ДЛЯ ЧЕГО? Глава 8 Первая жена

Ошибка — непреднамеренное, забывчивое отклонение от правильных действий, поступков, мыслей, разница между ожидаемой или измеренной и реальной величиной. (Из Википедии)      

Ложь — сознательное высказывание, заведомо не соответствующее истине.  (Из Википедии)       


ДЛЯ ЧЕГО? Глава 8 Клевета друзей Первая жена   
 
   Солженицын пытался откосить от армии - сообщают нам в фильме, ссылаясь на интервью газете в 1990г. Н. А.Решетовской, где она говорит о справке, которую муж постарался получить, чтобы избежать армии. Она, наверное, забыла, что ранее писала в своих первых воспоминаний (35). 
 
   В книге она пишет, что, вернувшись из Москвы, где он сдавал экзамены в МИФЛИ, муж поспешил в военкомат. Но там его порыв сдержали, предложили ждать. Он хотел попасть в артиллерию и волновался, что ему помешает его "ограниченная годность". Призвали его 18 октября 1941г. В доказательство того, что не прятался будущий писатель от фронта, а тяготился своим положением обозника, Решетовская приводит строки из его письма к ней 25 декабря: "Сегодня чистил навоз и вспомнил, что я именинник, как нельзя кстати пришлось. Положение обозника угнетает. В тяжёлые минуты мечтается об окончании войны. Но нет: "Нельзя стать большим русским писателем, живя в России 41-43 годов и не побывав на фронте".      
 
  Почему же такие противоречивые воспоминания оставила Решетовская? Что она за человек и можно ли ей доверять?  Чтобы разобраться в некоторых неточностях, допущенных Натальей Алексеевной, обращаюсь к ее автобиографическим произведениям. Ниже привожу коротко их пересказ с некоторыми своими комментариями.    
 
  В своей автобиографической повести (35) она рассказывает о своей жизни со времени встречи с Солженицыным и до расставания с ним. Решетовская вспоминает счастливую студенческую юность на химическом факультете Ростовского университета, знакомство с талантливыми друзьями своего однокурсника и друга Николая Виткевича - Александром Солженицыным и Кириллом Симоняном и его подругой - Лидой Ежерец. Ребята талантливые, целеустремленные, честолюбивые, мечтающие о литературной деятельности. А пока они хорошо учатся и активно участвуют в студенческой художественной самодеятельности - Саня со своими стихами, Наташа как аккомпаниатор на рояле и ее очень хвалили. Она говорит о своей настоящей любви к Сане, о том, что они оба боялись потерять друг друга, поэтому в 1940г. они женятся. Они полны планов на будущее: Саня мечтал закончить МИФЛИ, она - консерваторию.         
 
  Осуществлению планов помешала война, арест мужа.  Но в конце концов все сложилось относительно благополучно. Наташа учится в МГУ в аспирантуре часто навещает мужа в тюрьме, убеждается, что он там находится в очень неплохих условиях: питание хорошее, режим свободный, гуляет, играет в волейбол, слушает музыку, много читает. Мало тюремной библиотеки, так можно заказать любую книгу из столичных библиотек.   
 
  В 1948г. Решетовская работает научным сотрудником в лаборатории МГУ, защищает диссертацию. Лабораторию переводят в разряд секретных. Надо заполнять анкету и указать сведения о муже. Чтобы не потерять работу, Наталья вынуждена подать на развод. И она, и Александр уверены, что развод фиктивный, только ради работы.      
 
  Жизнь девушке скрашивала ее увлеченность музыкой. Она успешно выступает на сцене МГУ в художественной самодеятельности, у нее есть связи в музыкальном мире, ее игру слушал Нейгауз и удивился, что "химик", а так играет!    
 
  Из-за допущенной оплошности она вынуждена уволиться из лаборатории МГУ. Не найдя себе работы в Москве, она принимает предложение Рязанского сельскохозяйственного института. Ее приняли на должность доцента. Радует все: интересная работа, высокая зарплата, близость к Москве, а значит и к Сане, и к руководителю по музыкальным занятиям.               
 
  В Рязанском институте у Натальи все складывается удачно и с работой, и с художественной самодеятельностью. Ее ценят, хвалят. Все было бы хорошо, но неожиданно Саня уезжает из Марфино, покидает "шарашку" как он пишет "вполне по- хорошему". Наталья перебирает разные версии отъезда из "шарашки", названные Солженицыным, и останавливается на том, что причиной отъезда послужили два стремления Солженицына - прослыть одновременно и героем, и мучеником.   
 
  Решетовская опять зачем-то подробно перечисляет яства, подаваемые на стол в "марфинской шарашке", говорит об интересной работе Сани по специальности, книгах, музыке, возможности вести интеллектуальные разговоры. Она полагает, что тюремная обстановка все-таки давила на мужа и он забросил работу, которую должен выполнять, занялся своими делами. Так и оказался с середины августа 1950г. в Экибастузском лагере.               
 
  Назойливое, неоднократное перечисление благ для заключенных в "марфинской шарашке" меня насторожило. Заставило усомниться в правдивости ее воспоминаний и то, что Наталья Алексеевна, убитая горем, обиженная из-за предательства мужа, вдруг вспоминает о денежной реформе 17 декабря 1947г., когда жизнь, по ее мнению, резко изменилась к лучшему.      
 
  В это трагическое для себя время она не кстати вспоминает про отмену продуктовых карточек - и покупай что хочешь и где хочешь, можно обедать в любой столовой. Маме ее удаётся достать пёстренький крепдешин, из которого получилось прехорошенькое платье, но легкомысленное - не годится для защиты диссертации, лучше его одеть на банкет, а на защиту - новую трикотажную тенниску кремовую, в рубчик. Далее следует подробное описание банкета, что ели-пили, обилие цветов и счастья.       
 
  В стране был голод, нищета, а у нее - чуть ли не изобилие. Может в Москве так и было и я зря придираюсь. Но нет, Н. М. Амосов видел другую послевоенную Москву: "Москва зимой 46-47-го была мрачна и голодна, год был неурожайный. Карточки отоваривались, но продукты были плохие и с очередями. Рынок непомерно дорог. На военные сбережения надо было ещё одеться. Единственная гимнастерка надоела. Поэтому ходил на барахолку, купил пиджак, почти новый, и пальто". "При демобилизации в военкомате выдали на два месяца паёк: три кило крупы, несколько банок консервов и много буханок хлеба. Его доедали уже заплесневевшим. Лида получала студенческую карточку, но отоваривали плохо. От такого питания похудел, и голова покрылась коростой".   
 
  Видел он и Н.А., когда та приходила к Кириллу Симоняну: "Слышал её рассказы о передачах, допросах, видел слёзы"(36).   
 
   Далее Наталья признается, что не смогла через все годы испытаний сохранить верность и стала жить реальной жизнью - вышла замуж за коллегу, вдовца с двумя сыновьями-подростками. Она сообщила Александру о том, что у нее есть семья, и переписка между ними прекратилась.               
 
   Когда в марте 1953г. Александр получил удостоверение ссыльного, она написала ему письмо с просьбой о дружеской переписке и о духовном общении с ним. Но Солженицын считает невозможным вести "двойную жизнь" как для нее, так и для себя.   
 
   Узнав об освобождении в 1956г.  Александра, Наталья Алексеевна развернула бурную деятельность по восстановлению брака. Она тайком от мужа ездит на встречи с Александром и добивается своего. Летом 1957 года началось их "тихое житьё" в ее маленькой комнате. Затем получив еще две комнаты, Наталья забирает к себе маму и две своих тети, с которыми у ее мужа отличные отношения.   
 
   Александр работает над романом, соблюдая конспирацию, из-за этого Наталья потеряла товарищеские связи в Рязани. Ей не нравится его девиз: "Надо не много зарабатывать, а мало тратить". Когда она приобрела ковер на свой дополнительный заработок, он приуныл и объявил, что приобретение вещей - "это бесконечный и ненасыщающий процесс, он приводит только к подавлению духа". Наташа, любя мужа, послушно шла на все вводимые им ограничения: "Через 2-3 года мне станет в значительной степени безразличным, идти в кино или не идти; покупать или не покупать книги; выиграть или не выиграть по 3% займу (всё равно выигрыш ничем не будет отмечен)". Но это все мелочи и она искренне считает, что живут они с мужем душа в душу, тем более, что он поддерживает ее увлеченность музыкой и радуется ее успехам в художественной самодеятельности.   
 
   Наталья Алексеевна вспоминает встречу Нового года в фойе театра "Современник" в кругу знаменитых артистов. Празднично оформленный зал, искры бенгальских огней, танцевальная музыка, дамы в декольтированных платьях. К ним за столик подсаживается Олег Ефремов, режиссер театра "Современник" со своей женой Аллой Покровской. Наталья Алексеевна сожалеет, что в таком большом и блестящем обществе она была в первый и последний раз. Она надеялась, что у них расшириться круг знакомых и у нее появится возможность музыкального общения с профессионалами. Муж поддерживал в ней эти иллюзии, но он по-прежнему много работает, все так же соблюдая правила конспирации, часто уезжает из Рязани то в Москву, то в Солотчу, у него начались неприятности. В 1969 г. Наталья Алексеевна решается бросить надоевшую ей работу в институте, чтобы быть рядом с любимым мужем и помогать ему.   
 
   И вдруг - страшный удар! Александр Исаевич полюбил другую женщину, у них будет ребенок, развод неминуем. Почему же это случилось? Что она сделала не так? Ответы на мучающие ее вопросы, Наталья Алексеевна получила от друзей юности.   
 
   Кирилл Симонян уже после развода, в 70-тые годы, открыл ей тайну появления шрама на лбу Александра, которую она изложила на первой странице своей книги. Оказывается, мальчик Саня был очень впечатлительный, тяжело переживал успехи других учеников, если его ответ не тянул на "пятерку" менялся в лице, становился белым, как мел, и мог упасть в обморок. Так однажды он упал и рассек себе лоб. С оглядкой на Санину нервозность вели себя и дети, и педагоги. Это-то создало в нём веру в свою непогрешимость и исключительность.               
 
   Сама Наталья Алексеевна не замечала нервозности мужа, наоборот, его нервы успокоились, появились добродушие и уступчивость. Даже к критическим статьям на свои произведения он относился спокойно. Но теперь-то она понимает, что это не спокойствие, а вера в свою исключительность!   
 
   Он не прислушивается к критическим замечаниям своего лагерного друга Льва Копелева, ее подружки Нади, самой Натальи Алексеевны и не вносит изменений в роман "В круге первом". Литературное произведение он оценивает только с точки зрения своих интересов, а тут недалеко и до нетерпимости, навязывания своего мнения другим!   
 
   И ведь точно - Солженицын мстительный. Когда-то в детстве маленький Саня грубой антисемитской выходкой оскорбил одноклассника - еврея, за что его ругали на классном собрании. Хоть с запозданием, но Солженицын им отомстил, вставил эту сценку в роман, назвал своих гонителей их собственными именами и изобразил их исчадием ада. Да еще и повторил свою детскую аргументацию: у нас свобода слова и он может назвать человека "жидом".   
 
   Бывшие лагерные друзья ему больше не нужны. Честолюбивый, он выбирает себе друзей среди почитателей его творчества, готовых ради него жертвовать своим благополучием и даже жизнью. А ведь мог бы отдать предпочтение более интересным людям, например, А.И. Твардовскому, так много сделавшему для писателя.   
 
   И еще - он очень непостоянен в своих привязанностях, склонен к крайним суждения: понравился ему какой-нибудь известный писатель-классик, он от него в восторге, читает, но вдруг охладевает и теряет интерес.   
 
   А я вижу крайние и противоречивые суждения у самой Натальи Алексеевны, примером чему может служить ее описание взаимоотношений с Виткевичем.   
 
   Виткевич с семьей переехал в Рязань, и она пишет, о радостных встречах с ними. Но в 1965 году Солженицын прекращает отношения с давним другом. Ссора произошла по вине Николая: он судил о великих русских писателях с пренебрежение и признался, что его раздражают такие, как Александр, считающие себя последователями классиков. Но все-таки потом она упрекает бывшего мужа: "А не лучше ли было бы выслушать критику?.. Разве писателю полезны только похвалы?" В этой же книге она сообщает о своем восторге от того, что в Рязань в феврале 1962 года переехал Николай Виткевич, но Солженицын не разделял ее радости: "В гости ходить будут... Подарки делать надо..."   
 
   Вот же настрадалась бедная женщина от скупердяя! А ведь какие деньги зарабатывал, даже находясь в ссылке: "Мечтается о радиоприёмнике, чтобы была музыка. Зарплата у него будет выражаться четырехзначным числом, так что можно себе позволить и эту роскошь!" И квартирка у него там неплохая "... (комната, кухня, коридор) хоть и с земляным полом, но чисто выбеленная, светленькая. В комнате два окна: на юг и на запад, в кухне одно, на юг".   
 
   Благодать, да и только! Жалко, что не пришлось Наталье Алексеевне пожить в квартирке с земляным полом на зарплату учителя, выражающуюся четырехзначным числом.   
 
   Солженицын вынужден отозваться "на книгу женщины, перед которою виноват", так как в книге описаны события, "которым Решетовская никогда не была свидетелем. Она берётся описывать лубянскую камеру, быт на шарашке, вообще лагеря...". Она описывает его трёхлетнюю жизнь в ссылке, как будто была её соучастницей, но на самом деле покинула его одинокого, больного раком. И даже его историю болезни излагает, написав про самое тяжелое время в декабре 1953 г., его "состояние приличное". Решетовская почему-то решила закончить книгу 1964 годом.  В отличие от Натальи Алексеевны Солженицын не считает их совместную жизнь после 1964 года безоблачной, но "интенсивно–мучительной".   
 
   Кроме Кирилла, все бывшие друзья встречаются, никаких разговоров о предательстве писателя нет, но неожиданно Николай Виткевич по радио заявляет, что их всех, и даже свою собственную жену, оклеветал Солженицын. Она перечитывает письма мужа из тюрьмы и теперь понимает, почему он с нетерпением ждет ответы на свои вопросы: где Кирилл? где Лида? что слышно о Николае? Он от всей души желает, чтобы ребята избежали его участи. Ясно ей теперь - предал их и волнуется, что посадят. Наверное, и Николая могли бы не посадить.   
 
   Наталья Алексеевна сожалеет о том, что, принимая Солженицына за значительную, необыкновенную личность, послушно шла на ограничения, предлагаемые им, и тем самым обеднила свою жизнь. Из-за этих ограничений сам писатель тоже односторонне воспринимает жизнь, отсюда и творческие промахи. У него узок круг знакомых, через которых можно было бы узнать окружающий мир. Он не видит позитивных изменений в стране, живет лишь лагерным прошлым. Не имея достаточного опыта, глубокого знания жизни людей, он верит разговорам, которые вели заключенные в "шарашке", пересыльных тюрьмах, лагерях. Эта информация носила фольклорный характер, подчас мифический, однако писатель использовал ее для написания романа "Архипелаг ГУДАГ. В книге не показана ни жизнь страны, ни быт лагерей. Несмотря на это, на Западе значение "Архипелага ГУЛАГа" переоценивают и делают выводы, касающиеся глобальных проблем.   
 
   Да, печальна судьба Натальи Алексеевны. Она пишет, что на пороге старости осталась совсем одна, даже двоюродная сестра не поддержала ее, осудила за то, что она не дает развод мужу. Можно посочувствовать женщине, жившей интересами мужа и подло им преданной, но претензии, которые она ему предъявляет, вызывают сомнения. Все они бьют в одну цель - показать, что оторван от жизни, книги его не имеют ценности, не отражают реального положения в стране. А уж благостная картина содержания заключенных в тюрьме, счастливая жизнь советского народа после денежной реформы в 1947г. - откровенное вранье, неизвестно на кого рассчитанное. Умиляет ее воспоминание о нереализованной возможности выигрыша по трехпроцентному займу - большего горя, видать, у нее не было.   
 
   Зачем она это делает? О себе она пишет: "Мне всегда казалось, что тот, кто не слышал моей игры, меня не знает". Галина Вишневская слышала ее игру, общалась с ней и составила свое мнение о Наталье Алексеевне.   
 
   Действительно, певице запомнилась ее игра на рояле: "В тот вечер мы сидели за столом, увлеченные беседой (с самим Солженицыным!), — и вдруг Наташа упорхнула от нас в комнату рядом и бездарно заиграла на рояле что-то Рахманинова, Шопена, нещадно колотя по клавишам"…   
 
   Объяснила Решетовская ей и причину, по которой она почти три года не дает развод писателю. "Я должна остаться женой Солженицына. Пусть он живет с той, я согласна признать его детей, но женой должна быть я". "Потому, что, если его вышлют из России за границу, с ним тогда поеду я" (39).  Что все это так, Наталья Алексеевна признается в своей последней книжке (37).   
 
       По мнению Солженицына появление этой первой книги вызвано тем, что сталинско-брежневский партаппарат оказался бессилен перед "Архипелагом": не смог его ни опровергнуть, ни поправить. И чтобы измарать писателя, они стали продавать книгу Н.А. Решетовской "В споре со временем" только за рубежом на многих языках мира. "Грубовато она была сляпана, вряд ли они меня много ею опорочили" (23).   
 
   О том, что бывшая жена сотрудничает с ГБ он знал, еще живя в СССР. "Увы, уже клала она доносно на стол суда мои письма с касанием важных проблем, да все мои письма уже отдала в ГБ. И уже была её совместная с ними (под фирмой АПН) статья в "Нью-Йорк Таймс"(9).   
 
   Правоту писателя подтверждает статья в В. Огрызко в "Литературной России", написанная по архивным документам. Для дискредитации Солженицына перед западной общественностью АПН предложило издать эту книгу в ряде зарубежных стран. Идеологам надо было убедить народ в том, что Солженицын подлый изменник, враг, труп (26).   
 
   О том, что Решетовская писала свои книги с помощью сотрудников АПН рассказал и ее последний муж, наследник ее архива Николай Ледовских. После смерти третьего мужа Решетовской Константина Семенова, редактора АПН, Ледовских десять лет помогал ей писать мемуары (38).      

   Оправдывает себя Наталья Алексеевна в своей последней книге "Я-АПН-Солженицын. Моя прижизненная реабилитация", изданной уже после ее смерти в 2004 году. Она по-своему оценивает те события, которые описал Солженицын в "ТЕЛЕНКЕ", и ждет извинений от бывшего мужа за то, что он оболгал ее публично: он заявил, что Н.А. сотрудничает с КГБ и по ее вине рукопись романа "Архипелаг ГУЛАГ" оказалась в их руках.  Она не знала, что предпринять: ведь ее благополучие теперь зависит от АПН, а Солженицын ставит знак равенства между АПН и органами ГБ. Она не отрицает, что события, о которых вспоминает писатель, были. Только у нее взгляд на эти событий иной.   
 
   Ее обидел Ж.А. Медведев, выступивший со статьей в "НЬЮ-Йорк Таймс" в защиту сильного Солженицына, а не ее - слабой женщины. Он написал, что Солженицын широко материально поддерживает Решетовскую не из страха, а по доброй воле. Она возмущена: "Будто я соглашусь на его материальную поддержку, перестав быть его женой!.. Правда, позже, одолеваемая болезнями, я его помощь приняла"    "Имущество... Доллары... Как это все несущественно. Существенно совсем другое... Как можно говорить и думать о вещах, когда речь идет о загубленной жизни?! О загубленной вере в человека, который был для тебя лучшим на земле!"    
 
   "Я не противилась разводу, а ...государство! Одно только государство! Я вообще здесь не причем!"  "Я сопротивлялась разводу не только потому, что не мыслю своей жизни вне жизни Александра Исаевича, но и потому, что хотела, чтобы человек, в котором все видят правдолюбца, предстал пред миром лжецом!"   
 
   О детях Солженицына и Светловой: "От всей души желаю, чтобы мои пасынки, независимо от того, будут они носить крестики или пионерские галстуки, всегда руководствовались ею (формулой Солженицына "Ложь и насилие есть величайшее зло" - прим. автора Н. Д.) в своей жизни, не походя в этом ни на мать, ни на отца". Ей было тяжело и горько, когда она услышала по радио о том, что семья Солженицына может выехать к нему, когда сочтет это возможным: "Вот так рассекся наш Гордиев узел! Светловой разрешают следовать за ним. Я же остаюсь по другую сторону."   
 
   Она заверяет, что не угрожала ему местью, не писала и через других не передавала. И тут же сообщает: "Я поняла, что мне не осталось ничего другого, как нанести удар тому, кого люблю и буду любить больше жизни. То есть сказать правду".   
 
   Свою правду она сказала в статье, направленной в газету "Нью-Йорк Таймс". Для Солженицына перепечатала эту статью и сделала ему "прощальный подарок", вручив ее с надписью:" Александру Солженицыну, моему вечному возлюбленному, моему черно-белому королю, который долго-долго видел во мне белую королеву, а потом она почудилась ему пешечкой и он с досадой смахнул ее с шахматной доски своей жизни (и без того хватает фигур, чтобы выиграть!) - мой первый автограф". "Это сделала не моя любовь к тебе, это сделала мое женское достоинство", - крикнула Наталья Алексеевна вдогонку бывшему мужу в ответ на его недовольные замечания по поводу статью.   
 
   Решетовская просила в АПН для редактирования ее мемуаров редактора, женщину и непременно русскую, но получила мужчину и был он русским только по отцу. Потом она поняла: хорошо, что редактор - мужчина, потому что он был как бы противовесом ее склонности к излишнему самовыражению своих эмоций.   
 
   Она не собиралась чернить Александра Исаевича, и редактор, Константин Игоревич Семенов, был союзником в ее работе. Он под комплименты о ее литературном таланте и светлой голове, умело добивается того, что требуется для выполнения своего задания.   
 
   По ее просьбе К.И. устроил ей встречу с ответственным по культуре работником ЦК КПСС, с которым она договорилась об издании "Ракового корпуса", но А.И. не поверил ей, воспринял ее как пешку, исполняющую чужую волю. А ведь она еще в декабре 1966 года говорила в Рязанском обкоме КПСС, что они неверно повели себя в отношении ее мужа.   
 
   Редактор ей давал советы, убеждал, что ее имя само по себе дает ей право на описание различных событий, а потому "нет надобности в документировании каждой малости". Это он подсказал ей термин "лагерный фольклор" и она так в интервью корреспонденту газеты "Фигаро" назвала воспоминания бывших лагерников и зеков, на основе которых написан "Архипелаг ГУЛАГ". Были такие подсказки, которые искажали смысл ее воспоминаний, она теперь сожалеет о них.   
 
   Виткевич 1 февраля 1974 года в интервью корреспонденту американской газеты "Кристен Сайнс Монитор" сказал, что Солженицын предал не только его, но и свою собственную жену. Наталья Алексеевна признается, что спустя полгода после этого заявления, она встретилась с Виткевичем и на ее прямой вопрос - посадили бы его, веди себя Саня иначе, он не задумываясь ответил: "Да".  Знала, что Солженицын никого не предавал, еще до издания своих воспоминаний, однако выставила Солженицына предателем (35).   
 
   Теперь она сожалеет о своих ошибках, но тогда страх за него, за его жизнь и страх вечной разлуки с ним заслоняли все другие соображения. И, вообще, все что она делала продиктовано ее большой любовью к мужу, она искала путь его СПАСЕНИЯ, надеялась примирить его с государством.   
 
   К концу жизни и книги она поняла, что Солженицын прав, от его показаний никто из друзей не пострадал. Н.А. даже объясняет, почему и для чего написал А.И. "Архипелаг ГУЛАГ". Процитировала все необходимое в своей "пожизненной реабилитации" из "Теленка"(37).   
 
   Похвально, что признала свою ложь, хоть и поздновато. Может потому и признала, что в 2000г. сломала шейку бедра и поняла ужас своего положения - полугодовое лежание и скорая смерть. С родственниками, занявшими при ее разводе с Солженицыным его сторону, она связи не поддерживала. Однако друзья, в том числе Солженицын и его семья (они оплачивали сиделку) сделал все, чтобы продлить ее жизнь еще на три года. Так как детей у нее не было, она сделала своим наследником Ледовских, официально расписавшись с ним (38).   
 
  Прочитала я ее воспоминания и поняла, что Решетовская не тот источник истины, которому можно доверять без оглядки. Но нашим просветителям такой источник информации - это то, что нужно. Им бы побольше клеветы, грязи, путаницы.   
 


ПРИМЕЧАНИЯ:         

1) Видео "Кто Такой Солженицын Скандальная Правда О Писателе!"      
2) Википедия "Потери в Великой отечественной войне"    
3) Кремлевский самосуд: Секретные документы Политбюро о писателе А. Солженицыне Год выпуска: 1994. ISBN: 5-733-00044-9. Место издания: Москва. Издатель: Родина.      
4) Википедия "Сталинские репрессии"    
5) Википедия "Проблемы авторства текстов М.А. Шолохова"    
6) Википедия "М.А. Шолохов"    
7) Газета "Литературная Россия" № 2018 / 30, 10.08.2018, Рубрика: “Как это было”, автор: Вячеслав Огрызко "ПОСЛЕ СОВЕТА С ПОМОЩНИКОМ ХРУЩЁВА"    
8) Письмо к IV Всесоюзному съезду Союза советских писателей от 6 мая 1967г.    
9) А. И. Солженицын "Бодался теленок с дубом"    
10) Письмо «ВОЖДЯМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА» от 5 сентября 1973 г.   
11) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Глава 1 "Без прикрепы" // «Новый мир», 1998, № 9.    
12) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть вторая (1979—1982), Глава 6 "Русская боль"// «Новый мир», 2000, № 9.    
13) А. Солженицын "Один день Ивана Денисовича"               
14) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть вторая (1979—1982), Глава ,8 "Еще заботаньки" // «Новый мир», 2000, № 9.               
15) Сараскина Людмила " Александр Солженицын"               
16) Сборник статей и документов "Слово пробивает себе дорогу" стр.59-62, 63-88               
17) Википедия "Письмо группы советских писателей о Солженицыне и Сахарове от 31 августа 1973 года"               
18) Википедия "Письмо сорока двух" от 5 октября 1993 года               
19) Википедия "ВАСИЛЬ БЫКОВ"   
20) Википедия "Олесь Гончар" 
21) Русская историческая библиотека. "Солженицын, Александр Исаевич - биография и творчество. Глава - Кандидат на Ленинскую премию"               
22) Русская историческая библиотека. "Солженицын, Александр Исаевич - биография и творчество. Глава "Возврат на родину произведений Солженицына"               
23) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Главы 5 "Сквозь чад"// «Новый мир», 1999, № 2.               
24) Вячеслава Огрызко "Что таят архивы о Солженицыне", "Литературная Россия" № 2018 / 14, 13.04.2018 "Особая позиция Константина Симонова"               
25) Википедия "Письмо группы советских писателей о Солженицыне и Сахарове от 31 августа 1973 года"               
26) Вячеслав Огрызко "Литературная Россия" № 2018 / 14, 13.04.2018 "Недовольство помощника Брежнева"               
27) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Глава 4 "В Пяти ручьях" // «Новый мир», 1999, № 2.               
28) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть вторая (1979—1982), Глава 7 "Тараканья рать" // «Новый мир», 2000, № 9.    
29) Речь А. И. Солженицына в Вашингтоне, 30 июня 1975г. по приглашению АФТ - КПП (Американская Федерация Труда - Конгресса Производственных Профсоюзов).   
30) Речь А.И. Солженицына в Нью-Йорке 9 июля 1975г. по приглашению АФТ-КПП   
31) В. И. Ленин 1908 г. Уроки Коммуны. - ПСС, т. 16, с. 451-454. 
32) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Глава 3 // «Новый мир», 1998, № 11   
33) Википедия "Генри Киссинджер"         
34) А. Солженицын "Наши плюралисты"    
35) Н. Решетовская "В споре со временем". — М.: Изд-во АПН, 1975.   
36) Н. М. Амосов "Голоса времени" 
37) "Я-АПН-Солженицын (моя прижизненная реабилитация)")Решетовская 2004г. Изд. "Поверенный" 
38). Ирина Антонова Ульяновская правда от 13 ноября 2015 г.  Николай Ледовских: Вершина счастья - сыграть Солженицына) 
39) Галина Вишневская. "Галина. История жизни"     
40) Служили два товарища Автор: Юрий ПАНКОВ Газета "Совершенно секретно" 06.04.2016) 
41) Решетовская Наталья Алексеевна "В круге последнем "RuLit 


Рецензии
Надежда, я долго читал Ваш обзор воспоминаний Н.А. Решетовой и никак не мог понять - где-то Вы на её стороне, где-то против. А вот здесь: "Он не видит позитивных изменений в стране, живет лишь лагерным прошлым. Не имея достаточного опыта, глубокого знания жизни людей, он верит разговорам, которые вели заключенные в "шарашке", пересыльных тюрьмах, лагерях. Эта информация носила фольклорный характер, подчас мифический, однако писатель использовал ее для написания романа "Архипелаг ГУДАГ. В книге не показана ни жизнь страны, ни быт лагерей. Несмотря на это, на Западе значение "Архипелага ГУЛАГа" переоценивают и делают выводы, касающиеся глобальных проблем", - здесь, мне кажется, слова Ваши. Вы уж простите, если я ошибаюсь, но, по-моему, характеристика А.И. совершенно точная. Тогда непонятно Ваше отношение к самому Солженицыну...

И вот Ваше заключение и вывод: "Прочитала я ее воспоминания и поняла, что Решетовская не тот источник истины, которому можно доверять без оглядки. Но нашим просветителям такой источник информации - это то, что нужно. Им бы побольше клеветы, грязи, путаницы".
Не могу не сказать: Надежда, в этой главе, на мой взгляд, путаницы Вы только прибавили. Однако надеюсь на то, что Вы распутаете всё дальше.

Альберт Храптович   02.12.2019 06:48     Заявить о нарушении
Альберт, я учла Ваше замечание и для ясности вставила несколько предложений.

"Почему же такие противоречивые воспоминания оставила Решетовская? Что она за человек и можно ли ей доверять? Чтобы разобраться в некоторых неточностях, допущенных Натальей Алексеевной, обращаюсь к ее автобиографическим произведениям. Ниже привожу коротко их пересказ с некоторыми своими комментариями".

В комментариях у меня отзывы о ней тех, кто был знаком с нею знаком, а так же тех, кто точно знал, что она сотрудничала с КГБ и ее первую книгу редактировали "помощники" из АПН, выполняющие задание КГБ. Этим объясняется путаница и противоречия в книге.

В том, что она откровенно врала в "В споре со временем"(35), она признается в своей последней работе "Я-АПН-Солженицын (моя прижизненная реабилитация)".

"В книге не показана ни жизнь страны, ни быт лагерей. Несмотря на это, на Западе значение "Архипелага ГУЛАГа" переоценивают и делают выводы, касающиеся глобальных проблем", это вставка по заданию КГБ. Они на протяжении десятилетий доказывали, что не то написал Солженицын. Но у него была другая тема и другие задачи. Славили достижения другие советские классики, в них недостатка не было.

Я своего отношения к первой жене не высказываю, доверяю тому, что она пишет сама о себе и знающие ее. Но если честно, то образ ее малопривлекательный нарисован сведениях, почерпнутых мною у источника “Русская историческая библиотека. "Солженицын, Александр Исаевич - биография и творчество. Главы - "Разрыв с Решетовской и попытка её самоубийства" и "Развод с Решетовской"



Надежда Дьяченко   03.12.2019 00:26   Заявить о нарушении