На Тверском

                Девушка, которая села на соседнюю, с той на которой сидел я, скамейку, в самом начале Тверского бульвара, была внешности неординарной. Достав из сумочки айфон, она начала быстро что-то набирать на экране пальцем. Неудивительно, что сидела она здесь, этим томным летним вечером в пятницу одна, совсем недолго. Тут же на другой конец скамейки к ней аккуратно подсел молодой человек. Хотя расстояние между ними было больше метра, было ясно, что он оказался здесь только ради неё. Не сказать, что совсем молодой, и одетый вполне прилично, но, какой-то, на мой взгляд, не очень внушающий доверия. Сначала он сидел молча, как будто дожидаясь, когда девушка закончит свои манипуляции с телефоном. Но было видно, что ему не терпится с ней заговорить. Он менял позу, вертел головой, как будто кого-то ждал, наконец, немного придвинувшись к ней, сказал: «Извините, а вы москвичка?»
                «Да, но не коренная, в первом поколении» - охотно, как мне показалось, ответила она, бросив на него быстрый, оценивающий взгляд. И не дав ему опомниться, после небольшой паузы, продолжила: «А вы, наверное, хотите со мной познакомиться?» - она очаровательно улыбнулась. «Да, а как вы догадались?» - как-то уже не совсем уверенно промямлил он. «Это было не трудно. Неужели вы думаете, что вы первый, кто обращается ко мне с этими намерениями на улице. Я уже привыкла. Я сейчас как раз собиралась поужинать. Здесь неподалёку есть прекрасное местечко «Кафе Пушкин», может быть, знаете? Я иногда захожу туда перекусить. Если хотите, мы там с вами можем и поговорить».
                Надо было видеть лицо этого ловеласа. Сколько эмоций в одно мгновение пробежало тенью по нему. Я всё понял и мне, вдруг, стало его даже жалко. Я представил себя на его месте, хотя я сам почти никогда не знакомился на улице. «Кафе Пушкин» - то же один из самых дорогих ресторанов Москвы. Я даже не представляю, на сколько может потянуть в нём ужин на двоих, если он ещё и с алкоголем. Потому что не элитного алкоголя тамошней публике, естественно, не предлагают.
                Мне захотелось встать и побыстрее уйти от этого места, чтобы не быть невольным свидетелем его позора. «Это фиаско, братан!» - чуть было не вырвалась у меня крылатая фраза. Потому что было понятно: кишка у парнишки для «Пушкина», оказалась тонка. Но он, неожиданно быстро нашёлся: «К большому, к огромному сожалению, я не смогу сейчас составить вам компанию, хотя мне очень бы этого хотелось, мне сейчас детей надо из садика забирать, знаете, здесь, на Спиридоньевском. Вы же понимаете, дети. Очень, очень жаль». Ответ она оценила мгновенно, ведь окрестности Патриарших - это один из самых дорогих районов столицы, а он, по всей видимости, здесь и живёт, раз его дети ходят в местный детский сад. А в каком районе столицы живёт она, лучше сейчас и не вспоминать. И, хотя, сначала казалось наоборот, облом-то случился, в большей мере, как раз у неё.


Рецензии