Ожидание белого Рождества. Часть 2. Глава 6

      Примерно через два часа Ива и Галина Васильевна, закончив свою работу над новым бюджетом, лишающим филиал даже малейшей возможности улучшить своё положение в течение следующего учебного года, молча сидели на заднем сидении служебного автомобиля.
      — Ива Марковна, куда мы сейчас? — осторожно спросил  Павел.
      — Да, я забыла тебе сказать. Сначала завезём Галину Васильевну, ну а потом и меня.
      Всю дорогу до дома Ива сидела молча, удручённо глядя в окно. Пошёл снег, мягко ложась на землю и постепенно покрывая её чистым ковром, скрывающим накопившуюся за день чёрную, как уголь, грязь. «Как здорово, что существует снег, способный освежить и обновить всё вокруг. И как жаль, что снег не может освежить мою душу».
      Автомобиль, подъехав к девятиэтажному кирпичному дому, остановился. Ива подняла голову и посмотрела на чёрные пугающие глазницы своей квартиры. «Он ещё не пришёл, — тяжело вздохнув, подумала она. — Не хочу туда! Боюсь! Я устала от одиночества!»
      — Устали? — вопрос Павла долетел до Ивы откуда-то издалека, как из другого мира.
      — Устала, Паша, — ответила она, тут же испугавшись его вопроса и своего ответа. «Как он мог услышать мои мысли?!» — молниеносно пронеслось в её голове.
      — Ну ничего, Вы уже дома. Муж, наверное, уже заждался. Чай согрел.
      — Не заждался. И не согрел, — тихо выдавила из себя Ива. — А тебя дома кто-нибудь ждёт? Ты меня извини, но я ведь раньше никогда тебя не спрашивала о твоей семье. Я фактически ничего о тебе не знаю. Как такое могло произойти? Ведь мы с тобой работаем вместе уже не первый день.
      — Это нормально, Ива Марковна. Вы – очень занятой человек. А я – всего лишь водитель, — скромно ответил Павел, улыбнувшись. В его словах не было и грамма издёвки, а лишь простота и открытость. — Вы меня спросили, кто меня ждёт дома? Никто меня не ждёт. Несколько лет назад я был женат, но жена ушла от меня к другому. Скорее всего, более благополучному, чем я.
      — Во-первых, позволь тебе возразить. Ты не просто водитель, а герой. Ты нас тогда от реальной смерти спас! Я всегда буду это помнить. А, во-вторых, что ты скажешь, если я попрошу тебя увезти меня сейчас как можно дальше от дома? Не знаю куда. Да это, собственно, и не важно.
      Павел онемел от неожиданности. Придя в себя, он посмотрел на Иву в упор и еле слышно ответил:
      — Я скажу, что не верю своим ушам. Сколько раз в своих фантазиях я представлял, как мы едем вместе с Вами не по делам, а так, гонимые желанием быть вместе…
      Он остановился, не договорив. Ивины глаза увлажнились от слёз.
      — Я прошу тебя, пожалуйста, не говори мне «Вы», — с трудом, глотая слёзы, выдавила из себя Ива.
      — А как же мне к Вам обращаться?
      — Обращайся ко мне на «ты». Хорошо?
      — Хорошо.
      По городу они ехали молча. Ива не могла произнести ни слова, охваченная неописуемым страхом, терзавшим её. Мысли метались в голове стаей перепуганных птиц: «Что же я делаю? Я, наверное, сошла с ума! Нужно срочно возвращаться! Может быть, Константин уже пришёл домой!» Когда же машина выехала за пределы города и стала подниматься вверх в гору, Иву захлестнул неописуемый восторг и ощущение полного освобождения:
      — Ой, как здорово! Какой чудесный снегопад! А куда мы едем?
      — Скоро увидишь. Мы уже почти приехали, — загадочным голосом ответил Павел.
      — А мы не застрянем здесь, на горе? Посмотри, какой сильный снегопад!
      — Не волнуйтесь. То есть, не волнуйся, не застрянем, — произнёс он. Затем, сделав небольшую паузу,  смущённо продолжил. — Хотя я всем сердцем и желал бы обратного.
      Он остановил машину на вершине горы и выключил мотор. Наступила пауза. Павел пожалел о последних сказанных словах, предполагая, что мог испугать Иву своей откровенностью.
      — Я бы тоже, — тихий, почти еле слышный, ответ прервал затянувшуюся паузу.  Павел настолько сильно был поражён такой честностью, что, переполняемый благодарностью и теплотой, он уже не мог более сдерживать свои эмоции, а  нежно взял ивину руку и поднёс её к своим губам.
      — Я так хочу играть в снежки! С самого детства я не играла в снежки! — аккуратно освободив свою руку, по-детски непосредственно выпалила Ива.
     — А почему вы с мужем не играете в снежки? — неожиданно для себя самого спросил Павел и тут же об этом пожалел. Ива вдруг стала грустной и как-то сразу обмякла.
      «Какой же я болван и недотёпа! Я должен всё исправить! Сейчас же!» — искра пронеслась по проводам сознания Павла, и он, мгновенно выскочив из машины, подбежал к ивиной двери, распахнул её и за руку выдернул женщину наружу. Затем, быстро слепив большой снежок, бросил его в ивину сторону, промахнувшись. Она, заливисто смеясь, в свою очередь, тоже слепила снежок и, метнув его в сторону Павла, попала в цель. Они без устали смеялись и бегали вокруг машины, пока Павел неожиданно не спросил Иву:
      — А хочешь, я покажу тебе моё любимое место? Здесь недалеко!
      — Конечно, — бодро отозвалась Ива, охваченная любопытством.
      Он осторожно взял её за руку и медленно повёл вперёд, прокладывая дорогу в глубоком снегу. В этот самый момент фантазия Ивы настолько сильно разыгралась, что ей уже стало казаться, что Павел выводит её из ледяных чертогов снежной королевы. «Как же здорово!» — подумала она. И так они шли рука в руке, пока перед ивиными глазами не развернулся весь вечерний город, усыпанный золотистыми и серебристыми бусинами светящихся окон домов и уличных фонарей.
      — Ой, какое чудо! — вырвалось из её уст. — Как красиво!
      Павел поднёс ивины руки к своему лицу, пытаясь согреть их горячим дыханием:
      — Ты совсем замёрзла.
      — А вот и нет! — смеясь, выкрикнула Ива. Она отдёрнула руки от его лица и побежала, пытаясь на ходу ухватить снег и слепить из него снежок.
      Павел побежал следом за ней. В считанные секунды догнав её и заключив в свои объятия, он жарко прошептал ей на ухо:
      — Вот и попалась! Теперь тебе от меня никуда не убежать!
Ива не смогла вымолвить и слова. Она дрожала: то ли от холода, то ли от переизбытка эмоций, каких не переживала уже около шести лет. Ей было так спокойно и уютно в его объятиях, что она желала только одного, чтобы этот миг продлился как можно дольше. Вслух же, неожиданно для себя и Павла, она произнесла, как будто выйдя из оцепенения: «Я замёрзла. Отвези меня, пожалуйста, домой».
Сидя в машине, осторожно спускающейся с горы, Ива вдруг заплакала.
      — Почему ты плачешь? — проникновенно спросил Павел.
      — Потому что я сейчас так счастлива! И потому что я так несчастна! Через несколько минут я должна буду вернуться к моей прежней жизни! А я этого так не хочу! — с горечью вырвалось из ивиных уст.
      Павел, совершенно растерянный от волнения, не знал что сказать. Остаток пути они ехали молча. Ива сидела, уставившись в окно, ничего не видя от слёз. Он вёл машину, как во сне, от которого смог очнуться только остановившись у ивиного подъезда. В этот момент он, гонимый чувствами и эмоциями, уже не мог думать о последствиях и крепко обнял Иву, осыпая поцелуями её солёное от слёз лицо. Она не сопротивлялась. Не сопротивлялась она и тогда, когда горячий поцелуй обжёг её губы, тёплой волной растекаясь по всему телу.
      — Я люблю тебя, — жаркий шёпот в лицо. — Люблю. Люблю. Ты – самая лучшая!


Предыдущая глава: http://www.proza.ru/2019/10/03/1379     Следующая глава: http://www.proza.ru/2019/10/04/278


Рецензии
Замечательно, что в России не перевелись не только такие девочки, но и такие мальчики! Вы согласны, моя героиня?

Игвас Савельев   01.02.2020 05:34     Заявить о нарушении
Согласна лишь отчасти:)
Не торопитесь с выводами, уважаемый Игвас:)

Эва Шервуд   01.02.2020 06:13   Заявить о нарушении