Паранойя. Глава 3. 1

Пятница началась так, как будто вчерашнего разговора и не было. Андрэ умылся, напевая веселую песенку, позавтракал и отправился на работу. Шанталь недоумевала, что это значит? Неужели все сбылось? Неужели он действительно попал в петлю времени и она «прошла» дальше, а он остался там? Если так, то она ничем не сможет ему помочь. Но в то же время, если это так, то «сегодняшний» Андрэ здоров. Но нет, она вспоминала, как он менялся эти дни. Да, еще вчера утром она этого не замечала, но сейчас, вспоминая, она поняла, что он изменился.

Тогда что было вчера? Хорошо разыгранный фарс? Если так, то почему? Любовница? Нет, нет и еще раз нет! Она уже дала себе слово, что не будет верить в эту версию. Этого попросту не может быть! Тогда что? Почему вчера он говорил все это? Он был безумен. Быть может, она зря отпустила его сегодня на работу? В его состоянии нельзя покидать дом. Позвонить? Поговорить с ним?

Она взяла телефон и позвонила Андрэ. Ей казалось, что гудки длятся целую вечность. Сердце колотилось с бешеной скоростью. Она отчетливо это чувствовала. Яд догадок снова стал отравлять её.

– Да, милая? – подняв трубку, весело спросил он. Сейчас он еще в дороге, подъезжает к городу.

– Андрэ, ты помнишь вчерашний разговор? – неуверенно спросила она. Дыхание перехватило, как будто она нырнула в бассейн с ледяной водой. Главное, чтобы он не счел её сумасшедшей.

– Конечно, – весело ответил он. – Что-то не так?

«Что-то не так?» Он еще спрашивает?! В это мгновение, Шанталь показалось, что с ума сошла именно она, а не Андрэ. Как можно было забыть то, что было вчера? Нет, он не забыл. Он просто не придает этому разговору значения. Потому что вчерашнего разговора е было. Или он был, но говорили они о другом. А может, она все придумал? Может, это её разум затуманен, и она все придумал? Новая порция яда растекалась по венам. Он здоров, а она рехнулась. Скажи она сейчас правду, он сочтет её безумной и запрет в лечебнице. И будет прав. Если она смогла придумать сказку про петлю времени, в которую угодил Андрэ, то на что она способа еще? Она же обвинила его в убийстве! В её мозгу он стал маньяком! Альбом? Чушь! Альбом не способен на такое! А вот расшатанная психика – да.

Но почему она сошла с ума? Какова причина её безумия? Все эти вопросы крутились в её голове, мешали сосредоточиться. Она посторалась отогнать их. Все ,пути назад нет, надо быть откровенной и сказать все. Если она больна, то он точно поможет ей. Ведь он любит её.

– Да, – ответила Шанталь. – С тобой все не так, если ты помнишь о петле времени.

Ответом была тишина. Она даже подумала, что связь оборвалась, но, посмотрев на дисплей, поняла, что Андрэ просто молчит.

– Ан…

– Я еду домой, – резко перебил Андрэ Шанталь. Его тон изменился. Он больше не был веселым. Он был серьезным.

– Хорошо, – произнесла она уже отключившемуся телефону. Его поведение удивило её, но серьезный тон успокаивал. Она не сошла с ума. Иначе бы он просто начал задавать вопросы: «Какая петля? Ты о чем? С тобой все в порядке? Что ты, черт возьми, несешь?!»Но он был спокоен.

Но как объяснит его поведение? Отрешенный все эти дни, безумный вчера и веселый сегодня? Что с ним? Ожидая возвращения Андрэ, она задавала себе все эти вопросы. Неизвестность порождает вопросы. Ответы на вопросы порождают новые вопросы. Больше вопросов, больше белых пятен. Конечно, большинство вопросов можно отмести в сторону. Они лишь яд догадок, а для понимания нужны факты. И пока нет фактов, мы погружаемся в бездну неизвестности. Вот и сейчас, Шанталь не понимала, что происходит. Почему Андрэ себя так ведет. Она надеялась получить ответы вчера, но получила лишь порцию новых вопросов. Теперь она боялась ответов на эти вопросы, но жить, отравляясь догадками, она не могла. Это еще хуже.

– Откуда ты знаешь про петлю времени? – спросил вбежавший Андрэ. Он так спешил, что запыхался.

– Ты мне сам вчера об этом рассказал, – произнесла Шанталь. – Помнишь? Вечером, после ужина. Мы с тобой разговаривали в гостиной.

– Да? – удивился он. – Вчера? Но вчера петли не было? Я застрял в этом дне. В пятницу.

– Нет, – покачала головой Шанталь, – ты застрял в четверге. Ты рассказывал, как тебе было тяжело. Как тебя начинало все раздражать, как ты… – она запнулась, не зная как продолжить. Сказать ему правду или же солгать.

– Я что? – спросил Андрэ. Ей тяжело было это произнести. А если она ошибается? Если её слова только усугубят и без того тяжелое состояние Андрэ? Она не знала, безумен ли её муж, но она снова стала сомневаться в его словах. Теперь он не говорил про «проклятый четверг», а утверждал, что застрял в пятнице. И он спокоен. Он не совершает необдуманных и странных поступков. Он просто стоит перед ней и говорит, что день сурка сегодня.

Может, это все галлюцинации? Может, все же, сума сошла она? Моет, не было вчера никакого разговора, и это она протягивала руку в пламя, а сейчас она стоит посреди прихожей и представляет, как рассказывает Андрэ про вчерашний разговор?

– Как ты убил меня, – с трудом выдавила из себя Шанталь.

Он опустился на пол прямо в прихожей и обхватил голову руками.

– Андрэ? – осторожно спросила она.

– Я настолько обезумел, что убил тебя? – удивленно, спросил он, открыв лицо. В его взгляде не было безумия, только страх. – Я опустился до такого уровня?

– Андрэ, что с тобой? – опускаясь перед ним, спросила Шанталь.

«Только бы он не растворился в воздухе! Только бы…» – мелькало в её голове. И запоздалая мысль, что она снова думает только о себе! Когда он награни безумия, она надеется, что с ума сошел он. Ну, или же застрял в петле времени, роли не играет. Главное, что она эгоистично думает о себе, о своем здоровье. Как и вчера, ей плевать на Андрэ. Как же она моет так поступать с ним? Сейчас она должна забыть о себе и помочь ему. Пусть даже он галлюцинация, пусть она сошла с ума, но она не будет думать только о себе!

– Я попал в день сурка, – начала он. – Помнишь, фильм с…

– Биллом Мюрреем, – перебила его Шанталь, – ты вчера об этом говорил.

– Что я еще говорил? – спросил он.

– Что ты устал от всего, – начала она.– Каждый день одно и тоже. Ты начал слетать с катушек и в один момент зарезал меня.

– О боже, – тихо простонал Андрэ.

– Нет, нет, нет! – она принялась обнимать своего мужа. – Это было с тем тобой, а сегодня…

Она замолчала, не зная, что и сказать. Получается, что «сегодняшний» Андрэ так же заперт в одном дне. Только его петля это не четверг, а пятница. А завтра будет новая петля, с новым «Андрэ? Она запуталась. Петля времени, безумие, его или же её. Все это каруселью крутилось в голове. Нет, она не безумна. Вот он, он рядом, она чувствует тепло его тела. Значит, проблема в нем и она должна приложить все силы, чтобы помочь ему!

– Прости меня, прошу тебя, прости! – прижимаясь сильнее к Шанталь, начал Андрэ. – Я не хотел этого, поверь.

– Ты ни в чем невиноват, – ответила Шанталь. – Ведь вчерашний ты и сегодняшний это разные люди.

– А завтра тоже буду не я, – произнес он, отстраняясь. – А если тот Андрэ решит убить не только тебя, но и Валери?

Валери. Сейчас девочка в школе и ей ничего не угрожает. Шанталь только сейчас поняла насколько был опасен «вчерашний» Андрэ. Действительно, если он способен убить Шанталь, то, что ему мешало сделать тоже самое с Валери? И ведь он сам в этом признался! Если бы это произошло с ней, то она бы сошла с ума (или это уже произошло). Конечно, он бы остался в том четверге, а она «пошла» дальше со своим горем. Но «сегодняшний» Андрэ не такой. Он не дошел до той точки безумия, до которой дошел «вчерашний». Главное, что они знают проблему. Осталось только одно – найти решение. А для этого эмоции не к чему. Их с лихвой хватило вчера. Сегодня надо успокоиться и искать пути решения проблемы.

– Хватит сидеть на полу, – поднимаясь, произнесла Шанталь, – пойдем на кухню.

Она протянула ему руку. Его жена, для которой он обещал быть надежной опорой, сама протягивает ему руку. Она его опора. Она выслушала его «вчерашнего» и готова помочь. Она не сочла его безумным, не пригнала сюда санитаров. Он зря опасался. Шанталь можно доверять.

– Чашка чая не помешает, – улыбнулась она, – нам надо успокоить нервы.

 С её помощью, он поднялся, и они направились на кухню.



* * *

Они сидели в тишине на кухне. Чай уже давно остыл, но ни он, ни она к нему так и не притронулись.

– Почему день? – пристально глядя на Андрэ, спросила Шанталь. Она не хотела смотреть на нетронутую чашку, боясь, что снова вернется к мыслям о галлюцинациях и собственном вероятном безумии.

– Что? – недоуменно спросил он.

– Почему день? – повторила свой вопрос Шанталь. – Ни неделя, ни месяц, ни год, а именно день. Ни час, в конце концов.

– Не знаю, – пожал плечами Андрэ. – Я тоже задавался этим вопросом. Но я думал, что петля одна, но оказывается, нет. Конечно, время же не одномоментно, – он подскочил, открыл свой дипломат и достал лист с каким-то документом. Перевернув его, он начал рисовать. – Я кое-что узнал за это… время, – он на мгновение запнулся, говоря об этом. Действительно, как еще охарактеризовать один день, повторяющийся неоднократно?

– Время это не просто дорога из точки А в точку Б, – продолжил Андрэ. – Это как многополосное шоссе с ответвлениями. Я застрял не на одном участке узкой дороги, а на огромном отрезке, где куча полос движения, поворотов и ответвлений.

Он так увлечено начал рассказывать. И в нем не было того безумия, которое было вчера. Только желание высказаться. Он говорил уверено и четко.

– Прошлый я, – продолжил он, – вчерашний, пытался свернуть с этой дороги, он искал возможности уйти, даже радикально. Потому он убивал тебя. Но все, что он делал, это лишь менял полосу. А потом, дорога возвращалась в исходную точку. Один день. Ты права, это странно, что петля замкнута лишь на одном дне. Но теперь все понятно. Все мое время разделено на такие вот петли. Каждый день зациклирован. Когда со мной начали происходить странные события?

– Я не знаю, – начала оправдываться Шанатль. Она чувствовала свою вину за то, что не обратила внимания на поведение мужа. Даже сейчас она сомневалась в существовании петли. Конечно, все мысли о другой женщине ушли на второй план. Точнее, растворились вовсе. Они исчезли. У Андрэ нет любовницы. Ведь он суть с ума не сошел, когда узнал, что «вчерашний» он убивал её. Но все равно, все, что рассказывает Андрэ, казалось ей какой-то сказкой. Мысли о собственном безумии начали возвращаться.

– Я только вчера заметила изменения происходящие с тобой, – произнесла она. – Возможно, это длиться неделю, возможно, месяц.

– Ясно, – кивнул он, – значит, я не всю жизнь был в этой петле. Иначе, мы с тобой могли и не познакомиться.

– Всю жизнь? – удивилась Шанталь.

– Да, – улыбнулся он, присаживаясь на край стола, – я тут уже было подумал, что вся моя жизнь, это череда петлей времени. То есть, в твоем потоке времени я «перехожу» из одного дня в другой, а в своем я «замкнут» в каждом дне. Но если я стал меняться не так давно, то понятно, что это не так. Ты видишь изменения во мне, значит, петля влияет на мое поведение.

– Но, сегодня ты поехал на работу, – произнесла Шанталь, – как ни в чем не бывало.

– Я не дошел до края, как «вчерашний» я, – ответил Андрэ. – Мне было тяжело, и порой я срывался. Но я никогда не поднимал руку на тебя или Валери. Я кричал на тебя, у нас даже чуть до развода дело не дошло. Хотя, в той ветви реальности, возможно и дошло. Но я понял, что пусть я и замкнут в одном дне, самое дорогое, что есть у меня – это ты и Валери. И я просто принял все как есть. Я стал жить обычной жизнью. Да, день повторяется, но я смог приспособиться к нему. Все что я делаю, зависит только от меня. Я могу все разрушать, надеясь, что круг не разорвется и утром все вернется на места свои, я мог каждый день проживать счастливо с тобой и Валери. Бывало, мы выезжали на природу. Все втроем. Мы гуляли, смеялись и весело проводили время. Бывало, мы с тобой устраивали настоящий секс-марафон. Играли в прятки. Ты пряталась в доме, а я тебя искал. Когда находил, мы занимались сексом прямо там, где ты пряталась. Это было весело. Хоть и не часто. Знаешь, со временем, фантазия иссякает и, не думал, что скажу это, но начал скучать за простой размеренной жизнью. Я не делал ничего радикального. Я работал. А когда я хотел разнообразия, то просто прогуливал работу. Даже если бы круг и разомкнулся, ничего страшного не произошло бы. Максимум, потерял бы работу. Не велика беда.

«Потерял бы работу...» Шанталь повторила эти слова в своей голове. «Вчерашний» Андрэ был в депрессии. Он не знал, что делать в своей ситуации. Он дошел до точки и отчаялся. «Сегодняшний» же наоборот, смог найти в себе силы, если не бороться, то научится жить в новых реалиях. Он не искал выхода из ситуации, но приспособился. Но какой же Андрэ ждет её завтра? Он будет раздражен, агрессивен или же смирено примет свою участь? Дойдет ли он до точки, и схватиться за нож или же нет? Быть может, он наложит на себя руки прямо с утра, не выдержав повторения циклов.

Признаться, Шанталь все же с трудом верила в петлю. Для неё это просто были изменения в муже. Почему она не вызвала врачей? Она и не знала. Быть может, подсознательно, она не хотела видеть Андрэ среди пациентов психиатрической лечебницы. Да и с ума не сходят мгновенно. Точнее, сходят, но для этого нужна причина. А Андрэ просто стал меняться. Почему – неизвестно. Даже неизвестно когда. Поэтому она снова вернулась к мысли, что с ума сошла все же она.

Шанталь поднялась и подошла к Адрэ.

– Давай попытаемся найти выход из этого замкнутого круга, – произнесла она и крепко прижалась к Андрэ. Для него, прожившего тысячи пятниц подряд, это было неимоверным. Она понимает и принимает его! И она готова помочь ему! Главное, чтобы «завтрашний» он был таким же как он «сегодняшний». Не стоит поддаваться эмоциям, надо держать себя в руках, чтобы не произошло.

«Лишь бы он не исчез! Лишь бы это не было миражем!» – мелькало в голове у Шанталь…





==Читайте продолжение в главе 4.1==


Рецензии