На охоту, так на охоту

Весна перевалила далеко за свой экватор, прошли майские праздники, а здесь опять праздник всего мужского населения, уважающего и Любящего погулять на свежем воздухе, побродить по лесу с ружьем, посидеть у ночного костра да поболтать о женщинах и государственности, о несовершенстве жизни и путях ее усовершенствования. Короче говоря, открытие охотничьего сезона на крылатых обитателей здешних мест и все охотники забивают себе места в лесу. Правда, не те, где будет много дичи, да и будет ли в такой холод по утрам, а где поудобнее можно разместиться с машинами и провиантом. В таких местах стоят, сколоченные прежними посетителями леса и Любителями городского комфорта на природе, столики и лавочки, проторены дорожки для заезда машин и для костерка есть местечко и даже на первое время дровишки. Так вот, прошляпишь время, можно без комфорта остаться.

- Привет, Леонидыч, я так понимаю, ты на охоте ни разу не был, - звонит за два дня до начала сезона друг, - поедешь? Компания хорошая подбирается.
- Конечно, о чем разговор, - весело говорю я, - что брать?
- Что посчитаешь нужным, нас четверо, ружья четыре беру, остальное все решают по своему, - и он перечислил, кто с нами едет, - в пятницу к семи вечера будь готов, заедем.
- Хорошо, буду готов, - парировал я…

Весна весной, тепло теплом, а ночи еще очень холодные, до десяти градусов тепла опускается, в лесу, скорее всего на рассвете и того меньше будет, экипировка нужна практически зимняя, тулуп, ботинки, рукавицы, свитер и теплые брюки в придачу. Заранее чувствую, что никакие возлияния могут не помочь, хотя, не совсем предвидел, что предстоит.

Люди мы все дисциплинированные, ровно в семь я уже сидел у них в машине, все были в сборе, а к выезду на место охоты я живу всех ближе, за мной и заехали последними. Что было в моем рюкзаке, не стоит описывать, но якутские суровые условия уже научили брать достаточно всего для качественного проведения времени отдыха без последствий для собственного здоровья. День клонился к закату, солнышко степенно, по-вальяжному, заползало за макушки деревьев, а мы уже смастерили костер и начали готовить ужин. До начала сезона и времени, когда можно было сделать первый выстрел, оставалось три долгих или коротких часа, пока мы не поняли, но раньше никак нельзя, надо быть законопослушными гражданами своей страны, «на футбол, так на футбол»…

- Уток не будет, на озерцах еще толстый лед, - обойдя округу озерца, констатировал Юрич, зазвавший всех нас на открытие сезона, побеспокоившись обо всех, взяв с собой четыре ружья, - будем на бутылках тренироваться, у меня старых патронов много, надо использовать, осенью будет поздно, сопреют.
- По бутылкам, так по бутылкам, я вообще никогда не стрелял из оружия нарезного, только из мелкашки в тире речнухи, на лекциях НВП, - признался я им.
- Ничего себе, столько лет прожил и не стрелял, - удивился Иваныч, ну, тогда с почином тебя, Леонидыч, сегодня настреляешься.
- Попробую, если получится, - тихо ответил я.
- Мужской инстинкт сработает, получится, уверяю тебя, как человек военный, – вставил свои слова Юрич, - а тем более пословицу знаешь, «новичкам и дурачкам везет», все получится, ты в ранге новичка.

А четвертый наш охотник уже варганил что-то очень пахучее и вкусное в котелке над костром, слушая нашу беседу и покряхтывая. Наверное, есть очень хотел, день-то весь на ногах провел за работой по магазинам. Да и, по-моему, его прежняя, жизнь геолога, научила всему и вся, что на работу быстр и шустер, что на охоту шустер и легок на подъем, что на приготовление пищи ловок и мастеровит. Поэтому, пока мы присматривались да пристраивались к ружьям, ужин уже шкворчал в котелке и можно было собирать вечерний стол, что мы и не поленились сделать, по первому слову шеф-повара. Начиная доставать из своих  рюкзаков, сумок, авосек и пакетов провиант, все дружно засмеялись:
- Мужики, мы, что на неделю заехали что ли? – начал первым, давясь от смеха, Юрич.
- Не, на месяц, - подмигнул Иваныч, - еще уткам хватит, если прилетят на костерок.
- Да, ладно, ну, утром ничего не останется, еще запросите, ну, - пробурчал Аширафович, мешая большим половником похлебку в котелке.

Я в недоумении смотрел на всех, как они давились от смеха и сам рассмеялся. Вечер, ночь и весенний морозный майский рассвет должны были, по всей видимости, удаться на славу, даже, без уток, о том говорило само по себе настроение всей честной компании…

Ужин, действительно, удался, ночь незаметно подобралась к костру, холод начал бесцеремонно залезать под одежду, не смотря на принятое спиртное, костер так же работал, не покладая рук, а точнее, огня, а мы, наужинавшись, тихо рассуждали на тему воспитания детей и жизни вообще. Последние лучи весеннего солнышка нехотя скрылись за макушками вековых таежных деревьев, лес принял серовато-черный оттенок, часы приближались к полуночи, «времени Х», когда…

Выстрелы из ружей разных мастей и калибров начали доноситься до наших ушей со всех сторон, дав понять, что сезон открыт, но так, как будто это канонада под Сталинградом во время пленения фельдмаршала Паулюса или на Рейхстаге, в Берлине, во время объявления капитуляции Гитлеровской Германии. Такое было ощущение, что палят прямо за соседними деревьями. Значит, «час Х» пришел, не запылился. Мы тоже приветственно встали и начали заряжать ружья. Юрич дал мне самое коротенькое ружье:
 - На, Леонидыч, я знал, что оно тебе подойдет, по твоему габариту, - и протянул мне небольшую двустволку-вертикалку, держи, примеряйся.

Я приложил его к себе и, правда, во мне проснулся мужской инстинкт древнего человека, охотника, главы большого семейства, голодного и холодного, которому для выживания и утоления того самого голода необходимо убить и съесть мамонта или, хотя бы, зайца, а для одоления того самого холода снять с убитого шкуру и одеть ту самую семью.  Бутылки заранее навесили на веточки деревьев, и мне первому предоставили возможность выстрелить. Метился я долго, стесняясь, что никогда не стрелял, но, то ли немного хмельное состояние, то ли аура компании подстегнула меня. Бах, бах! Из двух стволов вылетели «птички» и, не поверю своим глазам, две бутылки, висевшие в двадцати сантиметрах друг от друга, разбились вдребезги!

- Не может быть! – с восторгом кричу я, - не может быть! Прям, Ворошиловский стрелок!
- Может, я же говорил – инстинкт охотника и добытчика сидит в каждом мужике, ты это подтвердил, - хлопнул меня по плечу Юрич.
- А как они могли обе вдребезги?
- Там дробь мелкая заряжена, рассыпается кучно, вот и попал, молодец, Леонидыч! – констатировал Иваныч.
Если честно, я был в шоке, я и попал с первого раза! Значит, не все еще во мне потеряно для леса…

Они все, бывшие военные, геологи, в настоящем регулярно навещающие лесное хозяйство для отдыха и стрельбы, стреляли и стреляли, тратили прошлогодние патроны, развешивая новые и новые бутылки. Мне тоже очень понравилось данное занятие, и я  вместе с ними совершенствовал свое «искусство» стрельбы из нарезного оружия, пока позволяло время и место. Уток мы и до рассвета не дождались, хотя, по моему, никто о них и не вспомнил, главное, простое мужское общение, адреналин, свежий воздух и все сопутствующее данному действию…

Как ни крути, утро, морозное, солнечное, безветренное и тихое, пришло на нашу полянку, когда мы так же мирно беседовали у костра, доедая остатки приготовленного Аширафовичем башкирского блюда, допивали остатки привезенного зелья, и ни в одном глазу не видели хмеля. Утро съело остатки оного еще до рассвета, пробирая до костей наши тела под зимней экипировкой. Мы, даже, ночью, включив фары и музыку в автомобиле, пытались сон и холод прогнать танцами вокруг костра, совсем, как охотники древности на своем ритуальном действе, но и это было бесполезно. Начало мая в Якутии еще не совсем май, а только его зачатки, со своим бурным ледоходом по Великому Алдану, со своими причудами морозов до конца месяца, со своими пожарами с самого его начала. Но ни мороз, ни отсутствие зелья нас не пугали, мы просто мирно отдыхали на свежем таежном воздухе. Благодать! Охота удалась даже при ее отсутствии, как таковой…

Усталые, изможденные, мы вернулись домой. Я, наверное, был доволен больше всех, это еще один незабываемый штрих таежной жизни, которую я Полюбил с первого дня своего появления на этой великолепной земле – Якутии. Полюбил ее и тех людей, которые здесь живут, просто здорово, что все они есть на нашей большой земле – России! Спасибо им всем за проведенные приятные минуты в дружеской среде, хотя, всего два года назад никого из них я еще не знал, а сегодня мне верится, что мы дружим вечно, просто вечно!


Рецензии
Станислав, Якутия влюбила в себя сразу, с причала, когда руки мужчины подхватили и чемоданы и нас, уставших после перелёта, и поддержали на раскачивающемся катере. Я подумала, сколько же уверенной и спокойной силы в этих руках.
Будет время, загляните а альбом "Якутские самоцветы".

Лора Шол   31.10.2019 09:07     Заявить о нарушении
Я рад, что вы заглянули и на страничку, и в Якутию... теперь по иному будете смотреть на жизнь за Уральскими горами... обязательно посмотрю на самоцветы... они у каждого индивидуальные... углы зрения у нас у всех разные...

Станислав Климов   05.11.2019 15:49   Заявить о нарушении