бытия,
Покоя жёлтая надежда,
Ночной автобус -- это я.

Время стянуто рифмой в мгновения, зыблемое на глади незыблемого. В стихах мир -- с конца и мир -- с начала совпадают, часто  распадаясь в творческом бесплодии.  В подобные мгновения приходит понимание  странной фразы Марселя Пруста: «Через секунду прошло много часов с тех пор, как она покинула его».
Стихи не могут быть буквальной иллюстрацией -- в этом нет потребности, поскольку не только изобразительные средства, но и чувства, толкающие к конкретной форме выражения и действия, всегда разные.  Взаимоперетекание мыслей и чувств, в подобном  соитии, дают возможность полно, достойно остаться в Истории. Выразить то, что, важно не только тебе одному… А вдруг оно поможет ещё кому-то отыскать потери, услышав своё эхо?!

И углы сдвигают крылья грачьи,
Дотлевают светлые заплаты,
Ах, зачем же я себя растрачивал?
А затем, что ты моя расплата.

В стихах всегда разлита боль, через край. Трудно ответить: хорошо это или плохо. Важно, чтобы эта боль перекликается с другими или -- наоборот, когда угадываются в стихах личные потери любого сознательного землянина.  Важно вплетать красные и чёрные фрагменты в симфонию своей жизни. Поэт всегда будет искать новые дороги, новые небеса, новые звуки:

Надо бы себя простить
И опять начать сначала,
Где меня ты повстречала,
Там дымят мои мечты.

Еще в 1998-ом в появились строки, которые вдохновлялись рождением  его дочери в Ростове, но получили свое завершения в Усть-Илимске:

Уходят запахов эскизы,
И крест окна не символит,
Но в одиночестве капризно
Вновь левая нога болит.

Живу, опять расставив сети,
Поймать пытаюсь беглеца, --
Ту мысль, что уж давно не светит,
А просто -- поморозь лица.

А просто… Только дань страданья,
Которые в себе несу.
Вновь возвращу природе дань я,
Остатки мыслей зарисую.

Ночь просыпается в заливе,
Твой взгляд предчувствуя вдали,
Прочитанный ржавеет «Ливий».
Душа болит…

Личный поэтический опыт доказывает, что подобное соседство великой радости и печали -- самая характерная черта  стихотворного наследия.
Любовь разлита во всех стихах. Вернее сказать, она одновременно сквозит и греет в каждой строке, ведь даже расставание возможно только на большом Холме Любви. Николай Гумилев выразил это намного раньше в универсальной лаконичной форме: «Как странно подумать, что в мире есть что-нибудь кроме тебя»…

Чем выше горизонты открывались в её разгар, тем ощутимее масштаб и понимание величия Любви, потому что:

Лишаюсь запаха волос,
С которым сжился,
А голос, что во мне пророс,
Вдруг обнажился.

Лишаюсь взгляда изнутри
Зеленой грусти,
Не в состоянии открыть
Ту дверь -- не пустит.

Но трепет крыльев слышу я
У двери,
Как бы намеки бытия:
Нет, не потерян,

Лишаюсь, обретаю плоть,
Собою быть решаюсь.
Потеря интонаций, вплоть
До … «Возвращаюсь».

Хоть написано в 1998 году, но сам автор считает его безвременным, ведь:

Ты приобщался трудно, неизбежно
К тому, на чём давно стоят кресты,
Завидовал за неземную нежность,
Вдруг понимая, как давно остыл…

Вероятно, это обусловлено глубинными, метафизическими основаниями:

Когда я был еще травой
И шёл с поникшей головой
К твоим ногам,
Ты понимала, что я -- твой,
Я – моногамен.

Тем не менее:

Ты не приснишься, ведь понятно -- 
Весь мир лишь холод и тепло.
Тебе морозный выпал лот...

Подпитывает художника всё, даже трагические эпизоды. Однако в том и состоит особая миссия поэта, что конкретные печальные размышления, связанные со смертью друга выходят на высокий философский уровень: 

Почувствовал  я  вдруг  пропажу  дали,
Ты представляешь этот жуткий сон?
Как  будто крутишь-крутишь ты педали,
Но растворяется внезапно горизонт.

Пропажа дали. Но страшнее в мыслях,
Вот вырывается одна вдруг в никуда,
И вижу, что её уже отгрызли,
Но нет! Страшней, страшней, когда звезда

Вдруг тихо упирается во что-то…
Однако нет, ужаснее в душе --
Пространства закрываются ворота…
Пропажа дали, то есть смерть уже.

Может быть, эта трагическая карусель обусловлена тем фактом, что:
Сбываются проклятья поутру,
Когда уже петух прокукарекал,
А тучи меж собою звёзд не трут,
И тень стремится вжиться в человека.

Непокаянный взгляд из-под ресниц,
Не слышно дрожи в голосе до срока.
Не горизонт, но отпечаток птиц
Во льду, так соблазнительно-жестоком.

Не видно просветления, ни зги,
Во всем лишь недосказанные жесты,
И выдавлено жалобно «Не сгинь,
Не понимай, не принимай торжеств».

Не возроди каркас ненужных фраз,
Ведь пониманье -- это тоже труд.
Ты растоптала наш любимый праздник --
Сбываются проклятья поутру…

Написанное на Байкале в 1999 году, это стихотворение остаётся живым и сегодня. Потому что:

Дорога к храму. Вот иди,
Но вязнут ноги в предыдущем,
И кто-то сумрачный сидит
Во мне, завидуя идущим…

В эпоху, когда книге угрожает исчезновение, в период интернетовской цивилизации -- особо актуальными представляются стихи, которые опираются на сугубо личное, отражая всечеловеческое. Тем более, что безвременье всегда воспринимается предельно остро, ведь минувший век пережил разнообразнейшие трансформации: от прямолинейно-поступательного представления об Истории -- до концепций пульсирующего, остановленного, исчезающего времени. Естественно, что ни специальность историка, ни призвание поэта -- не давали шансов обрести покой в бурные 90-е годы, когда рушились не только государства, но и нравственные нормы:

Остался лишь один инстинкт --
Хватальный,
Мое вчерашнее прости --
Фатально.

Ты можешь просто окрестить
Печально,
То, что успело прорасти --
Реально.

Хоть весла сломаны, грести
На остров…
Тебя успеть ещё спасти --
Не просто.

Не саван  это, но фата,
Я -- в оптимизме.
И бытие уже фатально,
Твоя харизма.

Поэт чуток: он не только видит, но и слышит. И здесь важно не утонуть в бесконечности жизнесловий.  В противоречивом, иногда даже  неоднозначном,  восприятии окружающей действительности, сквозит диалектика:

Изнанка радости --печаль,...

...И в них можно увидеть и причудливое переплетение лучших образцов Серебряного века, и психологическую поэтическую геометрию Бродского, и виртуальный мир Мураками…Набоковское видение мира помогло проникнуться глубинным психологизмом характеров людей, которых посылала и ещё продолжает одаривать Судьба. Даже в тех случаях, когда:

Но ничего там жизнью не трепещет:
Пытливый гость не может угадать
Связь между вещью и владельцем вещи.

Однако  Михаил Яценко никогда не разделял  пессимистического:

…Сложим
Крылья, мой ангел высокий

В процессе творчества часто случаются взлёты и падения. Иногда настигает творческий кризис, когда лучше всего побыть одному, чтобы никто не отвлекал от раздумий. Однако блокнот и ручка, а сегодня уже и диктофон, всегда сопровождают творца, чтобы иметь возможность не только записать пришедшую в голову мысль, но и находиться в постоянной связи с глубинными смыслами Бытия.

У творческих людей  бывают моменты, когда  рождаются яркие идеи и интересные задумки, которые так и просятся лечь в основу сюжета увлекательной книги. Но страх перед огромной работой и неизвестным будущим творения -- останавливает развитие новой мысли и не дает ей воплотиться на бумаге:
 
Но только ватная хандра из всех проулков
Стремится к центру -- мол, хватил излишку.
И завершая бледную прогулку,
Последний гвоздь дождь забивает в крышку.
Потому что в это время
Осталась недописанной строка,
Но просыпается чужая лира.

Всё чаще -- ощущается влияние Востока. Это  просматривается в стихах Михаила Яценко:

Не знает сияющая луна,
Как горек жизни закат.

Однако, подпитываясь особой восточной атмосферой, звучащими в стихах Ли Ши, поэт должен отыскивать и находит, в конце концов, -- тот лучик надежды, который никогда нас не покидает:

На горизонте на гряду
Вновь выпадают росы,
Лягушка плещется в пруду,
Дорожки лунной россыпь…

И взор уже не различить,
И с рук не накормиться --
Там столько спрятано личин,
Что выцветают лица.

И я родного не найду
Сквозь лунные торосы.
Былое прячется в пруду --
Воспоминаний россыпь…

И еще одна опасность. Трудно Поэту быть Учителем. И еще труднее -- не быть им:

Забыть Учителя легко --
Вокруг ведь мир такой игривый,
Шагнуть со звёздного обрыва
В соблазн корытный с кофейком…

Всё объясняет просто:

Я проживал, серьёзно проживал
Не только оригинал, но и наброски.
Я прожевал, былое прожевал
По факту, по фрагменту, по полоске.

Поэтически не только воспринимать окружающую действительность, но и суметь поделиться этим трагическим счастьем, --вот в чём первопричина:

Да, я люблю полутона,
Всю эту прелесть переходов,
Где день, где ночь, где финиш сна,
А где начало непогоде.
Сколько страниц, столько и миров. Обратно движущееся время запечатлевает жизнь, но в каждом поэтическом возвращении назад, к началу, происходит своеобразное удвоение жизни, где одна из них -- подлинная, хотя не совсем правильно представлять вторую, как мистику. Мистическое волшебство -- тоже жизнь, только мы о ней очень мало знаем.
А Теперь о самом авторе.  Михаил Яценко - доктор философских наук, профессор кафедры глобалистики и геополитики СФУ. Лауреат премии ректора Сибирского федерального университета за научное наставничество (2013). Член редколлегии научного журнала «Дискурс» (С-Петербург). Регулярно печатался в различных периодических изданиях Сибири. Вышло три авторских поэтических сборника: «Веко века», «Тоска по эху», «ПроСвет». Творческий потенциал реализует также в художественной фотографии. Живёт в Красноярске.

 Хочу сказать совсем немного слов об ещё об одном хорошем человеке, прекрасной поэтессе Лидии Сергеевне Козловой. Чаще всего, она публикуется под псевдонимом  Лариса Кириленко, или Александр Непушкин.  Родилась в таком далёком от сегодняшнего дня 1934 году,  в городе Горьком. К моменту начала войны, ей было почти семь лет, многое повидала и многое  помнит. В 1956 году приехала в Сибирь. Решила жить в рядах пролетариата. Тогда к власти пришел Хрущев и ломал страну так,  пыль летела. Ей, как и многим советским людям это не нравилось.  А она  училась на биофаке Горьковского университета. Но уже понимала -- это не её.  Бросила университет и уехала в Сибирь, в Железногорск.

 Перед тем, как уехать в Сибирь, заехала в Москву, хотела поступить в Московский литературный институт имени Горького. Там её работы смотрели Долматовский и Илья Сельвинский. Оба оценили стихи, как хорошие. Но сказали, поработай ещё годик, тогда и приезжай, тогда и примем. Они многим именно так и говорили. А принимали в институт, в основном, -- слабых и пустых литераторов.

 В Железногорске работала геодезистом в проектно-изыскательской конторе. Затем шесть лет -- в шахте, тоже геодезистом. В   монтажно-строительном управлении.  Воспитательницей, а потом преподавателем русского языка и литературы -- в ГПТУ. Заочно закончила Красноярский педагогический университет. Стихи сочиняла всегда. В школе, университете, на работе. Особенно, сатирические. Они пользовались  успехом. Впрочем, приобретала из-за них, как друзей, так и недругов.

Чаще вторых. Печататься стал поздно. Стихи, конечно, посылала в журналы. Но всегда приходили одни и те же ответы: читайте классиков, работайте над стихом.  Ответы эти писались по строго выработанному трафарету. В журналах сидели люди, которые хотели печатать только себя. А тех, кто и мог составить гордость поэтического цеха СССР, никуда не пускали.

Сначала опубликовали в «Красноярской газете». Это случилось в 2007 году. Корреспондент газеты Константин Литвинов  даже похвалил её за стихи. Затем в издательстве «Буква Статейнова» вышла книга стихов «Песни уходящих». Большая подборка   в 2013 году появилась в журнале "Поэзия на Енисее». Позже он был переименован в «Литературу Сибири». В 2016 году -- в «Поэзии Сибири». В 2019 году новая публикация -- в сборнике «Провинциальная поэзия. ХХ1 век», в этом же году -- в сборнике «Поэзия ХХ1 век».

 Мы с ней, при её приезде из Железногорска, обычно разговариваем подолгу. Она хорошо знает русскую поэзию девятнадцатого и двадцатого веков. Абсолютное большинство известных авторов легко -- цитирует по памяти. Строго относится и к своим, и к чужим стихам. При выходе любого нашего сборника, пишет мне подробное письмо, где "окунает" -- в   наши или авторскими ошибки.

-- Рифмач, если он хоть чуточку поэт, -- пишет она, --  семьдесят семь раз примерит, прежде, чем использует какое-то слово Поэтому издатели к стихотворным строчкам автора должны относиться бережно.

Замуж она вышла в Сибири, в 1958 году. Трое детей. Сын и дочь тоже живут в  Железногорске, одна дочь -- в Красноярске. В 2019 году вышла книга «Антология поэзии закрытых городов», где есть и её стихи.

Голощапова Лариса Валентиновна, поэт, руководитель литературного объединения «Вдохновение -- Среда». Живёт в городе Сосновоборске Красноярского края. Её малая родина -- Камчатка, в Красноярском крае -- с 1965 года. В 1979 году семья переехала в Сосновоборск.  Образование высшее. Закончила Кемеровский Государственный институт культуры. Работает главным библиографом Городской библиотеки им. В. М. Шукшина Библиотечно-музейного комплекса  Сосновоборска. Любимому библиотечному делу отдала более тридцати пяти лет. Дипломант конкурса на присуждение профессионального приза Управления культуры администрации Красноярского края в номинации «Библиотечный работник года»

Литературное и поэтическое творчество -- это её увлечение  и потребность что-то сказать людям. В 2014 году Л. Голощапова приняла участие в краевом Медиафестивале народного творчества «Созвездие талантов» в честь 80-летия Красноярского края

 - Лариса Валентиновна Голощапова -- не только очень компетентный профессионал-библиотекарь, прекрасно разбирающийся в огромнейшем мире литературы, -- она, как человек высоко ценящий слово, старается донести всё богатство и красоту русского языка и литературы до читателей, до членов ЛИТО «Вдохновение -- Среда» и участников детско-юношеской студии «Колибри. Ру». Будучи творчески одарённой, с энтузиазмом, умеет разглядеть творческую жилку в других людях, всячески помогая им развить литературные способности, продвигая их работы для издания в СМИ, в коллективных сборниках». -- пишет Галина Гостева, член Ассоциации женщин -- писательниц Республики Тыва, член Российского союза писателей (г. Сосновоборск).

Голощапова -- член редакционной коллеги издательства «Буква Статейнова», автор-составитель коллективного сборника сосновоборских авторов «Перекрёсток сердец», выпущенного к 40-летию города Сосновоборска.», а также сборника материалов, подготовленного в рамках краеведческого проекта «Сосновоборск. Живая история», который и был успешно осуществлён при поддержке Фонда Михаила Прохорова (2015 г.)  в городской библиотеке имени В. М. Шукшина.

С 2002 года Лариса  Голощапова руководит литературным объединением «Вдохновение -- Среда» при Центральной городской библиотеке. Среди его участников -- первостроители Сосновоборска, учителя, врачи, предприниматели, рабочие, студенты и школьники.  Все они живут в Сосновоборске, любят этот прекрасный город и посвящают ему свои стихи, рассказы, песни. Творческие отчёты, фестивали, краевые и общегородские мероприятия и конкурсы, встречи с писателями России и края -- члены Литературного объединения всегда активно участвуют в них, получают дипломы и награды.

Уже 15 лет -- с 2004 года -- участники объединения печатаются в краевом издательстве «Буква Статейнова» в коллективных сборниках «Поэзия на Енисее», литературно-художественный журнале «Литература Сибири». За эти годы литературным объединением «Вдохновение -- Среда» изданы сборники стихов и прозы: «Любовь -- начало всех начал» (2003), «Душа стихами полнится» (2005), «Перекрёсток сердец» (2013), "Поэзия Сибири» (Т.1., Т.2.). Интерес горожан вызвали и авторские сборники Валерия Ваганова, Людмилы Табаковой, Светланы Ефимовой.
 Прекрасный город Сосновоборск стал частичкой души и литературного творчества Ларисы Голощаповой. Его люди и его история дарят творческое вдохновение, темы для эссе, статей, стихов и песен.  История Сосновоборска начиналась с идеи автограда, рождалась сначала -- в документах. И лишь спустя некоторое время, история обрела реальные  формы. В 1970 году Министерством крупного машиностроения было принято решение о строительстве завода автомобильных прицепов в Сибири. Объявлена была стройка краевая, комсомольская, ударная!
   И стали прибывать в край сибирский -- строители, специалисты из разных областей, рабочие различных профессий. Помогали строители военной части, расположенной недалеко от стройки. На два километра раскинулся гигант автомобильного машиностроения! Вместе с заводом вырос прекрасный город со своей уникальной историей протяжённостью в 46 лет. С этим городом у автора многое связано, она восхищается его красотой и неповторимыми пейзажами:

Солнечный, светлый, прекрасный,
Очень родной городок.
Сердце любовью согрето,
Нежность сквозит между строк!
Осень, цветная, как ситец,
Весны, как пламень и лёд,
Облаком легким, пушистым
Белая вьюга плывёт.
Очарованье пейзажа,
Русский размах боевой.
Сосны, почти за порогом...
Как не влюбиться в такой?

Признаётся ему в любви в день рождения:

Город в Сосновом бору
радует сердце и душу.
Верности клятву ему
мы никогда не нарушим.
Здесь наше счастье живёт,
 то, о котором мечталось.
Все, что задумано было,
в городе этом сбывалось.
Сколько ещё впереди
ярких, счастливых мгновений.
Город в Сосновом бору,
празднуй своё День Рожденье!
Счастья желаем Тебе,
новых побед и открытий,
Преданных, верных друзей
и судьбоносных событий!
Стройся! Цвети! Хорошей,
снова встречай новосёлов,
Юных счастливых людей --
в светлых аллеях сосновых.
Город в сосновом бору,
радуй нам сердцу и душу.
Верности клятву тебе
мы никогда не нарушим.

 Поэзия позволяет автору высказать эмоционально и искренне всё, что волнует, радует и огорчает. Всё, о чем порой хочется кричать, чтобы донести до читателей:

Почему обрывается жизнь?
Не у края, а в самом начале…
Почему не подскажут: «держись,
Если рвётся душа от печали».
Потому, что погрязли в своем:
В удовольствиях, быте, заботах,
Дали жизнь -- и «забыли» её.
Вот и сводит ребёнок с ней счеты.
Он один остается с бедой
И с обманом, и с болью, и с ложью,
И никто не поможет ему --
Вдруг становится жизнь невозможной.
Все случилось, оборвана нить.
Мир жестокий решил он оставить,
Он прошёл свой коротенький путь
И уже ничего не исправить. 

***
Мы меняемся с годами
Вместе и поодиночке.
Часто нужен собеседник.
А не … точки в каждой строчке…

Мы себя понять не в силах,
Нам -- с собой не по пути.
Сколько б жизнь нас не учила,
Утешенья не найти.

Лучше б нам остановиться,
Заглянуть в глаза друг другу,
А не мчаться в неизвестность
Вновь по замкнутому кругу.
***
Мы и сегодня
слышим сквозь года
Чернобыля   
трагические звоны,
Крушил,
взбесившись, атом
Все законы,
звучат набатом
Те колокола!

Звучат навечно
В памяти людей,
Чтоб    не забыли
Эту горестную быль.
Цветёт,    клонясь
над тёмным
мёртвым пеплом
Чернобыльская   
горькая полынь

***

               Андрею Поздееву
Солнечный художник
с зонтиком в руке,
Ярким днём осенним   
мы спешим к тебе…
На проспекте шумном   
рядом постоять,
улыбнуться вместе,
руку подержать.
Прочь дела, заботы,
быт и кутерьма.
День рожденья гения
празднует страна…
Нежным тёплым светом
жизнь озарена,
И цветы, как праздник,
и    любовь -- одна!
Солнечный художник
с зонтиком в руке,
Ярким днём сентябрьским
мы спешим к тебе…

Часто мы слышим вопросы: для чего нужна литература? Человек мыслящий, уверен, ответит -- для воспитания человеческих чувств сострадания, сочувствия,  доброты, умения преданно любить, дорожить семейными ценностями и дружбой. Об этом и  пишет сегодня Лариса Голощапова.

Поэт Андрей Леонтьев родился 13 февраля 1961 года в городе Александровске Пермской области. Школьные годы провёл в Поволжье, в Саратовской области. В 1984 году окончил Куйбышевский авиационный институт (радиотехнический факультет). После института два года служил в РВСН, на офицерских должностях, капитан запаса.

В 1986 году переехал в Красноярск. До середины 90-х работал инженером в КБ и НИИ Красноярского радиозавода, до середины двухтысячных -- инженером-наладчиком в различных частных фирмах. Ныне -- заместитель главного редактора альманаха «Новый Енисейский литератор», литературный редактор альманаха для детей «Енисейка», книжной серии «Библиотека „Нового Енисейского литератора“» и ряда приложений к альманаху. Автор книг стихов -- «Между явью и сном», «Голос жизни», «Последние менестрели». Обладатель диплома имени Александра Твардовского -- на конкурсе «Золотое перо Руси --  2010». Лонг-лист Бунинской премии 2017 года. Публиковался в журналах и альманахах «Соотечественник» (Норвегия), «Зов» (Венгрия), «Новая Немига литературная» (Беларусь), «День и ночь», «Енисей», «Новый Енисейский литератор», «Русло» (все -- Красноярск), «Крым» (Симферополь), «Приокские зори» (Тула), «Стрежень» (Тольятти), «Гостиный Двор» (Оренбург), «Южная звезда» (Ставрополь), «Симбирскъ» (Ульяновск), «Истоки» (Нижний Ингаш), интернет-изданиях «45-я параллель», «Лексикон», «Подлинник», «Литературная Губерния» и др., многочисленных антологиях, коллективных сборниках, газетах. Стихи вошли в двухтомную антологию сибирской поэзии «Слово о Матери» (проект общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска»), в трёхтомное издание «Времена любви» (проект в рамках благотворительной программы «Семья» Губернаторского благотворительного фонда) и др.
За активную творческую деятельность, литературное мастерство, значительный личный вклад в развитие культурной жизни города и края был отмечен благодарственными письмами управления культуры и министерства культуры Красноярского края, благодарственным письмом Законодательного собрания Красноярского края, почётной грамотой министерства культуры Красноярского края, почётной грамотой правления Союза писателей России. Стихи переведены на венгерский язык. Член Союза писателей России.

Нина Егоровна Долгова публиковалась мало.  В издательстве «Буква Статейнова» она печаталась в сборниках «Литература Сибири» и «Жемчужины русской литературы. Провинциальная поэзия». Но стихов у нее -- много. Значительная их часть опубликована на литературном сайте «Стихи. ру».

Открывается эта подборка стихом о православии. Вернее, поруганном православии. В её родном селе Павловка рушат храм. Подъехал трактор, молодой тракторист взял трос, залез на купол, обвязал ими крест и снова спустился. Затем трактор дернулся, и крест вместе с куполом полетели вниз:

Раздался треск и голуби взлетели
И рухнул купол, падая с крестом.
Народ упал пред церквью на колени,
Крестили люди лбы перстом

Большую часть своей жизни Нина Егоровна прожила в атеистическом Советском Союзе. Но, судя по всему, веру в душе сохраняла. Рассказывала, что тракторист этот умер раньше положенного ему времени. Переезжал через реку, покрытую льдом, лед треснул, трактор и его хозяин ушли на дно.  Хотя,  на мой взгляд, никакой вины тракториста в этом не просматривается. Ему приказали, -- он и полез на купол. Было это, очевидно, при приходе к власти Хрущева. Сталин, в свои последние годы церкви, не рушил. Наоборот, полностью развязал священникам руки. Поэтому и возразил я Нине Егоровне:

-- Может случайно этот трактор утонул?

-- Ничего случайного в этом мире нет, -- твердо ответила она.

Стихосложение у нее теперь -- самое любимое занятие.  Вроде, как цель в жизни появилась.  К тому же, люди не остались равнодушными к её размышлениям в стихах.  Заодно советуют ей больше работать над подбором слов, рифмой. Это её радует.

Нина Егоровна родилась в селе Павловка Тамбовской области. В Красноярске живет с 1966 года.

Владимир Михайлович Бахмутов  родился  под Тулой (Сталиногорск -- бывшие Бобрики, ныне -- Новомосковск) в 1940  году в семье кадрового военного. Конец войны встретил в Минске.  Окончил Свердловский горный институт. Работал на Урале, в Забайкалье, Красноярске.

Кандидат технических наук. Старший научный сотрудник. В разное время возглавлял лаборатории и отделы в научно-исследовательских институтах добывающей промышленности, -- ВНИИПрозолото (Читинский филиал), ЗабНИИ (Чита), НПО «Сибцветметавтоматика» (Красноярск).
Преподавал в Свердловском горном, Читинском и Красноярском политехнических институтах. Автор -- более ста научных статей, опубликованных как в России, так и за рубежом, шести изобретений, в том числе внедрённых в производство. Награждён знаком «Изобретатель СССР». В девяностых годах возглавлял акционерное общество «Цветные камни Сибири». По его инициативе, в Красноярском политехническом институте была открыта новая специальность -- «художественная обработка камня». Мастер художественных народных промыслов. До 2006 года руководил студией художественной обработки камня в одном из лицеев Красноярска.

Прозаик, публицист. Публиковался в центральных и сибирских СМИ, -- журналах: «Казаки» (Москва), "Уральский следопыт" (Екатеринбург), «День и ночь» (Красноярск), «Земля Иркутская», «Дальний Восток» и «Аргументы времени» (Хабаровск), "Слово Забайкалья" (Чита); газетах: «Арсеньевские вести» (Владивосток), «Тихоокеанская звезда» (Хабаровск), «Забайкальский рабочий» и "Дело Петра Бекетова" (Чита), «Совершенно конкретно» (Братск), «Енисейская правда», «Биробиджанская звезда», "Литературный Красноярск" и др.  Проза и публицистика автора вошли во многие коллективные сборники.

С 2016 года -- член Российского Союза Писателей. Лауреат литературной премии Сергея Есенина «Русь моя-2018» в номинации «Проза», дипломант премии "Наследие" (2016), финалист и лауреат премии "Наследие" 2017 года.

Экс-председатель Красноярского регионального отделения Российского союза писателей (до 2018 года). Один из учредителей Забайкальского регионального патриотического фонда "Дело Петра Бекетова". Автор книги "Служилый человек Пётр Бекетов" (изд-во "Буква Статейнова".  Красноярск,  2015),   лауреат IV Международного литературного конкурса "О казаках замолвим слово".

Участвовал, как автор, в сборниках "Короткий сибирский рассказ XVII-XXI веков",  "Жемчужины русской литературы. Проза, XXI век" (издательство "Буква Статейнова". Красноярск,  2016, 2018 г.г.). Автор книги -- "Забайкальский Джордж Вашингтон" (изд-во Читинского дома печати, 2019 год). Участник конкурсов "Георгиевская лента 2017", "Писатель года -- 2017", "Русь моя -- 2018", "Писатель года -- 2018".

Сейчас -- федеральный пенсионер. Детей двое -- дочь и сын; внуков -- четверо и пятеро правнуков. С женой своей прожил "еще только" 60 лет, в возрасте более чем пятидесятилетнем -- обвенчались. Ну и, как видите, - пишет.  На мой взгляд, его исторические  книги бессмертны.


Рецензии