От казаков днепровских до кубанских ч. 73

На юг, на восток хлынул поток «иногородних», которые делились по степени оседлости - постоянно проживающие или временно. Они не получали землю как казаки, продолжавшие нести обременительные военные обязанности. Как правило, представители не казачьего сословия арендовали землю, занимались каким-либо ремеслом, торговали, работали по найму. В Кубанской обл. появляются национальные группы - армяне, латыши, немцы, болгары и др. Бурно растёт население, проживающее в том числе и в новых посёлках и хуторах. Растёт оборот капитала, строятся новые транспортные ветки. На Кубани в 1897-1898 гг. насчитывалось уже 10 больниц. В результате отмены крепостного права на Дону получили право местного самоуправления поселения бывших крепостных крестьян донских помещиков. В 1870 г. было реорганизовано станичное управление на Дону по типу органов крестьянского самоуправления в Центральной России. Согласно новому положению основу казачьего самоуправления составляло станичное общество, к которому относились все лица казачьего сословия. Общественное управление делилось на станичное и хуторское. Станичное правление составляли станичный сбор, станичный атаман, правление и суд. В станичный сбор входили казаки-домовладельцы старше 25 лет, по одному от 10 дворов. Если станица делилась на хутора, собирались хуторские сборы из всех домовладельцев старше 25 лет. Создавались хуторские правления из хуторских атаманов и их помощников. Правом участвовать в сборе обладали и представители неказачьего населения, проживающие на станичных землях, но только по вопросам, которые касались их непосредственно. Учитывая, что владычица морей Англия, к середине 19 в. превратила Персидский залив в своё "английское море", захватила Индию и добралась до Афганистана, Россия решила также начать движение с севера в Среднюю Азию.

После присоединения Казахстана, русские войска с весны 1864 г. стали активно наступать на Кокандское ханство. Год спустя, в середине июня был взят Ташкент. Обширные среднеазиатские территории были включены в состав России в 1867 г. В феврале 1873 г. началось наступление на Хиву, где туркмены оказывали русским достойное сопротивление. Тем не менее 26 мая русские отряды подошли к Хиве. Капитан М.Д. Скобелев артиллерийским огнём разнёс огромные Шахабадские ворота и ворвался с пехотой и казаками в город. 12 августа 1873 г. в Гандеминском саду близ Хивы был подписан мирный договор. За время походов 60-70 гг. XIX в. к России отошли огромные территории - от Каспийского моря до Тянь-Шаня и от Аралького моря до Памира. Оставался непокорённым лишь юго-западный туркменский участок, примыкавший к восточному побережью Каспия и граничивший с юга с Ираном и Афганистаном. Когда в начале 1879 г. текинцы снова появились вблизи заложенного русскими города Красноводска, было решено положить конец хищническим набегам и смирить разбойничье гнездо туркмен, кочевавших за Атреком. К маю 1879 г. на восточном побережье Каспия в районе Красноводска было стянуто уже 10 тыс. чел. под общим командованием генерал-лейтенанта И.Д. Лазарева. От ККВ в состав Закаспийского отряда были спешно назначены четыре сотни 1-го Таманского и четыре сотни от 1-го Полтавского конных полков. Таманцы выступили в поход из Екатеринодара 18 марта 1879 г. в составе: 18 офицеров, 27 урядников, 8 приказных, 13 трубачей и 528 казаков. Вначале по железной дороге добрались до Петровска, а затем на судах перевезены на восточный берег Каспийского моря, где поступили в состав кавалерии Ахал-Текинского экспедиционного отряда. Полтавцы (полк находился в Закавказье) были собраны для подготовки к походу 25 апреля в лагере под Елисаветполем, откуда 30-го числа выступили в Баку.

9 июня они вместе с полковым командиром князем Эристовым находились уже в Чикишляре (вост. берег Каспия). С этого населённого пункта экспедиционный отряд 30 июля тремя эшелонами выступил к Ахал-Текинскому оазису. Для обеспечения тыла передового отряда и поддержания сообщения с Чикишляром была создана Атрекская линия. Часть кубанцев ушла с передовым отрядом, часть поступила в состав кавалерии Атрекской линии, которую возглавил князь Эристов. Текинцы имели репутацию умелых и отчаянных воинов, и начальник кавалерии отряда ген. князь Витгенштейн ещё до начала боевых действий приказал против них воевать сомкнутым порядком и вести залповый огонь. В течении 22-23 августа экспедиционный отряд, перевалив горный хребет Копет-Даг вступил в Ахал-Текинский оазис. 28 августа 1879 г. авангард отряда был под Геок-Тепе атакован текинской конницей, но успешно отбился огнём пехоты и орудий. Когда на подмогу коннице из аула начали выходить пешие текинцы, то полтавцы, метко пущенными ракетами, заставили эти толпы повернуть обратно. С прибытием главных сил отряда генерал-майора Н.М. Ломакина (Лазарев скончался 14 августа) в пять часов пополудни начался штурм главной крепости текинцев – Геок-Тепе. Малочисленные и сильно растянутые русские части были атакованы 3-х тысячной толпой текинцев, которые с одними шашками обрушились на наш центр, легко прорвали его и повели наступление по всему фронту. Остановить их удалось с большим трудом картечными залпами у самих орудий. Отступавших текинцев атаковала севшая на коней ракетная сотня есаула Грамотина и полуэскадрон переяславских драгун. Таким образом, с ходу произведённый штурм цитадели, без подготовки и разведки не принёс успеха. Конница только ночью присоединилась к отряду, а утром началось общее отступление в направлении главной базы.

Поражение русских войск под Геок-Тепе могло иметь серьёзные последствия и поэтому Д.А. Милютин, выступая на Госсовете заявил о необходимости взятия этой позиции, разъединяющей Кавказ и Туркестан. Организацию новой экспедиции поручили М.Д. Скобелеву. Он с большим уважением относился к казакам, ценил их надёжность и боевые качества. В марте 1880 г. было принято решение о направлении в Закаспийский край 1-й и 5-й сотен Таманского полка. 6 января сменилось командование полка - вместо полковника Есаулова был назначен полковник Арцишевский, который занялся подготовкой сотен к новому походу. 23 мая 1880 г. экспедиционный отряд выступил из Чикишляра и, постоянно отбивая ночные нападения текинцев, 31 июля занял Бами. Кубанские казаки были разбросаны по всему маршруту движения войск. Они сопровождали и прикрывали транспорты, совершали разведрейды, доставляли разную корреспонденцию и совершали рекогносцировку (6 июля отличились при её проведении ракетчики-полтавцы). С 26 ноября по 1 декабря отряд вторжения выступил из Бами тремя эшелонами и стал лагерем (опорный пункт назвали «Самурское») в 20 верстах от Геок-Тепе. Там, в укрепрайоне находилось до 35 тыс. текинцев, включая женщин и детей. Около 10 тыс. воинов были на лошадях. Из вооружения имелось: одна медная пушка, 5 тыс. ружей, у всех шашки и пики. Текинцы рубятся сильно и ловко и не игнорируют рукопашный бой. Персы предпочитали не иметь дела с текинцами, а вот грузины решили попробовать сразиться. Их отряд из числа добровольцев присоединился к отряду Скобелева. Полководец рассчитывал овладеть крепостью путём ускоренной осады. Гарнизон под командованием Тыкма-Сердара главным образом надеялся на рукопашную схватку. 23 декабря начались осадные работы перед южным фасом крепости и, чтобы отвлечь противника, ген. Петрусевичу была поставлена задача провести энергичную демонстрацию со стороны правого фланга.

В кавотряд генерала входили 2 эскадрона тверских драгун, две сотни Таманского, и по одной сотне Полтавского и Лабинского полков ККВ. В час ночи 23 декабря отряд вышел в назначенный район и с рассветом начал двидение на позиции противника. Под градом пуль казаки и драгуны спешились. Завязался ожесточённый бой и, князь Голицын с горстью полтавских охотников первым занял стенки, затем подоспели остальные казаки с командиром сотни Демяником и вахмистром Горбачем. Спасая жизнь командира, смертью храбрых погиб Горбач. После второго залпа текинцев был убит и командир 2-й Таманской сотни есаул Иванов, сотник Лабинского полка Алейников получил серьёзное ранение. На помощь таманцам с примкнутыми штыками бросились тверские драгуны – и потеряли своего командира майора Булыгина. В бою погиб и начальник отряда ген. Петрусевич. Участник событий К. Гейнс так описал это событие: «…За мной! Крикнул генерал, и в сопровождении князя Эристова, командира сводно-казачьего полка… на конях, окружённый спешенными драгунами с прапорщиком Исаевым, протискивался в узкий проход в калу. Пули роем встретили незванных гостей, а из постройки, находившейся левее входа, раздался выстрел в упор, и, раненный в живот, ген. Петрусевич начал падать» (58). За тело генерала развернулась ожесточённая схватка. Несколько раз оно переходило из рук в руки, причём князь Эристов лично отнимал его у текинцев. Подоспели казаки и вынесли труп генерала из калы. Жертвы оказались не напрасными, первая параллель была заложена. К 28 декабря удалось вырыть две параллельные траншеи, соединённые ходами сообщений. Артиллеристы постоянно вели огонь по крепости и, в ответ на это текинцы стали совершать ночные вылазки, вырезая по несколько десятков чел. Русские войска изменили тактику и нанесли огромный урон противнику. Осадные работы продолжались безостановочно.

Следует доклад гардемарина Майера об окончании минных работ. 12 января 1881 г. в назначенное время мощный взрыв 70 пудов пороха поднимает на воздух огромный участок восточного фаса крепости. Штурмовая колонна полковника Куропаткина и солдаты Апшеронского батальона в 11 час. 20 мин. ринулись в пролом. В течение часа продолжался рукопашный бой. В это время охотники Воропанова уже взобрались за правый парапет и преодолевая сопротивление наступали по стенам. Колонна подполковника Гайдарова, овладевшая уже Мельничной калой, взобралась в крепость по штурмовым лестницам и ударила по текинцам с тыла. Подавленный наступлением с трёх сторон защитники цитадели дрогнули и побежали. Конники князя Эристова преследовала текинцев на протяжении 15 вёрст до наступления темноты. Пехота следовала сзади и прошла 10 вёрст. В составе вспомогательной колонны Гайдарова, в штурме участвовало 150 казаков 1-го Таманского полка. Другая часть казаков – основная, находилась в резерве. В преследовании разбитого противника было задействовано три сотни кубанцев. Падение крепости Геок-Тепе определило дальнейший ход событий в Южном Туркменистане. Через неделю был взят Ашхабад и ряд других кишлаков оазиса. Продвигаясь на восток, русские войска заняли Атекский оазис с центром в Каахка, большие туркменские аулы Душак, Меана, Чаача и др. В конце 1883 г. к России был присоединён Тедженский оазис, что решило судьбу и соседнего Мерва. Вслед за ним с просьбой о принятии в подданство к России обратилось население небольших оазисов Иолотани, Пенде и Серахса. Процесс присоединения Туркменистана к России завершился в 1885 г.  Заметный вклад в успех среднеазиатских походов внесли кубанские казаки. Боевые потери их были невелики: в 1879 г. погибло 2 чел.; в 1880 г. – 17 казаков и 1 офицер; при штурме Геок-Тепе погиб 1 казак и два умерли от ран; всего за 1881 г. погибло и умерло от ран 9 чел.

Но казаки помимо участия в боях и штурмах выполняли ещё громадный объём «черновой» повседневной военной работы. Казаки охраняли арыки и колодцы, сопровождали грузы, транспорты, партии, прикрывали колонны, участвовали в боевых рейдах и в топографических работах, выставляли кордонные посты вдоль границы с Персией и Афганистаном, ремонтировали телеграфные линии и охраняли станции, направлялись на железную дорогу, доставляли почту и т. д. Значительное число казаков за мужественное исполнение воинского долга было награждено знаками отличия военного ордена 3-й и 4-й ст. За штурм крепости Геок-Тепе 1-й Таманский полк был награждён Георгиевским штандартом, а казаки 1-го Полтавского и 5-й и 6-й сотен 1-го Лабинского полков – знаками отличия на головные уборы. Командир 1-го Таманского полка полковник Арцишевский  писал, наказному атаману ККВ Н.Н. Кармалину: «… Дело, в выполнении которого немалое участие принимал и командуемый мною полк, пришло, наконец, к желаемому всеми концу: край покорён. Жители возвращаются к своим очагам и понемногу начинают знакомиться с нами – русскими» (59). В 1891 г. правительство, опираясь на опыт Войска Донского, приняло «Положение об общественном управлении станиц казачьих войск», которое распространялось на все войска. Император Александр III, как и его предшественник, видевший в казаках опору империи, проявлял всяческую заботу об укреплении казачества. В 1874 г. было присвоено старшинство ККВ, пластунским батальонам и конным полкам. Старшинство войска устанавливалось по старшинству Хопёрского полка - 1696 г. Земли казачьих войск были особыми территориями, со своим укладом жизни, принципами хозяйствования, быта и политики. Крупнейшими были Войско Донское (1 млн. 500 тыс. чел.) и Кубанское (1 млн. 300 тыс. чел.). Для всех войск были установлены полковые и сотенные значки, дни войсковых праздников, присвоены насеки (булава, жезл войскового атамана) всем наказным атаманам.

К концу 19 в. в России сложилась мощная система казачьих войск, служившая фактором умиротворения и стабилизации на окраинах. Фактически все казачьи войска подчинялись созданному ещё 8 января 1858 г. указом императора Александра II Управлению (с 1867 г. – Главное управление) иррегулярных (с 1879 г. – казачьих) войск. Ему же подчинялось и гражданское население областей, населённых казаками. В 1910 г. Главное управление казачьих войск было преобразовано в Казацкий отдел главного штаба Военного министерства, во главе которого стоял Атаман казачьего войска – престолонаследник. Вначале 20 века в России существовало 11 казачьих войск: Донское, Кубанское, Терское, Уральское, Оренбургское, Сибирское, Астраханское, Забайкальское, Амурское, Семиреченское, Уссурийское. Кроме того, имелось небольшое количество якутских и енисейских казаков, из которых в начале 1917 г. были образованы Енисейское казачье войско и Якутский казачий полк. Громкая слава российского казачества обусловила попытки некоторых государств создать свои «казачьи войска»: так появились гусары (сначала в армии Венгрии) и драгуны как вид конницы (во Франции). Великобритания и Германия после безуспешных попыток создания своих «казачьих» частей (сотен) пришли к выводу, что человека делает казаком не первоклассная джигитовка и мастерское владение огнестрельным и холодным оружием, умение вести разведку и отважно сражаться в бою, а «особое состояние души», присущее только российским казакам. Главная заслуга казачества состоит в расширении границ царской империи на восток и на юг, освоении малоизученных, не имеющих развитых коммуникаций территорий - земель, где казакам приходилось сражаться с сильными противниками. Существовало даже образное выражение: "Царство расширяется в седле казачьего коня".

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1. Голубовский Н. - Движение и жизнь народов степной полосы до татарского нашествия, Университетские известия. Киев, 1883 г.
2. Авраменко В.Ф. - Дикое Поле: (История казаков. Факты и гипотезы). К., 2002.  3. Мавроди В.В. - Очерки истории Левобережной Украины. СПБ.: Наука, 2002. с. 348-349.                4. Там же, с. 351.                5. Овчинникова Б.Б. - Бродники - предки донских казаков, Родина № 10, 1998 г. с.10
6. Рыбаков Б.А. - Киевская Русь и руские княжества XII - XIII вв., с. 5.                7. Грушевский М.С. - Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца XIV столетия. Киев, 1891, с. 441.                8. Плано Карпини Дж. - История монголов. Гос. изд-во географической литературы, 1957, с. 67-68.                9. Березин Н. - Украина. Страна, быт и прошлое. Л., 1967.                10. Попов А. - История о Донском Войске, изд. 1814 г., с. 111
11. Щербина Ф.А. - История Кубанского казачьего войска, в 2-х томах, 1910 г., Екатеринодар.
12. Шамбаров В.Е. - Казачество: путь воинов Христовых. М.: Алгоритм, 2012.
13. Ключевский В.О. - Русская история, М., Эксмо, 2010, с. 397.
14. Яворницкий Д.И. - История запорожских казаков. Киев, Наукова думка, 1990, т. 1, с. 53.
15. Широкорад А.Б. - Тайная история Украины - М.: Вече, 2008, с. 57.                16. Летопись Самовидца о войнах Богдана Хмельницкого, М., 1846 г. с. 1.           17. Яворницкий Д.И. - История запорожских казаков (в трех томах). Киев, Наукова думка 1990. т. 2, с. 12.                18. Кондуфор Ю.Ю. - История Украинской ССР., К., Наукова думка, 1982, т. 2, с. 182.                19. См. Кузнецов О.Ю. - Рыцарь Дикого поля. Князь Д.И. Вишневецкий. - М.: ФЛИНТА: Наука, 2013, с. 120.                20. Там же, что и № 17, с. 20 -21.               
21. Смирнов А.А. - Морская история казачества. - М.: Яуза, Эксмо, 2006, с. 42.
22. См. Санин Г.А. Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине 17 в. М., 1987, с. 180.
23. См. Ульянов Н.И. - Украинский сепаратизм.                24. См. Костомаров Н.И. - «Монографии», т. XV, С. Е. «Гетманство Брюховецкого» («Киевская Старина», 1881). 
25. Яворницкий Д.И. История запорожских казаков. Т. I-III. Киев 1892-1897, т. 3, с. 320-326.
26. Там же, с. 327.
27. Тельпуховский Б.С. Северная война 1700-1721 гг., М., 1946.
28. Там же, что и в № 28, - с. 347.
29. Соловьёв С. М. Сочинения. Книга 12, с. 314 – 315.                30. Шкваров А.Г. Пётр I и казаки – СПб.: Алтейя, 2010, с. 215-216.
31. Боук Б.М. К истории первого ККВ: поиски убежища на Северном Кавказе - Восток. 2001. № 4.
32. Общественно-политическая газета Аксайского р-на Ростовской обл. «Победа», 2017 г. – «Вновь обретённая родина. Казаки-некрасовцы».
33. Сень Д.В. - «Войско Кубанское Игнатово Кавказское»: исторические пути казаков-некрасовцев (1708 г. - конец 1920-х гг.). Краснодар, КубГУ, 2002.
34. «Устное повествование бывшего запорожца Никиты Леонтьевича Коржа». Одесса. 1842 г.                35. Пронштейн А.П. - Земля Донская в XVIII веке. Ростов -на-Дону, 1961 г.                36. Шумов В.В. История казачества в вопросах и ответах. Ростов-на-Дону, Ростиздат, 2003.               
37. Там же, что и № 11.
38. Скальковский А.О. – История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского. Днепр, 1994, с. 474.
39. Там же, что и № 15, с. 248 – 249.
40. Там же, что и № 2, с. 262 - 263.
41. Фруменков Г.Г. Узники Соловецкого монастыря. Архангельск: Северо-западное книжное издательство. 1968, с. 71.
42. Цит. по: Скальковский А.А. История Новой Сечи. Ч. 3. Одесса, 1886, с. 209.
43. Митяев А.В. Героические страницы истории Родины IX-XVIII вв. М.: Просвещение. 1991.
44. Лопатин В.С. - А.В. Суворов. Письма. – М., 1987, с. 201.
45. Калинин С. - Суворов. М., «Воениздат», 1938. с. 40.
46. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 292, л. 4.
47. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 288, л. 54.
48. Ред. Ратушняк В.Н. По долгу и верности Отчизне. Краснодар-В, 2006, с. 109-126.
49. Там же, что и в № 103, только д. 45, л. 25.
50. Кубанские ведомости от 10 марта 1893 г. Сообщение сотника графа П-П о пластунах.
51. Погосский А.Ф. Оборона Севастополя. Беседы о войне 1853-1855 гг. для войск и народа СПб, 1902, с. 45.
52. Орлов П. Кубанские казаки. Екатеринодар, 1908, с. 90.
53. Бескровный Л.Г. Хрестоматия по русской военной истории. М., 1947, с. 435.
54. Голикова Л.В. «…Каждый рядовой – Шевченко, каждый офицер – Бирилев» // Родина, 1995. № 3-4, с. 80.
55. Голикова Л.Г. Вылазки в период обороны Севастополя 1854-1855 гг. // Материалы Международной научной конференции «Восточная (Крымская) война 1853-1856 гг. и оборона Севастополя». Севастополь, 1994, с. 30.
56. ГАКК. Ф. 254. Оп. 1, д. 949, л. 28.
57. Короленко П.П. Двухсотлетие Кубанского казачьего войска. 1696-1896. Екатеринодар, 1896, с. 54.
58. Матвеев О.В. «Чтоб афганец вспоминал». Среднеазиатские походы в устной исторической традиции кубанских казаков // Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа. Армавир, 2000, с. 52.
59. ГАКК. Ф. 396. Оп. 1, д. 3100, л. 298.
60. Яценко В.Б. Взаимоотношения правительства Российской империи и войска Запорожского низового контексте царской интеграционной политики в 1730-1740-х гг. XVIIIв. // Российское казачество: проблемы истории и современность (к 310 годовщине ККВ). Краснодар, 2006. С. 294.
61. Яворницкий Д.И. История Запорожских казаков. Т. 1 М.: Центрполиграф, 2017 г. С. 198-199.
62. Прозоровский А.А. Записки. 1756-1776. М., 2004. С. 350.
63. Соловьёв С.М. История России с древнейших времён. Кн. 14. М.: Мысль, 1965. С. 26-27.
64. Потто В.А. Кавказская война. Т. 1, 1994. Стрижамент: Историческое наследие. Ставрополь. С. 64, 70, 75.
65. Петров А. Война России с Турцией … Т.1. С. 309.

Историк-кубановед Николай Мринский 2016 - 2019 гг.


Рецензии
С большим интересом прочитал Вашу работу. Она органично и информационно дополняет "Историю Кубанского казачьего войска" Ф.Щербины.
С уважением и признательностью,

Андрей Мелета   30.10.2019 12:44     Заявить о нарушении
Уважаемый Андрей! Видел, что Вы регулярно "смаковали" данный материал. Так читаю и я, если очень нравится - растягиваю удовольствие. Спасибо за отзыв. Массу всевозможных Вам пожеланий. С казачьим приветом М.Н.Ф.

Николай Мринский   30.10.2019 15:16   Заявить о нарушении