Зойка. Часть 2. Глава 33

С того дня, как отец соорудил ему во дворе турник, Саша каждую свободную минуту висел на перекладине, а перед сном обязательно подходил к стене, где карандашом незаметно для всех отмечал свой рост. К горькому его сожалению отметка оставалась всё на одном и том же уровне. Но он хорошо запомнил слова отца, что времени и терпения потребуется немало.  Ничего, время у него есть, терпения не занимать. Им ещё с Зоей не один год учиться вместе.

- Миша, надо бы Сашу к бабушке отвезти. Она ждёт! – донёсся до него из открытого окна голос матери.

«Ну уж нет!» - мгновенно подорвался парнишка.

В этом году он категорически отказался ехать в лагерь, так теперь его хотят отправить в Ленинград. А что он там будет делать? Опять ходить с бабушкой Гелей по музеям, и в филармонию, где приходилось слушать эту нудную, непонятную ему музыку? Дудки!

- Не хочу к бабушке! – с улицы прокричал он, подходя ближе к окну.

- Поедешь! – в окне показалось серое, буднично-усталое лицо матери.

- Не поеду! – упрямо повторил Сашка. – Здесь останусь! В совхозе работы полно!

- Какой работы? – растерялась Маргарита.

- Отец найдёт, куда меня поставить! Вон, хотя бы деду Егорычу помогать управлять лошадью, да и не за горами сенокос. Руки везде нужны!

- Миша… - переключилась Маргарита на мужа. – Что ты молчишь?

- А что говорить, Рита? Вырос у нас с тобой сын, пусть сам решает. А в совхозе, действительно, рук не хватает. Парень он крепкий, работёнку мы ему подберём. А пока пусть с Егорычем за стадом приглядывает. Пастух-то у нас в этом году ненадёжный, за ним самим глаз да глаз нужен.

- Ура! Остаюсь! – радостно провозгласил парнишка и выбежал за калитку, прихватив с собой удочку и банку с накопанными червями.

Они ещё днём договорились с ребятами пойти на речку купаться, а заодно и порыбачить. Вода в Олошке и летом холодная, несмотря на мелководье, но дни стояли жаркие, не свойственные июню.

- Зоя! – крикнул Сашка, завидя вдалеке тоненькую ладную фигурку девочки. – Пойдём на речку!

Помахав ему рукой, Зойка повернула в сторону дома Копыловых.

Низко опущенное над рекой вечернее солнышко всё ещё сохраняло тепло, вода негромко журчала, манила к себе своей хрустальной чистотой и прохладой. Сашка сбежал по пригорку и остановился как вкопанный. На их месте цыгане купали лошадей. Стоящие по брюхо в воде они громко пофыркивали, широко раздувая ноздри, потряхивали крупными ушами и косили в Сашкину сторону своими карими глазами…

Старая Вадома, набрав воды, присела отдохнуть. Густые ивовые ветви скрывали её от чужих глаз. Накинутый на плечи цветастый шерстяной платок согревал высохшую грудь. Совсем кашель замучил в последние годы… Рука потянулась в карман верхней широченной, в восемь локтей юбки, подаренной ещё единственной дочкой на рождение внука. Давно нет Марики, десять лет как захлебнулся в своей крови Янко, а память по сей день живёт в складках уже совсем ветхой, засаленной с годами юбке. Сунула в беззубый рот трубку, прикурила, с наслаждением выпуская в небо кольца дыма.

Ох, и любила она свою кочевую жизнь! Ни дня не задумывалась о том, чтобы осесть на одном месте. Воля-вольная, простор, ветер, солнце ли, луна, снег или дождь – всё было любо и мило ей. Горячие костры с плясками и песнями под чистые звуки заунывной скрипки, перебор гитарных струн, их бой… – это ли не счастье?! Что осталось от когда-то сильной, гибкой и страстной Вадомы… Морщинистое лицо, покрытое тёмными смертными пятнами, трясущиеся руки и с трудом передвигаемые опухшие ноги. Протяжно вздохнув, цыганка с трудом поднялась, взяла в руку наполовину наполненное ведро и тут же осев, перекрестилась. На берег, где Вано со своими сыновьями купал лошадей, бежала её Марика.

- Дочка! Марика…- вырвалось стоном из глубины сердца.

Одна за одной замелькали перед глазами знакомые дороги в их вечной пыли и ухабах, отблесками молний лица родных и любимых людей: маленькая Марика, потом побольше, а вот уже и совсем взрослая – красавица, равных которой не было никого на белом свете, а уж она-то, Вадома, повидала и свет и людей на нём. Янко – весь в мать лицом, дерзостью и жестокостью – в отца… И тот вечер, и эта кромка леса… По его диким глазам, в которых плясали дьяволы, по плотоядной кривой улыбке поняла – в очередной раз надругался над девичьим телом… Знала, она-то знала, что когда-то наступит расплата, предвидела… Как и отец его закончил Янко жизнь свою на острие ножа, с той лишь разницей, что один за воровство, другой - за девку…

Опустилась ночь, чёрным бархатом застило не по годам острые глаза Ведомы, а в центре его тянущийся солнечный лучик, по которому бежит ей навстречу её девочка Марика. Раскинулись для объятий руки, в беззубом оскале легла на лицо улыбка, в последней раз прошепталось имя дочери.


Продолжение:   http://www.proza.ru/2019/10/26/149


Рецензии
Здравствуйте, Мариночка!
Радуюсь очередной главе и читаю следующую!
Какой удачный и сильный эпизод!
Цыганку с Вашим описанием представила ярко(из фильма "Есения")...
И как не прискорбно, но порадовалась, что насильник мёртв... (узнает ли Людмила об этом...)А Ведома унесёт эту тайну с собой на тот свет...Увидела внучку Зою, словно дочь позвала к себе...
С добрыми пожеланиями и теплом души, Т.М.

Татьяна Микулич   11.11.2019 12:42     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Танечка!
В своё время "Есения" был самым кассовым фильмом) Сколько слёз пролито над ним! Да и до сих пор смотрю с удовольствием.
Спасибо Вам, Танечка, за добрые слова!
Людмила уже никогда не узнает о том, что произошло с тем цыганом. Вначале было в планах организовать встречу Зои с биологическим отцом, даже сцены выписывала, а потом решила, что это будет лишним. Куда приятнее будет другая встреча!))))

Вадома унесла эту тайну с собой...

С теплом души и самыми наилучшими к Вам пожеланиями,

Марина Белухина   11.11.2019 21:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.