Бездонный зал

Были сумерки, когда Александр Серебрицкий вышел из дома. Живя недалеко от района, носившего в народе название Старый Город, Саша часто гулял там после работы, созерцая красоту зданий. Но сегодня Саша хотел пойти в полузаброшенный парк, который начинался за Старым Городом. Парк был небольшой. В самой глухой его части стояло разрушенное здание, обвитое диким виноградом и нехорошими легендами. Именно в этом направлении и шёл Саша по аллее, думая о монотонности своего существования. За последние три года у него не было никаких радостей. Однотипная работа и банальный отпуск, проводимый на озере недалеко от его города. Неужели так будет до конца его жизни? Что может быть хорошего в этом жалком существовании? И что он, обычный парень, может изменить? Иногда судьба решает всё. Он всего лишь винтик в этом большом механизме, бороться с которым просто глупо. Нужно выживать.

Неистовое карканье ворон прервало его размышления. На крыше здания, которое он уже мог разглядеть, сидела немаленькая стая. Строение состояло из двух этажей. Со стороны фасада на втором этаже располагалась открытая терраса, опирающаяся на четыре белые колонны.

Когда молодой человек приблизился ко входу, стая ворон резко взлетела, перестав каркать. Можно сказать, она просто исчезла.

Что это могло значить? На секунду остановившись, Саша вошёл в проём без двери.

Пространство внутри было старым и обветшалым: серые стены с глубокими трещинами и остатками штукатурки, на потолке фрагменты старинной мозаики. Лестница на второй этаж с вычурными перилами и деревянными ступенями огибала постройку снаружи. Решившись подняться наверх, Саша обнаружил перед собой большой тёмный зал, из глубины которого доносились едва различимые стоны...

«Что это такое? Наверное, показалось…» подумал он.

И в эту секунду с потолка с грохотом упал большой кусок штукатурки. Скорее всего, Саша и принял за стоны звуки от падения. Устал после работы...

Само здание находилось на последней стадии запустения, как писал о таких домах один из любимых авторов Александра.

«Кстати, сегодня вечером нужно будет перечитать…» — промелькнуло в голове.

Вдруг парень почувствовал на своём плече ледяное прикосновение, заставившее очнуться от размышлений. Резко обернувшись, Саша увидел одетого в чёрный балахон старца. Его неестественного цвета лицо было покрыто глубокими морщинами. Глаза у таинственного незнакомца были бордовыми, бровей не было вообще.

— Приветствую тебя! — сказал незнакомец слегка утробным голосом, смотря на Сашу испепеляющим взглядом.

При этих словах стоны повторились с удвоенной силой. Нет, это уже показаться не могло. Саша сделал неуверенный шаг в сторону тёмного зала. При этом он услышал шум падающей плитки, которая была немалых размеров. Незнакомец шагнул за ним. Эхо шагов отражалось от величественных стен зала. Причём шаги старца звучали гораздо громче, чем шаги самого Саши. Молодой человек посмотрел на потолок и он показался Саше в несколько раз выше, чем миг назад.

— Меня зовут Ахем-Сафей. Ты попал сюда не случайно, ведь случайностей вовсе не бывает, — голос старца прозвучал размеренно и величественно, усиливаясь многократно повторяющимся эхом.

Саша машинально кивнул незнакомцу, не зная, что ответить. Тот сделал жест рукой, приглашая углубиться в зал, и Саше стало отчётливо слышно, как некто кричал. Этот крик был очень отдалённым, и молодой человек тешил себя надеждой, что звук доносится вовсе не из этого здания, не из этого зала, но здравый смысл подсказывал ему обратное.

— В этом зале происходит шабаш нечистой силы и отверженных душ. Бог отказался от них, и их принял я. Им здесь очень хорошо. Например, один из них, некий Антонетто, при жизни убивал много нехороших, по его мнению, людей. Он был осуждён людьми на земле. Но я принял Антонетто здесь. Вот он, познакомься! — после гроссмейстерской паузы продекламировал Ахем-Сафей.

Александр увидел блеклую фигуру, очертания которой становились всё ярче и ярче. Через секунду он разглядел, что фигур двое. Это были танцующие молодой человек и девушка. Саша на миг взглянул на Ахема-Сафея, тот слегка усмехался. Да, он был доволен тем, что происходило. Пару было видно всё отчётливее и отчётливее. Саше показалось, что лица у них были очень молодые, и им от силы можно было дать по двадцать лет. Юноша был одет в длинный чёрный фрак, на девушке было белое платье.

Они радовались тому, что были здесь, невозмутимо продолжая кружиться в вальсе и не замечая, что Ахем-Сафей и Саша подошли к ним вплотную. Была слышна лёгкая мелодия танца. Когда они сделали очередное па, Саша едва не упал в обморок, его подхватил Ахем-Сафей.

У молодого человека не было спины. Через миг они с партнёршей по танцу улыбнулись до ушей в прямом смысле слова, раздирая себе лица и обливаясь зеленоватой жижей, которая когда-то служила им кровью.

— Они счастливы, Александр, ведь они живут в другом мире. Их такими видим только мы сейчас, — невозмутимо сказал Ахем-Сафей.

Саша не выдержал и на минуту потерял сознание.

Очнувшись, первой мыслью было: «Неужели всё это происходит на самом деле?».
Ахем-Сафей смотрел в одну точку на потолке, с которой несколько мгновений назад упала штукатурка.

Шок у Саши немного прошёл. Конечно же, первым его желанием было бежать отсюда как можно дальше, но ноги абсолютно не слушались, как это бывает во сне. Может это и был кошмарный сон?

— Нет, Александр, все это реально. Даже гораздо более, чем ваша паскудная реальность, — сухим голосом сказал Ахем-Сафей.

Саша сам до конца не понимал, откуда у него появились силы идти дальше после увиденного. Тем не менее, он шёл, всё углубляясь и углубляясь в зал. Пол скрипел у него под ногами, со стен иногда падали куски штукатурки. Казалось, что этому страшному залу не будет конца. Ахем-Сафей невозмутимо шёл рядом. У него ни один мускул не дрогнул на лице.

Саша все ещё тешил себя надеждой, что всё это сон.

— Посмотри! Посмотри вниз! — приказал Ахем-Сафей таким голосом, от которого молодой человек вздрогнул. Мурашки пробежали по коже.

Внизу, непосредственно под Ахем-Сафеем, сидели картёжники. Они играли в покер. Ставки были очень высоки. Вокруг них ходили одетые в красные фраки официанты с бокалами шампанского на подносах. Конечно же, позади картёжников были другие столы, которые Саша не разглядел из-за лёгкой дымки. На потолке висела шикарная люстра. Стены были бежевого цвета с вылепленными белыми барельефами. Один из гостей пил шампанское, взяв бокал с подноса официанта. Наверняка он собирался присоединиться к карточной игре, направляясь к их столу. Тем временем игра достигла своей кульминации, и даже многие официанты замерли, уставившись на проклятый стол.

Ахем-Сафей беспристрастно смотрел на то, что происходило дальше под полом.

— Джексон, высока у тебя ставка! Ух! — услышал Александр из-за стола.

Ставки у картёжников были и правда запредельны. Например, один из них вырвал свой правый глаз и поставил его на кон. Они играли на части своего тела. Многие были без рук и ног, держа карты в зубах и пользуясь помощью друзей. Они надеялись отыграться. Другие проигрались в пух и прах давно и представляли собой гнусное зрелище…

Саша снова чуть не упал в обморок. Ахем-Сафей одной рукой подхватил его, а другой погнал это видение прочь. Дом опять стал таким, как прежде.

— То, что ты видишь, Саша — обратился Ахем-Сафей к Александру, — это проекция их мира на ваш мир. Мрачные тени, не более того. Ты можешь попасть на их бал, и эти уродские искажения исчезнут. Хочешь этого? Тогда ты должен туда прыгнуть.

Ахем-Сафей указал на дыру в полу, к которой они неумолимо приближались. Саша шатающейся походкой подошёл к ней. Она была абсолютно чёрной. Ещё никогда он не видел такой черноты.

— Прыгай туда! Не будет больше страха! Прыгай! Всего лишь один шаг! Ну же! — сорвался на крик Ахем-Сафей.

У Саши вся жизнь пронеслась перед глазами… Его глупое расставание с девушкой, когда нужно было в некоторых моментах поступить гораздо более решительно. Например, когда любимая ушла из-за надуманного предлога, нужно было взять её на руки, сказать, что он любит только её и развеять все девичьи сомнения. Однако, он этого не сделал. Банальная, глупая нерешительность и малодушие. Если бы он тогда совершил поступок, в итоге они бы поженились. Он был бы счастливым. По-настоящему счастливым.

Новое видение. Ему пятнадцать лет. Он лежит в санатории на озере недалеко от его города. «Старшаки» постоянно обижают всю его компанию, будучи всего на пару лет старше. Они заставляют их стоять с подушками на одной ноге с попустительства медбратьев санатория, которым было лень контролировать поведение... Никто не смеет ничего возразить, и Саша тоже не возражает. А нужно было постоять за себя и за тех, кто слабее. Он мог это сделать, но струсил.

Саша снова перенёсся в студенческую жизнь. Это было семь лет назад. Концерт любимой группы в Киеве. Подруга тогда сильно его подставила, обещая поехать с ним и не сдержав своего обещания. Самому ему ехать не хотелось. Глупая нерешительность. Надуманные поводы. Мол, ему негде ночевать… А что, если… И тут он отчётливо увидел, что если бы тогда поехал на концерт, то познакомился бы там с отличным парнем, с которым дружил бы всю оставшуюся жизнь. Саша увидел, как они рыбачили бы на Днепре. Он бы жил в Киеве, в самом центре города… Им было бы весело и интересно вместе. Друг помог бы Саше найти интересную и высокооплачиваемую работу. Всё бы сложилось иначе в его жизни.

Следующее видение предстало перед его глазами. Ему девятнадцать. Саше предлагают играть в группе сольные партии. Группа играет в его любимом на тот момент стиле — хэви-металл. Байкерский гараж любезно предоставляет место для репетиций. Неформальная романтика, репетиции по вечерам, свежий ночной воздух, знакомство с другими группами. Да, он был бы счастлив тогда.

Но отказался. Не решился выйти из зоны комфорта «институт-дом». Если бы он согласился играть в группе, его жизнь сложилась бы абсолютно иначе. Выступления, поездки по разным городам… Новые знакомые, новые места… Саша отчётливо видел, как выступает на сцене. Две юные рокерши ждут, пока он сыграет соло. Они пришли на концерт исключительно ради него, это было написано на их лицах. Личные поклонницы…

Виденья сменяли друг друга. Третий курс. Нужно было ехать в Англию по программе обмена, и у него был такой шанс. Но поехал его знакомый, а он снова не решился. Не хотел рисковать. А вдруг с ним случилось бы что-то в дороге? А что скажет тётя Дуся из третьего подъезда — хорошая советница его семьи? Как это так, Саша хочет переехать к диким капиталистам? Нет, отношения с соседями портить абсолютно не допустимо. Да и родители считали, что Саше это не надо... Лучше, когда он «дома и под надзором»…

Эпизоды мелькали перед глазами один за одним, как кадры киноплёнки. И в качестве финала этого фильма откуда-то из подсознания прозвучало:

«Ты сам творец своего счастья или несчастья. Конечно же, многое в жизни решает удача, но этот факт не даёт тебе право опустить руки». В этот момент Саша почувствовал в себе невероятную решимость, ему показалось, что все ещё можно изменить. Когда он вырвется из этого проклятого дома, будет жить абсолютно иначе. Он изменится, он правда изменится до такой степени, что даже знакомые его никогда не узнают.

Саша только сейчас начал ценить свою, как он считал раньше, «серую» и «монотонную» жизнь. Он ощутил, как до ужаса, до онемения, до дрожи боялся смерти. У него была ещё куча нереализованных возможностей и планов, ещё больше было упущенных шансов. Нет другой серости, кроме той, которую создаёшь ты сам. И если Саша вернулся бы в свою обычную жизнь, он многое изменил бы. Стал бы бороться с ленью, не тратил бы ни секунды земной жизни попусту, наполняя её своим смыслом. Поменял бы работу, которая стала для него такой нелюбимой. Переехал бы в другой город. Встретил бы там девушку... В мозгу пульсировало: «Ты и есть творец своей жизни…Только ты.»

Конечно, он сейчас не будет никуда прыгать! Он убежит из этого проклятого дома! Навсегда! Прочь отсюда! Прочь! Такой воли жить и такой жгучей ненависти к любой смерти у Саши не было ещё никогда.

Однако, иногда нужные вещи мы понимаем поздно. Слишком поздно.

Видимо, лимит шансов на исправление был уже исчерпан.

— Глупец! — крикнул Ахем-Сафей, читая мысли Саши. — Какой же ты глупец! Ты уже прошёл точку невозврата, увидев виденья из иного мира. Только теперь ты будешь в серости, вечно в серости, так как ТЫ ВСЕ РАВНО УЖЕ МЁРТВ!

Саша потерял сознание и через мгновение умер. Обрушившееся на него перекрытие второго этажа образовало в воздухе пелену пыли, подсвеченную лунным светом.


Рецензии
ДИМА!

забавно-но нужен жизненный позитив...никогда не жалейте о сделанном... и конечно благая цель-жить не для себя а для людей...даже если они часто не оправдывают ваши представления...надейтесь и он тоже станут лучше...

с добр нч!

Ник.Чарус   20.11.2019 11:46     Заявить о нарушении
Спасибо, но выражение "жить для людей" имеет двоякое толкование

Дмитрий Епифанцев   20.11.2019 11:59   Заявить о нарушении
просветите!
бескорыстно помогать и защищать ...так мыслило наше поколение...

а как понимаете вы?

Ник.Чарус   20.11.2019 15:32   Заявить о нарушении
Бескорыстно защищать, помогать друзьям и близким. Если вы будете помогать всем, то многие будут этим корыстно пользоваться. Как писал Оскар Уайльд " Ты любишь всех, а любить всех - значит не любить никого. Тебе все одинаково безразличны"

Дмитрий Епифанцев   20.11.2019 22:30   Заявить о нарушении
читал оскара в оригинале...талант... но лорд и воинствующий эгоист...

и почему я должен прислушиваться к ублюдку-извращенцу...

помнится 6 лет за растление мальчиков?

у меня перед глазами благороднейший пример моих родителей...

Ник.Чарус   21.11.2019 10:07   Заявить о нарушении
Не вижу ничего плохого в эгоизме. Эгоизм - это то, что в нашем жестоком и циничном мире нужно полагаться и рассчитывать только на себя.Вот эгоцентризм - это другое

Дмитрий Епифанцев   21.11.2019 12:30   Заявить о нарушении
отец-комбат доброволец 41 го... мать в 21 г замначцеха на зиле...
в юности отец комсомолец из кулаков лазил по подвалам ловил-мыл и кормил беспризорных детей... а мать тоже из кулаков пионеркой учила неграмотных по программе ликбеза...

отец как то в августе во время краткого наступления поймал двоих из своей батареи и таскал их пару дней-отсидеться у родни бойцы захотели... комполка кузнецов приказал расстрелять... а ещё будешь кормить дезертиров за счёт своих-самого расстреляю...
так поступали с эгоистами в то время!

да их и не могло быть в крестьянских многодетных семьях-эгоизм дитя однодетных бездельников городских-а часто и совсем бездетных...

Ник.Чарус   22.11.2019 11:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.