Предпоследний день в Париже

Десять дней, конечно, это много, очень много. На каждый день запланирован музей, парк и кафе. К счастью, в Париже этого всего предостаточно. Уже побывали, кажется, везде: Оранжери - Лувр - Орсэ, поднялись на крышу Нотр-Дама (всего-то 422 ступеньки!) и бросили монетку в фонтан на площади Согласия. Сегодня, в предпоследний день, прогулялись по Люксембургскому саду и улочками Латинского квартала вышли к фонтану св. Мишеля. Погода не фонтан - дождь и холодно. Осталось осмотреть их канализацию, катакомбы и Башню.

Конечно, не увидеть в Париже творение Эйфеля невозможно. Но не отовсюду во весь рост. Эта кокетка показывала нам то одну, то другую свою ножку в сетчатом чулке в просвете домов, но я нарочно оттягивала встречу с ней моего мужа, немного из ревности, но в основном потому, что готовила его и себя к этой встрече.
 
Уж не знаю, почему, но Башня производит на меня очень сильное впечатление. Я сто раз видела её изображение во всех ракурсах и во все времена года, днём и ночью, в учебниках, на открытках, по телевизору и в кино. Собираясь в Париж в первый раз, я нисколько не идеализировала эту конструкцию на берегу Сены. Я её знала как облупленную и представляла даже вид на крыши с её верхней площадки. И всё-таки, когда я увидела её живьём, разрыдалась в три ручья.
Мне показалась, что вот-вот она взлетит, - так плавно и так высоко в небо устремлена её верхушка. Ещё секунда - и берег Сены останется пустым, голым, неприкаянным, а я не успею насладиться золотой сканью на фоне безупречно голубого парижского неба.

Слёзы при виде какого-либо сооружения мне несвойственны. Мне очень нравятся некоторые дома в Москве и других городах, я любуюсь зданием Университета, но при этом никогда не плачу.

Когда в предпоследний день наших парижских каникул мы оказались на Трокадеро, эта Башня…она опять взорвала мою душу! Завидев, казалось бы, знакомый силуэт, я снова не могла прийти в себя от восхищения. Башня была довольно далеко, на другом берегу реки, но она заслоняла собой всё небо.

Стало горько оттого, что я не могла её видеть столько лет, что фотографий сколько ни сделаешь - будет мало, что я должна её нарисовать, а нет альбома и карандаша (как будто мало её изображений на бумаге, холсте и плёнке!) Это как если бы судьбой было назначено жить в долгой разлуке с любимым, а короткая встреча сделала больнее расставание. Весь этот эмоциональный сумбур брызнул из глаз, смешав на щеках радость и какую-то недопережитую печаль.

Внезапно, как по волшебству, что-то зафырчало и зашумело, и из стволов корабельных пушек, установленных над травяным полем Трокадеро, выстрелила вода.
В ту же секунду зажглось солнце, как будто его включили в розетку. Пятидесятиметровые струи летели почти горизонтально мощным потоком, обрушиваясь на дальний край лужайки, с которой вмиг снесло всех туристов. Хрустальная вода пролетала сквозь солнечные лучи, сияли радуги, сквозь цветные брызги - вся в огоньках- сверкала ЛЯТУРЭФЕЛЬ.

Мы находились в каком-то другом измерении. Я вытерла слёзы, муж взял меня за руку, и мы стали потихоньку приближаться к реальности.

Конечно катакомбы, канализация и кладбища представляют огромный культурологический интерес, и туда (кроме кладбищ) всегда очередь, но забираться под землю к мертвецам и отходам жизнедеятельности в этот раз не захотелось...

(2014)


Рецензии
Как чудесно Вы описали свои впечатления! Я тоже был в Париже и любовался творением Эйфеля. Стояла дождливая погода (в апреле), но на душе был праздник.

Василий Дубакин   25.09.2019 12:12     Заявить о нарушении
Даже трудно себе представить, сколько людей наслаждались этим видом и сколько талантливых артистов хотели передать своё видение момента! А всё равно так и раздирает написать и изобразить!Рада, что вам понравилось...

Татьяна Африканова   25.09.2019 16:26   Заявить о нарушении