От казаков днепровских до кубанских ч. 43

Если соизмерить с числом казаков сторонников Мазепы, включая запорожцев, то потери среди них, в том числе казнёнными, весьма невелики. Таким образом, старания украинских историков, усмотревших тысячи и тысячи казнённых мягко сказать несостоятельны. Узнав о бегстве короля и Мазепы, царь Пётр приказывает немедленно организовать погоню. Меньшиков отправляет Ярославский и Тверской драгунские полки под командой князя Г.И. Волконского. К погоне присоединились и малороссийские казаки. Наказной полковник Переяславского полка С. Томара передал князю Волконскому несколько шведских офицеров и солдат, захваченных из отряда короля Карла XII. Они показали на допросе, что король и Мазепа уходят к туркам. При всех трудностях царским драгунам всё же удалось настичь шведов и мазепинцев при переправе через реку Днестр 27 июля. Сюда же подошли малороссийские казачьи полки - Корсуньский, Переяславский и Богуславский. Беглецы с несколькими сотнями солдат успели переправиться на другой берег, оставив заслон из 400 чел. В бою погибла половина, 4 офицера и 209 рядовых сдались в плен. По другим данным (воспоминания гвардейца К. де Турниля) более 300 шведов было захвачено в плен, а около 500 запорожцев или были порублены, или утонули. В турецких Бендерах шведский король был принят с почестями. Полкам князя Волконского было приказано возвращаться обратно. 22 августа 1709 г. умер Мазепа. Его похоронили вблизи Бендер, но затем гроб выкопали и отправили в Яссы. 5 апреля 1709 г. на казацкой раде Карл XII был признан протектором всего казацкого войска в изгнании (около 5 тыс.). Бывший генеральный писарь Филипп Орлик был избран новым гетманом. Рада приняла документ из 16 статей. Основным было то, что провозглашалась независимость Украины от Московии и Речи Посполитой. В последующей русско-турецкой войне запорожцы и остатки мазепинцев приняли самое деятельное участие.

При заключении мира, Россия обязалась оставить «запорожских казаков в полном покое и не вступаться» в них. Она выводила войска и с правого берега Днепра. Кошевой Гордиенко попытался захватить эти земли, но полки коронного гетмана Адама Сенявского со временем изгнали их обратно в турецкие пределы. После столкновения Карла с турками, он вынужден был покинуть их территорию. За ним потянулись и бывшие соратники Мазепы. Ф. Орлик осел Стокгольме, а Фёдор Мирович в Варшаве. Оставшиеся не удел запорожцы промышляли отдельными нападениями на малороссийские сёла, иногда грабили купцов, нападали даже на татар, за что те с них сурово спрашивали. А ещё казаки постоянно посылали письма то гетману И.И. Скоропадскому, то миргородскому полковнику Д. Апостолу, считая его вторым после гетмана лицом на Украине. Здесь надо отметить, что с 30 июля 1709 г. при гетмане стал находиться в звании ближнего стольника А.П. Измайлов для участия в управлении, причём ему тайно предписывалось наблюдение за Скоропадским, чтобы упредить возможную измену. Стольным градом гетмана и Измайлова стал Глухов. В сентябре 1710 г. царь заменил стольника Измайлова, так как был не очень доволен его работой, на А.А. Виниуса и Ф. Протасьева. Население малороссийское немало терпело от собственной старшины, которая стремительно превращалась в строгих помещиков. Безвольный, не блещущий особенным умом гетман Скоропадский не мог совладать с ними. Ф. Протасьев в своём рапорте за 1720 г. писал: «в Малороссии самые последние чиновники добывают себе богатство от налогов, грабежа и винной торговли. Если кого определит гетман сотником, хотя из самых беднейших и слуг своих, то через один или два года явится у него двор, шинки (винные лавки), грунты, мельницы и всякие стада и домовые пожитки». Вероятно, что подобные донесения Протасьев посылал и ранее, ибо в архивах, ещё за 1715 г. сохранился приказ ему царя, «строго смотреть за полковниками, чтобы они не обременяли народ взятками и разными налогами».

А в 1722 г. в инструкции бригадиру Вельяминову, сменившему Протасьева, Пётр пишет: «препятствовать, с гетманского совета, Генеральной Старшине и полковникам изнурять работой казаков и посполитых людей». Эти исторические факты снова находятся в противоречии с утверждениями ряда украинских историков о том, что Россия вообще угнетала весь малороссийский народ, а Пётр был его палачом. Выходит, исходя из документов, палачами были свои же казачьи старшины, а защитником от них порой выступал сам «москаль» - Пётр. 3 июля 1722 г. гетман Скоропадский скончался, поручив дела черниговскому полковнику Павлу Леонтьевичу Полуботку (умер в Петропавловской крепости 17 декабря 1724 г.). Всеми делами на Украине стала заведовать Малороссийская коллегия, но в 1726 г. Верховный тайный совет постановил вновь избрать гетмана. Им стал 70-летний Даниил Иванович Апостол вполне заслуженный человек, ранее находился с царём Петром вместе в Персидском походе. По его кончине в 1734 г. начался период Междугетманства, завершившийся назначением последнего из малороссийских гетманов Кирилла Григорьевича Разумовского (1750-1764 гг.). Запорожцы, ушедшие на турецкую территорию после разрушения Сечи в 1709 г. недолго пробыли на чужбине. Под властью турок им, видимо, жилось не сладко. В 1725 г. они стали ходатайствовать о разрешении вернуться в Россию. Правительство, однако, очень настороженно относилось к их просьбам, боясь обострения отношений с Турцией. В 1729 г. кошевым атаманом Иваном Малашевичем было направлено новое прошение от имени всех запорожских казаков о принятии обратно в российское подданство. Их просьбу удовлетворили только спустя 5 лет, когда ген. Вейсбах начал организовывать Украинскую линию крепостей. Ситуация менялась. Россия готовилась к войне с Турцией, поэтому планировалось, что запорожцы, с началом боевых действий, ударят по туркам с тыла.

В 1733 г. императрица Анна Иоанновна послала запорожцам грамоту, в которой прощала их и разрешала вернутся в Россию. Возвратившись, войско расположилось на землях по левому берегу Днепра, в урочище Красный Кут, в 4-х верстах от старой Чертомлыцкой Сечи. Границей между Войском Донским и Войском Запорожским стала р. Кальмиус. Возвращение запорожцев под протекторат России было закреплено Лубенским соглашением 1734 г. В 1740 г. по Константинопольскому миру Запорожское войско вошло в состав России и перестало "существовать как самостоятельный субъект международного права" (60). Именно поэтому впоследствии разгон Запорожского войска в 1775 г. стал внутренним делом России и не имел международных последствий. А пока над Новой Запорожской Сечью на р. Подпольной установили военный контроль. На месте старой Сечи был поставлен российский гарнизон "для смотрения за своевольными запорожцами". Казаки обязались оберегать границу от татар и за это получили прежние земли. Они были поделены на 5 округов, паланок (по турецки - небольшая крепость): Бугогардовскую, Кальмиусскую, Ингульскую, Кодацкую и Самарскую. Каждая паланка управлялась полковником и его старшиной. С 1768 г. добавились ещё две паланки - Орельская и Протовчанская. А затем на татарской территории запорожцы поставили ещё одно укрепление - Прогноинское, и землю вокруг него назвали Прогноинской паланкой (61). При этом сохранялось деление на 38 куреней, по численности равнявшимся донским станицам. В 1750 г. Запорожское войско впервые со времён Мазепы было подчинено указом Елизаветы Петровны малороссийскому гетману. Новый гетман К. Разумовский был торжественно избран в Глухове 22 февраля 1750 г. На тот момент (сын свинопаса Григория Розума) в свои 22 года не участвовал ни в одном сражении. В 1731 г. некий полковник Вишневский, проезжая село Чемер, в местной церкви услышал приятный голос певчего Алексея Розума и, взял его с собой в Петербург.

Алексей был принят в хор при дворе Анны Иоанновны, где его увидела и услышала Елизавета Петровна, пленившись его голосом и приятной внешностью. Ближе познакомившись, Елизавета обнаружила у него и иные достоинства. Она выпросила Алексея у тетушки Анны и зачислила в свой штат обслуги. В 1740 г. его произвели в камер-юнкеры и поменяли малороссийскую фамилию «на более пристойную» - Разумовский. Сразу же после переворота 1741 г. Алексей Разумовский стал камергером и генерал-поручиком. В течение 1742 г. он стал кавалером орденов Св. Анны, Андрея Первозванного и Св. Александра Невского. В 1744 г. он получил графское достоинство, в 1756 г. стал генерал-фельдмаршалом. Всё это можно отнести к официальным наградам. Главной неофициальной наградой стало тайное бракосочетание в 1742 г. с императрицей Елизаветой Петровной. Почему родной брат Алеши - Кирилл стал гетманом, думаю читателю объяснять не надо. Итак, юный гетман сразу начал качать права и донёс в Сенат, что в Сечи, на казацкой Раде атаманом избран прежний - Григорий Фёдоров, а судья, писарь и есаул избраны новые, и что эту перемену казаки сделали, без согласования с ним, гетманом, и он повелел кошевому и старшине отписаться, на каком основании это сделано. Сенат поддержал Кирилла Разумовского и несмотря на это запорожцы по-прежнему на Раде выбирали себе кошевых атаманов. Постепенно гетман Разумовский начал понимать малороссийские реалии и стал действовать не только кнутом, но и пряником. Так, он «выхлопотал вознаграждение запорожцам: прибавку жалованья по причине умножения этого войска и потому, что оно стеснено от Новой Сербии и нового слободского полка в рыбной и звериной ловле. Кроме того, козаки покинули соляные промыслы и прочую торговлю вследствие увеличения пошлин в пограничных таможнях; гетман просил даже дать запорожцам артиллерию.

Сенат приказал жалованья прибавить 2 тыс. руб. и с прежним производить по 6 660 руб.; вместо трёх пушек, оказавшихся негодными, отпустить три новые» (29). И всё же добрый и великодушный Кирилл Разумовский казачьими делами занимался мало, да и вообще жил в Петербурге, где заодно стал президентом Академии наук. В гетманской столице (г. Глухов) в то время неограниченно распоряжалась старшина - войсковой судья и обозный. А украинские казачьи полки стали полными «вотчинами» полковников, которые стали даже передавать свои посты по наследству. Возвращаясь к эпохе Петра I, надо отметить, что она в целом кардинально изменила всю жизнь малороссийского казачества. Процесс ликвидации «вольностей» казачьих пошёл полным ходом от фактической ликвидации, как таковой гетманщины со смертью И.И. Скоропадского до превращения малороссийских полков в регулярные армейские кавалерийские части, формирующиеся уже на совсем иной основе при Екатерине Великой. Немалая вина в этом лежит и на гетманах и, на казачьей старшине, которым царь, после измены Мазепы, просто перестал доверять. Целью существования государства, по мнению Петра Алексеевича должно было быть «общее благо» его граждан. Но, гарантировать такое «благо» могло лишь государство, устроенное по западноевропейской «регулярной» модели, в которую никак не вписывалась Малороссия с её постоянными внутренними проблемами, которые не решались, опять же по мнению царя, без вмешательства центральной власти, и которые угрожали целостности всего государства. Измена Мазепы лишь подтвердила опасения царя Петра и укрепила его решимость превращения Малороссии в рядовую губернию России (30). При правлении Петра, процесс покорения казаков и завоевание земель Дикого Поля, длившийся до этого более двух веков, вступил в свою завершающую фазу. Именно на этом этапе в ход была пущена военная сила.

На более ранних стадиях использовались рычаги экономические, политические и религиозные. Пользуясь ими, Москва стравливала казаков с турками и татарами, провоцировала крупномасштабные военные конфликты между ними, ослабляя тех и других. Сразу же после развала Золотой Орды правящая верхушка Московской Руси оказалась достаточно богатой и, учитывая общность интересов казачьих государств и Москвы и плохое экономическое положение казаков, смогла привлечь их к себе на службу. Казакам давалось жалование, порох, свинец, вооружение, продукты. Кроме того, служивые и городовые казаки наделялись землёй в более безопасных районах. Христианская церковь проповедовала, что русский царь – помазанник Божий и его устами глаголет сам Господь и учит нас, это ставило царя выше атаманов и внедряло в сознание казаков главенство русского царя. Церковь также внушала казакам, что ослушание царя есть ослушание Бога. Таким образом, борьба казаков за свою национальную независимость превращалась в дело не богоугодное, а в сознание казаков внедрялось чувство вины перед русским царём. Вместе с тем, проводилась и русификация казачьих земель путём массового переселения русского населения в пределы Дикого Поля. При этом принимались все возможные меры, чтобы предотвратить приём этого населения в казаки. Казачья старшина быстро сообразила о выгодах, связанных с наличием бесправного иногороднего населения и стала использовать этих людей для личного обогащения, не боясь греха, поскольку сребролюбие, согласно новой христианской вере, грехом теперь не считалось. Тем самым нарушался один из основных казачьих принципов о недопустимости использования чужого труда, а это исключало такие понятия как совесть, справедливость. Рушились моральные устои, которых веками придерживалось казачество, а свобода, равенство и братство превращались в пустой звук.

Продолжение следует в части  44                http://proza.ru/2019/01/20/2153


Рецензии