Половой отбор

                1984 год
               
                "Сердца людей соединяют звёзды
                Их судьбы пишутся на Небесах"



                ПОЛОВОЙ ОТБОР
                (Мужчина – расходный материал эволюции)       


               
                ЗАЕЗД
   
   
         Вот и наступил в Сочи бархатный сезон. В сентябре схлынул поток отдыхающих. Школьники с родителями разъехались
по домам, начался учебный год. Цены на рынке и на жильё поползли вниз.
        А ведь ещё в августе «койка подскакивала» аж до трёх рублей в сутки, сравниваясь с ценой билета в партере Мариинского театра.
        Солнце, наконец-то, смилостивилось над людьми и вместо жгучей жары стало нежить землю мягкими ласковыми лучами. Лучшее время для моциона трудно себе представить.
        Не погода, а благодать. «Майский день. Именины сердца».
       
        От центра Сочи до пансионата «Морской прибой» можно было доехать на автобусе всего за десять минут.
Пансионат располагался на самом берегу Чёрного моря.
И как у каждой солидной здравницы у него имелся свой пляж, покрытый мелкой серой галькой кусок берега между двумя волнорезами. Обустройство обычное: лежаки под навесом, кабинки для переодевания, да несколько ярких пляжных зонтов.
Здесь же у берега находился причал для стоянки прогулочных лодок.   
        Шезлонги выдавали на прокат в стеклянном павильоне у самого входа на пляж. Два мощных фонаря ярко освещали прибрежную полосу по вечерам, правда ночью их почему-то отключали.
   
        Этот осенний заезд в основном разместился в пансионате, но несколько человек, в том числе и нашего героя Антона, поселили в частный сектор, в трёхкомнатную квартиру в белом панельном доме. Ему досталась маленькая комната.

        Большую комнату отдали двум врачам-стоматологам, а в совсем крохотной шестиметровой клетушке жила сама хозяйка -- кругленькая как колобок, тётя Катя.
        Врачи были страстные любители преферанса. Антон же предпочитал шахматы.
Но иногда, когда играли не на деньги, составлял им компанию.
        Комната Антона чем-то напоминала гостиничный номер. В ней находилось лишь самое необходимое: кровать, стол с двумя стульями, тумбочка и платяной шкаф.
        На подоконнике кто-то из предыдущих жильцов оставил маленькую книжонку -- «Египетские ночи» Пушкина.
«Странно, подумал Антон, я вроде читал всего Пушкина, а это пропустил. Надо будет на досуге как-нибудь перелистать».
   

        Несколько слов об Антоне. Знакомые его почему-то называли Антонио.
Это был серьёзный молодой человек, студент библиотечного техникума, общественник. Он любил носить шляпы, много читал, сочинял стихи, коллекционировал марки. Проволочные Добролюбовские очки, которые он носил, придавали ему респектабельный и солидный вид.

        В общем, был он не от мира сего. Про таких говорят: «книжный человек».
Кстати, как поощрение за общественную работу ему и выдали бесплатную путёвку на юг. Он лучше всех собирал членские взносы, занимался воспитательной работой в коллективе.
        Так он провел несколько серьёзных бесед с одной первокурсницей, в общежитие к которой похаживал молодой морячок. Её даже хотели отчислить из техникума. Но в последний момент Антон за неё поручился, соседки по комнате взяли её на поруки -- девушка встала на путь исправления.
        Он сам себя обшивал. Почти всё, что он носил было сшито его руками. Ещё он увлекался вышивкой,
как и его мать-портниха. Но об этом он предпочитал не говорить...
   
        Местная сауна славилась на всё побережье – это было любимое место приезжих и горожан, здесь всегда стояла очередь. Обычно ходили целыми компаниями. Посидеть, попотеть. Здесь, завернувшись в прохладную простыню, можно было почувствовать себя римским сенатором, потравить байки, испить кружечку холодного пива. Узнать такие новости,
о которых и в газетах-то не всегда можно прочитать.
        А когда после помывки выходишь на улицу, -- ты чувствуешь себя уже совершенно другим человеком,
блаженным и умиротворённым.
        После сауны обычно шли в чайную «Краснодарский чай». Красноватый, с малиновым отливом божественный напиток (кстати, собирали чайный лист на склонах ближайших гор) настаивался в больших белых фарфоровых чайниках.
Ни вино, ни пиво не обладали таким ароматом, как этот чай. Достаточно одного глотка — и приятное томление разливается по всему телу. Словно духи с ближайших гор наполняют твою душу радостью, бодростью и эйфорией.
   
        Антон прилетел в Сочи прямо со свадьбы своего брата, именно поэтому он и опоздал к началу заезда ровно на один день. Но день этот оказался для него роковым. В первый же «вечер знакомств» всё, что имело хоть какое-то отношение к женскому полу, попросту разобрали. Антон, как говорится, остался на бобах.
Вот тебе на.
            
        «И скучно, и грустно…
         …и некому руку подать
         В минуту душевной невзгоды…
         А годы проходят – всё лучшие годы!»
   
        Что может быть хуже, чем остаться одному на этом празднике жизни.
И что толку во всех этих южных красотах, если рядом нет теплого, чуткого, нежного существа, готового прильнуть к твоей груди.
        К тому же, в отличие от большинства мужчин, у Антона были особые требования к девушкам. Он искал себе серьёзную, ответственную, желательно отличившуюся на общественном поприще личность, с которой можно было бы связать свою жизнь раз и навсегда.
        Но надо честно признать, что под южным палящим солнцем найти такую девушку, ой, как не просто.
А уж легкомысленным и ветреным особам с Антоном просто не на что было рассчитывать.               
               
       Скорее из любопытства, а может по инерции, он поинтересовался у хозяйки, тёти Кати, насчёт местных девиц.
       -- Лучше выкиньте эти мысли из головы, — строго сказала она. -- Вы приехали – и уехали. А им здесь жить.
Ну а с кавказцами ещё хуже. Одного вздыхателя чуть не зарезали. Там у них тройной контроль – женихи или мужья плюс родители и братья.
        Любая мало-мальски симпатичная мордашка – уже чья-то невеста. Обычай у них такой.
Если кто-то невзначай и улыбнётся вам, не придавайте этому никакого значения. Это всего лишь этикет. Элемент местного гостеприимства. «Была бы я помоложе, -- игриво улыбнулась она, -- поверьте, эти мысли никогда бы не зародились в вашей голове».
      
        Антон быстро перезнакомился со своим заездом. А Валера и Наташа – стали его новыми друзьями.
   
        Валера -- высокий, спортивный молодой человек, выпускник одного из военных училищ Ленинграда. Весельчак и балагур.
        Его девушка Наташа, студентка педагогического института имени Герцена, будущий биолог. Она готовилась к защите диплома. Внешне Наташа идеально подходила Антону: невысокая, тихая, с шелковистыми русыми волосами, серьёзная, усердно грызущая гранит науки. Кстати, она, как и Антон, почти всегда ходила в очках.
        Но именно её и «закадрил» в первый же вечер   Валера. Тут уж ничего не поделаешь. Как говорится, поезд ушёл.

    
                ПОЛОВОЙ ОТБОР.  УТРО ТРЕТЬЕГО ДНЯ.
               
                Часть.1

        Утро третьего дня выдалось хмурым и ненастным. Моросил мелкий дождик.
 Небо было затянуто серой пеленой. На пляже стояла непривычная тишина, он почти опустел. Лишь под навесом на деревянных лежаках примостились Валера и Антон. Рядом с ними, надев очки, в белом сарафане сидела Наташа и сосредоточенно читала какую-то книгу,
делая изредка пометки карандашом в блокнот.

       ВАЛЕРА. У Наташки-то через месяц защита диплома. А она вместо того,
чтобы сидеть в библиотеке, валяется на пляже.
       НАТАША. У меня диплом уже готов. Я всё лето пахала. Осталось подобрать несколько иллюстраций.
       АНТОН. А на какую тему диплом?
Она показала ему обложку книги с названием «Половой отбор».
       ВАЛЕРА (подняв палец вверх). Вспомнил! Анекдот.  В период течки сучка обращается к кобелю:
«А ты правда меня любишь, или это всего - навсего половой инстинкт?».               
               
               
                (Валера захохотал)
   
       НАТАША. Тебе бы только смеяться.               


       АНТОН. Так это что-то типа естественного отбора Дарвина?
       НАТАША. Не совсем. Это скорее частный случай естественного отбора.
При естественном отборе меняются внешние факторы, например, климат.
А половой – это внутривидовая конкуренция. Проще говоря, борьба самцов за самку. Вот как тут написано
       (она открыла книгу и зачитала несколько строк).
       «В половом отборе самцы соревнуются, проявляя агрессивность и ревность.
Всё это препятствует размножению низкоранговых самцов. Причём, выбор, и это важно подчеркнуть, осуществляет самка.
       Половой отбор действует в основном за счёт отбраковки мужских особей».
    У него есть своя стратегия, называется поощрительное спаривание.
       АНТОН. Как интересно, я и не знал. А что это такое?
       НАТАША. Ну это когда самка позволяет спариваться с собой больше, чем это необходимо для оплодотворения.
Так у обезьян верветок изменился физиологический цикл. Течка стала происходить не раз-два в году, а в течение всего года.
Это позволяет самке постоянно удерживать около себя самца, но не любого, а только того, кто делится с ней и её детёнышем пищей и защищает её.
       АНТОН. Да это почти как в современной семье.
       НАТАША. Да, очень близко. Причём самка либо сама выбирает самца и он,
как правило, с ней соглашается; либо самец выбирает самку, но всё равно самка решает -- согласиться ей с его выбором или нет. В конечном счёте всегда выбирает самка.
       АНТОН. А по каким критериям она делает свой выбор?
              (Валера округлил глаза)
       НАТАША. Ну их много. Я дам основные на вскидку:

• Крепкое телосложение
• Яркий раскрас.
• Сильный запах.
• Звучный голос
• Владение большой территорией.
• Уютное гнёздышко, особенно важно для птиц
• Умение добывать пищу.         

       ВАЛЕРА. Как-то всё это сложно. Разве не бывает случаев, когда самцы просто берут самку силой. Ведь они как правило крупнее самок.
       НАТАША. Ну вот, например, самцы скорпионовых мух, не пожелав принести самке «свадебный подарок» и задобрить её, могут совершить с ней принудительное спаривание, то есть, изнасилование, по-нашему. Но это скорее исключение из правил.
К тому же, вы что думаете, самку так легко изнасиловать?
Я смотрела фильм документальный про африканских львов. Там два взрослых самца подловили годовалую самочку, оттеснив её к берегу реки. Они её покусывали, попугивали, грозно рычали, а сделать ничего не могли. Ибо спариваются львы
только в определённой позе спинками вверх, а она в нужный момент просто переворачивалась вверх животом.
Вы не думайте, мы только с виду такие слабые и беззащитные.
А, если понадобится, дадим такой отпор, что мало не покажется.
       ВАЛЕРА. Так уж и дадите?
       АНТОН. Практика – критерий истины.
       НАТАША. Не верите, хорошо. Давайте проверим. Проведём следственный эксперимент.
       ВАЛЕРА. Это уже интересно.
Наташа встала с лежака, сняла сарафан и жестом поманила к себе Антона.               
       АНТОН. Только я честно признаюсь … У меня нет опыта.
       ВАЛЕРА. Вот заодно и приобретёшь. Вы с Натахой приблизительно одной комплекции. Так что явного преимущества
не будет ни у одной стороны.               
       НАТАША (обращаясь к Антону). Правила такие. Ты должен повалить меня на спину и раздвинуть мне ноги. Всё понятно?
       ВАЛЕРА. Чего уж тут не понять. Ладно, пора начинать.
Я-судья. Раз, два, три – начали.       
 
        Антон и Наташа сошлись в жестокой схватке, обхватив друг друга руками.
Он её подсечкой быстро уложил на землю, а дальше начались проблемы. Она, сцепив свои пальцы в замок, не позволяла себя обездвижить, постоянно толкая его в грудь. Мелкая серая галька больно колола ему колени. А тут ещё Наташка стала кусаться
 и царапаться. После очередного укуса в плечо Антон не выдержал.
       АНТОН. Мне же больно, нельзя ли поаккуратней.
       НАТАША. А я что тебя целовать должна, мерзкая кобелина.
       АНТОН (Валере). Как ты с ней только справляешься?
       ВАЛЕРА. Лучше не спрашивай, каждое утро бегаю в медпункт на перевязку.
       А тут ещё незадача. Наташа стала поддавать своим коленом по самому слабому месту мужчины.
       -- Э-э-э-э!! -- закричал Антон, -- мы так не договаривались.
Тут уж и Валера вступился за товарища. «Стоп, стоп, стоп, -- заявил он. – Только без уголовщины».
       Наконец, изрядно повозившись, Антону удалось разъединить её руки и прижать  их к гальке. Затем он раздвинул её ноги и лёг между ними.
       ВАЛЕРА. Будем считать, по очкам победил Антон.
       НАТАША. Ну а дальше что? (Игриво глядя в глаза Антону, провокационно спросила она)
       АНТОН. Но здесь же люди.
       ВАЛЕРА. Ребята, если я мешаю, я могу уйти.

       Антон разжал руки, помог ей встать, и они начали отряхивать мелкую гальку
со своих тел.
       НАТАША. (тяжело дыша) Жаль. На самом интересном месте остановились.
Кстати, если бы на моём месте была львица, она бы не только царапалась и кусалась. Она бы издала такой оглушительный рык, что вмиг сбежалась бы вся её родня. И я бы не позавидовала любому насильнику, который оказался бы на твоём месте.
А если говорить серьёзно, тот, кто насилует, тот расписывается в собственной мужской неполноценности. Самец более сильный чем самка. Его природа создала оберегать её, добывать пищу, строить жилище. Любить её в конце концов.
 А он её насилует. Ну, честно признайтесь, мужики, -- неужели это доставляет вам хоть какое-то удовольствие?
             (мужики стыдливо отводили глаза)
       ВАЛЕРА. Так мы тебе и признались. Держи карман шире. Это информация только для служебного пользования.
       НАТАША. Кто-то у меня сейчас схлопочет по полной программе
(она показала ему кулак). В общем, насилие — это полное признание своей мужской несостоятельности.
Не случайно даже на зоне таких людей презирают и опускают.
       АНТОН. Моя бабка рассказывала, как-то в молодые годы, будучи беременной, ехала по лесу ночью на телеге вместе с пожилым бригадиром. Он начал к ней приставать. Так она оторвала ему всё хозяйство, кровь хлестала ручьём, он чуть не помер. Её даже хотели судить – за неоказание помощи пострадавшему.
Хорошо, колхоз взял её на поруки.
       НАТАША. Ну всё, хватит о грустном, пошли купаться.


                ГАЛКА
 
        На третий день после обеда погода наладилась. Ветер разогнал тучи.
Дождь прекратился. Снова выглянуло солнышко. Народ потянулся на пляж.
        Как будто чудный волшебник подарил людям счастливый летний денёк.
Этим чудным волшебником оказалась девушка по имени Галина.

        Когда она появилась на пляже, то сразу приковала к себе всеобщее внимание, что и неудивительно при её росте метр девяносто. На ней были джинсы, синяя футболка, на плече спортивная сумка Adidas.
        К сожалению, её фотографией автор не располагает. Но внешность её представить не сложно. Галина обладала поразительным сходством с волейболисткой Екатериной Гамовой.               
   
       А ведь Гамова была ещё и просто красивой женщиной. И когда она выходила на площадку, многие мужчины,
забывая о том, где находится мяч, смотрели только на неё.
    
       Правда у Гамовой рост составлял 202 сантиметра, а у Галины только 190
(у Антона -- 177). Самой Екатерине в 1984 году было всего 4 годика.
       И надо же, удивительные совпадения -- обе родились в Свердловске, обе играли в волейбол, и даже знак Зодиака у них одинаковый – Весы. Впрочем, я и сам их иногда путаю.

       «Смотри, да у нас новенькая, -- толкнув в бок Антона, сказал Валера. – ДВА МЕТРА НАД УРОВНЕМ ОКЕАНА,
с восхищением выдохнул он, пойдём познакомимся».
       Они соскочили с лежаков и подошли к ней. Вблизи Антон её хорошо разглядел.
 У неё были тёмные, зачёсанные назад волосы с конским хвостиком. По-девичьи стройна. На вид лет двадцати. Миленькая, даже симпатичная, но красавицей её не назовёшь.
        Молодые люди познакомились и посвятили новенькую во все тонкости курортной жизни. Выяснилось, что она задержалась из-за экзаменов – училась в педагогическом по специальности русский язык и литература. Сдавала «хвосты». Между прочим, член молодёжной сборной страны по волейболу.

        Валера был заметно ниже её. Антон же едва достигал ей до кончика носа.
Осознав сей печальный факт, Антон тяжело вздохнул, вернулся к своему лежаку, достал из сумки «Египетские ночи» и, повернувшись к ней спиной, углубился в чтение. Мысленно он поставил на ней крест.
   
        Подошла к концу первая неделя отдыха.
Антон уже достаточно загорел и, чтобы не обгореть, ставил свой шезлонг под пляжный зонтик, под которым обычно лежала Галина.               
        Быстро пролетали осенние деньки. Людей на пляже с каждым днём становилось всё меньше. Старшее поколение предпочитало экскурсии.
       Молодёжь тоже меньше появлялась на пляже, но уже по другой причине. Комнаты в пансионате, в основном, были рассчитаны на троих. А единственный интервал, когда в них никого не было – это время между завтраком и обедом. Поэтому все влюблённые парочки максимально использовали свой шанс.
   
       Так уж получилось, что единственными аборигенами на этом пляже оставались Антон и Галина. Они сдружились и почти всё время проводили вместе. Молодые люди давно уже перешли на ты, и он её иначе чем Галка не называл. Будем же и мы её теперь называть так же.
       Как два неудачника, которым не удалось встретить свою половинку,
они стали перемывать косточки всем, кто попадался им на глаза.
       ГАЛКА. Ты видишь мужики в карты играют.
       АНТОН. Эти синюшники?
        ГАЛКА. Ну да. Они вообще целыми днями не просыхают. Кстати, сегодня эти алкаши впервые выбрались на пляж.
А вон там наш физрук Вахтанг, -- указала она на мужика в красных плавках. – Говорят, у него в каждом заезде новая пассия.
       АНТОН. А видишь того мальчика с мамой.
       ГАЛКА. В очках, который книгу читает?
       АНТОН. Ну да. Так вот он в нашем туалете каждый день курит.
 После него в кабинку не войти, хоть топор вешай.
       ГАЛКА. Если бы ты приехал вовремя, ты бы сейчас встречался с Наташкой.
А я, так и быть, осталась бы с Валеркой. Ну почему ты не приехал раньше?
       АНТОН. Я же тебе не раз говорил, я был на свадьбе у брата.
       ГАЛКА. Оправдания не принимаются. Я тебе этого никогда не прощу.
Считай, ты мне испортил весь отпуск.
   
       В ней удивительным образом сочетались сильное спортивное тело и хрупкая девичья беззащитность.
В автобусе какая-то тётка с огромной сумкой, продираясь к выходу, грубо толкнула её в спину и даже не извинилась.
Антон бы уж точно не стал бы молчать. Но Галка сдержала себя.
       -- Женщина не хотела, это случайно, -- глядя на Антона сказала Галка, словно извиняясь за свою обидчицу.
       Даже когда она его поддевала -- это всегда было не больно.
Она словно на весах взвешивала каждое своё слово и как истинные Весы старалась всегда всех примирить.

                АМБАЛ

        По пляжу пансионата частенько прохаживались местные торговки, предлагая мороженое и напитки. К одной из таких торговок у самого входа на пляж подошла очень эффектная, золотокудрая блондинка с маленьким мальчиком и стала покупать
у неё мороженое.
        Словно листочки от лёгкого ветерка головы всех мужчин пришли в движение.
А их взгляды устремились на неё. Повинуясь стадному инстинкту, Антон и Валера тоже посмотрели в её сторону.
    -- Вот це женщина! – вырвалось у Валеры. Галка с Наташкой мгновенно очнулись и с интересом стали рассматривать потенциальную угрозу.
 
        -- Рубенсовские формы, -- мечтательно произнёс Валера.
        -- Не буду спорить, -- согласилась Наташка, – фактура что надо. Но к такой фифочке просто так не подъедешь.
        -- Почему? – спросил Антон.
        -- Запросто отошьёт, -- кольнула его Галка.
        -- Это ещё не факт, -- возразил Антон. – Подумаешь, фифочка. И не таких обламывали.
        -- Да ну!? – с деланным изумлением посмотрела на него Галка. – Может ты ещё и познакомишься?
        -- Легко, -- сказал Антон и встал с лежака.

        Знакомиться надо всегда с улыбкой и нести при этом несусветную чушь. На случай, если тебя отошьют, можно всё обратить в шутку.
Действуя по принципу: «не догоню, так согреюсь».
        Сделав улыбку, и собрав в кулак всё своё обаяние, Антон твёрдым шагом подошёл к незнакомке.
        -- Извините, пожалуйста, -- обратился он к ней, – не вы ли вчера заняли первое место на танцевальном конкурсе в центральном парке?
        -- Вы что-то путаете, молодой человек, -- удивилась блондинка. – Мы только сегодня прилетели.
«В молоко, подумал Антон, срочно меняем тему».
        -- А, кстати, вы напрасно покупаете здесь мороженое. Не вкусно и дорого. Замороженное молоко с сахаром.
А вот через дорогу в кафе (он показал рукой) продают настоящее ленинградское мороженое, возят самолётами.
И стал загибать пальцы. Ванильное, шоколадное, двухслойное с кремом и орешками, Лакомка и Белые ночи.
        Мальчик с любопытством глядел на Антона — тема ему явно пришлась по душе.
Но тут словно клещами кто-то сжал левое запястье нашего героя.
Он обернулся и увидел прямо перед собой огромного детину с голым торсом в одних белых брюках.
        Квадратная челюсть и стальной взгляд не сулили Антону ничего хорошего. Дёрнуться он не мог – детина мёртвой хваткой держал его руку.
   
        -- Валюха, он к тебе приставал? – угрожающе спросил амбал.
        -- Васька, ты что с ума сошёл, -- вскрикнула женщина. – Опять с утра нажрался.
        -- Нет, ты скажи: он к тебе приставал? Да я его урою сейчас, эту очкастую гниду.
        -- Что ты ерунду несёшь, -- повысив голос, сказала она. – Перестань, отпусти человека. С огромным трудом ей удалось высвободить руку Антона из его клещей.
        -- Будешь ещё мне тут сцены устраивать! Молодой человек нам просто подсказал, где купить мороженое.
        -- Да-да, -- нашёлся Антон. – В кафе через дорогу настоящее мороженое, ленинградское.
        На лице амбала мелькнула досада, как у боксёра, у которого только что стащили боксёрскую грушу.
        -- Ну что ж, живи, коли не врёшь, -- недовольно буркнул верзила. – Но, если обманул, смотри, под землёй найду и урою.
И немного подумав, добавил: «Дай краба». Он схватил кисть Антона и так сильно сдавил, что Антон от дикой боли заорал на весь пляж.
        -- Пошли, пошли! – оттащив его от Антона, крикнула блондинка. – Хватит наезжать на людей. Скотина! 
        Мальчик начал хныкать.
        -- Ты мне ещё ребёнка напугай! Мразь! Сейчас сяду на поезд и вернусь к маме.
Последняя угроза видимо возымела на него своё действие. Он как-то осел, осунулся, испугано втянул голову в плечи и покорно поплёлся за своей повелительницей.

        Когда Антон вернулся к своему лежаку, потряхивая травмированной кистью, компания попыталась изобразить сочувствие, а Галка даже спросила «не болит ли у него рука». Но продержались они ровно 3 секунды — и взорвались от смеха.
        -- Ну ты даёшь, -- сказала Галка. – Настоящий Казанова. А ещё шлангом прикидывался.


                ВОДОЛЕЙ и ВЕСЫ
   
   
      Почти каждую проходящую по пляжу девицу Антон провожал оценивающим взглядом.
    -- Ты только шею не сломай, -- заметила Галка. – А то гипс придётся накладывать. Кстати, ты кто по гороскопу?
    -- Водолей.
    -- Сейчас проверим, -- сказала она и достала маленькую брошюрку. Там было всё о знаках Зодиака.

    -- Так, «не ревнив, не злопамятен», это хорошо, -- комментировала она. -- Можно сказать, находка, а не муж.
     … Так дальше. «Дружба, основанная на духовной общности важнее, чем любовь».
Это хорошо. Будешь моей жилеткой.
А вот то, что «в любви для него главнее независимость» – это плохо.
    -- Почему?
    -- Будешь гулять.
 
    -- А ты кто по гороскопу? – спросил он.
    -- Я – Весы.
    -- Ну и что про тебя?
Галка перевернула пару страниц.
    -- Вот, «главное стремление к устойчивости».
    -- Ну это хорошо, -- сказал он. – Особенно, если устойчивость эта моральная.
    -- Но есть и плохое, -- сказала она. «При столкновении с реальными проблемами зачастую становятся в тупик, затрудняясь выбрать правильное решение. При общении с другими людьми держат дистанцию».
    -- Плохо, -- отметил он. – Значит скрытные.
    «По своей натуре – влюбчивые и романтичные».
    -- Ну это хорошо.
    «Брачные отношения и семейные узы тяготят их».
    -- Почему?
    «Потому, что им трудно сделать выбор».
    -- Ну для супруги это плохо, -- сказал он. – А для любовницы хорошо.
    Галка легонько толкнула его кулачком в бок.
   
       
      Когда надоедало обсуждать других, они переходили друг на друга. Их любимой игрой была «обзывалка». Это почти то же, что и в «города». Например, дурак – клоун, нахал – лентяй и. т. д. Вот так лежат и обзывают друг друга.
Более дурацкой игры трудно себе представить. Но Галке почему-то эта игра пришлась по душе.
      В этой большой женщине жила маленькая капризная девчонка. Она любила строить рожи, гримасничать, передразнивать Антона.   

      Галка называла его «мужикашкой». А когда хотела его особенно подцепить — хлопала ладошкой по бедру:
«мелкий, к ноге!».
    Он тоже в долгу не оставался.
    -- Худая, как каланча.
    -- Ничего, -- отвечала она, – были бы кости -- мясо нарастёт.
    -- Длинная, -- продолжал он.
    -- Не длинная, а высокая – раздражённо поправляла Галка.
    -- Длинная.
    -- Не длинная, а высокая.


                РАЗМОЛВКА


         Как-то он её достал, и она решила его чуток проучить. Пошли купаться.
Галка нашла глубокое место, встала на камушек (мол, тут мелко).
Антон подплыл, ничего не подозревая, и решил встать на ноги -- да так и ушёл под воду. Когда же он вынырнул, она схватила его за плечи и затолкала обратно под воду.   
         И так несколько раз, чтоб не издевался над женщиной. Антон нахлебался воды и обиделся. Он взобрался на волнорез,
сел на самый край и время от времени покашливал.
        Когда Галка вышли на берег, Наташка заявила, что хочет мороженое.
        -- Я в прошлый раз покупал, -- сказал Валера.  -- Теперь ваша очередь, напомнил он Галке.
        Та, надев шортики, побежала в кафе через дорогу. Вскоре она принесла четыре стаканчика. Радостно чавкая, троица подошла к Антону.   
        -- Какая вкусняшка, какая вкусняшка! – пытаясь раззадорить Антона, твердил Валера. – Просто во рту тает. "Лакомка".
Но обиженный Антон сидел к ним спиной и молчал.
        -- Ну что будем делать с его долей? – спросила Галка. – Всё равно ведь растает и пропадёт. Может поделим на троих. Антону надоел этот спектакль. Он встал, повернулся и, протянув руку, захотел взять свою порцию. Но не тут-то было. Коварная Галка спрятала мороженое за спиной.
        Антон стал бегать вокруг неё и почти было достал лакомство, но она высоко подняла руки и для него это уже было недосягаемо. Антон несколько раз подпрыгнул, но всё было тщетно.
        -- Анкор, ещё Анкор! – измывалась над ним Галка. Между тем, она отступила на самый край волнореза. И, сделав последний неосторожный шажок, стала терять равновесие. Мороженое выпало из её рук, Антон подхватил его буквально в самом низу.
        Галка махала руками, пытаясь устоять на последнем рубеже, но законы физики в этот момент были явно не на её стороне. Правда Антон мог протянуть ей руку и помочь… Но чувство мести взяло вверх. Он надкусил сладкую мякоть мороженого и взглядом торжествующего победителя посмотрел ей в глаза.

«Эмансипация, так эмансипация — вы же этого добивались» -- говорил его взгляд.
        Взмахнув ещё пару раз руками, она, словно птица с подрезанными крыльями, плюхнулась вниз. Нептун с радостью принял её в свои объятия. А мириады брызг, взлетевшие над водой, стали блистательным салютом в честь справедливости и добра.
 
        -- Возмездие свершилось, -- сказал Валера. – Пора идти на обед. Но им пришлось слегка задержаться. При падении в воду Галка потеряла свою золотую цепочку и медальон со знаком Зодиака -- Весы.
        -- Не расстраивайся, сейчас достанем, -- успокоил её Валера. – Её с волнореза видно, вон как блестит. Глубина там действительно была небольшая, чуть больше двух метров.
        Они с Антоном несколько раз ныряли, опускались на самое дно. Пытались схватить цепочку, но она, как вода сквозь пальцы, выскальзывала из рук.
 И с каждой новой попыткой цепочка всё глубже и глубже уходила в песок, пока совсем не исчезла из виду.
   
        После этого Антон с Галкой обозлились друг на друга. Он демонстративно перенёс свои шмотки на другой лежак.
Наташка не преминула съязвить.
        -- Не сошлись характерами.
        «Милые дерутся -- только тешатся, -- добавил Валера. – Ничего, скоро помирятся. Они у нас тут единственная холостая пара».
               
      
                ПОЛОВОЙ ОТБОР.  УТРО ТРЕТЬЕГО ДНЯ               

                Часть 2

После купания они вернулись к своим лежакам и продолжили разговор.
        АНТОН. Наташа, а сколько сперматозоидов надо, чтобы оплодотворить одну яйцеклетку?
        НАТАША. Ну если брать пчёл, то за одно спаривание трутень может вбросить в тело пчелы до 10 миллионов.
Причём, оплодотворяет яйцеклетку только один, остальные погибают.
        ВАЛЕРА.
                В лабиринте женских гениталий
                Не найти мне выхода, друзья
                Как в гробницах древних фараонов
                Жизнь бесславно кончится моя

       АНТОН. Какой ужас! Какая несправедливость! А ведь это могли быть будущие учёные, инженеры, изобретатели.
Чем эти несчастные хуже какого-то жмурика, всё достоинство которого – более шустрый жгутик.
       ВАЛЕРА. А ведь они, разбивая коленки в кровь, преодолевая всевозможные преграды, можно сказать, сквозь лабиринты судьбы, прорывались к своей цели — и всё напрасно.
   
       АНТОН. Это что ж получается.  Мы что, всего лишь
      
                РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ ЭВОЛЮЦИИ?
   
       НАТАША. Вы ещё заплачьте от жалости.
Это, между прочим, не моя прихоть. Это закон полового отбора. Нам тоже не сладко, мы тоже не сидим сложа руки. Та же пчела, к слову сказать, пашет как папа Карло, спариваясь во время брачного облёта с десятками трутней.
      ВАЛЕРА. Распутная девица.
      НАТАША. Ничего она не распутная. К вашему сведению, спаривание с несколькими самцами увеличивает генетическое разнообразие потомства и, соответственно, повышает шансы на его выживание. Пчела будет спариваться до тех пор, пока полностью не забьёт свой семяприёмник. У неё это как бы последний девичник.

«Добытой спермы ей должно хватить до конца жизни, на 2-4 года. Потом она будет жить в улье и делать только две вещи: есть и нести яйца по тысяче штук в день, а зимой спать».
Таким образом, мы видим, что сперматозоидам приходится конкурировать
не только между собой, но и с чужими сперматозоидами. То есть, конкуренция просто зашкаливает.
    
        Примечание от автора.
В последнее время учёные установили, что сперматозоиды разных самцов сражаются
не на жизнь, а на смерть внутри самки. То есть, ожесточённая борьба за возможность оплодотворить яйцеклетку разворачивается не только до, но и после совокупления.
       Таким образом происходит как бы внутренний половой отбор. Существует даже фотография(фото Boris Baer/University of Western Australia),на которой показано, как одна группа сперматозоидов (подкрашенная зелёным) почти полностью уничтожила другую группу (подкрашенную красным).

       Любопытно, что и в этой борьбе самки не являются пассивными наблюдателями, а занимают активную жизненную позицию. Поначалу они некоторое время позволяют сперматозоидам сразиться между собой, давая возможность выжить наиболее сильным, после чего останавливают войны, используя свой особый фермент.
       С этого момента каждая мужская половая клетка становится драгоценной для самки. Кстати, наша императрица Екатерина Великая тоже занималась нечто подобным. У неё даже был специальный штат фрейлин-пробник, которые отбирали для неё самых лучших мужчин. Естественно, свободный вакансии приходилось ждать годами.

       АНТОН. Выходит, что у обычного сперматозоида шансов практически нет?
       НАТАША. Ну почему же. С чужой спермой есть несколько способов борьбы.
Самцы некоторых видов стрекоз «щекочут» свою самочку, вызывая у неё спазмы, изгоняющие из неё сперму предыдущего самца.
       ВАЛЕРА. Если мы захотим завести детей, я теперь буду знать, как гарантировать своё отцовство.
       НАТАША. Разговорчики в строю. Гальюны у меня сейчас драить будешь, понял? Не сбивай меня с мысли.
       А самец стрекозы-красотки просто откачивает чужую сперму своим пенисом
из половых органов самки, чтобы поместить там свою. У некоторых видов пчёл есть самцы-камикадзе. После спаривания они оставляют свой половой орган внутри самки и умирают. Но зато не допускают к ней гены других самцов.
      ВАЛЕРА. Это, конечно, железный аргумент. Надо будет записать, пока не забыл.
               

                БИЛЛИАРД
   
   
        Весь оставшийся день Антон с Валерой рубились в биллиард. Играли в Снукер, Американку и Русский бильярд.
Причём, Валера из десяти партий сумел выиграть только одну. Галка и Наташка занимались в тренажёрном зале.
        А утром Антон вместе с Валерой и Наташкой записался на экскурсию в горы. Побывали в сталактитовой пещере,
посетили чайный совхоз, налюбовались красотами гор.
        В последние дни Антон так привык к Галке, к её постоянному присутствию, что теперь, когда её не было рядом, он остро чувствовал какую-то пустоту вокруг себя, ему просто стало её не хватать.
   
       Валера очень переживал из-за проигрыша и решил после ужина взять реванш. Поспорили на бутылку шампанского.

Вот уж верно говорят "не за то отец сына бил, что в карты играл, а за то, что отыгрывался". 
      Ещё в школьные годы Антон все летние каникулы проводил в санатории «Репино», под Ленинградом. Там работала его мать. На втором этаже, в главном корпусе находилась биллиардная.
       По утрам, когда все отдыхающие проходили лечебные процедуры, Антон тренировался. Расставлял шары в различных позициях и отрабатывал удары.
 Свояки забивал на сто процентов. Даже профессиональные игроки, которые играли на деньги, предпочитали с ним не связываться.

       Спорт любит сильных. Естественно, Антон снова победил. Валере пришлось сбегать к местному таксисту и купить у него бутылку шампанского. Разумеется, по ночному тарифу, так как магазины были уже закрыты.
       Вскоре закрыли и административный корпус (он работал только до 23 часов). Антон с Валерой забрали Наташку с Галкой и направились к автобусной остановке. Валера нёс гитару, которую он купил сегодня в сувенирной лавке за какие-то просто смешные деньги.
       Ну как тут удержаться и не запеть. Надо же опробовать новый инструмент. Валера ударил по струнам.

 «Туман вдоль Фонтанки клубился, дрожал
Двух юных подружек домой провожал
Верочка и Нора -- сестры-близнецы
Как же выбрать милую, обрубить концы

Тихая и скромная Верочка дрожит
Бойкая, весёлая Норочка горит
Где же моё счастье, кто подскажет мне
Легче утопиться, но холодно в Неве

С Верой на скамейке сидели мы вчера
С Норочкой на лодке катались до утра
Но выбрать я так никого и не смог
Остался,ребята, я вновь  одинок

Норочка, Норочка, Норочка,
Где ты плывёшь, моя лодочка
Верочка, Верочка, Верочка,
Где ты теперь, моя девочка

Нора-Нора-Нора-Нора-Норочка
Где ты плывёшь, моя лодочка
Вера-Вера-Вера-Вера-Верочка
Где ты теперь, моя девочка

Откройся, скажи мне, злодейка-судьба
Зачем посмеялась над нами тогда
Бросить мне жребий ты не дала
Сердце моё ты навек забрала

Норочка, Норочка, Норочка,
Где ты плывёшь, моя лодочка
Верочка, Верочка, Верочка,
Где ты теперь, моя девочка
      
Нора-Нора-Нора-Нора-Норочка
Где ты плывёшь, моя лодочка
Вера-Вера-Вера-Вера-Верочка
Где ты теперь, моя девочка»

      На остановке под навесом было пусто. Они посидели, выпили, благо предусмотрительный таксист снабдил Валеру бумажными стаканчиками.
   
   
                ЖЕНСКИЙ ГНЕВ

    
       Наташка в этот день дулась на своего ухажёра. Оказывается, вчера, когда Валера по документу брал напрокат катамаран,
ей удалось заглянуть через его плечо и отчётливо разглядеть штамп в паспорте.
       -- А ведь говорил, что ты в разводе, -- сверлила она его своим взглядом.
       -- Ну да, я собираюсь разводиться, -- оправдывался Валера. – Мы даже документы уже подали.
       -- Вот и верь после этого мужикам, -- не унималась Наташка. – Как приедут на юг, так все становятся разведёнными или на собираются разводиться.
Галка, поверь мне. Все мужики сволочи. Рано или поздно они все начнут изменять.
       -- Мужчина не изменяет женщине, -- заявил Валера, – он просто влюбляется в другую.
       -- Им трудно нас понять, -- проявив женскую солидарность, вступила в разговор Галка. – Наше постоянство они не ценят. Поэтому мы должны быть в вечном поиске, стремится к самореализации и к самоутверждению.
       -- Правильно кто-то сказал, -- заметил Валера. -- Современная женщина – это заблудившийся пол…

       -- Ты мне, кстати, обещал рассказать, почему ты в первый вечер выбрал меня, -- спросила Наташка.
       -- Тебе для диплома или как?
       -- Нет, просто хочу знать. Там же на танцах была ещё рыженькая, хорошенькая такая, кстати, моя однокурсница, глазки тебе строила, которую лётчик увёл.
       -- Ну я не знаю почему. Так получилось.
       -- Нет, так не бывает. Что-то тебя зацепило. Признайся, ну, если честно: причёска, макияж, моя короткая юбка; может новые итальянские туфли.
       -- А они что итальянские?
       -- Ты мне не веришь? Она сняла туфли и показала ему лейбл.
       -- Вот уж никогда бы не подумал.
       -- Да ты не стесняйся, здесь все свои. Может мои загорелые ножки (Наташа приподняла юбку) или другие мои женские достопримечательности.
       -- Да нет, всё не то, -- замялся Валера и, немного подумав, добавил. – Так, одна глупость.
       -- Какая?
       –- Ну это несущественно.
       -- Ну какая, я не отстану, ты меня знаешь.
       -- Ну хорошо. В первый день, когда ты записывала расписание автобусов, ты выронила ручку. Нагнулась… Я машинально повернул голову…
       -- Ах, вот оно что! Вот от чего зависит женская судьба. А я-то, дура, наряжалась, прихорашивалась. Господи!
Как же вы примитивно устроены, мужики!
       -- Слушай, я придумал эпиграф к твоему диплому, -- сказал Валера.
       -- Ну и какой? – спросила Наташа.
«Зачем всё так усложнять», -- бормотала Амёба.
И тут же он получил выверенный удар под ребро.
 
                МЕНТОВКА
   
         Вскоре Валера со своей пассией покинул автобусную остановку. Наташка так кипела от ревности, что даже забыла свой пакет с полотенцем.
         -- Наташку просто не узнать, -- сказала Галка. -- Как говорится, от любви   до ненависти один шаг.
         -- А ведь ненависть – это та же любовь, -- глубокомысленно изрёк Антон, -- только с отрицательным знаком.

         В бутылке ещё оставалось немного шампанского. Не пропадать же добру.   
Они решили допить. И по закону подлости рядом с ними в самый неподходящий момент остановился милицейский УАЗик.
         Из машины вышли два сержанта и попросили предъявить документы. Кроме Наташкиного полотенца предъявлять было нечего.
         -- Вы читать умеете? – строго спросил один из них и указал рукой на огромный рекламный щит, который стоял напротив остановки.
   
         На щите была надпись:
«Сочи – город образцовой культуры» и соответствующий знак. Перечёркнутая бутылка.
         -- А вы что вытворяет? Распиваете спиртные напитки в общественном месте.
         -- Категорически запрещается, -- добавил второй, -- лицам, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, находится в местах общего пользования.
         -- В общем так ребята, -- сказал первый. – Убирайте свою бутылку, и чтоб мы вас здесь больше не видели.
   
         Так бы, наверное, и закончилась эта воспитательная беседа для двух горьких пьяниц, коими являлись Антон с Галиной.

Но на их беду один из сержантов, особо бдительный сотрудник, случайно заглянул в «ориентировку». И надо же такому случится: серийный маньяк на фотографии уж очень сильно смахивал на Антона.
         А одежда маньяка -- синие джинсы, чёрная футболка и белые кроссовки -- в точности совпадали с тем,
во что Антон был одет. В общем, их попросили проехать в ментовку для выяснения личности.
   
         Несмотря на позднее время, почти во всех окнах двухэтажного кирпичного здания горел свет.
В отделении милиции их провели в комнату для допросов. Там за столом сидел молодой следователь и вёл допрос потерпевшей – интеллигентной женщины бальзаковского возраста в очках и в чёрном полупрозрачном платье.
         У следователя была короткая стрижка, волевое лицо и решительный взгляд.
Он предложил им сесть у стенки и немного подождать.
        «Мы уже заканчиваем, -- сказал он. -– Возможно, ваши дела придётся объединить».

   
        -- Ну что продолжим, -- обратился он к потерпевшей. – Вы, наконец, скажите, что было дальше? Топчемся на одном месте, ей богу, как дети. Ну, ну?
        Он стал читать её заявление.
«Маньяк схватил меня за волосы и потащил в кусты. Я кричала, царапалась, звала на помощь – но никто не пришёл».
        Потерпевшая стала ёрзать на стуле, а потом не выдержала и вскочила.

          ПОТЕРПЕВШАЯ. Ну может хватит! Давайте закончим этот балаган.
Да ещё при посторонних…
          СЛЕДОВАТЕЛЬ (сурово оборвал её). У нас здесь посторонних не бывает. Да, не царские хоромы.
А что вы хотите: нас финансируют по остаточному принципу. Работаем можно сказать на голом энтузиазме. Сядьте на место! Не забывайте, где вы находитесь. Здесь я веду допрос.
Женщина села.
          СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну так мы будем говорить или нет?
          ПОТЕРПЕВШАЯ. А что говорить-то, будто сами не знаете.
          СЛЕДОВАТЕЛЬ. Представьте себе не знаю. Если бы знал, я бы не спрашивал.
А вы не думаете, что вы сами могли его спровоцировать на такой поступок.
          ПОТЕРПЕВШАЯ. Это чем же?
          СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да хотя бы этим вашим полупрозрачным платьем.
Не забывайтесь, вы ведь уже не девочка. Пора бы одеваться поскромнее.
          ПОТЕРПЕВШАЯ. Так что ж мне теперь прикажите брезентовую робу надеть?
          СЛЕДОВАТЕЛЬ. Женщины в вашем возрасте должны одеваться построже.
Чтоб ни у кого и мысли не могло возникнуть...
          ПОТЕРПЕВШАЯ. Вы мне ещё будете указывать, как я должна одеваться.
 Да я буду жаловаться вашему начальству. Это переходит все границы.
   
          СЛЕДОВАТЕЛЬ. Так, ладно. А где свидетели, где очевидцы?
          ПОТЕРПЕВШАЯ. Это же не цирковое представление. Объявления по радио не было, вот люди и не пришли.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Но вот же на фотографии отчётливо видно — писающий мальчик  на фоне осветительной мачты.
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Это не мальчик. Это Амур -- фигура с большого фонтана.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Но хотя бы фамилии прохожих, этих «безымянных героев» можно
было записать.
Они, можно сказать, спасли вашу жизнь, мы могли бы их отметить грамотой, наградить ценным подарком.
   
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Да какие там герои. Шёл пьяный мужик по дорожке. Допил бутылку водки и залимонил её
в кусты -- прямо в башку этому козлу. А потом и сам зашёл в кусты и отлил прямо на этого негодяя.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Но там же знак висит на главной аллее, запрещающий испражняться.
         ПОТЕРПЕВШАЯ (пожав плечами). Было очень темно. Наверное, он просто не видел.   
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну понятно, как бы заранее опустил преступника.
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Что значит опустил?
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну это так у вас на женской зоне принято. По понятиям.
А кстати, почему вы не кричали в тот момент, не звали на помощь?
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Потому что он держал мой рот двумя руками. Ну, а когда этот ваш «безымянный герой» стал расстёгивать брюки, собираясь, видимо, сходить уже по-большому,
маньяк не выдержал. Он закричал благим матом и бросился бежать.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Но фамилию-то могли записать своего спасителя.
         ПОТЕРПЕВШАЯ. К сожалению, мой спаситель не подозревал, что его ждут почести и ценные подарки.
Извините, я не сильна в русском языке, я родом из Молдавии -- не могу подобрать нужный синоним.

Ну, в общем, он просто от страха, как бы это сказать покультурнее…
     (она вздохнула) ну в общем...обосрался. И я не думаю, что в таком состоянии ему было бы не комфортно давать интервью такой элегантной даме как я. 
         СЛЕДОВАТЕЛЬ (приблизив к ней своё лицо, слегка подмигнул потерпевшей).
Значит ничего такого… Не было? Ну, я имею в виду… интим.
         ПОТЕРПЕВШАЯ (лукаво сощурив глазки). Увы, гражданин следователь,
 ничего не было. Три года без мужика -- и опять в пролёте!

         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ладно, я всё понимаю. Но мне же надо заполнять протокол.
Это моя работа. А, кстати, где наш вещдок?
Он достал из стола белый полиэтиленовый пакетик и, вытащив оттуда белую тряпицу, положил её перед женщиной.
«Нашли на месте преступления» -- записал он в протокол.  «Ваши?», -- спросил он.
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Мои.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Так и запишем. Белые кружевные трусики из поплина.
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Почему из поплина? Натуральный шёлк!
   
    Он достал лупу и ещё раз внимательно осмотрел вещдок, добавив в протокол слова «резинка порвана в двух местах».
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Какое это имеет значение?
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Для следствия всё имеет значение, гражданка. Важна любая деталь, любая мелочь. Иногда найденный окурок выводит на след матёрого преступника.
         ПОТЕРПЕВШАЯ (тяжело вздохнув). Вы мне, между прочим, в сыновья годитесь.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. А при чём здесь это?
         ПОТЕРПЕВШАЯ. А притом. Вот жена у вас есть? 
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Нет.
         ПОТЕРПЕВШАЯ. А постоянная женщина или подружка? 
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Нет.
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Вот видите. Вы абсолютный дилетант в этом, совершенно не в теме. А пытаетесь вести следствие по такому деликатному и тонкому вопросу.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вы ещё будете меня учить. Много тут таких
(он посмотрел на часы).  Ладно, вот ваш пропуск (он подписал какую-то бумажку). Мне ещё людей допросить надо.
Не забудьте завтра к девяти быть у меня.
Потерпевшая встала и собралась уходить.
         СЛЕДОВАТЕЛЬ (показывая рукой на Антона). Да, кстати, этот молодой человек вам не знаком?    
         ПОТЕРПЕВШАЯ. Там темно было, лица не видела. Но этот вроде бы ничего.
Если бы он хорошо попросил, я может быть и согласилась.
            (Антон от стыда закрыл лицо руками)
...Но футболка у него такая же с короткими рукавами. Я надеюсь, что следственный эксперимент вы сейчас проводить не будете?
         СЛЕДОВАТЕЛЬ (хлопнув себя по лбу). Надо же, промашку дал. Надо было пригласить понятых.
Женщина вышла из кабинета.

         … Пропустив мимо ушей всё, что ему говорили Антон с Галиной, следователь громко стукнул ладонью по столу.
         -- Так, хватит. Я наслушался ваших фантазий. Значит, говорите, что отдыхающие. Ну что ж, красивая легенда.
Ребята, может быть выложим всё сразу на чистоту.
Ваша внешность, -- показал он на Антона, -- полностью совпадает с фотороботом. Отпираться просто нет смысла.
Так что, будем сознаваться? Напоминаю вам, что чистосердечное признание облегчает вашу вину. По вашей 117-ой статье вам светит от трёх до семи. Мой совет. Напишем явку с повинной. Для вас это лучший выход. А там глядишь за хорошее поведение условно-досрочное, пару годков скостят.
        -- Товарищ следователь, мы ничего не совершали, -- сказал Антон. – Вы нас с кем-то путаете.
       -- Я вам не товарищ, гражданин. Все так говорят.
Но как хотите, не хотите по-хорошему, будет по-плохому. Ничего, голубчики,
я найду способ развязать ваши язычки. И не таких кололи.
Он нажал на кнопку под столом. Вошёл старшина, который их подвозил.
        -- Сеня, -- обратился к нему дознаватель, -- дубинка у тебя есть?»
        -- Да, товарищ следователь.
        -- Возьми этого очкарика -- и чтоб к утру у меня были правдивые показания
о его деятельности в нашем городе.
       -- Но …
       -- Никаких, но! Мы и так на последнем месте в районе по раскрываемости.
В конце-то концов мы когда-нибудь работать начнем или нет. Но только без синяков, как в прошлый раз. Я тебя умоляю.
       -- Виноват, товарищ начальник, -- сказал Сеня. – Немного переусердствовали. «А с девицей что будем делать?».
       -- С сообщницей-то. За соучастие пойдёт, паровозом. Посади её в камеру к путанам. Она у нас быстро расколется.
Напарник сейчас подойдёт – вот и займётесь ими вдвоём.

       -- Что вы себе позволяете! -- возмутилась Галина. – Нам не в чем признаваться.
       -- Не хотите признаваться -- не надо. Это ваше личное дело. Но завтра уже будет поздно. Откатаем пальчики, устроим очную ставку – и загремите на всю катушку.
       «Ух, ух, ух, ух!». Он стал вращать руками, имитируя движение паровоза.

             «Он бежал с Магадана, слышал выстрел нагана
              Кто-то падал убитый и кричал комендант
              По тундре, по железной дороге
              Где мчится скорый Воркута – Ленинград»

       -- Вы позвоните в наш пансионат «Морской прибой», -- сказал Антон, -- там подтвердят.
       -- Ишь какие умные нашлись. Да кто мне там сейчас ответит среди ночи.
Хотите запутать следствие, молодой человек, -- прищурил он глаза, -- так сказать, пустить по ложному следу…

Он подошёл к Антону, схватил его за футболку и, глядя в упор, рубанул:
       -- Смотреть в глаза, отвечать быстро не раздумывая. Где вы были вчера в 11 часов вечера?
       -- Играл в биллиард, -- ответил Антон.
       -- Кто это может подтвердить?
       -- Валера, наш староста группы.
       -- Ну это мы завтра проверим.
       -- А что было вчера в 11 часов? – спросила Галка.
       -- А вы будто не знаете, -- усмехнулся следователь. – Вчера в 11 часов вечера какой-то маньяк в чёрной футболке и белых кроссовках, при этом он выразительно посмотрел на Антона, в центральном парке затащил гражданку N в кусты и, угрожая ножом, снял с неё нижнюю одежду и попытался изнасиловать. И только благодаря смелости и беспримерному мужеству наших граждан, женщина осталась жива и сохранила своё достоинство.
Затем он обратился к Галке. «А вы можете подтвердить его алиби?».
       -- К сожалению, нет. Вчера в это время я читала книгу и не выходила из комнаты.
       -- Молодец, выбрала правильную линию, не покрываешь своего подельника.
К вашему сведению, для женщин у нас на зоне предусмотрено много льгот.
Нет «вышки», например.  А если «подзалетишь», поставят на усиленное питание
и половину срока сразу скостят.
Галка схватилась за голову, это был какой-то сумасшедший дом.

       -- Ну хорошо, хорошо, -- успокоил он её. -- А вы сами-то не заметили никакой странности в его поведении?
       -- Что вы имеете ввиду?
       -- Ну может быть он приставал к вам или домогался?
       -- Ну что вы, -- усмехнулась она. -- Ему просто смелости не хватит, -- сорвалось у неё с языка. – Для этого он слишком хорошо воспитан.
       -- А вообще-то вы не имеете права нас здесь так долго держать, -- сказал Антон. – Это незаконно.
       -- Всё законно, -- ответил сержант. – Административное задержание для выяснения личности до трёх часов. Вам ещё повезло, что на дворе 84-ый год.
А вот после Нового года, когда выйдет Указ «Об усилении борьбы с пьянством» товарища Горбачёва вы бы за свои деяния получили полноценные 15 суток ареста!
   
        Славу богу, что всё закончилось благополучно. Приехали опера и привезли настоящего насильника в наручниках. С ними быстро разобрались. Позвонили тёте Кате (благо Антон, наконец-то, вспомнил её телефон). Пришлось будить бедную женщину в такой поздний час. Она подтвердила данные паспорта, которые сообщил
Антон. Их отпустили. Опера ещё долго перед ними извинялись, особенно их начальник — светловолосый капитан.

        Оказалось, их допрашивал никакой не следователь, а стажёр. Ибо весь личный состав в столь поздний час был вызван на задержание.
        -- У него, конечно, ещё имеются некоторые шероховатости в процессе дознания, -- оправдывался капитан. -- Но с опытом это придёт, наладит контакт с оперативно-розыскной службой. Молодость, чего вы хотите, слишком горяч и нетерпелив.
Но хватка у него есть, рогом землю роет. Очень сильно хочет отличиться и раскрыть какое-нибудь громкое дело.
        -- К его хватке ещё бы ума добавить! – вырвалось из Галины. – Вот уж чего явно ему не хватает.
   
        После такого стресса наши герои ещё долго не могли прийти в себя.
Их было чуть не отправили в солнечную Воркуту, а это уж никак не входило в их планы. Наконец, решили просто пойти и выкупаться в море.
        Когда они подошли к своему пляжу, он спросил её полушутя:
        -- Слушай, Галка, а если бы меня по этапу отправили в Сибирь, ты бы поехала со мной?
        Она засмеялась: «Я что тебе жена декабриста что ли, чтоб за тобой ехать. Размечтался. А, впрочем, нет, поехала бы».
        Улыбка заиграла на его губах.
        -- Но только до Свердловска. Мне всё равно по пути. А дальше ты уж как-нибудь сам на своих двоих.


                НОЧНОЕ КУПАНИЕ

   
        «В городе Сочи тёмные ночи, тёмные, тёмные, тёмные…»
Вот уж верно, таких тёмных ночей Антон нигде больше не видел. Собственных рук и то не видно.
        Они шли почти что на ощупь. Погода стояла безветренная. Лишь изредка чёрную ночную пелену прокалывали золотистые мерцающие огоньки фонарей.
        В воздухе, настоянном на запахе магнолии и самшита, было тепло и тихо, казалось, ни одна травинка, ни один кустик не шелохнётся. Застывшую тишину ночи лишь изредка нарушал звенящий стрёкот цикад да надоедливый комариный писк.
На душе была лёгкость необыкновенная.   
        И совсем не случайно, -- вспомнил Антон, -- «не когда-нибудь, а именно ночью распускаются лепестки цветов…».
Между тем они уже вышли на свой пляж. И только тут Галка вспомнила, что забыла надеть купальник.
        -- В такую темень он тебе просто не понадобится, -- успокоил её Антон.
        После секундного замешательства она, скинув с себя всю одежду, быстро вошла в воду и поплыла.
Антон же в последний момент передумал купаться и остался ждать её на берегу. Он её не видел и только по еле слышному плеску воды мог угадывать, где находится его Галка. «Надо же», подумал Антон. Он впервые назвал её так.
        Купаться она не любила, она любила плавать. Причём, уплывала далеко за буйки к вещей досаде физрука Вахтанга.
И тогда её почти не было видно. И только её голова, как поплавок, изредка мелькала среди волн.

        К вечеру, а особенно ночью, море, освобождаясь от бесчисленных купальщиков, позволяет себе немного отдохнуть и расслабиться, восстанавливая свои силы.
Для Антона это было любимое время суток -- он погружался в прохладные воды и блаженно, лёжа на спине, покачивался на волнах, любуясь бездонным звёздным небом над головой.
        Между тем отдельные всплески становились всё громче и громче.
 «Значит, плывёт уже обратно», подумал он. И в тот момент, когда Галка начала выходить из воды, тучи неожиданно расступились и лунный диск освятил землю. Очертания предметов начали медленно проявляться, как изображение на негативе. Лунная дорожка, пробежав от самого горизонта, уткнулась в их берег.
   
        Антон посмотрел на море. По этой дорожке шла Афродита, рождённая из пены морской. Она была прекрасна в лунном сиянии волшебной южной ночи.
        Как хорошо сказал Аристотель, только
      
        «в большом теле заключена красота,а маленькие могут быть изящными и пропорционально сложенными, но не прекрасными».
   
        Галка вышла на берег, подошла к лежакам и, достав полотенце, начала вытираться.
        -- Мог бы и отвернуться, -- обронила она. Антон повернулся к ней спиной.
        -- А у тебя красивое тело, -- сказал он.
        -- А ты что, только сейчас заметил, -- усмехнулась она. – Ну надо же.
Весь день лежишь на пляже -- ничего не видит. А тут в кромешной тьме разглядел.
        -- Жалко я не взял фотоаппарат.
        -- Ну вот ещё, чего надумал. А всё равно выдержки бы не хватило.
        -- Да, -- согласился он. – Выдержки может и не хватить…
        Когда они возвращались домой, она попросила прощение за вчерашнее.
Но это было уже не важно. Он об этом уже забыл.

                МЕДАЛЬОН
 
   
       На следующее утро Антон с Галкой пошли в магазин сувениров. В том, что она лишилась цепочки и медальона,
надо признать, была и часть его вины. Сначала выбирали медальон.
      От металлических решили отказаться – слишком сильно блестят. Остановились на керамике. Выбрали тускло золотистый (под цвет её глаз), овальной формы с изображением Весов.
К медальону купили чёрный шнурок с застёжкой.
      -- Вот теперь ты снова красивая, -- сказал Антон, повесив ей медальон на шею.
      -- А до этого значит выглядела страшненькой, -- кружась перед зеркалом, спросила Галка.
      -- Ну не страшненькая… но чего-то тебе не хватало. А вот теперь самое то.
      -- Ну ты и сердцеед. Знаешь, как подкатить к женщине. «А может ты хочешь меня соблазнить?», -– игриво, глядя ему в глаза, спросила она.
      -- Просто хочу, чтобы ты выглядела неотразимой.
      -- Тогда ещё коврик купи.
      -- Зачем?
      -- Чтоб не больно было падать.
            
       Когда они вернулись в пансионат, к ним подошла Нина Романовна, отвечающая
 за мероприятия, с тетрадкой в руках.
       -- Молодёжь, вы не забыли, сегодня у нас пешая экскурсия на гору Большой Ахун. Я вас записала. Деньги захватите -- будет общее фото. «Галя, а где это ты купила?», – заметив на её груди медальон, спросил она.
       -- Антонио подарил, -- кокетливо наклонив голову, похвасталась Галка.
            
    
                ПОЛОВОЙ ОТБОР.  УТРО ТРЕТЬЕГО ДНЯ    
               
                ЧАСТЬ. 3
   
    
     АНТОН. Самки обычно меньше самцов, а бывает наоборот?
     НАТАША. Бывает, но крайне редко. Вот, например, рыба-удильщик. Она больше его раз в 50. То есть, если она около метра, то он не превосходит двух сантиметров. Живя на больших глубинах (до трёх километров), в жуткой темноте,
при огромном давлении, им очень трудно найти себе партнёра.
А размножаться-то надо. Поэтому самке пришлось приспосабливаться – и она нашла выход.       
    АНТОН. Какой?
    НАТАША. Она всегда носит его с собой, ну как зонтик.
    ВАЛЕРА. А как же половая несовместимость?
    НАТАША. Не суди по себе. Ему достаточно оплодотворить отложенную ею икру. Затем он прикрепляется к самке и навсегда остаётся на ней висеть, живя за её счёт. 
    АНТОН. Паразит.
    ВАЛЕРА. Натуральный альфонс.
    НАТАША. Кислород и питание он получает от неё. Постепенно и кровообращение у них становится общим.
У него атрофируются все органы: зрение, слух, кроме хорошо развитых половых.
    ВАЛЕРА. Ну надо же, какой портативный муж.  Мечта всех женщин.
    АНТОН. А как удобно. Положила в сумочку и носи с собой.
    НАТАША. Я смотрю вы раздухарились совсем. Конечно, самец удильщика -- паразит. Но он маленький, и его содержать не так уж и сложно.
    А вот у моей сестры муж, – огромный бугай, больше Валерки. Сидит на её шее, нигде не работает, от телевизора не оторвать. Вот это паразит — так паразит!
    А если серьёзно. Когда самец меньше самки -- это не очень хорошо.
У меня отец заводчик, разводит собак бойцовских пород. По его словам, самое плохое при вязке, если встречается крупная сука и мелкий ласковый кобель. У них всегда будет плохое потомство.
    ВАЛЕРА. Нас ругаешь, а сама отвлекаешься. 
    НАТАША. Ладно, вернёмся к нашим баранам. Поведение самцов и самок во время спаривания принимает иногда самые причудливые формы. Знаете ли вы, что у самки постельного клопа нет отверстия для спаривания?
   
    ВАЛЕРА. А как же они живут? У них что оральный секс?
    НАТАША. Не угадал. Самцу приходиться протыкать её панцирь своим острым пенисом, чтобы оставить сперму в её теле. Называется это травматическое спаривание.
    АНТОН. Я бы никогда до такого не додумался. Смышлёные ребята эти клопы.
    ВАЛЕРА. А ты ещё меня обзывала извращенцем.
    АНТОН. Это что ж получается – непорочное зачатие, что ли.
    ВАЛЕРА. Беременная девственница.
    НАТАША. Выходит, что так.

    -- Вспомнил! Вспомнил! -- радостно закричал Валера.
У нас в военном училище произошёл похожий случай. Мой однокурсник женился, между прочим, по любви. Но радости на его лице не было. Наоборот, выглядел он понурым
и мрачным, замкнулся в себе.
Как-то своему приятелю в порыве откровения, он признался, что в постели у него ничего не получается. Он впал в такую депрессию, что через два месяца после женитьбы решил свести счёты с жизнью. Всё чуть не кончилось трагически.
Его из петли вынули в последний момент.
    -- И что оказалось? – спросил Антон.
    -- Как потом установили врачи у его девушки оказалось редкостное заболевание.
    -- Какое? – спросила Наташа.
    -- Врождённое отсутствие влагалища…
Мужики не смогли удержаться от смеха.
    -- Ладно, хватит байки травить, -- вступилась за бедную девушку Наташа.
    -- Какие байки! Это чистая правда! – с обидой в голосе заявил Валера. -- Кстати, после операции у них всё наладилось.
Даже дети потом появились.
    -- Вот что значит вовремя обратиться к врачу, -- сказал Антон и добавил: всё же хорошо, когда люди женятся по любви.

         
                ЭКСКУРСИЯ НА АХУН


        Кажется, что гора Ахун находится совсем близко, однако Галка и Антон вместе с группой добирались до вершины не меньше часа
и слегка притомились. Зато, когда достигли смотровой башни и забрались на её видовую площадку,
они были полностью вознаграждены за свои старания. Отсюда, с высоты птичьего полёта открывался завораживающий вид на Сочи.
        Утопающий в зелени город, пёстрой лентой протянулся вдоль берега моря. Застывшую сонную идиллию нарушали лишь снующие по дороге, словно божьи коровки, разноцветные шустрые машинки.

        Ласкающая глаз бирюзовая синь моря сливалась с палевой дымкой у горизонта.
На водной глади виднелись два судёнышка, а чуть ближе к берегу – чёрный треугольник паруса.
        На севере, прижавшись друг к другу, ослепительно сверкали снежные вершины, которые, как пушистым шарфом, были укутаны белыми облаками.
        Волшебный аромат субтропического леса приятно щекотал ноздри, заставлял дышать полной грудью.

        После экскурсии Антон с Галкой решили сами побродить по окрестностям Ахуна. Бродили часа два, продираясь через непролазные заросли травы и кустарника, чертовски устали и решили передохнуть. Нашли на самом краю обрыва живописную лужайку с видом на море, где и раскинули свою, складывающуюся как гармошка, поролоновую подстилку.

               
                НЕБО
               

        Антон лежал на спине, пронзительно вглядываясь в бескрайнюю синеву неба. Сердце охватывала непонятно откуда взявшаяся тоска. Глядя на это небо, он не то, чтобы почувствовал, а буквально физически ощутил ускользающий бег времени.
        -- Галка, а ведь мы уже никогда не будем здесь, на этой горе, любоваться этим бескрайним небом.
Понимаешь, сейчас -- это необратимый миг нашей жизни, который проскользнёт как сквозь пальцы песок.
Так и хочется крикнуть вечности:«Остановись мгновение – ты прекрасно».
        -- Ладно. Тоже мне философ нашёлся. Ты лучше посмотри, как красиво расчерчен небосвод, будто по нему провели белым фломастером.
        -- Инверсионные дорожки от самолётов, проще говоря, сконденсированный водяной пар.
        -- Всё-то ты знаешь. С тобой неинтересно… А где траектории пересекаются — там крестики.
        -- Крестики на линии жизни -- к несчастью.
        -- Что ты всё видишь в мрачном свете. Выбрось эти суеверия из головы.
        -- Может быть там наверху твоя судьба: какой-нибудь лётчик сейчас летает.
        -- Ну ты и фантазёр.
        -- Ты знаешь, в жизни бывают моменты, которые ярче любых фантазий. А иногда даже одно мгновение может перевернуть всю жизнь и остаться самым ярким воспоминанием.
        -- А вот в этом ты прав. У меня такое случалось.

               
                ЯРКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ   

        -- Как-то я ехала в поезде, а в соседнем купе ехал молодой морячок.
Знаешь, он мне так приглянулся, что я, не отдавая себе отчёта, постоянно выходила из купе и стояла в проходе, лишь бы увидеть его ещё раз. Он тоже постоянно выходил в тамбур покурить. Я была как в чаду, не понимая, что со мной происходит.
       Как-то, подъезжая к одной из станций, кто-то заранее вынес свои вещи на проход. Морячок пошёл в тамбур и как раз в этом месте нам пришлось разминуться.
       И мы, упёршись грудью друг в друга, застряли и не могли разойтись. В этот момент меня словно парализовало. Я не могла пошевелить ни рукой, ни ногой… Моё лицо пылало. Молния сверкнула перед глазами…
       Я смотрела в пол, боясь поднять глаза. Если бы он их увидел, он бы всё понял. А я бы просто сгорела от стыда.
И если бы тогда он меня поманил, я бы безропотно поползла за ним на четвереньках, хоть на край света.
       -- А сколько тебе было лет?
       -- Тринадцать.

       -- Я тоже один случай не могу забыть. После восьмого класса, в турпоходе. Ночевали мы в спальниках под навесом.
Ночь выдалась ясная, небо было усеяно звёздами.
       И вдруг в поздний вечер, когда все уже отходили ко сну, у нас появилась новенькая: молодая женщина, которая отстала от своей группы. В такую темень наш проводник не разрешил ей идти дальше одной сквозь заросли колючих кустарников.

       Но, так как свободное место имелось только у меня в спальнике, он определил её ко мне.
И, чтобы её успокоить, добавил: «Антоша самый тихий у нас мальчик, можете не волноваться, мухи не обидит».
       Новенькая плакала у меня на груди до самого утра. Дело в том, что перед самым походом она застала своего мужа со своей лучшей подругой, именно поэтому и опоздала.
       Я её успокаивал, как мог, утешал…   
       -- Я и не знала, что ты у нас такой отзывчивый… А как она хотя бы выглядит?
       -- А я её даже не видел. Утром рано проводник её разбудил, и она ушла догонять свою группу.
       -- Романтично, -- сказала Галка.

               
                ЮМОР

      -- А вот интересно, как бы поступил маньяк вчера ночью на пляже, окажись он на твоём месте?
      -- Ничего интересного. Он бы просто потащил тебя в кусты.
      -- Но ты же меня не потащил.
      -- Но я же и не маньяк.
      -- Жаль, иногда от мужчин ждёшь решительных действий. Можешь мне не верить, но спроси любого мужика на курорте, не важно холостого или женатика. Что бы он сделал, окажись он на твоём месте? Ах, если бы я была мужчиной, я бы не упустила такой шанс.

Представляю себе: нестерпимое желание обжигает тело, сердце готово выпрыгнуть из груди. Сидишь с обнажённой, тающей в твоих руках легкомысленной девицей, которая, дрожит от страха, прекрасно понимая всю бессмысленность сопротивления перед таким обольстительным мужчиной как ты.
Её подрагивающие, слегка раздвинутые коленки – это всё, что ещё подаёт в неё признаки жизни…
И, как бы намекая такому лежебоке как ты, что ему не придётся затрачивать уж слишком больших усилий для достижения своих гнусных целей… Она вся горит и пылает, буквально задыхаясь от страсти. Вот-вот -- и ей придётся делать искусственное дыхание. Нет, я ни за что бы не упустила такой шанс!
      -- Ты там случайно романы не пишешь по ночам?
      -- А что, надо попробовать.
      -- Вот ты всё шутишь, а любовь – это серьёзно. Пойми. Это не баловство, не игрушки. Не забывай, могут быть дети.
      -- Ой, напугал! Будто я и не знала...
      Она тяжело вздохнула и перевела дыхание.
   
      -- Да, с нашими мужиками одна морока, -- продолжила Галка. -- Один не создан для блаженства, у другого вся жизнь -- только цепь грустных и неудачных противоречий сердцу или рассудку. То ли дело французы!
      Жульен Сорель полностью обаял госпожу де Реналь. И Матильду не обделил – она ждала от него ребёнка. Они умели ценить мгновения счастья…
      
Да, ты так и не ответил, почему ты меня не утащил?
      -- Ты же сама говорила: воспитание не позволяет.
      -- А-а! Ну, да. Я, конечно, знала, что в Питере живут интеллигентные люди, но, чтобы до такой степени!
      -- К тому же стало светло, -- оправдывался Антон.
      -- Мог бы затащить в кабинку, -- подсказала Галка.
      -- Извини, не догадался.
      -- Жаль. А я-то настроилась.
      -- Опять ты за своё. Не строй из себя гетеру. Ты не такая. Есть женщины лёгкого поведения,
а ты создана для серьёзных отношений.
      -- Ёперный театр! Такого я ещё не слыхала, – засмеялась она. -- Только настроишься на курортный роман, разомлеешь вся,
а тут, бац! Серьёзные отношения!
      Она схватилась руками за голову.
      -- Знаешь, ты будешь просто идеальным супругом. Кому-то здорово повезёт. Тебе на центральной площади Сочи поставят из огромного куска мрамора

                ПАМЯТНИК ВЕРНОМУ МУЖУ,      
               
с надписью: «Это первый мужчина за многолетнюю историю города, которому удалось устоять под натиском коварной соблазнительницы».

Я буду изображена внизу, у твоих ног, в коротенькой юбочке, отвергнутая и несчастная с выражением безутешного горя на лице.
Рядом будет крохотная приписка. «Знаменитая куртизанка, Клеопатра Сочи, впервые получила достойный отпор».
Пионэры будут стоять в почётном карауле. Народ будет слагать песни, легенды. Станешь национальным героем. Люди будут говорить… такие экземпляры рождаются раз в тысячу лет.
Замужние женщины и почтенные матроны с заплаканными глазами будут приносить к памятнику огромные букеты цветов.
      -- А их мужья?
      -- А их мужья будут бросать в памятник пустые бутылки из-под пива от досады и злости, что не смогли оказаться в нужный момент на твоём месте. Сразу исчезнут огромные очереди перед пунктами сбора стеклотары. Они просто закроются за ненадобностью.
      -- А мои данные там будут указаны? Ну год смерти, например.
      -- Если хочешь, дату можно обозначить сегодняшним днём. Впрочем, про год смерти точно сказать не могу, а вот причину смерти укажут обязательно.
      -- И какая причина?
      -- С тыльной стороны памятника большими золотыми буквами будет выбито:

                УМЕР ОТ ВОЗДЕРЖАНИЯ

      Антон не выдержал таких издевательств и набросился на неё. Они стали бороться. Сначала он вроде бы побеждал, но её стальные пальцы очень быстро восстановили статус кво, а затем незаметно переломили ход борьбы.
      И вскоре Антон лежал распластанный на спине. Галка праздновала победу, раскинув его руки и плотно пригвоздив их к земле.
      -- Ну что, сдаёшься? – торжествовала она.
      -- Русские не сдаются.
      -- Ну тогда лежи, народный герой, земля то холодная.
      –- Отпусти!
      -- Нет.
      -- Отпусти!
      -- Нет.
      -- Ну ты же не будешь брать меня силой. – сказал он.
      -- А ты бы хотел? – со ехидной улыбочкой спросила она.
      -- Перестань. Это уже не смешно. Для этого необходимо обоюдное согласие.
      -- Необязательно.
      -- Это же насилие. Помнишь в ментовке: 117-ая статья. От трёх до семи.
      -- Ну и что. Отсижу три года по-минималке, не так уж и много. Зато будет что вспомнить на старости лет.

                ВОЛЕЙБОЛ.  часть 1.
             
 
        На волейбольной площадке Галина преображалась. Эта тихоня и скромница превращалась там в настоящую фурию. Сосредоточенность высочайшая, глаза горят, вся как напружинившая струна, бьётся до конца за каждый мяч.
       Антон любовался её игрой. Казалось, что только на площадке она становилась сама собой.
У неё был любимый жест. Особенно тогда, когда её команде удавалось вырвать победу в изматывающей, изнурительной концовке.
       Галина, согнув руки в локтях, сжав кулачки, напрягшись всем телом, будто обращаясь к небу, кричала, надрывая горло:
«А-а-а!!!».
       Словно животный крик торжества, словно надсадный вопль смертельно раненого зверя исторгался из её груди.
       
       В Сочи проводился ежегодный турнир по волейболу. Участвовали команды разных здравниц, пансионатов, домов отдыха. «Морской прибой» тоже был включён в список. Играли смешанными составами, причём обязательно одним игроком должна быть женщина.
       Основной состав "Морского прибоя" был таким: физрук Вахтанг, его друг Тимур, Антон с Валерой и Галина. Запасные не в счёт. Из них обычно выбирался шестой игрок.
       Как только поступило официальное приглашение, команда "Морского прибоя" тут же приступила к тренировкам, каждый день сразу после завтрака. В синем спортивном костюме со свистком на груди Галина стала играющим тренером. Все сразу признали её лидерство, авторитет её был непререкаем.
       В школе Антон считался сильным игроком, даже участвовал в соревнованиях.
 Но здесь он оказался слабым звеном.
 
       -- Что ты пальцы расставил, как баба, -- кричала на него Галина. -- Пальцы должны пружинить -- вот так
(жестом показала она).  Наш тренер в Свердловске учил: представьте, что вы застали своего мужа с любовницей.
«Как вы будете царапать ей лицо?».
       Иногда она взрывалась. И, естественно, Антону доставалось больше всего.
       -- Если бы тебя можно было заменить, я бы тебя давно уже выгнала из команды.
       -- Только не надо кричать, -- защищался Антон. -- Сейчас не 37-ой год.
       -- Да в 37-ом я таких как ты к стенке бы ставила.
Только успокоится и опять в крик.
       -- Ну кто ж так мяч принимает одной рукой. Руки бы тебе оторвать за такой приём.
       После очередной потери мяча.
       -- А что достать было лень?  Я же из аута вытаскиваю. Видишь все локти у меня разбиты.
У тебя время было — целая вечность. Стоишь -- руки в брюки. Ворон что ли считаешь?
   
      Как-то совсем лёгкий мяч буквально выскочил у него из рук.   
      -- Не руки, а решето, -- съязвила Галина. -- Ты в своём Ленинграде только глазки размалёванным девицам умеешь строить. Больше ты ни на что не способен. Интеллигент хренов! Я просто не понимаю, как так можно выйти на поле, чтобы отбывать номер. Мне в команде нужны бойцы, а не всякая там размазня.
Хватит сопли жевать, я кому сказала. «Ёпт.., ей богу, сейчас матом начну кричать, ты меня достал!».
   
      Под её руководством коллектив постепенно сплотился. Прогресс был на лицо.
И даже дошли до финала, где им предстояло сразиться с командой санатория министерства обороны. Это была самая сильная команда в городе, в которой играл даже один мастер спорта.   
         


                ТАНЦЫ
   
   
        Как-то ходили они с Галкой на танцы в городской парк. Оделись по-летнему в футболки и джинсы.
Народ веселился на ярко освещённой площадке, огороженной чугунной решёткой. Танцевали под открытым небом. Музыка разносилась по всему парку. Гирлянды лампочек перемигивались в кронах деревьев.
        Людей было немного. Антон с Галкой танцевали быстрые танцы
(«Ах, Одесса, жемчужина у моря!»), а на медленные брали «перекур», стояли рядом с оркестром и смотрели на танцующих.
   
        Мимо них прошёл, пошатываясь, небритый мужичок с красными глазками, одетый в чёрный костюм. Вдруг он остановился, повернулся и в упор уставился на Галку. Увидев это, Антон обнял Галку за талию и прижал к себе, как бы давая понять мужичку, что девушка уже занята.
        Мужичок скривив рот, развёл руками.  Мол, всё понял, и пошёл дальше.
Но даже когда мужичка и след простыл, Антон не торопился снимать руку с её стана. Так приятно ему было чувствовать сладостное тепло её тела.
        -- Ну ты уберёшь свою руку или нет! -- не выдержала Галка. -- Это уже не шутки. Пойми, любовь – это серьёзно. Это не баловство, не игрушки. Не забывай, могут быть дети.
        Антон, будто ошпаренный, быстро спрятал свои руки за спину.

        Тут к Антону подрулила яркая брюнетка с роскошным бюстом.
        -- Я станцую? – спросил он Галку.
        -- Я тебе что сторож, -- ответила она.
Но после танца упрекнула. «Нельзя так прижиматься друг к другу – это неприлично».
        Антон пробовал защищаться.
        -- Она скромная девушка, просто у неё такая грудь.
        -- Да что я не вижу, -- парировала Галка. – То-то ты весь красный как рак. Самый что ни на есть любитель клубнички.
   
        Несколько раз мимо них пронеслась красивая пара – высокий, голубоглазый, крепкого телосложения молодой человек в лётной форме и рыжеволосая девица в короткой замшевой юбке.
        Лётная форма, кто не знает, – белая куртка-сорочка с чёрным галстуком, синие брюки, ну и до полноты картины, начищенные до зеркального блеска ботинки. Фуражки на нём не было.
        -- Неплохо танцуют, -- сказал Антон.
        -- Особенно он, -- добавила Галка. – Очень уверенно ведёт. А она мелковата для него, достаёт ему лишь до плеча.
        Только тут Антон стал замечать, что Галка буквально не сводит глаз с лётчика. Что и неудивительно, он был, пожалуй, самым высоким на танцплощадке.
   
        …Объявили перерыв. Антон на минуту оставил Галку и пошёл перекурить.
Выйдя за ограду, он достал красно-белую зажигалку «Мальборо», но тут же вспомнил, что решил ещё в Питере с куревом завязать. 
        Недалеко от него стоял тот самый лётчик со своей подружкой. Он что-то ей говорил, она игриво улыбалась и кокетливо покачивала головой. Досказав ей очередную байку, он достал сигареты и стал поглядывать по сторонам: у кого бы «стрельнуть огоньку».
        Увидев в руках Антона зажигалку, он попросил прикурить. Антон передал ему зажигалку со словами: «Можете оставить её себе. Я решил здесь бросить курить. А она меня только провоцирует».
        С некоторой заминкой лётчик принял подарок. Но извинился, что ничем не может отблагодарить. Антон махнул рукой, мол, не стоит благодарностей. И уже хотел было уйти, как вдруг его осенило.
        -- А вообще-то можете, -- сказал Антон, обращаясь к лётчику. У моей сестры сегодня день рождения. А вы, по её мнению, лучший танцор. Так что, если бы вы согласились пригласить её на один танец…
        -- А вы что не можете? – вступила в разговор рыженькая.
        -- К сожалению, медленные танцы я с ней не танцую, ростом не подхожу. А ваш кавалер здесь самый высокий.
        -- Нет, нет! – твёрдо сказала рыженькая. – Он танцует только со мной.
        -- Ничего страшного, нет так нет, извините, -- сказал Антон и ушёл.

        Вторым танцем после перерыва был вальс.
«Я всю жизнь мечтала, что меня кто-нибудь пригласит станцевать вальс», -- как-то призналась Галка Антону.
        Она очень любила бальные танцы. Но прозанимавшись в танцевальном кружке несколько месяцев, перестала ходить на занятия. Никто из мальчиков, а все они были ниже её ростом, не хотел с ней танцевать.

        Вот и сейчас услышав первые аккорды, она тяжело вздохнула. И вдруг через всю площадку прямо к ней шёл её принц: высокий голубоглазый лётчик. Галина невольно отступила в сторону, словно освобождая проход для избранницы, которая могла стоять за её спиной. Но он подошёл именно к ней.
        -- Вы танцуете? -- спросил он. Она растерялась, не зная, что ответить.
        «Вот шляпа, подумал Антон, она ещё думает». Галина посмотрела на Антона, он ей кивнул в знак согласия,
потом на лётчика и только после этого сказала «да».
        Лётчик взял её за руку, и они вошли в круг. Пара танцевала легко и свободно, сразу без раскачки, почувствовав ритм.
Со стороны они смотрелись просто идеально. И если рыженькая немного тормозила, то Галина нигде не сбавляла темп, двигаясь с ним в унисон, как единое целое. Видимо, это осознала и рыженькая. Она, закусив губы, ревностно наблюдала за своим «промахом».
        Когда стихла музыка, лётчик подвёл Галину к Антону.
        -- Спасибо за танец, -- обращаясь к ней, сказал он. – Получил истинное наслаждение.
       «Алексей», -- представился он. «Галина», -- сказала она и, указав на Антона, добавила: «Антон».

       Какое-то время Галка была в «отключке», витая где-то в облаках, ничего не слыша и не замечая вокруг. Антон, как и рыженькая, начал слегка покусывать губы и чуть-чуть приуныл.
       Вскоре танцы закончились. Народ потянулся к выходу. В толпе людей они снова столкнулись с лётчиком и его подружкой. Антон кивнул ему, тот помахал им рукой и, лучше бы он этого не делал, достав ту самую зажигалку, закурил. Все разбрелись. Каждый пошёл своей дорогой.
       Земля погрузилась в темноту. Звёзды облепили всё небо. С большим трудом месяцу удалось выкроить себе местечко среди них.
   
               
                ПОСЛЕ ТАНЦЕВ
   

       Он шёл с Галкой по ночному Сочи. Жёлтые огоньки светофоров перемигивались на перекрёстках. Ветер теребил волосы, перешёптывался в кронах деревьев, пригибал к земле траву на газонах.
       Антон любил ночной город. Хорошо, когда ты с ним один на один. Ничего личного. Никто не путается под ногами.
Видишь его улочки, дома, окна в их, так сказать, первозданном виде. Уставший от бурлящего людского потока, город отдыхает, дремлет, нежится в сумраке ночи, словно пытается набраться сил перед очередным суетным днём.
       Возвращаясь памятью к тому вечеру, Антон лишний раз убеждался, что именно тогда в ней произошли какие-то странные перемены. Она стала чаще задумываться, будто погружаясь в себя, взгляд её стал рассеянным, она старалась реже смотреть ему в глаза.
      А что, собственно, произошло? Ну действительно станцевала с интересным парнем и что. К тому же у него есть девушка. «Может это всё моя мнительность и дурацкая ревность», думал он.
      А может всё дело в танце. Может это музыка её околдовала. Этот таинственный и загадочный вальс. Недаром же его называли в старину – король бала.

     Он вспомнил свой выпускной в школе. Все кружились в вальсе, в актовом зале, только он стоял у стены. К нему подошла его классный руководитель Маргарита Петровна.
    -- Почему мы не танцуем? – спросила она.
    -- Я не умею танцевать вальс, -- гордо ответил Антон. Будто это была какая-то доблесть.
     Слегка опустив очки, она внимательно посмотрела на него и сказала:
«Тот, кто не умеет танцевать вальс, -- тот не умеет любить». И немного помолчав, добавила:
     «Если хотите знать, это не просто танец -- это незримое объяснение в любви».
 
     Только спустя много лет, он понял всю глубину её слов. Он стал вспоминать нашу литературу, хотя бы школьный формат.
Онегин волочился за Ольгой («вновь с нею вальс он продолжает»). Печорин сделал три тура с княжной («она вальсировала удивительно хорошо»).
     Первый бал Наташи Ростовой -- это вообще обязательная тема для школьных сочинений.               
         
      

                ПОВЕРИМ АЛГЕБРОЙ ГАРМОНИЮ
          (кто не любит физику может безболезненно пропустить эту главу, как моё лирическое отступление)
   
        С точки зрения биомеханики танцевальная пара в вальсе -- это две субъединицы с общим центром тяжести (вне их тел), которые для достижения гармонии должны двигаться как единое целое.
        Преподаватели танцев давно заметили, как трудно новичкам удерживать равновесие. Причём, мужчин обычно уводит в левую сторону (тянет налево), а женщин в правую. Суть танца — кружение и скольжение по кругу на счёт раз, два, три.
        В вальсе партнёры всегда возвращаются в исходное положение. Это отмечал ещё Пушкин.
   
                «Однообразный и безумный,
                как вихорь жизни молодой,
                Кружится вальса вихорь шумный;
                Чета мелькает за четой»

   
        То есть, вальс – это колебательное движение, которое повторяется по времени. Этот промежуток времени называют периодом, а сами колебания периодическими. Простейшим типом периодических колебаний являются гармонические колебания, описываемые синусоидой.

        Так вот математически доказано. Если одновременно совершаются два гармонических колебания, с одинаковой частотой, то и результирующее колебание тоже будет гармоническим. Но если у этих гармонических колебаний разные частоты, возникнут биения.
        Поэтому, если две половинки хотят слиться в единое целое они должны танцевать под одну частоту «раз, два, три».
   
        Рассмотрим такой процесс, как зарождение жизни, то есть, соитие (рardon madame!). Но ведь это тоже, в основном, гармоническое колебание. И к нему тоже применим этот закон. Следовательно, при соитии партнёрша не должна лежать неподвижно, как нестроганое брёвнышко, а должна с той же частотой, что и партнёр участвовать в колебательном процессе для достижения общей гармонии.
              (самые стыдливые делают это мысленно)
А гармония между мужским и женским началом и есть не что иное, как любовь.

Но верно и обратное.  Любовь – это гармония.

         «А если он ей опостылел?», -- спросит меня разгневанная феминистка.
 Вот тогда-то и возникло любимое женское словечко «заколебал».

         Впрочем, одна учёная дама из нашего подъезда, с которой мы выгуливали собачек, мне возразила и сказала, что для получения удовольствия ей достаточно простого поступательного движения. Рardon madame, позволю с вами не согласиться.
         Всё в мире вращается или колеблется. Если хотите, как говорил наш профессор в университете Никита Толстой, любое поступательное движение – есть лишь частный случай колебательного.
        Земля вращается вокруг своей оси – раз, два, три (1670км/час). Попробуйте её остановить – всё, что не «вмуровано» в горные породы -- люди, деревья, здания попросту снесёт с поверхности Земли.
   
         Земля сама вращается вокруг солнца -- раз, два, три.
Да и наша галактика тоже вращается – раз, два, три, хоть и очень медленно.
На орбитальный путь солнца уходит 220 миллионов лет.
        Если бы не было вращения планет вокруг солнца, они просто бы упали на него под действием гравитации и расплавились. Именно центробежные силы удерживают нашу галактику от краха. Вот уж когда действительно начинаешь осознавать, что движение — это форма существования материи.
   
         Вслушаемся в финал русского вальса Шостаковича (№2).  Как говорится, конец -- делу венец.
 
                (https://www.youtube.com/watch?v=IOK8Jb76ibc)

         Раз, два, три; раз, два, три; раз, два, три; раз-два.
Ещё два такта! Даже я слышу при своей тугоухости и музыкальной безграмотности. То есть, вместо раз, два, три, четыре -- идёт раз, два, три, четыре-пять. Пятый такт "съедает" четвёртый.
         Вам это ничего не напоминает? Правильно. Не 1, 2, 3, 4, а 1, 2, 3, 5.
 А если продолжить этот ряд, складывая предыдущие цифры, будет -- 8, 13; числа Фибоначчи, а 8 к 13 – Золотое сечение!
         Но, как известно, Золотое сечение – это универсальное проявление структурной гармонии. Так под него подпадают соотношение хвоста и тела ящерицы, расположение листьев на ветке, семян подсолнечника, многочисленные спиральные структуры. Гёте отмечал тяготение природы к спиральным формам, называя спираль «кривой жизни».
   
         Современными учёными установлено, что такие проявления спиральных форм в природе, как раковина улитки, узоры паутины, движение урагана, строение ДНК, и даже структура галактик заключает в себе ряд Фибоначчи.
         Это уже не говоря о пропорциях человеческого тела.

         Во время дождя капельки на стекле автомобиля дрожат каждая по отдельности. Но, чтобы не испариться бесследно, а скатившись вниз, оставить свой след в жизни, то есть на стекле, им необходимо слиться друг с другом, образовав с другой капелькой единое целое.
         Я думаю, что, когда наша вселенная кружится в своём танце, на её клавире появляется некий мировой код и все живые существа на Земле его улавливают и строят свои генетические цепи по его «образу и подобию».
   
         И тогда всё просто. Гармония во вселенной -- это всего лишь синхронизация хаотичного броуновского движения материи, а синхронизация в душах людей – это всеобщее стремление к доброте и любви.

         -- Да не нужна мне ваша гармония, -- уверяла меня учёная дама. У меня и так всё хорошо. Недавно сына женили. А при этом, как вы его назвали, соитием, я, лёжа на ортопедическом матрасе, одним глазком умудряюсь посмотреть свой любимый сериал.
         Я не стал с ней спорить. Всё-таки, как никак, а доцент. Стремится с пользой использовать (поэзия!) каждую минуту своей жизни. В конце концов, можно вальсировать и вокруг неподвижного столба.

         Кстати, жилище той дамочки недавно обнесли квартирные воры. Украли и её любимую плазменную панель. Я тут случайно столкнулся с ней на лестнице и просто её не узнал. Её глаза сияли от счастья. Словно и она, наконец-то, ощутила эту всеобщую гармонию.
                Ходячие калькуляторы

         Вот уж что мешает женщине быть счастливой, так это их мелочная рассудительность и меркантильность. Им надо всё разложить по полочкам, всё взвесить, рассчитать и оценить. В голове лишь одна мысль — как бы не упустить свою выгоду. Даже девственность умудрились продавать! Ходячие калькуляторы!
 
        Но тут само провидение приходит на помощь мужчине в виде величественного и божественного Вальса.
Этот волшебный танец, сплав музыки и движений, затягивает в воронку любви даже самые твердолобые женские сердца.
        Когда у них кружится головка и они теряют способность к логическому мышлению, у них отключается тормозящая их подкорка. Раскрасневшиеся, со сверкающими глазками, жадно глотающие воздух своим чуть приоткрытым нежным ротиком -- они просто само очарование. Другими словами, когда эти ангелочки ни черта не соображают, они становятся чертовски милы.
        Не случайно знаменитая натурщица древности Венера Милосская предпочитала позировать без головы.

       (Учёные установили, что при самоудовлетворении наиболее высокая активность наблюдалась в отделе головного мозга женщины, отвечающем за принятие решений.
Но удивительно: при сексе с партнером эта зона отключалась полностью.
Ученые сделали вывод: наивысший оргазм возможен только при полном подчинении женщины мужчине, то есть при полном отключении её сознания)

        Убаюканные музыкой, эти обворожительные создания становятся лёгкой добычей какого-нибудь легкомысленного франта или породистого жеребца в мундире.
        Это уже позже в порыве гнева они будут кричать, что совершили роковую ошибку, отдали лучшие годы…
А сейчас, этот белый мундир с золотыми галунами, этот блеск медных пуговиц, этот обжигающий взгляд, эта его каменная холодность на лице – всё это просто сводит её с ума. И нет сил устоять от упоительного соблазна…
        А когда кончается танец, исчезают центробежные силы, верх берут силы взаимного притяжения…
 
    

                ПОЛОВОЙ ОТБОР. УТРО ТРЕТЬЕГО ДНЯ
               
                Часть 4


АНТОН. А мы вчера с Валерой после ужина смотрели передачу "В мире животных", про варанов. Там из-за перепада температур на одном из островов в Индонезии из яиц в песке стали рождаться преимущественно одни самки. И у них начались драки из-за самцов.
ВАЛЕРА. Странно, у животных же существуют гаремы -- непонятно почему они дрались.
НАТАШКА.  Обычно самец в животном мире может обслужить лишь небольшое количество самок. Возможности его не безграничны, как и количество спермы в нём. Исключения бывают, но они крайне редки.
(при этом она выразительно посмотрела на Валеру)
Поэтому каждая самка стремится стать любимой женой вожака. Войти в его ближний круг. Это позволяет захватить власть не только в гареме, но и на подконтрольной территории. Материально создать своему потомству лучшие условия жизни.
Тут уж всё идёт в ход как в восточных гаремах и кинжал и яд.

Вы, кстати зря вчера эту передачу не досмотрели и пошли играть в биллиард.
ВАЛЕРА. А чего там смотреть. И так ясно: самая крупная, взрослая самка победила более слабую, молодую. После чего стала спариваться с самцом. Тут мы и ушли.
НАТАШКА. Ну вот и зря. Самое интересное было впереди.
АНТОН. Ну расскажи, не томи.
НАТАШКА. Более слабая самка покинула ристалище, но не ушла насовсем, а спряталась в расселине между камней. И когда её соперница стала спариваться, закатив глазки, слабая самка незаметно подползла к ней и откусила у неё лапу.
АНТОН. Ну и что?
НАТАШКА. Как ну и что. В дикой природе покалеченное животное не выживет.
Оно не сможет добывать себе пищу. Уже через день самец её бросил и стал спариваться с более молодой.
АНТОН. Какая подлость! Я не ожидал такого от этих нежных созданий.
ВАЛЕРА. Запомни Антон. В этом примере -- вся их женская сущность! Ни на секунду с этими тварями нельзя расслабляться.
Они делают вид, что уходят, а сами остаются в расселине.


                ЗАЖИГАЛКА

   
          -- Странно, -- промолвила Галка. – У него зажигалка, такая же, как у тебя. «А твоя, кстати, где?».
          Надо сказать, что зажигалку Антон всегда носил с собой. В подъезде Галкиного дома часто не горел свет, так что там она была очень даже нужна.
          Антон порылся в карманах для вида, но, конечно, ничего не нашёл.
          -- Наверно, я её дома оставил, -- растерянно сказал он.
          Галка посадила его на ближайшую белую скамейку, которая встретилась им на пути, и начала допрос с пристрастием, используя опыт в процессе дознания, который она приобрела в отделении милиции.
          Она схватила Антона, за футболку и, глядя в упор, рубанула:
          -- Смотреть в глаза, отвечать быстро, не раздумывая. Когда шёл курить у тебя в руках была зажигалка. Я же помню.
          -- Может выронил, -- оправдывался Антон. 
          -- Так, хватит. Я наслушалась твоих фантазий. Красивая легенда. Может быть выложим всё сразу на чистоту.
Отпираться просто нет смысла. Так что будем сознаваться?

А чего глазки-то опускаешь? А? Врать-то ещё не научился.
Напоминаю: чистосердечное признание облегчит твою вину. Мой совет -- явка с повинной. Для тебя это лучший выход.
А там глядишь за хорошее поведение условно-досрочное, пару годков скостят.
          -- Ты ещё скажи, что будет усиленное питание. 
          -- Можешь не сомневаться – для тебя сделаем исключение.
          -- Товарищ следователь, -- попытался возразить Антон…
          -- Я вам не товарищ, гражданин. Не хотите по-хорошему, будет по-плохому. Ничего, голубчик, я найду способ развязать тебе язычок. И не таких кололи! 

          Не хочешь признаваться -- не надо. Это твоё дело. Но завтра уже будет поздно. Откатаем пальчики, устроим очную ставку – и загремишь на всю катушку.
          «Ух, ух, ух, ух!». Она стала хлопать в ладоши и напевать.

                «Он бежал с Магадана, слышал выстрел нагана.
                Кто-то падал убитый и кричал комендант:
                По тундре, по железной дороге,
                Где мчится скорый Воркута – Ленинград»

          -- А ну признавайся, интриган. Променял меня на зажигалку?
          Антон молчал, виновато отводя взгляд. Он ничего не мог ей сказать.
Но, когда Галка ему напомнила, что его, как на женской зоне, могут и опустить, Антон не выдержал и раскололся.
      
          Наступила довольно-таки продолжительная пауза. Они сидели на скамейке и, опустив голову, смотрели в землю.
Как говорится, шутки кончились.

          -- А я-то дура размечталась, -- прервав молчание, вздохнула она. – Принц на белом коне, с серебряными крылышками…
А оказалось ты меня просто пожалел.
          Он придвинулся к ней и взял её за руку. Голос её дрогнул, Галка качнулась и, упав ему на грудь, начала тихонько всхлипывать. Он обнял её, прижал к себе, погладил по голове – горе их было общим…   
         
          В детстве ей пришлось немало натерпеться из-за своего роста. Мальчишки дразнили её, называя «телеграфным столбом». Сидела она всегда на задних партах, чтобы не заслонять видимость другим. Да и в кинотеатре старалась взять билеты
на последнем ряду.
          -- Вы были лучшей парой сегодня, -- пытаясь её приободрить, сказал Антон.
Он достал платок и вытер тушь, стекавшую по её лицу. -- Все только и смотрели на вас. Если бы ещё тебе джинсы заменить на платье.
          -- Мне платья не идут, -- хныкая, сказала она. – Висят, как на вешалке.
И вытерла ладонями мокроту со своих щёк.
          -- Ну это длинные не идут, -- успокаивал он её. – Только путаются под ногами. А вот туника, как у длинноногой богини Дианы, тебе была бы в самый раз.
          -- Ну где я её возьму?
          -- А я тебе сошью, -- сказал Антон. -- Моя мать закройщица в ателье.
Часто берёт работу на дом.
Так что я невольно освоил все премудрости этого ремесла. Кепочки, пляжные сумки из матрасного тика, футболки – всё, что я ношу, я сшил своими руками.

А вчера я сварганил внуку нашей хозяйке, тёте Кати, джинсовый комбинезончик с лямочками и большими пуговицами,
как у Карлсона. Она так растрогалась, что открыла мне свой старенький сундучок с приданным и предложила на выбор различные куски ткани. Я выбрал отрез белого атласа. Как раз для твоей туники.
       
В этом сундучке, между прочим, были необычные ботинки болотного цвета с тупым носком. Слоистый каблук – семь сантиметров плюс внутренняя стелька -- ещё два. Итого дополнительно девять сантиметров.
       
         По словам тёти Кати, её муж работал сапожником и сшил эти ботинки специально для их свадьбы, чтобы хотя бы в этот день быть не ниже её. И одевал-то он их всего один раз. Антон померил ботинки, они оказались ему в самый раз.   
        Антон попросил их у неё на отвальную.
«Да какой разговор, -- вздохнула тётя Кати. – Если хотите, можете совсем забрать. Мне-то они уже ни к чему».
   
                НОЧЬ у ГАЛКИ

   
          Незаметно они подошли к её дому. 
          -- В подъезде опять темно, -- сказала она. -- Ты уж проводи меня до дверей.
          -- А у тебя есть чего-нибудь попить? -- спросил Антон. — Пару глоточков.
          -- Ладно, зайдём, квасом угощу.
          В тот день её соседок не было дома. Студентки уехали на теплоходе на двухдневную экскурсию в Крым. Хозяйка тоже уже спала — в её окне не горел свет.Они на цыпочках зашли в квартиру. И только закрыв дверь в свою комнату,
Галка облегчённо вздохнула:
          -- Фу! Кажется, никто не заметил.
          Дело в том, что у её хозяйки, Марии Ивановны было одно непременное условие
 к жильцам-женщинам — мужиков не водить! Иначе она грозилась выселить постояльцев на улицу. Вот она -- женская солидарность! Галка попросила его говорить шёпотом.
          Ему очень хотелось пить. Он снова попросил у неё глоточек воды.
 Вместо обещанного кваса она напоила его чаем с облепихой, которую её родители выращивали под Свердловском на своей даче. Молодые люди поболтали ещё пару часов. Наконец, она взглянула на часы и ахнула.
          -- Между прочим, уже 3 часа ночи, -- сказала Галка. – Надо ложиться спать. «Ты как у меня останешься или пойдёшь к себе?».
          Антон стал переминаться с ноги на ногу, в нерешительности.
          -- Нет, если твои моральные принципы не позволяют, я не настаиваю.
          -- А можно лечь валетом? -- спросил он.
          -- Хорошая мысль. Я на всё согласна, лишь бы затащить тебя в койку.
          Она расстелила постель, и они легли валетом…
   
    ГАЛКА. Тебе, кстати, носки пора постирать, колом уже стоят. Да и дышать твоими ароматными пятками -- это не очень большого удовольствие.
   АНТОН. Слушай, у тебя ноги лежат прямо на моей подушке. Нельзя ли их отвести немного в сторону.
    ГАЛКА. Может прикажешь мне их отпилить. И вообще, я у себя дома, как хочу, так и лежу.
    В общем они ещё минут пять поиграли в «обзывалку», но в конце концов, легли нормально.
    Он обнял её, она положила голову ему на грудь.
   
    ГАЛКА. Господи, в кои веки лежу с мужчиной. Даже не верится. Может это всё сон.      
Ну ты сегодня учудил с зажигалкой. Так мужчины не поступают. Они сражаются за своих женщин и даже гибнут из-за них на дуэлях. Я просто не могу себе представить Печорина свидетелем на свадьбе у Грушницкого.
    АНТОН. Но ведь Пьер Безухов направил князя Болконского к Наташе Ростовой.
    ГАЛКА. Это исключительный случай. Представляю, как Каренин оговаривает себя в суде, признаваясь в прелюбодеянии,
чтобы дать развод Анне. А затем оплачивает её свадебное путешествие с Вронским.
    АНТОН. Кстати, Каренин давал ей деньги на содержание.
    ГАЛКА. Не важно. У меня сейчас другая проблема – раздвоение личности.
    АНТОН. Что такое?
    ГАЛКА. Я право не знаю, как мне себя вести. Дружить или любить...            
Почему-то в жизни всего труднее образованным женщинам. Может у них запросы высокие. Им сложнее выбрать спутника жизни.
    АНТОН. Простым женщинам тоже не легче. Им для любви не хватает глубины души.

    Наша жизнь состоит не из тех дней, что мы прожили, а из тех, что запомнились. И почему-то в памяти почти всегда остаются всякие несуразицы и нелепицы.

          … Антон лежал на спине. Он видел над собой её развивающиеся волосы,
её полузакрытые глаза. Потолок ходил ходуном. Её дыхание стало сбившимся и прерывистым, как у бегуна после финиша.
          Её гибкое, упругое тело изгибалось и пружинило. При каждом её движении краешек луны кокетливо выглядывал из-за её плеча и игриво подмигивал Антону. Любопытные звёзды бесстыдно мерцали в вышине, даже не думая ради приличия отвернуться. Её голова всё сильнее и сильней запрокидывалась назад.
          -- Сей-час, сей-час, -- задыхаясь, шептала она.
          Конечно, можно было немного потерпеть. Но невыносимая жажда мучила Антона. Он очень хотел пить.
          -- Можно глоточек воды? – попросил он.
          -- Я убью тебя… гад! – выдохнула она, полностью закатив глаза и широко раскрыв рот.
          На мгновение она замерла, громко застонала. А затем стон её перешёл в крик.
          «Боже мой, только бы хозяйка не проснулась, подумал Антон, тогда нам хана». Он попытался закрыть ей рот руками,
но это не помогло – звук её голоса прорвался сквозь его пальцы и не только разлетелся по комнате, но и похоже проник за
её стены.      
          Послышались шаги в коридоре, щёлкнул выключатель. Жёлтая полоска света вспыхнула под дверью. В комнату постучали.
          -- Галя, что случилось? -- раздался строгий голос хозяйки Марии Ивановны. -- Галя, открой.
          Надо было срочно что-то предпринимать. Запыхавшаяся Галка с трудом перевела дыхание, быстро собрала его шмотки и выбросила их на балкон. А затем вытолкнула туда и своего кавалера.
   
          Она включила свет и открыла дверь. В комнату вошла Мария Ивановна.
          -- Что с тобой, голубушка, да на тебе лица нет, -- сказала она.
          -- Мария Ивановна, вы не поверите – это какой-то кошмар. Иду по лесу во сне и вдруг наступаю на змею. Огромная чёрная гадюка укусила меня.
          -- Я всегда говорила, -- наставляла её Мария Ивановна. – В лес надо надевать закрытую обувь. Лучше всего резиновые сапоги.

          Тут хозяйка заметила открытую дверь на балкон.
          -- А чего это, милочка, у тебя балкон открыт? Сегодня ночью обещали похолодание. Этак не долго и насморк подцепить.
          Она подошла к открытой двери и выглянула на балкон. «Ну, всё», подумала Галина и закрыла лицо руками.
          -- А чего это у вас тут коробка валяется? – спросила хозяйка и пнула ногой большую картонную коробку из-под телевизора «Радуга».
          -- Это девочки принесли, -- нашлась Галя. – Они хотят в ней фрукты домой отправить.
          -- Слишком большая, всё передавят, -- сказала Мария Ивановна. -- Фрукты надо возить в небольших корзинках.
          Хозяйка уже собралась уходить, но тут она заметила белую кроссовку Антона, которая торчала из-под кровати.
          -- А это что такое? -- спросила она и вытащила её наружу.
          -- У Антона подошва отклеилась, -- выкрутилась Галка. -- Я ему на резиновый клей посадила.
          -- Что вы, голубушка, -- замотала головой Мария Ивановна. –- Держаться не будет. До первого дождя. Нужен специальный обувной клей и под давлением. У меня брат в обувной мастерской работает. Я ему утром отдам. К обеду будет готово, можете забрать.
         Она взяла кроссовку и вышла из комнаты.
         -- Господи! – перекрестилась Галка. – Пронесло. Она вышла на балкон и приподняла коробку. Под, ней скорчившись в три погибели, сидел продрогший Антон.

         -- Что это было? -- спросил он утром, когда уходил. 
         -- Ты меня пожалел, -- с улыбкой ответила Галка. – А я тебя. Так что теперь мы квиты.
   
         Так бывает, что песня, которую услышишь, настолько сильно прилипнет к тебе, что от неё никак не избавиться. Ну вот звучит и звучит в башке и что ты будешь делать.
         В тот день они с Галкой ходили в кино. Смотрели фильм "Молодые" с Евгением Киндиновым. Песенка в фильме была неприхотливая, но почему-то Антон её напевал потом в течение нескольких дней.
               
                «Не боюсь высоты любой,
                Доберусь я до неба,
                Говорят, там живёт любовь,
                Только там ещё никто не был.
               
                А любовь всегда бывает первою
                И другой быть не должна,
                Самой нежною и самой верною,
                И всегда одна.



                ПОЛОВОЙ ОТБОР.  УТРО ТРЕТЬЕГО ДНЯ
 
                ЧАСТЬ. 5

   

    НАТАША. По Ломброзо, если самка сильнее своего самца, любви собственно не происходит.
Она прогоняет его после спаривания.
А некоторые могут ещё и сожрать зазевавшегося партнёра. Так самка богомола, которая крупнее своего самца, во время спаривания начинает поедать его голову.
   
    ВАЛЕРА. Просто выносит мозг. Кстати, это любимое занятие наших женщин.
    НАТАША. Ты у меня сейчас схлопочешь!
Экспериментально доказано, что при удалении головного мозга у самца усиливаются нервные импульсы, идущие
к копулятивным органам. Благодаря чему, безмозглый богомол спаривается намного активнее. К тому же, при отрыве головы,
его тельце выпускает мощную струю спермы, что способствует лучшему оплодотворению.
    ВАЛЕРА. Что и требовалось доказать. Нас убивают ради секса! 
У-у-у! Ненасытные твари!
    АНТОН. Теперь понятно почему женщины так охотно выходят замуж за балбесов и дегенератов.
 
    НАТАША. Известно много случаев, когда осы с оторванными головами по нескольку часов искали, куда бы выпустить свое жало; или тот же таракан, умирая, обязательно успевает отбросить свою «капсулу» с потомством подальше, надеясь
 на продолжение рода. Так и в нашем случае природа позаботилась о том, чтобы, даже при неблагоприятном раскладе, если подвернётся никудышный самец, у него произошел выброс семени, и у самки появилось потомство.
    ВАЛЕРА. То есть, у плохого любовника шансов выжить практически нет.
    НАТАША. По-моему, это справедливо. Как говорится -- не можешь, не обгоняй.
 К сожалению, нашим прабабкам не удалось сожрать всех негодных самцов (Тут она выразительно посмотрела на Валеру).
Кое-кому из них удалось дожить до нашего времени.
    АНТОН. Я чего-то не понял. Получается, что он просто теряет голову?
    ВАЛЕРА. Что ты не понял. Конечно, не просто, а от любви. Я бы тебе советовал, когда будешь с Галкой, каску надевать.
Так, на всякий пожарный.
    НАТАША. Валера, хватит паясничать. В нашем случае это не главное.
Голодной самке, чтобы выжить необходим протеин. Поэтому она и съедает самца.
Но, если он принесёт в подарок сверчка или муху и накормит её, кавалер почти всегда остаётся в живых.
    ВАЛЕРА. Я кажется понял откуда пошёл обычай дарить подарки.
    АНТОН. Всё очень просто. Не надо ходить к даме с пустыми руками.
    НАТАША. Ну, наконец-то, хоть одну простую мысль мне удалось до вас донести. Да, кстати, Валера, кто-то обещал меня клубникой угостить.
    ВАЛЕРА. Помню, помню (испуганно пролепетал он). Сегодня же схожу на рынок.

    АНТОН (показав на фото в книжке). А что и паучихи тоже поедают самцов
с головы?
    НАТАША. Да, чёрная вдова или каракурт тоже поедает самца с головы.
Но могут закатать в кокон и просто высосать внутренности.
    ВАЛЕРА. Ничего не поделаешь, это вошло в моду.
    АНТОН. А зачем он поворачивает её на спину?
    НАТАША. Ты про паука-птицееда. У них так принято, для безопасности.
У самца больше шансов унести свои ноги и не достаться ей на обед.
    ВАЛЕРА. Теперь я понимаю, почему у людей так популярна миссионерская поза.
   
    АНТОН. А я где-то читал, что павианы живут все со всеми – полная свобода.
    НАТАША. Это так кажется со стороны.
На самом деле стадо павианов управляется коллегией из старших самцов иерархов, которые держат рядом с собой всех способных к спариванию самок, не ревнуют между собой, но и не подпуская к ним подчинённых самцов.
    Если на одну самку претендует сразу несколько самцов, как у пауков, то устраиваются турниры за право первого спаривания с ней.
Проигравшие терпеливо ждут своей очереди.
    ВАЛЕРА. Ничего страшного, если надо, потерпим.
    АНТОН. Воздержание даже полезно, говорят врачи.
    ВАЛЕРА. Да, придётся сходить в тренажёрный зал: надо срочно подкачать мышцы.               
               

                МЕРКИ


          После завтрака Антон пошёл к Галке снимать с неё мерки. Её соседки, две молоденькие студентки с Дальнего Востока, сидели в шёлковых китайских халатиках на своих кроватях и листали журналы. Соседки им не мешали. Скорее наоборот:
у них с собой оказался портновский метр.
          -- Будем шить с рукавами или без? – спросил Антон.
          -- У меня руки красивые – без рукавов.
          -- Ну а по длине, до колена или выше?
          -- Нет, нет. Ноги не закрывать.
          -- Что тоже красивые?
          -- А что нет.
          -- Может тогда и грудь не будем закрывать. Если ты вся такая красивая — то ходи голой!
                (девицы захохотали)
   
          В каждой женщине умирает непризнанная актриса. Антон давно заметил: если женщина в компании подруг, да ещё с молодым человеком — она хочет привлечь к себе как можно больше внимания и начинает «играть на публику».
          -- Штаны снимать? – спросила Галка.
          -- Не выпендривайся, -- ответил Антон.
          -- Нет, лучше снять, -- сказала она и сняла джинсы. – Замеры должны быть точными.
          Он зафиксировал её талию белой ленточкой.
          -- Зачем ты мне повесил эту загогулину? – спросила она.
          -- Линию талии фиксируют тесьмой или резинкой.
          -- Ты хочешь сказать, что у меня нету талии?
          -- Может быть и есть, но я же не буду каждый раз её искать.
          -- А зря, упускаешь такую возможность. Потаскун.
          Она и секунды не могла спокойно стоять и попыталась выдернуть у него портновский метр.
          -- Не трогай мой инструмент, -- сказал он. -- Это тебе не игрушка.
Его нельзя растягивать или ослаблять. И повернись, сделай милость, мерки снимают с правой стороны. Она нехотя повиновалась.
          -- Ну совсем заколебал. Портняжка.
          -- Так, хватит кривляться. Веди себя прилично. Измеряемый должен стоять прямо, без напряжения, с опущенными руками. Без верхней одежды.
          -- Развратник. Ты всегда только этого и хотел.
          -- Просто так принято. Я, конечно, могу и в одежде, но все претензии потом будешь предъявлять только к себе.
          –- Ну хорошо, уговорил. Больше ничего не надо снимать?
          -- Пока нет.

          Антон замерил талию, потом «перешёл» к груди.
          -- У тебя тут всё нормально, -- сказал он, записывая данные на бумажку.
          -- Ты почему в сантиметрах пишешь?
          -- Так принято. А ты что думаешь, если буду писать в миллиметрах у тебя грудь увеличится.
          -- Фу! Как грубо и не деликатно. Где ты воспитывался? Портняжка.
          -- Перед портным, как перед гинекологом, не принято ничего скрывать.
          -- Ты на что это намекаешь, потаскун.
   
          -- Зря ты ёрничаешь, -- сказал Антон. – По этой причине мою мать чуть не уволили с работы.
Клиентка поролон на грудь подкладывала, а мать не предупредила.
          А когда на новой блузке грудь стала провисать, устроила скандал.
«Материал испортили, верните деньги!».
Да ещё жалобу заведующей накатала, зараза.

          -- Ты это на что намекаешь? Паразит! У меня, чтоб ты знал, всё натуральное. Если не веришь, можешь убедиться.
Я разрешаю.
          Антон, выкатив глаза, с изумлением замотал головой.
          -- Ну давай, давай смелее.
          -- Да я верю.
          -- Нет, если ты стесняешься девочек, пойдём в ванную.
                (девчонки схватились за животы)
Здесь затронута моя женская честь, пустоголовый мужлан. Давай трогай, я кому сказала.
         -- Я верю, -- дрожащим голосом, повторил Антон.
         -- Нет, меня так не устраивает. Требую сатисфакции, -- она схватила руку Антона и приложила к своей груди. -- Ну как подтверждаешь при всех, что ты меня оболгал.
         Антон растерянно крутил головой и не знал, что ответить.
         -- Запомни, мелкий пакостник, ещё раз подвергнешь сомнению моё женское достоинство — останешься без мужского. Опровержение будешь давать официально, через газету. И на вскрытие я не приду.
                (девчонки веселились от души)
        Впрочем, вскоре Галка утихомирилась, и соседки стали расспрашивать
Антона про свадьбу его брата. Что-то, видимо, им уже сообщила Галина, но им было интересно узнать подробности из первых рук.
        -- А верно, что ваш брат познакомился со своей невестой по рации? – спросила одна из них.
        -- Да верно, -- ответил Антон. – После окончания Арктического училища он проходил службу под Мурманском, на берегу Ледовитого океана, радистом.
Как-то он услышал её голос и влюбился в него. А после службы поехал к ней на Таймыр, разыскал её и сделал предложение.
        Девушки были в восторге от этой романтической истории. Они поинтересовались, правда ли, как рассказывала Галина, он подарил брату песню на свадьбу?
        -- Да, небольшую песенку сварганил, —- признался Антон.  Девушки попросили его спеть, хотя бы один куплет. Антон не заставил себя долго ждать.
      
           «Позабыл я откуда сигнал
            Но твой голос я сразу узнал
            В нём разлуки боль, доброта
            В нём печаль твоя, теплота

            Если ты во вселенной одна
            всё равно тебя я найду
            Сквозь туманы, пургу и снега
            за любовью к тебе я приду
               
            Я настроюсь на твою частоту
            Буду вечно тебя я искать
            Почему же так тихо в ночи?
            Ну не молчи же ты, не молчи!»

    Последний куплет они уже пели все вместе.
               
               
                ТУНИКА


        В словарях туника – это короткое платье без рукавов у древних римлян или удлинённая ниже пояса блузка, изготавливаемая без талии.
        Но самый большой шик – это туника, сделанная из одного куска ткани, с защёлкой на плече и кушачком на поясе. Одежда богинь!!
   
        Да. Через такой наряд очень хорошо угадываются женские прелести. Но если какой-нибудь современный моралист посоветовал бы богине Диане надеть бюстгальтер, она бы, вытащив стрелу из своего колчана, тут же пронзила бы ею дерзкого доброжелателя.

        К слову сказать, бюстгальтера в те далёкие времена не носили. В редких случаях использовали «подвязки». Но они лишь сплющивали грудь, а не подчёркивали её форму. Античная цивилизация не знала, пардон, трусов. Физическое, тактильное самоощущение людей того времени было совершенно не похоже на наше.
        Сегодня, разве что в бане, обернувшись простынёй, мы сможем почувствовать то особое ощущение, которое было у человека в Древней Греции.
        Как вы думаете, кто в Древней Иудеи носил трусы? Только первосвященник, надевая их под хитон, и то только во время богослужения, чтобы прикрыть срам, «который негоже обнажать перед жертвенником».
   
        Из разговоров двух дам. «Ты даже не представляешь, сколько нервов я трачу, чтобы затащить мужика в постель.
Причёска, макияж, тренажёры. Часами торчу у зеркала, а нужно ещё выкроить окно, чтобы пригласить его на чашечку кофе».
        То ли дело в Древней Греции. Если перед вами любимый, можно одним движением, расстегнув застёжку на плече, сбросить тунику на землю, как это сделала прекрасная Цирцея перед мужественным Одиссеем. И не сказав ни слова, сказать всё!
        К вечеру туника была готова. 
 

                КЛИЗМА


        Антон с Галкой сходили на местный рынок. Покупателей было мало. Продавцы буквально хватали их за руки,
предлагая свой товар. Прельщали большими скидками. Цены чуть ли не ежедневно ползли вниз. Что ни говори, а приятно.
        Молодые люди купили целый пакет персиков и абрикосов. Конечно, их следовало бы помыть, но они не утерпели и,
как говорится, налопались. Антону-то ничего, лишь желудок слегка побурчал, а вот Галка отравилась.
        Она слегла, температура --39° – это не шутка. Когда таблетки не помогли, соседки по комнате посоветовали ей обратиться
к врачу.
        В пансионате был свой медпункт, но это чисто так, для галочки. Старушка-фельдшер (на пол-ставки) дала ей активированного угля, да ещё какой-то порошок, посоветовав пить как можно больше воды.
        «А лучше всего, -- сказала она, – промыть все внутренности клизмой. Я бы сама вам сделала, оправдывалась медработник, но у меня здесь, сами видите, -- шаром покати».
        Надо было срочно что-то предпринимать. Антон сбегал в аптеку, купил клизму, набрал в неё воды и, вернувшись к Галке, поставил клизму ей на тумбочку.
        -- Это что такое? – спросила она.
        -- Клизма, -- сказал Антон. – Как фельдшер советовала, для промывки желудка. Если что, могу помочь. Я делал это младшему братику, когда он отравился грибами.
        Сначала Галка смотрела на Антона с некоторым недоумением, словно постигая смысл сказанных им слов. Потом с ней случился нервный тик, стали дёргаться веки, она рассмеялась и, схватив клизму, выпустила её содержимое прямо ему в голову.

        -- Ты что делаешь?! – закричал Антон.
        -- Тоже мне кавалер нашёлся. Другие дарят цветы… А он решил мне вставить клизму…
        Девицы от смеха повалились на свои кровати, у них судорожно задёргались ноги, словно в предсмертной агонии.
        Антон пытался оправдываться: «Это же по совету врача».
        -- Давай не будем сваливать на других и, вообще, лучше, по-хорошему,
 смойся с моих глаз, пока я не сделала тебя инвалидом. В ней проснулась разъярённая тигрица. Она не на шутку рассвирепела.
И намеревалась в него запустить всё, что попадётся ей под руку…
        Впрочем, вскоре они помирились, и Антон два дня ходил к ней и кормил её с ложечки, пока она не поправилась окончательно.

                ВОЛЕЙБОЛ. ЧАСТЬ 2
    
   
        В день финала трибуны местного стадиона «Авангард» были забиты под завязку. А зрители всё прибывали и прибывали. Очень уж было интересно посмотреть на дерзкого новичка, который посмел бросить вызов многократным чемпионам города.
Кстати, именно в этой команде играл и их общий знакомый лётчик Алексей.

       Команда Галины, переодевшись в спортивную форму, сидела в раздевалке, готовая в любой момент выйти на поле.
       -- Сегодня нам вряд ли удастся выиграть, -- обронил Антон. Но лучше бы он этого не говорил.
       -- С таким настроением на поле лучше не выходить! – взорвалась Галина. – Сколько народа пришло, ты посмотри на трибуны – они все хотят видеть борьбу.
Тебе их не жалко. Да за такие слова в профессиональной команде тебе бы просто фуфел начистили, впилили огромный штраф и выгнали бы взашей.

Запомни. Все победы начинаются с победы над самим собой. Удача лишь сопутствует силе. Но сила не падает с неба, как подарок. Сила создаётся в борьбе. И чем труднее борьба, тем значимее победа.
       Победа – это не первое место. Бог с ними с кубками, грамотами. Победа – это достижение, когда ты чего-то достиг, смог покорить вершину. А значит, ты на что-то способен, значит, ты чего-то стоишь.
       Все смотрели на Антона с осуждением.
       -- Ладно, виноват, -- опустив голову, покаялся он, – сказал, не подумавши.

   
       Первые две партии были проиграны вчистую. Игра явно не клеилась.
Если ещё блок ставили надёжно, то с приёмом возникли большие проблемы. В раздевалке царило уныние.
Антон ожидал, что сейчас Галина устроит всем разнос. Но вышло совсем наоборот.
       -- Немножко не везёт, но играем здорово, -- подбодрила она. -- Ни к кому никаких претензий. Бьётесь до конца.
Ну мастера нам не закрыть, я понимаю, но Алексея-то можно. Он всегда бьёт в одну точку, в правый угол. Пора бы приноровиться.
Задняя линия: делайте полшага назад, легче будет принимать. Заметили, что они втроём идут на блок. Не надо бить — делайте скидку.
Антон, к тебе особая просьба, — давай мне высокие передачи для диагонали, крюк -- это мой конёк.
       -- Да я к тебе спиной стою, просто не вижу.
       -- А тебе не надо меня видеть, ты должен меня чувствовать. И последнее.
Что вы такие скованные? Эти дрожащие руки, эти перенапряжённые мышцы.
Не корову же проигрываем. Представьте себе, что это обыкновенный товарищеский матч. Играйте свободно. В своё удовольствие.

       В третьей самой напряжённой партии Галкиной команде удалось переломить ход борьбы и выиграть. К счастью, и соперник немного расслабился. А в четвёртой и пятой партии соперник просто поплыл, от их былой уверенности не осталось и следа, даже подачи у них не шли.
   
                ПОБЕДА!! 
   
       Галине вручили огромный блестящий мельхиоровый кубок. Зрители
(а большинство болело за «Морской прибой», как за более слабых) скандировали: «Молодцы! Молодцы!». 
       Нина Романовна сорвала голос. Наташка повисла на шее у Валеры. Сверкали вспышки фотокамер. Корреспондент местной газеты взял у Галины интервью.
       Словно из-под земли вырос наш старый знакомый Алексей. Пот струился по его лицу, он тяжело дышал, видно было,
что он ещё не полностью отошёл от игры.
       -- Это было превосходно, -- сказал он Галине. – «Вы порхали над сеткой, как бабочка, а жалили, как пчела».
       -- Вы тоже хорошо играли, -- улыбнулась Галина, -- но танцуете вы лучше.
       -- Ловлю на слове, -- сказал он.-– Следующий танец за мной.               
       -- Обещаю, -- весело сказала Галина, -- если, конечно, нас снова сведёт судьба.
       -- И всё же вы были сильнее. Особенно этот ваш крюк. Я так и не смог его накрыть. Но ничего не поделаешь, спорт любит сильных. Поздравляю!
Он поцеловал её руку. «Наташа сказала, что вы из Свердловска, это правда?»
       -- Да, – ответила она.
       -- Так мы земляки. Я тоже из Свердловска. Здесь практику прохожу. Удивительно. Вы такая нежная и женственная, а это большая редкость среди высоких девушек.
       -- Спасибо за комплимент. Жалко, что мы не играли в одной команде.
       -- Мне тоже.

   
                ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР

   
        После обеда Антон с Валерой сидели на скрипучей скамейке-качалке на цепях
у столовой и, покачиваясь, ожидали своих дам. Мимо прошли две довольно-таки ядрёные девицы, в чёрных облегающих трусиках и белых маячках на выпуск, из-под которых нагло выпирали молодые упругие мячики. Одна из них игриво подмигнула Валере.
        -- В пансионате сегодня новый заезд, -- вздохнул он. -- Я этих мультяшек видел утром на пляже. Фигурки -- супер,
попки — спелые дыньки-колхозницы. Если бы не моя Наташка, ох бы я развернулся. Постоянная женщина на юге — это что гиря на ногах. Чувствую себя узником на этом празднике жизни.
 «А у тебя-то как продвигается? -- спросил он. -- Вы окончательно помирились?».
        -- Да, -- ответил Антон. – Всё нормально.

        -- Ну и ладушки. Как говорил товарищ Печорин, русские барышни питаются большей частью платонической любовью.
Но под жарким южным солнцем она иногда приобретает опасные формы. Ты Нину Романовну-то знаешь?
        -- Это у которой мальчик в туалете курит.
        -- Ну да. Вобла сушёная. Так вот. У неё роман с одним из наших синюшников.
        -- Не может быть, такая интеллигентная.
        -- А вот так. Что я врать буду. Наташка сама видела, как он из её комнаты выходил. Я думаю, что у него просто деньги закончились на бухалово. Вот они и сошлись.
        -- А как же мальчик?
        -- Она его в кино отправляет на индийские фильмы, причём в последние дни выбирает только двухсерийные.
Ты уж мне поверь, старичок. Уж в чём, в чём, а в женщинах-то я разбираюсь.

На юге самые закоренелые моралистки, железобетонные девственницы с 30-ти летним стажем редко выдерживают до конца смены. Обычно, после очередного посещения бани, они начинают смутно догадываться о своей половой принадлежности.
И к концу заезда позволяют себе стать жертвой какого-нибудь коварного соблазнителя вроде тебя.
Затем вернувшись в родной Урюпинск, в свою захудалую бухгалтерию, она дрожащим голосом будет рассказывать своим подругам (за очередным чаепитием), как она всю путёвку отбивалась от назойливого ухажёра (палец вверх).
И лишь в последний день силы оставили её.
   
Конечно. Все её будут жалеть, утешать, может быть даже плакать; «какая она бедная, несчастная, ну просто бедная Лиза». Искренне, по-женски, сочувствовать, как много ей пришлось пережить и испытать. И куда это меня занесло…
       
        Он поправил волосы на голове, глубоко вздохнул и добавил.
        -- Да, я давно хотел тебе сказать, если, конечно, ты хочешь знать моё мнение. Сейчас я на полном серьёзе.
Я думаю, с Галкой у тебя вряд ли что получится. Вы не пара.
        -- Не понял, -- сказал Антон.
        -- Чего не понял. В народе говорят «не в свои сани не садись». У вас разные весовые категории.
        -- Ну и что?
        -- Понимаешь, есть такое понятие как совместимость. Без этого женщина рано или поздно от мужчины сбежит...
   
        В это время их дамы, выйдя из столовой, подошли к ним. «Ну, в общем, тебе решать, старичок", -- сказал Валера и встал.
        -- О чём это вы тут секретничали без нас? – спросила Наташка.
        -- Только о вас милые дамы, только о вас, -- галантно ответил Валера.
И в этом он был абсолютно прав.


                ПОЛОВОЙ ОТБОР. УТРО ТРЕТЬЕГО ДНЯ
    
                ЧАСТЬ 6

       НАТАША. Итак, мужики, не надо падать духом. У более слабых самцов возможности, конечно, меньше, но они есть.
Самцы птиц привлекают пением и окраской.

       Самец каракатицы мимикрирует под цвет самки и, вводя в заблуждение доминирующего самца, проникает в его гарем.
А там наш шалун начинает водить «девичьи хороводы» с молодыми самочками.

       Паук-музыкант прикрепляет к тенетам самки-меломанки одиночную нить и методично перебирает по ней лапками на протяжении нескольких часов. Завораживающие звуки околдовывают сердце прекрасной дамы. Она в полной прострации. После этого с ней можно делать всё, что угодно.
       Танец у насекомых также может являться важным элементом полового отбора, показывающий физические данные самца.
      
       Так мухи-дрозофилы исполняют быстрый парный танец в полёте. Самки предпочитают спариваться с теми самцами, которые не отстали от них в последней части танца. То есть, оступился или сбился с ритма – то всё. Сошёл с дистанции.
   
        Но самые коварные жёлтые пауки—ботоходы. Они подкрадываются к самочке и стреножат её. Опутывают лапки самки своей паутинкой, чтоб не барахталась. И не обращая внимания на её мольбы и угрозы,
делают своё чёрное дело.
Те же ботоходы, которые не хотят выслушивать нравоучения разгневанных дам, поступают хитрее. Они подкарауливают момент, когда самка перелиняла и на некоторое время, оставшись голенькой, стала совсем беспомощной.
    АНТОН. Но это же уголовное дело — воспользоваться беспомощным состоянием потерпевшей, 117-ая статья УК, от трёх до семи.
    НАТАША. К сожалению, самки ботоходов не имеют юридического образования. Иначе все их самцы загремели бы в кутузку. И ботоходы, как вид, перестали бы существовать.
   
       А теперь два слова в защиту женского пола. Оказывается, не только самки поедают самцов. В Чехии обнаружен вид пауков, который поедает своих самок. Этот вид производит потомство два раза в год весной и летом. Таким образом, в популяции присутствуют как взрослые самки, так и совсем молоденькие. Так вот, что интересно, оказалось, что самцы в голодный период предпочитают питаться более взрослыми самками, оставляя для спаривания молодых.
    ВАЛЕРА. Всё правильно. Старушкам пора на покой.
    НАТАША (гневно). Что правильно? Что правильно? Они отдали мужьям лучшие годы жизни, были с ними и в радости, и в горе. Рожали им детей. И вот она мужская благодарность! И не стыдно вам?
    ВАЛЕРА. Сейчас сгорю от стыда, ей богу.

    НАТАША. Итак, в заключение, ещё раз напоминаю:
 
                ПОЛОВОЙ ОТБОР ИДЁТ ЗА СЧЁТ ОТБРАКОВКИ МУЖСКИХ ОСОБЕЙ

       А те исключения, что я привела, только подтверждают общее правило.
В последнее время всё больше биологов склоняются к тому, что гибель самцов во время спаривания происходит не только из-за голода самки, а это сознательное самопожертвование самцов, которые таким образом стремятся передать свои гены следующим поколениям.

Возьмём, например, австралийского красноспинного паука. Он, начиная спариваться, сознательно прыгает на клыки своей самки и становится её обедом. Эта наглядная иллюстрация только ещё больше подтверждает наш основной тезис:
         
                МУЖЧИНА -- РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ ЭВОЛЮЦИИ

        Заметьте, не я это сказала, первым это сказал Антон. Ну что, на этом можно поставить точку.

      
        Она замолчала. Как-то скверно стало на душе у мужиков. Жутко и тягостно.
Уж больно незавидная роль выпала им в этой пьесе под названием жизнь.
Они были в подавленном состоянии.

       -- Что-то мне стало грустно, -- сказал Валера. – Чувствую себя очень погано. Твой феминизм меня доконал.
       -- Да, как-то печально, -- добавил Антон. – Мало того, что нас отбраковывают, так ещё и пускают в расход.
       -- Уж лучше бы сразу к стенке, -- сказал Валера и, немного подумав, предложил. -- А что, Антонио, может быть макнём этот венец эволюции?
       -- Макнём, -- с облегчением кивнул Антон.

       -- Мальчики, вы что с ума сошли! – закричала Наташка. – Дождь же идёт. Вода холодная.
       Но они уже ничего не слушали. Не дав ей скинуть даже сарафан, Антон и Валера схватили её за руки - за ноги и, несмотря на все её брыкания, дотащили до волнореза и, раскачав на счёт три, бросили в море.
       В какой-то момент растрёпанные гребешки волн, украшенные кружевами из белой шипящей пены, словно мандибулы гигантского паука сомкнулись над её головой, и она камнем пошла ко дну. Гендерное возмездие совершилось.

       -- Ты знаешь, если она не выплывет, я не буду сильно жалеть, -- буркнул Антон.
       -- Ну это слишком жестоко, -- сказал Валера. – Но я тебя понимаю. Хоть одна самка сегодня получит по заслугам.
Через несколько секунд её голова показалась на поверхности воды.

             
                ПРИГОТОВЛЕНИЯ
               
   
       В последний день перед отъездом женщины решили сходить на танцы. Сразу после ужина Наташа пошла к себе -- отгладить своё красное платье, а Галина зашла к Антону примерить свою новую тунику.
   
       По такому случаю, с разрешения хозяйки, Антон принес с коридора большое старинное зеркало и поставил его на стол.
Надев обновку, Галина аккуратно затянула поясок, подошла к зеркалу и стала разглядывать себя со всех сторон.
       -- Нигде не жмёт? -- спросил он.
       -- Нет, нет, всё хорошо, -- сказала она. --- Даже очень.
       Галина уставилась в зеркало своим любимым взглядом -- исподлобья. Сделав глаза роковой женщины, она явно осталась довольна собой.
       -- Какой взгляд, -- восхищённо вздохнул Антон, – не один мужчина не устоит. Но ресницы бы я немного подкрасил.
       Она поворачивалась к зеркалу то одним, то другим боком, кокетливо сощурив глазки. Словно оценивая свою женскую привлекательность.
       -- А я красивая! – сказала она. – Тебе просто чертовски повезло.
       -- Ну и что.
       -- Как что. Тебе все будут завидовать. Разве этого мало… И как я сама не догадалась сшить себе нечто подобное.
 С этими тренировками просто замоталась. Слушай, ещё бы мне шкуру леопарда на плечо и лук в руки – вылитая богиня Диана.
       -- И так хорошо, -- сказал Антон. – К тому же на Кавказе леопард занесён в красную книгу, так что с его шкурой придётся немного повременить.
   
       -- Ну ты меня просто покорил, дамский угодник, -- сказала она и чмокнула его в щёчку; подойдя к зеркалу в очередной раз, нахмурила брови.
       -- А тебе не кажется, что слишком длинно? Может лучше было сделать короче.
       -- По-моему, в самый раз, -- ответил Антон. – Или ты хочешь, чтобы во время танцев все любовались твоими трусиками. Одежда не должна быть слишком вызывающей и откровенной. Ты уже не девочка.
       -- Откуда ты знаешь?
       -- Интуиция.
       -- Может быть ты у меня первый.
       -- Будешь говорить глупости, -- сказал Антон строгим голосом, -- в угол поставлю. И ни на какие танцы мы не пойдём.
       -- Ладно, ладно, ладно, я пошутила.
       -- Так вот, тот кому надо, сможет разглядеть все твои прелести, как бы ты их не прятала. И запомни: женщина в одежде всегда загадка, которую хочется разгадать.
       -- Все говорят, что у меня красивые ножки, а ты их прикрыл. «Ах ножки, ножки, где вы ныне. Где мнёте вешние цветы».
Конечно, если они тебе не нравятся…
       -- Какие же вы женщины лицемерки. Знаете прекрасно все свои достоинства, а спрашиваете так, как будто в полном неведении.
       -- А тебе трудно сделать мне комплимент. Валерка у Наташки на пляже всегда гладит коленки.
       -- Он их не гладит. Он просто стряхивает с них гальку. Кстати, мы уже опаздываем, -- сказал Антон, поглядев на часы. -- Пора закругляться.
       -- Ладно, сейчас подкрашусь и побежим.

       Галка села у зеркала, достала из сумочки косметичку и начала наводить марафет. Тем временем Антон сбегал к тёте Кате, забрал ботинки и вытряхнул из них пыль.
       Вернувшись к себе в комнату, он взглянул на неё и обомлел. Почувствовав себя великим художником, она не пожалела красок для создания очередного шедевра. Особенно много наложила тёмного цвета под нижними ресницами. Выглядело это,
мягко говоря, немного вульгарно.
       Женщины, как мартышки, дай им ведро с краской -- не остановятся, пока всё не изведут.
       -- Ты посмотри на себя, -- сказал Антон. – На что ты похожа?
       -- А что?
       -- У тебя просто б*****ие глаза. Ты что в «Жемчужину» собралась, клиентов снимать?
Она резко подёрнула плечиками, захотела возразить. Но, взглянув пару раз в зеркало, видимо, убедилась, что он прав.
       -- Да, -- нехотя призналась она, – немного перестаралась.
       -- Да я тебе заборы красить бы не доверил… Антон сердито замотал головой.
Так, времени в обрез. Выполнять все мои команды. Иначе никаких танцев. Всё ясно?
       Она покорно закивала головой.
 
       -- Итак, первое. Смыли черноту под нижними веками… Хорошо.
       Второе. Глаза у тебя посажены не глубоко. Надо создать глубину. Добавь тёмненького в уголки глаз... Прекрасно.
       Третье. Поправим окантовочку… Так, хорошо.
       Четвёртое. Под верхней бровью немножко светленького. Освежим взгляд… Прекрасно. Осталась растушевочка… Только выкини эти свои спонжики – ими только посуду мыть. Кисточки возьми нормальные – их у тебя в косметичке полно.
И не забывай основное правило гримёра.
       -- Какое?
       -- Стирая грим, не забудьте оставить лицо.

       -- А там, куда мы идём, есть, где танцевать?
       -- Там самый большой танцзал в городе…
       -- Ну теперь вроде всё, -- сказала она, сделав последний мазок и повернувшись к нему лицом.    
       Антон взглянул и обомлел. Это были совсем другие глаза. Не дерзко-насмешливые девчоночьи глазки его Галки, а большие, глубокие, завораживающие глаза какой-то незнакомой женщины, от которых у него перехватывало дух.
   
       «Сделал на свою голову, теперь мучайся, подумал он. Сейчас главное -- скрыть свои чувства.
Если она поймёт, что я у её ног – она просто потеряет ко мне всякий интерес».
       -- Совсем другое дело, -- слегка зевнув для маскировки, сказал Антон.
       -- Ты серьёзно? – спросила Галка.
       -- Да, я не шучу, -- сказал он. – Теперь с тобой можно и в люди выйти, не стыдно.
       Она толкнула его локтем и засмеялась.
       -- Кстати, мы уже опаздываем, -- взглянув на часы, -- сказал он. -- В 8 часов мы должны были быть в танцполе.
Антон сел на стул, одел ботинки тёти Кати, потуже затянув липучки.
Когда он встал, Галка присвистнула от изумления.
       -- Вот это да! Да ты растёшь в моих глазах.
       Антон снисходительно улыбнулся.
       -- Мы выше тех, кто ниже нас, -- гордо вскинув голову, произнёс он.
       -- Сегодня день сплошных сюрпризов, -- сказала Галка. – Но так даже интересней.
       -- Ты это о чём? – спросил он.
       -- Теперь мне не придётся голову нагибать, когда мы будем целоваться.
       -- Ну ты неисправима. Я не могу понять, когда ты говоришь серьёзно, а когда шутишь.

            
                ТАНЦПОЛ

               
       Танцпол, куда они шли, представлял из себя огромное двухэтажное здание в стиле Ампир с высокими белыми колоннами у центрального входа. В нём было два зала.
       Большой или бальный зал своим великолепием и блеском чем-то напоминал интерьеры дворцов в Северной Пальмире.      

       Малый же зал выглядел скромненько и уютно. На стенах, обитых зелёным бархатом, мигали гирлянды разноцветных лампочек.
       Висевший у потолка диско-шар, медленно вращаясь, создавал на окружающих предметах эффект «звездного неба».
Здесь всегда было полно молодёжи, не протолкнуться. У входа в танцпол их уже ждали Валера с Наташей.
       -- Опаздываем, -- упрекнула их Наташа.
       -- Это всё он, -- указав на Антона пальцем, сказала Галина. – Два часа собирался. Не успел Антон раскрыть рот,
чтобы возразить, как почувствовал удар кулачком по спине.
       -- Слушай Галка, а откуда у тебя такое красивое платье, -- спросил Валера. – Что-то я его раньше не видел?
       -- Это не платье, а туника, одежда греческих богинь.
       -- Ты где купила? – поинтересовалась Наташа.
       -- Один поклонник подарил, -- ответила Галина.
       (Антон незаметно стукнул её по спине)
       -- Счастливая ты Галка, -- сказала Наташа и, показав рукой на Валеру, добавила. – А у меня кроме этой опостылевшей физиономии больше никого нет.
       -- А что это с твоим Антонио, – спросил Валера. – он что вырос, что ли?
       -- Я просто по ночам ем сырую морковку, -- ответил Антон. – Эффект просто потрясающий.
       Они вошли в малый зал. Из-за того, что здесь стоял полумрак, все чувствовали себя раскованно и свободно.
А потому, как бы плохо ты не танцевал, этого всё равно никто не заметит.   

 
       Словно удары бича полоснули по барабанным перепонкам – «Sweet Dreams».
Стоять было совершенно невозможно. Все бросились в круг.
          (https://www.youtube.com/watch?v=N9DPLzOUw3k) 

       Ощущение было такое, что в тебя вселился какой-то бес и ноги сами подпрыгивали в такт ритму. Словно не ты танцуешь,
а ноги танцуют вместо тебя.

       Затем пошёл «Братец Луи».  Любимый танец наших женщин. Ну это вообще беспредел. Такое впечатление, что этот бес вошёл в раж и, дёргая за ниточки, как будто танцующие – это его марионетки, делает с ними всё что захочет. Галина убрала руки за спину. Её как бы стало меньше. Она ещё тихонько подпевала. Оказывается, она все слова знала наизусть,
да ещё по-английски.
 
       Затем зазвучала знаменитая «Goodbae, My love, goodbae» Дениса Русиса. Тут даже слов не подобрать. Это просто волна нежности, выплёскивающаяся на наши души.
       Обычно Антон с Галкой не танцевал медленные танцы. Но тут… О! Эти спасительные 9 сантиметров! Теперь ему
не приходилось задирать голову, чтобы видеть её глаза, которые блестели как-то по-особому, таинственно и загадочно.
Даже, если бы Антон вовсе не слышал музыки, он бы не сбился с ритма. Музыкой были пропитаны все изгибы её тела.
   
       В полумраке зала притупляется зрение и другие чувства, чтобы острее ощутить только одно чувство – обострённую потребность в любви. Слегка кружится голова. Опьянённые музыкой сердца, обнажаясь, касаются друг друга.
       Ласкающая, завораживающая нас мелодия делает нашу душу лёгкой и невесомой, и мы взлетаем и летим, летим и летим. Но куда не знает никто.

       Но вот и любимая музыка для ног – «Распутин».
           (https://www.youtube.com/watch?v=SYnVYJDxu2Q)

       И хочешь не хочешь, а ноги сами выпрыгивают их штанин. Тем более, что слова там про нашу «Russia,s greatest love machine». Как сказал Валера, «вот уж где можно оттянуться по полной».
 
       Вскоре объявили перерыв. Включили свет. Народ повалил на улицу. У входа наша компания столкнулась со старой знакомой, «рыжиком», подружкой Алексея. Её хорошо знала Наташа, они учились на одном курсе педагогического института в Ленинграде. Подруги обнялись, расцеловались.

       -- А вы чего не идёте танцевать в Большой зал? – спросила «рыжик». -- В вашем маленьком одни малолетки. Вся компания повалила в большой.
         
            «И в залу высыпали все,
             И бал блестит во всей красе»

       Да, здесь совсем другие ощущения. Залитое светом огромное сверкающее пространство. На стенах высокие зеркала в золочённых рамах и старинные светильники. Под сводом зала — огромные сияющие люстры. Изумительный фигурный паркет из самшита и дуба. Здесь царит атмосфера праздника и торжеств. 
 
       
                ВАЛЬС с ЛЁТЧИКОМ

   
       Пошла старинная мазурка. Удивительно, как много было желающих её танцевать. Антон с Галиной тоже вошли в круг. Кавалерам, как иноходцам, приходилось дважды постукивать ножкой о паркет, подпрыгивая, щёлкать каблучками,
стоя на коленях, позволять дамам кружиться вокруг себя.
      (Антон даже пожалел, что у него нету шпор, ох, как бы он ими звенел.
 Наверное, этот танец специально был придуман для кавалеристов)

       К тому же в мазурке дозволялось танцевать сразу с несколькими прелестными барышнями.
               (https://www.youtube.com/watch?v=ihVv8yhMUQo)

       Потом пошли современные: Status Quo – «in the army». Мелодия завораживающая. Не зря её стали часто крутить
в военкоматах.
       Ну и захватывающие душу «Эти глаза напротив». Конечно же чайного цвета, «что это, что это?». Конечно, виновата судьба, эта старая сводня, которая «вот и свела», ну кто её просил. Но резюме такое — «только не отведи глаз».
   
       Но, наконец-то, зазвучали волшебные звуки Вальса. Галина с восхищением смотрела на первую пару — партнёра в военной униформе и девушку в белом платье, она лебедем парила над сценой…


       Впрочем, долго стоять Галине не пришлось -- к ней подошёл Алексей.
Он был в обычной лётной форме, но без галстука.
       -- Вы не забыли, вы обещали мне тур вальса, -- сказал он.
       -- Я помню, -- ответила она.
       -- Я надеюсь, Антон не будет против?
       -- К сожалению, я не танцую вальс, -- пожал плечами Антон. «А что ваша девушка не танцует?».
       -- Неудобно с маленькими танцевать вальс, -- ответил Алексей.
       -- Как я вас понимаю, -- с грустью произнесла Галина и покачала головой.

       Она, слегка присев, сделала лёгкий реверанс. Алексей кивнул головой, заложив левую руку за спину.
Пара вошла в круг. Он обхватил её талию, она положила руку ему на плечо, -- и пара медленно поплыла в вальсе.
       Они сразу слились в единое целое, словно давно танцевали вместе. Движения их были уверенными, отточенными.
Пара легко и бесшумно скользила по залу, почти не касаясь паркета. Иногда она поводила плечиками, кокетливо и грациозно откидываясь назад. Она виртуозно кружилась под его рукой, изящно проделывала «лодочку» и «променад».


       Рядом с ними танцевала пара профессиональных танцоров, которые заводили публику: кавалер в чёрном, дама в белом.
Но Галина и Алексей им мало в чём уступали.
       От быстрого кружения свет светильников, зеркал и люстр слился в один сплошной сверкающий калейдоскоп,
в одно сплошное мерцающее марево. В эти мгновения какое-то странное волнение охватывало её. У неё слегка разрумянились щёчки. Она старалась не смотреть ему в глаза, но это у неё плохо получалось. Чтобы скрыть свою неловкость, к концу танца она начала строить ему глазки, чуть-чуть гримасничая. Но он не реагировал на это. Он был невозмутим и спокоен.
       Когда закончился танец, разгорячённую и счастливую партнёршу Алексей подвёл к Антону.
 
       -- Жалко, что это не твой вальс, -- заметил Антон, обращаясь к Галине. – Ты говорила, что твой любимый вальс
Евгения Доги.
       -- А мы это легко исправим, -- воскликнул Алексей и пошёл к музыкантам. Через минуту в зале уже звучал её любимый вальс. Алексей взял её за руку.
Они стали первой парой, вошедшей в круг.

        Этот вальс, как показалось Антону, был какой-то особенной. Конечно, сказочно красивая музыка. Божественная,
да ещё с вокалом! Но уж слишком явно в ней звучала печальная и тревожная нота. Словно предвестник большой беды.
Не случайно в фильме «Мой ласковый и нежный зверь» всё закончилось трагически. Ей богу, под эту музыку хочется покинуть бренную землю и улететь в небо.
   
                (https://www.youtube.com/watch?v=uIwMMjz-rKI)

        На душе стало холодно и тревожно. Неожиданно на другом конце зала он увидел «рыжика». Она стояла у самой стены, понуро опустив голову и печально смотрела в пол. Как будто она знала что-то такое, о чём другие даже не догадывались.
 
                ПРОЩАНИЕ с ГАЛИНОЙ

 
        После танцев Антон пошёл провожать Галину.
        -- Какой замечательный вечер, -- восторженно сказала она. -- Я давно так не танцевала.
        Вечер действительно выдался на славу. Бархатный воздух ночного Сочи ласково обдувал их лица. Природа словно замерла в волшебной тишине. Ни шелеста листьев, ни стрёкота цикад не было слышно. Как будто-то кто-то, как в детской игре, сказал всему живому: «Замри!».
        Такая тишина обычно бывает перед грозой или перед сильной бурей.

        Она беспричинно радовалась и веселилась. Несколько раз, обхватив Антона за шею, целовала его.
        А когда вышли на широкую аллею, Галина стала кружиться по ней как в вальсе. Будто для неё танцы ещё не закончились.
Да и у него самого этот последний вальс всё ещё звучал в голове.
        -- Ну чего у тебя такое кислое лицо? – с упрёком спросила она. – Ты же сам хотел, чтобы я станцевала вальс с лётчиком. Вспомни свою зажигалку. Я лишь исполнила твоё желание.
        -- Да, да, -- рассеянно ответил Антон. 

        Галина продиктовала ему свой адрес и попросила сразу же написать, как только он приедет в Ленинград.
        Но что интересно. Когда она говорила с ним, она старалась не смотреть ему в глаза. Она смотрела куда-то вдаль, как будто его и не было рядом. Да и сама Галина была в этот момент уже где-то совсем далеко.
        -- Жалко, не могу тебя пригласить к себе, -- с грустью сказала она, -- соседки вернулись с экскурсии. А то бы посидели на дорожку. Впрочем, может это и к лучшему. Надо хорошенько выспаться, завтра рано вставать. Сразу после завтрака едем
в аэропорт.
        -- Да, жалко, конечно, -- вздохнул он.
        -- Но ничего не поделаешь, -- с печальной улыбкой сказала она, -- мы должны на время расстаться.   
        Галина обняла Антона, прижавшись к нему всем телом, и поцеловала в губы.
Только тут она заметила, что он смотрит на неё как-то странно, широко распахнутыми глазами.
         -- Что ты так смотришь? – спросила она.
         -- Хочу тебя запомнить на всю жизнь, – ответил он. -– Ты помнишь на горе Ахун, когда мы смотрели на небо, я буквально физически ощутил ускользающий бег времени -- этот необратимый миг нашей жизни, который проскользнёт как сквозь пальцы песок.
         -- Чудной ты Антонио, -- сказала она. -– Пора идти спать. Галина ещё что-то говорила, но он уже не слышал...
         -- Молодец, ты умеешь держаться, -- её последние были слова.
Теперь в его голове неотступно звучала уже другая мелодия
         «Goodbae, My love, goodbae».
   
                ВСТРЕЧА НА БЕРЕГУ


       Когда Антон остался один, он не пошёл домой, а принялся бесцельно бродить по ночному городу. Как-то незаметно ноги вывели его к родному пляжу. Он решил искупаться напоследок.
«Завтра уже не будет времени», -- подумал он.
       Антон разделся -- и вскоре всё его тело ощутило живительную прохладу моря. Вода слегка обжигала его. Ночи стали заметно холодней. Когда он только приехал, вода и ночью была тёплая, как парное молоко. Из-за чего, выходя на берег,
он не чувствовал привычной бодрости.
       Наш герой покачался на волнах, вышел на берег и, обсохнув, оделся. Начал накрапывать дождик. Антон ушёл под навес, сел на скамейку и стал смотреть на волны, которые лениво, неторопливо, с глухим плеском, набегая на берег,
нехотя сменяли одна другую.
       
                «Я помню море пред грозою
                Как я завидовал волнам,
                Бегущим бурной чередою».

       Домой идти не хотелось. Между тем усилился ветер. Тёмные тучи заволокли небо. И только по светящемуся пятнышку можно было определить расположение луны. Ночью, по прогнозу, обещали сильный дождь.
 
       Вдруг он услышал плеск воды и человеческие голоса. Один голос принадлежал мужчине, другой женщине.
Выходит, на пляже он был не один. Кто-то ещё купался в море.
       Вскоре парочка вышла из воды, они оделись и пошли к выходу. Их лиц он не видел, только различал смутные силуэты.
Его они тоже не видели, хотя и прошли совсем близко. Но голоса их он сразу узнал -- это были голоса Алексея и Галины.      
       Всего разговора он не слышал, но несколько слов успел разобрать.
       -- Всё-таки как-то неловко перед Антоном, -- говорил Алексей.
       -- Мне самой его жалко, -- сказала Галина. – Он очень хороший и преданный друг. Не знаю, как я буду завтра смотреть
ему в глаза.
       -- А я думал вы брат и сестра.
 
                БОЛЬНО

       Первые крупные капли дождя зашлёпали по земле, застучали по крыше навеса. Ветер нагнал большую волну. И через минуту начался настоящий ливень. Вода не успевала уходить в землю. Весь пляж, превратился в огромную лужу, которую буквально рассекали ручьи,стремительно уносящиеся к морю.
       Антону было больно. Ничего другого он не испытывал. Он видел, как тяжело переносили подобные "удары судьбы" его друзья и знакомые, сопереживал им. Но одно дело, когда это у других, совсем иное, когда это касается тебя.
Невыносимая боль застряла в груди. Как будто кто-то куском стекла царапал его оголённое сердце.

       Опытные наездники умеют придерживать своих скакунов до поры до времени.
Он же, отпустив все свои удила, полностью отдался нахлынувшему на него чувству. Он пропитался стойким ароматом её духов, её рук, её волос. Даже её насмешки и капризы не были ему уж так уж неприятны. Ведь тем самым, он лишний раз
убеждался, что она ещё раз обратила на него своё внимание.
       Он полностью пропитался её и уже не представлял своей жизни без неё.

       Но больше всего его угнетала мысль, что он погубил своё счастье своими собственными руками, когда пригласил лётчика на танец. Хотел сделать ей приятное. Вот уж верно говорят, «благими намерениями вымощена дорога в ад». Он не мог до конца поверить в то, что произошло.
               
       …Надо было как-то добираться до дома, не сидеть же здесь до утра.
Он выскочил из-под навеса и побежал к выходу, но добежал лишь до ближайшего пляжного зонта, под которым и укрылся. Он в буквальном смысле промок до нитки. Дальше идти не было никакой возможности.

               
                Дождь хлестал меня по лицу
                Ветер сбивал меня с ног
                Я стоял на перекрёстке судьбы
                Я пошевелиться не мог

                «Мы должны на время расстаться», -
                очень тихо сказала она
                “Молодец, ты умеешь держаться”, -
                её последние были слова

                Чёрное небо упало на плечи
                Больше не надо иллюзий и грёз
                В этот дождливый осенний вечер
                Ты не увидела моих слёз
 
                Бедное сердце плачет, рыдает
                Ты забрала его у меня
                Что же с ним будет?
                Что же с ним станет?
                Оно навечно теперь у тебя
      



                САМОЛЁТ


         Антон проснулся оттого, что кто-то теребил его за плечо.
         -- Не забудьте пристегнуть ремни, взлетаем, -- говорила ему стюардесса в синей аэрофлотовской форме.
         Антон пристегнулся. «Экипаж рейса 212 Сочи-Ленинград приветствует вас на борту лайнера ТУ-154, – сказала она. -- Приготовиться к взлёту».
         Заревели двигатели, самолёт вырулил на взлётную полосу. Антон выглянул в иллюминатор. Красивый, серебристый ТУ-154 поднимался в воздух, мигая красными огоньками. Вскоре двигатели заработали спокойно и ровно -- самолёт лёг
на заданный курс.
         Прошлой ночью Антон почти не сомкнул глаз. Поэтому не удивительно, что после взлёта он очень быстро уснул.
И снился ему странный сон.
   
            
                СОН

         Действие разворачивалось, как в кино, на огромном экране, разделённым на две части по вертикали; попеременно то в левой, то в правой части. В левой части — площадь перед дворцом Клеопатры, в правой – лесная подстилка.
               
               
         Ревнивая Гера застала Зевса с красавицей-царицей Клеопатрой.
Гера решила отомстить сопернице. Она послала на неё проклятие, лишив всех женщин в её царстве возможности рожать детей. Но Зевс сжалился над царицей, отменив проклятие Геры, при условии, что до восхода солнца четвёртого дня найдётся четверо мужчин, готовых ценою жизни купить ночь Клеопатры.               
               
         
                Дворец-чертог Клеопатры         


                «Чертог сиял. Гремели хором
                Певцы при звуке флейт и лир.
                Царица голосом и взором               
                Свой пышный оживляла пир

                В моей любви для вас блаженство?
                Блаженство можно вам купить...
                Внемлите ж мне: могу равенство
                Меж нами я восстановить.
                Кто к торгу страстному приступит?
                Свою любовь я продаю;
                Скажите: кто меж вами купит
                Ценою жизни ночь мою?»*


                Первые три желающих нашлись быстро.
 
                «И первый — Флавий, воин смелый,
                В дружинах римских поседелый;
                За ним Критон, младой мудрец,
                Рожденный в рощах Эпикура…
                Его ланиты пух первый нежно оттенял;
                Восторг в очах его сиял»

                Третьим был неизвестный.

                «Смела их поступь; ясны очи;
                Навстречу им она встает;               
                Свершилось: куплены три ночи,               
                И ложе смерти их зовет»

               
               
                Лесная подстилка

   

       Опавшие листья, веточки, прошлогодняя трава, снег. Здесь, между листьев, притаилась паучиха чёрная вдова, неподалёку от неё два самца.
       Ранняя весна. Период размножения. Очень холодно, корма совсем нет. Из-за ночных заморозков погибла почти вся популяция пауков. Это последние оставшиеся в живых.

 
                Два самца чёрной вдовы беседуют между собой.
   
ПЕРВЫЙ. Она снова дёргает за паутину. Это верный знак – она готова к любви.
ВТОРОЙ. Нет уж, меня уволь. Голодная самка ранней весной обязательно нас сожрёт, иногда даже не дожидаясь спаривания. Делай как хочешь, но я не горю желанием оказаться в её мандибулах с отъеденной головой.
ПЕРВЫЙ. Смотри, она бедненькая, совсем обессилевшая, еле двигается. Наверное, давно уже не ела. Даже не смотрит в нашу сторону. Как же она истощена – несчастная. А какие у неё грустные глаза -- эти чёрные бусинки. Они просто сводят меня с ума.
ВТОРОЙ. Конечно, кто бы спорил. Она не лишена привлекательности. Но я ещё жить хочу. И даже не уговаривай.
Без подарка я к ней близко не подойду. Но как назло: вокруг нет даже самого паршивого сверчка.
ПЕРВЫЙ. Но если она не поест и умрёт с голоду, прекратится наш род.
Не будет маленьких весёлых паучат.
ВТОРОЙ. Твоё великодушие не знает границ. Тоже мне гуманист нашёлся. Если тебе нравятся роковые женщины, дело твоё,
а я спасаю свою задницу.
           (второй паук убегает)
   
       
                Дворец Клеопатры

        На исходе четвёртые сутки, скоро рассвет, а четвёртого желающего всё нет.
 И напрасно Клеопатра раз за разом взывает к толпе, стоящей перед её дворцом.

                «Кто к торгу страстному приступит?
                Свою любовь я продаю;
                Скажите: кто меж вами купит
                Ценою жизни ночь мою?»

        Никто не хочет умирать, глядя на три окровавленные головы, лежащие перед чертогом. В это раннее летнее утро, под пение птиц, под звуки флейт и лир, под этим прекрасным голубым небом.

        На площадь перед дворцом выбегает молодая девушка в белой тунике. У неё растрёпаны волосы, безумен взгляд.
        -- Мужчины, мы больше не можем рожать детей, сделайте что-нибудь! – кричит она. -- Моя сестра умирает — у неё нет схваток. Врачи ничем не могут помочь.
        «Я умаляю вас, спасите наших ещё не родившихся малюток!».
Девушка бегает между мужчин, но все отворачиваются от неё и молча опускают глаза.
         Она в отчаянии хватается за голову -- и убегает с площади.

            
                Лесная подстилка
       
   
        Лёгкий порыв ветра чуть не сдул паучиху с листьев. Дрожа от холода, отощавшая от бескормицы, самка из последних сил цепляется за свою паутину.
        Оставшемуся самцу тоже было не по себе. Её вибрации по этим тонким шёлковым нитям не на шутку взволновали его. Инстинкт самосохранения и половой инстинкт боролись в нём на равных — он был в нерешительности.
        Но, когда паучок ещё раз посмотрел на неё и увидел её жалобный, молящий взгляд, самец не выдержал. Он ударил по паутине своими лапками, подав ей встречный сигнал.
        Затем паучок подбежал к ней, прыгнул ей на спинку и начал спариваться… Немного придя в себя, он вновь повторил свой заход. И так несколько раз. Пока силы не оставили его...
   
        Вымотанный до предела, в полном изнеможении, с дрожащими, сведёнными судорогой лапками, самец еле шевелился и не мог сдвинуться с места.

        И тут его партнёрша медленно повернула к нему свою голову. Нетерпеливо дрожали её мандибулы, готовые в любой момент прийти в движение.
        Восемь чёрных бусинок, восемь чёрных глаз в упор, не отрываясь, глядели на него. Нет, это был уже не призывно-чувственный взгляд самки, на него смотрела уже даже не паучиха, на него смотрела МУЖСКАЯ СМЕРТЬ.    

        Слегка придерживая его своими ворсистыми чёрными лапками, очень бережно, чтобы он, обессилевший, не упал от случайного порыва ветра, она дала ему последний шанс для побега.
         УМЕЮТ ЖЕ ЖЕНЩИНЫ БЫТЬ БЛАГОДАРНЫМИ!      

       Но он уже ничего не мог, он так ослабел, что даже не шевелился. Жизнь медленно уходила из его тела.
Голод мучил её. Но теперь протеин был необходим не только ей, а сотням маленьких паучат, которые вскоре должны были появиться на этот свет…



                Дворец Клеопатры


        И вдруг в наступившей тишине прозвучали слова:             
            
                «Я СОГЛАСЕН!».

       Все посмотрели туда, откуда они донеслись. Народ расступился. Из толпы вышел Антонио.
На него смотрели с удивлением и страхом. Послышался шёпот, «блаженный». Какой-то старик с посохом в руках,
в старом, рваном хитоне, крикнул: «Осанна!». 
       Антонио подошёл к отрубленным головам и по очереди взял их в руки. Это были головы Флавия и Критона.
Затем он поднял голову незнакомца — и пришёл в смятение -- это была голова лётчика. «Увы, бедный Йорик! И ты здесь».
       Он положил голову Алексея на землю. Подошёл к ступеням и стал медленно подниматься наверх.
       -- Идущему на смерть -- приветствуем тебя! – сказал ему старый воин, сняв свой боевой шлем.


        Песок, принесённый ветром с моря, предательски скрипел под ногами Антонио, но он же не позволял скользить
его сандалиям, привязанным к ногам крест-накрест двумя ремнями. В то утро широкие мраморные ступени дворца покрылись мелкими капельками росы.
        Стояла удивительная тишина, которую лишь изредка нарушали громкие крики чаек. Тысячи глаз, устремлённых на него, словно подталкивали его в спину.
        А вальс Доги, как вальс смерти, неотступно звучал в его голове.

        Шёл он медленно, останавливаясь на каждой ступеньке. Как же долго он преодолевал этот подъём. Ему казалось,
 что прошла целая вечность.
        Ну вот и площадка перед дворцом. У входа в чертог он увидел палача в капюшоне, с секирой в руках.

        Клеопатра его уже ждала. Когда она к нему подошла, у него потемнело в глазах. В царских одеждах перед ним предстала его Галина.
        Узнав его, ей стало дурно, гримаса ужаса исказила её лицо.
        -- Только не ты, Антонио! Только не ты! -- закричала царица.
        -- Больше никто не хочет умирать, -- спокойно ответил он. -– Как низко летают ласточки, наверное, это к дождю.
   
        Тонкая полоска горизонта зарделась утренней зарёй.
        -- У вас мало времени, -- подсказал палач. -– Скоро выглянет солнце. 
Вы можете не успеть.
 
        Удивительно. Но здесь на площадке, он не был ниже её. Пожалуй, даже немного выше. Словно великий Зевс, пожалев его, добавил ему несколько сантиметров роста.
        Клеопатра взяла его за руку.               
        -- Не надо никуда идти, -- сказал Антонио. – Подари мне тур вальса.
Царица, покорно кивнув головой, подошла к нему и положила руку ему на плечо. Снова послышались пронзительные звуки её любимого вальса. Он обхватил её талию. Свободные руки они заложили за спину и понеслись…
              (https://www.youtube.com/watch?v=uIwMMjz-rKI)


 
        Он не мог оторвать свой взгляд от неё. Он пытался её запомнить такой, какой она была в этот миг.
        Ничто так не возвышает человека над повседневностью как смерть.
Его душа, закружившись на площадке, начала медленно покидать его тело.

        -- Первые лучи солнца показались из-за холмов, -- сказал палач и подошёл к ним.
        Они остановились. Антонио снял очки, он продолжал жадно вглядываться в её глаза, словно не веря, что это уже конец. Царица обняла его и прильнула к его губам.
        -- Пора, пора, -- торопил палач.
        Антонио сделал ей прощальный поклон, поцеловал её руку. Затем, последний раз взглянув в голубую синеву, подошёл к деревянной колоде, встал на колени и, положив на неё голову, закрыл глаза…
        Уже с неба душа Антонио видела взмах секиры и его голову, которая катилась к её ногам. Клеопатра бережно подняла её и, поцеловав, обернула накидкой и прижала к своей груди…


         
                Лесная подстилка
   

        Тогда паучиха, подчиняясь тысячелетнему инстинкту, плотно обхватив паучка своими лапками и обвязав его для надёжности дополнительно паутинкой, приступила к своей долгожданной трапезе…
 
        Спустя несколько дней из жёлтого шёлкового кокона, который она сплела, выскочили маленькие паучата и разбежались в сухой прошлогодней листве.
        Мать их обычно не кормит, и они поедают друг друга. Таким образом, из кокона выкарабкиваются только самые сильные и жестокие отпрыски.
        В одной кладке таких головорезов выживает не более 10-12 особей. С возрастом ядовитость чёрной вдовы только усиливается.
        ЧЕМ СТАРШЕ САМКА, ТЕМ БОЛЬШЕ В НЕЙ ЯДА.
 

                Дворец Клеопатры

   
        На площади перед дворцом раздался женский крик. Вбежала та девушка в белой тунике, которая умоляла спасти её сестру. Она задыхалась от быстрого бега. Тяжело дышала. Глаза её сверкали, лицо горело огнём.
        -- Моя сестра родила! – радостно прокричала она. – Сын! Правда, пока не знаем, как назвать.
        На какое-то мгновение на площади воцарилась мёртвая тишина.
        -- Назовите его Антонио, -- сказала Клеопатра.
        Вскоре на площадь выбежало ещё несколько девушек с грудничками на руках.
Площадь наполнилась детскими голосами.
 
                А.Загульный      
3. 2018 г. СПб.
    
      * "Египетские ночи" А.Пушкин
      (Консультант-зоолог Женя Ненавистников)
   
      На моей авторской страничке можно посмотреть иллюстрации к повести



            


Рецензии