Ожидание белого Рождества. Часть 8. Глава 1

      — Ива, ты не могла бы рассказать нам всем немного о себе? — слегка наклонив голову к правому плечу, громким голосом и с широкой улыбкой на всё лицо спросила руководитель дома престарелых, не моргая глядя на новую практикантку. Затем она на секунду задумалась и решила продолжить. — Это твоя первая практика и твой первый рабочий день здесь, у нас. И, конечно же, твоя первая утренняя планёрка. С чем мы все тебя и поздравляем!
      Все присутствующие, около четырнадцати человек, громко захлопали в ладоши. Руководитель дождалась наступления тишины и уверенно произнесла:
      — Пожалуйста. Тебе слово.
      — Большое спасибо, Лина, — бодро начала Ива. — Мне почти сорок лет. В Дании я прожила чуть больше двух лет. За этот период я успела закончить школу по изучению датского языка.
      Многие из присутствующих одобрительно закачали головами, а некоторые даже не смогли удержаться от комментариев: «Вот это да-а», «Прекрасный датский», «Молодец».
      — Спасибо, — мило улыбнулась Ива и продолжила. — Уход за пожилыми и  страдающими старческой деменцией людьми – совершенно новая для меня сфера деятельности. Но я надеюсь, что за пять месяцев практики я с успехом смогу связать теоретические знания, полученные мной в школе, с практической деятельностью. Научиться оказывать качественную помощь пожилым гражданам – вот моя главная цель. Естественно, что без вашей поддержки мне будет очень трудно это сделать.
      — Нет, не трудно, а просто невозможно, — прозвучал уверенный и бескомпромиссный голос руководительницы практики Аны. — В нашей работе очень важно понимать, что ты лишь часть одной большой команды, работающей на достижение общего результата. И ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь. Мы ведь все когда-то были учениками. Зна-аем, как это трудно бывает.
      Затем, слегка спустив очки на переносицу, она внимательно посмотрела на Иву:
      — И ещё один важный момент. Максимум две недели ты должна наблюдать, как работают другие. Если возникнет желание, то можешь, конечно, помогать. После двух недель начнёшь работать по своему индивидуальному плану. Знай, что я имею право   прийти и посмотреть, как ты справляешься со своей работой. Также я всегда могу задать вопросы, в том числе и по теоретической части. Раз в неделю будешь получать домашние задания, которые должны выполняться  в виде реферата или презентации. Ну что? Приступим к работе?!
      — Да, я готова! — преувеличенно бодро отозвалась Ива, выходя следом за Аной из общей комнаты для персонала. Как и в момент, когда она впервые переступила порог дома престарелых, так и сейчас, в длинном и слегка сумрачном коридоре, она почувствовала, как тяжёлый и плотный воздух окутал всё её тело, мешая дышать. Она закашлялась, изо всех сил стараясь протолкнуть его в лёгкие.
      — С тобой всё в порядке? — не поворачивая головы, спросила Ана, продолжая своё движение по направлению к концу коридора.
      — Да-да. Всё в порядке, — еле слышно ответила Ива, кашлянув ещё пару раз. Прелый, какой-то кислый и в то же время сладковатый запах старости вызвал вдруг в ней смешанное чувство неприязни, беспокойства и даже тревоги.
      Через несколько секунд они уже стояли у закрытой двери с табличкой «3.5». Ана громко постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, загремела большой связкой ключей, отпирая её:
      — Гу моон, Тэйе! — поздоровалась она, быстро проходя в сторону туалета, дверь которого была широко открыта, и можно было видеть, как посреди выложенного белой плиткой помещения, согнувшись в три погибели, стоял высокий и худой старик, пытающийся натянуть на себя всё время сваливающиеся, испачканные чем-то чёрным, пижамные брюки светло голубого цвета. Ана внимательно посмотрела внутрь унитаза, а затем смыла, предварительно пошоркав его ёршиком. — Иди, иди сюда! Чего ты там ждёшь?!
      Ива, словно окаменев, стояла в паре метров  от туалета. Попавший в лёгкие, такой удушающий, вязкий и приторный запах вызвал у неё рвотный позыв, который она с огромным трудом пыталась сдержать.
      — Заходи сюда! — слегка раздражённо крикнула Ана. — Познакомьтесь! Тэйе, это Ива! Ива, это Тэйе!
      Старик продолжал бороться со своими штанами, полностью пропустив мимо ушей всё, только что сказанное Аной.
      — Очень приятно, — только и смогла выдавить  из себя Ива, медленно заходя в туалет. «Господи, да как же можно находиться в такой вони?!» — метнулось в её голове.
      — Слушай, Ива, это, конечно, твой первый день практики, но ситуация, сама видишь, не очень простая, и мне нужна твоя помощь. Ты, случайно, не против? — спросила руководительница практики, изучающе посмотрев на ученицу.
      — Конечно, нет, — последовал моментальный ответ. — А что я должна делать?
      — Я сбиваюсь с графика. А ещё нужно дать ему утренние лекарства и приготовить завтрак. Так что будет очень хорошо, если ты наведёшь здесь, в туалете, порядок. А ещё сменишь постельное бельё. Надо же, сегодня всё так испачкано. Грязное бельё сложи вот в эту корзину, а потом я тебе покажу, куда его нужно отнести и постирать.
      — Ана, а почему всё это чёрного цвета? — осторожно спросила Ива, слегка поморщив лицо.
      — Это абсолютно нормально. Почти все наши жильцы получают препараты железа. И не надо морщить лицо. Нелегко помогать пожилым, да, к тому же больным людям. Это очень ответственно. И если тебе удастся закончить школу и найти работу, то ты должна будешь научиться воспринимать всё это, как норму.
      Ива почувствовала в голосе руководительницы раздражение и даже неприязнь: «Да нет, мне это показалось. Она просто устала. Шутка в деле, за несколько минут отмыть этого несчастного, почистить его зубные протезы, промыть полость рта, одеть, обуть...»
      — Ну ладно, мы пошли, — бросила Ана, прервав ход ивиных мыслей. Она взяла под руку жильца комнаты, вежливо к нему обратившись. — Тэйе, есть ли у Вас желание позавтракать?
      — Что? — рассеянно спросил тот, пытаясь сесть на корточки и поднять с пола грязный носок.
      — Тэйе, я спрашиваю, не хотите ли позавтракать? — ещё раз повторила свой вопрос Ана, осторожно выводя старика в коридор.
      — Да-а. А как тебя зовут? — последовал рассеянный вопрос.
      Ива, оставшись одна, какое-то время продолжала слушать диалог, долетающий до неё из коридора.
      — Ана, — последовал ответ.
      — Да-да, я помню тебя. Ты ко мне вчера приходил. Но ты мне говорил, что тебя зовут Нильс… Постой, а ты женат? А я женат?
      «Господи, вот где ужас! И, как сказала Ана, может быть, если мне повезёт, этот ужас может стать и моей работой! — Ива одела перчатки и принялась снимать грязное постельное бельё. — А что делать? Сейчас нет другого выхода!»


Предыдущая глава: http://www.proza.ru/2019/10/05/1475     Следующая глава: http://www.proza.ru/2019/10/05/1526


Рецензии