Паранойя. Глава 2. 1

– Да, нам надо серьезно поговорить, – начал Анедрэ. – Но, скорее всего, ты мне не поверишь.

Шанталь с удивление посмотрела на него.

– Андрэ не пугай меня, – тихо произнесла она. Неужели, все её опасения оправдаются? Неужели... она не хотела думать, сейчас он все расскажет, сейчас он все скажет. И если она права, если у него другая, тогда она... в этот момент её осенило. Не может быть! Как же она не поняла этого раньше? Неужели она настолько эгоистична?! Говорить самой себе громкие слова о семье и ребенке легко, но сама она лишь, по сути, думала о себе! Ведь причина его изменений может быть далеко не в другой женщине. Быть может (Шанталь не была в этом уверена, как и, впрочем, в других вариантах) он тяжелоболен и просто скрывал своей недуг, чтобы не огорчать её и Валери. Он просто заботиться о них, но в таких ситуациях лучше все сразу сказать, чтобы не терять времени, а если он молчал, значит все серьезно. Но это было очередной догадкой. Догадки – это яд молчания. Вместо того, чтобы задать прямой вопрос, мы строим предположения, отравляя ими свой разум. И когда доходит до разговора, мы этот яд выплескиваем на собеседника, только усугубляя положение.

– Ты сейчас думаешь, что я либо тяжелоболен, либо изменяю тебе, – улыбаясь, произнес Андрэ. – Но беда в том, что, ни то, ни другое не верно. Изменять тебе я бы не стал, так как люблю и тебя, и Валери. А вот болезнь, – он замолчал, снова посмотрев на пламя, – уж не знаю, можно ли это назвать болезнью.

– Андрэ, прошу, не говори загадками, – произнесла Шанталь. Он же молча поднялся и подошел к камину. Отблески огня освещали его лицо. Присев на корточки, Андрэ потянул руку к огню. Можно было подумать, что он замерз, но Андрэ продолжал протягивать руку. Языки пламени почти что касались кончиков его пальцев, но мужчину это не волновало, он продолжал протягивать руку.

– Что ты делаешь?! – Шанталь кинулась к мужу, стараясь убрать его руку от огня. Но Андрэ быстро выпрямился, подхватив Шанталь, чтобы она не упала в пламя.

– Не стоит обо мне беспокоиться, – произнес он. – Со мной ничего не может произойти.

– Андрэ, я не понимаю, – Шанталь со страхом смотрела на своего мужа. Перед ней был безумец. Из спокойного и отрешенного он превратился в сумасшедшего. Он заявлял, что с ним ничего не может произойти и готов был сунуть свою руку в пламя. Если он и болен, то не физически. Осознавать это было тяжело, и она не желала этого делать. Андрэ безумен? Нет, этого попросту не может быть!

– Да, пожалуй, хватит, – произнес он и сел обратно в кресло. Шанталь не могла понять такой резкой смены настроения. Почему? Что здесь происходит? Яд догадок начинал действовать. Эффект суммировался с болью ран от мины альбома. Количество вопросов росло в геометрической прогрессии, и она снова молчала. Потому что страх задать вопрос возрастал. Ведь ответы на новые вопросы еще страшнее, чем на прежние.

– Я не помню, когда это началось, – начал Андрэ. – Был обычный день. Сегодняшний день. Я обычно прожил его. Рутинная работа, дом, вкусный ужин, нежные ласки. Твои ласки.

Он говорил, на удивление, спокойно и от этого становился еще страшнее. Шанталь боялась пошевелиться, боялась резким движением пробудить то безумие, которое мелькнуло в её муже минуту назад. Яд распространялся с сумасшедшей скоростью и порождал страх, который намертво сковывал мышцы, подбираясь к самому сердцу.

– Все как обычно. Я уснул и проснулся, как я думал, на следующий день, но все было не так. Все было как обычно, – на последнем слове он засмеялся. Тихо прыснув смехом. – Знаешь, я даже не замечал по началу. Настолько все стало обыденным. Но когда заметил, не поверил сам себе. Решил, что я сплю и мне надо проснуться, но нет. Я не проснулся. Я прожил один и тот же день. Этот проклятый четверг! Четверг. Постоянно четверг. Каждый день четверг.

Страх продолжал сковывать тело Шанталь. Что он говорит? Это похоже на бред. Один день прожитый дважды? Нет, не дважды. Постоянно. Но ведь так не может быть. Что же произошло с её Андрэ? Что с ним стало?

– Помнишь американский фильм с Биллом Мюрреем? – спросил он. – «Денб сурка». Вот я и попал в этот день сурка.

– Что? – с трудом выдавила из себя Шанталь. Да, она смогла лишь спросить «Что?». На большее сил не хватило. Страх продолжал сковывать тело. Она боялась неизвестности. Почему он таким стал? Что с ним произошло? И самое страшное: чего от него можно ждать?

– Ты мне не веришь, – кивнул Андрэ. – Это нормально. Сколько бы раз я с тобой не заводил этот разговор, ты мне ни разу не верила. Считала меня психом, сумасшедшим. Уговаривала обратиться к специалистам, вызывала этих самых специалистов. Останавливала от суицида, пыталась спасти.

– Андрэ, что ты говоришь?! – выходя из оцепенения, спросила она. – Какие специалисты?! Какой суицид?!

Она не верила своим ушам. Да, он изменился, но не настолько же! Такие изменения невозможно не заметить! Сума не сходят за один день. Что же с ним?

Он поднял на неё взгляд и пристально посмотрел.

– Я прошел все круги ада! – поднимаясь, произнес Андрэ. – Я видел все, абсолютно все, понимаешь! Я, как и герой Мюррея, сначала не понимал, что происходит вокруг. Первый день, второй. Все казалось странным и непонятным. Потом началось раздражение. Меня все выводило из себя. Новости по телевизору, люди на улице, даже ты. Я кидался с ножом на тебя! Я даже убил тебя! И если бы это было один раз, Шанталь. Если бы это было лишь один раз, я бы простил себя. Но я не могу. Понимаешь? Я не могу. Когда впервые я схватил нож и пронзил твое тело, я испугался. Я подумал, что если сейчас все вернется в прежнее русло, если круг разомкнется, то я навсегда потеряю тебя! Я не хотел этого. Я не хотел причинять вред тебе! Я просто пошел на поводу у своих эмоций!

Он говорил быстро и ожесточенно жестикулировал. Догадки о безумии начали подтверждаться. Так решила Шанталь. Но это была лишь очередная порция яда. Ведь яд догадок отравляет до тех пор, пока они не подтвердятся или не будут опровергнуты. А слова Андрэ еще ничего не подтверждали. Это могло быть банальным розыгрышем. Жестоким, бесчеловечным, но розыгрышем. Такие мысли тоже мелькали в голове Шанталь. Ведь все это настолько фантастично, что не может быть правдой. А если это не правда, то всего лишь розыгрыш. Но если это и розыгрыш, то вопросов становиться еще больше. Неужели он мог опуститься до такого? Почему он придумал этот розыгрыш? Или придумал неон, а она. Та, другая, чтобы довести её, Шанталь, до безумия?! Нет, Андрэ не способен на такой коварный план. Он был бы честнее с ней.

Яд  догадок продолжает распространяться.

– Тогда я вогнал нож в свои кишки, – продолжил он. – Все померкло перед глазами, но я проснулся. На часах было семь утра, ты уже встала и готовила завтрак. В любой другой день, я бы списал это на дурной сно, но нет, это было реальностью. И я впервые обрадовался, что круг не разомкнулся. Я был счастлив! Но эйфория длилась не долго. Круг был замкнут и я, не в состоянии больше тереть все это, слетел с катушек. Ты понимаешь, все повторялось. Я пытался менять события, влиять на них, но это не особо помогало. И я снова взялся за нож. Ты готовила завтрак. Снова. А я схватил нож и перерезал тебе горло. Представляешь? Я дошел до ручки! Я смог убить тебя! Не случайно пырнув от психоза, а осознано перерезав тебе горло! Я убил тебя! Тебя, которую безумно люблю.

Он резко сделал шаг вперед и заключил её в свои объятия. Шанталь испугалась резкому движению, но не сопротивлялась. Он говорил какой-то бред! Как он мог её убивать, ведь она стоит сейчас пред ним, жива! Сон. Он говорил о сне. Да, все это лишь приснилось ему, а он воспринял все близко к сердцу. Это лишь сон, мираж. Конечно, она понимала, что обычный сон не может так повлиять на здорового человека и психика Андрэ не в порядке. Но ничего страшного он не совершил. Пока.

Андрэ все сильнее сжимал её.

– Я превратился в маньяка. Я убивал всех подряд, пока полиция не убила меня. Я, окровавленный, шел навстречу патрулям, что окружили меня. Я кричал: «Убейте меня! Ну же, стреляйте!» и они выстрелили. Но круг не разомкнулся. Я все так же проснулся в нашей спальне, а ты готовила завтрак.

Он отстранился от неё и снова сел в кресло. Шанталь же продолжила стоять и смотреть на него. Она боялась признать, что Андрэ безумен. Ведь для этого нет причин! Нет никаких причин! Так может, он прав? Может, он действительно попал в петлю времени? Версия фантастичная, но она объясняет резкие перемены в нем.

На удивление, но эти догадки подействовали как противоядие, и она смогла сесть на свое кресло. Андрэ говорил безумные, страшные вещи. Любой бы на её месте не поверил и был готов отдать дорого человека в руки врачей. Ведь мы верим во врачей. Мы верим, что они помогут. Не важно, через какие муки пройдут наши близкие, ведь это все ради их блага. Чтобы они стали «нормальными», прежними. А быть может, для этого требуется лишь понять наших близких? Кто знает.

– Тогда я впервые решил заговорить с тобой о дне сурка. Ты не поверила мне, сказав, что я просто устал, что нет никакой петли времени. Но я еще раз заговорил с тобой, рассказал о своих… – он запнулся, не зная как правильно назвать свое поведение. Поступки? Подвиги? Хороши подвиги, убивать всех подряд, зная, что даже если умрешь, то воскреснешь. Контрольная точка в игре! «Вы умерли. Загрузить последнее сохранение?». Многие об этом мечтают, но вот только Андрэ застрял на одном уровне. У него ничего и не осталось, кроме как постоянно загружать это сохранение.

– Ты снова мне не поверила, – после долгой паузы, продолжил Андрэ. – Потом опять, и опять, и опять, и опять… – он продолжал говорить «и опять» как заведенный. Шанталь все сильнее убеждалась, что он безумен. Но вот только почему? Потому, что уже неоднократно проживает один и тот же день или причина иная? Верить в петлю времени она не хотела. Точнее не могла. Уж слишком фантастичной казалась эта версия. Да, она объясняла резкие перемены, но ведь сама петля вымысел киношников, как реальный человек способен попасть в неё? Если не петля, тогда что? Её начала бить мелкая дрожь. Она старалась это скрыть, чтобы Андрэ не разволновался еще больше. Только состояние покоя поможет ему. Но что дальше? По отыгранному в его воображении сценарию, отправить его в психушку? Да, это страшно, но это ради его блага. Пусть уж так, чем нож под ребра. Или как он там говорил? В кишки? Не лучше!

Собравшись с духом, она решилась ему ответить. Бессмысленный цикл повторения одной фразы завершился. Андрэ закашлялся и даже пытался смеяться, но, видимо, сил у него уже не было. Шанталь поняла, что пора действовать.

– Андрэ, я… – начала Шанталь, но он заметил её дрожь. Он поднялся с кресла, сделал шаг к ней и опустился перед ней на колени.

– Ты испугалась моих слов об убийствах? – беря её руки в свои спросил он. – Это было лишь помешательство. Ты не переживала подобное и не поймешь меня. Но ты и не должна понимать. Я не желаю подобного тебе, это ужасно. Просто поверь, я не вру тебе. Я действительно застрял в этом проклятом четверге. Он повторяется. Каждый раз по-новому. И я устал. Устал от всего. От этого четверга, от того, что ты мне не веришь. Просто поверь, прошу тебя? Без тебя я не справлюсь. Я не выберусь из этого чертового круга!

Он на пределе! Он вот-вот сорвется! Надо что-то делать, надо брать себя в руки и предпринимать хоть какие-то действия!

– Хорошо, милый, – она пыталась успокоить мужа, поглаживая его по плечу и смотря прямо в глаза, – только давай все это продолжим завтра. А сейчас пойдем и ляжем спать.

Она старалась говорить уверено, сдерживая собственную дрожь. Лишь бы он успокоился, лишь бы он пошел с ней в спальню.

– У меня нет завтра, Шанталь, пойми это, – устало произнес Андрэ.

– Есть! – твердо ответила Шанталь. – У тебя есть завтра! У нас есть завтра! Я помогу тебе, обещаю! Мы вместе выберемся из этого дня сурка!

Сейчас главное успокоить его, заверить, а завтра… будет завтра. Она не знала, что будет завтра. Она просто хотела закончить этот день как можно скорее. За сегодня было много событий. Появилось много вопросов, и не на все были ответы. А те ответы, которые нашлись, лишь породили новые вопросы. Да, яда стало меньше, но он остался. И осколки мины все еще рвут душу. Уж лучше бы они рвали плоть.

Он с интересом посмотрел на Шанталь. Все тот же страх в глазах. Она боялась за него, за Валери, за себя, в конце концов. Все как прежде. Ну, хоть без санитаров.

Что же, быть может, она права. Кто знает, возможно, сегодняшняя ночь разорвет замкнутый круг.

– Хорошо, – кивнул Андрэ. Шанталь улыбнулась ему. Он спокоен. Это главное. Завтра будет новый день. Она взяла его за руку и потянула за собой в спальню.



==Внимание! Далее вам предстоит сделать выбор, как будет развиваться сюжет. Вы можете выбрать один из двух вариантов:==



==Вариант №1==



В происходящее верилось с трудом. Андрэ уснул, а вот Шанталь не могла сомкнуть глаз. Включив ночник, она смотрела на своего мужа. В тусклом свете лампы его лицо выглядело безмятежным. Она сказала, что поможет ему, но чем? Ведь если петля реальна, то он останется в этом дне, а она переедет в следующий. И «завтрашний» Андрэ ничего не будет знать о сегодняшнем разговоре. Даже если она все расскажет, то он лишь примет её за сумасшедшую.

Что делать, Шанталь не знала. Она хотела верить Андрэ, но все казалось слишком фантастичным. Но он говорил так убедительно, что не поверить она не могла. Быть может, она будет жалеть о своем решении, но она твердо решила, что поверит ему. Он не может лгать ей. Даже если он и лжет, то зачем придумывать историю про день сурка? Это и оставалось главным вопросом. При всей фантастичности его слов, Андрэ не тот человек, чтобы придумывать сказки. Да, в юности он был весельчаком и выдумщиком, но сейчас настала взрослая жизнь. Шутить он уже не станет. Значит, он говорит серьезно. А раз так, то завтра он будет уже совершенно иным человеком, который и знать не будет о петле времени.

Верить в коварный план его предполагаемой любовницы она отказывалась. Это еще куда фантастичней, чем петля времени. Так, по крайней мере, считала Шанталь.

Шанталь уже даже собиралась разбудить его, но что она ему скажет? Что верит и поможет? Она уже говорила это. Но как она может помочь? Она знает причину, по которой он застрял в этом промежутке времени?

Не найдя ответа, она выключила ночник.



==Читайте продолжение в главе 3.1==





==Вариант №2==



Тьма окутывала их. Шанталь лежала, прижавшись к Андрэ, который смог уснуть. Он сон его был тревожен, и она боялась пошевелиться, чтобы не разбудить его.

Бред. Он бредит. Завтра надо будет незамедлительно обратиться к врачу. Пусть будет так, пусть он окажется в лечебнице, пусть! Но ему помогут, он исцелиться. Они врачи, они специалисты и они найдут причину помешательства Андрэ! И он вернется к ней и к Валери здоровым. Он будет, как и прежде, хорошим мужем и отцом. В это верила Шанталь. А петля времени лишь плод его воспаленного сознания. Работа в офисе кого угодно затащит в «день сурка». Но это лишь так кажется. Просто рутина.

Что еще корило Шанталь, так это её эгоизм. Любовница, работа – вот и все, о чем она думала, заметив перемены в нем. Она просто решила, что в его жизни могла появиться другая или же все время он отдает работе. Все остальное она почитала маловероятным. А мысль, что его психическое здоровье пошатнулось, даже не появлялась в её голове. Как она могла быть такой эгоистичной, когда он страдал?! Когда в его помутненном рассудке рождались идеи о дне сурка? Когда он бредил кровавыми оргиями?! Как она могла думать только себе, прикрываясь словами о семье и Валери? Этого Шанталь не могла понять. И за это она не могла простить себя.



==Читайте продолжение в главе 3.2==


Рецензии