Амальгама - VI

* * *
На следующее утро Лена и Сергей поехали отдыхать на реку. Ехать нужно было около двух часов, но расстояние не пугало супругов - есть у нас еще такие места, где можно вдохнуть полной грудью чистый воздух, где можно увидеть нетронутую природу России. Сергей оживленно говорил, сыпал разными историями и остротами - давно Лена не видела его таким. Ожидания не обманули их. Лесной, заросшей орешником тропинкой, они вышли к неширокой, плавно текущей реке. Высокий противоположный берег густо порос ивняком, а их отлогая сторона тянулась желтой песчаной лентой. Мелкий речной песок уже прогрелся и приятно обжигал голые стопы. Они оглянулись - вокруг ни души, - и только бездонное синее небо, ослепительно сияющее солнце над головами, и откуда-то с высоты звонкий клик сокола. Сергей восхищенно вздохнул, но промолчал - ни к чему тут были самые искренние слова. Зачем что - то говорить, надо просто смотреть и восторгаться.
Они положили сумку, стали быстро раздеваться, хитро перемигнулись, и сняли с себя все. Сергей первым широкими шагами бросился в реку и с разбега нырнул. За ним вошла в воду Лена. Вода ласково взбодрила разгоряченные тела, приняла их, сухопутных жителей асфальта в свою стихию. В чистой, прозрачной воде плавали стайки мальков, отчетливо видны каждый камушек, каждая травинка. Сергей раз за разом нырял, переворачивал донные камни, коряги. Один раз он чуть не поймал большущего пескаря, но тот в последнюю секунду увильнул в сторону. И вспоминал себя Сергей мальчишкой, приехавшим на каникулы к бабушке в деревню, и горько и радостно становилось от нахлынувших мыслей.
Потом они бегали с Леной по мелководью, плескали в лицо водой; Сергей забрасывал Лену на середину реки и, поднырнув под нее, притворно топил.
В конец утомленные, они выбрались на берег и рухнули в горячий песок. Легли сначала ничком, но горячий песок скоро заставил перевернуться. Сергей с любовью и восхищением смотрел на Лену: темные мокрые пряди волос, прекрасное загорелое лицо с блаженно закрытыми глазами и длинными ресницами; округлые холмики упругих грудей, мускулистый живот, густой черный треугольник внизу живота, стройные ноги.
Тишина и особое солнечное безмолвие казалось дарила во всем белом свете и лишь изредка раздавался ликующий крик сокола, а легкий ветерок шептал что - то доброе. Откуда - то, словно с неба оторвался крохотный осколочек, появился голубой мотылек и спустился Лене на грудь. Хрупкое нежное создание покоилось в разлитой вокруг безмятежности и лишь чуть двигало крылышками, которые переливались всеми оттенками сине - голубого цвета.
Через секунду - другую мотылек вспорхнул, а Сергей провожал его взглядом, пока он не исчез, не растворился в небесах.
- Счастье, как этот мотылек, - с болью подумал Сергей, - прилетит неожиданно и упорхнет также внезапно. Да и вся судьба наша такой мотылек на ветру.
- Хотя к черту грусть, особенно сейчас, - помыслил он дальше и погладил игриво Лену по уже высохшему бархатисто - черному треугольнику. Та хлопнула его по ладони, приподнялась и притворно грозно взглянула. Затем они рассмеялись, вскочили, одели плавки и стали доставать из сумки, спрятанной в тени, свою нехитрую снедь.
- Проголодался я жутко, - говорил Сергей, - сначала съем один всю еду, а потом примусь за тебя.
- А может сначала за меня? - шутила Лена, - и тогда тебе уже и есть ничего не захочется?
Расставив все на траве, сели за вольную трапезу. Яйца вкрутую с огурцами, колбасой и хлебом. Сергей припас и баночку португальских сардин. Запивали еду «Монастырской избой», которая хоть и скрывалась в тени развесистых кустов, успела нагреться. А зелень была под руками - кислый щавель. Закончив полуденную трапезу немного отдохнули и снова пошли в реку, но плавали теперь спокойно, нежась в воде, отдаваясь на волю медленному течению.
Только они вышли из реки, по их телам ударили крупные капли дождя. Из - за леса стремительно надвигалась черно - свинцовая туча, постоянно меняющая свои оттенки и очертания.
- Бежим! - крикнул Сергей, и они лихорадочно стали закидывать в большую брезентовую сумку свои джинсы, футболки и другие пожитки. Когда они добежали до леса, хлынул не просто ливень, а настоящий потоп. Всего несколько минут листья деревьев едва сдерживали его напор, а потом вода множеством струек полилась на Сергея с Леной. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, их обнаженные тела сотрясала крупная дрожь. Сергей приник к влажным губам Елены в долгом поцелуе. Никогда он не забудет вкус ее губ, омытых июльским ливнем.
Наконец, они оторвались друг от друга.
- А что стоять? - решили вместе, - все равно деревья теперь не защита. Они вышли из леса и пошли по дорожке вдоль него. Сергей и Лена шагали по мокрой, раскисшей земле, грязь летела в стороны, они замерзли, но все равно были счастливы. Минут через двадцать дождь стал ослабевать, постепенно сходя на нет.
- Смотри! - воскликнула Лена.
Впереди, во все небо протянулась огромная радуга. Весь путь к автобусной остановке они не могли оторвать от нее глаз, завороженные семью божественными цветами и улавливая душой музыку радуги...
Перед остановкой они достали одежду, которая сквозь брезент все - таки промокла.
- Не страшно, на теле высохнет, - бодро комментировал Сергей, когда они натягивали на себя влажные джинсы и почти американские «адидас» - майки польского производства. Автобус пришлось ждать недолго. Они устроились на задних сидениях и, утомленные, быстро уснули, прижавшись друг к другу. Поэтому они не видели тот момент, когда были на волосок от гибели.
Навстречу их автобусу из - за поворота вылетел грязно - серый грузовик, и лишь в последний миг их водитель сумел уйти от лобового удара, а громыхающая железом смерть, пройдя в нескольких сантиметрах рядом, пронеслась не задев их.
...Ангел смерти
мимо пролетел...

* * *
.. Летит, кувыркается в лазурном небе ворон, широки взмахи его крыльев, черным блеском сияет на солнце оперение, далеко разносится крик. И полет этот не злобой, а глубокими раздумьями, вечностью западет нам в душу. Молва наделила ворона исключительным долголетием, считается, что сотни лет наблюдает он дела человеческие пытливым взглядом. Ворон на самом деле одна из самых долгоживущих птиц, но сотни лет, конечно, преувеличение, жизнь ворона исчисляется десятилетиями.
В народе ворон - самая зловещая птица. Большую роль тут играет черный цвет , а также склонность питаться падалью. А если вспомнить груды непреданных земле человеческих тел на месте побоищ, эпидемий страшных болезней, то станет понятным, что человеческие глаза действительно были доступны клюву ворона. Поэтому он и стал вестником бед и смерти. Ворон - символ связывающий царство живых и мертвых. Он посланец темных потусторонних сил, пособник дьявола. Народная примета утверждает: ворон каркает на церкви - к покойнику на селе, каркает на избе - к покойнику в доме.
Причастность к преисподней, к царству мертвых - лишь одна сторона мифологического образа. Другая состоит в том, что ворон мудрая вещая птица, прорицатель будущего. «Старый ворон зря не каркает», - говорят в народе. Возможность ворона предсказывать человеческие судьбы, исторические события - поэтический вымысел, хотя и находились волхвы - авгуры, которые узнавали будущее по полету птицы. Колдуны использовали перья, кости и кровь воронов для своих темных ритуалов. Хорошо известны камлания, когда шаман путем особой магической пляски входил в транс и в образе ворона взлетал над земной обыденностью в астрал, видел невиданное, познавал сокровенное. Но то особая тема, и рассуждать о ней могут только избранные, в сию тайну посвященные.
Высоко летит одному ему известным путем ворон, и если его увидит человек, то никогда не упустит сразу из вида, а будет долго провожать пристальным взглядом, и разные думы возникнут в голове, но ничего не узнать простому смертному по полету птицы, другие силы определяют его судьбу.

* * *
В то время, когда Лена и Сергей совершали свой маленький поход, за тысячу километров отсюда, в широкой реке, несущей свои воды к Атлантическому океану, купались юные влюбленные американцы Герберт и Дженис. На пляже отдыхало много людей и все видели произошедшее. Дженис и Герберт уже выходили из реки, до. берега оставалось метра три. Смуглая Дженис шла первой и вода чуть скрывала ее колени, Герберт задержался и стоял по пояс в двух метрах позади. Вдруг около Герберта мелькнул косой плавник, он едва успел крикнуть и скрылся под водой, которая тут же забурила кровавым цветом. Дженис, ничего не понимая, пронзенная страхом, обернулась на крик - из кровавого пятна появилась рука ее друга. Не помня себя, девушка бросилась туда и схватила руку. Только теперь она увидела в чем дело - Герберта схватила огромная акула. Девушка, дико крича тянула любимого за руку, но куда там! Голова акулы с ногами Герберта в страшной пасти показалась над поверхностью, ничего не выражающие глаза сверкнули мертвенным блеском и убийца вместе с человеком исчезли в глубину. Только удаляющееся по течению мутно - красное пятно оставалось свидетельством того, что здесь случилось.
Акулы на этом пляже не появлялись лет тридцать и никто про них не думал. Оперативно собранная команда с аквалангистами в спец снаряжении на быстроходных катерах обследовала всю прилежащую акваторию, но обнаружить ничего не удалось - акула вместе с Гербертом исчезла бесследно.
Чем провинился перед судьбой Герберт и какой случай привел к ужасной встрече акулы с данным конкретным человеком? Карма? А какая карма сделала 1980 год черным для миллионов поклонников музыки самых разных стран, вкусов, поколений? В этом году ушли из жизни Владимир Высоцкий, Джон Леннон, Джо Дассен, легендарный ударник «Led Zeppelin» Джон Бонем. Почему именно 80-й год XX века стал самым «урожайным» для косы смерти на «поле музыкантов»?
Нет ответа. И часто приходит мысль об абсурдности жизни как таковой, о слепой и жестокой неразумности Мира, что Мир - это реализованный бред.
http://www.proza.ru/2019/09/14/864


Рецензии