Предательница

Я продаю дом и планирую переехать в областной центр в коммунальную квартиру. И встал ребром вопрос куда девать двух собак и кошку.
        Вопрос переезда назревал давно, я уже не в силах содержать дом, с тех пор как умер муж почему - то куча всяких проблем вылезает, и кого то привлекать для их устранения не всегда удобно, у самой сил не хватает да и здоровья. Уже нет желания и сил ухаживать за огородом и перерабатывать все, что выращивается, а молодежь занята работой, своими проблемами и особого желания приехать помочь нет, а уговаривать каждый раз не могу, и не хочу, тем более, что и деревенскую продукцию берут без особой охоты, все больше предпочитают из магазина, потому что так быстрее и ехать никуда не надо.
        Вот и решила я, что пора заняться собой, поездить по стране, друзьям, родственникам, да просто попутешествовать.
Но меня все это время мучил и мучает вопрос, что делать с животными. Новым хозяевам мои животные не нужны, у них есть свои.
Домашнюю собачку Соню, невестка пристроила к своей сестре в деревню, тем более, что там есть песик и детки любят животных, и хозяйка  из тех людей, что мимо брошенного котенка не пройдет.
Вот знаю, что в хорошие руки отдала, а переживаю, скучаю, потому что знаю, как Соня мне предана, как всегда ревниво охраняла даже от Мурки, и имея свою постель, ночью переползала под мою кровать.Если мне приходилось куда - то ехать, я часто брала ее с собой, стоило только взять в руки поводок, как Соня тут как тут, вставала на задние лапы и подставляла голову, мол давай цепляй, я готова.
В автобусе она спокойно сидела у меня на руках, если я ехала за рулем, она сидела пассажиркой, так мы и жили с ней дружно. Но взять ее с собой в город я не могла, потому что планировала много отсутствовать дома и ездить далеко, отдать детям- они все заняты и дома их не бывает с раннего утра и до позднего вечера, а то и до ночи, обречь собаку на то, что и выгул у нее будет очень редкий - не хочется издеваться над псинкой.
        Вот и решила, что в деревне ей будет лучше. А сама переживаю и скучаю, и чувствую себя предательницей.
А сегодня я совершила убийство и теперь реву в три ручья, не могу успокоиться, хоть и понимаю, что наверное это самый гуманный способ решить этот вопрос.
Дворовый пес Рекс, помесь кавказской овчарки с немецкой, лохматый и сильный, появился у нас совсем маленьким, зять принес его в кармане еще в 2006 году.
        Был такой забавный, очень не хотел сидеть на цепи, но по иному ограничений не понимал, если начинал дурить, то крушил все.
        Когда рос, то лапы его росли быстрее туловища и он в них путался, они у него подгибались, он тыкался носом в землю, и мы возили его в областной центр в ветлечебницу на уколы.
        Как же он умолял не делать этого, когда садились в машину ехать на уколы, это надо было видеть, он заглядывал в глаза, жалобно скулил, лизал руки.
        В конце концов, он таким образом нас уговорил на то, чтобы мы его дома лечили, обманом, сами кололи, это переносилось им легче, он просто обижено минутку поскулит и тут уже забыл. Но ветврачей в белых халатах запомнил на всю жизнь, я сегодня это поняла.
На цепи он сидел только летом, потому что клумбы и грядки для него не существовали. В остальное время свободно гулял по всему участку.
Часто ночью я наблюдала, как он обходит участок по периметру, а потом ложится на коврик под дверь, через некоторое время встает и пошел в обход снова. Зимой у него целые дорожки протоптаны были вдоль всего забора, не исключая никаких закутков.
Внуки любили его, и он отвечал им взаимностью. Два месяца внучка давала в интернете объявления в надежде пристроить, но откликнулась только одна семья за 500 км от нашего райцентра, и как его туда доставить, и где гарантия, что он там приживется, примет ли новых хозяев.
Общим решилась я на эвтаназию, на душе кошки скребут, дорогу из-за слез не вижу. Ветлечебница от нас в километре.
        Первую половину пути он шел более менее, отвлекаясь на разные запахи, даже на посторонних собак не очень обращая внимания. Но потом стал упираться, словно что - то начал понимать, упирается, не идет. Кое - как довела, привязала к их там приспособлениям, не знаю как эти сооружения для животных называются, и пошла в здание.
В окно смотрела на него, он сидел смотрел на дверь, по сторонам. Стоило мне выйти с врачом, как он тут же оборвал поводок, причем замки переломал тоже, и я еле успела схватить его за ошейник, кое - как нацепила намордник, а это чудо он вообще никогда не примерял, видимо еще на нем  посторонние запахи.
Повела его в вольер лаборатории. Короче говоря, когда я его привязала, то он свободно освободился от ошейника, я даже не поняла как это у него получилось, но поскольку я сидела на нем верхом, по другому никак было не удержать, врач успела у меня за спиной воткнуть ему укол и выскочила из вольера, а у меня в руках остался только ошейник с обрывками поводка,карабин, замки.
        Врач кричит, что надо быстрее выходить,  а я в ступоре, как завод у меня закончился, выхожу, а он смотрит на меня и падает. Все.
Обратную дорогу слезы катились сами по себе, и придя домой не могу остановиться. Дважды предательница. Ох, тошно же на душе!
Теперь вопрос с Муркой. Тоже бедолага, в 2013 году в наводнение тонула котенком, их было четверо, и я их выловила из потока воды, который несся через двор.
        Они подхватили вместе с Маруськой, своей мамой, какую то инфекцию, поносили, гной из глаз лился ручейками. Что мы только не делали, лечили уколами, таблетками, капали в глаза, промывали, я так старалась, что одному котенку веко верхнее повредила, второму мышцу видимо повредила, что он стал косым, это наша Мурка такой стала косой.
        Один котенок погиб сразу, второй попозже куда - то ушел и не вернулся. Муська  с поврежденным веком переехала к сыну, а Мурка с косым глазом осталась дома, потому что Маруська их мать трагически погибла, наводнение и болезни пережила, а вот соседское нападение нет.
       Сосед переехал жить в коттедж, а старый свой дом стал использовать как омшаник, естественно, мышей и крыс там завелось очень много. Маруся у нас знатная была крысятница.
       Так вот однажды она приползла домой с перебитой капканом лапой, лапа кое -как поджила, но Маруську в очередной ее поход на охоту облили кислотой. Бедная кошка, как она мучилась, умирая, смотрела на меня, и у нее из глаз слезы катились, и я над ней ревела. В ветлечебнице на тот момент не делали эвтаназию, мол нет лицензии.
       Так вот и осталась ее дочка Мурка на хозяйстве. Конечно после наводнения она периодически прибаливала, но вот 6 лет прожила, и теперь я в тупике, что с ней то делать. Вопрос пока открыт.
Я сегодня дала себе зарок- животных больше не заводить, ни за что! Это очень больно - их предавать...


Рецензии