Синие лебеди глава 6

 
                Я не праздно, не напрасно
                Пришел к тебе своим путем,
                Весь мой мир, большой и властный, -
                В хорошем имени твоем.
                А. Прокофьев.

 Несмотря на то, что Эжен удалось уснуть только далеко за полночь, проснулась она сама и довольно рано – в шесть утра. Сладко потянувшись на огромной кровати, как обычно спросила себя: «Что изменилось?» Внутренний голос предательски шепнул: «Все, как всегда, только охранник другой».

После нескольких физических упражнений в тренажерном зале Эжен надела спортивный костюм, если слегка прикрывающий грудь топ и шортики можно таковым считать, и начала свой привычный утренний марафон.  Пока она двигалась во дворе по аккуратной дорожке, вымощенной розовой тротуарной плиткой, параллельно любуясь распустившимися лилиями, ее сердце спокойно билось в такт вдохам и выдохам воздуха легкими, но, когда охрана открыла ворота, выпуская Эжен в лес, расположенный за домом, сердцебиение ускорилось, поскольку она увидела нового телохранителя, который тоже был в спортивном костюме. Похоже на то, что он собрался бежать вместе с нею.

- Доброе утро, мадам! – приветливо поздоровался он хриплым баритоном, мило улыбнулся, и Эжен чуть не задохнулась.

- Доброе, мистер Эдвард, кажется так вас зовут? – специально подчеркнула его малозначительность. На самом деле это имя так врезалось в мозг, что и клещами фиг вытащишь.

- Можно просто Эди, - напомнил вчерашний диалог мужчина.

- Эди так Эди. Тоже будешь бегать?

- Конечно. Теперь я всегда буду рядом. Вам придется привыкнуть, - серьезно сказал мужчина и нежно окинул ее оценивающим взглядом. Перед ним стояла не Эжен, а Женька, прежняя Женька с завязанными в косу волосами, неуложенной челкой и без макияжа. Розовые щечки, блеск синих глаз и вызов во взгляде -  такая она больше походила на дерзкого подростка. Вот только фигура и минимум одежды на ней выдавали зрелость и волновали подчеркнутой сексуальностью.

- Дэнис… предыдущий охранник, просто развешал камеры на столбах по всему маршруту моей утренней пробежки и следил из своей комнаты. Аппаратура осталась. И тебе не стоит так напрягаться, - убедительно уверила Эжен. Ей бы страшно не хотелось, чтобы он всегда еще и бегал рядом. Хотя какое рядом? Тропинка узкая, он будет бежать сзади, чтобы держать ее в поле зрения. И сверлить своими красивыми, блин, глазами.

- Мадам, мне намного приятнее быть рядом с вами, а не с аппаратурой. Даже если мое присутствие вас раздражает, - дал понять, что в курсе ее неприязни к охранникам.

- Ну что же, Эди, это твой выбор. И учти - я бегаю быстро, - Эжен рванула проложенной лесной тропинкой. Ветки деревьев больно хлестали Эдварда по лицу и рукам, но он не отставал.  Уже после десяти минут такого шального галопа, Эдвард начал понимать, что красотка проверяет его на выносливость. Ей было невдомек, что испытанием был не ее шальной темп, а постоянно маячившая у него перед глазами хорошенькая попка, обтянутая голубыми бархатными шортиками.

- Мадам в курсе, что быстрый бег по утрам – это вредно? Если, конечно, мадам не готовится по секретной технологии подготовки космонавтов НАСА, - пошутил Эдвард, когда Эжен выбежала на небольшую полянку и принялась делать упражнения, разминая ноги и руки.

- Многие ученые доказали, что жить тоже вредно.  Я аппетит нагоняю, если что, - пошутила Эжен и довольно улыбнулась.

- Вообще-то такие лесные пробежки не особенно безопасны при вашей публичности. У вас в тренажерном зале полный набор для поднятия аппетита, - Эдвард специально изучил дом и его составляющие. – Или вы и плаваете не в бассейне, а в озере?

- А вот это идея, Эди! Насчет озера, - съязвила Эжен, – Лес принадлежит Бруно, он огражден и охраняется. Это безопасно.  И я тебя умоляю, решил бежать, молчи и беги! – и она снова рванула вперед. Эдвард молча следовал за ней, радуясь, что подопечная в очень хорошей спортивной форме.
 
 Все время на протяжении пробежки Эжен ощущала, что охранник не просто смотрит на нее, а изучает каждую линию ее фигуры. Это ощущение и дразнило, и тешило ее женское самолюбие. И все же она вздохнула с облегчением, когда смогла после освежающего душа переодеться к завтраку. Пусть всего полчасика, но она не будет видеть глаза этого странного человека, поскольку прислуга ела всегда отдельно на кухне.

Как же удивилась Эжен, когда в столовой за столиком увидела не только Бруно, но и Эдварда. Оба приятно обсуждали возможные изменения в системе охраны дома. Как по команде две пары глаз подняли на нее свои взгляды. Бруно смотрел с отеческой любовью и восхищением, Эдвард – почти так же, только вот в его взгляде присутствовал блеск, выдающий его интерес к ней, как к женщине.

Ни один охранник до Эдварда не ел в столовой вместе с хозяевами. Почему же для Эдварда Бруно сделал такое исключение? Этот вопрос светился в ее глазах, поэтому его смогли прочесть и Бруно, и Эдвард.

- Если мадам против моего присутствия – я уйду, - галантно сказал Эдвард.

- Если Бруно решил, что вам здесь лучше быть, у него были на то причины.  Не так ли, дорогой? - Эжен всегда уважала решения Бруно. Она изучила манеру поведения старика и не один раз убедилась, что он ничего не делает просто так. Судя по отношению к Эдварду, говорить с Бруно о его увольнении вообще не имело смысла. Почему он так упорно навязывает ей общество красавца?  Очень не хотелось верить в то, что она просто надоела Бруно и он хочет, застав ее с Эди в постели (к этому все шло), просто выгнать. Такая мысль, как мышь, поселилась в ее душе и грызла потихоньку ее существо.

- Молодец! Ах ты ж моя умница! Мы тут с Эдвардом говорили, и он считает, что заднее крыло дома плохо охраняется, - решил посвятить Эжен в разговор Бруно.

- Откровенно говоря, я в этом не разбираюсь. Хотелось бы быстренько позавтракать, у меня фотосессия. А охрану решайте сами. Кстати, Бруно, а где мой шофер Стив? Он что, вчера перебрал лишнего?

- Нет. Стив будет возить Мади. Ей - то в магазин, то в прачечную. Давно просит. Тебя с сегодняшнего дня будет возить Эдвард. Так удобнее, - словно в порядке вещей сообщил Бруно и отрезал большой кусок мяса от отбивной.

Эжен сразу даже слов не подобрала нужных. Но по ее тяжелому вздоху все поняли – не особо рада. Сначала она вопросительно подняла свои синющие глаза на Эдварда, пригвоздив его злым взглядом. Мужчина сделал невозмутимый вид, взял пример с Бруно и продолжил есть отбивную с яйцами. Спустя несколько минут дар речи вернулся к Эжен, и она иронично заметила:

- Эдварду будет сложно ориентироваться в моем насыщенном графике дня. К тому же он не знает маршрутов так хорошо, как это знает Стив, - обращалась красотка к Бруно, но ответил Эдвард.

- Мадам, если я не ошибаюсь, то у вас сегодня с десяти съемки в студии Олександровича на семнадцатом авеню, потом вы обедаете в ресторанчике через дорогу «У Валентина». Обычно заказываете суп и салат с беконом. Дальше – музыкальная студия на Реал-стрит, где вы должны пробыть в пределах двух часов. После этого встреча с Дино де Луччи, вашим импресарио. Где вы с ним встречаетесь, я думаю, вы и сами пока не знаете. Наверно, он вам должен как-то дать об этом знать…

- Браво! – Эжен действительно была впечатлена. Она бы удовлетворилась простым ответом, что Эдварду знаком маршрут и график, но такой подробный отчет ее убедил окончательно. – Случайно, вы не агент ФБР? Хотя, посмотрим, как вы это докажете на деле. Говорить все могут. Бруно, если ничего не выйдет – вернешь мне Стива. Бруно утвердительно кивнул, поскольку рот был занят пережевыванием еды, но по его реакции было видно – не особо он рассчитывал на обратную рокировку.

Ровно без пяти минут десять Эжен была доставлена в студию. Раньше, когда Эдвард следил за Эжен, он много раз видел, как она входила в студию, но никогда не видел, что происходило внутри. Теперь он с интересом следил за процессом съемок. Эжен постоянно переодевалась в платья и покорно позволяла гримерше наносить различные макияжи под наряды. Как же легко Эжен менялась, вживаясь в образ. А вот гримёрша с накачанными силиконом губами, вульгарно виляющая бедрами, Эдварду не понравилась. Она так на него плотоядно зыркала, что он был уверен – не будь здесь фотографа и Эжен, эта маньячка его точно изнасиловала бы. А вот на Эжен она смотрела, как на сошедшую с неба богиню и обращалась с нею, как с хрупким ценным существом. Вот за это Эдвард уважал гримёршу.
После быстрого, но вкусного обеда в ресторане «У Валентина» Эдвард отвез подопечную в музыкальную студию, где проходила запись второго альбома Эжен.  Песня «Я давно уж не твоя» откровенно не шла. Как исполняет ее Эжен, Эдварду нравилось, но звукорежиссер считал, что песню необходимо почти кричать, а не петь. Эжен требовала минимум звука и голоса, Барри – наоборот: максимальный звук, который Эжен должна была перекрывать мощным голосом.

- Силу голоса я не слышу! – орал Барри, и уже за это Эдвард хотел ему съездить чем-то увесистым по голове. Но с другой стороны, что он знал об эстраде? Если не обращать внимания на полное отсутствие вкуса в одежде (растянутая футболка с черепами и обтягивающие джинсы, обнажающие половину задницы) и психованность – Барри был классическим музыкантом. Эдвард включил режим «молчать и терпеть», решил пока не вмешиваться и отдал наказание Барри самой Эжен. Это был просто вопрос времени. Пару раз красотка попробовала взять высокие ноты, но потом психанула, поругалась со звукорежиссером и, хряпнув дверью, ушла.

- Не, ну как можно такую песню орать? Это же кощунство, - возмущалась Эжен в салоне автомобиля. Эдвард ждал дальнейших распоряжений молча. – Он дальше своего рока ничего не слышит. Так, поехали в салон «Прадо». Дино назначил встречу в «Кредо», а там всегда этих репортеров, как муравьев. Наснимают меня некрасивой и распродадут издательствам – не хочу, чтобы Бруно расстраивался и потом кучу денег отдавал за уничтожение плохих снимков.

 Эдвард посмотрел в зеркало заднего вида и убедился – она выглядит прекрасно. Она не могла выглядеть по-другому в его глазах. Что-что, а красоту она от Бога получила изумительную.

-Чего смотришь, думаешь, я всегда красивая? Нет, бываю и злой, и гадкой, и способной сыграть Бабу Ягу без грима. Самой себе противно, но что уж. Поехали! И еще, тебе не обязательно сидеть за одним столиком с Дино и мной, - добавила, желая расставить все акценты еще здесь, в машине.

- Понял, я сяду неподалеку, - как-то нейтрально ответил Эдвард, но Эжен поймала гримаску обиды на его красивом лице. Вот такая же мимическая морщинка образовывалась у Васьки, когда он на нее обижался.

- Не подумай, я не имею ничего против, чтобы ты слышал разговор или еще что, но Дино… он нетрадиционной сексуальной ориентации. Короче говоря, он гей, поэтому твое присутствие выведет его из равновесия стопудово. Ты же не хочешь, чтобы всю следующую неделю он ходил за тобой по пятам? Поверь, я знаю его вкус. Тогда он о работе напрочь забудет.

- Упаси Боже от такого «счастья». Спасибо, что предупредили, мадам, - улыбнулся Эдвард. Он уж было подумал, что Эжен беспокоится о нем. А дело просто в работоспособности Дино.

На самом же деле Эжен болезненно переживала присутствие Эдварда. Она все время ощущала на себе его взгляд. Он был не навязчивым, потому как Эдварду нужно было следить за дорогой, но все же настойчивый. Отворачивайся не отворачивайся, но этот цепкий взгляд не отпускал. Все ее охранники сначала смотрели на нее, как на богиню, затем боялись и только лишь потом вот так благоговейно смотрели влюбленными до безумия глазами. Эдвард с первой минуты смотрел на нее, не скрывая своего восхищения и влюбленности. Эжен хоть и не познала мужчины, но она чувствовала, как и любая женщина, когда и кто ее любит. Раздражало не то, что Эдвард не скрывал своих чувств (вокруг всегда было полно таких мужчин), а то, как ее тело реагировало на него. А у нее непривычно где-то внизу возникала горячая волна и поднималась вверх, пока щеки не начинали полыхать алым пламенем. И ей до скрежета зубов было обидно осознавать, что испытываемые ощущения – элементарное сексуальное влечение.  К кому? К человеку, которого она не знала, вернее, знала только два дня.

- Включить кондиционер? Мадам жарко? – деликатно спрашивал Эдвард, не подозревая, что причина ее агонии – он.

- Да включай уже что-нибудь. И музыку какую-нибудь, - сердито командовала Эжен.

Дино сидел за столиком для VIP-персон и уже "опрокинул" для храбрости, что выдавала пустая рюмка перед ним. Как для импресарио, он был слишком хитрым и льстивым. Эжен нравилось его умение уговаривать, но иногда он применял на ней запрещенные методы, как в телевидении 25 кадр. Это бесило.

- Привет, Дино. Зачем такая помпезность? – садясь за роскошно сервированный столик, спросила Эжен, намекая на дорогой ресторан при известной прижимистости Дино.

- Ты же меня знаешь, когда есть деньги, я стараюсь «засветиться» для прессы, чтобы не забывали, - уверенно и гордо сказал Дино. Его хитрые глазенки так и бегали из стороны в сторону в поисках представителей прессы и «хороших» экземплярчиков мужского пола.

- А что есть деньги? – Эжен открыла карту меню и пробежала по разделу «салаты». Здесь они стоили, как весь обед из трех блюд «У Валентино». Она не рассчитывала на то, что оплатит Дино, но раз уж согласилась на встречу (вот умел уболтать, что уж скрывать), то что-то заказать нужно было.

- Да немножко водится. Не разберу, солнышко, ты что же сегодня одна? А где твой дикий мальчик? – Дино намекал на Дэниса, который его чуть не побил при последней встрече, когда получил от Дино неприличное предложение.

- Нет, не одна. У меня новый дикий мальчик. Сидит за третьим столиком. И страшное дело, как не любит геев, поэтому не рекомендую трогать. Еще хуже, чем Дэнис, - Эжен остановилась на классическом салате из морепродуктов. – Мне вот этот с холодным зеленым чаем.

- А неплохой мальчик. Бруно где такого достал? – Дино оценивающе рассматривал Эдварда. – И не боится конкуренции…

- Сама не знаю. У Бруно и спросишь. Дино, ты меня сюда какого рожна притащил, чтобы моего охранника рассматривать? Давай к делу – времени маловато, - сердилась Эжен.

- Солнышко, а ты, часом, его не для себя оставила? С другими ты так не панькалась, - догадался Дино. – И от меня на дистанции не держала.

- Хотя бы и так. Давай переходи к делу, Дино, - настаивала Эжен.

- Жени, таких денег ты еще никогда не получала…. И я тоже…- решил заинтриговать по максимуму, но все же продолжал рассматривать Эдварда.  Только когда Эдварду надоело такое внимание, он сердито провел указательным пальцем себе по шее, давая понять Дино, что того ожидает, если не отстанет. Помогло частично – Дино только время от времени поглядывал.

- Шальные деньги за что попало не платят. Если ты мнешься и краснеешь – тут что-то не так. Я права? – Эжен осмотрела зал на предмет наличия репортеров и заметила, как ее несколько раз клацнули тайными камерами.  В принципе, это было предполагаемо. Для того, чтобы Эдвард не устроил репортерам судный день, Эжен его предупредила – это часть публичной жизни, давать возможность себя снимать.

- Как тебе сказать, есть один пунктик, который меня слегка не устраивает, но ведь можно договориться, - Дино все же надеялся, что Эжен выслушает предложение до конца.

- Дино, я с закрытыми глазами могу сказать, что тебя снова напрягает «Плейбой». И чего они хотят, я тоже знаю. Не прокатит! Не сейчас! Я им продала фото в купальнике и в белье. На большее я не согласна!

- Это не «Плейбой», солнышко, - Дино так никогда не краснел, поэтому Эжен проследила за его взглядом. Эдвард совершенно без смущения на себе показывал, как он оторвет Дино то, что у него между ног. Эжен покрутила у виска и предложила Дино поменяться местами, чтобы он сидел спиной к Эдварду.

- Ты сдурел окончательно? Дальше «Плейбоя» только порно. Но я сомневаюсь, что ты мне об этом даже заикнуться решил бы.  Дино, если через минуту не скажешь, я проверну все, что показал Эди, сама, - Эжен уже перебрала все возможные варианты и ее заинтригованность просто начала беспощадно грызть мозг.

- Шах Туниса хочет, чтобы ты ему спела. Он заказывает целый концерт. Только ты и он. Это так романтично… - Дино закатил глаза, показывая степень романтичности, но Эжен уже прыснула от разочарования.

- Тю, я думала что-то интересное. Нет! – так отказывать могла только Эжен, и Дино понял – это реальное «нет». Но поуговаривать хотя бы до момента, пока Эжен съест салат, у него время было.

- Солнышко, это ведь шах Туниса. Ну что тебе стоит? Один концерт! - начал уговаривать Дино.

-Дино, ты меня не услышал. Нет – это значит «нет» - и баста! Давай пошлем шаху мой первый альбом, и пусть слушает его хоть по пять раз на день. Могу даже видеоконцерт записать. И деньги сэкономит. Сколько он готов выложить за концерт?

- Пять миллионов, - Дино так говорил, словно речь шла о каких-то ста долларах.

- Прекрасно! Пусть переведет их в фонд несчастных сирот и больных детей. Я читала, в Тунисе много больных детей. А для развлечений пусть позовет штук пять шлюх. С них толку будет больше, нежели с меня.

- С ума сошла? Какие шлюхи? Он голосом твоим очарован. Ну поухаживает богатый мужчина за красивой женщиной – что с того? Ты шаха боишься? – еще более разнервничался Дино.

-  Я себя, Дино, боюсь. Да и Бруно это вряд ли понравится. Типа отправил жену на санкционированное свидание с шахом. Фактически продал. Если не Эди, то Бруно тебе за это сводничество точно достоинство оторвет. Отказывай!

- Как? – Дино все никак не мог поверить, что уболтать Эжен не удалось. Он почему-то считал, что ее женскому самолюбию будет льстить внимание шаха.

 - Деликатно, красиво, так, чтобы понял. Скажи, что я не в настроении. Скажи, что укусила бешеная собака меня, - решила пошутить Эжен.

- Как собака? А три концерта в Париже? – Дино округлил глаза и начал перебирать условия договоров по аренде концертных залов.

- Да все будет нормально, не боись, - успокоила Эжен. – Дино, я так устала. Ощущение, что живу на земле уже тысячу лет. Какая –то необычная усталость.

- Это хандра. Заведи собачку, - он обернулся, аппетитно посмотрел на Эдварда и добавил, - прости, у тебя уже есть развлечение. Значит, скоро пройдет. Ты хорошо подумала насчет шаха?

- Лучше не бывает, - Эжен оставила деньги за свой заказ и, мило попрощавшись, ушла.

- Куда теперь, мадам? – спросил, как можно бархатнее, Эдвард.

- В магазин. Забыл? У меня нет белья…- она укололась об удивленно-вопросительный взгляд охранника. Вот, снова, он хмурится так, как это делал Васька. Почему? Как разные люди могут одинаково смеяться, хмуриться, вести себя идентично? Нужно поговорить об этом с психологом. – Да, у меня сотня пар лифчиков и трусов, но под это красное платье был только тот комплект. Я его оставила на корабле. Требовать сейчас неприлично. Или ты забрал?

Эдвард отрицательно замотал головой. Еще чего, подумает, что помешанный. Ему она куда более интересна, чем элементы ее гардероба, пусть и такие интимные.

Было видно уже по тому, как встретили Эжен в бутике ажурного элитного белья Cherie, что она здесь частая гостья. 

- Мадам Бувье! У нас новая коллекция от Симоны Перле. Будете все смотреть? Мерить? – миниатюрная китаянка-продавщица почти у ног стелилась.

- Ли, дорогая, мне покажи все в красном цвете! – покомандовала Эжен, намереваясь пройти в комнату для примерки.

- Я здесь журнальчик почитаю, - решил остаться у входа Эдвард. Чего ему там делать?

- Э-э-э, нет. Пошли, поможешь выбрать, - решила провести и по этому кругу ада Эжен. – Я всегда сомневаюсь и мне нужен совет со стороны, - он даже не представлял всей степени «совета со стороны».

Продолжение следует...


Рецензии
Ксюша! Привет! Градус повышается.
С теплом
Твой
В.

Вахтанг Рошаль   17.10.2019 04:53     Заявить о нарушении
Так и должно быть.
Набираем оборотов)))

Ксения Демиденко   17.10.2019 22:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.