Как спасали девушек любовью...

   Может быть и показалось, но в тот момент раздумывать было  некогда. Иван проехал на мотоцикле между машиной, как ему виделось, наезжающей на остановку и стоящими на остановке двумя девушками в полинявших платьицах и с густыми русыми копнами волос. Одну он подхватил сильной рукой и посадил перед собой, другая догадалась сесть сзади.
   Заехав в парк, Иван остановился на склоне к реке.
   -Мне показалось, что я вас спас от наезда машины. хоть бы поцеловали спасителя.
   Девчушки обняли и поцеловали его.
   -Можно бы покупаться, день-то тёплый. Но если вы согласитесь свезу вас в очень красивое место, заехав в магазин. Есть-то, небось хочется.
   -Конечно, хочется. С утра не ели.
    Иван купил бутылку красного. колбасы и сосисок с сардельками, полбуханки хлеба.
    Когда он их привёз на окраину деревни, они первым делом искупались, а потом стали отпивать вино и закусывать колбасой с хлебом.
   -Третью стопку я всегда пью за любовь. А раз за любовь, то надо с поцелуями. Он обнялся и поцеловался сначала с одной, потом с другой.
   -Хоть мы и покупались, но я ещё предлагаю в бане помыться, а перед этим покрасить  вам обеим волосы, чтобы вас не узнали те, что почему-то хотел вашей смерти или покалечить. Ну я то только добра и любви вам хочу. поэтому мне то вы можете открыться и назваться.
   Девочки оказались Зоей и Любой из интерната. Им вроде бы должны бы дать комнаты или квартиры, но не дают.
   -Может из-за этого на вас охота идёт. Ну это несколько меняет дело. Только из-за поцелуев я жизнью рисковать не согласен, вот если баню истопим , покрасите волосы и помоетесь, а потом полюбите меня с лаской и нежностью, может я и помогу вам спасти ваши жизни, конечно. если вам жизнь дороже нераспечатанной девичьей прелести.
  -Конечно жизнь всего дороже, тем более , что нас мальчишки в интернате уже распечатали. Так, что чего нам беречь, кроме жизни?- сказала Люба.
  Они наносили воды в первую попавшуюся баню, затопили покрасили волосы. И кока краска впитывалась в их космы. они сами стали целовать раздетого догола, как и они Ваню, а когда он возбудился, по очереди любили его. После этого в ковше сварили на углях в печке сардельки и сосиски и допили вино.
  -А что спать, прямо в бане будем на полке? - спросила Света.
  -Да можно забраться в дом. Всё равно никто уже несколько лет не живёт и там переспать. Со мной-то вам не страшно? А чем вы на жизнь зарабатываете, хотя бы на питание?
  -Да чем придётся, иногда где-нибудь подработаем, кому -нибудь поможем за еду или деньги пол помыть или покрасить что. Что перед тобой скрывать, несколько раз воровали по огородам. Жили у одного вдовца, но он нас только  гладил, больше ничего не получалось, зато кормил, пока к нему дочери не приехали и нас не выгнали.
  -А я бы мог вас пристроить к одному вдовцу, но он не только гладить может. Кормить, конечно будет, если вы ему по хозяйству будете помогать.
  -Я согласна,- сказала менее симпатичная Люба.
  -А я,- призналась Света,- хотела бы с тобой. Ты мне понравился. Может у нас любовь по-настоящему получится, буду твоей невестой, любовницей или гражданской женой.
 -Может и стоит попробовать, но только если изменишь, разбежимся сразу.
   Дядя Ивана принял их не сказать бы радостно, но когда Люба стала ложиться с ним спать, он спросил?
  -Ты это серьёзно со мной? На одну ночь или дольше?
  -А как получится, от нас зависит...
   Егор Петрович назавтра накормил их жареной картошкой, а Любе предложил одежду своей дочери. Девушки с удовольствием переоделись.
  -Вообще-то  я хотел баню предложить вечером , а до вечера со мной сходить покосить.
    Когда обедали на покосе, Петрович похвалил за старание в косьбе, хотя косить сначала их всё-таки пришлось учить.
   -Не будем далеко загадывать, но если, Любаша, месяц ты со мной будешь ласковой, как  эту ночь, я пожалуй и женюсь на тебе.
  -А я возражать не стану. Я жила в детстве с бабушкой в такой же деревне. Потом мать сошлась с выпивохой, который не хотел чтоб я с ними жила, и сдала меня в интернат.
  -А ныне не хочешь с ней встретиться?
   -Нет, не хочу. Я и с тобой, когда ложилась не от безыскодности, а с надеждой, спросив у Вани, выпиваешь ли ты. И он сказал, что по праздникам только и что работящий и добрый человек. А то, что между нами разница в летах, так я насмотрелась, что и без разницы жить вместе не могут, не уступают друг дружке.


Рецензии