Амальгама - IX

* * *
На следующий день он вникал в привезенную с собой «Тайную доктрину» Блаватской: «Время - только иллюзия.... Настоящее есть лишь математическая линия, отделяющая ту часть Вечной Длительности, которую мы называем Будущим, от части именуемой нами Прошлым...»
Вьюгин не соглашался: часто Время - самое реальное, неумолимое и ужасное, что есть на этом свете. Он читал об утраченной Книге Дзиан, истинной Божественной Мудрости, эзотерическом Откровении, осколки которого превратились, часто в искаженном виде, в различные религии. А осколки разбитого целого нередко несут много Зла. Не зря в народе бытует поверье, что разбитое зеркало приносит в дом несчастье. Он читал дальше о Вечном Дыхании, едином оживляющем и одухотворяющем начале Вселенной... Его мозг, долгое время пребывавший в состоянии наркоза с трудом воспринимал сложную, неоднозначную книгу, но, главное, она заставила его думать, и Сергей, давно не бравшийся за перо, в едином порыве написал маленькую, пусть наивную и несовершенную, но искреннюю новеллу «Белый Всадник».
« Сегодня был его день, день Свершения и Триумфа. Прозрачный воздух бодрил утренней свежестью, приносил неизвестно из какого далека едва уловимые, но сладко пьянящие, таинственные и радостные одновременно оттенки запахов, заставлял широко раздувать ноздри и немного кружил голову.
Лица друзей, подводивших к нему жемчужно - снежного коня с зачесанной на одну сторону шелковой гривой, светились добром и напутствием счастья. Он поставил ногу в стремя и легким прыжком очутился в седле. Взмахами поднятой над головой левой руки Всадник прощался с остающимися, а правой тронул поводья. Конь двинулся широким неторопливым шагом. С высокой белой башни, устремленной в прозрачно - голубое небо сверкающим тонким шпилем вслед им неслись ликующие звуки. Золотисто - розовый свет солнца заливал все вокруг и пронизывал насквозь тонкие листья кленов и берез, стоящих вдоль дороги, по которой двигался всадник. Он скрылся за поворотом, и небесные звуки раздавались все тише и тише. Вдали показался мост над широкой рекой с обрывистыми берегами.
Когда он въехал на мост, то почувствовал хладные порывы ветра, долетавшие сюда с другой стороны реки. Топот копыт по твердому покрытию моста постепенно заглушался, разносился в стороны ветром и за его серединой был почти не слышен. Далеко внизу широким потоком текла река, и неспокойные темно - серые волны вспучивали ее поверхность. Когда Всадник достиг конца моста, небо быстро нахмурилось свинцовыми тучами, и запорхали вдруг одинокие снежинки. Сразу за рекой начался город, который встретил его настороженным молчанием холодных громад домов. Отдельные прохожие, попадавшиеся Ему на пути, или совсем не замечали Всадника и безучастно проходили мимо, либо лишь на мгновение останавливали на Нем удивленный взгляд и вновь погружались в мрачную отрешенность. И Белый Всадник понял, что многие из тех, к которым направлялся Он, попросту не в состоянии Его увидеть. Всадник поравнялся с большой церковью, где толпилось много людей, но лишь некоторые провожали его взглядом, а остальные продолжали смотреть на колокольню, откуда доносился как хриплый лай, надтреснутый звон, который даже не мог спугнуть сидящую на кресте ворону. Белый Всадник продолжал ехать по улицам города мимо нелепых плакатов с пустыми и лживыми словами, и грязные брызги из - под копыт серыми пятнами оставались на снежных ногах коня. Вот въехал Он на большую площадь и огляделся кругом, готовый сказать свое Слово. Но никто не останавливался, не прекращал своих суетных дел, чтобы слушать его. Впрочем, вот двое заметили Всадника, и, зло переглянувшись, двинулись навстречу, пытаясь схватить коня за поводья. Он тронул коня и тот широкой белой грудью сшиб их в грязь, где они стались лежать, не смея подняться и не решаясь даже барахтаться.
А Белый Всадник направил коня прочь из города. Через некоторое время Он услышал за собой чьи - то шаги и, обернувшись, увидел рядом худого немолодого мужчину. Всадник ничего не сказал ему, а только улыбнулся приветливо и коснулся рукой плеча. Вскоре к первому человеку присоединились еще трое: высокий светло - русый юноша и женщина с маленькой девочкой. А когда Всадник приблизился к окраине города, за ним шло десять - двенадцать человек, и некоторые с трудом успевали идти. Он спешился, посадил на коня маленькую девочку с рыжеватыми косичками, а Сам пошел впереди, держа коня за повод.
Уходящую процессию в мраке затухающего дня видел из своего окна еще один человек в городе. Тяжкий недуг приковал его к постели, и он тоскующим взором провожал уходящих, не в силах следовать за ними. Когда его взгляд перестал различать Белого Всадника, он рухнул лицом в подушки, пытаясь осмыслить: «Какой путь открыл людям Белый Всадник? Вернутся ли эти люди и дождется ли он их возвращения? Но самой горькой была иная мысль - вдруг ему все пригрезилось, и не было Белого Всадника, и покидающие мрачный город люди - только плод пораженного болезнью мозга?»
Сергей закончил новеллу в изнеможении - ум ищет Бога, сердце не находит.

* * *
Когда назавтра утром Сергей вышел на крыльцо, то увидел рыжего небольшого пса со всклокоченной, в репейниках шерсти, из - под которой выпирали ребра. Пес, прижав уши, робко посматривал на человека, готовый сейчас же скрыться с глаз.
- Не бойся, дружок, не обижу. Какой ты голодный, подожди, покормлю.
Сергей оставив дверь открытой, намазал дома краюху хлеба маслом и вышел к собаке.
 
- Иди сюда, дружок, - звал он ее. Но пес переминался на месте и не подходил, видно не баловала его жизнь людской добротой. Тогда Сергей бросил хлеб ему под лапы. Пес обнюхал подарок, взглянул на человека и торопливо съел хлеб. Потом он помахал хвостом в знак благодарности и тихо ушел со двора.

- Такой же скиталец, как я, - подумал Сергей.
А может это Судьба устроила такую встречу, чтобы напомнить Вьюгину о собственной горькой бесприютности, взглянула на него печальными собачьими глазами.
За изгородью, где скрылся пес, стояла сосна, которую малым деревцом много лет назад принес Сергей из леса и посадил рядом с бабушкиным домом. Теперь она вечно - зеленой красавицей возвышалась над Вьюгиным в два его роста.

- И меня и всех кого знаю переживет, - думалось Сергею? - да ведь так и должно быть, и века иглы дерева будут зеленеть под солнцем, окутываться снежной кухтой, когда уже не станет старого дома, и никто не вспомнит, того, кто посадил сосну. Сергей в течении дня много раз брался за «Тайную доктрину», но мысли Елены Блаватской не воспринимались душой, проходили мимо, книга открывалась и захлопывалась. Душа вместо откровения и просветления окутывалась тоскливыми сумерками, а за окном постепенно темнело. Какие - то подвывания ощущались фибрами души и даже улавливалась слухом. Сергей вышел на крыльцо покурить, зажег спичку, и увидел стоящего рядом Дружка. Дрогнуло сердце Вьюгина, - так, значит, вой ему не чудился! Загасил ветер трепетное пламя спички, осталась не прикуренной сигарета. Рядом стоял друг - Дружок - это было самое главное: собака в ночи вернулась к Сергею, нашла того, кто к ней искренне отнесся, забыв про свою беду. И два сердца - человека и животного - забились в такт если не любви, то понимания и согласия.

... Понять чужую боль
преодолев свою
вот высшая в мире религия...

И пусть это боль собаки, не будь высокомерен человек, не гордись понапрасну своей исключительностью на Земле. Животные тоже умеют думать, страдать и любить, а жизнь их бывает порою гораздо полнее, глубже, интересней, чем жизнь иного представителя рода человеческого.
В Книге Книг Библии читаем: «Сказал я в сердце своем о сынах человеческих, чтобы испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе животные; потому что участь сынов человеческих и участь животных - участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что все - суета! Все идет в одно место: все произошло из праха и все возвратится в прах. Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх и дух животных сходит ли вниз, в землю?»

По мнению многих современных мыслителей смерть - конец для животного, и начало новой жизни для человека. Но можем ли мы быть уверены в этом? Во всяком случае одна ревностная католичка узнав что для ее любимой собаки нет места в потустороннем мире, заявила публично, что и она отказывается от рая.

Да и существует ли она, жизнь после смерти, что представляет собой? У человека на самый главный вопрос есть только робкие догадки, шаткие гипотезы, у некоторых более или менее твердая вера. Что будет на самом деле? Живущему сию завесу даже не приоткрыть, как бы он не тщился.

Человек - единственное живое существо, для которого собственная жизнь является проблемой. Очень горькая исключительность! Животные просто любят жизнь и борются за нее, а человек в своих исканиях - копаниях доводит порой себя до самоубийства: жизнь, мол, не стоит того, чтобы ее прожить. И этот безумный вызов, плевок в Бога, который ниспослал ему пусть тяжкий, но драгоценный дар - Жизнь - никогда ему не простится. Люди так порой запутались в поисках смысла жизни, что она сама им стала в тягость. Вопрос, конечно, не в том, чтобы отказаться от поиска, а в том. Чтобы выйти из тупиков, в которые он часто заводит. Путь человека к Богу - вот смысл жизни, и у каждого он свой неповторимый, единственный. Идти; спотыкаться, падать в грязь, подниматься, и снова идти... И даже, если не твердо веришь в Бога, двигаться вперед необходимо, чтобы уйти от дьявола, власть которого на Земле очевидна и неоспорима. А еще точнее ад в нас самих и нужна беспредельная борьба с инфернальными силами в собственной душе. И без хотя бы небольших побед над адом жизнь становится ненужной и бесцельной, и тогда действительно остро возникает вопрос, - стоит ли она продолжения?

И еще, если на тебя бросаются алчные хищники, необходимо уметь разорвать им горло, иначе тебя самого порвут в жалкие клочья. Таковы противоречивые реалии земной жизни...


* * *
Стоял дом на высоком холме, окруженной со всех сторон высокими соснами, за исключением одной, - там текла широкая река. Неспешно и плавко протекали воды. А в доме том жила стройная девушка с голубыми глазами и темными, по пояс косами. Где она теперь?, где дом, где косогор, где Все?

* * *
На крыльце сидели Сергей и рыжий, кудлатый Дружок. Собака доверчиво уткнулась влажным носом в руки человека, чувства спокойствия, добра и преданности переполняли ее, и в этом была своя глубокая философия. Осенняя ночь раскинула над ними необозримый таинственный небосклон - попробуй звездочки пересчитай!
А в голове Сергея Вьюгина рождались мысли - строки:

Моя жизнь такая
амальгама
где от ртути ядовитой
не отделишь серебро.

Млечный Путь тянулся вечной беспредельной полосой, а опрокинутый ковш Большой Медведицы изливал на Землю космическую благодать:

Небесный ангел мой
                храни меня
                дай сил мне
                выбраться из ада…


Рецензии