Если самолет стоит...

                (памяти брата)
  Недавно по телевизору в какой-то рекламе услышала: «Мы постоянно выбираем между тем, что от нас ждут и тем, что есть на самом деле». Я тут же подумала: «А ведь верно сказано.  Не всегда от нас ждут то, что есть на самом деле. Часто людям хочется, чтобы окружающие поддержали их в заблуждениях, упрямстве, даже невежестве». Ведь  так бывает нередко, согласитесь. По этому поводу у нас с братом в молодости даже сложилась своеобразная шутка. Даже и не шутка, а мы выработали собственную формулу, помогающую в ситуациях, когда становится ясно, что собеседник не желает соглашаться только потому, что не хочет уступить или понять. В таких случаях мы говорили себе: «Если самолет стоит, значит, так надо».  Это для нас значило, что не стоит дальше спорить, убеждать. Откуда это пошло, сейчас расскажу.
   Самолет «Волгоград-Фрунзе» набрал высоту. Александр покрутился в кресле, выбирая удобную позу, и настроился на длительный отдых в полете. Самолет  комфортабельный, в мягком кресле   уютно. Все пассажиры притихли, расслабились, постепенно разговоры стихли. Александр окинул взглядом соседей по самолету. Рядом с ним сидела немолодая женщина, одетая просто, в платочке, повязанном назад концами. По грубым рукам и обветренному лицу Александр для себя решил – деревенская. Через проход с краю  расположился молодой мужчина, полноватый, в очках с толстыми стеклами, в пиджаке и галстуке, в  руках - журнал «Наука и жизнь». Рядом с ним - молодая женщина с ребенком. Соседка Александра покопошилась в сумке, достала конфеты, угостила его. Они разговорились, и женщина, как старому знакомому, доверительно поведала, что летит во Фрунзе к дочери, муж которой  офицер, полгода назад  переведен в Киргизию, теперь они получили квартир, да еще и внучка родилась! Вот и спешит  новоиспеченная бабушка в гости с деревенскими гостинцами.
 Выговорившись, соседка смолкла. Александр, посмотрев в иллюминатор,  ахнул про себя. Такая красота открылась его взору! Белые густые облака, будто сказочный ковер, лежали внизу, под крыльями лайнера. Казалось,  это они несли бережно и мягко большую машину. Александр смотрел завороженно в иллюминатор и не заметил, как задремал. Проснулся  он от тревожного шепота соседки. Она тихонько подталкивала его под локоть и шептала: «Молодой человек, молодой человек, проснитесь. Мы уже давно стоим, а нам ничего не сказали, что будет остановка. Меня дочь с зятем приедут встречать, а мы опоздаем». Ничего спросонок не понимая, Александр осмотрелся вокруг. Все пассажиры сидели спокойно. Кто-то читал,  кто-то спал.
- Смотрите, - опять тревожно зашептала женщина, - смотрите, стоим!
- Да нет, не стоим, это Вам кажется. Не может самолет в воздухе стоять,-попытался успокоить встревоженную не на шутку женщину он.
- Да как же? Посмотрите в окно! – не успокаивалась та.
-И что там?- улыбнулся Александр.
-Ну  как же? Вы не видите, стоим!
-Да не может самолет стоять в воздухе! Мы на высоте около десяти километров!
-Вы посмотрите, ничего не меняется за окном,- с жаром, переходя с шепота на сдержанный возглас, доказывала женщина.
-Вы понимаете, мы на большой высоте, здесь нет ничего, что могло бы меняться. Понимаете, ни столбов, ни деревьев, ни домов. Это просто кажется, что стоим, самолет большой, летит ровно. Это же не поезд, не автомобиль.
- Нет, все-таки мы стоим! Вы чувствуете,  стоит самолет, прислушайтесь. Не качает, не трясет…
- Да не волнуйтесь так,  наш самолет большой, его не может болтать и трясти.  Летим  мы, летим.
   Женщина обиженно посмотрела на спутника, покачала головой, уселась, скрестив руки на груди. Теперь она поминутно посматривала то в один иллюминатор, то в другой. Александр видел, что ему не удалось убедить соседку, но как ему это сделать, он не знал.
  Минут  двадцать женщина еще крутилась, вздыхала, озиралась. Ей явно было неспокойно и хотелось найти где-то объяснение или получить сочувствие. Наконец она  перегнулась через подлокотник  и обратилась к мужчине с журналом.
-Молодой человек, молодой человек, посмотрите, мы стоим. Не летим.
Этот молодой человек, видимо, слышал недавнюю дискуссию. Не поднимая глаз от журнала, не меняя позы и выражения лица, он негромко, монотонно проговорил:
¬- Стоим? Ну раз стоим, значит, так надо. Постоим и полетим.
    Незадачливая пассажирка несколько секунд еще смотрела на этого знатока, потом устроилась поудобнее в своем кресле, облегченно вздохнула, улыбнулась и до конца полета больше не разговаривала с Александром. Видимо, невозмутимость и флегматичность соседа справа на нее подействовали должным образом,  или толстые стекла очков и журнал «Наука и жизнь» вызвали у нее уважение и заставили поверить в сказанное им.
  «Если самолет стоит, значит, так надо»,- думал Александр весь оставшийся путь. Если человек не хочет что-либо понять, не надо ему ничего доказывать.


Рецензии
Лидия Николаевна, порадовала меня мудрой и весёлой вещичкой, спасибо! Сегодня муж, как всегда, не соглашался с моими доводами: ему просто нравится меня поддразнивать. Я ему невозмутимо так говорю: "Если самолёт стоит, значит, так надо" и пошла. Он изумлённо вслед: "Не понял!" Однако свою затею оставил.

Галина Широкова Хоперская   27.09.2019 09:59     Заявить о нарушении