Глава вторая не теряй любовь

II
Откуда такой характер у моей героини?
Отец Катюши Лев Егорович родом из Украины  детство его было непростым, родители развелись, каждый устраивал свою жизнь,  и они с сестрой переходили от одного к другому. Дед Егор – суровый мужчина, вернулся с войны инвалидом без руки, был не ласков и совсем не умел выразить свою  любовь к детям.

 Мать Анна вышла за него замуж совсем молоденькой и сразу родила  друг за другом двоих детей. Анна – веселая, заводная, большая труженица, легкая на подъем, но так же легка и на скандал не смогла ужиться с суровым мужем, а потом дважды пыталась построить семью, да все неудачно. Умерла Анна рано, не дожила до сорока лет.  Вот и росли дети сами по себе.

Лев  характером в отца строгий, немногословный, каждое слово – золото.  Красив был неброской, мужской красотой – коренастый, широкоплечий, черные смоляные густые волосы, белозубая широкая улыбка и пристальный колючий взгляд ярких, голубых глаз. Сам совершенно равнодушный к достатку, почету,  щедрый и  предельно честный. Не мог себе позволить взять колхозного ничего, и заборчик - то во дворе у них был хиленький, и крыша протекала, и скотину не заводили, потому, что не прокормить ее, не украв в колхозе сена. Но как узнал, что у соседей девочка родилась с заячьей губой и срочно нужны деньги на операцию, не задумываясь,  дал, понимая, что не вернут.

   В молодости Лев мог и побуянить,  выпивши, и подраться, благо, что силушки было немерено.  А, с возрастом, стал серьезен, задумчив, не любил компании. Читал много, особенно русских и украинских классиков, Пушкина, Толстого, Гоголя, изучал Библию, Коран. Выписал по почте баян, самоучители игры и сам осваивал его, наигрывая песенки, которые мама Лена с удовольствием напевала.


А вот Катюшина мама Елена совершенно другая, выросшая в большой семье, где все друг друга любили, с братом и двумя сестрами, в российской глубинке. Ее детство прошло во дворе многоквартирного дома, с множеством друзей – соседских ребятишек, с которыми беззаботно и весело    ходили  в лес, на танцплощадку, в клуб, в кино, на речку. Лена такая смешливая, быстрая, открытая и веселая.  Она и сейчас, встречаясь с сестрами, может щебетать и хохотать часами, хотя ей уже далеко за семьдесят. Да и разговор поддержит с любым человеком. Но при всем этом Лена не  выражала открыто свою любовь к мужу или детям.  Катюша даже и не припомнит, чтобы ее ласкали, пестовали, хвалили, называли красавицей, или просто говорили, что любят ее больше всех на свете. Возможно из-за характера мужа, который  частенько приговаривал: «Что за телячьи нежности!»


Все же с мамой была у Кати какая то незримая связь.  Катя понимала ее, любила и знала, что мама любит ее. Мать была родным, любимым, самым главным человеком, примером для подражания. Именно отцовской любви особенно не хватало Катеньке.  Она побаивалась отца, старалась не попадаться ему на глаза, не задавать вопросов, держаться в стороне, тихонько уйти в свою комнату и там обитать в уютном мирке книжных фантазий.


Как это сложилось? Трудно понять. Катя родилась, когда отец служил в армии, причем служил в военно-морском флоте три года. Вернувшись, нашел дочь уже почти трехлетнею. Видимо поэтому не слусилась между ними эмоциональная связь.

 Сам по себе Лев был очень строг, достаточно было оного только его сердитого взгляда, и трепет охватывал Катино сердечко, она готова была сквозь землю провалиться. Он никогда не кричал, и тем более не бил ее, за исключением одного раза. Тогда, расшалившись в своей комнате, Катя с сестрой устроили драку со слезами и криками. Отец вошел, увидел младшую дочь плачущей,  и,  не разбираясь, отвесил оплеуху Кате. Она не помнит, кто был виноват, что сказал отец, только горечь обиды осталась в ее сердце надолго.

Еще одна обида запомнилась, когда отец попытался помочь выучить уроки. Он упорно добивался, чтобы Катя сама поняла задачу, а у той совсем мозг отключился, и страх заполнил его, слезы текли ручьем, а отец сердился еще больше, говоря: «Хорош ныть! Думай!» - так и не сумела Катя понять задачку, а воспоминание об «уроке» осталось навсегда.
Однажды,   Катя гуляла с подружками вечером (а гулять можно было только до девяти), и встретили они своих одноклассников, которые ушли в училище после девятого класса (кстати и того самого Андрюшку тоже). Встреча была веселой, интересной, нашлось чего рассказать друг другу и, конечно время пролетело незаметно. С радостными впечатлениями Катя около двенадцати часов явилась домой. На пороге стоял отец:
- Почему так поздно? – спросил он грозным тоном.
- Да вот, мы встретили наших одноклассников Андрея, Сашку и как-то заболтались – отвечала Катя дрожащим голосом.
- Я не спрашиваю, кого вы встретили, я спрашиваю, почему так поздно!
- Ну, мы разговорились, рассказывали…
 - Еще раз повторяю, я хочу знать, почему так поздно!
Катя недоуменно молчала, не понимая, что отвечать.
- Я не слышу ответа, - продолжал отец.
- Ну, папа, мы просто вместе шли, нас было много…
- Ты не поняла? Я спрашиваю, почему так поздно!
Может  от того, что ее редко ругали, и она никогда особо не была виновата, всегда слушалась, Катя не умела извиняться и оправдываться.  Только постояв, минут пять, с трудом она пробормотала:
- Все, больше не повторится.
На том и разошлись. И действительно больше не повторялось. Так без крика, скандала, но как-то психологически очень жестко мог влиять отец на Катюшу.


Есть в памяти у Кати и очень светлые воспоминания. Однажды, в солнечный, яркий,  зимний день отец предложил пойти на речку покататься на коньках. У Кати были прехорошенькие, белые, фигурные коньки – ее гордость. И она идет вместе с папой на речку. Она помнит все, голубое небо на котором не было ни единого облачка,  сияющее солнце, искрящийся в его лучах так, что больно было смотреть, снег, морозец, щипавший щеки и нос, и свою руку в большой, теплой папиной руке. А еще гордость и счастье, от того, что отец идет с нею.  Катя каталась на коньках, они вместе рассматривали сквозь толщу льда, такого прозрачного, что видно было дно реки, забавные пузырьки воздуха, трещины, застывших рыбок. О чем они говорили, и говорили ли вообще, не сохранилось в памяти, а вот этот искрящийся снег, улица и, виднеющаяся вдали река, это и стало крупинками любви, единения и родства их душ.


А еще отец купил Кате велосипед «орленок», и научил ее кататься. Одно то, что папа уделил ей внимание, он был с ней вместе, приводило Катю в восторг. Они катались по асфальтовой дорожке вокруг клуба, Катя старалась изо всех сил. Она не могла подвести отца. Лев был  терпелив, он бежал вслед за велосипедом, то придерживая его, то отпуская. Пару раз Катя упала, но о том, чтобы заплакать не могло быть и речи. Нельзя было пасть в глазах отца. Катя научилась быстро, гордилась этим, и очень любила разъезжать на велосипеде вокруг клуба и по совхозным улицам, распевая под звуки репродуктора, которые слышались во всем селе и даже на реке. Ветер развевал ее незаплетенные волосы, лаская лицо, и никто не нужен был ей в этот момент, свобода, легкость и скорость увлекали ее, не мешая фантазировать, представлять себя,  то  гонщицей, то лихой всадницей на коне.


  Отец вообще мало времени уделял семье. Он был трудоголиком, работа захватывала его целиком, в ней он видел цель  жизни и свою реализацию, считая все остальное мелочью, не достойной времени и внимания. Летом, во время страды, его не было дома неделями. Зимой он в совхозной мастерской готовил технику, пропадая там  до темноты, а вечерами читал в своей комнате, или смотрел телевизор. То ли ему было неинтересно с детьми и женой, то ли просто не знал о чем говорить.


 У Кати были младшие сестра и брат.  Надюша младше на три года, вечная соперница, которой, по мнению Кати,  доставалась  любовь отца. Нюша (так называл ее папа) была бойчее, общительнее и смелее Кати, она легко знакомилась с людьми, заводила друзей. И она не боялась отца, запросто могла спросить его о чем угодно, спокойно сидела с ним на диване, смотрела кино, залезала в машину, держалась за руль и сигналила.

   Может Катя ревновала сестру к отцу, или просто из-за своей замкнутости и отстраненности, она никогда не была близка с Надей.
 А вот уж кого Катя любила всем сердцем, так это братишку  Денечку. Когда он родился – долгожданный наследник – отец бросил курить, хотя курил с самого детства. Кате тогда исполнилось одиннадцать лет. Она стала замечательной нянькой, играла с Деней, гуляла, таская его на закорках по всему селу, брала с собой купаться  на речку и на все свои гуляния с друзьями, забирала из садика, развлекала и забавляла его, всегда могла утешить, найти подход и уговорить убрать игрушки или выучить стишок.

   Денис рос смышленым и забавным мальчишкой на радость всем. Даже отец переменился. Читал на ночь сказки сыну, ходил с ним на стадион, брал с собой на работу, научил управлять техникой. С появлением сына   Лев стал настоящим отцом. И Деня вышел копией отца, не внешностью, а характером, повадками, немногословностью, цельностью натуры.  Глядя на общение отца с братом Катя радовалась, конечно, но и удивлялась тому, что сама не получала такого отцовского тепла и любви. Непонятно ей было, почему не таким был папа с нею.

http://www.proza.ru/2019/10/20/120


Рецензии
Интересно о семье и детях.
Хорошо написано, читаю увлечённо.
Спасибо, Александра,
С уважением

Мирослава Завьялова   27.10.2019 10:38     Заявить о нарушении
Мирослава! Спасибо за ваше внимание. Хороших людей много! Я в это верю, и радуюсь, когда встречаю таких. Рада и теперь встретить Вас. Благодарю за прочтение и отзывы. Я начинающий автор, и буду внимательна к любой критике.

Александра Шам   27.10.2019 16:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.