Ожидание белого Рождества. Часть 7. Глава 2

      Ива медленным шагом подошла к белому двухэтажному зданию, окружённому зелёной стеной из аккуратно подстриженного кустарника. На почтовом ящике крупными буквами стояло «Ульрик Тортенсен. Мона Тортенсен». Она опешила: «Как? Мона? Неужели Ларс ошибся? Хотя странно. Я прекрасно помню, что ладиного мужа тоже зовут Ульрик Тортенсен». Ива достала из кармана листок бумаги с адресом. Вдруг входная дверь дома отворилась, и на крыльцо вышел высокий и довольно симпатичный мужчина спортивного телосложения. Увидев Иву, он остановился и, внимательно на неё посмотрев, спросил вежливым голосом:
      — Вы кого-то ищите? Может быть, я смогу Вам помочь?
      — Да. Спасибо. Я ищу подругу. Но, наверное, я ошиблась адресом, — тихо ответила Ива, увидев в окне первого этажа женщину средних лет, напряжённо её рассматривающую.
      — А как зовут Вашу подругу? — голос мужчины слегка завибрировал от напряжения.
      — Пожалуйста, не беспокойтесь. Я точно знаю, что ошиблась. Извините меня, — вдруг почувствовав всеми фибрами своей души что-то неладное, Ива быстрым шагом стала удаляться от дома.
      — Её зовут Лада! Не так ли?
      Ива остановилась, как вкопанная. Затем медленно повернулась в сторону мужчины и посмотрела на него полными слёз глазами:
      — С ней что-то случилось? Где она?
      — Её больше нет, — последовал еле слышный ответ.
      — Извините, я не поняла. Она что, уехала на Украину?
      — А Вы не Ива, случайно?
      — Да-а.
      — Я должен Вам передать письмо.
      — Она уехала? — Ива продолжала задавать вопросы, не обращая внимания на слова мужчины. — А она не собиралась вернуться назад? А, может быть, она Вам оставила свой новый телефонный номер?
      — Нет. Нет. Совсем нет, — на глаза мужчины навернулись слёзы. — Она покончила с собой, выпив целый флакон таблеток. Я нашёл её только утром. Было поздно.
      Ему с трудом удавалось сдерживать себя, чтобы не заплакать. Он быстро отвернулся от Ивы и зашагал к дому. — Подождите! Сейчас принесу адресованное Вам письмо.
      Через несколько минут он вернулся назад, держа в руке вчетверо свёрнутый лист белой бумаги:
      — И ещё. Она была кремирована, а урна с её прахом захоронена на кладбище Вестре Киркегоа, что на улице Виборгвай.
      Ива осторожно взяла письмо и положила его в сумку. Сделав несколько неуверенных шагов, она вдруг вспомнила, что забыла поблагодарить ладиного мужа, но повернувшись, готовая произнести слова благодарности, обнаружила, что он уже успел исчезнуть за дверью.
      Она не помнила, как добралась до дома. Все переживания о школе, о жилье и даже о Бенни вдруг отступили куда-то на задний план. Всё показалось вдруг таким ничтожным. «Её больше нет», — эта мысль занимала теперь всё её сознание. Придя домой, она тут же прошла в кабинет, плотно закрыв за собой дверь, и села в кресло, положив на колени сумку, в которой находилось письмо. Она просидела достаточно долго, глядя прямо перед собой, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. Потом осторожно достала листок бумаги и, медленно развернув его, стала читать. Сначала строки расплывались у неё перед глазами. Ива смахнула слёзы, вглядываясь в написанные ладиным нервным почерком слова, которые постепенно стали обретать чёткость.
      Она плакала навзрыд, читая рассказ Лады о её жизни после гибели отца. Не было никаких описаний совместной жизни с Ульриком. Единственное, что было сказано, так это то, что он ни в чём не виноват. И что он и его дочки заслуживают счастья быть вместе. «Ива, поверь мне! Я от всей души желаю им счастья. Конечно, не так я представляла себе мою жизнь и мой конец. И если честно, то очень боюсь умирать. Но у меня просто нет другого выхода. Нет выхода! Я не смогла быть счастливой в этом мире, но точно знаю, что счастье ждёт меня там, рядом с папкой. А ты, моя любимая подруга, обязательно должна быть счастливой здесь, на земле! И, пожалуйста, помни обо мне».
      Ива сидела, словно в оцепенении, отрешённо глядя перед собой, пока сквозь толстую туманную пелену в сознании до неё не долетели слова Ларса, вот уже несколько минут находящегося в комнате и наблюдающего за женой:
      — Что случилось? Ты мне можешь сказать, что случилось?! Она что, отказалась взять к себе Бенни?
      Ива подняла на мужа отрешённый взгляд, как будто глядя сквозь него:
      — Её больше нет.


Предыдущая глава: http://www.proza.ru/2019/10/05/1467     Следующая глава: http://www.proza.ru/2019/10/05/1515


Рецензии
Пока мы Ладу вспоминали, простились с нею навсегда. И через девять дней за Духом ушла от нас её душа. За горизонты тьмы и Света мы не торопимся бежать, особенно те, кто не кончил дела, чтоб смелостью блистать. Остался Лады прах в Орхусе. Душа - с любимою душой отца её. И любят духи семью из душ, где Дух Святой. Какая разница, кто вечен, никто не станет быть один. Ведь в Свете существует Парность, Един лишь Мир, да Господин - Господь наш Бог, что Землю создал. И всё, что есть на ней и в ней. И всё вокруг - в нашей Вселенной.... А мотыльки летят на Свет. Огнём он выжигает прахи, а облегчённая душа за Духом, с ним войдя в века, когда ты по своим поступкам вечен.

Игвас Савельев   17.02.2020 22:52     Заявить о нарушении