Когда идёт дождь, что видишь ты?

На фото - картина Алексея Акиндинова "Рязань будущего", 59,5х93 см, холст, масло, 2016 г.с.

"Когда идёт дождь, что видишь ты? Параллельные реальности, параллельная Рязань." Автобиографический рассказ художника Алексея Акиндинова.

Посвящается липецкому писателю Валентину Баюканскому, который сподвиг меня на написание этого рассказа.

Когда идёт дождь, что видишь ты? Я вижу сон, в нём мой город, только он иной. Я наблюдатель. Я не тот что сейчас, я не знаю кто я такой...

Странные совпадения происходили со мной начиная с детского возраста. Так, например в детстве я мог писать какое-то слово в дневнике или говорить его, а потом через несколько секунд его произносили по радио или телевизору. Тому были и свидетели. Случаев этих очень много. Вот один из разных эпизодов; - обучаясь в Рязанском художественном училище, я мог на одном из уроков напевать, например песню Владимира Кузьмина "А за окном всё так же стонут провода. И поезд мчит меня в сибирские морозы..." И тут, с места вскакивал мой друг, художник и однокурсник Сергей Преображенский и говорил: "Я эту песню сейчас мысленно пел!" Это относилось к разряду случайностей, но совпадений подобных было очень много.

Кроме неосознанного и неконтролируемого предугадывания, в моей жизни были и запланированные предсказания. Так, например в детстве, когда на экзамене нужно было вытянуть желаемый билет, перед тем как идти туда я придумывал ритуал и схему. Рассчитывал по ней в каком месте должен лежать желанный билет. Для меня тогда это была полу шутка полу серьёз. Но это действие как ни странно срабатывало. Тому например был свидетель, - мой друг и одноклассник — Дмитрий Куваев (сейчас известный московский архитектор, я его изобразил в картине и ещё в рисунке "Ловец месяца. Портрет Дмитрия Куваева"). Мы с ним жили в одном и том же доме и когда пошли сдавать экзамен по литературе, я ему в шутку сказал, что утром за завтраком рассчитал в каком месте должен лежать билет №13. Помню там был вопрос про Евгения Базарова (мой желанный вопрос, ответ на который я знал досконально). Димке я сказал, что билет будет второй слева, если считать с верхнего ряда. Так вот — каково было наше изумление, когда на сдаче экзамена (при друге) я потянул за тот билет и вытащил именно этот вопрос!!! Дима слышал, как без запинки я отвечал про Базарова и получил оценку "отлично"!

Также к осмысленным подобным "фокусам" относилось и повелевание силами природы. Совсем в раннем детстве, когда мы с ребятнёй играли во дворе, я мог сказать им "хотите, я сейчас вызову дождь?" Они говорили "Да!" И я усилием воли мог это делать. Я сам верил в это и в этот момент впадал как-бы в транс и дождь действительно шел. Это можно было-бы отнести к фантазиям детства, но также было и в более позднем возрасте. Я, например, всё с тем-же Димой Куваевым (он был лучший друг детства), выходя поздно вечером с уроков рисования из детской художественной школы №1, что была на улице Подбельского, мог вызвать по уличному телефону нужный номер троллейбуса. Наш номер троллейбуса был 5-й, его всегда приходилось очень долго ждать! Иногда по часу. Я опять придумал обряд-фантазию по вызову по телефону-автомату троллейбуса. Мы с Димкой становились в будке, я в шутку набирал необходимую фантазийную комбинацию цифр, потом говорил какие-то загадочные слова. Мои действия были одновременно фарсом и в то же время я очень верил в то, что делаю. Друг всегда со скепсисом относился к моим чудачествам, пока не видел, что они сбываются. Так вот, очень часто, когда я пользовался таким методом вызова троллейбуса маршрута №5, троллейбус "выныривал" из-за желанного угла на улице Ленина и приветствовал нас своими тараканьими усами! Димка был в изумлении! И я не меньше его.

Каждый раз помню, что в этот момент у меня было особое состояние психики, - я как бы видел всё со стороны и всё это было словно соткано из знаков, символов, орнаментов. Эти полупрозрачные узоры порхали словно мотыльки. Они падали как капли дождя, всё время меняя при этом свои конфигурации. Я мысленно воздействовал на эти знаки, перестраивал их последовательность и структуру, тем самым, как мне казалось влияя на ход событий...

Когда идёт дождь, что вижу я? - Я вижу сон из узоров, в нём город мой, только он иной. Я наблюдатель. Я не тот что сейчас, я не знаю кто я такой. Вот город мой, он так часто является ко мне во сне и даже на яву. Что вижу я в отражении капель дождя? Я вижу уходящие ввысь небоскрёбы, я летаю между ними, я вижу много разноцветных зонтов, много людей, многонациональность, бесконечные крыши машин, автобусов, киосков. Вижу свои мысли и не то перед глазами, что видят окружающие, снова вижу мой город, но другой. Я мог-бы нарисовать его на холсте или набросать его план на бумаге.

Каждый сантиметр моего мира открывается передо мной подобно дверям, за ними можно попасть в тот город, в те города. В момент наблюдения я нахожусь вне миров, как-бы со стороны наблюдаю за слайдами снимков. Для живущих в том мире — это мгновения в веренице событий. Для меня — это застывшие снимки и они существуют вечно. Я стою в дверных проёмах-порталах и меня бесчисленное множество, как в отражении зеркал, поставленных друг напротив друга.

Став наблюдателем, я свободно, как ветер перемещаюсь по улицам. Вот образ будущего города Рязани, особенно отчетливо запомнился район моста через Оку, того, что ведёт из Рязани на Солотчу. Там теперь не один мост, и на том месте мост уже иной, он гораздо больше и выше. Вдоль реки, на расстоянии примерно полутора километров друг от друга, расположены ещё подобные мосты и они выше этого, их видно издалека, они таят в туманном солнечном мареве. У берега Оки стоят высокие небоскрёбы, напоминающие своей формой матрёшек или куколок бабочек. Всё пространство, то что в моей реальности занимали поля, расположенные по ту сторону Оки, всё оно застроено. Там мосты и дома подобные хребтам верблюдов и гигантским краюхам хлеба. Как там строили дома? Не понимаю, как население побороло паводок, начинающийся каждую весну, ведь эти поля постоянно заливало водой из Оки, она разливалась на несколько километров. Вот теперь на этих полях стоит новый город, тот что расположился по другую сторону реки. Он разросся до Солотчи. В основном там стоят высокие дома.

Пролетая дальше, я вижу незастроенную площадку и кажется понимаю, как научились люди справляться с половодьем: вот поле большое и пространство то весьма обширно. Оно залито бетоном, в этом основании есть много подземных ходов и оно подобно крепости, от того и не размывает весенняя речная вода фундаменты зданий. И гигантская эта платформа со всех сторон окружена крепкими стенами. Где-то там есть еще одна дверь, и я заглядывая туда вижу реку Трубеж. В моей реальности она маловодна и почти высохла. В той реальности, вопреки всем прогнозам она снова наполнилась водой и стала полноводной.

Вода, её стало больше, часто идут дожди. Дождь — символ будущего. Дождь — символ открытых дверей. Люди летают меж домов как ангелы. Некоторые левитируют медленно плывя, подобно облакам. Там летают катера. И на малом холме стоит паровоз. Он — музейный экспонат, на нём можно покататься. Высотные дома оплетены причудливыми растениями. Зелени много, она стала частью высотной архитектуры и порой трудно понять — где высокое дерево, подобное сиквойядендрону, а где почти такой-же дом.

По мою сторону Оки, там где сейчас город — мосты меж домами. И больше открытых пространств. Это следы. Здесь оставила свои следы неведомая война. И почему-то их никто не стал закрывать. Следы эти подобны длинным широким царапинам, как буд-то кто-то невидимыми гигантскими граблями обработал пространство. Здесь людей не много. У кремля этими вилами вскрыты кладбища. И меж квадратов полей текут ручьи. Чем дальше на запад, тем больше железных дорог, поездов и открытых, сбритых войной площадей. Север — район фабрик и промзон. В ночи я поднимаюсь высоко в небо и вижу как из города вырастают гигантские светящиеся и переливающиеся огоньками пирамиды.

Я чувствую, что ничто не уходит никуда, никто не уходит никуда. Всё остаётся запечатлённым на этих слайдах. Всё существует одновременно. Иногда вижу планету со стороны, это время не известное мне, возможно отдалённое будущее. Там господствует вода. И только в редких местах есть прекрасные острова — оазисы. И всё это похоже на другую планету.

P.S. - из проявленных в реальности видений:
когда-то, в 1998-м году, я написал маленький рассказ "Таджикистан — зелёный треугольный". Я писал о конкретном месте в своём городе. В этом месте был в 1980-е годы продуктовый магазин "Таджикистан", в своём рассказе я описал видение о том, что будет там. Так вот, прошло почти тридцать лет и там разместилась пристройка к зданию, она была стеклянная и дизайн фасада здания был построен из стеклянных треугольников, обрамлённых зелёным пластиком. Само здание принадлежит "Сбербанку" фирменный цвет которого — зелёный!
Также я в своих снах 1990-х годов часто видел на улице Высоковольтной, что находится недалеко от моего дома, странное высокое здание кубической формы, имеющее оранжевый цвет. Так вот через десять лет на этом месте был построен торговый мебельный Центр "Четыре комнаты", который был покрашен в ярко-оранжевый цвет. И сейчас его высокие кубические грани сияют в лучах восходящего Солнца своими оранжевыми стенами...

Впервые рассказ опубликован на Официальном сайте Алексея Акиндинова 5 октября 2019 года в 04.15.

©Алексей АКИНДИНОВ, сентябрь-октябрь 2019 год, РЯЗАНЬ.


Рецензии