ДЛЯ ЧЕГО? Глава 6 Хвала США и призыв бабахнуть

ДЛЯ ЧЕГО? Глава 6 Хвала США и призыв бабахнуть   

   Изучаю речи Солженицына перед профсоюзными деятелями США, на которые ссылаются авторы фильма, убеждая нас, что писатель, живя за границей, нахваливал американскую демократию, поносил Советский Союз и призывал "бабахнуть по империи зла" (29) (30).      

   В своем выступлении в Вашингтоне 30 июня 1975г. Солженицын рассказал о государственной советской системе, о том, как она создавалась, что представляет собой в настоящее время. Народ, поверив красивым лозунгам большевиков о грядущем светлом будущем, очень скоро понял, что обманут. Из-за экономических преобразований в соответствии с представлениями марксистов о социализме в стране начался голод. Власть грабила деревни, доводила крестьян до восстаний и кроваво давила их. Вооруженным путем были подавлялись выступления рабочих в защиту своих прав с первых лет советской власти и до 1962 года, когда Новочеркасске  мирная демонстрация, пришедшая с портретами Ленина к горкому КПСС с просьбой об изменении экономических условий,  была расстреляна пулеметным огнем, толпа разогнана танками.   

   В речи, произнесенной 9 июля 1975г. в Нью-Йорке, остановился на коммунистической идеологии, которая лежит в основе социалистической системы СССР. Коммунистическое учение создано более 125 лет назад, главной в этой идеологии - уничтожение капитализма. Теоретики марксизма откровенно излагают свои взгляды, страшные положения этой теории осуществлены на практике, но тем не менее она находит последователей. Возможно, это происходит потому, что в нынешней обстановке коммунисты применяют разные виды маскировки, исключая из названия своей партии слово - коммунистическая.   

   Цитатами из работ Маркса, Энгельса, Ленина Солженицын доказывает человеконенавистнический характер этой теории. Коммунизм считает нравственность категорией классовой. В зависимости от политической обстановки любой акт, в том числе и убийство, может быть оправдан. А классовую идеологию определяет группа людей от имени всего народа. Ленин, изучив опыт Парижской коммуны, сделал вывод, что пролетариат может отстоять свои интересы только в случае беспощадного истребления своих врагов в ходе гражданской войны (31).               

   Хрущевская группа выдумала сталинизм, чтобы свалить на Сталина "все коренные особенности, все вины коммунизма". Никакого сталинизма не было, но выдумка удалась. Все самое главное до Сталина успел сделать Ленин. Он обманул крестьян с землей, сделал профсоюзы органом угнетения, создал ЧК, концентрационные лагеря, послал войска на подавление национальных окраин и собрал империю. Вина Сталина в том, что он не доверял своей собственной партии и там, где надо было для поддержания страха посадить двух человек, сажал 100. Теперь вернулись к ленинской практике: надо посадить двух человек, двух и сажают.               

   В речах он предостерегает американцев от излишней доверчивости при подписании договоров о разрядке напряженности. Разрядка нужна, потому что это единственное спасение от мировой войны. Но разрядка должна быть истинной.   

   При подписании мирных договоров надо обговорить три условия. Первое условие - предусмотреть контроль за их выполнение, так как есть случаи нарушения со стороны СССР.               

   Писатель говорит, что в СССР и других коммунистических странах идут процессы сопротивления марксисткой идеологии, новые поколения уже не верят в марксизм. Чтобы ускорить процесс освобождения от агрессивной идеологии, он просит США остановить или хотя бы задержать безнравственный процесс уступок, надо предусмотреть второе условие - не продавать Советскому Союзу изделия, технологии, которые могут быть использованы в военной промышленности и подавления собственных граждан, которые разрушают мозг соотечественников при принудительном лечении инакомыслящих в психиатрических домах.     "Когда нас живьем закапывают в землю, пожалуйста, не подавайте лопаты Могильщикам! Пожалуйста, не посылайте им современных землеройных машин!"               

   А третье условие: прекратить человеконенавистническую пропаганду, которую в Советском Союзе называют идеологической войной.               

  Он рассказывает о том, что советская экономика малоэффективна. Великая держава, имеющая огромный военный потенциал, завоевывает космос, но сложную технику покупает, не может накормить и одеть свой народ. Даже зерно она покупает за границей. Советский Союз не производит товаров, которые может продать другим странам, а торгует природными ресурсами. Закончатся они - продавать будет нечего.  И тем не менее, в школе учат, в газетах пишут: западный мир загнивает, капитализм, как предсказывали Маркс, Энгельс, Ленин, погибает, а социалистическая экономика расцветает, она доказала торжество коммунизма.               

   Солженицын призывает не вмешиваться в социалистическую экономику и дать ей возможность доказать, что она передовая, что она перегнала капиталистическую экономику, победила ее. Он уверен, что тогда необходимость самостоятельно кормить и одевать свой народ, заставит СССР сократить расходы на военную подготовку и бесполезный космос, а также смягчить режим.               

   Он считает, что ни США, ни СССР не решаться применить ядерное оружие, но при большом его превосходстве СССР может отправить войска в Европу и никто не посмеет сопротивляться. Вот здесь он и говорит слова, приведенные в рассматриваемом фильме: "Надо ли ждать, что оно ударит ломом в вашу границу и что американская молодежь должна будет умирать на границах вашего континента?" Это не пустые слова. Он напомнил о советских танках в Будапеште и Чехословакии.               

   Действительно, писатель говорит о своем восхищении США, страной молодой, страной большого будущего, о ее бескорыстной помощи другим странам в случаях стихийных бедствий, болезней. Ход истории сделал США мировым лидером, возложил на нее ответственность за судьбы мира, поэтому им надо ответственно, без излишней доверчивости, относиться к решению международных вопросов.   

   Он тут же он указывает на недальновидность политиков стран западной демократии, на жадность и бессовестность капиталистов, торгующих с коммунистическими государствами и укрепляющих их экономику. Ради сиюминутной выгоды они укрепляют военную мощь коммунистического тоталитаризма и не задумываются о трагических для себя последствиях.               

   Со смешанным чувством читала я эти речи. Да, в коммунизм мы не верили, слушали лекции, сдавали экзамены и развлекались анекдотами о нем. Понятно нам уже было, что СССР, так же, как и Российская империя, остался сырьевым придатком развитых стран. О том, что надо развивать собственные технологии, что нам не продают товары двойного назначения, говорили не таясь. Ведь и до сих пор мы слышим, что надо слезать с "нефтяной иглы". А как-то не получается.    

   Солженицын осудил демократические страны за то, что те уступают СССР одну страну за другой не только в Восточной Европе, но и в Африке, и в Азии. А я помню, как в 11-том классе на уроке истории, когда учитель сообщил еще об одной африканской стране, вставшей на путь социализма, класс одобрительно загудел. Историк охладил нашу радость: если к власти приходит народная партия. это еще не значит, что народ в стране будет жить лучше. Запомнила, потому что была поражена этими словами. Ведь учителем был директор школы, явно член КПСС!       

   Писатель видит страшную трагедию в объединении Северного и Южного Вьетнама. Как узник концлагеря изучивший этот вопрос, он понимал, что, по масштабам Вьетнама, коммунистическим режимом миллион человек будут уничтожены, а 4 - 5 миллионов сядут в концентрационные лагеря и будут восстанавливать страну. А мы радовались, что наши победили.               

   Вроде и никакой государственной тайны Солженицын не открыл, винить его можно разве только за то, что "сор из избы вынес", но все равно - не хорошо, что сказал о наших бедах во вражеском стане. Вспоминаю, как подростками, мы бегали смотреть фильм о визите Хрущева в США, и потом с удивлением, почти шепотом, обсуждали, что там показывают американцев улыбающихся, нарядных, а ведь мы их жалели и ждали, когда же их революция освободит из капиталистической кабалы. А еще нам надо догонять Америку по производству мяса, молока и пр. Неужели у нас хуже?!  Уже начинали кое-что понимать, но так уж были мы воспитаны: видеть одно, а говорить то, что требует официальная идеология. И даже не задумывались о своей "двуправдности".  Не мне, выросшей в относительно благоприятных условиях, его судить. Он видел изнанку коммунизма, о которой я только слышала от родителей.    

   И потом - ведь испокон веков наши революционеры скрывались и искали поддержки за границей. Они боролись с самодержавием, совершая теракты, грабежи, наконец, получая материальную помощь от западных стран, захватили власть в стране. Борясь за безраздельную власть, уничтожили классово чуждые им слои населения, в т. ч. и крестьянство. Для нас они были объявлены героями, борющимися за счастье народное.            

   Солженицын тоже революционер, только наоборот. Вспомним его письмо вождям, где он прямо говорит, что он против всякой революции, за которой обязательно следует гражданская война с истреблением народа, причем лучшей его части. Тюремно-лагерный опыт открыл ему глаза на суть марксистской идеологии, попытки донести горькую правду до народа и властей встретили упорное сопротивление партаппарата, и он вынужден был обратиться на Запад.  Солженицын в те годы не сомневался в нужности и своевременности этих речей. Он вложил в них всю свою ненависть к большевикам, к коммунистической идеологии, надеясь на Америку как на союзника в борьбе с большевистским режимом.    

   Многие были ошеломлены резкими высказываниями писателя. В большинстве изданий смысл его речей искажался. Его обвиняли в том, что он  не понимает Запад и его строй, призывает Запад к крестовому походу для освобождения России, не думая  о том, что в атомной войне погибнет и сама Россия. Они верили "в эволюцию марксизма в сторону парламентской демократии”.  Однако другие комментаторы сравнили эти речи с Фултонской речью Черчилля, соглашались с тем, что Западу всегда полезны напоминания об угрозе коммунизма и его коварстве, разъясняли читателям, что писатель не призывает к войне против СССР, но просит перестать помогать угнетателям.    

   Солженицына огорчало, что в Союзе мало известны его речи. До соотечественников они дошли искаженными и вызывали у них недоумение и разочарование. Из политических соображений Киссинджер запретил "Голосу Америки" транслировать их, а отзывы о них передавались в основном отрицательные. Он считал, что доброжелательное отношение к писателю руководством СССР могло быть расценено как продолжение тактики холодной войны.  Би-би-си и "Свобода" тоже стали избегать иметь дело с авторитаристом и националистом, каким прослыл Солженицын после "Письма вождям".   

   Позже Солженицын понял причину такой негативной реакции на его речи. По закону 86-90 (1959 года) американского Конгресса, русские не относились к числу наций, угнетенных коммунизмом. "А всемирным угнетателем (и Китая, и Тибета, и "Казакии", и "Ивдель-Урала") назван не коммунизм, а Россия, - и на основе того-то закона каждый июль и отмечается "неделя порабощённых наций" (а мы-то, из советской глубинки, как наивно сочувствовали этой неделе! радовались, что нас, порабощённых, не забыли!) - так вот и было лучшее время мне ударить по лицемерию того закона! - Увы, тогда не знал я о нём, и ещё несколько лет ничего о том не знал" (32). Протащили этот закон через Конгресс США украинские сепаратисты. Они откровенно говорили, что готовы подождать с освобождением своей родины от коммунизма ради того, чтобы потеснить москалей с лица земли", им важно признание того, что "весь мир страдает не от коммунизма, а от русских, и даже маоцзедуновский Китай и Тибет — русские колонии" (14)   

   То, что писатель нахваливал демократию в странах Западной Европы и Америке - не правда, он ее жестко критиковал, чем и вызвал к себе неприязнь западных идеологов. Столкнулся он с ее лицемерием сразу же, живя первый год в Швейцарии. Тогда он получил предупреждение, что по решению швейцарского правительства от 1948 г. иностранцы, ещё не обладающие швейцарским подданством, могут высказываться на политические темы как на открытых, так и на закрытых собраниях только с разрешения полиции. "Благодетели! — приют мне предоставили! — чтобы я молчал глуше, чем в СССР?"(11) 

   Реакция американского общества на его речь перед студентами Гарвардского университета рассеяла окончательно его иллюзии по поводу американской демократии.  Критиков его речи раздражало, что он называет своей страной СССР, а не Америку, говорит о недостатках Америки, критикует ту самую западную прессу, которая спасла его, не благодарен США за то, что  "Америка спасла его родину от гитлеровских орд. (Это ещё кто кого спас)".               

   "До гарвардской речи я наивно полагал, что попал в общество, где можно говорить, что думаешь, а не льстить этому обществу. Оказывается, и демократия ждёт себе лести. Пока я звал «жить не по лжи» в СССР – это пожалуйста, а вот «жить не по лжи» в Соединённых Штатах? – да убирайтесь вы вон!" (27)   Но после первого хора осуждений, все больше стали появляться статьи с положительными отзывами о морально-этической оценке писателем американского общества: "Мы — духовно больное и нравственно плоское общество. … Нет страны в здравом разуме, которая приняла бы нашу преступность и наркотики, порнографию, секс как центр разговоров, и ублажение детей. Мы напоминаем Содом и Гоморру… Свобода, предоставленная сама себе, может произвести хаос". (27) 

   Не заблуждался он и по поводу свободы слова в демократических государствах, прочитав о себе в печати: "Заносчивый, безжалостный. Вероломство, хвастовство. Злословие, святошество. Его природе чуждо раскаяние. Мания величия, нападки фанатика. Невротические прелести помрачённой психики. Его психика глубоко затронута. Шизофрения. Паранойя". Писатель отмечает, что своевластная пресса США приобрела силу законодательной, исполнительной или судебной власти. В ней доминирует не свобода мнений, а диктат политической моды, что приводит к однообразию мнений. Он поражен: "Какой смык с Советами! Когда выгодно использовать клевету, чем эти две мировые силы, коммунизм и демократия, так уж друг от друга отличаются? Переброшенный в свободную Америку, с её цветущим, как я думал, разнообразием мнений, никак не мог я ожидать, что именно здесь буду обложен тупой и дремучей клеветой — не слабее советской! Но советской прессе хоть никто не верит, а здешней верят" (28).    

   Но здесь же он отметил, что в США все-таки свободнее: работать не мешают, никто домой не приходит и обысков не делает, а написанное даже может напечатать.      

  Непонятно, как авторам фильма о лживости Солженицына, могут помочь в раскрытии темы слова Дэвида Сэттера, американского журналиста, бывшего сотрудника радио "Свобода" в Москве: "Гарвардская речь - это печальный триумф, с одной стороны помпезной риторики, с другой - упорного нежелания вникать в логику другого общества". Так ведь об этой "логике другого общества" Солженицын и говорил! В выступлении,  названном им  "Расколотый мир", он  совершенно не коснулся дел в СССР, а говорил о духовном и нравственном упадке западного мира и о том, что человечество состоит из самобытных устоявшихся отдельных миров, многообразия независимых культур, друг другу часто далеких и малознакомых. Он призывал Запад отбросить надменность и перестать оценивать эти миры с точки зрения их развития в сторону западного образца, а также трезво посмотреть   на свою собственную систему.   Разве не прав был писатель? Мы все теперь являемся свидетелями того, как Запад, США насильно продвигают свои, по их мнению, единственно верные представления о демократии и толерантности.      

   Жаль, что создатели фильма не уточнили, где и когда Солженицын призывал "бабахнуть по империи зла". Обычно, если не врут, конечно, дают ссылку, где этот фильм посмотреть. Солженицын объяснил откуда появилась эта ложь: "...на парадной первомайской странице "Советской России" — наверху во всю ширь все вожди на мавзолейской трибуне, внизу — подвал какого–то поэта услужающего, Виталия Коротича, в жанре травли с подлогом: "г–н Солженицын, выдворенный из Советской страны… публикует фразу, обращённую к нам с вами: "Подождите, гады! Будет на вас Трумэн! Бросят вам атомную бомбу на голову!"" — И откуда ж моим соотечественникам знать, что это — сцена из "Архипелага", часть V, глава 2, — это летом 1950 на пересылке в Омске зэки кричат вертухаям, когда их, "распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок", и жизнь им "была уже не в жизнь… не жаль было и самим сгореть под одной бомбой с палачами". — И этот яд разливается в Советском Союзе по миллионам мозгов: Солженицын призывает сбросить на нашу страну атомную бомбу! И когда ж ещё через эти новые глыбы лжи перебираться?” (14) 

   Коротко напомню о Виталии Коротиче. Это тот самый Коротич, журнал которого "Огонек" в перестроечные времена, времена гласности ждали, обсуждали разоблачительные статьи, в них чувствовалась правда.               

   Прочитала Солженицына и заглянула в Википедию. Оказывается, до перестройки советский коммунист Коротич в своих произведениях прославлял достижения социализма в СССР и странах Восточной Европы, расписывал «ужасы капитализма» в США и странах Запада, осуждал «буржуазная мораль» и т. п. Какую-либо критику в адрес СССР В. Коротич клеймил как «злостную клевету» и «антисоветчину». "Мы обязаны знать об этом и помнить: в Советском Союзе воплотились мечты всех трудящихся на земле", - убеждал он советских граждан и получал ордена, премии и должности от советских органов. Позже его заслуги отметили и американские коллеги.               

   Находясь в США, узнал о ГКЧП и, опасаясь репрессий, не вернулся в Советский Союз. В США получил должность профессора Бостонского университета и работал там до 1998 года. После подавления августовского путча высказывания В. Коротича стали откровенно антикоммунистическими.    

   Совестью наши авторы фильма не отягощены - им годится всякая ложь. Не совсем точны они, и утверждая, что писатель везде и всюду поносил Советский Союз.   

   Солженицын выступает против государственной советской системы, коммунистической идеологии, которая, по его мнению, принесла тяжелые испытания для миллионов людей. Он не смешивал понятия "русский" и "советский", подлинную народную Россию и тоталитарную систему власти в СССР. Прожив за рубежом два-три года, писатель убедился, что на Западе исконная Россия не воспринимается отдельно от Советского Союза, и когда он выступает с критикой советского правительства, то невольно обвиняет свою родину - Россию. Солженицыну стало ясно, что Запад небезопасный союзник для преобразования России, рассчитывать на его помощь не следует. Он понял, что, проклиная порядки в стране, России не помогает, а только отсекает себя от Родины и отказался от политических выступлений, надеясь на то, что "со временем какой–то плодотворный исход наметится сам собою". Он предчувствовал, что в стране произойдут благоприятные изменения еще при его жизни и он вернется на родину (27).   


ПРИМЕЧАНИЯ: 

1)Видео "Кто Такой Солженицын Скандальная Правда О Писателе!"   
2)Википедия "Потери в Великой отечественной войне" 
3)Кремлевский самосуд: Секретные документы Политбюро о писателе А. Солженицыне Год выпуска: 1994. ISBN: 5-733-00044-9. Место издания: Москва. Издатель: Родина.    
4)Википедия "Сталинские репрессии" 
5)Википедия "Проблемы авторства текстов М.А. Шолохова" 
6)Википедия "М.А. Шолохов" 
7) Газета "Литературная Россия" № 2018 / 30, 10.08.2018, Рубрика: “Как это было”, автор: Вячеслав Огрызко "ПОСЛЕ СОВЕТА С ПОМОЩНИКОМ ХРУЩЁВА" 
8) Письмо к IV Всесоюзному съезду Союза советских писателей от 6 мая 1967г. 
9) А. И. Солженицын "Бодался теленок с дубом" 
10) Письмо «ВОЖДЯМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА» от 5 сентября 1973 г.

11) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Глава 1 "Без прикрепы" // «Новый мир», 1998, № 9. 

12) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть вторая (1979—1982), Глава 6 "Русская боль"// «Новый мир», 2000, № 9. 

13) А. Солженицын "Один день Ивана Денисовича"               

14) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть вторая (1979—1982), Глава ,8 "Еще заботаньки" // «Новый мир», 2000, № 9.               

15) Сараскина Людмила " Александр Солженицын"               

16) Сборник статей и документов "Слово пробивает себе дорогу" стр.59-62, 63-88               

17) Википедия "Письмо группы советских писателей о Солженицыне и Сахарове от 31 августа 1973 года"               

18) Википедия "Письмо сорока двух" от 5 октября 1993 года               

19) Википедия "ВАСИЛЬ БЫКОВ"               

20) Википедия "Олесь Гончар"               

21) Русская историческая библиотека. "Солженицын, Александр Исаевич - биография и творчество. Глава - Кандидат на Ленинскую премию"               

22) Русская историческая библиотека. "Солженицын, Александр Исаевич - биография и творчество. Глава "Возврат на родину произведений Солженицына"               

23) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Главы 5 "Сквозь чад"// «Новый мир», 1999, № 2.               

24)Вячеслава Огрызко "Что таят архивы о Солженицыне", "Литературная Россия" № 2018 / 14, 13.04.2018 "Особая позиция Константина Симонова"               

25) Википедия "Письмо группы советских писателей о Солженицыне и Сахарове от 31 августа 1973 года"               

26) Вячеслав Огрызко "Литературная Россия" № 2018 / 14, 13.04.2018 "Недовольство помощника Брежнева"               

27)А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Глава 4 "В Пяти ручьях" // «Новый мир», 1999, № 2.               

28) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть вторая (1979—1982), Глава 7 "Тараканья рать" // «Новый мир», 2000, № 9. 

29) Речь А. И. Солженицына в Вашингтоне, 30 июня 1975г. по приглашению АФТ - КПП (Американская Федерация Труда - Конгресса Производственных Профсоюзов).

30) Речь А.И. Солженицына в Нью-Йорке 9 июля 1975г. по приглашению АФТ-КПП

31) 1908 г. Уроки Коммуны. - ПСС, т. 16, с. 451-454. В.И.Ленин ПСС т.16 УРОКИ КОММУНЫ               

32) А. Солженицын. Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Часть первая (1974—1978), Глава 3 // «Новый мир», 1998, № 11


Рецензии
"... Заставит СССР сократить расходы на военную подготовку и бесполезный космос..."
Странно.
Для США, Индии, Китая и других стран космос не бесполезный.
И только для СССР космос бесполезный.

Алексей Бойко 3   06.12.2019 13:13     Заявить о нарушении
Он пытался докричаться до вождей, предупредить о скорой катастрофе. Говорил, что надо отказаться от поддержки революций, от безудержной гонки вооружений и Космоса, так как состояние экономики и народа - бедственное, нужны ресурсы на внутреннее развитие. Решал-то не он, а вожди. Он ни в чем не упорствовал, многого не знал и признавал это. Но в целом, не ошибся ведь. Спасибо за прочтение.

Надежда Дьяченко   06.12.2019 15:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.