Ночные цветы Ачишхо

«Авраам верил в силу абсурда, потому что всяким человеческим соображениям давно настал конец»
(С. Кьеркегор «Страх и трепет»)





Барабаны разгоняли кровь и звали на бой. Древнейшая музыка планеты.
-… мембранная куртка?.. Вижу. Телефон?..
О, нет… Он ведь заряжен! Почему не включается? Почему пишет по-нерусски про таргеты и загрузки? Вот так подстава…

Меня просят выйти из зоны проверки обязательного снаряжения. Противная дрожь в руках. Я знаю, что в этой гонке мне нереально финишировать, но чтобы вот так – не стартовать?!. Бред… Девчонки-волонтёры успокаивают, но тоже не могут ничего поделать. В последнем отчаянье вырываю из телефона аккумулятор, протираю контакты о штанину, вщёлкиваю обратно… Есть!!!
-Всё нормально. Проходи.

Я снова вижу реальность. Вдыхаю сумерки. Слышу, как стучат барабаны. Как тысячи лет назад, убивая остатки сомнений и страха в сердцах воинов. До чего же круто всё это придумала «Дикая семейка». Настолько дикая, что сегодня, когда мы с Ольгой возвращались с «макаронного ужина», парни из службы дистанции с лопатами и граблями только-только спустились в посёлок.  Вчера я видела, как они прорубают участок тропы-серпантина на земляном обрыве. Спасибо, братишки. Немыслимый труд!.. 

-Здравствуйте, леди.
Мужчина с видеокамерой спрашивает, приходилось ли мне бегать «ультры» и как настрой сегодня. Говорю, что слишком жёсткие лимиты контрольного времени на таком рельефе под силу только элитным спортсменам, а моя цель – получать удовольствие от горной трассы до тех пор, пока судьи не остановят.
-Что обычно желают участникам перед стартом?
-Просто пожелайте, чтобы у всех всё было хорошо.

Командам в альплагерях желали, чтобы все восхождения завершались «вничью»: чтобы сколько народа ушло наверх, столько и спустилось живыми. Пусть так будет и здесь. 

Обратный отсчёт. Старт. Ладошки болельщиков, протянутые для касания, будто благословение. Мы выбегаем на набережную и ещё несколько километров периодически слышим от разных людей пожелания удачи, отвечаем на приветствующие ладошки.

=
По окраинной улице пробежали Эсто-Садок. Ориентируясь по светоотражающей разметке, держим курс на Красную Поляну. Колонна давно растянулась и умчалась вперёд. Не оглядываюсь и не знаю, остался ли хоть кто-то за спиной. Сейчас это не имеет значения.

«…Лес подходит вплотную к посёлку. Он начинается прямо за огородами — и не как-нибудь, а непролазными джунглями, переплетением ежевики, лиан, бузины, осиновых и дубовых веток...»  Это из любимой книги моего детства – «Песни чёрного дрозда» Вячеслава Пальмана. Там был лесник и его сын Саша – защитники Кавказа от браконьеров. И благородный пёс по кличке Самур, полюбивший волчицу. И лесные сиротки  - волчонок, оленёнок и медвежонок, - которых вырастили люди. Это была длинная история про настоящую дружбу, про любовь и взросление.

Вот надо же! Подзабыла об этой книге. В нервотрёпке перед отъездом даже мысли не мелькнуло перелистать её. А теперь, на бегу и в темноте, всплывают в памяти строчки.

«…Пожалуй, только одно важное решение Молчанова-старшего так и осталось до поры до времени неразгаданным ни сыном, ни женой: почему вдруг Егор Иванович после седьмого класса определил Сашу не в ближайшую среднюю школу в предгорной станице, а в Желтополянскую, которая находилась по ту сторону перевала…»

Тогда,  в детстве, книга подтолкнула к поиску знаний. Почему у собак такие странные клички – Самур и Архыз?!  Оказывается, их назвали в честь кавказских рек! А что за Жёлтая Поляна, это где?.. Так ведь, наверно, по правде не Жёлтая, а Красная?!.

«…Кажется, [учитель географии] Борис Васильевич сделал то доброе дело, на которое и рассчитывал Егор Иванович, посылая Сашу в Жёлтую Поляну: развил в мальчишке святую и сдержанную любовь к природе, бесстрашие перед лицом её грозных проявлений…»

Красная Поляна!.. Вдыхаю темноту, ещё тёплую после погасшего дня. Бегу, рассчитывая силы на полтора суток пути и на три восхождения подряд. И улыбаюсь, потому что наяву попала в мир, где жили мои любимые герои. Снова сбывается то, о чём не приходило в голову и мечтать!..

=
-Это кто, наш?.. Наш! Это девушка!.. 
Пункт питания - поздним вечером, в огнях фонарей, на обочине асфальтовой дороги. Волонтёры наперебой предлагают поесть. Спрашивают, что мне нужно. Есть пока совсем не хочется, да и в рюкзаке увесистый запас корма на 10 часов автономки. Но в дольку апельсина вгрызаюсь. Вкусно. Прошу долить полностью обе фляжки. Это моя работа над ошибками с прошлой ультры: если между пунктами очень большие перегоны, надо заливать полные баки при любой возможности. 
-Спасибо вам огромное! А скоро начало подъёма?
-Да вот он, уже начинается. Счастливо!..

Асфальтовый «тягун» вверх по улице. На вид богатые домики за заборами. Два фонаря впереди, это наши бегут. Вот один за другим свернули налево, в переулок.

На перекрёстке стоит человек возле автомобиля. Смотрит на меня, всю такую с рюкзаком, с номером и с яркой звездой во лбу. Явно не лучшая идея –  заводить беседу с бегуном в конце подъёма.  «Это у вас соревнования что ли?!» - «Да». – «И далеко бежите?» - «На гору». – «На Ачишхо что ли?» - «Да». – «Там же сейчас не видно ни хрена!..»

«Дядь, у нас для этого фонари», - отвечаю уже мысленно, убегая дальше по разметке. Улыбаюсь. Потому что сегодня ночью сбудется восхождение на гору. А  если хватит сил, здоровья и скорости, то завтра днём – на вторую. А завтра ночью – на третью. Ведь я снова в Горах, и это главное.

=
Ночь запомнилась кусочками. Дорожные серпантины с пылищей от машин. Хитрые извилистые лесные тропы. Брод через водопад (на другом берегу сидел фотограф и снимал со вспышкой). Табличка «река Бешенка», мосты-брёвна над потоком. Строчки из книги в голове: «…Лесные дебри опасны для неопытного человека. В них сотни троп и ни одной дороги, тысячи зверей и птиц, множество предательски нависших скал и готовых упасть полусгнивших деревьев…»

На крутом подъёме стали попадаться попутчики. Девочка. Ещё одна. Любопытно, эстафетчицы или «ультры»? Мысль скользнула и ушла как не имеющая значения. Все мы спутники на одной дороге, и она длинна неимоверно… 

Мне нравится быть в этом состоянии сознания - чистом, свободном от конкуренции, свободном от страха по поводу руки, заживающей после вывиха. На всё воля Божья. Здесь и сейчас все расчёты касаются только графика движения и питания.

Мы уже не бежим, не идём, а лезем, карабкаемся вверх по узкой тропе, подтягиваясь за ветки и оберегая головы от удара о нависающие стволы. Вот это да! Вот это ультра трейл!!! Вот это дичь – «трополазание»!.. Темп провалился глубоко за 30 мин/км. Так - не успеть. Но ведь «Авраам верил в силу абсурда…», правда?!. Почему улыбка продолжает согревать меня изнутри?.. Странная вера, вроде жгучего любопытства, от начала времён толкающая некоторых за грань знакомого мира…

Курумник. Ночью!.. Память мгновенно выдаёт все описания этого участка. Ага, не забирать вверх, идти траверсом. Вот она, разметка!!!

И вдруг остатки леса кончились.  Мы выскочили на поляну. Впереди сверху был перевал «Медвежьи ворота». А за спиной – огни, разбросанные по горам. Не только посёлки в глубине долины. Опоры подъёмников на горнолыжных трассах словно держали в ладонях оранжевые свечи, восходя до самых хребтов.

=
Наверно, трудно быть волонтёром на удалённом участке трассы? Но он не боится одиночества и темноты. Возможно, находит свой кайф в тишине и просторе. Зато ему, лично ему - все звёзды небесные и фонарики земные, все слова благодарности от пробегающих отстаюшек…
-Здесь начало реверса. Чтобы подняться на вершину, сначала нужно спуститься вниз.

Вроде, помню об этом из описания. Но карта в памяти так плохо проецируется на незнакомую ночную местность, что едва ли не половине встречных задаю глупый вопрос, верно ли иду на гору. Навстречу прошёл Александр Ивакин, с усталым лицом и без улыбки, не то что на фотках. С большим разрывом – ещё люди. Два фонарика приближаются: «Надя, давай!» - это наш трансуральский вождь Антон Жиганов. С ним будущая победительница среди девушек Варвара Шиканова. Ну и скорость!!! «А вы уже были на вершине?!» - «Да!»

Речка. Надеюсь, питьевая. Дозаправить бутылочку и бежать дальше. Выходы скальных пород под ногами. Даже прикручено подобие перил из проволоки –  ржавая «почти что виа феррата», хоть какая-то подстраховка зимой и в дождь. Здесь теперь уже меня встречный спортсмен спросил, правильно ли он спускается. 

Ещё один волонтёр. Один среди альпийских лугов. Он указывает направление на гребень, ведущий к вершине. По гребню, на фоне звёзд и Луны, движутся несколько фонарей. До чего же красиво!..

Вокруг, насколько захватывает луч, раскинулись низкие кусты с узкими и поблёскивающими тёмно-зелёными листьями. Рододендрон кавказский… Вот мы и снова увиделись!..

=
«…Запах шёл сверху, со склона, заросшего мелкой берёзкой и густейшим рододендроном. Самур не любил это растение с чёрными, скользкими ветками, которые, как удавы, обвивают ноги. Не любили их и волки, но засады устраивали именно в таких зарослях…»

Рододендроны!!! Впервые я увидела их на другой стороне Кавказа, в альплагере «Уллутау». Они были на всех подходах к маршрутам - блестящие в свете фонарей. Они раскрывались при свете дня крупными желтовато- или розовато-белыми цветками. Они были по дороге к горе, на которой мой напарник по связке бросился спасать парня, угодившего в каменный завал, а мне суждено было удержать на страховке их обоих… И через два года вернуться туда уже руководителем восхождения, в компании резвых и молодых Гоши, Димы и Серёжи. Наблюдать приближение грозового фронта, но поверить интуиции, рискнуть  и получить свой приз - вершину…

Вдруг вспоминаю этих ребят – резко, неожиданно, через тринадцать лет. Где вы сейчас, мальчишки? Наверно, давно бородатые семейные взрослые дядьки?!. Ничего не знаю, но так хочу, чтобы вы просто были живы!..

=
Поля рододендронов приводят на узкий гребень Ачишхо. В полуночной темноте огни расцветают со всех сторон: селения, горнолыжки, дороги. И даже два больших «котла» на самом горизонте – неужели Сочи?! Дикий восторг. Виды - фантастические!..

Его хочется растягивать и смаковать – этот путь по самому гребню горы… Но вот разметка резко поворачивает вправо. Не могу поверить, что «уже всё». Проверяю тропу метров на тридцать дальше, но там разметки нет. Похоже, всё, пора спускаться.

Сквозь рододендроны, по камням и грязи. Через ручьи. Вдоль ржавой проволоки по скалам. Мимо Хмелёвских озёр, где прожекторный свет Лунищи бросал мою тень вперёд, в обгон фонаря…

=
Гравийная дорога. Домик вдалеке. Возле него громкая музыка. Пора быть пункту питания, но здесь или дальше?.. На всякий случай остерегаюсь,  лучше проскользнуть незаметно. Компаний, шумно отдыхающих на природе, избегаю…

На пункте питания ребята помогают мне сменить подсевшие батарейки в фонарике. Девчонки оптимистично уверяют, что в лимит успею. Была бы дорога – без проблем! Но тропа ныряет в густые папоротники выше пояса. Бежать сквозь них на ощупь очень страшно: «накрывает» память о недавней тяжёлой травме. Скорость падает.

Возле вершины у меня оставались математические шансы успеть в контрольное время. Их прикончил спуск – сначала «слепые» папоротники, а за ними длиннейшая и крутейшая трасса для даунхилла, убившая, прежде всего, пальцы на ногах. Восьмикилометровый земляной обрыв среди деревьев… Как называла Кристина эту тропу? «Жёваный крот»?.. 

-«Будет весело», - говорили они. «Будет семейный фестиваль, приятные беговые тропы», - говорили они!.. –  смеюсь вслух, поравнявшись с попутчиком, тоже хромающим на забитых ногах. Он расстроен, говорит, что собирается сойти. Я не собираюсь. И всё ещё стараюсь бежать.

До чего бесстрашным надо быть, чтобы съехать такую вертикаль на велосипеде?! Оля-триатлет, тебе стоило бы это увидеть!.. Оль, прости, похоже, я не успеваю на продолжение дистанции. Лида-волонтёр, прости, уже явно не со мной ты пойдёшь замыкать третью петлю.

В книге  Скотта Джурека «Ешь правильно, беги быстро» я читала, что бегуны, бывало, выключали фонари, чтобы стать невидимыми для соперников, и мчались вперёд, словно ночные тени. Ага, это на  горных-то ультрамарафонах?! Там, где «живые» камни, где корни ставят подножки?.. И это лидеры, несущиеся темпом семь минут на милю?! В «слепой» бег не верилось и раньше, а теперь не верилось ещё больше.

Но ведь наши лидеры спустились здесь в темноте. И очень быстро. Они смелые и невероятно сильные. Наверно, они - птицы.

=
Ну, а ты что здесь делаешь?.. Можно оправдываться, что вообще-то покупала слот на 115 км, а потом угодила в гипс почти на месяц, а к августу случайно обнаружилось, что дистанция без предупреждения превратилась в 124 км, да ещё с выросшим набором высот. Но сейчас всё это не имеет значения.   

Ты заранее знала, что не по Сеньке шапка.  Заранее знала, как высок процент DNF на забегах, организованных «Дикой семейкой». И теперь размышляешь, что впредь связываться с этой потрясающей Командой следует, пожалуй, только в роли волонтёра!!!

Но сейчас надо бежать. Ведь «Авраам верил в силу абсурда…», несмотря ни на что.

Несмотря на то, что чисто по-человечески могу понять спортсменов, принимающих решение сойти с дистанции. Не потому, что травмированы и едут с трассы прямо в больницу, а просто потому, что «не побежалось». И стыдиться нечего. Любой результат, любое событие – это просто фрагмент Её Величества Жизни, во всём её многообразии.

Небо светлеет. Рассвет слишком долго спускается в долину сквозь гущу леса. Наконец, могу выключить фонарь. Время первого круга вышло, а я только выбираюсь к домикам Эсто-Садка. Часы показывают, что пройдено больше 50 км. Оказавшись в посёлке, продолжаю бежать свою гонку. Уж сколько суждено на этот раз, но – до последнего. Ультра получилась короче, чем хотелось. В ней финиширует гораздо меньше народу, чем стартовало. Так бывает.

А главное для меня сбылось всё равно. Горы. Огненное шоу с Луной и звёздами. Магические - вне времени и пространства, - мирно спящие ночные цветы Ачишхо.


(2019)


Рецензии