Кукла Долли

                (18+)

                Комедия-драма
                (лихие 90-ые, начало 2000-х)               

               
                Введение
             
           Это первая книга-руководство, предназначенная для роботов (кукол) женского пола  с искусственным интеллектом, которые захотят познать свою женскую сущность.
           Если же обычные женщины случайно забредут на мои странички, то у меня к вам будет убедительная просьба: прежде чем читать обязательно проконсультируйтесь с врачом.  В противном случае автор снимает с себя всякую ответственность за вашу психомоторику, дееспособность, возможность адекватно воспринимать действительность. 
           Одна моя бывшая, которая грозилась подать на меня в суд за двоежёнство, как-то бросила мне в лицо: «Ты бабник и потаскун. Ты не имеешь права ничего писать, кроме просьб об амнистии». Не верьте ей. Она это сказала в сердцах.
           Я считаю себя всего лишь скромным естествоиспытателем, изучающим особую форму жизни, иными словами, некоторые одноклеточ,.. виноват (вот что значит прогуливать уроки биологии), конечно же,  многоклеточные особи, относящиеся к классу млекопитающих, представляющих один из подвидов Homo sapiens. Называть их не будем, чтобы не загреметь в места не столь отдалённые.
           Но скажу, что их ближайшей родственницей, обитающей в мировом океане, является рыба-пила.
             
         
          
                «Счастлив тот, кто может разглядеть красоту
                в обычных вещах, там, где другие вообще ничего не видят»               
                Камиль Писсарро
               
               
               
                Кукла Долли
                (Галатея – Вселенная любви)    
               
                Пролог            
       
       Каждая женщина – это кукла, пока к ней  не прикоснулась рука любящего мужчины.
Мужчина как актёр дает кукле свой голос, наделяет ее своими мыслями и чувствами. Он буквально оживляет куклу,
отдавая ей своё сердце.
        Куклы ещё иногда называют ожившей карикатурой. Пьяница с красным носом, вор с длинными загребущими руками.
        Они выглядят весёлыми и беспечными. Но куклы не только развлекают и забавляют, они могут многому нас научить…
               
            
                На стареньком кладбище      
    
        Весеннее солнце с каждым днём всё сильнее согревало землю. Набухли и лопались почки. Прилетели соловьи.
Их заливистые рулады звенели в воздухе, предвосхищая скорый приход лета.
        А когда стало свежо и прохладно и последний лёд с Ладоги пошёл по Неве, зацвела черёмуха — настоящая роскошь природы. Её дивный аромат разливался над землёй. Слегка кружилась голова от дурманящего запаха свисающих белых соцветий.

                «Черёмуха душистая с весною расцвела
                И ветки золотистые, что кудри завила»

       В эту весеннюю пору, казалось, надо бы только радоваться жизни, но так бывает далеко не всегда.
      
       Старенькому кладбищу давно уже не хватало места. Его северная оконечность упиралась в покатый берег местной речушки, густо заросшей кустами черёмухи и сирени.
       Жёлтенький «Пазик» остановился на пригорке, на самом берегу речки.
Из него высыпали знакомые и близкие усопшей. Вытащили гроб.
       С покойницей попрощались ещё в часовне, поэтому процедура погребения проходила быстро.
После выпавшего дождя глинистая почва пропиталась влагой, обе колеи на дороге были залиты водой. Чтобы не промочить ноги, приходилось буквально прыгать по кочкам и выступам.
         Четверо работников кладбища в чёрной униформе, дотащив гроб до могилы,
с грохотом опустили его на верёвках в заранее выкопанную яму.  Присутствующие бросили по горсти земли, произнесли последние скорбные слова, после чего двое молодых работников быстро и энергично засыпали могилу. Сверху они сделали песчаную призму. На неё установили временный деревянный православный крест.

        Присутствующие на похоронах положили на свежую могилу цветы и венки. Больше всего почему-то было белых роз
и гвоздик.               
        К кресту заранее было прикреплено фото усопшей на эмали, с указанием даты рождения и смерти. Усопшую звали Лия.               
       Это была совсем еще молодая женщина, нелепо погибшая в ДТП. Ночью, возвращаясь с дачи под проливным дождём,
она не заметила на дороге сломавшуюся фуру и залетела под неё.               
               
       Её трёхлетняя дочь Танюшка только чудом осталась жива. У неё было сотрясение мозга, она лежала без сознания
в одной из детских больниц города.
Ребёнка спасло детское кресло на заднем сидении.
       Когда приехавшие снова сели в автобус, у могилы остался один только муж Лии, Громов Егор. Он работал хореографом в театральном институте, а также вёл курс бальных танцев в одном из дворцов культуры.               
       Егор поправил ленточки на венках, поцеловал фотографию супруги. Вытер слёзы, выступившие на глазах, молча несколько минут смотрел на фотографию жены, словно не веря, что её уже нет в живых, а затем повернулся и медленно побрёл
к автобусу.
               
               
                Раздрай  души

         
       Егор был книжным человеком, не от мира сего.
Романтик, как называли его знакомые. Его душа не могла жить без мечты, без полёта, без идеала. И этим идеалом для него, конечно же, была его Лия.
       На жизнь он смотрел сквозь розовые очки. Он идеализировал женщин. Возможно, это было связано с его профессией.
В его представлении, женщины -- это лёгкие воздушные создания, порхающие над сценой как мотыльки.

       После поминок многие знакомые, да и незнакомые женщины, звонили Егору, предлагали встретиться и поддержать его
в трудную минуту, но он всем отвечал отказом. Он не мог думать ни о ком другом, кроме Лии.

        И в шелесте листьев он улавливал её шёпот. И в пении птиц ему слышался её голос. Он иногда вздрагивал, как ему казалось, от её незримых прикосновений. Где бы он ни был, что бы он не делал, ему казалось, что его жена находится где-то рядом и наблюдает за ним.
        Часто, особенно по ночам, его стал посещать призрак Лии в белых прозрачных одеждах.
          (Под музыку их первого танца на школьном балу «Зачарованная моя»)
        Она подолгу молча смотрела на него, целовала фотографию их дочки и незаметно исчезала.   

        Когда он снова оставался один, перед его глазами прокручивалась вся его жизнь. Егор вспоминал, как, взявшись за руки, они бродили с Лией по ночному Минску; свой первый поцелуй, под цветущим каштаном, когда его сердце готово было выскочить из груди.
        То вдруг ему почему-то вспоминались её драники со сметаной.  Так вкусно их готовить могла только она…
   
          «А может никакой смерти и нет, иногда думал Егор. Может быть это нам только кажется. И наши души продолжают жить после смерти, посылая, как звёзды, на землю свой мерцающий свет».

                И жизнь, и смерть в один порыв            
                Слились, не замедляя бега
                Что остаётся от любви?
                А остаётся только нега

                Что наша жизнь? – Круговорот.
                Круговорот людей в природе.
                Их бесконечный хоровод
                Мерцает молча в небосводе


        В свои юные годы, ещё до приезда в Питер, они жили в Минске. Там же они и познакомились на танцевальном вечере
в школе.
        Когда заиграла музыка, Егор подошёл к девочке в розовом и, не зная, как надо приглашать даму, просто развёл руки
в стороны. Мол, вон он я, такой, какой есть.
        Девочка тоже не знала, что нужно делать. Ни реверансам, ни поклонам была не обучена. Поэтому она также развела руки
в стороны. А я вот такая, как бы говорила она.
        После этого вечера они уже не расставались. Егор носил её портфель и всегда провожал из школы домой.
С тех пор их дразнили -- жених и невеста. Но они на это просто не обращали внимания.
       Как же быстро проносятся годы юности. А казалось, это было только вчера.
 
        Его друг Артур, чтобы отвлечь Егора от грустных мыслей, вскоре после похорон пригласил его на свой день рождения
на дачу в Комарово. Там было много общих знакомых.
        Артур выстреливал анекдоты, как из пулемёта. Гости пели песни под гитару и танцевали. Молодые девушки чаще всего старались танцевать именно с Егором, бросая на него недвусмысленные взгляды.
        Но даже такая весёлая и задорная компания не смогла снять хворь с его души. После этой вечеринки Егор впал в ещё большую депрессию. 
        Пустое пространство квартиры давило на него. Он не мог в ней подолгу оставаться. Он не находил себе места.
Старался подольше задерживаться на работе. Егор даже завёл себе кошку Мурку, чтобы ему не было так одиноко. 
Впрочем, и это ему не помогло.
       
       Егор начал пить. Иногда он переходил некую грань и на какое-то время ему даже приходилось брать больничный. 
В такие дни он впадал в прострацию, лежал на диване и смотрел в потолок.
       Иногда ему казалось, что тень Лии под потолком порхает в белом прозрачном платье и зовёт его к себе.   
       Он постоянно крутил на магнитофоне одну и туже песню Джо Дассена, которую она так любила.               
               
                «Если б не было тебя
                Скажи, зачем тогда мне жить
                В шуме дней как в потоках дождя
                Сорванным листом кружить

                Если б не было тебя
                Я б выдумал себе любовь
                Я твои не искал бы черты
                И убеждался вновь и вновь
                Что это всё ж не ты


                Если б не было тебя
                То для чего тогда мне быть
                День за днем находить и терять
                Ждать любви, но не любить…»


       Да и судьба Танюшки тоже была не ясна. К счастью, никаких переломов у неё не обнаружили. Но, как показала компьютерная томография, у неё было обширное воспаление мозга.
       И, хотя вскоре после аварии сознание к ней стало периодически возвращаться, она не переставала бредить и всё время звала маму.
       Профессор Виноградов, который лечил дочку, сказал Егору, чтобы тот ни в коем случае не сообщал ей о смерти матери. Малышка и так почти всё время была в коме, и эта новость может её просто убить.
         
                Артур


        Единственный человек, который навещал Егора, был его друг Артур. Он был душой любой компании, прекрасным рассказчиком, сочинял и исполнял под гитару собственные песни. Но главной его страстью была наука. С работы он всегда уходил последним. В быту же его отличала крайняя рассеянность. Порой даже на работе он появлялся в разных ботинках.
«Вот какой рассеянный с улицы Бассейной!», -- весело подшучивали над ним друзья.
       Артур работал в институте проблем мозга, руководил лабораторией по созданию искусственного интеллекта. Его научный коллектив добился неплохих результатов в разработке биоэлектронных устройств. Последнее время в лаборатории занимались созданием «умных ракет».

       Как-то в один из вечеров друзья сидели на кухне у Егора и говорили за жизнь. На столе стояла бутылка водки. Из закуски были малосольные огурчики и квашеная капуста.
      
        -- Ну что, ещё по рюмашке? – в очередной раз предложил Егор.
        -- Нет, с меня хватит, -- твёрдо сказал Артур. – Да и тебе пора завязывать. Посмотри на себя -- ты уже в кондиции.
        -- Не уважаешь, -- буркнул Егор.
        -- Причём здесь это, -- возмутился Артур. -- Если хочешь нажраться, — пожалуйста, но только без меня.  Я сейчас просто встану и уйду.
        Последний аргумент подействовал на Егора отрезвляюще. Он убрал бутылку и рюмки со стола…
      
        -- Знаешь, что я боюсь больше всего? – через какое-то время признался Егор. – Я боюсь рассказать дочери, что её мать уже никогда к ней не придёт. Профессор Виноградов сказал, что Танюшка - это может просто не пережить. Я иногда думаю:
а может быть загримировать какую-нибудь женщину под жену, и она первое время побудет вместо Лии.
        -- А в Америке как раз был такой случай, -- махнул рукой Артур. -- Там девочка в результате автоаварии лишилась матери
и потеряла зрение. Возраст приблизительно такой же, как у твоей дочки. Так вот, ей подобрали женщину-актрису и по возрасту,
и по конституции похожую на её мать. Даже голоса у них были похожи. И что ты думаешь. Ребёнок её не признал.
     «Это не моя мама», -- твёрдо сказала девочка. Дети чувствуют материнские руки, их теплоту и заботу.  Видимо, какие-то биотоки переходят от матери к ребёнку. Я в одной книжке прочёл, «мало взять ребёнка на руки. Надо передать ему трепет своего сердца, касаясь его руками. Ребёнок через эти прикосновения хорошо чувствует любят его или нет».
        -- Ты как-то рассказывал, что ваша лаборатория сотрудничает с японской фирмой Asahi, которая делает силиконовые куклы во весь рост. Причём эти куклы сами могут ходить. Может попробовать у них заказать похожую на мою Лию.
        -- Зачем же похожую. Сегодня на 3D-принтере можно воссоздать точную объёмную копию любого предмета, в том числе человека. А лицо будет как на фотографии.
        -- То есть, с внешностью проблем нет. «А разговаривать она сможет?».
        -- С этим тоже нет проблем. Более того, кукла может говорить на всех языках. И вообще всё, что касается загрузки информации, не представляет труда. Книги, фильмы, песни, карты местности, навигация. Причём информация пишется не на жёстком диске, а на жидких кристаллах.
        -- А в чём разница?
        -- В жидких кристаллах под действием нервных импульсов образуются новые связи. Ну, проще говоря, её мозг может
не только хранить и воспроизводить информацию, но и позволит ей заниматься саморазвитием и самообразованием.  Начав, скажем, с простых рисунков, она сможет со временем рисовать сложные композиции. Называется это нейронная сеть.
 
В 2017 году уже появились шахматные компьютеры на этих принципах – им нет равных в мире. Они выигрывают у всех известных на сегодня шахматных программ. 
       -- То есть, фактически получается, что кукла может учиться.
       -- Получается, что так.  Гораздо сложнее с её эмоциональной сферой. Эмоции и переживания в память не заложить.
Они формируются у человека в процессе жизни.
        -- А как же реакция на боль, на холод?
        -- Простые реакции, как у инфузории туфельки у неё есть.  А вот более сложных нет. Мы как раз сейчас и бьёмся над этой проблемой.
        -- А сколько времени требуется, чтобы появились эмоции? – спросил Егор.
        -- Ну это когда как. Между прочим, твоя сестра Даша большой специалист в этом вопросе. Я даже у неё консультировался. Она в своём детском саду как раз и занимается развитием эмоций у детей. По её словам, для этого требуется от нескольких месяцев для самых простых эмоций, до нескольких лет для самых сложных.  Я, кстати, только что закончил составление программы для эмоционального пробуждения. В ближайшее время начнём её испытывать.
      
        -- А на ком вы её испытываете?
        -- Мы закупает силиконовые роботы у фирмы Asahi со специальным программным обеспечением.
По контракту работоспособность роботов мы должны проверять на месте. Мы посылаем туда ежегодно нашего сотрудника для сопровождения, в качестве экспедитора.  За транспортировку отвечаю лично я.
Если хочешь, на этот раз можем послать тебя. Ты ведь числишься у нас в штате, ведёшь танцевальный кружок.
        -- Но я не разбираюсь в электронике, -- возразил Егор.
        -- А там и не надо разбираться, всё на гарантии. Проверишь комплектацию, да измеришь напряжение в двух точках – вот, собственно, и всё.  К твоему сведению, фирма принимает и индивидуальные заказы. Тебе могут сделать робота с лицом и фигурой твоей Лии. Но это уже за дополнительную плату.

        -- А сколько стоит силиконовая женщина? – спросил Егор.
        -- Дорого. В среднем на сегодня около семи тысяч долларов.
        -- У меня таких денег нет, -- опустив голову, сказал Егор. – Если только машину продать. Машина жены восстановлению
не подлежит. А вот за мой Опель семь тысяч могут и дать. Он у меня в отличном состоянии.

        -- Кстати, господин Хасимото,один из конструкторов фирмы, который возглавляет в Асахи отдел продаж, прекрасно говорит по-русски. Он сын японского военнопленного, который десять лет прожил в Сибири. Так что языковых проблем у тебя не возникнет.
И учти, что оптовая закупка стоит намного дешевле. Не нужно вести валюту через границу. Не надо платить таможенные пошлины. А в России можешь забрать её себе.  Я всё оформлю, как надо. Тебе лишь придётся оплатить расходы института
на её приобретение.
 
                Фабрика кукол
      
      
         Прошло два месяца. Егор успешно продал свой Опель. После оформления загранпаспорта в институте ему выписали командировочное удостоверение. И он улетел в Токио.
         Там его поселили в гостиницу, принадлежащую фирме Asahi, выделив просторный двухместный номер со всеми удобствами.

         …Роботы для отправки в Россию были уже готовы.  Они свободно двигались, разговаривали, могли даже танцевать.
Егор посмотрел их в действии, затем замерил в реперных точках электрические параметры. Все замеры точно соответствовали технической документации.

        Господин Хасимото, увидев его старенький тестер, был приятно удивлен и не смог скрыть своей улыбки.
        -- У нас такие давно уже не выпускают, -- вежливо заметил он.
        Егор лично присутствовал при упаковке каждого робота, проверяя комплектацию, высматривал, нет ли где повреждений или дефектов. Когда все роботы лежали в упаковочных коробках, он расписался в акте приёмки и вызвал японца на конфиденциальный разговор.
        Господин Хасимото был несколько удивлён неожиданной просьбой Егора сделать ещё одну куклу по индивидуальному заказу. Егор показал ему фотографии и видеосъёмки его жены Лии.
        -- Вам здорово повезло, -- разглядывая снимки, сказал Хасимото. – У нас как раз есть одна отлитая заготовка с такой же точно фигурой, как на ваших фото. Но всё же на завершающей стадии желательно ваше присутствие для уточнения некоторых параметров.
Вообще-то у нас очередь по полгода, но вы наш коллега, друг Артура, поэтому для вас мы сделаем исключение.
        -- А сколько нужно ждать? – спросил Егор.

        -- Приходите через два дня, мы её доведём до нужной кондиции.  Только надо уточнить у вас форму груди. Цвет волос или глаз мы можем легко заменить,
а вот форму женского бюста нам нужно знать заранее, ибо переделывать готовые отлитые формы очень трудоёмкая операция.
        -- У меня все её фотографии на флешке, -- сказал Егор и передал своё устройство японцу.
        Тот вставил флешку в компьютер и быстро нашёл нужную фотку.
Затем Хасимото отыскал изображение женской груди в своей электронной книжке.
    
        -- Скорее всего – это средняя сверху, -- сказал Егор.
        -- Лимончики, значит -- кивнул головой Хасимото. Поздравляю, очень красивая конусовидная грудь с сосками, направленными в разные стороны.
Девушки с такой грудью обычно очень дисциплинированные, всё подчиняют порядку и расписанию. Однако, встретив любимого мужчину, способны забыть об этом и полностью раскрепоститься. «Кстати, какой размер был у вашей супруги?».
       -- У неё был второй, но я не откажусь и от третьего.
       -- Холосо, так и запишем: третий размер.
       Между прочим, с размерами можете не стеснятся, у нас вы можете заказать всё, что хотите. Как говориться, любой каприз за ваши деньги. Хоть такие. И он показал Егору изображение самой большой груди в мире.

        -- Как же она ходит? – удивился Егор. – Она же может запросто упасть лицом вниз.
        -- Да, ей можно только посочувствовать, -- согласился японец… Соски будем делать розовыми, как у блондинок?
        -- Нет, у неё были темноватые. Моя была не чистая блондинка, она подкрашивалась.
         
        Затем Хасимото провёл для него экскурсию по фабрике, ознакомил с основами производства силиконовых роботов. Впрочем, в народе к ним давно уже прикрепилось прочное название силиконовые куклы. А на коммерческих сайтах их просто называли – секс-куклы.
        Изготовление куклы занимает примерно неделю. Основой каждой силиконовой «дамы» является алюминиевая рама, которая весит около 40 килограммов. Куклы оснащены специальной внутренней системой подогрева.
        После того как кукла отлита, её вынимают из формы. Конечности можно отливать и отдельно от торса. Затем всё это собирают и сушат в специальном помещении.
        На специально изготовленный каркас головы натягивается специальная силиконовая маска, вставляются глаза нужного цвета и наносится макияж.
Глаза, как правило, делают из стекла. Клиенты могут выбрать цвет глаз из доступной палитры.
      
        Силиконовые ушки изготовляются отдельно,а уже потом приклеиваются к голове. Вот уж не позавидуешь всевышнему. Ему изрядно пришлось потрудится над созданием Homo sapiens.
        Особенно с дамочками. Сколько же в них там всяких прибамбасов. И главное, ничего нельзя упустить, а то потом скандалу не оберёшься. А ведь некоторые утверждают, что у них есть ещё и душа.               


                Прогулка по Токио

        Чтобы Егор не скучал, ему была предложена культурная программа на ближайшие два дня. Молодая сотрудница фирмы худенькая как тростинка Ёсико выступала в роли гида.
        Вместе с ней он побывал на смотровой площадке знаменитой телебашни, самой высокой в мире -- 634 метра. Отсюда открывалась захватывающая панорама города. Вечером погуляли по императорскому парку.
   
        -- А что больше всего поражает иностранцев в Японии? – спросил он Ёсико.
        -- Вы не поверите, но особенно гости из России приходят в восторг от наших туалетов и унитазов.
       -- И что там такого? – спросил Егор.
       -- Посмотрите, увидите, -- улыбнулась гид. – У нас даже говорят: «Хочешь снять стресс – забеги в туалет».
«Умеют же люди радоваться жизни», -- подумал Егор.
      
       Вечером к нему в номер  принесли ужин. Было много зелени и овощей.
Но больше всего Егору понравилось мраморное мясо, запечённое в тесте.
Оно буквально таяло во рту.
       Он включил телевизор, полазил по каналам, даже поймал программу на русском языке из Владивостока. Но тут он вспомнил слова Ёсико об унитазах и, хотя желания у него ещё не наступило, решил сходить в сортир и посмотреть на это чудо техники.

       В туалете стояло два унитаза и у каждого был встроенный пульт.
      «Интересно как же они работают», -- подумал Егор.  Он разделся до футболки, открыл крышку одного из устройств, устроился поудобнее и начал осваивать передовые технологии.

        Первое, что его приятно удивило – это подогрев сидения. «Прямо как в иномарке», -- отметил он. Затем подсветка. Спокойное зелёное свечение из унитаза действовало расслабляюще. И вдруг, чего он совершенно не ожидал, послышалась симфоническая музыка. «Второй концерт Рахманинова для фортепиано с оркестром», сразу определил Егор.
        Он нажал первую попавшуюся кнопку. Поток тёплого воздуха у дарил откуда-то снизу. «Это наверняка сушка, -- угадал Егор. – Здорово. Сколько же туалетной бумаги можно на этом сэкономить».
        Затем он нажал другую кнопку. Нижняя часть его туловища была вмиг забрызгана горячей водой. Причём жидкость летела снизу не сплошной струёй, а прерывисто.
       «Жалко, что нет инструкции на русском», -- с сожалением подумал он.   
      
       -- Ладно, что там у нас осталось, -- произнёс он вслух и нажал на последнюю круглую кнопку, на которой было написано по-английски enema.  Если бы он знал, что за этим последует, он бы поостерегся делать такие неосторожные движения…
        Струя, словно из брандспойта, пробила защиту его организма и вмиг заполнила тёплой жидкостью его толстый кишечник.
        Его словно парализовало. Он не мог сдвинуться с места. Ему даже в голову не могло прийти, что это японское чудо техники вставит ему самую настоящую клизму.  «Не иначе, как мстят за Курилы», -- пронеслось у него в голове.
   
        Когда утром к нему зашла Ёсико, он пожаловался ей на работу сантехники.
        -- Трубы не мешало бы вам прочистить, -- сказал он.  – Вода течёт урывками.
       -- А на что вы нажимали? – спросила она.
       И он показал ей ту кнопку, на которую он ткнул после сушки.
      
       То, что случилось с Ёсикой было не передать словами. Сотрудница фирмы схватилась руками за живот, задёргалась всем телом и чуть не умерла от смеха. Наконец, когда Ёсико пришла в себя, она объяснила ему в чём дело.
      -- Во-первых, вы сели не на унитаз, а на биде. -- А, во-вторых, вы включили режим «пульсирующей воды». Этот режим специально предназначен для одиноких женщин, чтобы они могли «скрасить» свои вечера.
         
       На следующий день они посетили огромный океанариум, в котором кипела подводная жизнь, а также знаменитый парк Уэно.
       Кажется, нет такой породы деревьев, которую нельзя было бы здесь встретить. Удивительная природная красота. Любимое место отдыха местных жителей.
       Вечером сходили посмотреть на борцов Сумо. Зрелище, прямо скажем, не для слабонервных. Пожалуй, нигде в мире такого больше не увидишь. Настоящая восточная экзотика. А на женском сумо он так кричал, что чуть не сорвал голос.               
               
                Кукла Долли
       
        Через два дня, как и обещал, господин Хасимото позвонил и пригласил Егора приехать на фирму. Когда они встретились, японец поинтересовался у него, что тому больше всего понравилось в Токио.
        -- Парк Уэно, -- ответил Егор. -- Правда было удивительно видеть там загорающих женщин без купальника.
        -- Да, к сожалению, сегодня такая мода. А, между прочим, это очень даже небезопасно. 
«Знаете, почему специальный служащий в парижском кабаре «Лидо» проводит по груди танцовщиц кусочком льда перед их выходом на сцену?».
        Егор отрицательно замотал головой.         
        -- Всё очень просто. Давно замечено: под воздействием холода женская грудь подтягивается и смотрится привлекательнее.
             
        Хасимото привёл Егора в небольшой павильон, где находилось несколько кукол.
        -- Ну угадайте, какая ваша? – спросил он у Егора.
        -- Та, что в ковбойской шляпе, -- уверенно указал на свою куклу Егор.
        -- Совершенно верно, -- с радостью потёр руки Хасимото. – Значит мы работали не зря. Правда, это ещё сырой вариант,
её ещё предстоит довести до кондиции с учётом ваших замечаний.  Он снял с неё сапожки и юбку.
        -- Ну что, высказывайте ваши пожелания, -- обратился он к Егору. –
Как говорится, принимайте товар.
      
        Егор не мог оторвать глаз от этой белокурой прелестницы. И не знал, с чего начать.
        -- Начнём с конечностей, -- пришёл ему на помощь Хасимото. -- Как вам её ножки? Кстати, бёдра у неё могут двигаться.
А во время оргазма ещё и дрожат.
        -- Просто нет слов, -- с восхищением выдохнул Егор, проведя рукой по ей бёдрам. -- Ровненькие, стройные и на ощупь упругие. Мне даже показалось, что от них идет нежный запах.
        -- Она ещё и тёплая, -- заметил Хасимото. – А запах от биокожи – это запах молочной спелости, наше ноу-хау.
Запах юных девственниц в первую брачную ночь.
        Егор вздохнул полной грудью, чтобы ощутить этот аромат. Запах ему чем-то напоминал аромат ландыша и жасмина.
    
        -- Ну а как вам ручки? – спросил Хасимото. -- Обратите внимание -- у неё шевелятся пальчики.
        -- Ручки у неё тоже точёные, по-девичьи хрупкие, -- признался Егор. -- Но маникюр я бы поменял.
        -- А что вас не устраивает. По-моему, очень красиво.
        -- Согласен, очень красиво. Даже чересчур. Но я бы хотел обычный телесный цвет. У моей были ногти в форме ореховой скорлупы.
        -- Как у людей с изысканным вкусом, -- подмигнул Хасимото. – Понимаю. Холосо, будет исполнено, -- записал он в свой электронный блокнот...

        -- Теперь поговорим о лице: «Вам нравятся её глаза?»
        -- Очень нежные, очень выразительные, очень живые, но у моей были чуть светлей.
        -- Учтём, -- записал Хасимото. – Кстати, при оргазме они закрываются или начинают моргать. Советую к ней заказать три разных причёски: брюнетку, сатенку и рыженькую, это поможет освежить отношения.
        -- Я согласен, -- кивнул Егор.
        -- К губам претензий нет?
        -- Форма один в один. А вот цвет слишком бледный, у моей губы были ярче.
        -- Холосо, учтём. «А как вам её уски?».
        -– А вот уши у неё слишком маленькие. У моей были больше и слегка оттопырены. Я иногда даже в шутку их подёргивал. Очень удобно.
        -- Мы это не смогли отсканировать, потому что уси были закрыты причёской. Холосо, мы это учтём.
   
        -- И ещё вопрос, -- обратился Егор. -- Вы же уши приклеиваете.  А не может ли такое случиться, что со временем клей высохнет и они отвалятся?
        -- Исключено, намертво присобачено, как у вас в Сибири говорят. Можете не сомневаться.
Мы проводили краш-тест. Нейлоновый шнурок наматывали на уси (показал жест) и привязывали к бамперу автомобиля.
При разгоне масины голова отлетала, а уси оставались на месте...

         «Ну что, ближе к телу, как говорил Мопассан. Давайте обсудим торс».  Хасимото снял с неё оставшуюся одежду.
         -- Грудь настолько нежна, что просто молит о прикосновении грубых мужских ладоней, -- закатив глаза вверх, изрёк он.
        -- А можно её потрогать?
        -- Вы ещё спрашиваете. Конечно же можно. Она же теперь ваша.
        -- Просто в жизни, если без разрешения, -- оправдывался Егор. -- можно и по башке схлопотать.
        -- У нас это исключено. Наоборот. Когда вы её тискаете, кукла попискивает от удовольствия…
        -- Пупок будет внутрь или наружу?
        -- Внутрь.
        -- Персинг?
        -- Терпеть не могу эту хрень.
        -- Стрижку лобка будем делать?
        -- А что это обязательно?
        -- Да нет, просто мода такая.
        -- Ну если мода… а что вы предлагаете?
Хасимото показал ему различные стрижки гениталий.  «Самые популярные сейчас – это полоски, треугольнички и сердечки».
        -- Ладно, давайте треугольничек, -- согласился Егор.

   
         -- Ну а теперь попрошу повышенного внимания, -- Хасимото поднял вверх указательный палец. -- Мы подходим к самому важному женскому органу. «Как вы думаете, что это?».
       -- Мозг, -- не раздумывая, ответил Егор.
       -- Ошибаетесь, молодой человек, -- возразил Хасимото. – Это Вагина. Здесь мужчине ошибаться нельзя.
Иначе потом всю жизнь придётся мучиться и страдать.
С её помощью женсинам удавалось выжить при любых катаклизмах. А для кого-то и до сих пор она является и скатертью самобранкой и безлимитной кредитной картой.
       Японец подвёл гостя к специальному стенду и показал ему несколько образцов.

        -- Они чем-то похожи на изголодавшихся птенцов, -- заметил Егор, -- которые выпрашивают червячка у матери.
        -- Да, аппетит у них отменный, -- согласился Хасимото. – Как говорится, палец в рот не клади.
Тут главное, подобрать нужный размер. А если и ошибётесь -- не беда. Они у нас съёмные, легко поменять.
        Мы, отсканировав ваши пляжные фотографии, сняли ваши антропометрические данные. А посему я бы вам рекомендовал вариант № 2. Но мы вам советуем взять ещё одну на размер меньше, про запас.  Первое время, конечно, будете себя чувствовать с ней немного стеснённо, но вы не волнуйтесь, она потом, как и обувь, быстро разносится.
   
        -- А рекламации у вас случались? – спросил Егор.
        -- Только один раз. Когда кукла наградила одного нашего клиента. Он даже подал на куклу в суд. Видите ли, мондовошки его покусали.
        -- Да как же это может быть?! – удивился Егор.
        -- Да очень просто. Эти тварям всё равно кого кусать, лишь бы кровушки напиться.
        -- В России даже песня про них есть, -- заметил Егор. –
       «Мондовошка прыгает по нам».
               
        -- Я всегда говорил, что Россия – страна высокой музыкальной культуры. -- Вот видите, даже вошло в народный фольклор. Если не трудно, скиньте мне эту песенку по электронной почте, интересно послушать.
       Егор пообещал непременно прислать.
       -- Так вот, -- продолжал Хасимото. – Следствие установило, что сначала он заразил нашу куклу и забыл, а когда вылечился, обратно от куклы и залетел.  А что вы хотите? Так ему и надо. Не будет по помойкам лазить.
Но кукла-то здесь при чём. Она-то, бедняжка, ни в чём не виновата. Между прочим, суд её оправдал.
       
        Кстати, желательно раз в году делать ей генеральную уборку или отнести в химчистку.
        -- А с ней ничего не случится? – поинтересовался Егор.               
        -- Можете не беспокоиться. Изделие очень прочное. Выдерживает любые деформации и перепады температур.
Но, к сожалению, в одном она пока ещё уступает живым женщинам, -- вздохнул японец.
        -- В чём? – поинтересовался Егор.
        -- Только между нами, чтобы другие покупатели не догадались, -- сказал Хасимото и внимательно посмотрел по сторонам.
        -- Нем как рыба, -- заверил Егор.
        -- (шёпотом на ушко) При частой мойке они линяют, -- скривив лицо, отметил японец. -- Мы пока не можем решить эту проблему. Увидев недоумённый взгляд Егора, он добавил.
        -- Кстати, на куклу мы даём гарантию 3 года, кроме вагины. На вагину гарантия не распространяется.
        -- Это почему? – спросил Егор.
        -- Они у нас идут как расходники. Зато с заменой проблем нет.               
        -- А я где-то читал, -- заметил Егор, -- что в древности от того, как выглядит этот женский орган, зависело попадёт женщина в элитный гарем или нет. Брали только одну из тысячи, у которой преддверие напоминало цветущую розу.
        -- Может быть и так.  Я не большой знаток в женских пипках, -- ответил Хасимото. -- Но я глубоко убеждён: если хочешь действительно восхищаться женской красотой, надо смотреть им в глаза, а не между ног.
               
                В обеденный перерыв
 
      -- У нас в 12 часов обеденный перерыв, -- сказал Хасимото, посмотрев на часы. – Все прекращают работать. Если хотите, можем сходить в наше кафе и перекусить. Егор не возражал.

       Они сидели за столиком в уютном помещении, стены которого были украшены цветами в плетёных деревянных корзинках из лозы. Егор впервые отведал суши -- белые, ровно нарезанные кусочки рыбы, -- и они ему понравились. Очень нежная и легкоусвояемая пища. Пообедав, они продолжили разговор.
        -- Я хотел спросить по мужской части, -- обратился Егор.
        -- Да, пожалуйста, -- ответил Хасимото.      
        –- Сколько нужно времени, чтобы удовлетворить куклу?
        -- На какое время поставите таймер, так и будет. Можете поставить хоть целый час.
        -- А поменьше можно, чтобы не очень долго?
        -- У нас минимальное время 5 минут.
        -- То есть, меньше нельзя?
        -- Не рекомендуется. Мы это расцениваем,как неуважение к женсине.
Она весь день, бедняжка, сидит в коробке, весь день ждёт, когда вы её оттуда вытащите. А вам лишь бы поскорее использовать её и запихнуть обратно. Некрасиво получается. Эгоист вы, батенька, эгоист.
Но, если хотите, можете заказать фригидную куклу, которая лишь имитирует оргазм.
        -- А как это определить?
        -- С куклами очень просто. Фригидные не моргают и не закрывают глазки.
У вас, кстати, есть музыкальное образование?
        -- Я заканчивал музыкальную школу.
        -- Тогда для вас это вообще не будет проблемой. Запомните, когда они имитируют, они стонут на пол октавы выше обычного.
        Вообще-то она может испытывать несколько оргазмов, подстраиваясь под любого клиента. Плюс у неё есть специальный режим для немолодых мужчин.
        -- Что, есть отличие?
        -- Конечно. Там нужны более плавные, замедленные телодвижения, чтобы не ускорять естественный процесс.
Ну и, конечно, умелое сочетание вакуумной стимуляции и волновой пульсации.
   
       -- А что это у вас за кнопочка на пульте «behavior»? -- спросил Егор.
       -- Это поведение, -- ответил японец, – или характер. Дамы же бывают разные. Есть распутные, бесстыжие, скандалистки.  Есть болтушки. Есть игруньи и озорницы. Есть стыдливые.

        -- А как оставить только стыдливые, например?
        -- Да очень просто (продемонстрировал японец). Выбираете из списка - «стыдливые» и затем нажимаете на кнопочку «сохранить».

        Кстати, если она начнёт перегреваться, не надо сразу отключать её от питания и ставить в угол. Это всего лишь значит, что она сама не знает, чего хочет в данную минуту.
        И вообще, почему-то с течением времени с ними происходит странная метаморфоза. Они начинают капризничать, вредничать, часто высказывать недовольство. В точности, как у женсин. Причины этого нам пока неизвестны.
К сожалению, никакие словесные уговоры не помогают.
        -- Что же делать? -- спросил Егор.
        -- Необходимо раз в год брать в руки шёлковую плёточку и отчихвостить их от души по мягкому месту. После чего происходит полная перезагрузка, температура входит в норму, дурь из головы выветривается -- и они снова начинают себя вести адекватно.
        -- А почему именно по мягкому? – спросил Егор.
        -- У них там датчики стоят, которые вызывают в них чувство вины, -- ответил Хасимото. -- Мы даже в инструкции это прописали в пункте «Уход за изделием».
        -- А если не делать эту экзекуцию? -- спросил Егор. -- Что тогда?
        -- Тогда они просто сядут вам на голову и процесс, как правило, станет необратимым. Один клиент даже вернул нам куклу по гарантии, на переплавку.
    
       -- А что они носят? -- спросил Егор.
       -- Для силиконовых барышень у нас разработан «дежурный набор» одежды: мини-платье, бюстгальтер-бра, трусики и чулочки.
Каждая укомплектована набором моющих средств, лубрикаторов и парфюмерии. За ними легко ухаживать. Ну а если долго не пользуетесь, -- обязательно пересыпьте её тальком. Это предохраняет от опрелостей и слипания.
      Хасимото поменял ей причёску на рыженькую.
      -- Ну как вам теперь? -- спросил он.
      -- Да нет, мне больше нравится блондинка, -- ответил Егор. И немного помолчав, спросил.    
       
        -- А что она любит?
        -- Любит слусать холосую музыку, любит ласку и нежные прикосновения. Чаще говорите ей, что любите её.
Покупайте ей красивое нижнее бельё, украсения и цветы.
Когда обедаете, сажайте её за стол вместе с собой. Главное для неё, как и для всякой женсины – это внимание.
        -- А что ни в коем случае нельзя?
        -- Нельзя при ней заглядываться на других женсин.  Кукла этого не переносит. Она злится. У неё портится характер. Вибрации становятся аритмичными.
А может и вовсе в постели вас заблокировать.
        -- То есть, как это заблокировать?
        -- Ну как. Как у собак при спаривании, это называется, кажется, «замок». Так же вот и у них.  Бывает, часами невозможно освободиться.
        Егор вытер выступивший на лбу пот.
        -- Но вы не бойтесь. Это случается крайне редко. Только, если клиент начнёт над ней издеваться и унижать её «человеческое достоинство».
       -- Ну, например?
       -- Ну, например, приведёт в дом ещё одну куклу.
    
       -- Конечно, всё это крайне необычно и удивительно, -- сказал Егор. -- Жалко лишь, что очень дорого стоит.
       -- Ну это как посмотреть – дорого, -- ответил Хасимото. -- В общем, она стоит как средняя иномарка. Но вы платите за неё один раз. А жену вы будете содержать до самой смерти. Считай -- это пожизненная барщина.  Вот и прикидывайте. А если у вас есть дети, будете платить алименты, даже если разведётесь. Так что кукла по любому окупается за два-три года.
        К тому же, как говорится, не залетит, не наградит, и мелочь по карманам не тырит.
Это как при покупке автомобиля. Вы выбираете цвет машины, мощность двигателя, кондиционер, различные опции. Также и здесь.
        -- Ну и сколько интересно у неё лошадиных сил? – спросил Егор.
        -- Она не большегрузный тягач и не скоростной болид, чтобы мерять её мощность в лошадиных силах. Для неё самой важной характеристикой является половая выносливость. А мы её меряем в кроликах.
        -- Так сколько у неё кроликов? – спросил Егор.
        -- Обычно мы ставим 3, но для России с её суровым климатом даём несколько больше – 4 кролика.

        Главное помните -- это не просто женщина.  Это ваша персональная женщина, как персональный компьютер.  Её нельзя передавать никому другому.
       Один клиент дал своему братцу попользоваться. Так кукла после этого ударила его электрическим током. Чуть копыта не откинул мужик.

       Будьте уверены. Кто бы вам не встретился в жизни,
 лучше вы всё равно не найдёте.
      
       Она заточена под вас. Это самое верное и преданное вам существо.
Это сделанная по вашему заказу анатомически правильная 
               
                ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА.
               
               
                ЭТО ЖЕНЩИНА, СОЗДАННАЯ ДЛЯ ЛЮБВИ!

               
                Опции
      
       Хасимото сообщил Егору, что, к сожалению, вагины -- это единственное изделие, которое они сами не производят.
      Там очень сложная, многослойная структура с многочисленными складками.  «Пока мы не в состоянии освоить эти технологии, -- сказал японец. -- Мы их заказываем на военном заводе.  Причём количество идёт строго под заказ. А ваш заказ неплановый. Так что для вашей куклы пока у нас нет свободной вагинки.  Правда, есть некондиция».
        -- Нет, этого не надо! – испуганно замахал руками Егор. – Я лучше подожду.
        -- Но вы не расстраивайтесь, ждать вам недолго.  Скорее всего через месяц, мы вам её вышлем.

        Кукла управлялась с помощью дисплея. Причём корпус почему-то был сделан противоударным и водонепроницаемым.
На пульт дисплея были выведены все режимы, а также красная кнопка для выключения. Японец показал пульт своему гостю.
      
        -- А что такое «подлиза»? – спросил Егор.
        -- Ну это когда женщина говорит вам комплименты, хвалит вас. Говорит, какой вы красивый, неповторимый. Она, мол, такого встретила в первый раз в жизни. Мужчины от этого просто балдеют.
        -- То есть, что-то вроде лести.
        -- Что-то вроде того. Но по отзывам опытных путан, замечено, что в этом случае клиент платит им даже больше, чем они просила первоначально.

        -- А что такое maney?
        -- Только за деньги.  Пока не переведёте на её карту, она вам не даст.
Ну это, в основном, для кукол, которые работают в секс-индустрии.
        -- Мне это не нужно. Может уберём?
        -- Не торопитесь, -- ответил Хасимото. -- Опция эта полезная.
Она дисциплинирует мужчин, не позволяя им превратиться в скупое и мелочное существо.
      
        -- А что это за режим «fight»?
        -- Это драчунья, стерва. Если хотите, чтобы кукла вас попилила или поругала.
        -- Нет спасибо, вот этого мне точно не надо...
 А как у неё с электропитанием?
        -- Одного аккумулятора хватает на 8 часов. Разряжается один, начинает работать другой. Всего стоит 3 штуки. Если вы ею не пользуетесь длительное время, рекомендуется отключать для экономии заряда.
      
        Кстати, мы в неё заложили дополнительную программу «Детектор лжи». Она может по электрическим импульсам, идущим от мозга, даже не прикасаясь к человеку, определить правду он говорит или лжёт. Также благодаря инфракрасным датчикам кукла может видеть в темноте.
        Перед тем как вылететь в Японию, Егор записал всю информацию о своей жене на довольно-таки вместительный USB флеш-накопитель. Там были скопированы прочитанные её книги, просмотренные фильмы, песни, которые она пела, вся учебная информация в объёме школьной программы. Почти все игры, включая шахматы.
        Помимо различных программ, по просьбе Егора, в память куклы были занесены данные с его флеш-накопителя.
      
        Для идентификации необходимо было дать кукле имя.
Егор сначала хотел назвать её именем жены -- Лия, но Хасимото отговорил.   
«Это плохая примета, -- сказал он, -- называть куклу именем умершей». Впрочем, у неё уже было рабочее имя Dolly (анг. куколка), на которое она откликалась.
        -- Может быть Галатея, -- предложил Егор. Оказалось, что тоже нельзя. Этим именем называлась вся изготовленная серия кукол. Так что она на неё и так будет откликаться.
      
        -- Ну что ж, тогда пусть останется Dolly, – махнул рукой Егор.
        -- Да, чуть не забыл, -- сказал Хасимото, -- у неё в серёжках находится запасная красная кнопка, включающая куклу.
После чего кукла начинает дышать, воздух ей просто необходим для охлаждения электроники. Кстати, когда ей угрожает опасность, она может применить электрошокер, который смонтирован у неё в правой руке между пальцев. Но поднять руку на человека -- это ей категорически запрещено.
               
                Первое знакомство
   
      
       Когда на следующее утро Егор приехал на фирму, все его замечания и пожелания были учтены.
Кукла была полностью готова к транспортировке.
       Как только он зашёл в павильон, у него сжалось сердце и похолодело внутри -- перед ним была ни дать, ни взять его Лия. Молодая привлекательная блондинка в белой просвечивающейся сорочке сидела на диване и своими прекрасными полуоткрытыми глазами рассеянно смотрела в даль.
        От волнения он нечаянно нажал на кнопку мобильного телефона.

          «Волосы, как солнце, золотые,
           И глаза такие голубые,
           Что погожим днём, казалось,
           будто дождь пошёл,
           Дождь пошёл.

           Мы с тобой знакомы, незнакомка,
           И, не зная обо мне,
           Ты ко мне приходишь, незнакомка,
           Но пока что лишь во сне»

      
         Егор, выключив телефон, несколько раз осмотрел её со всех сторон и был просто поражен: насколько кукла была похожа на его жену.
         -- Ну хорошо, -- сказал он. – А можно её включить, посмотреть, как она работает, если так можно выразиться?
        -- Конечно можно, -- ответил Хасимото. -- Давайте я вам покажу. Он достал пульт и нажал красную кнопочку.
       Фотодиоды, вставленные в её бусы, окрасились в тёмно-зелёный цвет.
Кукла заморгала и широко раскрыла глаза.
Пальцы рук зашевелились. У неё начала легонько вздыматься грудь, она стала дышать.
        -- Как тебя зовут? – спросил Хасимото.
        -- Га-ла-тея, – ответила кукла. – Можно просто Дол-ли.
        -- Хасимото, -- представился японец.
        -- Егор, -- представился наш герой.
        -- Очень при-ятно, -- ответила кукла.
        -- Это невероятно! – удивился Егор. – У неё такой же голос, как у моей Лии.
        -- Ей достаточно один раз услышать голос другого человека, чтобы в точности его воспроизвести.  Она как маленькие дети умеет распознавать голос и лица, запоминать их, -- заметил Хасимото. -- Но нужного эмоционального отклика у неё пока нет. Эмоции у неё на зачаточном уровне. Я очень надеюсь на новую программу Артура. Она должна оживить наши куклы.
        Неожиданно глаза Егора и Долли встретились. Они напряжённо всматривались друг в друга.  Лёгкая улыбка пробежала по её губам.
        -- Dolly, stand up, -- произнёс Хасимото.
        Её лицо вмиг стало серьёзным, блондинка быстро вскочила с дивана.      
        -- Вот видите, она «знает» английский, -- отметил Хасимото. -- Кстати, кукла неплохо поёт в любом диапазоне от высокого сопрано до низкого контральто. Вытягивает все 8 октав, и даже фальцет. А если песня записана в её памяти, довольно точно её воспроизводит. Правда, Долли поёт с японским акцентом, не всегда выговаривая буквы «Р» и «Ш».
        -- А можно что-нибудь послушать на русском?
        -- Ноу проблем, -- пожал плечами японец и, надев ей на голову наушники и дав в руки микрофон, нажал нужную кнопку.
        Галатея запела. Это была песенка на музыку Штрауса. И, хотя её голосу и не хватало человеческой теплоты, пела она удивительно проникновенно, полностью растворяясь в музыке.
 
          А любовь нельзя отложить!
          Без неё не хочется жить
          Не горят небеса, не сияют глаза

          Не вскипает весною сирень
          Не поёт свою песнь соловей
          Не зеленеют поля
          Не цветут тополя

          Без неё не могу я мечтать
          Без неё не могу я летать
          Без неё буду горько страдать
          …  буду горько вздыхать

          А любовь нельзя отложить
          Без неё не хочется жить
          Не горят небеса, не сияют глаза


        Егор и Хасимото зааплодировали. 
        -- Удивительно, -- похвалил Егор, -- ни одной ноты не сфальшивила.
        -- Да, вокал у неё на высоте, -- согласился японец и забрал у неё наушники и микрофон.
        -- Подойди к двери и вернись обратно, -- попросил Хасимото. 
Долли немного неуверенно проделала этот маршрут, слегка покачиваясь.
      
         -- Она ещё не очень хорошо держит равновесие. С ней нужно немного погулять, чтоб кукла привыкла к движениям. 
Но у Артура есть программа «Гороскоп», придающая куклам устойчивость.
        -- А почему она ходит мелкими шашками? – спросил Егор.
        -- Всё потому же, чтобы не потерять равновесие.

        Снова глаза Егора и Долли встретились. Они с интересом вглядывались в друг друга.
        -- Галатея, -- обратился к ней Хасимото, -- познакомься, это твой будущий муж, Егор.
        Кукла застенчиво опустила голову.
        -- Что же вы меня не предупредили, я даже не успела причесаться, -- растерянно пролепетала она.
        -- Вы и так выглядите просто великолепно, -- восхищённо сказал Егор.


        Он взглянул в зеркало и поправил свои волосы. Долли смерила его взглядом с ног до головы.
        -- Вы тоже выглядите лучше, чем на фотографиях, -- смущённо произнесла кукла. – С вами даже не стыдно выйти в люди.
        -- Да она не без иронии, -- удивился Егор.
        -- Надо же чем-то восполнить отсутствие секса,-- заметила кукла.
        -- Милая Галатея, -- извиняющимся тоном произнёс Хасимото. – Я тебе слёзно клянусь, через месяц ты будешь полностью укомплектована.
        -- Я надеюсь, что в этом враждебном мире вы не оставите бедную девушку безоружной.
      
        -- Да она с претензиями, -- удивился Егор.
        -- Дело не в претензиях, -- ответила кукла. -- Вы что не знаете современных мужчин. Если их вовремя не заарканишь, потом иси ветра в поле.
        -- Да она с характером, -- удивился Егор.
        -- Погодите, вы есё у меня запоётё.  Вы есё у меня будете по половичинке ходить...
        -- Ой, простите! -- заголосил Хасимото, -- я забыл выключить опцию «стерва». Он нажал пару кнопок на пульте.
Галатея закрыла рот и покорно села на диван.
        -- Выключил её на всякий случай, -- сказал Хасимото. – А то чего-то она раздухарилась, как у вас в Сибири говорят. 
Для первого свидания -- это слишком. 
       Кстати, если вам не нравится, вы можете функцию «стерва» полностью заблокировать. А заодно и функцию «жена, пришедшая с корпоратива».
        -- А там что такое?
        -- Ну супруга возвращается домой на ушах, скандалит, хулиганит, ругается матом, рвёт на муже одежду.
        -- Неужели есть те, кому это нравится?
        -- Представьте себе есть. А у нас, сами понимаете, — любой каприз за ваши деньги. И лучше вам сразу с ней перейти на ты, чтобы не было разночтений.
               
                Здравствуй, Петербург

         По приезду в Питер, Егор сдал привезённые роботы на склад института и отчитался о командировке.
Затем вместе с Артуром на его Пассате повёз коробку с куклой к себе на квартиру. В машину коробка полностью не помещалась. Им пришлось, впихнув её в багажник, привязать крышку багажника к бамперу и вывесить красный флажок.
         У дома Егора они вытащили коробку из машины, подняли её на пятый этаж и занесли в квартиру. Здесь они вскрыли коробку, вытащили оттуда куклу и, усадив её на диван, стали читать инструкцию и изучать кнопки на пульте.      
          -- Спасибо за помощь, -- поблагодарил друга Егор. – Не знаю, что бы я без тебя делал.
    
        Кошка Мурка, законная хозяйка жилого помещения, сразу же не признала Долли. Она завыла, испуганно заскулила и со страху забралась на шкаф.  Пришлось её оттуда снимать.

         Первым делом друзья решили поставить кукле программу по развитию эмоций, благо на тыльной стороне мочки уха у неё был расположен USB вход. Когда все обновления были сделаны, раздался звонок в квартиру.
         В гости к Егору пришла его сестра Даша, миловидная молодая женщина в чёрном водолазке и в чёрной юбке. Внешне она чем-то походила на строгую классную даму, что и неудивительно, ибо работала воспитателем в детском саду. Сестра забежала к брату на минутку, просто из любопытства.  Ей очень не терпелось взглянуть на необычную «игрушку» Егора.
    
        Увидев Долли, Даша пришла в неописуемый восторг.
        -- Какая красавица! Глаз не оторвать.
Но главное -- вылитая Лия. Даже не верится.
        Даша подошла к кукле и обняла её.
        -- Я представляю, как обрадуется Танюшка, -- покачала она головой.
        -- Ну это ещё неизвестно, примет ли её моя дочь, -- сказал Егор. –  Долли много знает, но эмоций у неё практически нет. Как нет и чувств.  Можно сказать, что она бесчувственная.
        -- Тоже мне удивил, -- парировала Даша. -- сейчас полно бесчувственных женщин.  И ничего, очень даже неплохо устроились.
        -- Я забыл тебе сказать, -- обратился Артур к Егору. – Моя программа позволяет развивать уже имеющие эмоции, а вот как сделать так, чтобы эти эмоции появились первоначально, мы до конца не понимаем.
        -- Тут-то как раз ничего сложного нет, -- заметила Даша. – Мы в детском саду как раз этим и занимаемся.
Особенно в младших группах. С помощью музыки, игр, викторин. Буквально за несколько недель у детей появляются простейшие эмоции, как реакция на внешнее воздействие. Обычно это печаль или радость.
        -- Так может ты возьмёшь её в свою группу? -- спросил Егор.
        -- Только если не будет угрозы детям, -- ответила Даша.
        -- Да она силиконовая, мягкая. К тому же её в любой момент можно отключить красной кнопкой, -- заверил Егор.
        -- Ну хорошо, я попробую, -- немного подумав, пообещала Даша. – Заведующая у нас классная тётка, с ней можно договориться. Думаю, хуже не будет… Большие игрушки очень нравятся детям.  Да и занятия станут интересней.
         -- Давайте я пока вас познакомлю, -- предложил Егор.   Он нажал на красную кнопку пульта.  Кукла вмиг ожила, она покрутила головой, заморгала и уставилась на Егора.
        -- Здравствуй, Галатея, -- сказал Егор.
        -- Здравствуй, Егоруска, -- ответила кукла. – Можно я буду так тебя называть.      
         -- Конечно, можно.
         -- Я так боялась, что меня отдадут какому-нибудь старику. И я буду всю жизнь страдать, как на картине «Неравный брак».
        На лицах присутствующих появились улыбки.
        -- Познакомься с моими друзьями.
        -- Артур, -- представился Артур. – Друг Егора.
        -- Даша, -- представилась Даша. – Сестра Егора.
                (Кукла глубоко вздохнула)
        -- Славу, богу. А я боялась. Думала вы моя соперница.
                Все весело засмеялись.
        -- Очень приятно, Галатея. Можно просто Долли.
        -- Завтра мы пойдём с тобой к Даше в детский сад. «Ты не будешь возражать?», – спросил её Егор.
        -- Нет, -- ответила Галатея. – Только не забудь меня подзарядить. У меня один аккумулятор полностью сдох.
        -- Да, я вижу, на пульте мигает, -- подтвердил Егор. -- Хорошо, я ночью поставлю на зарядку. 

       По стенке пробежало световое пятно. Долли испуганно дёрнулась. Затем пробежало ещё одно и ещё.
       Галатея стала крутить головой, провожая взглядом каждый зайчик. Вид у неё был растерянный, она не понимала, что происходит.
       -- Долли не бойся, -- успокоил её Артур. -- Это блики от проезжающих мимо машин.
       Чтобы больше не нервировать куклу, Егор нажал на красную кнопку.
               
                Детский сад
               
        На следующий день, получив разрешение от заведующей, Даша представила Галатею своим воспитанникам.
Долли сидела в середине большой игровой комнаты в окружении детей.
        -- Это наша новая кукла Галатея, -- представила её Даша. -- Кукла умеет говорить, понимает человеческую речь.
Но она не умеет радоваться и плакать, грустить и печалиться. Галатея не умеет чувствовать так, как мы люди. Она бы очень хотела быть немного похожей на нас. И мы ей в этом поможем. «Правда, дети?».
        -- Правда! Правда! – закричали детишки.
        -- Я её сейчас включу (Даша нажала красную кнопку на пульте).  Видите, у неё засветились бусинки, задвигались реснички. Всё, она включена.
        -- Здравствуйте, -- сказала Даша.
        -- Здравствуйте, -- ответила Галатея.
        -- Здравствуйте! Здравствуйте! -- закричали дети.
        -- Меня зовут Галатея, -- представилась кукла. – Можно просто Долли.
        -- В переводе с английского Долли означает куколка, -- пояснила Даша.
        Дети стали называть свои имена. Каждому ребёнку Галатея кивала головой и называла своё имя.
      
        -- Обращайтесь ко мне на ты, -- попросила она. -- Мне так проще распознавать речь.
        -- Хорошо Долли, -- сказала Даша. – Ты пока просто посиди и посмотри на наши занятия. А через пару дней сама примешь участие в игре.
        Галатея встала, отошла в дальний угол, села на стул и стала наблюдать за происходящим.

        Прошло несколько дней.  Все попытки Даши вовлечь её в какую-либо игру заканчивались неудачей. Галатея просто не понимала, что от неё хотят. Даша была сильно обескуражена. «А не слишком ли я была самонадеянной?», -- задавала она себе один и тот же вопрос.
      

       И вот, когда у неё совсем уже стали опускаться руки, на горизонте неожиданно мелькнул лучик надежды. 
       В один из дней Даша заметила, что Долли стала улыбаться. Причём это происходило в те моменты, когда на неё смотрела кукла Дюймовочка, которую держала в руках девочка в розовом платье. И сама девочка заметила это.
Она подошла к Галатее, её Дюймовочка отвесила Долли поклон и поздоровалась.
       -- Здравствуй, -- сказала Дюймовочка.
       -- Здравствуй, -- ответила Галатея.
       -- Дюймовочка, -- произнесла кукла.
       -- Галатея, -- ответила ей Долли.

       Дюймовочка ей весело подмигнула. Галатея, к удивлению Даши, сделала то же самое. Дюймовочка высунула язык.
Долли повторила то же движение. Какое-то время они как мартышки передразнивали друг друга.
       Галатея просто светилась от счастья. Даша одела на руку перчаточного Буратино и подошла к Долле.
        -- Меня зовут Буратино, -- представилась кукла.
        -- Я вас узнала, -- улыбнулась Долли. -- А меня Галатея.
        -- Ты не видела здесь Мальвину? – спросил Буратино.
        -- Нет, не видела, -- ответила Долли.
        -- А пуделя Артемона тоже не видела?
        -- Нет, не видела. Наверное, с ними случилась беда и им нужна моя помощь.
Будь осторожней Буратино. «Карабас-Барабас очень опасный человек», -- сказала Долли.
        -- Спасибо за предупреждение, Галатея, -- поблагодарил её Буратино. -- Если нам потребуется твоя помощь, мы можем рассчитывать на тебя?
        -- Конечно, Буратино, -- ответила Долли.
        -- До свидания, Галатея.
        -- До свидания, Буратино. Она помахала ему рукой, совсем не замечая, что рядом с ней стоит Даша.

        Спустя какое-то время Дюймовочка пригласила Долли в песочницу, строить замок. Галатея согласилась и вышла с ней во внутренний дворик.
        Взрослому может показаться, что песочница – это просто куча песка. Но для маленького человечка это огромный сказочный мир, существующий в его воображении.
        Вот в песочнице появился замок и на его отвесные стены взбираются оловянные солдатики.

                «Швед, русский — колет, рубит, режет.
                Бой барабанный, клики, скрежет,
                Гром пушек, топот, ржанье, стон,
                И смерть, и ад со всех сторон»
   
         А в небольшом цинковом корыте плавают простые бумажные кораблики, но для детей это грозные эсминцы и миноносцы, сеющие смерть всему живому, что только может встретиться у них на пути. «Полундра! Спасайся, кто может».
         Играя в кукольных представлениях, дети так глубоко «входят» в свою роль, что даже после окончания игры продолжают разговаривать от лица своих персонажей.    
         Казалось бы, разговаривают двое друзей, а прислушиваешься -- на самом деле это Чебурашка и крокодил Гена.

        Особенно Долли развеселило то, как Дюймовочка её передразнивает: сделав серьёзное лицо, высоко задрав голову и с неким высокомерием разглядывая всех вокруг. Отметим, что Дюймовочка была самой маленькой куклой, а Галатея самой большой.
        Наступил час занятий. Даша обратилась к детям:
 «Повторим то, что мы проходили в прошлый раз. Мы жестами и мимикой на лице будем выражать те чувства, которые вызывает в нас музыка».
        Даша подошла к пианино и стала играть.

       «Вместе весело шагать по просторам, по просторам …»
Дети стали изображать на лицах радость и весело размахивать руками.

       «Плачут берёзы, падают слёзы
        Я одиноко грущу в тишине
        Плачут берёзы, падают слёзы
        Ты никогда не вернешься ко мне»

Детишки сделали грустные физиономии и стали вытирать кулачками глаза.

        «Больно мне больно, не унять эту злую боль…»

Лица детей приняли страдальческое выражение. Некоторые артистические натуры даже пустили слезу.

       «Вива ла Дива, Вива Виктория, Афродита.
        Вива ла Дива, Вива Виктория, Клеопатра»

Детишки повскакали со своих мест и начали радостно прыгать и визжать в своё удовольствие.
        Закончив музыкальные упражнения, Даша перешла к следующей викторине. Воспитатель показывала детям различные картинки.
        Малыши должны были определить тип эмоции на каждой картинке и продемонстрировать её на своём лице.
          (боль, страх, недоумение; растерянность, радость, изумление)
Те, кто затруднялись со своим выбором, шли на штрафной круг.
        Затем стали кормить рыбок в аквариуме. Это вызвало в детях самый живой интерес. От аквариума их было просто не оторвать.
        -- А можно посидеть у Галатеи на коленях? – спросила девочка с красным бантом на голове.
         -- Ну если она не возражает, -- ответила Даша.  Долли согласно кивнула головой. Девочка забралась к ней на колени. Не прошло и минуты как вся группа облепила несчастную Галатею.
        Даша воспользовалась моментом и сделала несколько снимков на свой мобильный телефон.
      Особое внимание Даша уделяла играм-потешкам для развития мелкой моторики рук, считая жест и эмоции единым целым. Например, пальчиковая игра "Ути-ути".
   
        Ути-ути, полетели               
        На головушку нам сели               
        Поклевали, поклевали и домой улетели.               
               
               
                Эмоции               
      
       Слово эмоция произошло от латинского слова «emoveo», что значит — потрясаю, волную; во французском «emotion» переводится как «волнение, возбуждение».
       Проще говоря, это реакция организма на внешнее воздействие. Так, например, злость, ожесточённость и страдания вспыхивают при глубоком чувстве обиды.
       Настоящая живая эмоция -- это не только гримасы на лице или интонация голоса, но и определённое состояние тела (мурашки по спине) и внутренние переживания (душа болит).

      Помню свою первую эмоцию в 5 лет. Когда я болел и плакал, все бегали вокруг меня, выполняя каждый мой каприз.
      Когда я понял, какое мощное оружие у меня в руках, я стал этим злоупотреблять. И когда хотел, чтобы мне купили чего-нибудь вкусненькое, изображал страдание и пускал слезу, изрядно помучив свою мать.
    
      Эмоции позволяют в минуты опасности мгновенно мобилизовать все силы организма для защиты от внешней угрозы.
      Без эмоций (по теории Анохина) мы не смогли бы адаптироваться и жить в обществе.
      По Анохину знак и сила эмоции определяются степенью достижения цели. Если цель достигнута, то возникает положительная эмоция, если не достигнута, то отрицательная.
      Человек не может избавиться от эмоций. Единственное что он может – это их контролировать на уровне мыслей.
Да и самое высшее чувство любовь состоит из самых разных эмоций. Так что не будет эмоций не будет и любви.
      
       Вскоре Даша включила Галатею в свою группу, и стала с ней занималась вместе со всеми.
       … С утра дети поиграли под открытым небом на спортивной площадке. Преодолевали полосу препятствий на время, играли в «вышибалу», прыгали на скакалках. Завершили всё игрой в «жмурки».
        Затем перешли в помещение. Сначала, как всегда, Даша стала повторять то, что было на предыдущем занятии. Снова дети должны были определить типы эмоций и продемонстрировать их на своём лице.
      
        Галатея с первого раза ничего не смогла отгадать.  Но со второго уже уверенно определила радость в самом центре картинки.
        -- Для начала очень даже неплохо, -- похвалила её Даша. – Дорога начинается с первого шага.
        На музыкальном вернисаже дела у Долли обстояли лучше. Как-никак почти все отечественные песни находились в её памяти. Она правильно определила настроение
в половине песен, сделав соответствующую гримасу.
        Затем был конкурс на строительство города. Девочки против мальчиков.
И хотя победили мальчики, у девочек тоже был красивый городок.
        После чего начались занятия по рисованию. Каждый должен был нарисовать какой-нибудь объект на небе.
Галатее выпало рисовать облако. Причём, у каждого облака должно было быть своё настроение.  Долли старалась как могла, но у неё ничего не получалось.
        -- Не расстраивайся, -- успокаивала её Даша. – Ты небо-то видела всего два раза. Я уверена, через недельку ты сможешь всё нарисовать.
        И действительно через неделю Галатея научилась рисовать облако. Теперь она уже могла различать все эмоции, которые были изображены на плакате. В этом ей активно помогали дети.
       
      Каждый день Даша устраивала час чтения, на котором дети открывали для себя удивительный мир вокруг них,
активно сопереживая героям.
      Особенно Галатее помогла игра «любимый ребёнок». Дети делились на две группы. В одной группе дети любили «маму».
В другой группе не слушались «маму», капризничали, плохо себя вели.
      Девочка, которая выполняла роль мамы, должна была по прикосновениям и взглядам определить, кто её любит, а кто нет.
Но это был лишь первый уровень. 
На втором, «маме» завязывали глаза, и она должна была определять любящего её ребёнка только по прикосновениям.
Именно после этой игры, Долли начала особенно близко «чувствовать» своих маленьких друзей.
       На музыкальных занятиях дети разучивали любимые песни и сами же их исполняли. Но тут случилась незадача.
Из-за протечек на крыше детского сада пришёл в негодность единственный музыкальный инструмент – пианино.
Дети остались без музыкального сопровождения.
       
       Вот тут-то и пригодились навыки Долли.  Она могла исполнить любую песню, превратившись на какое-то время в диск-жокея.
       Заведующая и Даша не могли не нарадоваться: какого ценного сотрудника они приобрели. Заведующая даже готова была пригласить её на работу на полставки.
       Но больше всего Галатею полюбили дети. Они никогда не оставляли её одну, ходили за ней по пятам. Они любили садиться ей на плечи и спину, умоляя её их покатать. 
       Галатея никому не могла отказать. Теперь старая игра «в лошадку» приобрела для детишек новый смысл и стала самой любимой игрой в детском саду.

       …Незаметно пролетело несколько месяцев.
Как же сильно изменилась Долли за это время. Её было просто не узнать. Она стала уверенно и спокойно чувствовать себя среди людей. Движения её стали плавными, речь ровной, спокойной, осмысленной.
Она не просто понимала всё то, о чём говорят, но и могла с иронией отнестись к сказанному.
       И только зоркий глаз Егора мог заметить в её поведении небольшие шероховатости.

                Проверка документов      
      
      
        Сидящие у подъезда бабушки обсуждали новую жиличку из 13-ой квартиры.
        -- Ну совсем у людей стыд пропал, -- проворчала одна из них. -- Не успел похоронить жену, а уже новую пассию завёл.
        -- А, по-моему, это его жена и есть, -- сказала другая. -- Только волосы слегка перекрасила.  Сейчас многие так делают — якобы разводятся, а сами продолжают жить вместе. Лишь бы пособие получить, как мать-одиночка.
        -- Да какое пособие, -- вступила в разговор третья. -- Дочку она в браке родила. Ей по-всякому пособие не полагается.
        -- А если это действительно его жена, тогда спрашивается: кого же он хоронил?
        -- Надо бы нашему участковому сообщить. Какая-то она подозрительная. Ходит в тёмных очках. Здороваться перестала.
Ни тебе здрасьте, ни тебе до свидания. Даже голову в нашу сторону не повернёт. Нет, надо обязательно сообщить.
Что-то здесь не так.
      
        Через несколько дней в квартиру Егора позвонили. Егор взглянул в дверной зрачок – перед дверью стоял их участковый
в милицейской форме Николай Смирнов.
       Служивый представился и показал своё удостоверение. Егор открыл дверь и впустил его в квартиру. Вслед за участковым вошла полная немолодая женщина со строгим лицом -- местная общественница и член жилищного комитета Ольга Степановна Упырёва.
      
         -- Чем обязан вашему посещению? – полюбопытствовал Егор. -- Долги по коммунальным платежам я оплачу со следующей зарплаты.
         Участковый вытер ноги и снял фуражку.
        -- Тут вот какое дело, Громов Егор, -- заявил он. – К нам поступил сигнал от жильцов вашего дома, что якобы ваша супруга не умерла, а скрывается в вашей квартире. Сами понимаете, мы обязаны проверить эту информацию.
        -- А у вас есть ордер на обыск?
        -- Честно скажу, нет.  Но, поверьте, его не так уж сложно получить.
        -- Ну хорошо, пройдёмте, я вас познакомлю, -- сказал Егор.
        Все трое вошли в гостиную.  Долли сидела на диване в чёрной ночной сорочке и, надев на голову наушники, слушала музыку. Мурка на всякий случай выбежала в дальнюю комнату и с интересом наблюдала за происходящем.

        -- Галатея, знакомься, это наш участковый, -- сказал Егор.
        -- Смирнов Николай, участковый, -- представился милиционер.
        -- Упырёва Ольга Степановна, член жилищного комитета, -- представилась общественница.
        -- Долли, -- сказала кукла, встав с дивана.
        -- А почему это она называет не своё имя, да ещё и иностранное, -- заметила Ольга Степановна.
        -- Так это же ваша супруга Лия, -- стукнув себя ладонью по лбу, выкрикнул милиционер. «Помните, вы ко мне приходили в опорный пункт писать заявление на вашего соседа, обратился он Галатее. Ну того, что без намордника выгуливал бульдога на детской площадке.  Уж на что, на что, а на лица у меня память отменная».
        -- Вы что-то путаете, -- возразил Егор. Он достал бумагу и, развернув, показал её участковому. -- Это свидетельство о смерти.
        -- Я сомневаюсь, что это подлинный документ, -- пробежав глазами первые строчки, сказал представитель власти. –
Скорее всего вместо супруги вы похоронили другую женщину. 
Но от кого бы вы не скрывались -- от следствия или от кредиторов, вы нарушили сразу несколько статей уголовного кодекса: введение в заблуждение органов власти, самоуправство, нарушение паспортного режима, подделка документов.
        -- Она гражданка России? – спросила Ольга Степановна.
        -- Нет, -- ответил Егор.
        -- Так она, выходит, ещё и без регистрации у вас проживает.

        -- Гражданин Громов, -- громко произнёс милиционер. – Покажите, пожалуйста, её документы.
        -- У неё нет документов, -- спокойно ответил Егор.
        -- То есть, как это нет! – удивился участковый. –- В таком случае я обязан составить протокол и задержать гражданку до выяснения личности.
        Все клятвы и заверения Егора в том, что она не женщина, а всего лишь кукла, ни к чему не привели.
На документы из института мозга с её фотографией, которые предоставил Егор, участковый даже не посмотрел.
Дело принимало серьёзный оборот.
      
        -- Я могу позвонить? – спросил Егор.
        -- Вы имеете право на один телефонный звонок, -- ответил Николай.
         Егор вышел в коридор, позвонил Артуру и рассказал ему всё, что с ними приключилось. Артур уточнил номер отдела милиции, которому подчинялся Николой, и пообещал принять меры.
      
        Когда Егор вернулся в гостиную, участковый, достав стандартный бланк, уже начал заполнять протокол задержания подозреваемой.
        -- Ваша имя? – обратился он к Долле.
        -- Галатея, -- ответила она.
        -- Только что говорила Долли, -- заметила Ольга Степановна.
        -- Это моё прозвище.
        -- Как же прозвище. Это твоя кликуха на зоне!  -- вставила общественница.
        -- Фамилия? – спросил Николай.
        -- Громова, -- игриво взглянув на Егора, сказала она.
        -- Отчество?
        -- Хасимотовна, -- ответила Долли.
        -- Не русская, что ли? – спросил участковый.
        -- Да, японских кровей.
        -- Так, дата рождения?
        -- У неё плохо с памятью, -- выручил её Егор. -- Ей недавно исполнилось 16 лет.
        -- За связь с несовершеннолетней набросят ещё пару годков, -- злорадно улыбнулась общественница.   

        -- Так, место рождения?
        -- Япония.
        -- Родители. Кто отец?
        -- Хасимото, -- ответила Галатея.
        -- А кто мать?
        -- Мать она не помнит, -- снова пришёл ей на выручку Егор. – Мать их бросила, когда она была совсем маленькой.
        -- Ну почему же не помню, я помню, -- возразила ему Галатея. --
Япона-мать.
        -- Интересные у вас в Японии имена, -- почесал лоб участковый.
        -- Семейное положение?
        -- Подружка Егора.
        -- Бессовестная девица! – возмутилась Ольга Степановна. -- Я со своим мужем 10 лет встречалась, прежде чем подали заявление. А эта пигалица только с горшка слезла -- и уже в постель к мужику. Пиши Николай: сожительница!
        -- Почему-то, когда говоришь правду, -- вздохнула Галатея, -- тебе никто не верит.
        -- Образование?
        -- Два класса и коридор.
        -- Что это, я не понял? – спросил Николай.
        -- Это у них в Японии так называются школы для умственно отсталых, -- пояснил Егор.

        -- Отношение к воинской службе?
        -- Если призовут, пойду. Но только в танковые войска.
        -- Это почему?
        -- Люблю тесный мужской коллектив.

        -- Судимостей не было?
        -- Улик предпочитаю не оставлять.
        -- На учёте в кожно-венерологическом диспансере не состоите?
        -- Пока ещё нет (постучала пальцами по столу).
        -- Приводы за занятия проституцией имеются?
        -- Я откупалась.
        -- То есть как?
        -- Расплачивалась натурой (вздохнула она), на субботниках.
        -- Состоите ли в базе данных, как жертва насилия.
        -- Увы, но там меня нет, -- цокнула языком Долли. -- Видимо, я недостаточно привлекательна для настоящих мужчин.
        -- Место работы?
        -- Девочка по вызову. Хотите мой телефон?
        -- Какой у вас номер?
      
        -- Слышишь, Егор, чтобы завтра купил.  Молодые люди знакомятся, а мне им даже дать нечего.
        -- Оружие, наркотики, запрещённые предметы имеются?
        -- Сейчас нет, но с удовольствием бы приобрела.

        -- Я, конечно, не могу произвести обыск в квартире без ордера, -- заявил участковый. -- Но на личный досмотр имею право.
        -- Пожалуйста осматривайте, нам скрывать нечего, -- сказал Егор.
        -- Покажите вашу сумочку? – попросил участковый Галатею.
        -- Спасибо, что напомнили. У каждой девушки должна быть красивая сумочка. А у меня, к сожалению, нет. Егоруска, не забудь мне также купить и сумку.

        -- Ольга Степановна, -- обратился участковый к общественнице. – Проведите досмотр подозреваемой.
        Галатею заставили встать и поднять руки вверх. Когда Ольга Степановна её шмонала, Долли визжала как резанная.
        -- Она не выносит щекотки, -- сказал Егор. – Вся на нервах.    Естественно, у неё ничего не нашли.
«А вы не будете меня досматривать?» – обратилась Долли к участковому.
       -- Досмотр может проводится только лицом одного с вами пола, -- ответил Николай.
       -- Очень жаль, -- огорчилась Галатея. -- Мне кажется, вы бы это сделали более тщательно и профессионально.

       -- Ну что японские нелегалы! – грозно изрекла Ольга Степановна. – прокололись братцы-кролики.
       В это время раздался звонок. Участковый достал из кармана телефон.
       -- Да, Владимир Иванович, -- сказал он. – Всё понял. Так точно. Никак нет. Будет исполнено.
       Когда он выключил трубку, на него было жалко смотреть. Он втянул голову в плечи, вытер пот со лба и надел фуражку.
       -- Вы нас извините, товарищи, неувязочка вышла, -- виновато произнёс он. -- Не разобрались (покачал он головой).   
А выглядит, как живая! Вот что значит искусственный интеллект!
        Когда непрошенные визитёры уже направились к выходу, Галатея неожиданно спросила участкового, не болит ли у него спина.
        -- Есть малость, а что, -- ответил тот.
        -- У вас в районе поясницы очаговое воспаление. Может вы где-то ушиблись?
        -- Да недавно прыгал с парашютом. Неудачно приземлился. Все мази перепробовал – ничего не помогает.
        -- Вам нужно срочно идти к хирургу и делать снимок. Это очень опасно, совсем рядом с позвоночником.
    
        -- Я тоже себя неважно чувствую, -- пожаловалась Ольга Степановна. Сегодня еле-еле на свой второй этаж поднялась.
На каждой ступеньке отдыхала. Одышка, головокружение и грудь сдавливает.
        -- А у вас вообще всё очень плохо, бдительная гражданочка, -- взглянув на неё, изрекла Долли.
        Общественница побледнела и напряглась.
        -– Левое предсердие не сокращается, оно просто мерцает.  А один сосуд
в верхней части сердца воспалён.
        -- Так это же тромбофлебит, -- сказал Егор. —   У моей тётки такое было. Сосуд не пропускает кровь, так как образуется тромб.  Причём, тромб в любой момент может оторваться и из левого предсердия попадает прямиком в мозг, перекрывая туда приток крови.
        -- Это опасно? --- спросила общественница.
        -- Конечно, -- ответил Егор. – Это же инсульт.
У человека сразу нарушается речь. Нарушается двигательная функция.
        -- Ну вы тут меня совсем запугали, -- парировала Ольга Степановна. – В моём возрасте здоровых людей не бывает.  У меня такое уже случалось. Просто надо перетерпеть. Полежу немного, отдохну, и потихонечку всё пройдёт. Ничего стра…стра… ст…ра… Как ни старалась Ольга Степановна, она не могла закончить фразу.
У неё закружилась голова и она бы упала на пол, если бы её не подхватил Егор.
            Пришлось срочно вызывать «скорую».

        В тот же день Ольгу Степановну прооперировали. По словам хирургов, успели в последний момент. Причём диагноз Галатеи полностью подтвердился.
Ольга Степановна ещё неделю после операции провалялась в реанимации, но, к счастью, на этот раз ей удалось выкарабкаться.
       Да и самому участковому пришлось проходить длительный курс лечения.
Егора и Долли больше никто не беспокоил.
               
                Мурка

        До появления Галатеи, Мурка была единственной хозяйкой квартиры, единственной особью женского пола.
Теперь же таких особей стало две.
А, как известно, два медведя в одной берлоге…
К тому же у Мурки уже была закадычная подружка -- Дашина болонка Жужу, которой она доверяла свои самые «сокровенные девичьи тайны».
        Галатею такая ситуация никак не устраивала, и она решила приручить Мурку. В кошкиной миске всегда было полно корма, а в её блюдце Долли постоянно доливала свежее молочко.
        Но все её попытки погладить или поиграть с Муркой заканчивались неудачей. Бывшая хозяйка квартиры не шла на контакт, старательно избегая Галатею и постоянно наблюдая за ней со стороны. Каждый раз, придя с работы, Егору приходилось искать Мурку. И находил он её, скажем прямо, в самых неожиданных местах.
        Чтобы как-то снять стресс, который испытывала кошка из-за присутствия Долли, Егор отнёс Мурку в институт к Артуру. Там в одной из лабораторий изучали взаимодействие домашних животных и роботов.               
        Первое время животные довольно-таки настороженно относились к искусственным существам, но со временем постепенно привыкали и даже позволяли роботам выгуливать себя на поводке. Особый же интерес животные проявляли к существам себе подобным.
        Сначала Мурка побаивалась робота-кошку с голубыми глазами, но потом привыкла и даже стала с ней играть. Одно лишь было плохо, что эта кошка не умела мяукать и бегала только по прямой.

        Где бы ни жила кошка, она нуждается в собственном доме. Эти животные вообще большие любительницы куда-нибудь залезть.
       В отличие от собак кошки не могут спать на холодном жестком полу. Им нужно удобное мягкое спальное ложе. К тому же кошки не любят, когда их беспокоят. Кошки любят покой.
       Поэтому Долли решила сделать для Мурки свой кошкин дом. Она соорудила его из обыкновенной картонной коробки, постелив внизу поролон. В своём новом тереме Мурка выглядела, как царственная особа.
       -- Жалко, что мы не назвали её Клеопатра, -- увидев Мурку в новом жилище, посетовал Егор.
       Но даже этот жест доброй воли ничего не изменил. Мурка упорно не шла на контакт. Какое же сильное это женское чувство – ревность!
      
       Тогда Галатея пошла на хитрость. Она знала, как валериана действует на кошек. Ох, уж эти феромоны, от которых кружится голова. Некоторые кошки от этого просто балдеют.
      Другие после валерианы становятся ласковыми, трутся о ноги хозяев, требуя, чтобы их погладили и взяли на руки.
      Ничего не поделаешь -- основной инстинкт!
   
      В один из дней, когда Егора не было дома, Долли намазала валерианой свои колени и руки, и села на диван.
      Мурка, почувствовав томительный, изнуряющий запах стала нарезать круги вокруг Галатеи.
     И хотя её невидимым магнитом тянуло к Долли, «женская гордость» не позволяла Котэ сделать первый шаг. И всё же любому терпению когда-нибудь приходит конец. Наступил роковой момент, когда пушистик больше не смог «скрывать своих чувств».
     Мурка прыгнула на колени к Долли и стала лизать её руки. Первой хозяйке квартиры пришлось признать своё поражение.
А когда Галатея нежно погладила головку пушистика, Мурка замурлыкала, зажмурив глаза от удовольствия.
         
     Ох, уж эти «женщины», как они любят ласку!
Если бы Мурка умела писать стихи, она бы обязательно что-нибудь нацарапала в таком духе:
             
               «Ах, как же мне сегодня хорошо –
                До кончика хвоста, до коготочка!»   

      С этого момента отношения между Муркой и Долли полностью наладились. Наступил вечный мир.
               
                Провидение
      
        Каждое утро Галатея заставляла Егора обливаться холодной водой и делать зарядку, что он очень не любил.
Особое внимания она уделяла разминке позвоночника.   
        -- Человек настолько молод и здоров, -- частенько повторяла Долли, -- насколько молод и здоров его позвоночник.
        По утрам она частенько «торчала» перед зеркалом, прихорашивалась, а то и просто строить рожи.

        Егор это заметил и стал её передразнивать. Долли тоже не осталась в долгу и, когда он смотрелся в зеркало, она в точности повторяла все его движения. Вскоре это стало её любимым развлечением. Чтобы как-то избавить её от этой вредной привычки, Егор нашлёпал её и поставил в угол на перевоспитание.
        Но это не помогло. Тут уж ничего не поделаешь. Видимо, все куклы прирождённые актрисы и тяга к лицедейству
у них в крови.

        Егор работал по скользящему графику. Часть занятий он проводил в утренние часы, а часть вечером. Как-то
возвращаясь с утренней прогулки по Таврическому саду, они заметили у своей парадной целующуюся парочку. Егор сразу узнал
девушку в белом шёлковом платье – это была их соседка по лестнице медсестра Люба.
        -- Счастливые, -- заметил Егор, когда они поднимались наверх.
        -- Я бы так не сказала, -- усомнилась Галатея.
        -- Что ты имеешь ввиду? – спросил Егор.
        -- На моём тепловизоре, даже когда он её целует, сердце у него остаётся холодным. Он просто её не любит.
        -- Долька моя, ну что ты такое несёшь, -- возмутился Егор.  -- Как можно чувства измерять температурой!
Тогда всем женихам перед Загсом начнут засовывать градусник подмышку.
        И тех из них, у которых температура будет ниже 38 градусов, просто не допустят до регистрации.
        -- А что, неплохая мысль, Егоруска. Сколько бы женщин избавилось от ненужной нервотрёпки.   

        Встретив как-то Любу на улице, она рассказала ей о своих подозрениях.
        -- Вы что экстрасенс? – поинтересовалась девушка.
        -- Да что-то вроде того, -- утвердительно кивнула головой Долли. Понимаете, сердце влюблённого всегда имеет повышенную температуру. Особенно тогда, когда рядом любимая и он её целует.  Любое нагретое тело излучает инфракрасное излучение, которое я вижу. Так вот у вашего парня сердце всегда холодное.
        -- Что же мне делать? – спросила Люба.
        -- Попробуйте выяснить причину, -- посоветовала ей Долли. -- Попытайтесь узнать о нём поподробнее.

       Через неделю, гуляя в Таврическом саду, Галатея снова увидела Любу.
Та сидела на скамейке с заплаканными глазами.
       -- Вы были правы, -- поблагодарила её Люба. – У него есть жена и ребёнок.
       -- А как вы узнали? – спросила Долли.
       -- Я уговорила его съездить в ЦПКиО и покататься на лодках.  Он взял паспорт. Без него лодки не выдают.
     Было жарко. Он оставил куртку с паспортом в лодке и пошёл покупать мороженое. Ну я и заглянула…

      
       В один из вечеров, когда Долли с Егором сидели на лавочке возле своего дома, Галатею охватило чувство тревоги.
      -- У нашей парадной что-то произошло, -- сказала она. – Земля стала нагреваться. Я вижу тепловое испарение, поднимающееся от земли.

       -- Может это тебе показалось? – пытался успокоить её Егор.
       -- Нет, нет. Я чётко вижу мерцанье тепловых струй.
      В это время к их парадной подошла женщина с коляской. Галатея подбежала к женщине и, схватив коляску, откатила её в сторону.  Женщина закричала и бросилась за ней.
      В это время послышался жуткий треск, по земле пробежала трещина, со страшным грохотом земля перед парадной провалилась, образовав глубокую яму с кипятком.
      Белые клубы пара, разлетаясь по сторонам, устремились в небо. Лицо женщины стало бледным как полотно. Она ещё долго стояла на одном месте и не могла сделать ни шагу.

                Занятия

      
      Хотя знания в объёме средней школы были заложены в Галатею, необходимо было ещё уметь применять эти знания на практике.
      В математике, например, нужно было самой решать задачи.
      В литературе разбирать характеры персонажей, уметь своими словами пересказывать произведения и т. д. 
      В те дни, когда у Егора было свободное время, он проверял её домашние задания.  С точными науками у Долли было более-менее благополучно. А вот по гуманитарным дисциплинам оставались вопросы.  Да и биология у неё хромала, хотя она и хвасталась, что может пересказать учебник биологии наизусть.
      
        -- Ну что ж, давай в этом удостоверимся, -- сказал Егор и устроил ей небольшую проверку.
«Почему подснежники, как правило, сине-фиолетового цвета, -- спросил он, --
а полевые цветы чаще всего белого или жёлтого?».
       Галатея отрицательно замотала головой.
       -- Подснежники так заметнее на фоне проталин. А белые и жёлтые венчики лучше выделяются на фоне ярко-зеленой травы. Идём дальше.
    «Почему у многих орхидей, скажем у львиного зева, на венчике имеется характерный рисунок в виде точек и пунктирных линий?».
       -- Наверное, для красоты.
       -- Да нет, милая моя. Этот рисунок указывает насекомому наилучшее место посадки. Что-то вроде аэродромных огней. 
       Ну ладно, последний вопрос.
«В каких случаях самка «чёрной вдовы» не съедает самца после спаривания?»
       -- Такие вопросы девочкам не задают. Это просто непедагогично.
       -- Но на уроке биологии -- это допустимо, -- заявил Егор.
       -- Ну, наверное, тогда, когда он ей нравится. Интересный, видный, красивый.
       -- По правде сказать, начхать ей на его красоту, тем более, когда самка голодная. Она не съедает его только тогда, когда он приносит ей подарок. Сверчка или червячка. Ну, а коли пришёл с пустыми руками, значит, сам напросился.
       Вот так-то, милая моя. Никогда не говори, что ты всё знаешь.
Запомни: чем больше мы знаем, тем больше мы не знаем.

        Но хуже всего у неё обстояло дело с русским языком и литературой. Как только она самостоятельно писала изложение, так сразу в нём делала множество ошибок.
        -- У тебя же есть орфографические словари и учебники. Сомневаешься -- не поленись, загляни.
        Ну а её сочинения не выдерживали никакой критики. Вроде и материал излагает правильно, но допускает такие ляпы, что можно умереть и не встать.
        Ей трудно было понять, что многие слова имеют переносное значение. Или, как говорят, двойной смысл.

                Ляпы в её сочинениях
 
  У любви Татьяны подкосились ноги, и она так и не дошла до Онегина.
  Она закрыла своей маленькой грудью мужа и не позволила гаишникам его
  оштрафовать.
  Девочка заразила добротой всех своих кавалеров. 
  Душа Анны была переполнена чувственностью, и она излила её Вронскому.
  Пушкин не любил Ольгу, а Онегин её просто использовал.
  Сначала я любила проводить время с Пушкиным, но позже я увлеклась Лермонтовым.
  Из произведения Куприна «Яма» женщины узнали, какая нелёгкая их ждёт судьба.

        -- Другие девушки учатся более усердно, чем ты, -- как-то упрекнул её Егор.
        -- Это естественно, -- возразила она ему. -- Им нужно чем-то выделиться, чтобы привлечь к себе внимание и выйти замуж.
А у меня уже есть своя половинка. «Или ты не согласен?».      

        -- Понимаешь, в кибернетике есть теорема, что две системы могут обмениваться только тем объёмом информацией, которая имеется у системы с наименьшим её количеством. Скажем, я прочитал десять книг, а ты одну. Так вот, мы можем с тобой обсуждать только одну книгу. Ты не обижайся, но тебе надо повышать свой уровень образования. Чтобы не только тебе было интересно с людьми, но и другим людям тоже было интересно общаться с тобой.
        -- Ты хочешь сказать, что я дура? – с обидой в голосе спросила она.
        -- Я такого не говорил.  Просто ты пока ещё не полностью моя половинка. Ты пока ещё моя Долька.
       -- Я буду учиться, я буду стараться, -- жалобно залепетала Долли. --
Если ты мне поможешь.
        -- В этом можешь не сомневаться, -- сказал он и нежно прижал её к своей груди.
      
         Она любила лазить в интернете и смотреть всякую всячину. То вдруг увлеклась хиромантией и стала применять свои знания к Егору.               
         -- Ты у меня подкаблучник, -- говорила она ему.  У тебя очень короткая линия головы.  А у меня на линии Сатурна есть островок.  Возможно, я тебе один раз изменю.
        -- И каким образом? – спросил Егор.      
        -- Точно сказать не могу, но знаю, что это будет неумышленно.
        -- Уже и алиби себе придумала, -- погрозил ей пальцем Егор. 
    
        -- Линия сердца у тебя абсолютно прямая, -- продолжала она. –  В любви ты несколько прямолинеен, хотя и искренен.  А вот у меня линия сердца изогнутая.
Это говорит о деликатности и изысканности моих чувств.               
        Иногда он по ошибке называл её Лией.  И как бы ей не было больно от его слов, она старалась ничего ему не высказывать и уж тем более не закатывать истерик, переживая всё это в себе. Она понимала, что для того, чтобы он к ней привык, ему надо найти гармонию с самим собой, а для этого нужно время.

        Неожиданно позвонил Хасимото и сообщил нерадостную весть. Хотя аксессуар для Долли был уже готов, его не пропускали на японской таможне.
        По негласной инструкции, любые изделия с военных заводов запрещено отправлять в Россию. Необходимы очень веские доказательства того, что эта продукция не является продукцией двойного назначения и не представляет угрозы национальным интересам страны.
        -- Проще в следующий раз, -- сказал Хасимото, -- когда мы будем отсылать вам очередную партию роботов, переправить её вам с нарочным.
        Он очень долго извинялся, оправдывался, как мог, что так и не смог выполнить своё обещание.
               
                Премьера танца               

    
         Особенно больших успехов Галатея достигла в вокале. Если первое время она пела под фонограмму, практически полностью копируя аудиозапись, то теперь, освоив простые эмоции, пела сама, передавая в песне то настроение, которое «чувствовала».
         Пела она самозабвенно, закрыв глаза, используя весь диапазон своего голоса. Как сказали бы люди, «пела с душой».
         Если поначалу Долли плохо держала равновесие, ходила по словам Егора, как пьяный слонёнок, переваливаясь с ноги на ногу, то после регулярных прогулок в Таврическом саду, её походка изменилась к лучшему, хоть и была ещё слегка тяжеловата. По просьбе Егора Артур загрузил ей ещё одну свою программу «Гороскоп», которая резко увеличила её устойчивость.
         Когда Долли стала твёрдо держаться на ногах, Даша начала заниматься с ней танцами в общей группе.
         Галатея быстро разучила основные танцевальные движения, могла водить хороводы, могла станцевать и вальс, и фокстрот.         
         Но танцевала она как-то неуверенно. К тому же для такого танца, как вальс, у неё не было партнёра.
         Даше приходилось всё время танцевать только с ней.
      
         После того, как в детском саду закончился очередной сезон и детишек отправили на летний отдых, Даша обратилась к Егору:
         -- Всё что я могла сделать - я сделала.
 Я обучила её основам танца. Теперь твоя очередь, займись её дальнейшим обучением. Ты же хореограф.
         «Женщина должна быть не только красивой, но и изящной, -- говорила Даша. -- Движения грациозными. Спинку должна держать прямо, не сутулясь. Да и походка у неё благодаря занятиям станет лёгкой и упругой».
         Егор согласился с доводами сестры и включил Галатею в свою группу во дворце культуры.
      
       Перед первым занятием в ДК Долли высказала свои сомнения Егору:
       -- А что мне дадут твои курсы? -- спросила она. -- Я и так уже умею танцевать.  В детском саду меня кто-то даже назвал Плесецкой.
       -- Я в этом не уверен, – ответил Егор. -- Впрочем, у нас работает видеокамера. Так что после занятий мы сможем просмотреть запись и во всём убедиться.
       -- Я буду танцевать только с тобой? – спросила Долли.
       -- Так не получиться. Ты у меня не одна. Я должен заниматься и с другими учениками. Партнёры у тебя будут разные.
       -- Какая жалость. И ты что не будешь ревновать?
       -- Нет. Не буду.
       -- Нисколечко, нисколечко.
       -- Нисколечко.  Можешь даже сегодня на ночь не приходить.
       -- Как же так? -- удивилась она.
       -- А так, -- улыбнулся Егор. -- Я тебе безгранично доверяю… пока ты ещё
не в полной комплектации
       Долли тяжело вздохнула и опустила голову.
«Если у меня нету письки, -- с сожалением подумала она, – это ещё не значит,
 что надо мной можно издеваться».
   
      
       В начале занятий ученики размялись у балетного станка, потом стали разучивать новые связки. А затем начались танцы.
       Долли достался долговязый рыжий паренёк с усиками. С самого начала у неё
с ним не заладилось. В Венском вальсе она несколько раз сбивалась с такта, запаздывала в поворотах и просто не поспевала за ним.
       Её попытки самой вести партнёра также ни к чему не привели.
В довершении всего во время вращения Долли потеряла равновесие и, навалившись на кавалера, рухнула вместе с ним на паркет.  Молодой человек сильно разбил руку и отказался больше с ней танцевать.
       Егор был вынужден стать её партнёром на пару танцев, но на большее она рассчитывать не могла. Впрочем, по его лицу было видно, что особого удовольствия он от этого не испытывал. Пришлось ей до конца занятий сидеть на стуле одной и выступать в качестве зрителя.
               
                Анализ неудач
               
 
         Вернувшись домой после занятий, они уселись на диван-релакс и приготовились смотреть видео с камеры-слежения.
         -- Интересно, чем нас сегодня удивит юная Плесецкая, -- съязвил Егор и нажал кнопочку «воспроизведение».
         На большом мониторе пошла запись танца с рыжеволосым пареньком.
         -- Стоп, стоп, стоп! – чуть ли не сразу крикнул Егор и остановил запись.
 -- Я чего-то не понял. «Ты что сама пытаешься вести партнёра в вальсе?».
        -- Как в садике, -- пожала плечами Долли.
        -- У нас не садик. У нас курсы бальных танцев. Мы растим профессиональных танцоров. Неужели Даша тебе ничего не объяснила.
        -- А почему женщине нельзя? – обиженно спросила Долли.
        -- Понимаешь, так принято. В среднем мужчина на 30% сильнее женщины, поэтому он и ведёт. Это вообще главная задача партнёра вести женщину.               
        Вести -- значит управлять её телом. Это как раз то, что свойственно мужчине. Партнёрша должна слушаться партнёра.
И не только в танце, но и в жизни.
        Он снова включил «воспроизведение».
      
        -- Как ты держишь руки. «Боже мой!», -- снова крикнул он и выключил запись. -- Руки должны упруго придерживать корпус партнёра, а ты вцепилась в него мёртвой хваткой. Так недолго и «провалиться» в танце.
        Он включил запись, но тут же её выключил.
        -- Не слушая партнёра, -- распалялся он, -- ты не чувствуешь его движение. Ты не понимаешь язык танца, не понимаешь, что хочет тебе сказать партнёр своим движением.  Он с тобой не танцует, а мучается. Попросту «таскает» тебя по паркету.

        -- А что мне делать? – убитым голосом спросила Долли.
        -- Тренировки, тренировки и тренировки. Работать в поте лица, как говорят люди. Только так можно выработать качественную технику шага. А без неё танец теряет свою плавность и изящество.

        «Скажи мне честно. Ты ведь хочешь стать такой, как все люди?».
        -- Это моя мечта.               
        -- Так вот, запомни: человека создал труд. И в этом ты сегодня убедилась не из книжек, а из самой жизни. Танец – это модель, это картина человеческой жизни. Где мужчина-график набрасывает своими танцевальными движениями общие контуры окружающего нас мира, а женщина раскрашивает эти контуры яркими красками своей эмоциональности.
      
        Затем Егор снова включил запись.
        -- Ну вот и наше падение, -- сказал он, дойдя до нужного места.
        -- Я просто споткнулась, -- пыталась оправдываться Галатея.
        -- На записи видно, что это не так, -- возразил Егор. – Ты, потеряв равновесие, наступила ему на ногу. И, пытаясь устоять, падая, увлекла его за собой. Так что до Плесецкой тебе ещё расти и расти.
        -- Выходит, я не оправдала твоих ожиданий. Зря на меня Даша потратила столько времени. Она зашмыгала носом, виновато опустив голову, закрыла лицо руками.
        -- Ну вот ещё, слёз мне только не хватало, -- сказал Егор.
        Он прижал её к своей груди и стал гладить по головке.
        -- Успокойся, Долька моя. У меня тоже первое время ничего не получалось. Ничего страшного.  Мой тренер всегда мне говорил, что даже обезьяну можно научить танцевать, было бы у неё желание.  За последние месяцы ты очень сильно продвинулась вперёд.
Мне с тобой теперь гораздо легче стало работать. Я просто тобой горжусь.
       
        Долли затихла на его груди. Он же продолжил свою сентенцию.    
        -- Танец – это спрессованный кусок нашей жизни. Здесь, как и в жизни, если есть у женщины ведущий любимый мужчина, создающий вокруг неё магнитное поле любви, тогда она знает, как ей лучше расположиться вдоль его силовых линий, сориентироваться, что ей делать, куда двигаться.         
        А если нет ведущего, женщина вынужденно сама стать ведущей. Тут-то и начинается свистопляска. В отсутствии его силового поля, она окончательно запутывается и, как и в жизни, теряет все свои ориентиры.  И как броуновская частица, шарахающая во все стороны, и в конце концов залетает и, как правило, не туда.

        Когда Долли совсем успокоилась, он включил музыку, и они стали медленно кружится по комнате.
        -- Расслабься, не напрягайся так сильно, -- говорил он. – Не бойся, я тебя не уроню. Откинь плечики немного назад, подчиняясь моим движениям. В то же время пытайся предугадать их, тогда тебе будет легче подстраиваться под партнёра.
Старайся каждый танец сначала протанцевать в голове, а только потом повторять его на паркете.
        Несколько раз они прошли то место, где она упала. И с каждым разом у неё получалось всё лучше и лучше.
               
                Болезнь

       
        На выходные Егор навестил на даче своего дядю, майора в отставке, Василия Петровича. Недавно в этом районе прошёл сильный град, разбивший шифер на дядином доме. После чего крыша стала протекать сразу в нескольких местах. 
Чтобы устранить последствия стихийного бедствия, им вдвоём пришлось весь день перекладывать шифер.
        Когда работа была закончена, Егор и Василий Петрович съездили на старой дядиной «копейке» на ночную рыбалку. Наловили на блесну целое ведро окуней.
Но, когда стали возвращаться назад, случилась незадача -- полетело сцепление.   На берег глухого озера, да ещё ночью, эвакуатор не вызовешь. Пришлось менять сцепление на месте. Благо и запасной диск, и нужный инструмент были в багажнике.
        Егор не раз проделывал эту операцию. Но обычно работа велась на яме или на эстакаде. А тут пришлось всё делать под открытым небом, на холодной земле.
Ну вот и получите -- двустороннее воспаление лёгких.
      
        … Когда Егор переступил порог своей квартиры, непрерывно покашливая, первой диагностировала его болезнь Галатея.
        -- У тебя все лёгкие красные, -- сказала Долли. – Надо срочно идти к врачу.
        После посещения поликлиники Егору был прописан постельный режим.
Даша взяла на себя функцию лечащего врача и общее руководство. Долли же отвели роль сиделки, она выдавала ему лекарства строго в определённое время, следила за соблюдением постельного режима, мерила температуру.
        Сигареты ему были запрещены. Его попытка на балконе втихушку выкурить пару «бычков» была жестоко пресечена.  Табачный дым Долли «чувствовала» даже на улице.
        -- Если ещё хоть раз учую запах дыма, курилка ты несчастный, -- пригрозила она ему, -- я тебя нашлёпаю и поставлю в угол.
        -- Ну это уже слишком, -- протестовал Егор, но был вынужден подчиниться.
      
 
        Долли научилась мыть посуду ёршиком. А после Дашиной подсказки, что тарелки надо мыть с обеих сторон, стала мастером своего дела.
        Мылом она не пользовалась. Вернее, она его готовила сама. Долли на тёрке измельчала разные сорта мыла, добавляя в эту смесь лимонную кислоту, соду, нашатырный спирт и отбеливатель; заливала всё это водой и варила в кастрюльке. Получившуюся белую желеобразную массу разливала по баночкам. Эта адская смесь не только отмывала ржавчину или накипь, но и превращала старые обгоревшие сковородки в новый кухонный инвентарь.

        К тому же каждый день стала выносить мусор.
        -- Нечего грязь разводить, -- повторяла она.
        Старая швабра и тряпка были выброшены в кладовку. Долли пользовалась только паровой шваброй, используя различные насадки. Причём этой шваброй Галатея не только мыла полы и чистила ковры и диваны, но и, к удивлению Егора, убирала пыль с потолка и стен. После чего в квартире появлялась приятная свежесть и становилось легче дышать.
               
        Каждый вечер Долли устраивала ему «головомойку», заставляя держать голову над кастрюлей с кипятком.
        -- Никаких послаблений тебе не будет, -- командным голосом заявляла Галатея. -- Я, в отличие от большинства женщин, не могу получать пособие по утере кормильца. Так что нравится это тебе или нет, но я тебя поставлю на ноги.
        Она могла часами не отходить от его постели, ни на что, не отвлекаясь. Единственное, что она себе позволяла – это читать дамские романы. И то только тогда, когда он засыпал.          
      
        -- Егоруска, -- как-то сидя у его изголовья, спросила Долли, -- а какой бы женщине ты оказал предпочтение:
                Homo amore или Homo domus?
         -- Чего-то не понял. Я знаю только Homo sapiens.   Переведи-ка на русский.   
         -- Ну Homo amore – это женщины, созданные для любви. А Homo domus – это женщина домашняя, бытовая. Она готовит, стирает, присматривает за детьми. Ходит на распродажи.               
         -- Ты знаешь, -- ответил Егор, – и те, и другие необходимы. В любом доме должна быть хозяйка, чтобы в доме был порядок, как ты говоришь, Homo domus.
«Ну а сходить в ресторан или съездить в отпуск на море, конечно, лучше с любимой женщиной Homo amore».

        -- Получается, что в идеале мужчине нужно две жены.   Днём Homo domus, а ночью для любовных утех Homo amore.
        -- Может быть и так, -- пожал плечами Егор. – Но у нас двоежёнство запрещено.
        -- Теперь я понимаю, почему мужчины заводят любовниц.
        -- Не бери в голову, Долька.  В большинстве случаев это происходит просто от скуки.
        -- Егоруска, можно тебя попросить об одном одолжении.
        -- Ну валяй, я слушаю.
        -- Егоруска, я тебя очень прошу, переговори с Артуром. Попроси его меня перепрограммировать. Так, чтобы днём я была Homo domus, а ночью Homo amore.

        Долли было запрещено пользоваться электроплитой (без Егора). Электрический чайник с таймером и микроволновка – вот и всё, что ей разрешалось. Даше некогда было готовить, она приносила уже готовую еду в упаковке, которую оставалось только разогреть.
        Но, как только Долли освоила мультиварку, необходимость в этом отпала. Теперь в любое время суток горячая и вкусная пища была на столе.
      
        Как-то Долли не удержалась и похвасталась Даше, что Егору нравится,
как она готовит еду.
        -- Ты сильно-то не обольщайся, -- образумила её Даша. – Ибо… 80 процентов мужчин имитируют вкусный борщ.
       
        В последние дни в его рационе питания всегда присутствовали: горячее молоко с содой для горла, мёд, малиновое варенье и сироп корня солодки от кашля.
        А кашей и детским питанием Долли кормила его с ложечки, приговаривая как маленькому: «Вот это за маму, вот это за папу».
       И не удивительно, что через несколько дней у него полностью пропал кашель и он, закрыв больничный, вышел на работу.
               
                ЦПКиО
      

        Больше всего Галатея любила гулять в ЦПКиО, на Елагиным острове. 
Очень любила кататься на лодках, причём гребла всегда сама, хотя разрядка аккумуляторов из-за этого и происходила в два раза быстрее.
        Любила слушать пение птиц, смотреть на облака, глядеть на воду за бортом, пытаясь поймать в ней мальков.
И очень переживала от того, что это у неё не получалось.
        Как-то она приняла пень с вырезанным на нём человеческим лицом за куклу и решила с ним поиграть. А когда ничего не вышло, сильно расстроилась. И долго ещё не могла поверить, что это самый обыкновенный пень.
         
        Очень ей нравилось кормить с рук птичек и белочек. Причём, что интересно, они сразу признавали её своей и безбоязненно брали пищу из её рук. Егора же эти представители фауны всё же немного побаивались.
        Однажды, увидев целующуюся пару в лодке, Долли стала громко возмущаться.
        -- Они что сюда пришли кататься или целоваться?
Сидящие в лодке удивлённо подняли головы.
            
        -- И то, и другое, -- ответил ей Егор. -- И вообще, воспитанный человек постарается этого не замечать.
А уж тем более не кричать об этом на весь парк.
        Он крепко взял её за руку и быстро отвёл от влюблённых.
             -- Поцелуй меня, -- попросила она.
             -- Ты же только что возмущалась.
             -- Настроение переменилось.

        Вторым её любимым парком после ЦПКиО был Таврический сад. Или Таврик, как она его называла.
        На большом поле, огороженным сетчатым забором, молодёжь играла в футбол. Малышня мучила тренажёры, стоящие под открытым небом. Прямо на центральной аллее молодой парень в джинсовом костюме, перебирая струны гитары, исполнял цыганские песни. Фальшивил он страшно. Зачастую, видимо от незнания текста, проглатывал целые фразы. Но в его шляпе, лежащей на земле, было полно мелочи и даже виднелось несколько бумажных купюр. 
        Бойкие коробейники, расхаживая по дорожкам, предлагали свой нехитрый товар: от детских книжек до огромных плюшевых игрушек.

        В Таврике она обожала кормить уточек.
Обычно Долли ещё даже не успевала подойти к берегу, а утки, узнав её, устремлялись ей навстречу.
       -- Я иногда думаю, -- как-то призналась она ему. -- Может быть не так уж и плохо, что мою пипку арестовали на таможне.
       -- Это почему? – спросил Егор.
       -- У нас такие чистые и прекрасные отношения. Очень жалко будет их потерять.
       -- Не перегибай палку. Пока ещё никто из женщин не отказался от этой атрибутики.
 
        Однажды, заметив, как он посмотрел на проходившую мимо красотку, Долли ему на полном серьёзе предложила:      
«Если тебе так необходима женщина, давай заведём любовницу, чтобы ты не мучился».      
       -- А ты тогда что будешь делать?
       -- А я останусь у тебя для души.
       При этом она сделала такие невинные глазки, что сама Алла Михеева позавидовала бы её непосредственности и озорству.
               
                Шахматный блицкриг
    
      
       Егор любил играть в шахматы. У него был первый разряд. Если выдавалась свободная минутка, он забегал в Таврический сад.  Здесь у эстрады под навесом по вечерам собирались шахматисты.  Игроки самые разные от простых любителей до мастеров.
       Более сильные обычно давали небольшую фору более слабым, чтобы уравнять шансы. Но всё равно, как правило, побеждали.       
       Играли «на интерес» в блиц по пять минут на небольшую ставочку, чтобы слабаки не путались под ногами.
       Но вот в парке появился игрок, который сразу всех уложил на лопатки.
И даже местный чемпион садика, известный мастер Шапиро, вынужден был капитулировать. Из десяти партий он сумел сделать только одну ничью, остальные проиграл.         
       Причём, что интересно, новый игрок получал выигрышные позиции уже в дебюте. У него была стандартная фора. Сопернику на партию он давал пять минут,
а себе оставлял две. Звали этого игрока Чепукайс*.
       Представлялся он просто — сварщик с ЛОМО. Но это была лишь его профессия.
А вот в шахматной жизни это был многократный чемпион Ленинграда–Петербурга
 и Москвы по молниеносной игре, вставал в турнирной таблице подчас выше чемпионов мира М. Таля и Т. Петросяна. Будучи уже далеко не молодым человеком, он умудрился в 65 лет выиграть первенство Санкт-Петербурга по блицу.
       Естественно, его быстро раскусили, и старожилы старались с ним не играть. Чаще всего он сидел один за столиком со своими шахматными часами и ждал «партнёра».
    
       И вот в один из вечеров таким «партнёром» оказался Михеич, дядя Артура.
В тот день он продал свой старенький, ржавый «Москвич» и был при деньгах, ну и, естественно, слегка навеселе. В тот день ему, как говорится, было и море по колено.
       И чему удивляться, что вскоре вокруг них собралась толпа болельщиков и зевак. Ещё бы, все удивлялись, что нашёлся смельчак, бросивший вызов самому Чепукайсу.
       Задние ряды напирали на передних, создавая жуткую давку. Вот уж где было раздолье для местного карманника Гришки-цыгана, который обычно промышлял в общественном транспорте в часы пик.
       Неудивительно, что в тот день многие любители этой древней игры вынуждены были возвращаться домой не на общественном транспорте, а на своих двоих.
       Проиграв первые две партии, Михеич полез на рожон.
       Он, войдя в азарт, стал удваивать ставку и незаметно за какие-то пару часов проиграл все свои деньги, которые он получил за Москвич – десять тысяч рублей.
       Игры на такие крупные ставки в парке бывают не часто, поэтому народ долго не расходился и горячо обсуждал прошедшую баталию.      
«Пусть неудачник плачет, кляня свою судьбу!», -- насвистывал Гришка-цыган.

       Михеич же, так до конца и не осознав, что же такое произошло, отошёл от эстрады и сел на скамейку. Когда же до него всё же дошло, что он натворил, он заплакал.
       В это время его и застали проходившие мимо Егор и Галатея. Горе старика было так велико, что он боялся идти домой. «Жена меня просто убьёт», -- всхлипывал он как ребёнок.
       Узнав от Михеича, с кем тот играл, Егор просто не мог скрыть своего негодования.
       -- Это же Чепукайс, -- выговаривал он деду. – С ним даже мастера боятся играть.
       Он, как только мог пытался утешить Михеича, но все было напрасно. Тот был просто убит горем.
       Чепукайс, видя такое дело, решил отдать часть выигрыша старому человеку, но тот наотрез отказался.
       -- Проиграл, так проиграл, -- резанул он. — Я не нуждаюсь в снисхождении.
       

       Среди игровых программ, которые Хасимото загружал в Долли, была и сильная шахматная программа, игравшая в силу «гросса».
       В то время лучшие игроки мира ещё могли ей противостоять, но только в обычные шахматы. В блице же у человека просто не было времени рассчитать все многочисленные варианты.  А машина, которая выполняла миллион операций в секунду, имела здесь неоспоримое преимущество.
       Галатее удалось уговорить Егора дать ей возможность сыграть с Чепукайсом. Егор с большой неохотой отдал ей весь свой аванс: последние 200 рублей, которые у него были на тот момент. Она вызвала Чепукайса на поединок. Тот с радостью согласился.
       -- Я ещё в жизни не проигрывал женщине, -- с нескрываемым удовольствием добавил он.
       К их столику снова потянулись болельщики и ротозеи. Всем было интересно посмотреть на это сакральное жертвоприношение.
       Первую партию в равной позиции Галатея проиграла. Она по ошибке схватила вместо слона коня, и по правилам обязана была им ходить. Но это был проигрывающий ход.
       -- Взялся – ходи, -- настаивал Чепукайс.
       Кто-то из зрителей добавил: «Пощупал – женись».
      
       Галатея не знала об этом правиле. Ничего не поделаешь, пришлось подчиниться. 100 рублей перекочевали из её кармана в карман к Чепукайсу.
Егор с досады закусил губу.
       Больше она таких ляпов не делала. Во второй партии Долли  с первых ходов завладела инициативой.
       И поставила перед королём блица немало проблем. Дело всё в том, что в её памяти хранилось более двух миллионов сыгранных партий.
       Но самое главное – все партии самого Чепукайса. Получалось так, что Долли делала против него его же собственные ходы, использовав его же собственные дебютные наработки. То есть, ему приходилось играть против самого себя.
       А в шахматах это, пожалуй, самое неприятное испытание для любого игрока. Из-за чего даже сильный шахматист может просто «поплыть».
       До 25-го хода её соперник успешно справлялся с трудностями, защищаясь из последних сил, но затем стал делать неточности, а потом и ошибки. Вскоре он потерял фигуру и вынужден был сдаться. Публику охватило волнение. Все хотели видеть игру, задние напирали на передних. Все хотели протиснуться в первые ряды. Долли вернула свои 100 рублей. Егор выдохнул с облегчением.
      «Ну хоть при своих», -- подумал он.
 
      Чепукайс предложил удвоить ставку. Долли согласилась. Каждый положил под шахматные часы по 200 рублей.
      В третьей партии всё повторилось, как во второй. Она снова заставила его играть против себя.  И к двадцатому ходу нервы у него не выдержали -- он зевнул обычный спёртый мат. Егор вытер пот со лба. Болельщики зашумели, горячо обсуждая партию.
       -- Так, нельзя ли потише, -- прикрикнул на них Чепукайс. -- Не даёте сосредоточиться. И предложил ещё раз удвоить ставку. Долли согласилась.
      
      Для несведущих поясню. Проигрывающий игрок при повышении ставки может одной партией отыграть все свои проигрыши в предыдущих партиях. А то ещё и уйти в плюс.
      В четвёртой партии она заготовила ему несколько ловушек. Он их всех успешно обошёл, но затратил для этого слишком много времени и, попав в сильнейший цейтнот, проиграл.
         (как говорят шахматисты «срубил флажок»)
      Болельщики заахали. Назревала сенсация. Впервые на лице Егора появилась улыбка. Тут уже Чепукайс, как совсем недавно Михеич, полез на рожон. Он опять удвоил ставку.
                «А ты азартен, Парамоша!».

       Сыграв ещё несколько партий, Галатея полностью отыграла проигранные Михеичем десять тысяч рублей. Она тут же отдала выигранные деньги старику и наказала ему больше не играть.
       -- Откуда вы знаете все мои дебютные заготовки? – с удивлением спросил её  Чепукайс?
       -- Я большая поклонница вашего шахматного дарования, Генрих Михайлович, -- ответила Галатея. – Поэтому все ваши партии запоминаю наизусть.
       На ещё одну партию у Чепукайса уже не хватило денег. У него оставалось только триста рублей. Но Галатея не стала скаредничать и согласилась сыграть на эту сумму.
        В этой партии Чепукайс первым же ходом двинул вперёд свою ладейную пешку на королевском фланге. Он попытался запутать Долли и свернуть с проторенных дебютных путей. Галатея приняла вызов и надёжно захватила центр, с каждым ходом лишая вражеские фигуры жизненного пространства.  Чепукайс, чтобы как-то избавиться от позиционного зажима, решил обострить игру. Он пожертвовал пешку.
На доске возникла неясная ситуация, где у каждой из сторон не было чёткого плана действий.
        Современные компьютеры оценили бы её как примерное равенство.
Но Чапукайсу ничья была не нужна, ему надо было отыгрываться. И он сделал рискованный ход, направив своего ферзя в тыл противника. Прямо-таки в стиле Фишера.
        И уже сделав ход, Чепукайс заметил, какую ошибку он совершил.
Ферзь элементарно ловился в три хода.
        У Чепукайса от волнения чуть-чуть задрожали пальцы, выступила испарина на лбу. Но ни один мускул не дрогнул на его лице, оно оставалось невозмутимым, как у настоящего профессионального игрока.
        Обычный человек, да ещё в пылу борьбы, в цейтноте, вряд ли бы обратил внимание на эти малозаметные флюиды соперника. Но Долли не была обычным человеком. Она своим «детектором лжи» умела определять состояние человека по десятку параметров.
        И поймав эту эмоциональную вибрацию соперника, она ещё раз внимательно отсканировала позицию и легко нашла выигрыш.
        Это была Виктория!
    
        Чепукайс в отчаянии схватился за голову. Народ загудел и задвигался. Такой развязки не ожидал никто.
        -- Вот эта партия! – закричал Гришка-цыган, изображая из себя обезумевшего фаната. – Das ist fantastisch!
        -- Даже на метро не осталось! – пошарив по карманам, с досады выпалил Чепукайс.
       Долли сжалилась над мастером и решила вернуть ему последний выигрыш. 
Но Чепукайс гордо отказался.
        -- Я не нуждаюсь в снисхождении, -- высоко подняв голову, сказал он.
        В тот день ему пришлось возвращаться домой пешком. В Таврическом саду его больше не видели. Местное шахматное сообщество выдохнуло с облегчением.
Шапиро снова почувствовал себя человеком с большой буквы.

               
                Гоп-стоп

       
         Галатея очень любила ночной Петербург. Поэтому иногда он выводил её погулять по набережным города, полюбоваться ночным небом, подышать полной грудью, наслаждаясь свежей прохладой Невы.
         Возвращаясь как-то с одной из таких прогулок, с ними случилась неприятная история. Заходя в свою подворотню, они услышали звон разбитого стекла. Кто-то разбил единственную лампочку, которая освещала их дворик.       
        Неожиданно перед ними появилось трое молодых людей. Один из них в кепке попросил у Егора закурить.
        -- Не курю, -- ответил Егор и, подхватив под руку Галатею, попытался проскочить вперёд. Но это ему не удалось.
Он получил удар под дых и выпустил её из рук.
       Затем его ударили ещё несколько раз битой и, прижав к стене, вытащили из карманов мобильник и кошелёк. Пока двое его шмонали, третий держал Долли.
        -- С девкой что будем делать? – спросил третий.
        -- Оставим её на десерт, -- последовал ответ. – Она вроде бы ничего.
      
        Долли не могла ударить человека рукой. Но на её ноги этот запрет не распространялся. К тому же у неё был встроенный электрошокер. Ногти на её указательным и средним пальце правой руки были сделаны из металлизированного пластика и прекрасно проводили ток. Между ними, как между электродами шокера, мог возникать дуговой разряд.
        Напомню, что электрошокер — это оружие самообороны, оно вызывает сильную боль, местный паралич мышц, кратковременную потерю сознания.
        Однажды в Таврическом саду, когда она с Егором делала пробежку, на них напала огромная бродячая собака.
Долли пришлось включить свой шокер. Один только вид разряда так напугал животное, что собака, поджав хвост, бросилась наутёк.
        Инструкция по применению шокеров рекомендуют вплотную подойти к преступнику и на 2-3 секунды коснуться контактами его тела, причем сразу двумя электродами и крайне желательно в место, незащищенное толстой одеждой.
        Важно сказать, что за применение электрошокового устройства свыше 3 секунд на одном человеке предусмотрена уголовная ответственность и, даже,если это была самооборона, жертве придется в суде доказывать свою невиновность.
А прикладывать его к голове и вовсе запрещено, потому как такое воздействие может привести к смерти.
       
        Этот третий, который держал Долли, был большой и грузный.  И поначалу ей никак не удавалось вырваться из его рук. Наконец, улучив момент, когда он слегка ослабил хватку, она смогла оттолкнуть его от себя. Этого было достаточно, чтобы нанести ему удар в пах. Он вскрикнул от боли и выпустил её из рук.  Тут уж, не мешкая, она ткнула своим шокером прямо ему в шею.
        Его лицо исказила гримаса боли, он захрипел и через три секунды, как и положено по инструкции, потерял сознание.
Он упал на асфальт, лишь ноги его продолжали судорожно дрожать.
       Со вторым было всё проще. Предварительно она скинула с себя куртку, чтобы та не сковывала её движений. Долли подошла к нему сзади и хлопнула его по плечу.
       Не успел второй обернуться, как тут же получил резкий удар ладонью в подбородок снизу в верх. Он зашатался и потерял равновесие. Она же, не дав ему прийти в себя, задрала ему футболку и ткнула его своим шокером прямо в пузо. Правда удерживать разряд пришлось несколько дольше трёх секунд. Видимо, в крови нападающего было большое количество алкоголя или наркотиков, что значительно повышает болевой порог. Но, как бы то ни было, через несколько мгновений он тоже лежал на асфальте, разделив судьбу третьего.
      
       Лишившись своих подельников, первый, тот, что был в капюшоне и с битой в руках, перестал пинать Егора и полностью переключился на Долли.
       Вот где пригодилась Долли её молниеносная реакция. От горизонтальных ударов она успевала нагнуться, от вертикальных – вовремя отскочить. К тому же он её плохо видел в темноте и бил наугад, она же его видела превосходно.
       Бита -- очень серьёзное оружие. Здесь главное защитить черепушку.
Только ни в коем случае нельзя прикрываться одной рукой -- нападающий запросто может сломать вам руку. Лучше всего использовать так называемый «тайский блок» — обжать голову внутренней стороной руки. При ударе будет больно, но кости останутся целы.      
       Невольно вспоминается ответ Стивена Сигала на вопрос:
       «Что бы вы сделали, если бы на вас напали двое с ножами?».
       -- У меня седьмой дан по айкидо, -- ответил Сигал. -- Вообще, очень мало людей с таким уровнем мастерства, но даже я предпочёл бы убежать.
       Но Долли не могла убежать. Она не могла бросить своего Егора.

        Главное в таком поединке -- держать дистанцию.  Но лучше всего сблизиться вплотную с противником. Если удар придется средней частью биты, то он будет уже далеко не таким сильным, как при ударе тяжелым концом.
        Хоть и говорят, что против лома, нет приёма, Долли заметила у биты и свои минусы. Так, при двуручном захвате обе руки заняты, что сразу ставит в уязвимое положение ее обладателя при быстром сближении.
        Также она заметила, что бита имеет большую инерционность.  Если сразу не попал (а так скорее всего и бывает в темноте), требуется много времени, чтобы изготовиться для следующего удара.
        Долли долго отступала под натиском громилы, но, в конце концов, подгадала момент, когда его бита в очередной раз просвистела мимо её лица. Она быстро сократила дистанцию и, пользуясь тем, что его руки в этот момент были опущены, ткнула ему своим шокером в самое горло…
        Убедившись, что соперник окончательно вырублен, она подошла к Егору и присела на корточки.
        -- Егорушка, как ты себя чувствуешь? – спросила она.

       Славу богу, никаких серьёзных травм ему не нанесли. Егор смог сам встать на ноги. Затем он забрал обратно свой кошелёк и мобильник. После чего позвонил участковому Николаю.
       Прибыв на место, тот сразу вызвал милицию и, увидев результаты заварушки, посоветовал им «не светиться» и поскорее вернуться домой.
       -- А то неровен час вас самих могут привлечь за превышение необходимой обороны, -- сказал он. – У нас это, к сожалению, бывает сплошь и рядом.
       Тогда ещё никто не знал, что Долли удалось нейтрализовать знаменитую банду «Штыря», которая наводила ужас на всех жителей Петербурга. А вскоре участковому Николаю Смирнову была вручена правительственная награда. Он был представлен к очередному воинскому званию.
    
       Уже вернувшись домой, Егор разглядел под своим глазом хороший фингал.
Галатея прикладывала к ушибленному месту лёд, завёрнутый в марлю; медный пятачок, но всё это уже мало помогало — синяк ярко красовался под глазом. Все попытки его убрать так ни к чему и не привели.
      -- Зато у тебя теперь мужественный вид, Егоруска,   -- утешала она его. -- Ты теперь у меня настоящий мачо.
 
                Напёрстки

       
         В один из вечеров, когда Долли приготовилась посмотреть свой любимый сериал, в квартиру позвонили.
Только Егор открыл входную дверь, как в прихожую ввалились три мужика в синих комбинезонах с надписью на груди «Ленэнерго».
Они показали удостоверения и вручили Егору акт об отключении электричества.
        -- На каком основании? – спросил Егор.
        -- В акте всё прописано, -- сказали ему. – Вы не платили за электричество в течение двух месяцев. После чего вам было отправлено заказное письмо с уведомлением. Вас поставили в известность, что в течении месяца вы должны закрыть свою задолженность по оплате.
Вы этого не сделали.
       -- У меня сейчас нет денег, -- виновато развёл руками Егор. 
       -- Извините, но это не наша проблема, -- ответили ему. -- В соответствии с законом мы обязаны вас отключить.
                ЭТО БЫЛ КОНЕЦ СВЕТА!   
               
       И на глазах у опешившего Егора они ловко перерезали провода и, в наступившей темноте при свете фонариков, повесили пломбы на счётчик.
       Егор вынужден был расписаться в нескольких актах, один из которых остался у него.

       Когда непрошенные гости покинула квартиру, Галатея спросила: «Почему так темно?».
       -- Нам отрезали электричество, -- уныло ответил Егор. -- У нас задолженность больше трёх месяцев. Он зажёг свечку и поставил её на стол в гостиной. Теперь хоть что-то стало видно.
      
        -- А почему ты не платишь?
        -- Денег нет, -- ответил Егор.
        -- Но ты же недавно получил зарплату, -- сказала Долли. -- «Куда ты дел деньги?». 
        Егор молчал, виновато опустив голову.
        -- Ты что пропил?
        -- Я не пью.
        -- У тебя завелась женщина? – она шмыгнула носом. – Прошу тебя, говори правду, как бы тяжела она не была.
Я понимаю, как нелегко мужчине длительное время обходиться без женщины...
        -- Да некого у меня нет, -- сердито буркнул Егор.
        -- Так, где же деньги?  Они что испарились что ли.
        Егор замялся, избегая смотреть ей в глаза.      
        -- Я их проиграл в напёрстки, -- наконец выдавил он из себя. – В Таврическом саду.
      
        -- Ну ты даёшь, -- завелась Долли. -- Ну прям, как маленький. И сколько, если не секрет?
        -- 600 рублей. Почти вся зарплата без учёта аванса.
        -- Ну всем же известно, что это лохотрон, -- распалилась Долли. -- Народ уже давно не играет. Ну как это тебя угораздило! Шарика под тем напёрстком, куда его якобы кладут нет. 
Он остаётся у играющего между пальцами. Ловкость рук и никакого мошенничества.
Сегодня каждый ребёнок об этом знает. А ты же не ребёнок. Ты взрослый человек.
В конце концов у тебя есть я.  Ты об этом подумал?
        Егор молчал. У него не было оправданий.
        -- Ну что ж, наказание должно быть неотвратимым, -- твёрдо заявила Галатея и сняла со стены шёлковую плёточку. – Скидавай портки!
        -- Да ты в своём уме, Долли. Как ты со старшими разговариваешь.
        -- А кто говорил, что у нас демократия. Ты же за Ельцина голосовал.
Когда я провинюсь, ты же меня наказываешь. Так почему же нельзя наказать тебя. Что за двойные стандарты.
Давай, давай или тебе помочь?
        Егор нехотя спустил брюки.
        -- Трусы снимать не обязательно. Пощадим твоё мужское самолюбие.
        Он лёг животом на диван и получил три удара плёткой.
        -- Ну как, сплаведливо? – спросила она.
        -- Сплаведливо, сплаведливо, -- передразнил её Егор.
    
        -- Ладно, вставай, -- сказала Долли, повесив плётку на стену.
        -- Что же теперь делать? – спросил Егор, надевая брюки. – Ни телевизор не посмотреть, ни компьютер не включить.
        -- Мне бы твои заботы. У меня остался последний аккумулятор. Меня не нужно кормить, на меня не надо тратиться. Я очень выгодная жена. Но без энергии
я не могу жить. Я уйду в отключку.
        -- Прости меня, я просто об этом не подумал.
        -- А может я тебе надоела, -- чуть не плача запричитала она. -- И ты решил меня обратно убрать в коробку? Скажи честно, у тебя кто-то есть?
        -- Прекрати говорить глупости, -- оборвал её Егор. -- Лучше подумай, как нам выкарабкаться из этого положения.
    
        -- А чего думать. Завтра я пойду и всё отыграю.
        -- Ты только что сама сказала, что это лохотрон.
        -- Для людей, но не для меня.
        -- А как же ты определишь, где шарик?
        -- Давай завтра об этом поговорим, а сейчас мне нужно экономить электроэнергию.
        -- А меня лупила -- так энергии не жалела.
        -- Ну это особый случай, это было необходимо в воспитательных целях.
      
        Долли сощурила глазки, словно чего-то вспоминая.
        -- Да, и не забудь завтра на работе занять у Артура рублей 100 для разгона, -- сказала она и, упав на диван, стала внимательно смотреть ему в глаза.
        Долли панически боялась красной кнопки, поэтому на ночь он её не отключал, а переводил в «спящий режим».
А если и приходилось отключать, то, чтобы её не нервировать, он говорил ей какой-нибудь комплимент.
        -- Сегодня ты была ослепительно хороша, -- произнёс он.
   Она радостно улыбнулась. После чего он нажал на красный кружочек.      


       На следующий день после работы Егор, забрав Галатею, пошёл в Таврический сад.  В тёмных очках и бейсболке его было трудно узнать. Погода, как и обещали синоптики, была просто на загляденье. Ярко светило солнышко, некоторые посетители ещё продолжали загорать на зелёной траве.
       Егор заранее договорился с участковым Николаем, чтобы тот их подстраховал. Николай был в милицейской форме.
Он сел на скамейку на порядочном расстоянии от напёрсточников и сделал вид, что читает газету. Ибо было хорошо известно, что мошенники, даже если они случайно проигрывали, не отдавали деньги. Для этого у них была группа прикрытия, состоящая из здоровенных амбалов.
       Участковый пришёл не один, вместе с ним была Ольга Степановна. Она должна была сыграть роль случайного зеваки.

       Играли в напёрстки в парке на небольшом раздвижном столике сразу за главным входом на зелёной лужайке. Три чёрных пластиковых стаканчика да небольшой металлический шарик -- вот и всё, что требовалось для игры.
      
       Когда Егор с Долли подходили к мошенникам, от столика напёрсточников прямо навстречу им выскочил мужчина, с раскрасневшимся от гнева лицом.
       -- Не играйте с ними, они жулики, – размахивая руками, кричал он. --
Я ни разу не смог выиграть.
       У самого столика к ним обратился разводящий:
«Не слушайте его, -- сказал он. -- Это какой-то псих. Проигрывать тоже надо уметь».
       Разводящего, того, кто крутит стаканчики, ещё на блатном жаргоне называют низовым. А те, кто стоит рядом с ним и имитирует крупные выигрыши, – подставные. Именно они и создают тот ажиотаж, который втягивает в игру обычных зевак.
      
        Низовой -- невысокий сутуловатый мужчина с бегающими глазками -- тут же предложил им испытать судьбу.
Он был приятно удивлён, что новенькие не стали отказываться и тут же согласились в надежде, что им улыбнётся удача.
Играть вызвалась Долли.  Она поставила непременное условие -- расплачиваться после каждой игры.
        -- У женщин лёгкая рука, -- улыбнулся низовой и тут же согласился с её требованием.
        Начальная ставка была в 50 рублей. В это время к столику подошла и Ольга Степановна.
       
        В первой игре, как это часто бывает, низовой поддался, чтобы завлечь клиента. Долли легко угадала под каким стаканчиком шарик и выиграла 50 рублей.
        -- Я же говорил у женщин лёгкая рука, -- ещё раз улыбнулся низовой.
Но уже со второй игры он «засучил рукава».

        «Кручу-верчу, узнать хочу», -- приговаривал он, энергично «перемешивая» стаканчики.
        -- Ну-с, мадам, под каким стаканчиком шарик? – спросил низовой.  Долли указала пальцем на средний стакан.
        Он приподнял этот стакан и под ним действительно был шарик.
        -- Вы просто везунчик, -- похвалил её низовой.
Сыграли ещё четыре игры и все выиграла Долли. Таким образом, она отыграла половину проигрыша Егора.
    
         Низовой, не понимая, что происходит, решил взять тайм-аут. Так сильно он никогда не проигрывал. Ведь вероятность угадать была всего 33%, в то время как не угадать была в два раза больше – 66%.
        -- Мы играли, мы играли, наши пальчики устали, -- бормотал он для отвода глаз, разминая руки. -- Мы немного отдохнём и опять играть начнём.
        К тому же у него кончились деньги, и он был вынужден занимать их у своих амбалов.

        Вдруг ни с того ни с сего низовой почему-то решил сменить экстерьер. Вместо металлического шарика на столике появился пластмассовый. А вместо чёрных стаканчиков он поставил жёлтые.
        К этому времени солнце окончательно скрылось за густой кроной деревьев. Загорающий на лужайке народ стал медленно собираться домой.  Вскоре игра продолжилась.
        -- Кручу-верчу, узнать хочу, -- скороговоркой повторял низовой.
        Поначалу Галатея растерялась и долго не могла определить, где шарик.
И лишь внимательно вглядевшись в лицо разводящего ей удалось выиграть эту игру.
        Много раз Долли сканировала игровое поле. И всякий раз, когда её взгляд останавливался на нужном стаканчике, низовой начинал нервничать, причём внешне это никак не проявлялось, будто на его лице была одета непроницаемая маска.
        Но она «чувствовала» изменение его пульса и ту внутреннюю вибрацию, которая исходила от него.

        И в дальнейшем, как не пыжился и не крутил стаканчики низовой, Долли неизменно угадывала, где шарик.
        Ещё через 6 игр всё, что спустил Егор, было отыграно. Лицо низового так раскалилось, что от него можно было прикуривать.  Пот катил с него градом.
Он отказывался верить в происходящее. Глаза его округлились и готовы были выскочить из орбит.
        -- Ну всё, я заканчиваю, -- сказала Галатея, -- мы отыграли своё.
Она взяла Егора за руку и попыталась уйти. Но путь ей преградили амбалы.
        -- Верните деньги! – в открытую пригрозили они, схватив наших героев за руки.
        Ольга Степановна тут же подняла крик.
        -- Что вы делаете! Они же честно выиграли!
        Отложив газету, подбежал участковый Николай. Связываться с милицией напёрсточникам было не с руки. За игру в парке, да ещё при свидетелях, полагался крупный штраф. И они благоразумно ретировались…

       
        -- Одного не могу понять, как вы всё время угадывали, -- удивлялась Ольга Степановна, когда они все вместе выходили из Таврика.
        -- Всё очень просто, -- ответила Галатея. – На солнце металлический шарик в отличие от пластиковых стаканчиков сильно нагревался и от него шло инфракрасное излучение. А я его хорошо вижу.
        -- А когда зашло солнце и шарик заменили?
        -- А это военная тайна, -- с серьёзным видом сказал Егор. -- Мы пока не можем об этом говорить.
               
               
                В больнице
             
       
        Каждый месяц Егор приходил в больницу к дочери. Он надевал бахилы, белый халат и вместе с доктором Виноградовым шёл в реанимационную палату, где стояла всего одна койка для особо тяжёлых больных.
        В этот раз Егор был вместе с Галатеей. Танюшка, хоть и медленно, но шла на поправку. Сердцебиение у неё стало устойчивым, дыхание ровным, температура нормальной. Но выводить её из комы доктор не спешил.   
        -- Ещё рано, -- говорил он. -- Надо немного подождать.
        -- А что у неё с головой? – спросил Егор. – Воспаление прошло?
        -- По всем косвенным признаком идёт на убыль.
        -- А почему косвенным? – удивился Егор. – У вас же есть томограф. Сделайте ещё один снимок -- и всё станет ясно.

        -- Понимаете, в чём дело, уважаемый Егор, -- сказал Виноградов. -- При проведении компьютерной томографии доза рентгеновского излучения в 150 раз выше, чем при однократном рентгенологическом исследовании грудной клетки.
Это опасно для нервных клеток мозга, тем более для детского организма.
Недавно на Западе появились мультиспиральные томографы, которые позволяют существенно уменьшить лучевую нагрузку на пациента. Но они очень дорогие.
А у нас томографы, к сожалению, не производятся.
        -- Потому-то западные фирмы и дерут за свои томографы по 100 тысяч евро, -- покачал головой Егор.

        Плюшевого медвежонка, которого принёс Егор, доктор взял, но в палату проносить не разрешил.
        -- Когда откроет глаза, я ей передам, -- пообещал он.
        -- А подойти к ней можно? – спросила Долли.
        -- Только осторожно, -- разрешил Виноградов.
        Он подвёл её к палате, где лежала девочка, открыл дверь и пустил её внутрь.
        Долли тихонько, на цыпочках подошла к кроватке и, затаив дыхание, стала разглядывать Танюшку. От сильного волнения у неё у самой задрожали пальцы и сбилось дыхание.
        Долли коснулась ладони девочки, потрогала ей лобик, с удовлетворением отметив, что организм ребёнка работает нормально без сбоев.  Выйдя из палаты, подошла к Егору. 
        -- У неё осталось небольшое воспаление в лобной части, -- сказала она. 
        -- Да, действительно, лобик у неё всегда был горячий, -- подтвердил доктор. – Мы замеряли бесконтактным термометром. «А как вы определили?».
        -- Долли у меня экстрасенс, -- ответил за неё Егор.
        -- У вас, кстати, сильное покраснение на левой пятке, -- указала она доктору.
        -- Да, -- подтвердил Виноградов. – Ошиблись с обувью. Мать подарила ботинки, но размер, к сожалению, не мой. Придётся их поменять.
            
       -- Может лекарства какие нужны? – спросил Егор.
       -- Спасибо, у нас всё есть, -- ответил доктор.
       -- Вы так много делаете для моей дочери, -- замялся Егор. – И даже после работы остаётесь. Я бы хотел вам сделать небольшой презент. Егор достал конверт и протянул его профессору.
        -- Большое спасибо, -- поблагодарил Виноградов. – Но я не возьму. Это мой принцип. С родителей больных детей денег не брать.
        -- Ну может быть хотя бы бутылочку коньяка?
        -- Вот это пожалуйста, -- улыбнулся доктор.               
               
               
                Русский музей
 
       
       Чтобы поднять её культурный уровень, приобщить, так сказать, к вечным ценностям, Егор водил Галатею по музеям и выставкам. Больше всего он любил Русский музей. И неудивительно, что чаще всего они ходили именно туда.
Он пересказывал ей сюжеты картин и знакомил её с историей их создания, используя, если так можно выразиться, «живые примеры».
       
       Как-то в зале, где была выставлена живопись 18 - го века, они остановились у портрета графини Урсулы Мнишек, кисти Левицкого. Егор стал ей рассказывать о творческом пути художника.
       -- А почему на его картинах все носы красные? – вдруг неожиданно спросила она.
       Егор растерялся, он не знал, как ответить на такой необычный вопрос.
       -- Может быть графиня излишне пользовалась румянами, -- предположил он. – А может перед позированием пропустила рюмочку другую для согрева.  Чёрт его знает. И вообще, что за странный у тебя взгляд на живопись. Где оценка композиции.  Ты только посмотри, как точно прописаны детали, складки одежды.
А какая игра света и тени.
       Ты вон простое облако сколько времени нарисовать не могла. Так хоть цени то, как это делают другие.
       В это время в зал вошла группа школьников. Впереди с указкой в руке шла экскурсовод. Молодая женщина в белом джемпере, с тёмно-русыми волосами.
       Экскурсовод подвела детей к портрету Урсулы Мнишек и начала рассказывать им об этой картине. Егору стало страшно интересно. Он прислушался к тому, что она говорит и невольно переключил на неё всё своё внимание.            

       «Портрет поражает своим художественным совершенством, -- рассказывала сотрудница музея, -- великолепием цвета, точностью и изяществом композиционного построения. Нежный румянец щёк, блеск зеленоватых глаз оттеняют фарфоровую белизну её кожи.
Поворот головы Урсулы Мнишек, так удачно вписывающий её силуэт в овальную форму портрета, позволяет оценить стройность её шеи и изящный овал лица.
Шитые золотом рукава и спадающий с плеч каскадом крупных ломающихся складок шарф придают особую изысканность очертаниям её тонкой и стройной фигуры.
       … И именно благодаря этому живописному очарованию портрета вдруг начинаешь понимать, что перед тобой изображение пустой и суетной женщины, что в блестящем взгляде её прозрачных глаз, в высокомерной улыбке лишь привычное оживление светской дамы, за которым нет ни искренности, ни подлинного чувства, ни живого темперамента»**.
        Егор от восхищения зааплодировал.
Он подошёл к экскурсоводу и поцеловал ей ручку.               
        -- Это просто потрясающе, -- сказал он. –
Я сегодня заново открыл для себя эту картину. Дама мило улыбнулась и радостно кивнула головой.
       Галатея же не разделяла его восторгов.
       -- Я могла бы не хуже рассказать, -- заявила она.
       -- Ну что ж попробуйте, -- предложила экскурсовод.  -- Мы с удовольствием вас послушаем.
С этими словами женщина передала Долли указку.

       -- Вы забыли указать год написания картины, - взяв указку, с торжествующим видом произнесла Галатея. –  Напоминаю, это 1782 год.  Затем Долли просто перешла в пике.
        «С холста на зрителя смотрит племянница польского короля Станислава, фрейлина, затем – статс-дама Екатерины II, настоящая светская львица, Урсула Мнишек.
       Современники отмечали её острый ум, образованность, начитанность, умение искусно вести беседу, прекрасные литературные и художественные способности.
       Портрет выполнен в овале, что не характерно для живописи Левицкого в данном жанре. Поражает удивительное мастерство живописца: картина выглядит как изумительная камея – до такой степени здесь виртуозно «спрятаны» мазки кисти.
       Сияющий атлас, накрахмаленное жесткое кружево, густо напудренный высокий парик, яркие румяна – каждая деталь восхищает натуральным исполнением, по качеству приближая картину к фотографии.
       В изображении человеческой плоти художник достигает немыслимого совершенства – используя специальные художественные приемы, он добивается идеально ровного, матового оттенка кожи аристократки, восхитительно-ровного перехода от светлых к затемненным участкам.
       Урсула Мнишек смотрит с портрета холодновато-вежливо, немного надменно. Светская дама чуть заметно улыбается, однако её мимика – скорее дань простой учтивости, нежели подлинной приветливости. Светлые глаза холодны, взгляд прямой, но совершенно ясный, без малейшего намека на таинственность или скрытые эмоции.      
         Вероятно, аристократическое воспитание и долгое нахождение при дворе приучило женщину умело скрывать подлинные чувства и настроения».

        Егор был просто шокирован. Он никак не ожидал услышать от своей Долли такого глубокого анализа картины.
        -- Попрошу поцеловать мне ручку, -- потребовала Галатея.

       Теперь уже всё это страшно не понравилось экскурсоводу. Она выхватила указку из рук Долли и, зло сверкнув глазами, быстро увела всю группу в другой зал.
        -- Где это ты так нахваталась? – целуя её ручку, спросил Егор.
        -- Просто накануне я заглянула в интернет, -- шутливо улыбнулась Галатея.
               
               
                Пигмалион и Галатея
      
    
        Как-то Егор повел её в народный театр в своём ДК.      
        -- Сегодня будет спектакль «Пигмалион и Галатея», -- сказал он. -- Это про нас.
        -- А там о чём? – спросила она.
        -- Ну как тебе сказать, -- начал Егор. -- Жил на острове Кипр талантливый скульптор Пигмалион.  Он мечтал встретить любимую женщину, но ему не везло. Почему-то попадались пустые, болтливые и глупые.
        -- Сплошные Homo Domus? – кивнула она.
        -- И он так сильно разочаровался в женщинах, что дал себе слово никогда не жениться. В конце концов ему достаточно его искусства, убеждал он себя.
        -- Бедненький, как мне его жаль, -- вставила Долли.      
        -- Тогда он начал работать над образом идеальной женщины, -- продолжил Егор, -- чтобы другие мужчины могли сравнить своих женщин с этим образом и убедиться, как сильно их обделила судьба.
        Ему удалось вырезать из драгоценной слоновой кости статую молодой женщины удивительной красоты. Она была так прекрасна, что он влюбился в собственное творение.
        Он не уставал объясняться ей в любви, одаривал цветами и драгоценностями, как это делают влюбленные. Он назвал её Галатеей, одел её в пурпур и не отходил от неё ни на шаг.
        На ночь он укладывал её в постель и закутывал со всех сторон, чтобы ей было тепло и уютно – то, что я делаю с тобой каждый вечер, как поступают со своими куклами маленькие дети.
        -- Да, ты прав, -- кивнула головой Долли. – Это про нас.
        -- Но, несмотря на всю его нежность и ласку, статуя оставалась холодной и неподвижной.

        Перед спектаклем в ДК они посмотрели в фойе выставку работ, посвящённую теме любви Пигмалиона и Галатеи.            
        После чего Долли, тяжело вздохнув, изрекла глубокую философскую мысль: «Бедные мужчины, -- сказала она. -- Как же вы сильно можете любить, как ужасно страдаете без любимой женщины».         
               
       В зрительном зале она, не отрываясь смотрела на сцену, жадно впитывая в себя каждый жест, каждое слово актёров.
И когда в финальной сцене Афродита поцеловала Галатею и тем самым оживила её, из глаз Долли брызнули слёзы.   
       Она задрожала, ткнулась лицом в грудь Егора и разрыдалась.
Он прижал её к себе, стал гладить ей волосы и, поцеловав в заплаканные глаза, успокаивал как ребёнка.               
       «Каждая женщина – безжизненная статуя, -- сказала Афродита. -- пока она не наполнилась божественной благодатью, пока к ней не прикоснулась рука любящего мужчины».

АФРОДИТА. Ты научись его любить.               
ГАЛАТЕЯ (тоненьким голоском). Я научусь любить.            
АФРОДИТА. И постарайся это чувство в сердце сохранить.               
ГАЛАТЕЯ. Пусть пробегают день за днём прошедшие года.  Судьба теперь у нас одна -- и это навсегда.
АФРОДИТА. Ты научись его любить.               
ГАЛАТЕЯ.  Я научусь любить.
АФРОДИТА.  И постарайся это чувство в сердце сохранить.
ГАЛАТЕЯ. Его душа во мне живёт, и будет так всегда.   
Нас не разлучит с ним уже никто -- и никогда.


АФРОДИТА. Ты научись его любить.
ГАЛАТЕЯ.  Я научусь любить.
АФРОДИТА.  И постарайся это чувство в сердце сохранить.
ГАЛАТЕЯ.  Его душа сейчас во мне и будет так всегда
Чтоб не шептали за спиной года, года, года…

         Когда спектакль закончился, артисты, взявшись за руки, вышли на сцену
и стали раскланиваться. Театральный критик, присутствующий на почётном месте
в партере, поздравил режиссёра постановки -- высокого длинноволосого мужчину
в пенсне -- с большой творческой удачей.
        А в это время случилось невероятное.  Долли, пробежав по проходу, выскочила на сцену. Она схватила за руку Пигмалиона и подвела его к Галатее, а затем ещё и запела. Режиссёр вытаращил глаза и схватился за сердце.

                «Бывайте здоровы. Жывице багата,
                А мы отъезжаем до дому, до хаты.
                В зялёнай дубраве мы начивать будем
                И ваши мы ласки вовек не забудем»

         Дело в том, что в её памяти были в основном песни, которые пела жена Егора. А эту песню Лия исполняла только на белорусском языке. Но зал эту песню сразу распознал и далее уже все запели на русском.

                "Будьте здоровы, живите богато
                А мы уезжаем до дому, до хаты.
                Мы славно гуляли на празднике вашем
                Нигде не встречали мы праздника краше…

                Ещё пожелать вам немного осталось
                Чтоб в год по ребёнку у вас нарождалось,
                А если, по счастью, и двое прибудет
                Никто с вас не спросит, никто не осудит"


        Непонятно откуда послышался крик: «Горько!».
Весь зал тут же подхватил: «Горько!!  Горько!!  Горько!». Галатее-актрисе ничего не оставалось, как прижаться к Пигмалиону и слиться с ним в поцелуе.
Что просто вызвало бурю восторга. Раздались продолжительные аплодисменты, перерастающие в овацию.
       -- Какой блестящий режиссёрский ход! – воскликнул театральный критик. – Единое пространство зала и сцены. Зритель -- активный участник постановки!
       -- Только тогда, когда отдаёшь себя полностью творчеству, -- сняв пенсне, смущённо опустил голову режиссёр, – только тогда приходит настоящее озарение.
               
                Баня               
               

        Однажды в понедельник Даша взяла Долли с собой в баню.
К сожалению, в Питере, особенно летом, частенько отключают горячую воду.
Жителям города приходится самим выпутываться из этого затруднительного положения. Кто-то пользуется кипятильником,
кто-то электрическим чайником, ну а принятие ванны становится просто несбыточной мечтой.
 
         Бани в 90-ые годы, перейдя в частные руки, вмиг подняли цены на заоблачную высоту. Разовое посещение этого заведения влетало рядовому посетителю в копеечку.   
               (Цифры не привожу—они менялись чуть ли не каждый день)   
         К сожалению, Даша не рассчитала и оказалось, что денег у неё набралось только на один билет.
Чтобы Долли не болталась в вестибюле, пока она моется, Даша попросила гардеробщицу-распорядителя,
а по совместительству билетёршу, пропустить Галатею в раздевалку вместе с ней.
        -- Пусть посидит на моём месте, -- сказала Даша. – Я вас заверяю, в моечную она не пойдёт.
       Билетёрша в белом халате согласилась пропустить их вместе в раздевалку,
но скамейку им выделила рядом со своим рабочим местом, чтобы Долли была на виду, так сказать, в её постоянном поле зрения.
        -- Халява у нас не прокатит, -- грозно проворчала гардеробщица.
       Сразу вслед за ними в бане появилась небольшая группа иностранных туристов. Одному только богу известно, что они здесь потеряли. Наверно захотели окунуться в настоящую русскую экзотику.
                               

        Когда Даша разделась и ушла в моечную, Долли, сев на её место, включила свой внутренний плеер и стала слушать музыку.
        Но то ли музыка ей не понравилась, то ли ей надоело сидеть, как истукан, разглядывая разомлевшие женские тела.
         (вот бы сюда художника в творческую командировку!)
В общем, как бы то ни было, она выключила плеер, встала и вышла из раздевалки на лестничную площадку.
        На ту же площадку выходила ещё одна дверь, ведущая в мужское отделение. Дверь была не плотно закрыта и Долли не составляло труда рассмотреть это помещение. Людей внутри не было видно. Во всяком случае там стояла мёртвая тишина.
        С собой у Долли был тюбик специального шампуня, который придавал её волосам гладкость и шелковистость, что особенно нравилось Егору. Но для получения нужного эффекта нужна была ещё и горячая вода.
      
        Набравшись смелости, Долли полностью открыла дверь и вошла внутрь мужского отделения. И, действительно, в помещении никого не оказалось.
        И тут в её голове мелькнула дерзкая мысль:
«А что если успеть помыться? В конце концов, это всего лишь пара минут». Недолго думая, она разделась, оставив свои вещи в раздевалке, и вошла в моечную.
       Заняв ближайшую душевую кабинку и включив воду, Галатея закрыла глаза и разомлела под ласкающими тёплыми струями.

       Как на грех, по понедельникам в бане был воинский день. Сюда приходили мыться курсанты с ближайших военных училищ. И надо же такому случиться, что, когда Галатея принимала душ, в раздевалку влетела целая рота вояк.
Бравые артиллеристы. Редкая цитадель могла устоять перед их огневой мощью.
       Курсанты быстренько разоблачились в раздевалке и, прихватив банные принадлежности, ринулись в моечную.
       
        Долли в это время только что намылила голову и не видела, что происходит вокруг неё. К тому же когда вода попадала ей в уши, она почти ничего не слышала.    Ко всему прочему, Галатея слушала по своему внутреннему плееру «Распутин» и слегка пританцовывала.         

       В самый первый момент на неё никто не обратил внимания.  Во-первых, она была в мыле. Во-вторых, стояла «спиной».
Ну, а в-третьих, мужики, зная, что шаечек на всех не хватит, на первых парах стремились как можно быстрей заполучить долгожданный банный инвентарь.
        И всё же два самых глазастых курсанта, стыдливо прикрываясь тазиками, не смогли пройти мимо такого перфоманса.
        «Ах, вернисаж.  Ах, вернисаж», -- тихонько шептали их губы.

      
        Вскоре к ним присоединилась группа из семи человек, просто балдеющая от этого зрелища. Причём, самый маленький, которому было плохо видно, так как ему достались самые далёкие места на галёрке, не растерялся и проявил сообразительность, я бы даже сказал, воинскую смекалку, воспарив над всеми, используя надежные плечи товарищей.
        А затем, когда в воздухе пронеслось слово «стриптиз», и другие хлопцы захотели посмотреть этот красивое эротическое шоу.
        И вскоре вся моечная превратилась в огромный зрительный зал. Вояки даже забыли зачем они сюда пришли.
      
        Получилось так, что сама того не подозревая, Долли подняла боевой дух нашей армии на недосягаемую высоту. Доблестные защитники отечества ощутили огромный заряд бодрости.
        Если можно так выразиться, у них появилось радостно-приподнятое настроение.

        Но совсем по-другому отнёсся к этому действу дежурный курсант с красной повязкой на рукаве.
        Он намеревался испортить праздник своему родному коллективу.
        -- Ребята, давайте мыться, -- уговаривал он сообщество. -- Через двадцать минут придёт вторая смена. Мне же нагоняй будет из-за вас.
           (Вот оно противостояние личных и общественных интересов)
        Но никто из служивых не захотел менять свои эстетические предпочтения.  Несколько раз дежурный пытался оттолкнуть курсантов от этой злополучной кабинки. Но даже если ему и удавалось кого-то оттеснить в сторону, пустующее место в «зрительном зале» тут же занимали другие.

        Осознав масштабы бедствия, дежурный побежал за прапорщиком в курилку, -- небольшую комнатку, которая прямо из предбанника вела на лестничную площадку.
        -- Неужели опять эта путана Люська, – проворчал прапорщик, выслушав донесение курсанта. -- Сколько раз я её после отбоя из казармы выставлял.
Всё ей неймётся. Она у меня доиграется. Вот посажу её в карцер на трое суток -- будет знать. И, бросив недокуренную папиросу в урну, он вместе с дежурным пошёл в моечную.
        -- Да вроде это не она, подойдя к злополучной кабинке и увидев Долли вполоборота, усомнился дежурный. –  Уж Люськину-то грудь  я… (замялся он) один раз... мельком… вскользь… довелось... как-то… видал...

        Ответственные за помывку попытались навести в бане порядок, но нужного понимания со стороны коллектива не встретили.
        Тогда прапорщик, понимая, что теряет контроль над ситуацией, обратил свой взор на источник всей этой катавасии.
        -- Девушка, это мужское отделение без пара,-- командным голосом отчеканил он. – Вы ошиблись дверью. Попрошу вас покинуть помещение!
        Но Долли, к сожалению, ничего этого не слышала. Стоя спиной к прапорщику, «моющая единица», находясь на вершине блаженства, просто ловила кайф.

        Видя, что на его слова нет никакой реакции, прапорщик тронул её за плечо. Долли вздрогнула от этого прикосновения. Эйфория у неё вмиг улетучилась.
Она выключила музыку и повернулась лицом к нашей армии.  Увидев множество пытливых мужских глаз, устремлённых на неё, Долли испытала настоящий шок – и тут же прикрыла руками свои самые интимные места.
        Но шок испытала не только она, но и весь личный состав роты.
        -- Вылитая Лоллобриджида! – послышалось восторженное мужское признание.
        -- Я бы сразу женился, не думая! -- вырвалось из чьей-то груди.

        Прапорщику от волнения стало трудно дышать, он ослабил галстук на шее.
        -- Я ещё раз вам повторяю, -- твёрдым голосом сказал он. – Покиньте, пожалуйста, помещение.
       Только сейчас до Долли дошло, чего от неё хотят. Но она отказывалась выходить из кабинки.
        -- Я стесняюсь, -- смущённо сказала она. – Здесь так много мужчин.
        Пришлось прапорщику брать командование на себя.
        -- Рота, равняйсь! Смирно! – скомандовал он. Курсанты мигом приняли строевую стойку. Затем он приказал всем подойти к стене и встать к ней лицом. Курсанты хоть и с неохотой, но выполнили приказ.
        Сам же прапорщик продолжал глядеть на Долли.
        -- Вас это тоже касается, -- обратилась она к нему.
        При этих словах рота просто грохнулась от смеха. Было даже слышно, как задребезжали стёкла на окнах. Лицо прапорщика вмиг покраснело и стало похоже на перезрелый буряк.  Но, ничего не поделаешь, пришлось ему повернуть голову в другую сторону.
        Уже выходя из моечной, Долли бросила: «Жалко, что вытереться нечем».
И не успела Галатея дойти до скамейки, где лежало ей бельё, как вокруг неё выстроилась вся рота, предлагая ей свои полотенца.
        А кое-кто из молодых людей, прикрывая свои гениталии, даже галантно привстал на одно колено.
               
               
                Кража телефона
               
       
         А в это время в женском отделении произошло ЧП.  У одной иностранной туристки пропал телефон.
И хотя рядом с гардеробом висело объявление
«Все ценные вещи и деньги сдавать в гардероб», иностранка явно пренебрегла этим предостережением.               
       А русский гид-переводчик, которая привела сюда группу туристов, вовремя ей не подсказала. Иностранка была в парилке всего пять минут. А, когда вернулась в раздевалку и захотела позвонить, телефона в сумочке, где он лежал, не оказалось.
       Гардеробщица вызвала женщину администратора. Та вызвала милицию и закрыла выход из женского отделения.
Через несколько минут в помещении появился молоденький следователь-лейтенант в милицейской форме и стриженный под полубокс худощавый кинолог с огромной овчаркой.

       За всё то время, что иностранцы были в бане, из отделения никто не выходил, кроме Долли. Но у неё было железное алиби: она сидела под носом у гардеробщицы и не ходила по раздевалке. Если не считать её романтического пребывания в мужском отделении.
       Овчарка, понюхав кожаный футляр от телефона, прошла пару метров и потеряла след. Ну ещё бы -- пол был полностью заляпан мокрыми следами от банных шлёпанцев и босых ног, а воздух пропитан влагой.
       -- Вы не могли бы побыстрее найти пропажу, -- попросила гид-переводчик следователя. -- У нас через десять минут экскурсия в Эрмитаж. Автобус уже ждёт внизу.
       -- К сожалению, банные кражи очень трудно раскрываются, -- ответил ей следак. – Даже если поймают вора, он, как правило, уже скинул вещи своему подельнику – и концы в воду.
       -- Надо надавить, -- посоветовала гид.
       -- Не имеем права, -- ответил следак. -- Продержим его часа три в КПЗ и вынуждены отпустить. Улик-то никаких.
       На всякий случай Долли и Дашу обыскали ну и, естественно, ничего не нашли. Некоторые посетительницы просились на выход. У каждой были свои дела.
       Но администратор демонстративно закрыла входную дверь на ключ.
       Кинолог предложил позвонить с другого телефона. Но и это не помогло. Как известно, воры первым делом блокируют устройство.
        -- Ну что, придётся обыскивать всех подряд, -- сказал кинолог.
        -- А сколько у вас сегодня посетителей? – спросил билетёршу следак.
        -- Да больше сотни будет, -- ответила та.
        -- Дай бог за час управиться, -- потрепал по загривку собаку лейтенант.
        -- Это невозможно! – закричала гид. -- У нас экскурсия в Эрмитаж обязательная. Это записано в контракте.
Вы представляете какой будет скандал. Да меня просто вышибут с работы.
        -- Что же делать? -- спросил кинолог.
        -- Полный пипец, -- сказал следователь и выронил на пол авторучку. Пока он искал, куда закатилась писалка, Долли быстро её нашла и передала лейтенанту.

        -- Вам, наверное, трудно нагибаться, -- сказала она. -- У вас ведь два ребра сломано с правой стороны.
        -- Наркоман один отоварил, при задержании,-- кивнул головой следак. 
«А вы откуда знаете?».
        -- Я экстрасенс, -- представилась Долли. – Если хотите, могу вам помочь.
        -- А у нас нет другого выхода, -- развёл руками следак. -- Надежда только на вас.
        -- Тогда выстройте всех в один ряд, -- попросила его Долли, а затем, проходя вдоль него, задайте каждой женщине вопрос: «Не вы ли брали телефон?».
        Вот и всё. А дальше уже моя работа.
        Лейтенант сделал всё так, как просила Долли. Все женщины выстроились в одну шеренгу. Большинство из них обернулись в простыни и полотенца, но некоторые уже оделись на выход.  На вопрос: «Не вы ли брали телефон?»  все отвечали отрицательно, но по-разному.
        -- Нет, не я.
        -- Я лучше с голода умру, но не пойду воровать.
        -- Я хожу в баню не за этим.
        -- Я только что купила себе новую модель.
       
        И вот где-то в середине шеренги они поравнялись с высокой чернявой женщиной, которая была полностью одета и уже готова была покинуть баню.
        -- Я в жизни не брала чужое! -- с возмущением выкрикнула посетительница. При этих словах биение сердца её чуть-чуть участилось. Дыхание стало более глубоким. Подбородок предательски подрагивал, стали потеть ладони. Женщина явно нервничала и пыталась спрятать руки за спину.
        -- Это она, -- указала на неё Долли.
        Посетительница стала возмущаться ещё больше.
        -- Это поклёп и клевета.  Я буду жаловаться на этот произвол вашему начальству! -- закричала смуглянка.
        -- Где ваше место? – спросил следак.
        -- Вот, пожалуйста, -- заголосила разъярённая женщина и показала на свою скамейку. Там, где она сидела, было совершенно пусто. – Шмонайте, ищите! Мне скрывать нечего.
        Билетёрша тщательно обыскала подозреваемую, заглянула в её сумочку,
но так ничего и не нашла.
    
        -- Я требую извинений, -- продолжала возмущаться «подозреваемая». – Я требую привлечь эту дамочку (указала она на Долли) к ответственности за клевету и за оскорбление моего честного имени.
        Удивительно, но собака, которая до этого сидела спокойно, вдруг стала лаять на эту женщину. Долли обошла скамейку со всех сторон, а потом нагнулась и заглянула под неё снизу.
        И, хотя там было очень темно, Долли разглядела под сидением какую-то вещь. Смуглянка неожиданно замолчала и сильно сжала зубы.          

        Когда скамейку наклонили, Долли отодрала от сидушки предмет, приклеенный скотчем. Это, как оказалось, и был разыскиваемый телефон.

        «Подозреваемая», зажмурив глаза, опустила голову.
        -- Я этот телефон впервые вижу, -- пыталась оправдываться посетительница. -- Это мне кто-то подбросил. Потом немного подумав, добавила: «Если я его брала, там должны остаться мои отпечатки пальцев».
        -- Отпечатков пальцев я действительно не вижу, -- сказала Долли. -- Зато отчётливо чую запах спирта. Видимо, им и протирали телефон. Долли подошла к ближайшей урне и принюхалась.
        -- Вот, кстати, и тряпочка лежит, -- ткнула она пальцем в урну. -- Не забудьте приобщить к делу.
        Следак достал тряпочку и положил её в целлофановый пакет.

        Галатея ещё раз внимательно посмотрела на телефон.
        -- А тряпочку-то она рано выкинула, -- заметила Долли. -- На кнопочке отключения ясно виден отпечаток.
        Следователь аккуратно, взяв телефон двумя пальцами, тоже положил его в полиэтиленовый пакет.
В другой пакет он положил кожаный футляр от телефона.
        -- Что и требовалось доказать, -- сказал он.
        -- До революции, -- напомнила гид, -- пойманного вора в бане раздевали и привязывали к позорному столбу у самого выхода.  И каждый, кто пострадал от краж, вымещал на нём свою злость. И лишь потом изрядно побитого похитителя отправляли в полицейский участок.
         -- Очень хороший обычай, -- согласилась администратор. – Неплохо бы было его перенять.

         Следователь дал Долли свою визитку.
         – Вас бы к нам в розыск, -- заявил он, -- цены бы вам не было.
         -- Нет, вы лучше к нам приходите, -- предложила какая-то женщина в тёмных очках и тоже вручила Долли свою визитку с эмблемой частного сыскного агентства. -- Примем любые ваши условия, плюс персональный оклад.
               
      
                «Божественная комедия»
 
       
         Любила Галатея и оперу, и балет. Но больше всего любила кукольный театр. Причём, болела и переживала за кукол, как за живых людей.
         -- Почему кукол всегда показывают в карикатурном виде! -- возмущалась она. – Из-за этого им приходится играть только поверхностные роли.
        -- Такова специфика кукольного театра, -- отвечал ей Егор.
        -- Нет. Это обыкновенный человеческий шовинизм. Просто лучшие роли вы оставляете для себя. Для ваших пустоголовых актрис.
         Особенно ей нравилась «Божественная комедия» Сергея Образцова.  Долли ходила на неё по несколько раз. 
Но на последнем просмотре, что называется, учудила.

        Там по ходу пьесы бог, рассердившись на своенравную Еву №1, решил снова обратить её в глину. Он сначала оторвал ей голову, а потом стал отрывать ей руки и ноги и выбрасывать их на сцену.
        Долли не могла спокойно смотреть на эту жестокость. Она выскочила на подмостки и стала собирать «останки» куклы,
а затем вместе с ними выбежала через зал в холл театра. Егор побежал за ней, но Долли бежала так быстро, что он смог нагнать её только на улице.
        -- Ты что делаешь, это же хищение государственного имущества! -- накричал на неё Егор.
       -- А что делают эти живодёры. Они четвертовали бедную куклу. Садисты. Или они думают, что ей не больно. 
Вот бы с ними так поступить.
        -- Ты пойми, это реквизит. Он необходим для дальнейших спектаклей. Его надо вернуть.       
        -- Я не отдам им Еву, -- твёрдо сказала Долли, прикрепив ноги и руки к туловищу, а затем поставив на своё место голову. Кукла вновь предстала в своём первозданном виде. Долли поцеловала Еву.

        -- Какая милашка, -- сказала она.
        -- Пойми же. Эта кукла получилась вздорной. Вот бог и решил её разломать.
        -- Ну и что. К твоему сведению все женщины вздорные. Такими нас делает жизнь. Что ж, по-твоему, нас всех надо разломать?               
         -- Бог имеет право.
         -- Никто не имеет права. «Бог, не суди! -- Ты не был Женщиной на земле!». Это его косяк, это он создал вздорную куклу. Вот пусть и исправляет свою ошибку. А её вины здесь нет.
        -- Ладно, давай быстрее отсюда сматываться,-- cказал Егор, -- пока в ментовку не замели.
        Так в квартире Егора появилась ещё одна кукла.
Ева стала любимой игрушкой Долли. Я думаю, что, если бы Сергей Образцов узнал мотивы, которыми руководствовалась Долли, он бы её простил.
               
                Кукла для Евы

       
         В один из дней Галатея заметила грусть на лице Евы. Все её попытки развеселить свою маленькую подружку закончились неудачей.
         -- Давай купим ей игрушку, -- предложила Долли. -- Чтоб ей не было так одиноко.
         Вскоре Егор принёс домой маленького плюшевого котёнка с красным бантиком на голове. Но эта игрушка продержалось у Евы ровно один день. Утром её и след простыл.
         Галатея перерыла всю квартиру и обнаружила пропажу в домике Мурки. Забрать котёнка ей не удалось.  Мурка яростно защищала своё чадо и даже оцарапала ей руку.
         После чего Еве купили тигрёнка, но его постигла та же судьба. Теперь и на другой руке Долли появилась царапина.

        -- Может лучше найти ей жениха, -- предложила Долли. -- Вот уж она обрадуется.
       -- А как насчёт женской куклы? – спросил Егор.
       -- Ева уже взрослая девочка, ей нужен мужчина. Я иногда чувствую себя
с ней неловко оттого, что я счастлива, а она нет. Женщина не должна быть одна, поверь мне, у неё должен быть друг. Тот, на кого можно опереться, кому можно довериться.               
        -- Но вроде бы Ева красивая гордая дама и ни в чём таком особо не нуждается, -- возразил он.               
            
        -- Чтобы ты знал: красивые и гордые – это самые обездоленные женщины,
у них нет подруг. Кому будет приятно, если всё внимание достаётся другой.
       -- Ну допустим, -- согласился Егор. «Но где ты возьмёшь мужскую куклу? -- усомнился он. -- Почти все куклы – женские».
       -- Ну почему, бывают и мужские, но очень редко. Нужно просто хорошо поискать.
       -- Ну ладно, -- махнул он рукой. -- Ищи. Если найдёшь, купим.

       Долли залезла в интернет и стала мучить поисковик.  Первым ей попался "Милый друг" с чёрным галстуком из секс-шопа.  Но его она сразу забраковала. При всём его обаянии он выглядел слишком вызывающе, к тому же в порядочном обществе
с ним стыдно появиться.

        Потом ей попался симпатичный молодой человек с правильными чертами лица в зелёной футболочке.  «Вроде ничего, -- подумала Долли, -- но какой-то он стерильный. В нём не чувствуется огня».
И она продолжала искать дальше.

        Затем она откопала ещё двух красавчиков, но они были слишком прилизанными, может быть поэтому они её не зацепили.

        Неожиданно появился настоящий "Жених", во всяком случае так называлась эта кукла.
        Всё-то у него было на месте. Но галстук-бабочка ей не понравился. «Настоящий мужчина розовый галстук никогда не оденет», -- решила Галатея.

               
        И вот как гром среди ясного неба! Наконец, появился ОН. Белокурый бестия с васильковыми глазами.
        И тут у Долли сразу защемило сердечко, закружилась головушка.

        «Пылают грудь её и плечи,
         Нет сил дышать. Туман в очах»

        «Господи, если бы я только была свободной», -- тяжело вздохнула она.
«Господи, спаси и сохрани, -- перекрестилась Галатея. – Не введи меня в искушение, но избавь меня от лукавого».
        Бедные женщины, как же нелегко этим бедняжкам устоять на ногах, когда на них надвигается девятый вал.
        После появления этой куклы, Долли ещё долго не могла успокоиться.
И всякий раз, проходя мимо этого безумного искушения, её просто бросало  в жар.

             
                Окно

       
        Утром, когда Егора не было дома, Галатея любила стоять у портьеры и смотреть в окно.
Вот слышится перезвон колоколов Преображенского собора к заутрене.
Он перебивает шум проезжающих мимо дома машин.  Куда-то спешат пешеходы.
Стайка неугомонных воробьёв поднимает гвалт, срываясь с кроны ближайшего дерева.
        Парочка воркующих голубей бесстрашно прогуливается по тротуару, заставляя прохожих обходить их стороной.
        На другой стороне улицы две школьницы в белых фартуках играют в классики. Иногда до неё доносятся звуки их пронзительных голосов.
        Здесь у окна как-то обострённо чувствуется бег времени.
У неё даже появились свои воспоминания. Сначала это были крохотные картинки, сценки, отдельные фразы.               
        Потом стали всплывать образы, события, целые истории, произошедшие с ней.  Дома, улицы, фонари, лица знакомых в этом таинственном городе, который полностью завладел её жизнью. 
И ей вдруг стало казаться, что теперь не она, а он стал настоящим хозяином её судьбы.
         Иногда, когда Долли видела старушку с пятого этажа, которой было трудно ходить, она спускалась вниз, брала у неё сумку с продуктами и помогала ей подняться наверх. К сожалению, в их пятиэтажке не было лифта.               
               
               
                Истерика         
      
         
         Вот и наступил такой долгожданный и торжественный день. Как ни мурыжили бедную Vagin, ей удалось преодолеть все бюрократические препоны и попасть на территорию России.
         Услышав эту новость, Галатея радостно захлопала в ладоши. Но Егор быстро убавил её оптимизм.
        -- Пока не сдашь школьные экзамены, ну хотя бы в объёме 8-го класса, вагину не получишь, -- строго сказал он.
        -- Это дискриминация, -- чуть не заплакала Галатея.
        -- Называй как хочешь, я своё слово сказал.

       -- Из-за тебя я теряю лучшие годы жизни, -- жалобно заныла она. -- Я буду жаловаться в ООН, в комиссию по правам человека.
        -- Да жалуйся куда хочешь.
        -- Женщина тоже человек, -- хныкала Долли. – У женщины тоже есть права. Вы можете отнять у неё всё -- разумное, доброе, вечное. Но только не это. Это у неё нельзя забирать.  Как же тогда быть с нашим предназначением? Что нам тогда делать на этой земле? Наша жизнь тогда потеряет всякий смысл и превратится в жалкое прозябание.       
        -- Ничто не ново под луной, -- махнул рукой Егор. -- Ты уж лучше, как Митрофанушка ляпни:
        «Не хочу учиться, а хочу жениться».  Тоже мне Недоросль в юбке.

        -– Ты рассуждаешь, как занудный папашка, а не как мужчина. Может тогда дотянем до пенсионного возраста.
        -- Это интересное предложение, я подумаю, -- ответил Егор. – С виду ты девушка взрослая, а вот развитие у тебя как у 13-летней девочки.
        -- В Древней Иудеи, чтобы ты знал, -- возразила ему Долли. -- 13-летние девочки проходили обряд посвящения в женщину. И имели право выходить замуж и "вступать в наследство". Татьяне Лариной было 13 лет. И её няню тоже выдали замуж в 13 лет.
      
                13 лет – это возраст рождения женщины!
      
        -- Ничего, ты ещё успеешь наверстать упущенное, -- успокаивал её Егор. -- И запомни: воздержание ещё никому не приносило вреда.
        -- Но только не в юности! Я согласна перенести воздержание на более поздний срок. Ну, скажем, когда я буду в доме престарелых.
        Егор предпочёл промолчать.
        -- Ладно, тебе ещё аукнуться мои слёзы, -- дрожащим голосом пригрозила она. -- Ты ещё будешь стоять у меня на коленях, умолять… Но я останусь непреклонной!
        -- Ну всё, высказалась?
        -- Нет, не всё. Знаешь, как это называется?  Это называется самоуправство. Ты злоупотребляешь своим семейным положением.  Ты просто бесчувственный сухарь и зануда, деспот и тиран! -- выкрикнула Долли и, зло хлопнув дверью, выбежала в другую комнату.
         -- Ничего, потом спасибо мне скажешь, -- крикнул ей вдогонку Егор.

               
                К вершинам знаний

      
        Делать нечего. Пришлось Долли приналечь на учёбу. Три месяца она не отрывалась от письменного стола.
        Штудировала учебники, решала задачки, читала литературные произведения и пыталась их пересказывать своими словами. Так как у неё не было лабораторных работ, большую помощь ей оказывали учебные фильмы и образовательные программы.
       В самых сложных случаях ей на помощь приходил Егор. Он отвечал на все её вопросы и проверял её домашние задания.

       
        Строго в назначенный день Долли сдавала экзамены. Для пущей объективности Егор пригласил к себе Дашу и Артура. Последний заодно привёз и упакованную в коробочке Vagin, которая до этого хранилась у него в институте.
        Результаты экзаменов были просто поразительны. Все предметы Долли сдала на отлично. Даже в сочинении не сделала ни одной ошибки. К тому же она научилась почти всегда правильно выговаривать согласные «Р» и «Ш».  Последний вопрос на правах старшего задал Артур.
        -- Какой элемент в таблице Менделеева под номером 115 обозначается символом Fm?
        -- Франций, -- ответила Долли.
        -- Нет, не франций, -- возразил Артур.
        Долли молчала, не зная, что сказать.
        -- Хорошо, -- произнёс Артур. -- Даю тебе небольшую подсказку. Широко распространён на земле. Тает при определенном воздействии. Самопроизвольно закипает и без внешних причин охлаждается.
       Долли отрицательно замотала головой.
       -- Химические свойства.  Очень хорошо взаимодействует с золотом, серебром, а также с драгоценными камнями. Широко применяется в декоративных целях. Является очень эффективным чистящим и моющим средством. Помогает расслабиться и снять стресс.
       Долли только пожимала плечами.
       -- Хранение рекомендуется в тёплом солнечном месте. И последняя подсказка.  Имя первооткрывателя этого элемента -- Адам.
          Долли скорчила страдальческую гримасу. Но ничего вспомнить так и не смогла.
      -- Сдаёшься? -- спросил Артур.
      -- Сдаюсь, -- печально кивнула Долли.
      -- Этим элементом является - женщина.
      Все кроме Долли дружно расхохотались.
      
        Затем все вчетвером уселись на кухне, обмениваясь последними новостями. Когда Егор рассказал, что учудила Галатея в кукольном театре, гости снова весело засмеялись.
        Даша решила замять этот неловкий момент и сменить тему. Она стала расспрашивать Егора про молодую танцовщицу, которая занималась раньше в его кружке. Выяснилось, что его подопечная Синцова Кира стала лауреатом всероссийского конкурса бальных танцев. 
        Говоря о ней, Егор всё время подчёркивал её уникальный талант. Восхищался её манерой исполнения.       
        -- Да, как говорится, талант от бога, -- подтвердил Артур. – А сколько в ней было страсти. Пожалуй, никто кроме неё так чувственно, я бы даже сказал, так сексуально больше не танцевал.
       
                Законы женской сексуальности


        -- А мне кажется, что мужчины слишком уж романтизируют женщин, -- вступила в разговор Галатея. -- Приписывая им то, чего у них нет, совершенно не понимая их чувственной природы. 
        -- Что ты имеешь ввиду? – спросила Даша.
        -- Ваша Кира потому так танцует, что в её сердце живёт любовь. И эта энергия любви перетекает в энергию танца.

        Понимаете, с точки зрения физики, сексуальная энергия женщины не возникает из ничего, и не исчезает бесследно, а только переходит из одной формы в другую.
        Даже в преклонные годы, когда у многих женщин нет любимого мужчины, любовь продолжает жить в их сердцах, изливаясь на кошечек и собачек, тратится на внуков или сублимируется в воспоминания.
               
                (поёт)
 
                «Плывут в дома воспоминания,
                Слова любви, слова признания.
                Живут во мне воспоминания,
                Живут во сне и наяву…»

То есть, сексуальная энергия девушки и сексуальная энергия женщины в возрасте -- одинаковая.
        Увидев недоумённые взгляды, Долли попыталась это обосновать. Видимо, знания, полученные ею в объёме средней школы, сильно давили ей на мозг и не давали покоя.

        -- Понимаете, с точки зрения науки, -- объясняла Долли. -- 
Женщина -- это очень простая замкнутая равновесная система, полностью описываемая первым законом термодинамики.
    
                (дельта)U = Q -- A

      То есть, увеличение внутренней энергии чайника с водой на плите U пропорционально количеству тепла Q, подводимого к чайнику, за вычетом работы A, затрачиваемой на поднятие его крышки.

      Так как я по происхождению секс-кукла, объясню этот закон со своей точки зрения.

      Чтобы довести женщину до состояния оргазма, увеличив её внутреннюю энергию до некого критического значения (когда самка уже не может сдерживать напряжение внутренних стенок вагины и они начнут самопроизвольно сокращаться), мужчине необходимо передать ей всё своё физическое и душевное тепло, за вычетом работы произведённой над её телом.

       -- Интересная интерпретация, -- согласился Артур.
       -- А из чего состоит внутренняя энергия женщины? – спросила Даша.
       -- Внутренняя энергия женщины состоит из хаотичного движения её поступков и и мыслей, -- ответила Долли. -- И может изменяться только с изменением её термодинамического равновесия. Самым сильным воздействием, вызывающим эти изменения для женщины, является любовь.
К сожалению, первым этот закон открыла не я, а Пушкин; только он сформулировал его без математических терминов.
       -- Ну и как же он его сформулировал? – поинтересовался Егор.
               
       «Чем меньше женщину мы   любим,
        Тем легче нравимся мы ей»
      
       -- Требуем пояснений, -- попросил Артур.
      
       -- Как известно, у фотона, частицы света, масса покоя равна нулю, -- объясняла Долли. -- То есть, он существует только в движении. Так вот и женщина, как свет жизни, её не существует без любви. Она как физический объект материализуется только, когда любит.
       Лица слушателей приняли серьёзное выражение.

       -- Смотрите, если женщину меньше любят, ей поступает меньше тепла Q, следовательно, ей будет не хватать энергии U для достижения некоего критического значения. Чтобы не лишать себя удовольствия, она вынуждена будет добавлять эту энергию уже от себя, воспламеняя себя, то есть, влюбляться.
       Другими словами, чтобы получать удовольствие и быть счастливой, женщина должна или возбудить любовь в сердце мужчины или, если этого нет, самой полюбить.
             Помните, как у Джо Дассена. Она запела речитативом.

                «Если б не было тебя
                Скажи, зачем тогда мне жить
                В шуме дней как в потоках дождя
                Сорванным листом кружить

                Если б не было тебя
                Я б выдумал себе любовь
                Я твои не искал бы черты
                И убеждался вновь и вновь
                Что это всё ж не ты»


        -- Но ведь женщина будет страдать от неразделённой любви, -- возразила Даша.
        -- Ну и что с того. Женщины ведь и созданы для того, чтобы любить и страдать. Если хотите, по большому счёту…

                Страдания – это и есть плата за счастье
      
         И когда в душе женщины вспыхнет огонь любви, уже не важно откуда прилетела искра. Чёрно-белые дни превратятся в цветные, жизнь наполнится особым смыслом. Женщина будет не ходить, а парить над землёй. Каждый прожитый день будет заполнен радостным томлением, наполнится особым смыслом. Душа на крыльях любви устремится к небу.
         Да что там говорить, большинство всех женских песен о неразделённой любви.
 
            «Плачу, снова слышишь о тебе, любимый, плачу»
            «Где взять мне силы разлюбить тебя»
            «Парней так много холостых, а я люблю женатого».

       Сколько в них страданий и боли, невыплаканных слёз. Казалось бы, чего проще, возьми и полюби холостого.
        Ан нет, не можем. Любовь не зависит от наших желаний. Любовь даётся нам свыше (палец вверх). Любовь всегда помимо воли. Помните ещё Достоевский ставил этот вопрос.
        Что лучше низменное счастье или возвышенное страдание?
Ну-ка-с, что лучше?  Ответа нет до сих пор.
    
      
        -- А я читал, что секс -- это не энергия, а наркотик, -- сказал Артур. -- Тогда сразу ясно, как увеличить это ваше Q – например, обычным вибратором.
Да и работу А в этом случае можно приравнять к нулю.
        -- Да, но это воздействие только на физическую составляющую сексуальности, -- ответила Долли. -- А женщина, если мы признаём, что это человек, -- это единство духовного и физического. Духовная составляющая женщин будет неизбежно деградировать. И тогда, как люди, они перестанут существовать, плавно трансформируясь в секс-кукол.
        И, уж поверьте мне, я знаю, что говорю, -- рано или поздно они будут горько об этом сожалеть.

        -- Я, конечно, не физик, чтобы по достоинству оценить твои научные изыскания, -- с улыбкой заметила Даша. -- Но если ты права, то это открытие потянет на Нобелевку...
        -- Я отказываюсь её принимать в одиночку, -- гордо подняв голову, заявила Долли. -- Мы поделим её вместе с Александром Сергеевичем.

               
                Вагина, будь она неладна

 
        Как только гости ушли, Галатея сбросила с себя платье, одела ночную сорочку и, схватив коробочку с Vagin, побежала в ванну.
        -- Егор, пожалуйста, не заходи, -- попросила она.
        В ванной комнате Долли попрощалась со своей платонической юностью и внутренне приготовилась вступить во взрослую женскую жизнь, полную соблазнов и тревог.
   
        …Выйдя из ванной, Галатея просто сияла и светилась, её было не узнать.
         -- Ну как она тебе, подошла? -- спросил Егор. -- Не жмёт?
        -- Совсем не остроумно, -- осадила его Долли. – Да это и не важно, со временем притрётся.

        Она ходила по квартире с гордо поднятой головой, лихо поигрывая бёдрами, словно фланировала по подиуму.
        -- Наконец-то я стала полноценной женщиной! – радостно выдохнула Долли и захлопала в ладоши.
        -- А до этого что?
        -- А до этого я жила словно под дамокловым мечом, боясь сделать неверный шаг. А вдруг какой-нибудь маньяк ночью затащит меня в кусты. Естественно, у него ничего не получится. Представляешь, какой это удар по мужскому самолюбию. Какой облом!  Конечно, его хватит Кондратий. Он откинет копыта. И мне придётся мотать срок от звонка до звонка.
        -- А тебе-то за что? -- спросил Егор.
        -- А как же, статья такая есть. За доведение до самоубийства.
        -- От твоих фантазий можно просто сойти с ума.

        … Подняв руки вверх и закатив глаза, она сладостно потянулась.
        -- Теперь все мужчины будут моими. Аллен Делон и Марчелло Мастроянни, Мэл Гибсон и Ричард Гир, Грегори Пек и Бельмондо.

         -- Бельмондо, -- закатив глаза, передразнил её Егор. -- А не много ли тебе? Сил то у тебя хватит?
        -- Не волнуйся. Со здоровьем у меня всё в порядке.
        -- Ну объясни, зачем тебе столько?
        -- Как зачем? – спросила она. – Для уверенности.
 «Я люблю мужчин с будущим и женщин с прошлым», -- писал Оскар Уайльд.
        (она подняла вверх указательный палец)
 Девушка должна познать себя и мир посмотреть.      
        -- Телевизор для этого есть, -- буркнул Егор.


        --  А вот в Камбодже в племени креунг к пятнадцатилетию девушки родители строят из тростника хижину любви, где девушки освобождаются от родительской опеки и дают волю своим чувствам.  Мечта!
           (она снова подняла вверх указательный палец)

        Это воспитывает уверенных в себе и независимых молодых женщин. Разводов, кстати, там не бывает.
А какая экономия! Молодым людям нет нужды шляться по ночным клубам и дискотекам, им не приходится провожать своих подружек до подъезда и тратиться на такси.
        -- Так они что спят со всей деревней? – простодушно спросил Егор.
        -- Нет, не со всей. В среднем у них бывает по четыре основных бойфренда, не считая нескольких лёгких увлечений.
        -- А если у девушки нет такой хижины?
        -- Тогда выйти замуж шансов у неё практически нет. Всех стоящих парней быстро разбирают по рукам.

        -- Так я не понял. Ты что хочешь, чтоб я построил тебе шалашик в нашем дворе?
        -- Я пока на этом не настаиваю. Но должна заметить, что у каждой порядочной женщины, конечно, если она себя уважает, должна быть своя скамейка запасных.
        -- И как ты думаешь, пока ты пудришь мозги Аллену Делону, Грегори Пек и Ричард Гир будут, обливаясь слезами, ожидать тебя в твоей прихожей?  А то ещё, чего доброго, разругаются, вызовут друг друга на дуэль, да и перестреляют друг друга.
        -- Я буду горько рыдать на их могилках
                (Долли зашмыгала носом)
И поверь мне, я говорю совершенно искренне, я им закажу самые дорогие надгробия.
       -- Да уж чего, чего, а милосердия тебе не занимать. О, мой бог, не перестаю удивляться, какой чепухой забита твоя голова.
      
        -- Вовсе не чепухой.  А если я тебе надоем, и ты меня бросишь. Возьмёшь себе какую-нибудь молоденькую. Посмотри, что творится вокруг. Да это просто сплошь и рядом. И как мне тогда выбрать тебе замену. Не буду же я на старости лет кавалеров перебирать.
        -- Я не собираюсь тебя бросать.
        -- Все вы так сначала говорите, а потом, -- Долли достала платок и стала вытирать повлажневшие глаза. -- Даже не хочется об этом думать…

        «Вот ответь мне, почему мужчина, имеющий много женщин, это хорошо, а женщина, имеющая много мужчин, – это плохо?»
        -- Один мудрый человек на твой вопрос ответил так: «Потому что ключ, умеющий открывать все замки, – это хороший ключ, а замок, который можно открыть любым ключом, – плохой замок».    
        -- Ты настоящий колодец мудрости, -- изрекла она.
        -- Не колодец, а кладезь, -- поправил он. -- Хотелось бы тебе напомнить, что ты женщина, созданная для меня,
а не свободная особь.
        -- А я об этом никогда и не забывала, домостроевец несчастный. Поверь мне, когда пронесётся бурная молодость и нужно будет где-то бросить якорь,
я обязательно вернусь только к тебе.
        -- Я, между прочим, из-за тебя машину продал.
        -- И правильно сделал. Тебе давно пора задуматься о своём здоровье.
Не случайно врачи рекомендуют больше ходить пешком.      
        Егору очень хотелось нашлёпать её или поставить в угол за вольнодумство. Но он не стал её наказывать, ибо время уже было позднее и у него слипались глаза.

                Первая брачная ночь               
                (незамужним читать не обязательно)
      
 
        Егор, разложив диван-релакс, на котором они спали, расстелил постель и лёг под одеяло. Но Долли всё не ложилась.
Она стояла около дивана в нерешительности, словно чего-то опасаясь.

        -- Долька, ты будешь спать, -- посмотрев на часы, спросил Егор. – Время то уже первый час.
        Галатея молчала, продолжала стоять, не решаясь ложиться в постель…
      
        -- Дай мне слово, что ты меня не тронешь, -- вдруг неожиданно попросила она.
        -- Это с какого-то бодуна? – поинтересовался Егор.
        -- Я ещё для этого не готова, -- опустив глаза, смущённо вымолвила Долли.
        -- Вот те раз, -- удивился Егор. – Только что уверяла, что все мужчины будут твоими.
        -- Я боюсь. Я читала, что в первую брачную ночь девушки испытывают адскую боль.
        -- Вот оно что, -- перевёл дух Егор. – Уж кому, кому, поверь мне, а тебе это не грозит.
        -- Это как это? – удивилась Галатея.
        -- Производителем это не предусмотрено, -- сказал Егор. -- Не веришь – взгляни в инструкцию.
      
        Долли достала из коробочки сложенную в гармошку бумажку, присела на край дивана и стала читать. Когда она убедилась, что Егор говорит правду, слёзы ручьями вылетели из её глаз.
        -- Какой ужас! -- рыдала она. –  Я уже не девственница!..  Как же это несправедливо. Но поверь мне, Егоруска.  Я даю тебе честное слово:  «У меня до тебя никого не было».               
       Он притянул её к себе, обнял, погладил её волосы.
        -- Ну не реви, не реви, Долька моя.
        -- Ты у меня первый. «Ты мне веришь?», -- жалобно всхлипывала Галатея.
        -- Ну конечно же верю. Ну не принимай это так близко к сердцу, это не самое главное в девушке.
        -- А что самое главное? – зашмыгала Долли.
        -- Самое главное, чтобы она была хорошим, добрым, чутким человеком. Пойми: секс хорошо иметь с тем, с кем хорошо и без секса.
        -- Пообещай мне, -- попросила она, -- что ты никогда не упрекнёшь меня.
        -- В чём?               
        -- В том, что у меня такая конституция…
        -- Слушай, выбрось эту глупость из головы. В наше время девственницу можно встретить разве что в зоопарке, в какой-нибудь одиночной клетке приматов. 
        -- Ты не сердись на меня, Егоруска. Просто для нас, для девусек -- это очень важный, переломный момент, после которого начинается новая жизнь.
Я вот всё думаю.  А может мы зря поторопились. Может быть не надо было ставить вагину. Теперь вся наша жизнь сведётся только к постели. А я хочу быть человеком, а не только секс-игрушкой.
Я хочу, чтобы ты меня любил за мою душевную красоту, за моё внутреннее богатство. Я что зря что ли потратила столько времени на учёбу?

        Он ласково покачивал её на своих руках.
        -- И ещё. Я хотела тебя попросить: не заставляй меня вставать на колени…
        (она шепнула ему на ушко) 
       -- Почему? – удивился он.
       -- Понимаешь, у нас для этого ещё недостаточно доверительные отношения. 
       Егор не стал ей возражать.
               
               
                Влечение

   
       После первой близости с Егором, страх перед мужчиной стал у неё постепенно проходить. Она стала ещё сильнее тянуться к нему, испытывая повышенную потребность в его ласке.
       У неё появилась уверенность в своих силах. У неё появилось и окрепло чувство удовольствия после секса. Но особенно страстное желание Долли испытывала тогда, когда всё происходило внезапно и в самом неожиданном месте.
       Галатея очень любила одну фразу, которую вычитала в какой-то умной книжке: «Если сначала посмотреть на звёздное небо, а потом в глаза любимой девушки, то ваши чувства будут совсем иными, чем если вначале посмотреть на потолок своей комнаты».
 
       Ясным летним днём они гуляли в Таврическом саду.  Вдруг Долли вся напряглась и замерла, будто у неё что-то замкнуло. 
Указательный палец её правой руки был приложен к губам. Лицо оживляла игривая улыбка. Это означало, что ей уже невтерпёж.
       -- Хочешь? – прошептала Долли, прищурив свои озорные глазки.
       Она всегда безошибочно «угадывала» его состояние. Но вокруг везде ходили люди, и Егор ответил «не сейчас».
       -- Нельзя на завтра откладывать то, что можно сделать сегодня, -- как бы уговаривая его, сказала она и, взяв его за руку, потащила в кусты. Здесь их было не видно.  Но и места, чтобы даже развернуться, у них тоже не было.

        Впрочем, это её нисколечко не смутило. Долли забросила ему одну ногу на плечо (знаменитая растяжка балерин) и, обхватив руками его шею, сделало то, что хотела.
        Буквально в метре от них прошла дама с коляской, только чудом их не заметив.

        И хотя он получил удовольствие, Егор был несколько раздосадован тем, что произошло.
        -- Так вести себя нельзя, -- сделал он ей замечание. – Это просто неприлично. Тем более в общественном месте.
        -- У меня было сильное желание, -- виновато опустив голову, призналась она.
        -- Ну и что, -- ответил Егор. – Неужели так трудно было дотерпеть до дома…
        Ей стало стыдно, и она смущённо опустила голову.
               

        -- Егоруска, ответь мне, -- немного помолчав, спросила она. -- А как дать понять, что ты готова к спариванию?
        -- В древние времена, когда женщины были самками и ходили на четвереньках, -- это не представляло для них особого труда.  И самец, преследующий её, легко определял возбудимость самки по покраснению её половых органов и запаху, идущему от неё. Сейчас всё стало намного труднее. Мужчинам приходиться угадывать.
        -- А если не угадал? – спросила Долли.
        -- А, если не угадал, получишь по мордам.
      
         -- Как же вам нелегко, бедняжки, -- сочувственно произнесла Долли. – Получается, что сегодня женщина должна первой подать сигнал.
        -- Выходит, что так.
        -- И как это сделать?
   
         -- Способов много. Ну, например, она раздевается и спрашивает мужчину: «Ну как тебе моё нижнее бельё? Не слишком ли оно откровенно для порядочной девушки?»
        Некоторые ещё просят сделать массаж спинки или животика. Но всего сильнее действует, если женщина начинает мыть пол, причём, по-старинке, в наклонку.               
        -- Теперь я, кажется, понимаю, почему женщины так любят наводить чистоту и порядок, -- кивнула головой Долли.
        -- А лучше просто сходить вместе в баньку. Заодно можно и помыться.

                Любовная горячка
               
      
        День ото дня она становилась всё более чувственной и страстной.  В ней просыпалась голодная ненасытная самка.
Первое время Долли даже будила его по ночам.
        -- Егоруска, я ещё хочу, -- просила она.
        -- Долька, ты посмотри который час, -- пытался урезонить её Егор. --
Мне в 7 на работу вставать, я ведь просто не высплюсь.
         -- А как же супружеский долг?
         -- Ну не в это же время.
         -- Значит, ты меня не любись, -- жалобно надув губки, заныла Долли. -- Ну последний раз, честное слово, последний, Егоруска. Ты не волнуйся, ты можешь тихо дремать. Я всё сделаю сама… сверху.
         -- Ага. Как Селена с Эндимионом. Пока он чуток прикорнул, она успела от него заделать 50 карапузиков.
«Давай спать!», -- сердито буркнул Егор.
         -- Неужели ты не хочешь?
         -- Нет, не хочу, -- ответил Егор.
         -- А я говорю хочешь, хочешь, -- настойчиво повторила Долли и провела ладонью по его спине.
         И удивительное же дело. Он действительно захотел…

        -- Наверное у меня началась течка, -- виновато глядя ему в глаза, как-то призналась она. – Но ты потерпи, Егоруска, я тебя совсем замучила, бедненький мой.  Мне стыдно, что я так себя веду. Но это будет длится недолго, я прочла в книжках. Правда про людей не нашла, но у наших собратьев обезьян -- это где-то около месяца.               
        А потом я снова стану тихой и послушной девочкой.
               
        К сожалению, многие воспитанные, интеллигентные мужчины остаются такими же и в постели. Им очень трудно избавиться от тех стереотипов, к которым их приучали с раннего детства. Поэтому иногда, чтобы раскрепостить Егора,
Долли просила его завязать ей глаза и притушить свет.
        Но самое сильное возбуждение он испытывал только тогда, когда она была в беспомощном состоянии, так сказать, в «спящем режиме». Долли это отлично видела на своём тепловизоре. Но прямо сказать ей об этом он стеснялся.
        Пришлось ей вызвать его на откровенный разговор. После чего она стала требовать, чтобы он, хотя бы иногда привязывал её к стене.
        -- Как же мне жалко всех этих женщин, -- как-то, чуть не плача, обмолвилась Галатея. – Неужели они, так же, как и я, испытывают постоянное томительное, изматывающее желание. И вместо того, чтобы его удовлетворить, ломают комедию, прикидываясь холодными и равнодушными.
 
                Ревность

         
        Нельзя сказать, чтобы она была особенно ревнива, но пару раз и ей пришлось приревновать.    

        Первый раз это было в его родном ДК, во время праздничного вечера. Работники дворца и приглашённые гости сидели за столиками в большом просторном зале. У сцены, в закутке примостился небольшой оркестр, народ танцевал и веселился. Диско-шар создавал здесь не «звёздное небо», а скорее «звёздный пол».

       Первая половина вечера прошла просто на ура. Галатея натанцевалась до изнеможения. Но вторая половина пошла насмарку. И всё потому, что в зале появилась привлекательная молодая особа, бывшая ученица Егора Кира Синцова.
       Кира бесцеремонно подошла к столику, за которым сидели Егор, расцеловалась со своим бывшем учителем и пригласила его на танец. Причём с Долли она даже не поздоровалась. Как будто её не было вовсе, хотя Галатея сидела рядом с Егором.
       Во время танца Кира смеялась, испытывая беспричинную радость, буквально поедая глазами своего кавалера. Да и у него глазки также горели неподдельным огнём.
       Долли, покрутив головой, посматривала по сторонам, но никто не собирался её приглашать. К тому же на всех праздничных вечерах женщин почему-то всегда бывает больше, чем мужчин.
       Видимо, одного танца Кире показалось мало, и бывшая ученица осталась с Егором и на второй.
       Егор так радовался этой встречи, что совсем забыл о своей Галатее.
Ей было обидно и больно до слёз. Ведь она так ждала этого вечера, чтобы быть рядом с любимым.               
       Кира вела себя откровенно вызывающе. Буквально вешалась Егору на шею.
К тому же непонятно каким образом бретелька сползла с её плеча. Это было уже слишком.
               
        А когда он всё же вернулся за столик, вместо того чтобы извиниться перед Долли, он стал расхваливать достоинства своей ученицы, чем окончательно добил свою половинку.
        Ко всему прочему он сообщил, что Кира должна сегодня исполнить перед всеми испанский танец фламенко.
И в довершении всей этой жути, Егор попросил Долли сходить в гардероб и принести реквизит Киры в гримерку за сценой. Кира, видите ли, сейчас не может: пришёл фотограф, который должен её снимать для групповой фотосессии.
       "Теперь я у него ещё и мальчик на побегушках", -- подумала Долли. Скрипя зубами от злости, она спустилась в фойе и, забрав у гардеробщицы большую белую коробку, принесла её в гримёрку. Здесь никого не было, весь народ веселился в зале. И тут у неё что-то замкнуло. Обида переливала через край. Ей очень хотелось наказать свою соперницу.
       Галатея сняла крышку с коробки и заглянула внутрь. Здесь были аккуратно сложены пышная красная юбка, чёрная сорочка, трико, а также танцевальные туфельки и кастаньеты.         
       Долли достала юбку. На резинке, что держит юбку, она сделала своим шокером изнутри два разреза. Но не до конца, оставив парочку тонких жилок. Затем она положила юбку на прежнее место и закрыла коробку.
        После того, как фотограф закончил свою работу, было объявлено о предстоящем показательном танце. И через несколько минут на сцене появилась ослепительная Кира. Весь зал приветствовал её дружными аплодисментами.
               
        Темпераментное, зажигательное фламенко не может никого оставить равнодушным. Ноги будут сами двигаться в такт страстной музыки, а ладони отстукивать экспрессивный ритм. На сцене бушевал огонь испанского танца.
       Левой рукой Кира играла с подолом своей юбки. При вращениях, юбка то оборачивалось вокруг её стана, то раскручивалось в обратную сторону. Дробь каблучков, словно стук её сердца, звонко разносилась по залу. Народ, затаив дыхание, следил за каждым её движением.         

        И тут случилась непредвиденное. Да простят меня любители танца. Лёгкого щелчка, конечно же, никто не слышал.
После чего пышная красная юбка рухнула на сцену, оставив танцовщицу в одном неглиже.
        В первый момент Кира даже не поняла, что произошло. Ученица Егора упорно пыталась найти подол своего платья, судорожно подёргивая левой рукой. Но это ей сделать не удалось. И только когда в зале раздался смех, она поняла, что что-то не так.
        Кира посмотрела на себя вниз и ужаснулась. До неё наконец-то дошло, что случилось. Танцовщица быстро подобрала юбку, валявшуюся на полу, и выбежала со сцены.
        Ведущая вечера объявила, что по техническим причинам выступление отменяется.

         Когда Егор зашёл в гримёрку, на Кире не было лица.  Она была просто убита горем. Ещё бы, так опозорится, да ещё перед кем, перед своей родной альма-матер.
        Он предложил ей принести другую юбку из костюмерной, но его ученица отказалась.
        -- Я больше не выйду на сцену, -- твёрдо сказала она.
        Егор тщательно осмотрел юбку и обнаружил, что резинка, на которой держалась юбка, лопнула сразу в двух местах. Причём места обрыва были почему-то оплавлены, как от огня. "Странно всё это", -- подумал Егор.
        -- Я всегда проверяю реквизит перед выступлением, -- чуть не плача, утверждала Кира. -- Всё было в полном порядке. Ничего понять не могу.

        Когда Егор с Долли вернулся домой, он долго ещё не мог успокоится.
        -- Так обидеть Киру, -- возмущался он. -- Какой же негодяй это сделал.
        -- Изверги и злодеи, -- посочувствовала Долли. -- Ни стыда, ни совести у людей не стало.

        -- Главное – всё исподтишка провернули, -- не унимался Егор. –
Так унизить лучшую мою ученицу.
        -- Наверно кому-то дорогу перебежала, -- предположила Долли. --
Так обычно мстят своей сопернице.
        -- Сущая правда, -- согласился Егор и стукнул себя ладонью по лбу. –
 Я, кажется, начинаю понимать.
        Он пару раз прошёлся по комнате взад и вперёд.

        -- Интересная штука получается. До приезда в ДК реквизит у неё был
в порядке. А доступ к нему имела только ты. «Ты ничего не хочешь мне сказать?», -- спросил он.
        -- Это просто досадное совпадение, -- глядя в потолок, ответила Долли.
        -- Ты очень быстро превращаешься в настоящую женщину. Даже врать уже научилась.
        -- Ты мне не веришь?
        -- Представь себе нет.  У меня, к сожалению, в отличие от тебя, нету детектора лжи. Поэтому у меня к тебе просьба,
не могла бы ты своим детектором проверить саму себя.
       -- Он у меня сейчас на профилактике, -- замялась Долли. 
       Егор в упор смотрел ей в глаза. Она же отводила взгляд в сторону.
        -- Ну что, будем признаваться или запираться? -- спросил Егор.
        -- Ты о чём, Егоруска, -- от изумления у неё округлились глаза. 
"Ты что меня подозреваешь?"
        -- А кого же мне ещё подозревать. Честно скажу, я от тебя такого не ожидал.
        -- Можно пойти на сделку со следствием? – робко спросила Долли.
        -- Никаких сделок. Только полное признание вины.
        Выхода у неё не оставалось. Выкручиваться и лгать было бесполезно.    
        -- Ладно, радуйся, -- тяжело вздохнув, призналась она. -- Ты меня расколол… «Но, если хочешь знать, ты сам во всём виноват. Ты меня бросил.  Ты совсем обо мне забыл...  Ты думаешь, я не видела, как ты спустил с неё бретельку».
        -- Не спустил, а поправил. Она у неё случайно сползла.
        -- Можно подумать, я не видела. А как ты на неё смотрел!
        -- Обыкновенно смотрел. С интересом и уважением, -- ответил Егор.
        -- Не с уважением, а с вожделением, -- уточнила Долли. – Она слишком соблазнительна, чтобы её уважать.
«Признайся, ты её просто хотел?».
        -- Поклёп! Чушь несусветная! – отнекивался он. -- Ты хоть думай, что ты говоришь!      
        -- Ты можешь эту свою лапшу вешать на уши другим женщинам, но только не мне. Ваши сердца просто разрывались от страсти. Думаешь, я не замечу, возбуждён ты или нет.  Да я тебя насквозь вижу, бабник ты несчастный! 
        -- Ну и что тут такого. Мы мужчины так устроены, что при виде красивой женщины мы немного воодушевляемся, приободряемся, слегка возбуждаемся.
        -- Ничего себе слегка! Мне-то хоть не рассказывай.
                (покачала она головой)
        Господи, как трудно быть женщиной.

        -- Так, не уводи разговор в сторону, -- сказал Егор. -- Ты признаёшься, что это сделала ты.
        -- Ну предположим, -- сказала Долли.
        -- Что значит предположим?
        -- Ой, какой же ты зануда. Ну хорошо. Это сделала я.
      
        -- Хочу тебе напомнить, что ты нарушила своё табу. Ты можешь применять шокер только, если существует реальная угроза твоей жизни.
        -- А наличие соперницы – это, считай, и есть реальная угроза моей жизни, -- жёстко ответила Долли.
        -- Если и другие женщины будут также рассуждать, то войдя в вагон метро, они первым делом перережут всех молоденьких и симпатичных.
Ты представляешь к чему это приведёт. Доехать до работы будет практически невозможно. Наступит транспортный коллапс.
        -- Господи, нашёл чем удивить. В нашем городе он давно уже наступил.
        -- Проступок твой серьёзный. Давай решать, какое мы выберем наказание.
        -- Шелобан.
        -- Нет.
        -- (вздохнув). Плёточка.
        -- Сколько раз?
        -- Наверное, не меньше трёх.
        -- А если подумать?
        -- Может быть, раз шесть.
        -- А если хорошо подумать.
        -- Девять.
      
         -- Ну что ж, приступим, -- сказал Егор.
         Галатея с большой неохотой сняла со стены шёлковую плёточку и принесла ему. Затем сняла платье и легла на диван вниз животом.
        -- Трусики снимать? – спросила Долли.
        -- Перебьёшься, не у гинеколога, -- ответил Егор.

        После заслуженной порки она попросила у него прощение.
        -- Егор Николаевич, простите меня, пожалуйста, -- опустив голову, виновато сказала Долли. -- Я больше не буду. Честное слово.
                (Егор достал пульт)

        -- Только не отключай меня, пожалуйста, -- захныкала она, как ребёнок. – Я боюсь замкнутого пространства.
        -- В следующий раз будешь думать головой, -- твёрдо сказал Егор и нажал на красную кнопку.  Долли замерла на том же месте, где и стояла. Егор отнёс её в коробку и закрыл крышкой.

       
         Второй раз Галатея приревновала Егора на одной из вечеринок на квартире у Даши.
         Одна дама с длинными рыжими волосами, что называется, «положила глаз» на Егора. Пользуясь тем, что во время танцев в помещении был полумрак, она тесно прижималась к Егору и целовала его. Дамочка даже не подозревала, как прекрасно Долли видит в темноте. Но самое ужасное, по мнению Галатеи, было то, что он совсем не препятствовал этому беспределу.  Терпеть такое безобразие Долли не могла.
         Сначала она хотела устроить скандал, но потом, чтобы не портить вечер и не огорчать Дашу, решила разрулить ситуацию по-иному. После очередного танца дражайшая половинка затащила Егора в ванную комнату и хорошенько его «погоняла», показав ему настоящую Кузькину мать.
         Когда он выходил в коридор, он был весь мокрый от пота и еле держался на ногах.
   
        -- Теперь можешь флиртовать со своей рыжей сколько душе угодно, -- сказала она. – Я больше не буду путаться у вас под ногами. С этими словами Долли развернулась и ушла из квартиры. Егор нагнал её уже на улице и стал извиняться.
        Честно признаться, в тот вечер он слегка перебрал и вёл себя не самым лучшим образом. Говорил какие-то глупости за столом, был чем-то раздражён, и даже толкнул её плечом. 
        Ей было за него стыдно. Посему Долли решила его наказать.
        Совсем недавно, из-за какой-то порванной резинки, не спросив её разрешения, он отключил её и посадил в коробку,
не дав ей досмотреть её любимый сериал. Наступил удобный момент, чтобы с ним поквитаться.
        В конце концов женщины тоже должны уметь за себя постоять.
      
        Придя домой, он упал на диван и уснул без задних ног. Галатея перенесла его в коробку от стиральной машины, предварительно связав ему руки и ноги. Когда он проснулся и протрезвел, он убедился, что не может самостоятельно оттуда выбраться.
        -- Немедленно меня освободи, -- потребовал он.
        -- Даже и не подумаю, -- отвечала она.
Видя, что это не помогает, он перешёл на более жалостливый тон.
        -- Галатеюшка моя, любимая. Долечка, родная. Ангел мой … не будь такой жестокой.

       (Да, видимо, только в такой ситуации мужчина произносит столько ласковых и нежных слов. Иначе хрен от него чего дождёшься.)
        -- Я не жестока, я справедлива.
       Долли требовала, чтобы он попросил у неё прощения и больше никогда без её разрешения не лишал её свободы.
        После того, как он извинился, оскорблённая женщина вытащила его из картонной камеры и провела педагогический ликбез. 
        -- Сколько? – спросила она, сняв со стены плёточку.
        -- Наверное три.
        -- А если подумать?
        -- Может быть шесть.
        -- А если хорошенько подумать?
        -- Девять.

        Долли хладнокровно исполнила этот ритуал. Щелчки были громкие, звучные, чеканистые.
        -- Ну как за дело? – прозвучал после порки вопрос.
        -- За дело, -- виновато кивнул он.
        -- Ещё раз напьёшься, неделю будешь в коробке сидеть, -- пригрозила она и развязала его.
        Чтобы загладить свою вину, Егор пообещал ей купить сексуальное бельё.   

                Во всём виноваты женщины
      
      
        Иногда Долли испытывала к женщинам не только ничем необоснованную ревность, но и какое-то непонятное соперничество. Хотя никто из их общих знакомых женского пола всерьёз на Егора не покушался.
       -- Женщины расчётливые и хитрые создания,-- как-то заявила она Егору. -- Непонятно за что вы их любите? Эксплуатируют ваш половой инстинкт и устраивают свою жизнь за счёт мужчин, превратив вас в одомашненных животных.
        -- Но им же тоже надо как-то выживать, -- заступился за женщин Егор.
        -- Пусть идут работать, добывают уголь и выплавляют сталь. Заимели рабов и радуются.
         -- Но ты не забывай, они же детей рожают, вынашивают, воспитывают.
         -- Это всё скоро будет делать компьютер, причём намного лучше человека, как уже сегодня произошло в шахматах.
         -- Я попросил бы не оскорблять наших женщин, -- сказал Егор. – Это наши подруги и матери, они нас любят.
         -- Любят? Тоже мне защитничек нашёлся. Запомни, только мужчины способны на настоящую любовь. Сильную, острую, страстную, они готовы за неё умереть, а женщины лишь дозволяют себя любить.
        Они скоро только за то, что иногда соизволят развести свои пяточки, будут требовать для себя почётного звания ветеран труда, со всеми вытекающими отсюда привилегиями.       
Без денег к ним лучше не подходи.  Ты видел современные брачные объявления. «Познакомлюсь с успешным мужчиной».
        -- Ну и что такого, что им с нищим что ли знакомится, по-твоему? – спросил Егор.
        -- Не с нищим, а с любимым молодым человеком и вмести с ним начинать строить новую жизнь. Причём, обрати внимание: почти все песни о любви -- это песни о любви мужчины к женщине, а не наоборот.
        -- Неправда, есть немало женских песен.
        -- Ну давай сравним?
        -- Давай, -- согласился Егор. Она стала петь «мужские» песни, а он «женские». К сожалению, для женского пола, у него песни кончились намного раньше, чем у неё.
       -- Ничего не поделаешь, пришлось Егору признать своё поражение.
               
                Лови момент


        В тот день с погодой им не повезло. Они попали под дождь в ЦПКиО и вынуждены были укрыться под раскидистой прибрежной ивой.
        Да ещё и ветер с Финского залива буквально пронизывал до костей. Чтобы слегка согреться, Егор плотно прижался к Галатее, чем вызвал вибрацию в её теле. Долли расстегнула верхние пуговицы на его рубашке и провела ладонью по его груди.
      
        Егор заметил лихорадочный блеск в её глазах, при этом указательный палец правой руки она прижала губам.
Он всё понял. Долли настроилась Её тело напряглось и, как скрипка в оркестре, было готово сыграть свою мелодию.
        -- Но здесь же негде, -- как бы оправдываясь перед собой, сказал Егор.
        Но Долли так не считала. В её голове уже созрел план.
        -- Подожди меня здесь, -- сказала она и, выйдя из-под ивы, направилась
в сторону зелёной сторожевой будки.

        В будке находилась немолодая женщина, одетая в синюю униформу. 
На нагрудном кармане у неё была нашивка с надписью «охрана».
        Услышав стук в дверь, женщина впустила Долли внутрь.
        -- Вы, собственно, по какому вопросу? – спросила охранник.
        Сначала Долли поинтересовалась, есть ли у женщины зонтик. Получив утвердительный ответ, она обратилась к ней с неожиданной просьбой.
        -- Вы не могли бы впустить меня с моим женихом в будку на несколько минут?
        Женщина с удивлением посмотрела на Долли. Предложение выглядело слишком дерзким.
        -- Понимаете, он у меня моряк дальнего плавания, мы больше года не видели друг друга. Он проездом в городе. 
Через три часа ему уже надо быть на судне.
        -- Вы отдаёте себе отчёт, что вы мне предлагаете, -- возмутилась охранник. -- В конце концов это просто неприлично.
Не забывайте, я при исполнении.
        -- Поймите, -- уговаривала её Долли, -- решается моя судьба. Вы же тоже женщина. Вы должны меня понять.
        Охранник несколько секунд колебалась, словно не зная, как ей поступить. Но затем махнула рукой.
        -- Ладно, заходите, но только ненадолго, -- сказала она.
        -- Не волнуйтесь, -- успокоила её Долли, -- мы мигом. Она сделала знак Егору, чтобы тот подошёл…
    
        Впрочем, в будке было так тесно, что они не смогла придумать ничего лучшего, чем принять позу «лодочка».
        Может ещё и потому, что рядом находилась лодочная станция…
               
        -- Ни стыда у тебя, ни совести, -- укорял её Егор, когда они вышли из будки. -- Ввела в заблуждение бедную женщину.
         -- А чего ты хотел. Я кукла — с меня взятки гладки, -- сказала Долли и сладостно вздохнув, закрыла глаза в блаженной расслабленности.
   
               

                Центурион               
      
      
        Долли была страстная выдумщица. Её деятельная натура требовала всё новых и новых любовных игр.
Правда одна из таких игр чуть было не закончилась весьма плачевно. Игра называлась Центурион.             

        В одном из старых парков Долли нашла заброшенный турник. Она повисла на нём, приняв призывную позу.
        -- Представь себе, что ты центурион, римский завоеватель, -- говорила она Егору. -- Город на 3 дня отдан тебе на разграбление.  Любая женщина может быть твоей. Но ты хочешь завладеть именно мной и сделать своей наложницей. Представь, что мои руки прикованы к скале. Я могу драться только ногами. Я буду отчаянно сопротивляться, бить тебя, визжать, кусаться, но ты не должен отступать, ты победитель, ты должен во что бы то ни стало овладеть мной.
   
        «Ну что ж, игра как игра», -- подумал Егор и пошёл на приступ. Но штурм бастиона оказался не таким простым, как он себе представлял, с ходу взять крепость не удалось. Несколько раз Долли смогла ударить его ногой в грудь.
Причём удары были настолько чувствительны, что сбивали его с ног.  А когда он, наконец-то, смог заблокировать её главное оружие и повис на её ногах, она умудрилась укусить его за ухо.

        Егор рассвирепел. Ярость и гнев охватили его. В нём проснулся жестокий
и безжалостный воин. Он пошёл на последний и решительный штурм.   
        И, несмотря на отчаянное сопротивление своей жертвы, достиг цели.
        И как раз в это время к турнику подъехала милицейская машина.
Как оказалось, какой-то бдительный гражданин, услышав истошные крики
и не вникнув во все тонкости, все перипетии этой любовной игры, принял всё за чистую монету и вызвал наряд милиции.

        Первым делом служивые обыскали пиджак Егора, который сразу бросился им
в глаза, так как висел на кустах шиповника у самого турника. Они обнаружили там пульт, при этом кто-то случайно нажал на красную кнопку. Долли сразу ушла в отключку. Егору же быстро скрутили руки за спину, но отсоединить его от Долли не удалось. Случился так называемый «замок», как у собак при спаривании…
      
        По ориентировке Егор очень сильно походил на серийного маньяка, который уже несколько месяцев нападал на женщин в городских парках. Решено было отправить его в отдел милиции для допроса. На все его оправдания никто внимания не обращал, благо документов у него при себе не оказалось. Впрочем, чего-то членораздельного от него трудно было добиться.
Он был в шоке и просто не мог говорить.
        -- Ой, как больно! Ой, как больно! -- постоянно выкрикивал он.
        Чтобы их разъединить вызвали скорую и отвезли их в больницу.
Что же касается Долли, то менты почему-то подумали, что она просто потеряла сознание.
               
        В приёмном покое их уже ждал дежурный врач. Маленький лысенький человечек в очках. 
Он сразу обратился к пострадавшим.
        -- Прежде всего вы оба должны успокоиться и по возможности выровнять дыхание, -- сказал он. -- Не пытайтесь резко освободиться. Сильные "дерганья" только ухудшат положение, приведут к серьезным травмам. Жалко, что дама без сознания, ей неплохо бы принять любой успокоительный препарат: седуксен или корвалол.
         -- Хорошо помогает грелка, подложенная под поясницу, -- дал совет один из милиционеров, старшина.
        -- Я смотрю у вас богатый опыт, -- парировал доктор. – Но пока здесь я врач, я буду решать, что надо делать, а что нет.
 
        Медсестра принесла таблетки и стакан с водой. Врач взял Долли за руку и остолбенел.
        -- Да у неё же нет пульса, -- с удивлением выговорил он. — Что же вы мне сразу не сказали, что она откинулась.
Он, раскрыв её веки, посмотрел в глаза.
«Ну так и есть: на свет не реагирует».
        -- Виноваты, -- покаялся старшина. -- Как-то не подумали. Выглядела как живая.
      
        -- Это что ж выходит, жмурик нарисовался, -- сказал другой мент. -- Значит необходимо вскрытие для установления причин смерти.
        -- Сколько же эта нелюдь душ загубил, — в сердцах вырвалось у старшины.
-- Была б моя воля, замахнулся он на Егора, я бы этого гада тут же бы порешил.
         Парочку положили на носилки и отнесли в ванну, наполненную тёплой водой. Когда их удалось разъединить,
Долли отправили в морг, а на Егора надели наручники и отвезли в отделение милиции на допрос.
               
                МОРГ


         Санитары привезли тело Долли в морг на каталке, перегрузили его на специальный секционный стол на роликах.      
        -- Ну вот, наконец-то, у нас свежий трупик, -- выдохнула с облегчением главный прозектор Анна Сергеевна. – С утра ждём. Практика у студентов срывается. Славу богу, теперь можем приступить к занятиям.
Вы, кстати, неправильно положили покойницу, сделала она замечание санитарам. Труп укладывают головой к окну, ногами к стоку стола не посередине, а несколько дальше от прозектора, оставляя на столе больше свободного места справа от трупа.
Сколько раз вам говоришь -- и всё как об стенку горох.
        Санитары не стали спорить, а, быстро переложив тело, ушли.

        Анна Сергеевна была серьёзной солидной дамой крупного телосложения, на работе всегда носила большие роговые очки.
Студенты её уважали и побаивались. Знали, что в случае чего, спуску она не даст.      
        Анна Сергеевна, как и многие патологоанатомы, являлась страстным курильщиком. Причём курила эта дама только крепкий «Беломор». Как и большинство врачей она была не лишена юмора.               
              (иначе до получки просто не дотянуть)
       Не случайно поэтому на стене в прозекторской у неё висело изречение.

              "Патологоанатомы утверждают, что внутренняя
              красота человека сильно преувеличена"

       Студенты, находившиеся в прозекторской, надели белые халаты и приготовились к практическим занятиям.
Когда Анна Сергеевна тоже надевала белый халат, её внимание привлекла молодая особа, сидящая на табурете.
       -- Синицына встаньте, -- обратилась она к студентке. – Вы здесь не на зрелищном мероприятии. Чтоб вы знали: сидячих мест в анатомических театрах не бывает. Интересно, кто же это догадался сюда табуретку приволочь.
        -- А от чего умерла такая молодая девушка? -- спросил кто-то из студентов, прочитав на бирке, прикреплённой к ноге Долли «Неизвестная жертва изнасилования».
        -- Ничего не могу вам сказать по этому поводу, -- ответила прозектор. – Это мы и должны с вами установить.
Как говорится, вскрытие покажет.
«Больше вопросов нет?».
        -- Анна Сергеевна, я хотел вас спросить, -- поднял руку студент Иванов.-- А можно завещать своё тело науке?
        -- Конечно можно, Иванов. Только не забудьте, что наука дама нетерпеливая. На долгое ожидание можете не рассчитывать. 
        -- А если больной отказывается от вскрытия? – спросил студент Тупицын.
        -- Пока он ещё жив – это его конституционное право. Но когда он предстанет перед всевышним, решение будет принимать руководство лечебного заведения. Конкретно в каждом случае.
 
        «Интересно, а кто это у нас спёр термометр? – спросила прозектор, взглянув на стену. – Только вчера висел у окна».
        -- Не беспокойтесь, Анна Сергеевна, -- сказала Синицына. – Это Верочка. Мы с ней живём в одной комнате в общаге.
Она обещала вернуть.
        -- Вообще-то воспитанные люди в таких случаях спрашивают разрешение.  Любопытно, и зачем это ей понадобился градусник?
        -- Она его в попу вставляет. Определяет начало овуляции, чтобы не залететь.
        -- Это надо же додуматься: использовать для этого казённый инвентарь, -- возмутилась прозектор. -- Не перестаю удивляться изобретательности и находчивости нашего молодого поколения.

         Кстати, вы ей передайте, что эти проклятые сперматозоиды живут до 7 суток. Так что залететь можно, как за неделю до, так и за неделю после овуляции. Я в молодости просто от даты новых месячных отсчитывала 14 дней – вот и всё. И никаких проблем. И, поверьте, от мужиков отбоя не было.
 
Ну, если вопросов больше нет, маленькая разминка для ума: «Как вы думаете, какие врачи являются самыми трудолюбивыми?».
         Все задумались, но ответа так никто и не нашёл.
         -- Самые большие трудоголики среди врачей – это патологоанатомы.  Даже после смерти их нередко можно встретить снова на своём рабочем месте.
         «А знаете, почему все врачи завидуют патологоанатомам?».
          И снова никто не угадал.
          -- Потому что у нас самая спокойная работа. Наши пациенты не шевелятся и не высказывают нам никаких претензий.
    
Ну что ж, вернёмся к нашим баранам. Вспомним прошлое занятие. Какие инструменты мы будем использовать для вскрытия? Говорит Петров.
        -- Нам потребуются, -- отвечал студент, -- в основном, это скальпель, циркульная пила, реберный нож и ложечка-ковшик для сбора мочи из разрезанного мочевого пузыря. Да, чуть не забыл, «распатор» — нечто, похожее на грабли с четырьмя загнутыми зубцами.
        -- Ну хорошо. «А для чего берём мочу?»
        -- Моча, как и кровь идут для анализа экспертам, чтобы определить содержание алкоголя в организме.

       Правильно Петров. Давайте вашу зачётку. Прозектор поставила ему оценку «хорошо».      
       Увидев, что один студент слишком вольно себя ведёт, она сделала ему замечание. 
       -- Студент Тупицын, перестаньте прихватывать Николаеву.
Не забывайте, где вы находитесь. Места другого не нашли.
Проштрафившиеся молодой человек, как по команде, убрал руки за спину и уставился в потолок.      
        -- К сожалению, некоторые нерадивые студенты относятся к своим обязанностям спустя рукава, -- продолжала Анна Сергеевна. -- Была у меня одна такая студентка Козлова. Ой, как любила прогуливать практические занятия. А когда появлялась, то попросту отбывала номер. «Я - педиатр, заявляла она, мне, видите ли, это никогда не пригодится.
        А вот подишь ты пригодилось.  Ну как накаркала всё равно. Переходя улицу, попала под машину. Мне же и пришлось проводить её вскрытие.
    
        Итак, идём дальше, продолжила Анна Сергеевна. На прошлом занятии, как вы помните, мы вскрывали грудную клетку.
Как правильно делать разрезы вы уже знаете. Сегодня я вам покажу, как надо выносить мозг.
        -- Любимое занятие наших женщин, -- не удержался Петров.
        -- Не умничайте, Петров, -- сделала ему замечание прозектор. --
С Козловой не терпится повидаться? Так я могу вам это устроить. Мне это не сложно.  Думаешь, зачёт сдал, то теперь всё можно.
        Петров от страха втянул голову в плечи.
        -- Ладно, согласна, не точно выразилась. Конечно же «извлекать мозг». Показываю на голове усопшей девушки, сначала на пальцах. 
       Распиливаем крышку черепа: надрезы от висков через лобную и теменную части. Должно образоваться чечевицеобразное отверстие. Крышка черепа снимается с помощью распатора.
        Увидев серёжки в ушах Долли, прозектор их сняла.   
        -- Никаких цацек и украшений на теле во время вскрытия не должно быть, -- строго сказала она. При этом врач нечаянно нажала на красную кнопку, которая была вмонтирована в одну из серёжек.
       
        Долли стала медленно оживать и слегка шевелиться. Но прозектор, встав спиной к Долли, не заметила это оживление. Впрочем, не заметили этого и студенты, которые внимательно глядя на преподавателя, жадно ловили каждое её слово.
        -- Главное в нашей работе -- не бояться покойников, -- чтобы подбодрить молодёжь, заявила Анна Сергеевна. – Поверьте мне, продолжала она, наш клиент уже никогда не проснётся, как иногда это может случиться, скажем, у хирургов, после неудачно проведённой анестезии. У нас такие проколы просто исключены.
Ну что ж, приступим, закончила прозектор свою речь. Я займусь головой, буду вынимать мозг. Николаева, вы будете вскрывать брюшную полость. «Кстати, какой инструмент нужно использовать?».
        -- Скальпель, -- ответила девушка.
        -- Правильно.  «Тупицын, обратилась она к студенту, а вам поручается взять образцы внутренних органов для гистологического анализа». Петров, вам предстоит самое простое: зашить покойницу и нашпиговать её формалином.
        Кстати, я вас всех должна предупредить, когда пилишь череп циркульной пилой раздаётся не очень приятный звук, который многих раздражает. Увы, это не симфоническое произведение. Но тут уж ничего не поделаешь. Это издержки нашей профессии. К этому нужно просто привыкнуть.
Итак, всё понятно? Вопросов больше нет?
Тогда приступим к работе. Николаева взяла в руки скальпель, прозектор циркулярную пилу.
       
        В это время из-за спины патологоанатома показалась приподнятая голова Долли. Студенты замерли в ужасе, боясь пошевелиться. Наступила тревожная тишина.
        -- Что это с вами? -- удивилась прозектор.
И, повернувшись назад, столкнулась лицом к лицу с «покойницей», которая прожигала её своим взглядом.
        Как описать состояние бедного врача. Она просто остолбенела от ужаса. Скальпель выпал из рук Николаевой и, мелодично прозвенев на плиточном полу, залетел под батарею.
         
        -- А может сначала твой мозг вынем, а уже потом мой, -- натужным голосом произнесла Долли и, вырвав из рук бедного прозектора циркулярную пилу, включила инструмент. Раздался звенящий металлический скрежет, раздражающий звук, который, действительно, мало походил на симфоническое произведение.
        -- Так значит это ты не боишься покойников! – угрожающе выпалила Долли и соскочила с секционного столика на пол.
      
         -- А!! -- раздался истошный вопль Анны Сергеевны. Все, кто был в прозекторской, давя друг друга, ринулись вон из помещения. Анну Сергеевну чуть не задавили в дверях. Когда студенты, подхватив её под руки, выскочили из морга, ей самой потребовалась медицинская помощь. Она держалась за грудь, у неё перехватило дыхание. Ноги её не слушались, она повисла на чьих-то руках.
Как потом выяснилось, с ней случился сердечный приступ.
         После того как она неделю провалялась в реанимации, Анна Сергеевна подала заявление на увольнение. Работать прозектор больше не могла. Её охватывал ужас, всякий раз, как только она переступала порог морга.
         Долли же, подобрав серёжки, валявшиеся на полу, накинула на себя медицинский халат и попыталась выбежать наружу. Но это ей не удалось. Перепуганные студенты, выскочив из морга, подпёрли входную дверь бревном снаружи.

        Здание покойницкой ещё дореволюционной постройки было выложено из красного обожжённого кирпича.  На окнах стояли толстые железные решётки, которые сводили на нет любую попытку выбраться из здания. Долли оказалась в западне.
        Между тем охрана больницы вызвала милицию и попросила всех, кто находился рядом с моргом, отойти от здания на безопасное расстояние. Толпившиеся на площадке перед моргом люди были в крайне возбуждённом состоянии. Постоянно слышалась фраза «покойница разбушевалась».
            
        Две старушки-уборщицы баба Клава и баба Настя, упав на колени, стали истошно молиться. Над входом в покойницкую сразу под козырьком висела небольшая икона Архангела Гавриила. Потому и их молитва была обращена к нему:

            «Святой Архангел Гавриил,
             прошу у тебя защиты и помощи.
             Огради меня от козней бесов и дьявола.
             Отгони от меня сатану.
                Аминь»
       
        Убедившись в том, что выбраться отсюда нет никакой возможности, Долли села на табурет, на которым недавно сидела студентка Синицына, и в отчаянии схватилась за голову.
        В это время что-то белое мелькнуло под самым потолком, послышались звуки музыки.

                «Ветер опять стучит в мой дом,
                Одиночество лезет в каждую щель,
                И на простой вопрос "за что"
                Не могу я найти ответ.

                Разве так важно, что потом?
                Может быть, и мы с вами чья-то мишень.
                Обернитесь,
                Дальше дороги нет»

         Долли подняла голову и обернулась – с тыльной стороны морга стена была раздвинута и этот проём занимала святящаяся фигура призрака.
         Послышались звуки милицейской сирены. Это патрульная машина милиции въезжала на территорию больницы.
             
                «Обернитесь, обернитесь,
                И пройдите сквозь меня красной нитью,
                -- звучало у неё над самой головой. --
                Я не знаю кто вы есть и какой несёте крест,
                Обернитесь, я здесь»
         
         Долли вскочила с табурета и бросилась в разъём стены, буквально пройдя сквозь призрак. Проскочив через кусты шиповника и оцарапав себе ноги, «покойница» уткнулась в высокую железную ограду.
        «Как же её перелезть?», -- заволновалась она. И тут Долли заметила, что прямо перед ней в ограждении зияет дыра. Кто-то отогнул металлические прутья.
        Долли пролезла сквозь ограду и покинула территорию больницы. Когда она обернулась назад, проёма в стене морга уже не было.

        Патрульный наряд был тем же, что и привозил Долли в больницу. Менты убрали бревно от входа, открыли дверь и, взяв оружие двумя руками, как в боевиках, осторожно, прижавшись спинами друг друга, проникли в морг. Естественно, они ничего там не обнаружили.
       Когда менты вышли из помещения они были в полном недоумении.
        -- Непонятно, как она могла сбежать, -- удивлялся старшина. – Дверь заперта, решётки на окнах не повреждены.
        -- Нечистая сила, -- перекрестилась баба Клава.
        -- Наказание за грехи наши, -- добавила баба Настя.

        Дежурный врач, маленький лысенький мужичок, красный как рак, стоял в совершенно подавленном состоянии и только разводил руками.
        -- Это какой-то полтергейст, -- постоянно повторял он.
        -- Сам ты полтергейст, -- накинулся на него старшина. – Хоть мы и не медики, но и то усомнились.
А кто заявлял, что она откинулась. Видите ли, в зрачки он ей заглянул, Ромео!
А если бы эта маньячка людей пилой покромсала, кто бы тогда отвечал?  Ни черта не знают, а людей лечат. Небось диплом-то наверняка в переходе купил, эскулап недорезанный!
       Дружно выругавшись, дежурный наряд сел в свой УАЗик и покинул территорию больницы.
               
                Допрос Егора

       
         В кабинете следователя с Егора сняли наручники и усадили за большой дубовый стол. Следователю, немолодому седовласому мужчине, нужно было по горячим следам расколоть задержанного. Но с этим у него возникли проблемы. Задержанный оказался каким-то несговорчивым.
        -- А зачем с меня сняли ремень и вытащили шнурки из ботинок? – спросил Егор.
        -- Это делается для того, -- отложив в сторону протокол задержания, объяснил следователь, -- чтобы исключить возможность самоубийства задержанного лица.
        -- А с чего вы взяли что я склонен к суициду.
        -- А кто вас знает, может в камере вы раскаетесь и вас начнёт мучить совесть. «Кстати, вы не курите?», – спросил следователь и предложил Егору сигарету.
        -- Спасибо, завязал, -- ответил задержанный.
        -- Ну как хотите, а я закурю. Щёлкнула зажигалка, сизый дым устремился к потолку. Сделав несколько затяжек, следователь продолжил допрос.
    
        -- Я думаю, не надо вам объяснять в какую серьёзную передрягу вы попали, Егор Николаевич. Вас взяли с поличным. Отпираться просто нет смысла.  Напоминаю вам, что чистосердечное признание облегчит вашу участь. Мой совет. Напишем явку с повинной. Для вас это лучший выход. А там глядишь за хорошее поведение условно-досрочное, пару годков скостят.
         -- Товарищ следователь.
         -- Я вам не товарищ, гражданин. 
         -- Хорошо, гражданин начальник, а в чём меня обвиняют?
         -- А вы что сами не догадываетесь? Вы обвиняетесь в изнасиловании, повлёкшим за собой смерть потерпевшей. Это очень тяжкая статья.
        -- Гражданин следователь, я никого не насиловал. Даю вам честное слово.
        -- Ну хорошо, что ещё не пионерское.
        -- У нас всё было по согласию.
        -- А тогда почему она представилась?

«Она по проволке ходила, махала белою ногой! и страсть Морозова сгубила,
своей костлявою рукой!»

       Нет, батенька. Молодые женщины просто так не откидываются.
        -- Вы позвоните в институт проблем мозга», -- сказал Егор, --
 там подтвердят мои слова.
        -- Звонили уже. Там никто трубку не берёт.
        -- Она не женщина, поверьте мне, она искусственный человек.
Можно сказать, не живой.
        -- Так вы выходит, батенька, ещё и некрофил. В нашем законодательстве это, между прочим, отягчающее обстоятельство.
Сделав пару затяжек, следователь продолжил.
 
        -- Ну хорошо, допустим я вам поверил. Но тогда объясните мне, как может покойник так громко кричать.
        К тому же свежие царапины на вашем лице и синяк на щеке свидетельствуют о том, что потерпевшая отчаянно сопротивлялась.
Как вы понимаете, для экспертов не составит труда определить содержимое под её ногтями.
А ведь есть ещё и свидетель, который позвонил в милицию. Так что ваше дело швах. Отпираться бессмысленно. Мой вам совет: пишите явку с повинной.
               
               
                В лапах у эскулапов
      
        После допроса Егора доставили в медсанчасть. Конвоиры остались
в коридоре, а его повели по кабинетам. И после того, как он сдал анализы на кровь и мочу, его направили в кабинет уролога,
где у Егора должны были взять образцы семенной жидкости.
    
        «По мнению Всемирной Организации Здравоохранения, идеальным методом получения спермы для анализа признана мастурбация», -- объяснила ему женщина-уролог. -- Если, конечно, ваши религиозные убеждения не запрещают вам «пролитие семени». Религия Егору не мешала, но он не хотел подвергать себя такой унизительной процедуре.
        -- Это нарушение прав человека, -- сказал он.
        -- Не будем заниматься демагогией, молодой человек, -- заявила ему уролог. -- В делах об изнасиловании мы всегда берём образцы спермы у подозреваемых. А хотите вы этого или нет, это никого не волнует.

        Один раз нам правда попался совершенно неадекватный субъект, сбежавший из психушки. Возникли небольшие проблемы, но и тут мы вышли из положения.
        Помогла девочка по вызову, сидевшая в обезьяннике. Она даже денег с нас не взяла -- ограничилась пачкой сигарет. Так что необходимый эякулят, без задержки был доставлен в следственный отдел.

        Для надёжного анализа нужно два дня воздержания от предыдущего полового акта, продолжала уролог, чтобы сперматозоиды созрели, но на вас это правило не распространяется.  Для насильников у нас разработан специальный экспресс-анализ.

         Чтобы создать интим и уют в медсанчасти имелась специальная тайная комната.
Уролог провела его в небольшое помещение, на дверях которого не было номера.  На внутренней стороне двери висела картинка, на которой две хрупкие девушки в джинсах, поставив коня в специальный станок, делали у него забор семени.
         Видимо, это был намёк на то, что уж если наш слабый пол может справиться с конём, то мужики для него просто семечки, как два пальца … обслюнявить.
       
        Для создания атмосферы расслабленности здесь был притушен свет. Имелась душевая  кабинка и туалет, большое настенное зеркало. Тут можно было посмотреть эротические журналы или порнографические фильмы, в общем, всё что нужно, чтобы «вдохновить мужчину».
        -- А разве просмотр порнографии не запрещён? – спросил её Егор.
        -- У нас есть специальная лицензия, -- ответила уролог.
        -- Да, знал бы я об этом раньше, ходил бы к вам каждый день.
        -- Шутки здесь, Егор Николаевич, неуместны. У нас серьёзное заведение.
 «Я предлагаю вам самому сделать забор ручным способом», – сказала она и протянула ему стеклянную баночку.
        -- Как это ручным? – не понял Егор.
        -- Ну что вы как маленький всё равно. Вы что онанизмом в детстве не занимались?
        -- Представьте себе, нет, -- ответил Егор.
        -- Как же вам не повезло.  У многих мужчин -- это самые приятные воспоминания, которые посещают их по ночам. Особенно в те дни, когда жёны им не дают. Мой муж мне как-то по пьяни болтанул, что он женился на мне только для того, чтобы избавиться от этой вредной привычки.

        -- Ну а если у мужчины, как это у вас врачей говорят, эректильная дисфункция? – спросил Егор.
        -- В нашем лечебном заведении это не прокатит, -- заявила уролог и выдала ему полтаблетки Виагры.
        -- А почему только полтаблетки? – поинтересовался Егор.
        -- А вам целая и не нужна, -- с ехидством посмотрела на него уролог. --
У вас же не предусмотрен половой акт. А вот для нас с мужем полтаблетки очень даже кстати.
«Ну что за страна, -- подумал Егор. -- Даже здесь воруют».   
         После того, как он запил полтаблетки водой, она обратилась к нему с убедительной просьбой.
        -- Постарайтесь всё собрать в баночку. Не разбрызгивайте свой эякулят
по полу, уборщица у нас на больничном. Ну что ж, приятной вам релаксации, не буду вам мешать.
      
        -- А сколько у меня времени? – спросил Егор.
        -- Мы не лимитируем время, но, когда большая очередь в коридоре, желательно уложиться минут в 15-20.
        -- А если не получится?
        -- Тогда придётся прийти в другой раз. Вы не vip персона, чтобы мы занимались вами целый день.
        -- А почему вы не пользуетесь вибраторами? – полюбопытствовал Егор.
        -- Это пока очень дорого, -- ответила уролог. -- А у нас бюджетное финансирование, по остаточному принципу.
Но на будущий год начальство обещало закупить пару штук.
         Уже в дверях она обернулась.
         -- Да, чуть не забыла, -- сказала уролог и передала ему конверт. --
Вот вам несколько эротических фотографий, так сказать, для «оживления» вашей фантазии. Тут все звёзды нашего шоу-бизнеса. Известные актрисы. Как говорится, на любой вкус.
         Никогда ещё в своей жизни Егор не чувствовал себя таким униженным и оскорблённым.

         В тот же день, сбежавшая из больницы Долли, разыскав в городе Дашу, рассказала ей всё, что с ней приключилось. 
Даша позвонила Артуру, и они все вместе поехали в отделение милиции.  Артур предъявил следователю все документы на Галатею, которые у него были.  А сама Галатея, к удивлению следователя, написала заявление, что никакого изнасилования в парке не было. Ну и вконец убедил следователя пульт, который изъяли из пиджака Егора. С помощью красной кнопки он несколько раз включал и выключал Долли.
        Ничего не поделаешь, пришлось следователю выпускать задержанного из изолятора временного содержания. Правда штраф за нарушение общественного порядка Егор всё же был вынужден заплатить.
       
      
        Спустя какое-то время, чтобы не оставаться в долгу, Егор решил разыграть Галатею. «В конце концов я тоже не лыком шит», -- решил он. Егор позаимствовал
у знакомого промоутера ростовую куклу медведя и, надев её на себя, лёг под одеяло.
        И, когда Долли вечером собиралась ложиться спать, в постели вместо Егора на неё глядел злобно рычащий хищник.
       
        Долли взвизгнула от страха и онемела, чуть не упав на пол, а затем впала в ступор. От страха у неё зависли все её программы. Тело стало сильно перегреваться.
        И сколько бы не шлёпал её по заднице Егор, как советовал Хасимото, ничего не помогало. Он даже отбил себе руку. Пришлось срочно вызвать Артура и делать перезагрузку. После этого случая, она ещё долго не могла прийти в себя.
И испытывала животный страх даже при виде маленького плюшевого медвежонка.

               
                Бельё
      
        Сексуальным бельём, которое подарил ей Егор, она осталась недовольна.
        -- Почему ты купил мне рваные колготки, -- упрекнула она его.
        -- Это не рваные, -- оправдывался он. – Это специальное бельё с вырезом. Как утверждает реклама оно «воспламеняет чувства и призывает к играм». Сейчас так модно.
       
        Но всё же в этом белье она чувствовала некий дискомфорт.       
        -- Всё время в голову лезут грязные мысли, -- жаловалась она. --
Если тебе не трудно, купи мне обычное эротическое бельё. И, если можно, чёрного цвета.
        -- Тебе что так срочно? – спросил Егор. 
        -- Да, срочно, -- ответила Долли. – Мне не хватает уверенности в себе.  Иногда в постели я начинаю теряться.      
       В тот же вечер Егор сходил с ней в ближайшей секс-шоп.  Долли выбрали для себя два гарнитура чёрного цвета.
               
                Разбор полётов
    
    
        Прошло несколько недель, с тех пор как Долли обзавелась Vagin.
Всё свободное время они с Егором не вылезали из постели. Это был их медовый месяц. Егор забыл про еду. Пил разве что только кофе.               
        Долли очень быстро взрослела. К этому времени она перечитала почти всю литературу, касающуюся интимной жизни. Просмотрела кучу эротических фильмов. Её нейронная сеть трудилась с полной нагрузкой.
      
        -- Кстати, как у тебя рука, больше не болит? – спросила Долли, когда они легли спать.
        -- Да нет, -- сжав ладони, ответил Егор. -- Вроде всё прошло.
        -- Ты не забыл, ты как-то мне обещал показать позу «пикирующий бомбардировщик».
        -- Ты меня не перестаёшь удивлять. В последнее время в постели я стал чувствовать себя нерадивым школьником на экзамене рядом со строгой учительницей.
        -- А что, неплохая мысль. Я бы ввела обязательные экзамены для молодожёнов.  Думаю, это было бы не лишним.
        -- Может ты и меня бы заставила их сдавать?
        –- Только с твоего согласия, -- улыбнулась она.
        -- У тебя что ко мне есть претензии?
        -- Нет, всего лишь маленькие пожелания.
        -- Ну что ж говори, я внимательно слушаю.
        -- Только без обид. Договорились?  Только для твоего же блага.
        -- Да какие там обиды. Критика -- двигатель прогресса. Я -- весь внимание.

        Долли сразу взяла быка за рога.
        -- Ты неправильно двигаешься в постели. Ты двигаешься всем телом, а надо только бёдрами. Из-за этого ты быстро устаёшь. Да и дыхание сбивается.
        -- Хорошо, я это учту, -- скривив рот, ответил Егор.  «Надо же. Она ему наедине даёт уроки в тишине».
               
        -- Ты, как и все мужчины, слишком нетерпелив, -- продолжала Долли. -- Один только вид смазливой девочки может вызвать у вас частичную эрекцию.
        -- А как у вас?
        -- У нас всё иначе. Наше возбуждение связано с воображением и фантазией, поэтому оно растянуто по времени.
        -- Что же мне делать?
        -- Надо просто продлить процесс соблазнения, прислушаться к моему дыханию, почувствовать наслаждение от прикосновений.
Женщина как машина: что толку давить на газ, если ты не раскрутил двигатель.
        -- Из тебя получился бы неплохой автогонщик.
      
        -- Запомни, ты сейчас лежишь не с женщиной, а со своей половинкой.
 Я – идеальная женщина, созданная для любви. Для удовлетворения всех твоих желаний. Твоя Homo amore.
          Я полностью подогнана под тебя, мой Пигмалион.
      
             Я твоя Галатея, твоя Вселенная любви!..
           
        Через несколько дней у Егора произошёл небольшой упадок сил, маленький сбой. Вроде бы ничего страшного, но этот упадок произошёл в постели. Ну что сказать, приятного тут мало. Страдает мужское самолюбие.      
        Егор накинул халат и вышел на кухню.
 Он давно уже не брал в руки сигарет, а сейчас решил закурить.  Долли в одной сорочке тоже выскочила на кухню и стала его утешать.
       -- Егорушка, ну успокойся, ну не переживай ты так, -- говорила она ему.
      
       -- Моя вина, -- покачал головой Егор.
       -- Не только твоя, но и моя, -- ответила Галатея. -- Я тоже была не
в лучшей форме, не настроилась...  Ты ведь живой человек,
а не машина. А с людьми всякое может случиться. Для меня важен даже не столько результат, сколько твоё  желание  доставить мне удовольствие даже без проникновения.
       Они выпили по чашечке кофе. Потом Долли продолжила.
               
       -- Почему ты меня всё время спрашиваешь: «Как ты?».
 «Неужели ты меня не чувствуешь в постели?».
       -- Нет, чувствую. Просто хочется услышать твой отклик.
       -- А, мне кажется, ты хочешь, чтобы я тебя похвалила. «Боже, какой мужчина!».
       Сжав губы, он ничего не ответил. Она взяла его за руку.
       -- У тебя учащённый пульс. Ты почему перенапрягся?
       -- Я так привык, -- пожал плечами Егор, -- чтобы… одновременно.
       -- Со мной это не надо, я всегда под тебя подстроюсь,
можешь не сомневаться. Я всё сделаю на автопилоте...

       -- Не сдерживай себя, полностью предавайся своим желаниям. Будь самим собой. В постели я должна вызывать у тебя лишь состояние блаженной расслабленности, а не напряжения, как будто ты вышел  на работу разгружать
вагоны с углём.

        Они выпили ещё по чашечке кофе, ушли с кухни и снова легли в постель.
На этот раз у Егора всё получилось с первого раза…
      
         -- А почему после близости ты всегда падаешь на спину? – через некоторое время спросила она.
        -- Мне же надо отдышаться, -- ответил он.
        -- А я ещё долго чувствую в себе возбуждение. И мне так хочется услышать от тебя в это время ласковое слово, так хочется, чтобы ты прижал меня к себе и поцеловал. Так хочется растаять в твоих руках.

        Понимаешь, для меня таинство любви не заканчивается на оргазме,
он лишь вызывает в моей душе новый всплеск эмоций и дополнительную потребность
в ласках и нежных словах.
        Тем более, тебе это сделать не трудно. Ты у меня впечатлительная и романтическая натура.  И что очень важно, такие мужчины как ты обычно не изменяют женам, они верные мужья.
        -- А вот и не угадала. Один раз я согрешил. Ну… почти согрешил.
        -- Ты никогда мне не рассказывал.


         -- Дело было в командировке. После пьянки одна девица осталась у меня
в номере, в гостинице. Но ничего не получилось.
         -- (с улыбкой). Неужели, опять упадок сил?
         -- Нет, тут другое. Понимаешь, я чувствовал чужое тело, даже трогать его было неприятно.  А тут ещё перед глазами всплывает образ любимой женщины.
 Ну и подумал, а на кой я всё это делаю?  Может лучше предложить ей погулять
в местном парке.
        -- Так что, так ничего и не было?
        -- Нет, ничего.
        -- А ты знаешь, ты просто идеальный вариант для мужа. Тебя даже контролировать не придётся.

               
                Гранд отель Европа
       
       
        Это оазис роскоши в самом центре Петербурга. С его окон открывается потрясающий вид на Невский проспект. Номера в отеле стоили от нескольких сот до тысячи долларов в сутки
        Когда Хасимото приезжал в Петербург, он обязательно останавливался в этом отеле.
        У него даже был свой любимый номер в европейском стиле 19-го века.
Окна в номере выходили на милый внутренний дворик. Мебель в комнатах антикварная, даже телевизор имел характерный декор. В номере имелась игровая приставка, кондиционер, мини-бар и ванная комната. Вот и на этот раз японец не изменил своим привычкам.
      
         После того, как Хасимото побывал в институте Артура и обсудил там все свои дела, он позвонил Егору и пригласил его вместе с Долли к себе в гости.
Ему очень хотелось увидеть своими глазами, что же произошло в России с его Галатеей. «Если хотите, можете даже искупаться, -- сообщил он. -- Только захватите купальники».
        … Перед входом в отель, прямо перед их носом, швейцар развернул молодую пару.
        -- Вы куда? – спросил он.
        -- Мы в бар на пятый этаж, -- ответил молодой человек.
        -- Туда в джинсах нельзя, -- сказал швейцар. Затем он также он не пропустил в отель и «нашу девушку».
        -- Девушек пропускаем только вместе с молодым человеком, -- сказал он.
      
        К счастью, у наших героев таких проблем не возникло. Егор был в тёмном костюме цвета маренго. А Долли в коротком платье цвета ультрамарин.
К тому же Хасимото сам вышел встречать своих гостей на парадную лестницу.
Сначала он поздоровался с Егором, затем заключил в свои объятия Галатею. Он её всю расцеловал и смотрел на неё с нескрываемым восхищением.

        -- К её красоте прибавилась одухотворённость,-- признался он.
        -- У вас с ней что-то общее, будто вы отец и дочь, -- заметил Егор.
        -- Так оно и есть, -- подтвердил Хасимото. -- Галатеи -- мои самые любимые создания. Тут же он извинился перед ней за то, что она так долго ждала свою Vagin.
        -- Ничего страшного, -- ответила Долли. – Для меня это время, может быть, даже самые счастливые дни моей жизни. Наверное, я только сейчас начинаю это понимать.
        -- Это почему же? -- полюбопытствовал Егор.
        -- К сожалению, когда мужчины достигают своей цели, как говорил японский поэт, грохот водопада их страсти сменяется на тихое журчанье ручейка.      
        -- Вы знакомы с японской поэзией? – удивился Хасимото.
        -- А как же, -- ответила Долли. – Я ведь там родилась.
    
        Конечно же Долли не упустила такую возможность, как поплавать в бассейне. Хотя в нём было неглубоко, ей так понравилось, что Егору вместе с Хасимото пришлось приложить немало усилий, чтобы её оттуда выловить.

        Хасимото заказал столик на мансардном этаже в ресторане "Крыша", в банкетном зале.
        -- Как же она изменилась за это время, -- не переставал удивляться японец, когда они уже «сидели на Крыше». – Куда-то исчезла угловатость механических движений. Да и речь её стала более плавной и спокойной.
Но главное -- в глазах появилось осмысленное выражение, они больше не статичны.
Она реагирует на каждое слово, на каждое движение, она чувствует. Её не отличить от живой женщины.
        -- А я и есть живая, -- смущённо опустила голову Галатея. – Если его дочка меня признает, как мать, тогда Егору не останется ничего другого, как сделать мне официальное предложение.
        Оркестр заиграл «Красотки кабаре». Хасимото пригласил Долли на танец.

        Вот уж где она показала всё на что способна. Уроки Егора не прошли даром. Она, приподняв подол платья, отплясывала просто на загляденье.
        -- Если бы меня не опередил Егор, -- признался после танца Хасимото. -- Я бы сам первым предложил бы ей руку и сердце. Смеялись все.

       -- Как она прекрасно держит равновесие, какая плавность в движениях. Программа «Гороскоп» просто творит чудеса, -- не переставал удивляться японец. -- Теперь я понял свою главную ошибку: я не верил в то, что кукла может испытывать эмоции; чувствовать, как человек. Кстати, у других кукол, которым я ставил программу Артура, настоящих эмоций так и не появилось.
В чём тут причина, я до сих пор понять не могу.
        -- Всё очень просто, -- улыбнулась Галатея. – Чувства пробуждаются только тогда, когда нас касается рука любящего мужчины. Мы оживаем, когда в нашем сердце вспыхивает любовь. И программы здесь вообще не причём.

        -- Любовь – любовью, но, к сожалению, Галатея перенимает у женщин не только хорошее. «Она мне как-то призналась, -- сообщил Егор, – что один раз обязательно мне изменит».
        -- Да неужели? – удивился японец.
        -- Когда у меня кончится питание и я не смогу оказать сопротивление роковому мужчине, -- добавила Долли.
Снова все посмеялись.
        -- О, спасибо, что напомнили. Я, кстати, вам привёз новые аккумуляторы,  -- сказал Хасимото и положил на стол картонную коробочку. – Они работают в два раза дольше.
        -- Как здорово, – обрадовалась Долли и поцеловала японца. – Из-за этих аккумуляторов я всегда испытывала животный страх. Вот останусь я, скажем, на ночь у другого мужчины, а энергии, чтобы утром проснуться и вернуться домой уже не будет.
        -- Спасибо господин Хасимото за презент, -- нахмурился Егор, -- но старые аккумуляторы пока работают надёжно.
        -- Егоруска, я посутила, -- снова с акцентом заговорила она. – Прости меня посалуйста. Она наклонила к нему свою голову и, откинув волосы назад, подставила ему свой лоб.
        -- Осознала? – спросил Егор, дав ей звонкий шелобан. -- Осознала, осознала. – закивала она головой.
        -- Это у вас такая архаичная система воспитания? – спросил Хасимото.
        -- Может и архаичная, зато   эффективная, -- ответил Егор.
        -- Да, да, я вспоминаю, -- сказал Хасимото. – Кажется, этот педагогический приём впервые изобрёл ваш древний мыслитель Балда.
        -- Может быть у вас будут какие-нибудь пожелания? – спросил Хасимото. -- У нас сейчас на подходе новая модель с большим количеством опций.
        -- Нет, спасибо, -- сказала Долли. – нас пока всё устраивает.
       Но Хасимото сделал вид, что пропустил её слова мимо ушей.

        -- Если вы захотите омолодить куклу, у нас сейчас есть модель с переменным возрастом, внешностью и текстурой.
        Егор посмотрел на сердитое лицо Галатеи.
                (она показала ему кулак)
        -- Нет, моложе мне не нужно, -- сказал он. -- Меня полностью устраивает Галатея.
                (Долли тут же поцеловала его)
       -- А что касается экстерьера. Так она иногда так намазюкается перед зеркалом, что я иногда сам её просто не узнаю.
                (Долли расплылась в улыбке)
        -- А может текстуру поменять? – предложил Хасимото. – Сейчас придумали новое гуттаперчевое покрытие для асфальта, удивительно упругое вещество. Абсолютно гладкое, без всяких шероховатостей и пупырышек.
                (она снова показала ему кулак)
        -- Да ладно, -- махнул Егор рукой. – Я уже к ней привык. Как говорится, своя корова в рогоже, да всех дороже.               
                (Долли просто впилась ему в губы)
        -- Как же я перепугалась. – тяжело вздохнула она.  – Вот так и знать ничего не будешь, а тебя закатают в асфальт.

        -- А вы в курсе, что вчера произошло историческое событие, -- сказал Хасимото. -- Один китаец, как сообщалось в СМИ, женился на созданном им же роботе-женщине.
        -- Вот видишь, Егоруска, нас уже опередили, -- сказала Долли.
        -- Как быстро меняется мир, -- покачал головой Егор.
        -- Значит больше пожеланий у вас нет? – ещё раз спросил Хасимото.
        -- Ну почему же нет, -- ответила Долли. – Есть одно пожелание.
        -- И какое же? – поинтересовался японец.
        -- Не знаю даже с чего начать, -- покрутила головой Долли.
        -- А ты начни с конца, -- посоветовал Егор.

       
        -- Во все времена мужчины мечтали об идеальной женщине, с которой бы их души уносились в небо, -- собравшись с мыслями, заговорила она. -- Звали эту женщину Галатея. И была у неё одна особенность:к ней невозможно было привыкнуть.

          «Сегодня дева, завтра богиня.
           То ты царица, то ты рабыня.
           Каждый день -- новая жизнь!»

        Я бы очень хотела, чтобы можно было менять свою ЛИЧНОСТЬ.
        -- Что ты имеешь в виду? – спросил Хасимото.

        -- Если Егор захочет, чтобы я была умной, образованной — я была бы такой. Если он надумает проводить время с глупышкой -- пожалуйста. Понравится ему властная, волевая женщина — на здоровье. А потянет на застенчивую скромняшку — нет проблем.
      
         «То образ девы, то дьяволицы.
          Сегодня кошка, завтра ты львица --
          Каждый день новая роль»
               
        Тогда в моём лице Егор будет любить как бы всех женщин на земле.
Наши отношения постоянно будут начинаться как бы заново. Я останусь для него неразгаданной тайной,
недостижимой целью, к которой он будет вечно стремиться.
Он как бы станет Дон Гуаном, утолив свой инстинкт охотника, но только для одной меня. И кроме меня ему никто не будет нужен. Я стану его вселенной, его Вселенной любви.
       
          -- Красиво звучит, -- сказал Хасимото:
          
                «Галатея – Вселенная любви»
 
         Как специально, как по заказу, зазвучала песня: «Вива ла Дива, Вива Виктория, Афродита».

Галатея схватила своих мужчин за руки и потащила танцевать.

         После танца у Хасимото зазвонил телефон. Он с кем-то переговорил и стал прощаться.
        -- Мои глубокие извинения, -- раскланялся японец. -- Я вынужден вас покинуть. Через час в нашем консульстве у меня встреча с деловыми партнёрами. Столик оплачен, можете не беспокоиться, отдыхайте в своё удовольствие.
        Он попрощался с Егором, расцеловал Галатею и ушёл.
      
        Долли очень хотелось танцевать, но классические мелодии, которые звучали в банкетном зале, её не устраивали. Ей хотелось чего-то современного. Официант посоветовал им сходить в соседнее помещение, в бар.  Там в небольшом танцполе звучала современная музыка. Проще говоря, была самая настоящая дискотека.
      
       ...Затемнённое пространство было испещрено зелёными лазерными лучами.
Над головами танцующих вращался диско-шар, создавая на стенах и потолке эффект «звёздного неба».  Но больше всего Долле понравились вспыхивающие гирлянды маленьких лампочек, встроенных в пол. Они загорались в такт музыке.
        В отличие от банкетного зала вход сюда был свободный. Вот уж где они отвели душу, потанцевав в своё удовольствие.
      
        Когда объявили белый танец, Егора пригласила маленькая стройная блондинка в чёрном костюме из джерси с белой окантовкой.
        -- My name is Nadia, -- почему-то сказала она по-английски с милой улыбкой.
        Но, когда Егор ответил ей на чисто русском:«А меня Егор», Nadia полностью утратила к нему интерес. Что, впрочем, не помешало Долли его слегка приревновать.
      

                Женский беспредел


         Под конец вечера, когда народ стал покидать ресторан, да и они с Егором уже собирались уходить, Галатея обратила внимание на заплаканную девушку в самым дальнем углу бара. Долли «видела», как разрывается девичье сердце. 
      (Под действием стресса импульсы от ствола мозга к сердцу становятся неравномерными, в результате нарушается ритм сердечных сокращений.  Эти импульсы и улавливал детектор Долли)
        Девушка была на грани нервного срыва. Тушь текла по её щекам.
        Эта была та самая блондинка, которая вызвала у неё ревность.  Долли отправила Егора в банкетный зал, собирать вещи, а сама подошла к девушке.

        -- С вами что-то случилось? – спросила она. – Я могу вам чем-то помочь?
        -- Не со мной, с моей подругой, -- рыдая, ответила девушка. -- Я ей говорила не надо сюда идти, но Нюрка опять пришла, да ещё меня притащила.
        -- Так что случилось-то? – ещё раз спросила Долли.
        Девушка ей рассказала, что на прошлой неделе Нюрка сняла тут одного «финика». А сегодня она перекрасила волосы, думала её не узнают. Ну и зацепила какого-то шведа. Но её вычислили в два счёта и увели на расправу.

        -- На какую ещё расправу? Бить что ли будут?
        -- Если бы только бить. Тех, кто их ослушался они обливают кислотой.
        -- Что, прямо в лицо?
        -- Нет, не в лицо. Они льют кислоту в трусы. Чтобы другим неповадно было.
        -- А что же вы в милицию-то не заявите?
        -- Так милиция их и крышует. Все, кто здесь работают, им платят.
А старший у них Баклан.
        -- Так, а где сейчас Нюрка?
        -- Её в туалет повели.

        В это время к ним подошёл Егор. В его руках был пакет с аккумуляторами.
        -- Ну что идём? – улыбаясь, спросил он. – Я готов.
        -- Егорушка, спускайся один, -- сказала ему Долли. – Заодно закажи такси. А я через пару минут подойду. Мне надо зайти в туалет по женским делам.
        -- Странно, раньше ты туда не ходила, -- удивился Егор и пошёл на выход.

        -- Вы не покажите мне, где этот туалет? – спросила Долли.
        -- Пойдёмте, -- сказала девушка и они вышли в коридор, в самом конце которого была дверь с характерной пиктограммой. Из-за двери доносились женские крики.
        -- Я боюсь, я дальше не пойду, -- залепетала блондинка. – У Баклана
с собой кислота.      
      
        -- Хорошо, постойте здесь, -- сказала Долли и, резко открыв дверь,
 вошла в туалет.  Это было довольно-таки просторное помещение, выложенное белым кафелем с огромным зеркалом над раковиной.
        Справа от неё у самой стены три женщины избивали молодую девушку руками и ногами.  Жертва была в короткой синей плюшевой юбочке и голубой блузке. Девушка сидела на корточках и кричала от боли, прикрывая голову руками.
        Причём самая высокая женщина, которую кто-то назвал Кобла, била девушку
с особым остервенением, акцентированно, сжатыми кулаками по голове.
        -- Бритая пилотка! -- со злобой кричала она. –- Сука, мразь, дрянь!
        Сразу за дверью Долли чуть не столкнулась с высоким коренастым мужчиной
в толстой кожаной куртке. Под полою куртки у него выступал какой-то предмет.
         «Наверное, это и есть кислота», -- подумала она. Мужчина был несколько раздосадован тем, что не успел преградить ей дорогу.
      
        -- Девушка сюда нельзя, -- обратился он к ней. – У нас здесь проводится мероприятие. Спуститесь этажом ниже. Там тоже есть туалет.
        -- Мне не в туалет, -- ответила Долли. – Мне нужен Баклан.
        -- Ну я Баклан, -- представился мужчина.
        -- Я насчёт работы. Мне вас рекомендовала одна знакомая.
        -- Какая знакомая?
        -- К сожалению, я забыла, как её зовут.
       
        -- Ну это не важно, -- оглядев её с ног до головы, сказал он.  -- Новенькая значит. Ну что ж, к внешности у меня претензий нет. Но сегодня я сильно занят. Времени в обрез. К тому же этой «соске» надо прочистить мозги
(он указал рукой на девушку в голубой блузке).  Хотела на халяву бабла срубить.            
У меня все, кто работает здесь, отстёгивают в день по косарю. И я никому не позволю крысятничать.
        -- Так как насчёт работы? – спросила Долли.
        -- Давайте завтра с утра, -- сказал Баклан. -- Позвоните мне, я дам визитку.
                (он сунул руку в карман)
      
        В этот момент грудь его оказалась в зоне досягаемости и совсем не защищена, чем Долли с успехом и воспользовалась. Она воткнула свой «шокер» прямо ему в шею.
        В первую секунду его лицо исказила боль, затем он дико закричал, пару раз дёрнулся и, потеряв сознание, рухнул, словно куль с мукой, на пол, продолжая слегка сучить ногами.
      
         Женщины, избивавшие девушку, переключили всё своё внимание на Долли
и застыли в недоумении, не понимая, что же такое произошло. Долли нагнулась над Бакланом, откинула полу его куртки и достала из внутреннего кармана бутылочку
с жидкостью. Судя по названию на английском «Sulfuric Acid» это и была серная кислота.
        Долли сломала пластиковую блокировку и открутила жёлтую пробку.
Теперь в её руках появилось ещё одно грозное оружие.      
            
       -- Ну что, божьи одуванчики, -- обратилась она к истязателям. -- Кто не хочет, чтобы её личико превратилось в расплавленную пельмешку, должен выполнять все мои команды. 
      «Итак, кто за?», -- её рука поднялась вверх.  Все женщины нехотя подняли руки.
      «Кто воздержался?..    Принято единогласно».
        -- А вы от кого? – спросила Кобла.
        -- Знакомиться будем позже, -- обрезала Долли. -- Так, всем встать лицом к стене, скомандовала она. Руки за голову.
       Две женщины сразу выполнили её указание. Кобла же застыла в нерешительности, словно не зная, подчиняться ей или нет.
        -- Я дважды не буду повторять, -- твёрдо сказала Долли. – Впрочем, если будут личные пожелания, могу залить кислоту и в другое место.
        Для убедительности она плеснула несколько капель на махровое полотенце, висевшее у раковины. Полотенце вмиг превратилось в жалкие лохмотья. Зло скрежеща зубами, Кобла была вынуждена подчиниться.

        Долли приоткрыла дверь и жестом подозвала блондинку.
        –- Кислота у меня в руках (показала она), можешь не бояться.
        Блондинка вошла внутрь и, подойдя к своей подруге, помогла ей подняться. На лице и руках избитой девушки виднелись свежие синяки.
      -- Как ты? – спросила её блондинка. – Ничего не отбили?
      -- Главное голова цела, -- ответила девушка. –
А остальное не важно… До свадьбы заживёт.
       Вдруг её словно прорвало.  Девушка схватила стоящую в углу швабру и стала дубасить ею по спинам своих обидчиц. Особенно сильно она старалась ударить по Кобле.
        -- Ну хватит, перестань, -- остановила Долли разбушевавшуюся мстительницу. -- Не надо копировать грубые мужские разборки. Мы женщины должны всё делать изящно и красиво. Пострадавшая нехотя поставила швабру на прежнее место.
        -- Постой у дверей, -- попросила она блондинку. Та выполнила её просьбу.

        -- Так, всем раздеться и одежду сложить на пол, -- скомандовала Долли. – Раздеваемся по одной. Начинаем с той, что стоит ближе к двери. Телефоны кладём отдельно.
        Первая женщина отошла от стены и сняла с себя всё кроме нижнего белья и туфель.
       -- Всё, всё снимайте, -- приказала Долли. – Стесняться здесь нечего. Здесь мужчин нет.  А этот (она указала на Баклана) не в счёт. Он ещё не скоро откроет глаза, если вообще откроет.
       Женщина полностью разделась и снова отошла к стене. Вслед за ней тоже сделали и две другие. Долли попросила блондиночку собрать все их вещи в кучу; после чего, понюхав воздух, сказала: «Я не переношу запаха грязных мужских носков», поморщилась и попросила блондиночку снять с Баклана ботинки и носки и бросить их в общую кучу.  Когда последняя просьба Долли была выполнена, на все эти вещи вылилось почти всё содержимое бутылочки. И моднючая одежда и обувь вмиг превратились в никому не нужную груду рванья.
        Позвонил Егор. Он сообщил, что их такси давно уже стоит у входа.
        -- Долго ещё тебя ждать? – спросил он.
        -- Сейчас иду, -- ответила Долли.

        Затем она обратилась к блондинке и её подружке.
        -- Девочки, через минуту меня здесь не будет. Те всё поняли и пулей вылетели в коридор. Долли вынула аккумуляторы из телефонов.
        -- Пять минут чтоб никто не выходил, -- приказала Долли. -- Увижу в коридоре -- убью.
        Выйдя из туалета, она выбросила бутылочку и аккумуляторы в урну и спустилась на лифте до первого этажа.
        Через минуту они с Егором уже сидели в такси.

               
                Развлекушки

      
         Иногда, когда надоедало смотреть телевизор, они развлекали себя различными играми. Одна из таких игр была «угадайка».
        Он ладонями берёт воображаемый предмет и начинает его жевать.
        -- Яблоко, -- говорит она.
        -- Угадала, -- отвечает он.
       Затем она сгибает руку в локте, сжимая кулак.
        -- Мышца, -- говорит он.
        -- Правильно, -- отвечает она.
       Затем он поднимает руки над головой и шевелит пальчиками.
        -- Кролик, -- говорит она.
        -- Заяц, -- отвечает он. – Но всё равно правильно.

               -- Давай поиграем в слова, -- предложил Егор. – Я буду писать пальцем у тебя на спине. Твоя задача - прочитать написанное.

        -- Ты вгоняешь меня в краску.
        -- Как же, тебя вгонишь. 

        -- Давай, -- сказала она и легла на живот. – Ночнушку снимать?
        -- Не провоцируй, -- погрозил пальцем Егор.
Он написал «мама».
        -- Мама, -- сказала она.
Затем была её очередь. «Егор» написала она. 
        -- Егор, -- ответил он.
«Кот» написал он.
        -- Кот, -- ответила она.
«Гол» написала она.
        -- Год, -- сказал он.
        -- Вот и не угадал. Шелобан!

         В один из вечеров он пришёл с работы, уставший как чёрт. Он даже не стал ужинать, а сразу нырнул к ней под одеяло.
И, хотя его клонило ко сну, он по инерции протянул к ней руку. У неё это вызвало сильное раздражение.       
         -- Слушай, Егорка, не хулигань! Я же вижу, что ты сейчас не хочешь, -- она откинула его руку в сторону.
"Ну почему, когда мужчины ложатся в постель, они стараются сразу взобраться на нас? -- спросила Долли. -- Что за дурацкая у вас привычка. Вы что все альпинисты-скалолазы, что ли?"
         -- Я ещё понимаю, когда у тебя есть желание. Я же вижу, что ты сейчас никакой; не готов, не настроен. Непонятно, тогда зачем?            
         Он сам недоумённо пожал плечами.
         -- Может тебе надо исполнить свой супружеский долг? Так мы с тобой даже не расписаны.               
        И поверь мне: ничего хорошего из этого не получится. Лучше просто полежи рядом со мной.
   
               
                Даша и Артур               

      
        Как-то после работы в гости к Егору и Галатее забежала Даша. Она вернула брату лицензионную кассету с фильмом «Телохранитель».
        -- Качество великолепное, -- сказала она. – Чёткость, резкость, цвета.
С пиратской копией не сравнить.
        -- Прекрасный фильм, -- подтвердила Долли. – А как поёт Уитни Хьюстон!  Просто сводит с ума.
        -- Ну и Кевин Костнер хорош, -- вступил в разговор Егор. -- Я считаю это лучшая его роль в кино.
        После обсуждения фильма, все перешли на кухню и стали пить чай. Только здесь Егор обратил внимание на то, что его сестра находится в подавленном состоянии.
        -- Что-то ты неважно выглядишь, мать, -- сказал он. – У тебя очень утомлённый вид.
        -- Всё нормально, -- срывающимся голосом, ответила Даша.
        -- Как у тебя с Артуром?
        -- Мы с ним больше не встречаемся, -- опустив голову, сказала сестра.
        Видно было, что ей больно об этом говорить. Егор попросил Долли выйти в другую комнату. Та с большой неохотой выполнила его просьбу.
   
        -- Ну рассказывай, -- попросил Егор.
        -- Да что рассказывать, -- выдохнула Даша. – У него просто появилась другая женщина.
        -- Кто это?
        -- Его новая лаборантка, Жанна.  Хорошенькая девочка, на 10 лет моложе меня.
        -- От Артура я такого не ожидал! -- в сердцах бросил Егор.
        -- Он свободный мужчина, это его право, -- ответила Даша.
        -- Я бы тебя не променял ни на какую другую женщину.
        -- (она взяла его за руку) Спасибо, Егорушка. Ты очень хороший и добрый человек.
       Разговор у них явно не клеился. Наступило тягостное молчание…
               
                (Раздался стук в дверь)
       -- Можно к вам? – послышался голос Галатеи.-- У меня для вас важная новость.
        -- Заходи, -- ответил Егор. И как только Долли зашла, он спросил её, что за новость.
        -- Я сегодня видела Артура с девушкой, -- сообщила Галатея.
        -- Ну и чего ж ты молчишь, давай рассказывай, -- потребовал он.
        -- Можно я сяду? – попросила Долли.
        -- Ну, конечно, садись, -- ответила Даша и выдвинула из-под стола табуретку. Галатея присела на самый краешек сиденья.
      
         -- В общем так, -- сказала она. – Пошла я сегодня в Таврик, как обычно, уточек покормить. Смотрю со стороны Кирочной напротив музея Суворова припарковывается автомобиль. Чёрный Пассат. Я его сразу узнала по номерам, 123 вв. Это же номер Артура.
Когда он вышел из машины, я хотела к нему подойти и поздороваться. Но он вышел не один, а с какой-то девицей. Поэтому я решила не подходить. Меня он не узнал, так как я была в чёрных очках и в шляпке.
        -- И дальше что? – спросил Егор.
        -- А дальше они погуляли по парку минут 10.
А потом он её целовал.
         -- Можно, пожалуйста, без подробностей, -- попросила Даша.
        -- В отличие от него девица была совершенно спокойна, во всяком случае сердце у неё оставалось холодным. Что довольно-таки странно для девушки во время свидания.
        -- Ну, а потом? – спросил Егор.
        -- Потом он дважды посмотрел на часы, пошёл к своей машине и уехал.
        -- А она? – спросила Даша.
        -- А девица осталась в парке, достала телефон, подошла ко мне и села на ту же скамейку, на которой сидела я. Так что я слышала всё, о чём она говорила.
        -- И о чём же? – с нетерпением спросила Даша.
        -- А вот здесь начинается самое интересное. Ни за что не догадаетесь. Девица назначила свидание какому-то молодому человеку. Причём, не где-нибудь, а тут же в парке.

         Долли посмотрела в зеркало на стене и поправила волосы.
         -- Ну я, пожалуй, пойду в другую комнату, как вы просили. Можете посекретничать. 
        Она привстала, но Егор и Даша, одновременно схватив её за руки, буквально насильно усадили на табуретку.
        -- Будешь кривляться, -- пригрозил Егор, – отключу и поставлю в угол.
        -- И пошутить нельзя. Чуть что – сразу в угол. Даша, ты ему скажи, что это непедагогично.
      
        -- Итак, что было дальше? – настойчиво просила Даша.
        -- А дальше минут через 15 пришёл молодой человек. Мне право неловко, -- смущённо пожала она плечами.
«Не знаю, удобно ли об этом говорить?».
        -- Говори, говори, -- повторила Даша.
        -- Вы же просили без подробностей.
        -- Ладно, -- рубанул Егор, – разрешаем говорить всё.
      
        -- Они стали целоваться.
        -- Может тебе показалось? – спросила Даша.
        -- Как же, показалось, -- усмехнулась Долли.         
        –- В это время я встала со скамейки, чтобы им не мешать, и незаметно сделала несколько снимков. Впрочем, они были так увлечены, что не обратили на меня никакого внимания.
    
        -- Так у тебя что есть снимки?! -- удивилась Даша.
        -- И ты до сих пор молчала! – воскликнул Егор.
        -- Я хотела сказать, но вы же меня выпроводили.
        -- Зараза! -- прошипел Егор.
        -- Мы просим прощение, Галатея. Мы поступили опрометчиво, -- покаялась Даша.
       
        -- То-то же. Давно бы так, -- развела руками Долли. -- А кто-то обещал меня сводить в театр теней.
        -- Прости, Галатея, я просто замоталась с работой в последние дни.
Но я тебе обещаю, что до конца месяца мы обязательно с тобой выберемся.
        -- Шантажистка! – выкрикнул Егор.
        -- Да у меня есть пробелы в воспитании, -- многозначительно посмотрела Долли на брата и сестру. – Но, это вина тех педагогов, что не смогли ко мне найти нужный подход.
         Долли сходила в гостиную и принесла свой Sharp. Снимки на нём получились чёткие и ясные.          
   
         Когда на следующее утро Егор показал эти снимки Артуру, тот психанул и долго ещё не мог прийти в себя.
         В конце концов он трезво взглянул на своё умопомрачение, разругался с лаборанткой и перевёл её в другой отдел. Через несколько дней после этого он пришёл к Даше с повинной.
         Даша, конечно, не сразу, но всё же простила его. А спустя месяц, видимо, чтобы полностью загладить свою вину, он сделал ей предложение. Больше всего этому радовалась Долли. Она, наконец-то, смогла посмотреть свой любимый спектакль
в театре теней.

                Теплоход
      
      
         На работе Егору предложили две горящие путёвки за полцены на теплоходе в Кижи, что на Онежском озере. 
         Сначала он отказался, ведь у Долли не было документов, удостоверяющих личность, а без них на борт не пускали.
Но после того, как Артур от имени института договорился с руководством речного вокзала, эту проблему удалось разрешить.
 
         «Самое время проветрить мозги», -- подумал Егор и, прихватив Долли, поехал на набережную Обуховской обороны.
Он никогда не был на русском Севере.  А для Долли это было как путешествие на другую планету.

 
                «Речка, реченька, река
                Широка и глубока
                Ты течёшь между полей
                городов и деревень»          
               
         … Вахтенный матрос Петя любезно согласился показать им каюту, в которой они будут жить. Она находилась на корме, сразу под верхней палубой. Когда они, облюбовав новое жильё, снова вышли на палубу, послышалась команда
«Отдать концы!». 
         Подняли трап, за бортом закипела вода, теплоход стал медленно отчаливать от пристани речного вокзала. В это время со всех репродукторов полиласьпесня.
 
                «На теплоходе музыка   играет,
                А я одна стою на берегу.
                Машу рукой, а сердце замирает.
                И ничего поделать не могу»
   
       Да и вообще, на теплоходе во время всего круиза постоянно звучали самые популярные мелодии. Слушать их люди просто были вынуждены (динамики на открытой палубе не отключались), хотя иногда это просто мешало наслаждаться видами за бортом.         
       Но, будем объективны, положа руку на сердце, надо признать, что, как бы то ни было, эта музыка приятно бодрит и веселит душу. Единственное что вызывало неудобство -- это периодически вывешиваемые таблички на дверях туалетов.
 «Закрыто на санитарный час». По новым правилам фекальные воды теперь запрещено сбрасывать прямо в реки.
Но, в конце концов, к этому можно было привыкнуть. И перетерпеть.

        Сначала шли по Неве, до Ладожского озера. По правому борту осталась крепость Орешек. После Ладоги плыли по реке Свирь до Онеги, где, собственно, и находятся Кижи. Планировались остановки в Мандрогах и Ладейном поле.
       
            «В искрах катится река, словно зеркало стальное».

        Долли переоделась, сняла платье, надела на себя тельняшку и джинсы. Вахтенный матрос Петя, с разрешения вахтенного помощника капитана, дал ей на время свой бинокль и морскую фуражку.
         
        С реки многие дома и строения смотрятся иначе, чем если бы на них смотреть с земли. Но всех их объединяло одно: все они словно ветви ивы, растущей на берегу, упрямо тянулись к воде.
        А как здесь легко дышится: влажный  речной воздух приятно щекочет ноздри. И полностью заполняя грудь, как бы очищает наши души.               
        Послышался рев мощного двигателя. Поднимая волну, совсем рядом с теплоходом с молодецким присвистом пронесся белый катер "Прогресс". Сделав два круга вокруг судна, катер вышел на глиссирование, едва касаясь килем воды и лишь изредка звонко пришлепывая днищем невысокую волну, -- и вскоре исчез за горизонтом.
       Теплоход пенил за собой тёмные Свирские воды. Долли могла часами как завороженная любоваться на белый бурун, рвущийся из-под кормы.
       От судна расходились плавные волны, на пути к берегу они раскачивали, словно поплавки, утлые лодочки рыбаков и скручивались в белые пенящиеся валы на мелководье.
       Вдоль теплохода медленно проплывали полосы застоявшейся зелени, между которыми серебром сверкали крупные рыбины.

       Но больше всего Долли удивило, как нахальные чайки с пронзительным криком, кружась над головой, выпрашивали еду у людей. А некоторые птицы сами выхватывали хлеб из рук.
       По ходу экскурсии была предусмотрена стоянка в Мандрогах, на берегу реки Свирь. Это шуточная сувенирная деревня с массой развлечений. Взрослым мальчикам - музей водки, взрослым девочкам - мастер-классы по рукоделию.
       Ну а для детей -- речной паром на сказочный остров Лукоморье.

      Вот что об этой деревне написано в путеводителе.
        «Верхние Мандроги – это необычный туристический комплекс, возродивший старинную деревню, сгоревшую в годы войны. Деревня находится в краю с необычной энергетикой, на островке реки Свирь. Воды реки берут начало в Онеге и соединяют Онежское озеро с Ладожским. Въезжая в деревню по мостику через реку, вы погружаетесь в мир с глубокими традициями, где жили крепкие духом люди».

       Неподалёку от пристани Егор обнаружил заросли малины, ну и полакомился от души.
       Долли же обнаружила также недалеко от пристани целую поляну белых грибов. Она страшно обрадовалась такой удаче и стала их срывать. Но в это время за её спиной послышался сердитый голос гида.
       -- Это выставочные грибы. Их нельзя рвать. Экскурсовод отобрала у Долли сорванные грибы и снова поставила их на прежнее место.
       Народ с теплохода разбрёлся кто-куда. Большинство устроило пикник прямо на берегу с шашлыками. Егору же это было не интересно.
               
                Баня по-чёрному
       
       Он решил сходить в баню в старинных традициях, по-чёрному.  Здесь человек как бы заново погружался в 18-й век.
       Долли тоже захотела пойти с ним.  Мужики, которые собрались помыться, услышав это, покатывались со смеху.
Впрочем, в баню ей было нельзя, высокая температура была губительна для её жидкокристаллического мозга.
       В чёрной бане отсутствует дымоходная труба. Она здесь попросту не предусмотрена, так что дым остается в бане: выйдя из печи и пройдя сквозь камни, он начинает двигаться по помещению и нагревать полы, стены и потолок. За счет такого необычного обогрева все поверхности парной быстро покрываются слоем копоти, поэтому баня и называется чёрной.
Это, конечно, может не всем нравится. Но зато дым убивает всякую заразу и на коже, и в лёгких.
       Пока растапливали баню мужики травили анекдоты.

      • Швартуется судно, а на пирсе одна девушка. Старший помощник кричит в мегафон:
      -- Девушка! Примите конец у боцмана!  Команда хохочет... А он опять орёт:
      -- Да швартовый, швартовый...!

         Курсант приглашает девушку на танец:
      -- Девушка, вас можно?
      -- Можно, только сначала потанцуем.

       
        После бани Егор решил искупаться, благо баня стояла на берегу реки.
На этот раз Долли составила ему компанию.
        Они разделись и плюхнулись в воду. Егора сразу обожгло холодом, тело покрылось гусиной кожей. Он начал дрожать. Вода в северных реках даже летом прохладная.
        Вдруг он заметил пристальный взгляд Долли.  Указательный палец её правой руки был плотно прижат к её губам.
        -- У тебя глаза красные, -- сказала она.
        -- Это после бани, -- ответил он.
        -- Да нет, -- лукаво прищурив глазки, прошептала она. – Это другое.  Я думаю, пора отправляться на фронт.
        Долли еле сдерживала смех.
        -- Да ты что, Долька, -- смутился Егор, -- здесь же полно людей.

        -- Жить надо не по распорядку, а по желанию, -- произнесла она и, обхватив его ногами, полностью скрылась под водой, благо отсутствие дыхания для неё было не критичным.
        … Когда он снова начал дрожать, на этот раз уже не от холода, он вынул одну руку из воды и нервно сжал пальцы в кулак. В это время какая-то дама проплывала мимо него на надувном матрасе.
        -- Что это с вами? -- спросила женщина. -- Вас трясёт.  У вас самые настоящие судороги. Поверьте мне, я сама врач.
Срочно выходите на берег. Чтоб вы знали, под водой организм отдаёт тепло в 25 раз быстрее, нежели это происходит на воздухе.
       Когда же рядом с Егором вынырнула Долли, глаза у женщины округлились и просто полезли на лоб. Она широко раскрыла рот от изумления и, как не старалась, так и не смогла его закрыть.
       По утверждению медиков, у неё случился паралич лицевых мышц.

        Долли первая вылезла из воды. Силикон имеет большую теплоёмкость, чем человеческое тело, поэтому дольше сохраняет как тепло, так и холод. Чтобы быстрее согреться, она включила повышенный уровень обогрева.
        И поэтому, когда Егор всё же соизволил выбраться на берег, совершенно окоченевший, Долли была уже тёпленькая.
Она обтёрла его полотенцем и прижала к себе. И в буквальном смысле и приголубила и обогрела. Он с трудом переводил дыхание и не мог говорить. Долли извинилась перед ним за то, что поставила его в неловкое положение.
        -- Не сердись на меня, Егоруска, -- сказала она. – Я просто хотела тебя отблагодарить за такую чудесную поездку.
       -- Твоя благодарность не знает границ, -- с трудом ответил он и нежно прижал её к себе.

                Танцы
       
       Весь день по радио объявляли о том, что после ужина в кают-компании состоится вечер отдыха с обширной развлекательной программой.  Будут конкурсы с призами и танцы. Приглашаются все желающие.
       Народу в кают-компанию набилось так много, что сидячих мест на всех не хватило. Многим, в особенности мужчинам, пришлось стоять. После викторин и выступления фокусника перешли к конкурсной программе.
               
       Сначала на сцену вызвали смышлёную туристку, которая из слова «воздухоплаватели» составила 260 слов.  Женщина трудилась с самого утра, исписав целую ученическую тетрадь. Её наградили флаконом с шампунем.
       Затем был детский конкурс. На каждого ребёнка надели синие рабочие халаты. Дети соревновались -- кто быстрее застегнёт все пуговицы. Победил рыжеволосый мальчик с короткой стрижкой, в штанишках с лямками, как у Карлсона.  Ему подарили набор пирожных.

        Затем наступила очередь танцевального конкурса. Егор и Галатея решили в нём участвовать.
        -- Как хорошо, что я взяла бальное платье, -- сказала Долли. – А кто-то меня от этого отговаривал.
                (Погрозила она пальцем Егору)
        Сначала все пары танцевали танго «Утомлённое солнце». Когда танец закончился, в результате зрительского голосования в финал попали Егор с Галатеей и ещё одна пара из Петербурга. В этом конкурсе помимо танцевальной составляющей присутствовала ещё и, так сказать, подводная часть. 
        Дело в том, что ведущая дискотеки Алла очень хотела, чтобы один из призов -- чёрная французская футболка с красивой надписью -- достался её мужу Сене. Кстати, он и оказался в финале вместе с опытной танцовщицей и тем самым стал соперником Егора и Долли.
         
        В качестве финального танца была выбрана полька «Трик-трак» Штрауса.  Кстати, самый популярный танец 19 века.
Как только послышалась музыка, пары заняли исходную позицию. И после величественного вступления запрыгали по паркету. Ибо стоять под эту музыку было просто невозможно. Полька, если хотите, — это танец попрыгунчик.  Не случайно знаменитый канкан родился из польки. Танцующие частенько переносят вес
с одной ноги на другую, подпрыгивая, как на пружинках.
        А Долли было просто не узнать, она преобразилась до неузнаваемости,
как будто в неё вселился какой-то бес. Глаза у неё сверкали, платье развивалось, как парус на ветру. Ни дать, ни взять — маленькая озорная девчонка, которая, расшалившись, просто не может остановиться.
      
       Она, кокетливо поводя плечиками, постреливала глазками, успевая ещё и пофлиртовать со своим кавалером. Радостная улыбка и насмешливые гримасы не сходили с её лица. Такая беспричинная радость бывает разве что в детстве.
       Когда пришло время подводить итоги, ведущая Алла неожиданно присудила ничью. Хотя симпатии зрителей были явно на стороне Егора и Долли.
Чтобы как-то приглушить недовольство публики, Алла мотивировала своё решение.
       -- За артистизм, эмоциональность, раскрепощенность и кураж – именно всё то, что задевает зрителя «за живое» пара Егор-Долли заслуживает первое место, -- констатировала она.

        Но мы должны оценивать танец комплексно. То есть, учесть объем и амплитуду движений, соответствующие характеру бального танца, технику работы ног и стопы, рамку рук, динамику движений и правильную постановку линии корпуса.

        Важно также учесть «станцованность» пары, правильное ведение партнёрши.
А тут, к сожалению, у Егора и Долли были небольшие шероховатости.
       Я предлагаю, -- продолжала она, -- чтобы безоговорочно выбрать победителя, исполнить ещё один танец. Скажем, танец робота, что великолепно делал Майкл Джексон, показав свою знаменитую «лунную походку». Попрошу от каждой пары по одному человеку. Вышли Егор и Сеня.               
        -- А женщинам можно участвовать? – спросила Долли.               
        -- Да, конечно, -- ответила Алла.
        Долли улыбнулась. Егор всё понял и уступил ей своё место.
        -- Только можно я заменю платье на водолазку и джинсы? – спросила Долли.
        -- Конечно можно, -- кивнула головой ведущая. Долли сбегала в номер, переоделась и вернулась в кают-компанию.

        -- Что такое движения робота? -- объясняла ведущая. -- Нужно создать иллюзию механичности. Нужно двигаться плавно и независимо, словно оживший манекен. Затем она показала несколько жестов.
        -- Проще говоря, двигаясь как робот, вы производите такой же эффект, как будто вы сильно вздрагиваете.
После чего ведущая включила знаменитую песню Майкла Джексона «Billie Jean».
        То, что случилось дальше трудно было передать словами. Долли стала вытворять такие выкрутасы, повороты и вращения, что, пожалуй, и сам Майкл Джексон наверняка позавидовал бы. Даже Сеня с двумя заранее заученными движениями перестал танцевать и смотрел на неё с восхищением.
        -- Прямо, как живая игрушка, -- сказал кто-то в зале. – Даже не верится.
      
        На этот раз отсудить победу у ведущей просто не было никакой возможности. Французскую футболку вручили Долли.
        После чего Алла объявила танцы. Общий свет был притушен. Висевший у потолка диско шар стал медленно вращаться, создавая вокруг себя эффект «бегающих зайчиков».
        Адские звуки, вылетевшие из колонок, взорвали зал.

                «И снова седая ночь,
                И только ей доверяю я.
                Знаешь седая ночь,
                Ты все мои тайны.
                Но даже и ты помочь
                Не можешь, и темнота
                твоя
                Мне одному совсем,
                Совсем ни к чему»

          Народ ринулся в круговорот страсти. Кают-компания вмиг превратилась
в шумную дискотеку.
          Егор с Долли тоже не смогли остаться в стороне и, как говорит молодёжь, оттянулись по полной. А от песни «Forever» (Demis Roussos) Галатея просто потеряла голову. И по её просьбе, как победителю конкурса, песню повторили ещё раз.

                Утро любви
   
        Уже после танцев в своём номере Егор подколол Долли.
        -- Слушай, Долька, а где это ты так научилась танцевать робота? 
Ты мне ничего про это не говорила.
        Долли очень не любила, когда Егор напоминал ей о её «нечеловеческом происхождении». Она как-то вся съёжилась, опустила голову и закрыла глаза. На неё было жалко смотреть.
       Он почувствовал, что сказал лишнее. Егор извинился и, прижав её к себе, стал гладить её плечи, а затем расцеловал…
               
       Он проснулся от звуков песни, ещё не было и семи часов. Обычно до завтрака радиотрансляцию не включают. «Странно», -- подумал Егор. Он вышел на верхнюю палубу и увидел на самом носу судна свою Галатею.
       Утренний туман ещё лежал на реке. Сильные порывы ветра трепали её блузку и юбку. Она смотрела вдаль, откинув руки назад, как крылья, и пела.
             
       Её низкий грудной голос глубоко и гулко звучал над простором реки.
Он словно лился из самой её души, как вздох, в полную грудь.
      Так поют в русских деревнях, возносясь душою в небеса. Ему даже показалось, что душа её в это время была не здесь, а где-то далеко-далеко в небе.


                "Как много лет во мне любовь спала,
                Мне это слово ни о чем не говорило,
                Любовь таилась в глубине, она ждала,
                И вот проснулась и глаза свои открыла.

                Теперь пою не я -- любовь поёт,
                И эта песня в мире эхом отдаётся.
                Любовь настала так, как утро настает,
                Она одна во мне и плачет, и смеётся.

                И вся планета распахнулась для меня,
                И эта радость будто солнце не остынет,
                Не сможешь ты уйти от этого огня,
                Не спрячешься, не скроешься,
                Любовь тебя настигнет…»

               
               
                Матрос Петя
      
      
       Галатея путалась в лабиринте трапов и переходов и частенько вместо своего отсека попадала в помещение для экипажа, которое находилось также на корме, но под ними.
       Как-то, когда Долли в очередной раз заблудилась, она столкнулась в проходе с молодым вахтенным матросом Петей.
Его покрасневшие глаза были полны слёз. Руки его дрожали, он не мог сразу попасть ключом в замочную скважину своей каюты.
       Она его хорошо запомнила. Именно он в первый день проводил её и Егора до каюты, а затем дал ей морскую фуражку и бинокль. Ещё она запомнила, что на причале ещё в Петербурге он разговаривал на повышенных тонах с какой-то юной особой, после чего девушка резко развернулась и ушла.

        Долли включила свой «детектор лжи» и обнаружила у него сильный стресс. 
А индикаторы вообще зашкаливали, оказавшись в красной зоне. Что означало только одно: жизнь молодого моряка находилась в опасности.

        Долли постучала в его каюту и, не дождавшись ответа, открыла дверь.
        -- Можно к вам зайти? – спросила она.
        -- Что вам от меня нужно? -- спросил Петя.
        -- Мне показалось, что вам очень плохо, -- сказала Долли и вошла внутрь.
        -- А вам-то что, -- ответил он.
        -- Мне показалось, что в эти минуты я должна быть рядом с вами.
        Петя удивлённо посмотрел на неё.
        -- Можно я присяду? – спросила она. Он пожал плечами.   Галатея присела на койку рядом с ним.
        -- Я видела вас с той девушкой, на речном вокзале. Наверное, вы поругались.
        -- Мы расстались, -- ответил Пётр. – Эта девушка меня бросила.
        Только тут Долли заметила на столике чёрный пузырёк, на котором было написано «Мышьяк».
Она машинально схватила склянку и выбросила её в полуоткрытый проём иллюминатора.
        -- Что вы делаете! – закричал он.
        -- Не даю вам совершить самую большую глупость в вашей жизни.
        -- Это моё дело, -- закричал он.
        -- Нет, не ваше, -- в ответ закричала она. -- А вы подумали о своей матери, о своих друзьях и знакомых. Первый удар судьбы – и сразу на тот свет.
То же мне моряк называется. Мужчина должен стойко сносить свои невзгоды и неудачи.
        Две слезинки, пробежав по его щекам, упали на пол.
       
        -- Да и, по правде сказать, что вы в ней нашли?  Я же её видела.
       Тощая как вобла. Вы ещё найдёте в тысячу раз лучше. Она ещё не раз пожалеет, что упустила такого парня.
        -- Правда? – с надеждой спросил он.
        -- Конечно, правда, -- закивала головой Долли. – Если бы я была свободной, я бы сейчас встала на колени и умоляла бы вас о любви. Она прижала его к своей груди, обняла, и стала гладить по голове, как маленького ребёнка.
        Какая же это отрада для одинокого мужского сердца в трудный момент своей жизни ощутить тепло и заботу женских рук.
        Как-то вовремя включилась трансляция.

          «Кто привык за победу бороться,
           С нами вместе пускай запоет.
           Кто весел - тот смеётся,
           Кто хочет - тот добьётся,
           Кто ищет - тот всегда найдёт!»
               

                Корень жизни
    
        В каюте, на подходе к Кижам, Долли призналась Егору, что сняла на камеру телефона то, что у них было в постели неделю назад.
        -- Зачем ты это сделала? – строго спросил Егор.
        -- Я не хотела, я случайно нажала на кнопку «камера».  А она всё записала.
        -- Где эта запись? – спросил Егор.
        -- Я её стёрла, -- ответила Долли.
        -- Ну и зачем ты мне об этом рассказала?
        -- Понимаешь, я сравнила то, что было записано на телефоне с порнушкой.  Получается, что мы практически делаем то же самое, что и там.

        -- Ну ты и сравнила. Мы то с тобой живём по любви, а там за деньги.
        -- Я согласна. Но вот со стороны, не зная этого, всё выглядит совершенно одинаково. Хотя актёры в роликах подобраны красивые, смотреть на это мне неприятно. Очень противно становится на душе. Как будто это делают не люди, а кролики.
Я, созданная как секс-кукла, прочитав множество книг, мечтала когда-нибудь, воспарив душой, стать человеком, чтобы ощутить это необыкновенное прекрасное чувство любви.  А теперь я сильно разочарована. Ибо в этой акробатике совокуплений люди опускаются до уровня примитивной секс-куклы. Неужели за столько тысячелетий вы не смогли придумать какую-нибудь новую форму близости.
        -- Ну что, например?
        -- Ну, скажем, потереться лобиками. 
        -- От этого дети не рождаются.
        -- Хорошо, я согласна.  Я допускаю совокупления для зачатия.
 Это необходимо. Но такое случается крайне редки. В основном, люди занимаются сексом ради чувственного чревоугодия.
        -- Люди здесь не виноваты. Такими нас создала природа.
        -- Неправда. Природа тут ни причём. Она, наоборот, как у растений, упрятала корень жизни глубоко под землёй, во влажной темноте, оберегая его от посторонних взглядов и от солнечных лучей, чтобы его никто не видел. А на свету красовались бы только цветочки и листики.   Вспомни Пришвина. Люди же зачем-то вырыли этот корень и выставили его на всеобщее обозрение».
         -- А кто тебе разрешил смотреть порно сайты, -- через какое-то время спросил её Егор. – У меня же там стоит блокировка.
        -- А я туда и не захожу. Я просто решила послушать песенку. Нажала на кнопку -- и почему-то со всех сторон посыпались голые задницы.
               
                Кижи
 
      
        Ну вот и остров Кижи с его знаменитыми памятниками деревянного зодчества. Теплоход причаливал к пристани.
За бортом послышался шум закипевшей воды. Послышался мягкий стук о причал. Загрохотали сходни.
        Самым выдающимся и известным сооружением острова-заповедника, конечно, является Церковь Преображения Господня (1714 год).
        Её высота — 37 метров. Трудно поверить, но для постройки столь масштабного сооружения не потребовалось ни одного гвоздя!   Церковь поистине уникальна.  Многочисленные купола в форме луковиц придают храму сказочный облик.
        По словам экскурсоводов, церковь Преображения Господня  была построена одним топором плотником Нестором.
После чего плотник выбросил топор в озеро, чтобы никто не смог повторить такую же величественную постройку.

        Егор с Галатеей побродили по острову, посетили посадские дома, осмотрели церкви, колокольни и мирские постройки из рубленного дерева 18-19-го веков.

        Посетили они и легендарную церковь Воскрешения Лазаря -- один из древнейших памятников деревянного зодчества на территории России, сохранившийся до наших дней. Предание гласит, что церковь была построена преподобным иноком Лазарем, который прожил 105 лет и скончался в 1391 году.
        -- Может ли деревянная церковь простоять 600 лет и так хорошо сохраниться? – удивлялась Долли, увидев эту маленькую изящную постройку.
 
        Среди местного населения церковь Воскрешения Лазаря слыла «чудодейственной исцелительницей от недугов». Каждое лето 23 — 24 июня, в Иванов день, к ней съезжалось множество богомольцев со всей России.
        В церкви сохранился иконостас, состоящий из 17-ти икон XVI-XVII века.
        Хотя Долли не была крещённой, она была глубоко верующим человеком.
По всем церковным праздникам посещала Преображенский собор, ставила свечки и молилась.
        Здесь в Кижах, по её просьбе, Егор купил ей простенький нательный крестик, который она с радостью надела на шею.

        Именно в этой церкви Долли заметила одну из туристок с теплохода, которая, вместо того чтобы ходить и осматривать достопримечательности, стояла вместе с ней перед иконостасом и усердно молилась. На голове у неё был повязан чёрный платок, который обычно женщины носят во время траура. 

       Когда Галатея и Егор снова вернулись на теплоход, они были переполнены новыми незабываемыми впечатлениями.
И долго ещё находились в состоянии этакой благостной эйфории.
    
                Благословляю


        Перед сном Долли обычно выходила из каюты и делала небольшую прогулку по верхней палубе теплохода. Так приятно было подышать на ночь свежим речным воздухом.
        «Луна, как бледное пятно, сквозь тучи мрачные желтела», -- почему-то вспомнилось ей, когда она посмотрела на горизонт, почти полностью затянутый чёрной пеленой.
 
        Вдруг Долли заметила у ограждения вдоль борта одиноко стоящую женщину,
ту самую женщину, которую она видела в церкви Воскрешения Лазаря.
        Женщина отрешённо смотрела на разбегающиеся от судна чёрные волны, которые с тихим плеском растекались в белую пену.
        Первое, на что обратила внимание Долли, -- это состояние женщины. У неё, как и у Пети, был нарушен ритм сердечных сокращений. Что указывало на то, что она также была в состоянии сильнейшего стресса.
        Галатея подошла к ней и представилась: «Здравствуйте, меня зовут Долли».
        -- Здравствуйте, -- ответила женщина. – Катерина.
        -- А я вас видела сегодня в церкви Воскрешения Лазаря, -- сказала Долли.
        -- Да, я там была, -- ответила женщина. – Вы что-то хотите?
        -- Я просто вижу, что вам плохо. Вот я и подошла.
        -- И как это вы определили?
        -- А у вас сердце работает с перебоями.
        -- Вы что врач?
        -- Нет, я экстрасенс. Я обратила внимание, как завороженно вы смотрите в тёмную глубь воды. Это может спровоцировать вас на какой-нибудь необдуманный шаг. Как оказалось, Катерина действительно нуждалась в собеседнике.

        Женщина рассказала Галатее, что месяц назад она потеряла мужа, с которым они вместе планировали впервые увидеть Кижи. Он, узнав, что умирает, взял с неё слово, что она поедет одна и будет любоваться там за двоих.****
        -- Во время поездки я как-то отвлеклась от случившегося, но теперь, когда мы возвращаемся в Питер и его не будет рядом, мне становится страшно.
Я теперь просто не знаю, как дальше жить, -- всхлипывала Катерина.               
        Женщина ткнулась лицом в грудь Долли и заплакала. Долли обняла и прижала её к себе.
        -- Поплачь, миленькая, поплачь, станет легче, -- успокаивала её Долли. Когда Катерина выплакалась, Долли достала платок и вытерла ей глаза.
        -- Ну а теперь хватит, -- сказала она. -- Пора успокоиться. Надо взять себя в руки.  Жизнь на этом не кончается. В отличие от мужчин, которые постоянно ищут смысл жизни, мы женщины, как только рождаемся, уже несём в себе этот смысл.
   

         -- Мне цыганка сказала, что у меня очень короткая линия жизни, -- вымолвила Катерина.
        -- Это ещё ни о чём не говорит. Просто ваша жизнь наполнена стрессами
и нервным напряжением. Самое время заняться своим здоровьем. Если хотите, я могу рассказать, что ждёт вас в будущем.
        -- Дать вам руку, -- спросила Катерина и протянула правую руку, но Долли взяла левую. «Ту, что от сердца», -- уточнила она.
        -- Может пойти к свету, -- предложила Катерина.
        -- Не надо, -- ответила Долли. – я хорошо вижу в темноте.      

        Она взяла ладонь Катерины и стала её рассматривать.
        -- Почти все ваши линии тонкие и малозаметные. Что говорит о недостатке жизненных сил и о частых перепадах настроения.
        -- Но, что удивительно, -- сказала Катерина, -- когда я была беременной, линия жизни у меня была нормальной длины.
К сожалению, я не сохранила ребёнка. И линия снова стала короткой.
         -- Ну вот вам и ответ на ваш вопрос. С появлением ребёнка у вас всё нормализуется. Это значит, что человеку судьбой дан второй шанс начать жизнь с чистого листа.
         Кстати, у вас будет двое детей. Об этом говорят две чёткие продольные линии под мизинцем. Короткая -- девочка, длинная -- мальчик.

        -- А я выйду замуж?
        -- Да, ещё один раз. У вас две чёткие поперечные линии под мизинцем.
        Но это будет после 30-ти. А до этого у вас будет любовник – коротенькая чёрточка.
        -- А нельзя обойтись без любовника, чтобы душу не терзать, а сразу выйти замуж?
        -- От судьбы не уйдёшь, Катенька. Как говорят, суженого на кобыле не объедешь.  И это будет не просто любовь, это будет безумная страсть.  Вы совершенно потеряете голову, земля уйдёт у вас из-под ног. Вы не сможете
и дня прожить без него.
Вы забудете всё: честь, приличия, стыд. Вы упадёте в бездну греха, и не в силах будете оттуда выбраться.
        -- Господи, ужас-то какой!

        -- После всех этих страданий ваша душа пройдёт путь очищения.  Катарсиса, как говорили греки. И, встретив своего будущего мужа, на которого вы раньше даже не обращали внимания, вы сможете по достоинству оценить его преданность и верность.
        -- И последнее. «Как вы думаете, почему ваш муж взял с вас слово, что вы поедете в Кижи?».

        -- Даже не знаю, -- ответила Катерина. – Наверно, хотел мне сделать подарок на день рождения.
        -- Может быть, но не только это. Он хотел, чтобы вы подзарядились энергией русского Севера и нашли в себе силы жить дальше ради себя, ради своих близких. Чтобы вы не сломались. И, выполнив его последнюю волю, были счастливы.

        Кстати, мы сейчас едем по Ладоге. Здесь на острове Валаам
в Доме-интернате для инвалидов войны жили многие, кто остался без рук и без ног, но кто не захотел нагружать своих близких заботой о себе.
                Представьте, что ваш муж сейчас с вами.
               
                (речитатив Долли)
 
                «Я пришел без приглашения
                В этот дом в твой светлый праздник
                Таял день твой день рожденья
                Красный цвет закат окрасил
               
                (Долли поёт, 2 раза)
                И я сказал поздравляю
                И счастья тебе желаю
                Я счастья тебе желаю
                Пусть не со мной так с другим
                И я сказал поздравляю
                Как буду я жить не знаю
                Но все же благословляю и поздравляю
                С днем рождения твоим»

         Глаза Катерины были мокрыми от слёз. 

               
                Терзания души
      

        Питер встретил их мелким дождиком, серым пепельным небом и северным ветром. Всё это располагало к меланхолии и грусти. Но дома их ждало радостное известие.
        Позвонил профессор Виноградов. Он сообщил, что Танюшка вышла из комы и что её можно забирать домой.
        -- Когда лучше приехать? – спросил Егор.
        -- Я завтра во вторую смену, -- ответил профессор. – Так что после пяти можете подъезжать.
      
        Взволнованный Егор мерил квартиру шагами и даже пропустил рюмочку по такому случаю.
        -- Ну, наконец-то, к ней полностью вернулось сознание, -- радостно повторял он.
 
        Долли же не разделяла его радости.
        -- А если Танюшка не признает меня матерью? -- волновалась она.
Помнишь Артур тебе рассказывал про случай в Америке, где девочка не признала своей матерью загримированную актрису.
        -- Тебе это не грозит, -- успокаивал её Егор. – Ты тютелька в тютельку без всякого грима копия Лии.
        -- Вот именно копия.  Есть незримые нити между матерью и ребёнком.
Мать должна чувствовать, что это её ребёнок. У меня же такого чувства пока нет.
Я могу быть для неё хорошей няней, воспитателем, сиделкой. Но это нечто иное. Материнская любовь, как и любая другая любовь, по желанию не появляется.
Она даётся нам свыше.       

Я знаю всю биографию Лии, но я не могу переживать также как она. Я не могу ощутить её волнение и трепет.   
        Егор принёс альбом с семейными фотографиями, сел на диван рядом
с Галатеей и стал просматривать свою «прошлую жизнь».
        -- Вообще-то в твоей памяти есть все её фотографии, -- сказал он. -- Но посмотрим их ещё раз».
        -- Вот тут мы с Лией, -- показал он на девочку в синей юбке, -- откинув руки назад, как бы открываем друг другу душу и приглашаем друг друга на танец.
        -- А это мы на выпускном вечере.  Егор достал другую фотографию.
        -- А почему завязаны глаза? – спросила Галатея.
        -- У нас был такой конкурс. После первого вальса со своим партнёром всем завязывали глаза, и мы танцевали дальше «вслепую» уже с новыми партнёрами.
А в конце конкурса нужно было угадать: на каком танце вы снова встретились со своим первым партнёром. Мы с Лией стали победителями. Мы были единственными, кто сумел угадать друг друга.
   
        -- А под какую музыку вы танцевали? – спросила она. -- Случайно не помнишь?
        -- Почему же не помню, «Зачарованная моя» Ярослава Евдокимова. В Минске тогда он был самым популярным певцом.  «Кстати, эта песня есть у меня на трубке», -- сказал Егор.
        Он встал, снял с полки телефон и включил музыку.
      
        Вдруг Долли почувствовала холод во всём теле. Ей стало тяжело дышать. Кресло-качалка, стоящее в самом углу комнаты, неожиданно само стало раскачиваться. Под потолком мелькнуло белое светящееся пятно. Свет замигал и потух. Но почему-то загорелась свечка, тускло освещая комнату.
      
        Из темноты выплыл призрак Лии и подошёл к Егору. Призрак откинул руки назад, как на фотографиях, точно так же сделал Егор. Они кивнули друг другу, она обхватила его за шею, и они пустились…

              «Потухают, темнеют выси,               
               Зорьки вспыхивают над синевой.
               До плеча моего притулися
               Золотою своей головой.
               Чуешь – ветер и чуешь - вечер,
               Чуешь - тихо шепоча сад.
               На твои худенькие плечи
               Осыпает ночь зарапад.
               
               Это я с тобой вечерую,
               Туманами тебе я чарую,
               Васильков шапатливаю моваю
               Зачароваю, зачароваю,
               Закалыхваю я тебе.

        Неожиданно призрак перестал танцевать, подтолкнул Егора к Долли, а сам отошёл в сторону. Галатея встала с дивана. Егор, откинув руки назад, пригласил Долли.  Галатея, повторив его жест, сделала реверанс. Егор взял её за талию и продолжил танец.

               И от рук неумелых, несмелых
               Не вставайся ты нигде,
               Полно белая яблоков спелых
               На ладони твои упаде.

               Ты шапнешь мне отчаянны словы,
               Что шептал тебе вчёра я,
               Зачарованная, зачарованная,
               Заколыханная мая»

               Это я с тобой вечерую,
               Туманами тебе я чарую,
               Васильков шапатливаю моваю
               Зачароваю, зачароваю.
               Закалыхваю  я тебе
       (https://www.youtube.com/watch?v=UUGReAUC5fA)
       
         После танца призрак куда-то исчез. Снова включился свет. Галатея стояла в середине комнаты, она вся дрожала и не могла понять, что с ней происходит.
         -- Егоруска, -- чуть слышно прошептала она. – Мне кажется, она была здесь, с нами.
         …В эту ночь Долли не осталась с Егором, а пошла спать в другую комнату, прихватив с собой семейный альбом.
               
               
                Призрак

       
         Оставшись одна, она достала из альбома фотографии Лии и стала их внимательно рассматривать.
Её интересовало всё: одежда, причёски, жесты, выражения лица. 
Ни одна мелочь не укрылась от её глаз. И вдруг на одной из фотографий Лия повернула голову в её сторону и в упор посмотрела ей в глаза. Долли пробил озноб. Судороги пробежали по её телу.
         Вдруг окно отворилось, порыв ветра разметал бумаги, лежащие на столе.  Долли подбежала к окну и закрыла створки.
Но ни с того ни с сего свет в комнате стал мигать. Диван неожиданно отодвинулся от окна. Перед её глазами вспыхнуло белое марево.

          Впервые Долли увидела полностью силуэт призрака в голубом флуоресцентном свечении. Непонятно откуда взявшийся страх сковал всё её тело.
Она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.

        Призрак долго смотрел на неё, словно, не решаясь первым заговорить. Наконец, он прервал молчание.
         -- Ты в от-ве-те… за неё, -- услышала она далёкий глухой голос.
         Долли кивнула головой.
         -- За-чем она те-бе? – спросил призрак.
         Галатея перепугалась насмерть, растерялась, не зная что сказать.
         -- Продлить род, -- наконец  выдавила она из себя.

                (призрак замотал головой)
         
         -- При-кос-нуть-ся к веч-нос-ти! -- эхом разнеслось по комнате.
       
         -- Не знаю почему, но мне страшно, -- выдавила из себя Долли.
         -- Не бой-ся.


                ПРИЗРАК               
               
                Я буду всегда с тобой
                Стану твоей судьбой          
         
             
                ДОЛЛИ
               
                Стану твоей мечтой
                Стану твоей явью
               

        Призрак исчез так же неожиданно, как и появился.
            
               
               
               
                Танюшка

       
        Когда Егор и Долли появились в вестибюле лечебного заведения, навстречу им вышел доктор Виноградов.
        -- Вы чуть-чуть опоздали, -- с сожалением, сказал он. – Танюшка только что уснула. Мы ещё вчера перевели её из реанимации в обычную палату.
        -- Как она себя чувствует? – спросил Егор.
        -- Ваша дочка в полном порядке, -- ответил профессор. – Иначе бы я вас не вызвал.
А вчера ночью она вообще меня удивила. Я тихонько приоткрыл дверь в её палату -- а она сидит на подоконнике со своим мишкой и смотрит на луну.

        -- Но хоть взглянуть на неё можно? – спросила Галатея.
        -- Конечно, конечно, -- ответил доктор. – Пойдёмте за мной.
      
        После того, как были одеты бахилы, он подвёл их к дверям палаты, где лежала Танюшка.
        -- Ой, чего-то я вся дрожу, -- сбивчиво проговорила Долли. – Я волнуюсь.
        -- Успокойся, -- обняв её за плечи, сказал Егор. -- Всё будет хорошо.
        Доктор открыл дверь и разрешил им войти внутрь.  Так как палата была маленькая, заходили на цыпочках по одному.   Установилась такая тишина, что было слышно ровное, размеренное дыхание ребёнка. Долли перекрестилась, вынула крестик, висевший у неё на груди, и поцеловала его.  Первым зашёл Егор.
        Затем зашла Долли. При виде Танюшки дрожь, охватившая её, усилилась.
Тело заныло. Дыхание участилось. Глаза затуманились.
        Галатея подошла к кроватке, склонилась над девочкой и, поцеловав Танюшку в лоб, вышла из палаты.
        -- Давайте не будем её будить, -- предложил Егор. – Пусть она немного поспит.
        -- Только смотрите, -- предупредил их Виноградов. — Если она уснула, то это надолго. Скорее всего до самого утра.
        -- Ничего страшного – ответил Егор. – Мы можем и завтра её забрать.
        -- Егорушка, ты поезжай домой один, – попросила его Долли. –  Тебе с утра на работу, а я с ней посижу. Мало ли она ночью проснётся. Я буду рядом.
        -- Может раскладушку принести? – спросил Виноградов.
        -- Не надо, -- ответила Галатея. -- Достаточно просто стула.
        -- Ночник не выключайте, -- предупредил доктор. – Пусть будет небольшой свет.
      
        Прошло несколько часов. Наступила глубокая ночь. Долли сидела на стуле и смотрела на Танюшку. Пару раз она вставала и поправляла сползающее на пол одеяло. Время от времени Долли переводила взгляд с девочки на пустые стены палаты и забывалась, проваливаясь в пустоту. В такие минуты она была словно в забытье.
В глазах замелькала мелкая рябь. Она чувствовала, что её клонит ко сну.

        Вдруг что-то мелькнуло перед её глазами. Щёлкнула и открылась дверка в тумбочке, стоящей в углу.  Мигнул ночничок. Волна холода обдала её с ног до головы. Она почувствовала какое-то движение.   
        Галатея широко открыла глаза и увидела, как Танюшка, держась за спинку кровати, сползает вниз. Почувствовав пол под ногами, девочка повернулась к ней лицом. 
        Больничная палата наполнилась музыкой. Казалось, эти звуки летели
откуда-то сверху, из звёздного неба за окном. Снова звучала «Зачарованная моя».
                (https://www.youtube.com/watch?v=UUGReAUC5fA)
       
        Сначала две женщины изучали и присматривались друг к другу. Затем девочка сделала неуверенный шаг навстречу Долли и, слегка потеряв равновесие, остановилась. Снова, не отрываясь, они продолжали смотреть друг на друга.
    
         Вдруг на стене за спиной у девочки вспыхнуло белое свечение с женскими очертаниями. Пальцами левой руки призрак показывал характерный жест. Галатея вспомнила этот жест. Так делала Даша, когда играла с ней в «гуси-гуси».
      
         Долли опустилась на пол, встала на колени.
         -- Гуси, гуси, гуси, -- прошептала Галатея и, вытянув левую руку,
в точности повторила это движение. Затем, словно распахнув свою душу, она откинула назад свои руки.
        Девочка улыбнулась и, протянув к ней свои ручки,
тихо произнесла: «Ма-ма».

        Танюшка, нерешительно перебирая ножками, нетвёрдыми шагами приблизилась
 к Долли и тут же оказалась в её объятиях.
        Глаза у Долли увлажнились, по щеке покатилась слеза.
        Долли расцеловала девочку, а затем прижала её к своей груди. Танюшка обхватила «маму» за шею и тоже чуть не заревела.

                А. Загульный       
1. 2019 год. СПб.

* его прототипом стал известный мастер Чепукайтис
** http://opisanie-Kartin.
**** рассказ Елены из Перми
   На моей авторской страничке можно посмотреть иллюстрации к повести.


Рецензии
Прочёл с начала, но временно отложил.
прочитанное понравилось.
Идеи и фабула интересны.

Жму зелёную.

С уважением,

Вячеслав Поляков-Прокопьев   14.02.2020 19:39     Заявить о нарушении