Изнутри и снаружи

С соблюдением всех необходимых стандартов поведения Джаромир справлялся удивительно легко. У него была хорошая память, и он прекрасно помнил, где и что полагается делать. Где-то нужно было выворачивать наизнанку пиджак и ходить по кругу, положив ладонь на голову, а где-то требовалось взъерошивать волосы и медленно поворачиваться всем телом, приседая и кланяясь. К нему невозможно было придраться даже тогда, когда он исполнял некоторые предписания, в которых и специалистам-то было сложно разобраться, не говоря уже о том, чтобы благопристойно их соблюсти. Но у Джаромира всё получалось, он никогда не сбивался и ничего не путал.
Да, никто не мог упрекнуть Джаромира в небрежении к существующим порядкам, напротив, его энтузиазм, филигранность движений и точность воспроизведения выверенных формулировок являлись примером для подражания. Поэтому неудивительно, что ни у кого из блюстителей к нему никогда не было никаких вопросов.
Ну как можно заподозрить в чём-нибудь человека, который входя в любое общественное присутствие не ограничивается обязательным: «Дыр бул щил убещур скум», а всегда прибавляет и факультативное – «вы со бу р л эз». И у какого блюстителя, методиста или куратора не дрогнет от умиления сердце, когда Джаромир, приветствуя его традиционным приседанием, не забывает три раза произносить полным списком имена всех ответственных смотрителей, отметившихся в деле утверждения окончательной морали. Запомнить всех удавалось немногим, обычному гражданину вменялось произносить имена всего-то пятерых самых ответственных, остальным же можно было воздать хвалу просто салютнув специальным свистком, который любой совершеннолетний имел при себе.
Но вот когда случилась практика ментальных проверок, тут у Джаромира начались самые настоящие сложности.
Здесь ему не помогали ни демонстрация необыкновенной преданности, ни виртуозное исполнение куплета «Заходикс», предварявшего любой ответ старшему в социальной иерархии. Крамольный образ мысли Джаромира обнаруживался довольно-таки быстро, и его тотчас же сопровождали в исправительную комнату, где опытные перепрограммисты внедряли в сознание воспитуемого необходимые алгоритмы правильного понимания главенствующей морали и общественного бытия.
Но как бы ни старались специалисты по переформатированию мышления, у них всё равно ничего толком не получалось. Пока они выводили на прямую верную дорогу одну мысль Джаромира, другая беспрепятственно поворачивала налево. Когда удавалось схватить мысль с левым уклоном, пытаясь направить её по прямому пути, тогда уже первая, предоставленная самой себе, спокойно сворачивала в сторону. Таким образом, Джаромир оказался исключительно негодным для ментальной перековки.
Конечно же, если бы Джаромир, попавший под очередную проверку, не каялся и отчаянно не требовал «кардинального перестроения личности и расширения мировоззренческих горизонтов», не пел всем и каждому торжественным голосом «Заходикс», то разговор с ним не был бы таким длинным. Но Джаромир очень искренне демонстрировал своё желание исправиться, хотя результаты ментальных проверок не давали ему ни единого шанса на исправление.
Спасла бедолагу опять же хорошая память и глубокое знание ниспосланных предписаний. Джаромир обратил внимание на сноску в параграфе Нравственного Устава, в котором значилась «норма усвоения материала в зависимости от интеллектуальной категории вникающего». Вникающие с коэффициентом интеллекта «0», освобождались не только от длинных речёвок, кричалок с повторяющимися согласными и выполнения сложных фигур, требующих строгой последовательности движений, но и могли не понимать их «мотивировочной подоплёки и важности для всеобъемлющего порядка». Достаточно было лишь иметь Устав при себе и предъявлять его при любых проверках и подозрениях в нелояльности. Вкупе со справкой об интеллекте, разумеется. Вот за это Джаромир и решил уцепиться.
Было хорошо известно, что справки с категорией интеллекта «А» и «В» давались кураторами очень неохотно. И это несмотря на то, что эти справки решительно ни на что не влияли. Категорию «С» уже давали со скрипом, ну а получить категории «D» и «Е» вообще не составляло никакого труда. Джаромир не знал никого, кто бы заказывал себе категорию «0», хотя её-то, точно бы выдали с совершенно спокойным сердцем. Непонятно зачем все так жаждали получить высшие категории интеллекта, однако квалифицироваться на категорию «А» или «В», являлось для многих самой заветной мечтой. Соискатели густо толпились у пунктов проверки умственного развития, и понятно, совсем не для того, чтобы приобрести для себя категорию «0».
А Джаромир претендовал именно на эту низшую категорию. Очередь ему всё же пришлось отстоять, но он не зря потерял время: кураторы не глядя выдали ему желанный документ. Теперь он спокойно проходил мимо блюстителей даже не пытаясь спрятать свою фигу в брючный карман. Никто более не слышал от него ни «Заходикса», ни «Дыр бул щил».
Нет, Устав он, конечно, с собою носил, но только открывал его сугубо по необходимости, при задержании, и только на одной и той же странице с нужным параграфом, где в качестве закладки находилась справка о нулевом уровне его интеллекта.


Рецензии
Может, Джаромиру надело унижаться и он сделал вывод, что жить с"0" порогом интеллекта - проще. А может думал : "А судьи кто?" С уважением. Галина.

Галина Никонорова   04.10.2019 15:57     Заявить о нарушении
Галина, в реалиях Джаромира это единственно правильное решение. И в его реалиях нет никакой фантастики. Вот что пишет нам из своего XII века Омар Хайям: «Если будешь ты в обществе гордых ослов, Постарайся ослом притвориться без слов, Ибо каждого, кто не осел, эти дурни Обвиняют немедля в подрыве основ».

Виктор Меркушев   04.10.2019 17:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.