Синие лебеди глава 8

                Остановиться б на мгновенье!
                От всех забот передохнуть
                И ощутить бы наслажденье
                От этих сладостных минут!
                Эльвира Рейнке

У Эдварда не все сходилось в его предположениях. Кем приходится Эжен Бруно? Красивая кукла из фарфора, которую ставят на видном месте? Не было похоже. Не жена точно, потому что за все время, пока Эдвард выполнял свои обязанности, проживая в доме Бруно, он не видел даже намека на их близость. Не говоря уже о раздельных спальнях и ночных отсутствиях супруга. Тогда зачем Бруно окольцевал Эжен? И главное, ей не то, что не доставлял дискомфорта этот брак, но даже служил развлечением. Она мастерски играла роль разбалованной жены богача. Почему они оба позиционировали себя супругами? Настолько дорогие подарки не дарят чужим женщинам. Эдвард находился в том возрасте, когда не верил в такой альтруизм пусть и мужчины в возрасте к красивой женщине, годящейся ему в дочери. Дочери? Женька - дочь Бруно? Вариант возможный, но слишком сериальный что ли. Если так, то это многое объясняет. Эдвард решил отработать эту версию, пригрузив бывшего опера Александра Квакшина ( в отряде его все называли Квакшей), а теперь просто Алекса приличным куском поисковой работы. Когда Эдвард завязал с караванным бизнесом в Афганистане, он часть денег потратил на выкуп военнопленных у моджахедов. Получив свободу, не все парни вернулись в развалившийся к тому времени Советский Союз. Многие, кого на родине ничего не держало, решили начать новую жизнь кто где. Квакшин давно мечтал об Англии. Его идеалом с детства был Шерлок Холмс. Эдвард инвестировал немного денег в его частное сыскное агентство, понимая, что оно будет иметь успех. Алекс раскрутился и уже готов был отдать долг, но вот Эдварду больше нужна была его помощь как сыщика ценной информации, нежели простые бумажки –деньги. 

- Эдвард, что-то случилось? – Бруно по выражению лица телохранителя дочери понял – важно, поэтому отложил визит и решил поговорить. – Я знаю, Эжен не подарок. С ее характером бывает сложно совладать.

- Эжен здесь как раз ни при чем. Разберусь с ее характером. Я изучил окружение вашей жены и пришел к выводу, что среда более, чем опасна.

- А можно поподробнее и с фактами? – теперь напрягся Бруно.
 
- Можно, - Эдвард бросил на плетеный столик папку с файлами, где по каждому подозрительному человеку был отдельный детальный отчет. – Один вор, второй наркоман, третий … нетрадиционный. Сами прочтете. Там все. И еще, в доме нужно заменить все замки и наставить дополнительных камер. Провести полную модернизацию.

- А в доме чего не так? – Бруно был поражен оперативности парня. – Каждый человек годами проверен.   

- Месье, пока вас не было дома, приезжал некий Крег, - Эдвард замолчал, давая возможность Бруно объяснить кто этот мужчина и каков его статус вообще.

- Крег? Да, я в курсе, что он приезжал. Мы встречались, правда, не дома. У него намечаются дела во Франции, но обычно он занят своими ресторанами в Милане, - Бруно пытался понять, цель разговора о Креге, но по напряженному лицу Эдварда сложно было что-либо определить. – Они с Эжен опять закатали скандал? Да, она его на дух не переносит, чего не скажешь о Креге. Пойми, он сын моего лучшего друга. Мне как родной. Да, он бывает эксцентричен, одно время пил, но сейчас весь в бизнесе. 
- Я не стану много говорить. Вот запись видеокамеры из комнаты Эжен. Всего пять минут, - и Эдвард протянул Бруно диск. – Посмотрите на досуге. После поговорим. Эжен должна отказаться от работы с этим… импресарио Дино, - категорически заявил Эдвард.

- А с Дино чего не так? Они уже три года успешно сотрудничают. Да, он малый странный, мне еще Дэнис об этом говорил, но Эжен не обижает, - встал на защиту Дино Бруно, хотя сам не прочь был убрать от дочери этого хитрого делка.

- Его предложения становятся все более авантюрными. Вашей жене хватает ума пока от них отказываться, но если честно, с ее то перепадами настроения, однажды может согласиться, просто из вредности, - Эдвард знал, что Бруно потребует доказательств, поэтому быстро вынул кассету из правого кармана и положил на стол. – Здесь запись их последнего разговора. Слышимость не ахти, но можно разобрать, как Дино предлагает Эжен приватный концерт шаху Туниса. На всякий случай, там в папке отчет по этому миллиардеру, в хоромах которого исчезло уже трое певиц из разных стран. Полагаю, в лучшем случае, пополнили ряды его гарема, в худшем – даже говорить не стану.

- Кто собирал всю эту информацию? – Бруно вертел в руках внушительной толщины папку. - У тебя не было на это времени…

- Один мой знакомый. Хороший следователь в прошлом, как-то дороги наши пересеклись. Отчет о потраченных деньгах, которые вы мне выдали, в последнем файле. Пришлось задействовать других людей, чтобы не оставлять без присмотра мадам Эжен. Я понимаю, что мистер Крег – близкий вам человек, но присмотритесь повнимательней к нему…

- Спасибо, Эдвард, я приму меры. Рад, что не ошибся в тебе, - Бруно сгреб материалы и удалился в свою комнату. Эдвард был уверен, что он изучит каждую букву отчета, прослушает каждый миллиметр аудиозаписи. Спустя час Бруно позвал к себе Эжен.

- Ты не говорила никогда, что Крег достает тебя своим чрезмерным вниманием, - начал Бруно, в очередной раз любуясь дочерью. В домашней одежде без макияжа с косой заплетенной на скорую руку и перевязанной голубой шелковой ленточкой, она походила на подростка и так была похожа на Зиле.

- Не привыкла жаловаться. Да и не уверена, что ты бы что-то смог сделать, - ответила Эжен. – Новый охранник донес?

- Он, между прочим, о тебе беспокоится. В то время, как ты провоцируешь массу конфликтных ситуаций, - легкий упрек проскочил в тоне Бруно.

-  Бруно, я всего-то хочу спокойно жить без всей этой охраны. Меня пугает не Крег, меня больше пугает этот охранник. Мне не нужна скала, которая ходит за мной по пятам и везде сует свой нос! Я хочу нормально ходить по городу, ездить не в бронированной машине. Зачем мне этот Эдвард, непонятно откуда взявшийся?

- Чтобы ты осталась жива, девочка… Прости, но в той жизни, которую, предложил тебе я и которую выбрала ты, нельзя без охраны. Раздавят – и глазом не успеешь моргнуть.

- Охрана охране рознь! Это ж не телохранитель, это надзиратель. Может, лучше меня привязать в том твоем бункере и посадить стеречь какого-нибудь волкодавчика, нет, троих, а?  Все-то будет не так страшно, как с этим…

- Эдвард – профессионал своего дела, дорогая. То, что моя охрана за года не смогла сделать, он сделал с помощью нужных людей за несколько дней, а это дорогого стоит, - заверил Бруно.

- Супер! Ты приставил ко мне шпиона, - вдруг поняла Эжен. – Причина? Несколько моих обдолбанных поклонников, включая Крега (не говори, что ты не знал, что он употребляет наркотики) что-то учудили примитивное? И все? Я должна трястись и бояться выйти на улицу?

- Своего телохранителя ты точно бояться не должна, - начал Бруно, но Эжен перебила:

- Назови хоть одну причину? Он машина по убийству людей. У него на теле нет живого места, все исписано шрамами. Если он служил в Афганистане, значит убивал. У него взгляд… - Эжен не договорила, чуть с губ не сорвалось, что смотрит он, словно гипнотизирует, к тому же Васькиными глазами.

- Ты видела его тело? – это все, что выделил Бруно из ее тирады.

- Вечером встретились на кухне, а он без футболки, имела счастье лицезреть. Кстати, подозрительно, что все тело в шрамах, а лицо, как у актера – ни царапинки. Уверена, не обошлось без чудес пластики. А кто за новым лицом? Какой бандит с большой дороги? Ты мне так и не ответил, где ты его откопал? - размышляла вслух Эжен, а Бруно еле сдерживал улыбку – сообразительная. Чтобы Эжен с хваткою опытного детектива не раскрутила логическую задачу, подброшенную авантюрным папочкой, Бруно взял инициативу в свои руки:

- Насчет Эдварда будь спокойна. Мои люди проверили его – он очень надежен. Да, он убивал, был несколько раз ранен, можно сказать, с того света вернулся, но никто не застрахован от экстремальных ситуаций, не так ли? Тебе ведь тоже однажды пришлось защищаться…

Эжен словно очнулась от долгого сна, вспомнив Серого, его наглую улыбку, коварное поведение хищника. Бруно не говорил бы так уверенно, если бы Эдварда не проверила как минимум ФБР. Он слишком много дал ему полномочий. Кто он, этот Эдвард?

- Милая, я не хотел, чтобы ты знала, насколько все обострилось, но придется тебе рассказать, - он вынул из картонного пакета фотографии, на которых запечатлены были письма-угрозы в адрес Эжен.

- Слова? Почти всем публичным людям приходят такие вот пугалки, - не увидела проблемы Эжен.

- Со всего света?  И посылки с твоей одеждой – тоже пугалки? Одна пришла из Сиднея? С бельем, между прочим. Ни отпечатков, ни идентификации по почерку… Отслеживание почтовых отправлений тоже ничего не дало. Кто-то пользуется услугами случайных наемников и следов не оставляет. Я думал, сыграем для видимости свадьбу, угомонятся. Психологи считали: 80%, что преследователь успокоится, когда рядом с тобой будет мужчина. Не сработало, он затих на время и вот снова угрозы, письма, вещи.  Ты понимаешь, что к твоим вещам есть доступ только у приближенных. Проверка твоего костюмера много любопытного открыла, - и Бруно протянул Эжен папку с файлами, полученными от Эдварда. Она только мельком пробежала по первому файлу, как глаза потемнели, скулы напряглись, речь уже была готова:

- Спросил бы меня, я бы рассказала. Я знаю, что Лили берет мои старые платья и продает их, и мне не жалко, а ей какая-то копейка, все же мать-одиночка. Я знаю, что Дороти не высыпается в последнее время, нервы, с мужем разошлась, он зараза, все отсудил и почти без трусов оставил, да, начала пить. Дино гей, не скрывает, и да, предлагает иногда дурные проекты, жадный немного. О том, что Ева лесбиянка я тоже знаю, но мы с ней сразу договорились – я не по этой части, поэтому она, как и многие, смотрит влюбленно, но ничего такого не было и быть не может, - Эжен сжала папку с файлами. – Рыться в моих людях было не обязательно! Его об этом никто не просил. Или ты попросил?
 
-  Это полностью инициатива Эдварда, но он действовал правильно. Мне тоже стоило с этого начать. Его действия профессиональны, - в коем то веке Бруно кого-то хвалил, обычно просто молча принимал работу. -  Две недели назад в моей машине нашли заложенную взрывчатку, - ошарашил Бруно. – Я думаю, это ты посчитаешь серьезным поводом для беспокойства.  В твоей комнате установят замок. Входя и уходя, пользуйся им, пожалуйста.  Крег тебя не будет впредь беспокоить, - холодным, почти металлическим тоном сказал Бруно и ушел.

Эжен практически ворвалась в комнату Эдварда, глазами отыскала мужчину, сидящего на диване, и бросила ему прямо в лицо папку:

- Это уже перебор! Так ты скоро жучки мне даже на украшения наставишь! - гаркнула, желая продемонстрировать степень своей обозленности.

- Все к этому идет, мадам, - он отбросил в сторону папку и встал. В черной футболке и обтягивающих черных штанах, традиционно босой, он действовал на Эжен, как удав на кролика. Уже не первый раз красотка поймала себя на мысли, что Эдвард владеет пусть слабенькой, но техникой гипноза. Коленки дрогнули и глаза просто прилипли к его сердитому взгляду. Он приближался очень медленно, не отрывая пристального взгляда, пока не навис над нею огромной скалой мышц, буквально пригвоздив к стене. Сквозь какой-то шум в ушах Эжен услышала:

- Понимаю, что мадам относится ко мне, как к игрушке. Несерьезно. Я согласен стать мишкой или собачкой, играйте на здоровье. В жизни я наслушался и натерпелся достаточно. Мне не важно, что вы будете делать под моей защитой. Кроме одного – вы не навредите себе. И вы должны слушаться меня по первому слову, - его голос становился ниже, переходя на легкую хрипотцу. – Я не буду этим злоупотреблять. Но если я прикажу «падать», вы упадете, пусть даже в зловонную лужу. При слове «беги», вы убежите так быстро, как умеете, а бегать вы умеете. Я понятно объяснил? Сейчас я ваш телохранитель, Жени, а это значит, что ваша жизнь важнее моей… и чьей-либо еще из тех, кто вдруг окажется рядом, - он еще раз посмотрел в синие любимые глаза, перевел взгляд на ее губы и шумно вдохнул. Затем резко отвернулся и вышел из комнаты. Эжен словно очнулась.

- Блин, что это было? Я ему покажу «падать» и «бежать»! -  Эжен была полна решимости сделать что-то эпатажное, чтобы разрядить свое недовольство, но в теле была такая усталость, что еле добрела до комнаты, прилегла с установкой «всего на пару минут» - и проспала до полуночи. Когда сознание отмотало пленку событий назад, Эжен обвинила именно Эдварда в своей слабости и решительно настроилась поскандалить. Но дверь в ее комнату оказалась запертой.

- Не, ну ни фига себе! Он уже меня закрыл, - она осмотрела дверь и увидела, что появилась также защелка и с ее стороны. То есть, пока она спала, комнату оборудовали замками. Это обстоятельство ее привело в полную ярость.

Когда Эдвард услышал сквозь чуткий сон (он был готов к подобному повороту), что в стену стучат чем-то тяжелым, он поднялся, вышел в коридор и открыл своим ключом комнату Эжен.

- Не смей меня закрывать! Быстро отдал ключ! – покомандовала красотка.

- Я закрыл вашу комнату, а не вас, мадам, - протянув ключ, спокойно ответил охранник. – Вам ли не знать, что здесь шныряют всякие. Кстати, вы тоже можете теперь закрываться изнутри. Понимаю, это как-то странно, закрываться в своем доме. Временные меры. Они необходимы.

- Ага, что следующее придумаешь?  Какой еще паранойей наградишь? – кусалась Эжен.

- Я просто выполняю свою работу. Рекомендую отдохнуть!

- Вот этим я как раз и планирую заняться, - грюкнув дверью прямо перед носом охранника, ответила Эжен. Закрывшись изнутри, она для начала мастерски замазала все камеры своей фиолетовой помадой, чтобы Эдвард не смог увидеть, чем она занята. Дневной сон напрочь прогнал усталость, наоборот, появилась шальная энергия, требующая выхода из тела.

Эжен печально взглянула на бутылку мартини в буфете, но отвела свой взгляд в противоположную сторону и резко раскрыла дверки шкафчика, уводящего в гардеробную. От бликов света черный кожаный костюм, который она давно не надевала, приятно блестел между другими одеждами. Сегодня она выбрала между мартини и ночной прогулкой городом последнее.

Тихонько отворив двери комнаты, на цыпочках спустившись на первый этаж, она пробралась в гараж, схватила свой Харлей и умчалась в ночь. Заметив, что за нею погоня, Эжен сначала попробовала оторваться, но преследователь был достаточно настойчив, а мокрая от недавнего дождя дорога – опасной для чрезмерно быстрой езды.  Выехав на грунтовую дорогу, Эжен не смогла вырулить при повороте, и Харлей улетел в одну сторону, а она – прямиком угодила в кусты. Именно благодаря кустам, сгладившим падение, она не так сильно повредилась, как могла бы. В ноге больно кольнуло и на некоторое время она даже закрыла глаза. Когда открыла их, то над нею стоял… Эдвард.

- Вижу, приземление было не мягким, не так ли? – серьезное лицо и металлический оттенок в голосе не обещали приятного разговора.

- Блин, какого было за мной ехать? – обидно рявкнула. – Я уж подумала, что Поль или чего доброго Крег развлекается, - озвучила свои опасения.

- Напоминаю, я отвечаю за сохранность вашего тела, пока вы нарываетесь на неприятности, - сквозь зубы, максимально сдерживаясь, ответил Эдвард.

- Я всегда так каталась – и ничего. Может, поможешь подняться, а? – жалобно спросила Эжен. Эдвард наклонился над нею и тихонько сказал:

- Желательно не двигаться, пока я не обследую ногу, - он присел, осторожно надавил на голень и по выкрику потерпевшей понял причину, - Мадам, у вас, скорее всего, вывих. Есть два варианта: я вас отвожу к врачу, и он проводит обследование, как результат – вы не сможете ходить где-то недельку, потому что пока мы доедем….

- Э-э-э, какую недельку, у меня реклама украшений, два концерта и съемки. Ты знаешь, во сколько обойдется неустойка по разорванному контракту? – закричала Эжен, не дав Эдварду договорить.

- Знаю. Также знаю, что в таких случаях существует страховка. Или ваш агент ее не оформил? Тогда вопросы к агенту. Очень жадный тип, советую сменить, - высказался Эдвард по этому поводу. – А вообще, вы меня не дослушали. Я ведь говорю – два варианта. Я могу вправить сустав – и он станет на свое место. Просто дерну. Полчаса – и вы сможете прыгать, танцевать, в принципе, делать все, что хотите. Ну как? Но придется потерпеть.

- Ты уже так кому-нибудь дергал? – подозрительно спросила Эжен. – Я уж молчу о медицинском образовании.

- Если бы я не был уверен в своих возможностях, вам бы этого не предлагал. Образования нет, но вывихи назад вправлял, приходилось.

- А если не вывих? Вдруг перелом? – сомневалась Эжен.

- Это вывих! – уверенно гнул свою позицию Эдвард.

- Хорошо, давай второй вариант, потерплю, - согласилась Эжен. Сначала охранник закачал ее кожаную штанину выше колена, затем приловчился, покрутил немного ногу и резко дернул. Эжен на мгновение показалось, что ее разломали на две половинки. Болело всего несколько секунд, но боль была адской. Дальше Эдвард снял ремень и туго перетянул место вывиха. Эжен хотела подняться, но пришлось немного посидеть, а затем все же воспользоваться помощью охранника. Когда она увидела свой Харлей, разочарованно отвела глаза.

- Да, мадам, машину вашу необходимо ремонтировать. Придется сесть на моего коня, - улыбаясь, предложил Эдвард. – Он не такой красивый и блестящий, но надежный точно. Боюсь, такси сюда не скоро приедет.

- Еще чего. Не буду! – заупрямилась красотка.

- Садитесь! – почти прорычал Эдвард. – Время нельзя терять.

- Мы не в армии, и я не твой солдат! – огрызнулась Эжен, но уселась сзади на твердое сидение непривычного байка. Она утешала себя, что слушается только потому, что в глубине души понимает – она не права. Эжен не столько обхватила Эдварда за пояс, сколько уперлась в бока. Да, это была очередная глупость с ее стороны.

- Держитесь мадам так, как нужно, а то мне придется вас привязать, - не сказал, а прорычал Эдвард.

Закусив нижнюю губу, Эжен была вынуждена признать, что, если будет себя так вести, только усложнит их путь домой: неудобство превратится в унижение. Поэтому она крепко обхватила его тело руками и сразу же вдохнула приятный аромат, исходивший от его курточки. Это был аромат малинового геля.

Мотор заработал и байк выехал на дорогу. Нельзя не согласиться, на пассажирском месте ей было куда приятнее ехать. А главное, она понимала, что надежнее. Не удавалось лишь унять волнение от нахождения в слишком тесной близости от мужчины, сумевшего занять все ее мысли. Причем, он для этого не сделал практически ничего.  Чтобы ветер не дул в лицо, приходилось как можно теснее прижиматься к спине водителя, ведь свой шлем она потеряла при падении. Ладони ощущали тепло и стальные напряженные мышцы его живота. Неплохо, конечно, вот так вот ехать: встречный ветер треплет волосы, месяц висит на небе ярким яблоком, а в охраннике чувствуется сила и надежность. Эдвард вдруг заложил вираж и выехал прямо на набережную. Проехав немного вдоль берега, он остановился напротив каменных ступеней, ведущих к воде.

- Куда это мы? – спросила Эжен, когда он остановил байк и опустил подставку.

- Нужно ногу опустить в воду. Прохладная вода снимет отек, уменьшит гематому.

- Нет никакого отека! Какая гематома? - уверила Эжен резким окриком.

- Почему вы постоянно орете? Это не ваша настоящая натура, вы только играете роль стервы. Причем, неплохо. Неужели тяжело поверить, что отек при таком раскладе дел возможен?

- Эди, ты психологом случайно, не подрабатывал? – спросила Эжен, но все же сняла кроссовки, уселась на последнюю ступень и опустила обе ноги по щиколотку в воду. Действительно, стало намного лучше. Если бы не близкое присутствие Эдварда, она бы и поплавала ко всему прочему. Почему ей так больно смотреть на него? И почему она никак не может унять дрожь в ногах и руках?

- Я вижу, вам стало лучше, юмор вернулся, - рассматривая красотку, констатировал факт Эдвард. Он включил рацию и сообщил охране, чтобы забрали Харлей с места аварии. – Нам тоже нужно возвращаться, мадам.

Эжен вынула ноги из воды и пересела на ступень выше. Камень, нагретый дневным солнцем, еще не совсем остыл, но Эдвард снял курточку и предложил сесть на нее, заметив, что подопечная не особенно стремиться возвращаться. Эжен расстелила курточку так, что места хватало двоим.

- Успеем, Эди. Садись, полюбуемся ночным городом, звездами, поговорим. В суете не всегда замечаем, как красиво, правда? Садись, я не кусаюсь, - настойчиво предлагала Эжен. Эдвард сел. Эжен даже в полутьме рассмотрела длинный шрам на его левой руке. – Расскажи, откуда это.

- Я не думаю, что мадам нужно об этом знать, - серьезно, глядя вперед, на мерцающий огнями город на другом берегу Сены, ответил Эдвард.

- Значит, обо мне ты все узнал, а я не должна знать? Так не честно, Эди…

- Я не это имел в виду. История не особо романтическая. Мне не сложно рассказать, вы не сможете это забыть, - он повернулся к ней лицом и печально прошелся по глазам, щекам, вздернутому красивому носику и губам. – Я не хочу, чтобы вы меня жалели, мадам.

- Обещаю, не буду. И не называй меня «мадам». Противное обращение, как к тетке, -  фыркнула Эжен.

- Как же мне вас называть?

- На «ты», и, если не трудно, зови меня Жени. Я ведь не Эжен, Эди, я - Женя. По-русски «Евгения», - впервые спокойно и без претензий сказала Эжен. – И не француженка я вовсе…

- Как же здесь оказалась-то? – Эдвард знал почти всю историю, но соблазн услышать ее версию был велик.

- Э-э-э, нет. Сначала ты мне про свои шрамы, - мило улыбнулась и бросила камешек в реку. Сейчас рядом с ним сидела прежняя Женька. До боли в сердце было приятно осознавать, что Женька не изменилась, она просто надела удобную маску и удивляла его ролью нервно-стервозной холодной звезды экрана и подиума. Теперь пошел процесс оттаивания. И если бы Эжен вряд ли поняла его рассказ о нелегкой жизни в Афгане, то Женька не просто поймет – она прочувствует все и проникнется, ведь это ей близко хотя бы потому, что она ошибочно считает, что потеряла там, где молятся Аллаху и воюют чуть ли не с пеленок, самого дорогого человека в жизни – Василия Кувшинова. 

Продолжение следует...


Рецензии
Опасения Эдварда не лишены основания: кто-то очень хочет навредить Жене, но она по-прежнему ведет себя легкомысленно,выступая против дополнительных средств охраны, требуя свободы. Из-за этого чуть не погибла в ДП, хорошо, что Эдвард оказался рядом и помог. Этот случай, по-моему, помог им стать ближе друг к другу.
Всего доброго!
С теплом, Людмила.

Людмила Каштанова   07.02.2020 10:19     Заявить о нарушении
Добрый день, Людмила!
Вы правы,этот случай сблизил героев.
С признательностью,

Ксения Демиденко   07.02.2020 14:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.