Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, 40 глава Ангора

40. Ангора Удача

     Белая ангорская кошка со счастливыми пятнами, с беличьим хвостом, сметающим пыль с собственных ушей стала молчаливой, наблюдала за хозяином, притаившись в пустых боксах на летной базе разведчиков. Главный конструктор внезапно обнаруживал ее, проходя коридором.
- Уча, девочка моя, что ты тут печалишься-сиротинишься?  Соскучилась? Да и мы все заждались ребят. Иди в зал, поиграй с Няшей, покушай.
     Кошка в ответ смотрела серьезно и молчала. Она могла бы возразить, выказать недовольство бестолковой топотней хозяина из комнаты в комнату. Он взял ее на руки, прошелся с ней от окна к окну, прижимая ее голову к щеке, она не упиралась, не спорила, также безропотно глазела в серые сумерки, что, конечно, никого не радовало…
     К ночи она разыгралась в салочки, отбила у конкурентов любимое место под левой подмышкой хозяина и даже утром не собиралась никому уступать, свернувшись, положив голову на вытянутые длинные лапки. Главный конструктор прилег рядом, перечитывая сообщения в блокноте, делая расчеты в уме, задумавшись, почесывал Удачу за ухом. Она мурлыкала в ответ еле ощутимой дрожью тельца, не желая выходить из дремоты, не затевая ругани, не убегая на высокое и спокойное место. Котейки по своей котейской иерархии обложили хозяина, так редко бывавшего дома и работавшего лежа. Он им рассказывал, что скоро будет залитая солнцем терраса, тогда он откроет двери на волю, будет много чистой воды и новый аквариум с рыбками. Они слушали, жмурились в знак любви к нему, но Удача не верила, чуть шевельнула кончиком хвоста, прикрывая розовый носик.
- Полежите, папа сейчас придет, проверит новые сигналы от ребят и придет.
     Кошки разоспались, никуда не разбежались, не стали попрошайничать разностей-вкусностей. Сон разморил и самого хозяина, всю жизнь спавшего мало и урывками. Очнулся он к вечеру от писка транслятора в дальнем боксе. Ничего нового: ни хорошего, ни плохого. Он поднялся, занялся приготовлением трапезы, Удача вышла за ним, вопросительно посмотрела в глаза.
- Все то же самое, малышка, все в мисочках, иди, Ученька, покушай вместе со всеми.
     Главный конструктор переходил из бокса в бокс и вдруг увидел, что Удача разлеглась на боку в коридоре, откинув лапы в сторону, распушив хвост веером.
- Ученька, девочка моя, что ты здесь валяешься в пыли? Иди на лежаночку.
     Что-то в запрокинутой голове насторожило его, он наклонился, взял на руки уже каменеющее тельце, в ладони чуть слышное биение сердца, но дыхания не было. Он держал ее на левой руке, прижимая к себе и массируя, правой подбирая лекарство и шприцы, встряхивая ее за шкирку, заставляя дышать. От укола преднизолона стали ощутимы удары сердечка, при сжатии грудной клетки получался выдох, глаза Удачи были круглые и черные, не оставив места радужке. Она была без сознания, но ей было очень больно. Главный конструктор уложил ее на валики с приподнятой головой, не переставая массировать грудную клетку одной рукой, другой нашарил сильное обезболивающее, сделал. Кое-как дыхание стало самостоятельным. Роговица глаза пересохла, он нашел, чем промыть и закапать, прикрыл кошке веки, она больше не таращила невидящие глаза, дышала редко, но ее было слышно. Кошки испуганно тыкались в руки, мешая реанимации, кричали, принимая все хозяйские манипуляции, как мучительство сородича. Все ласковые причитания хозяина им казались фальшивыми, потому что он не подпускал никого, чтобы они могли узнать, что вдруг случилось с Удачей, надменной и своенравной кошкой, от которой всем когда-то перепадало.
     Главный конструктор прошел в медкабинет летной базы, поискать что-нибудь еще, наткнулся на сердечные капли, что ему прописал принимать доктор. Он открыл флакон и отшатнулся от резкого запаха эфирных масел, в этот момент странные звуки донеслись из конференц-зала. Удача вновь запрокинула голову, он схватил ее за шкирку, слегка потряс, прижал к себе, кошка выдохнула, успокоилась. Он развел капли с глюкозой, вкапал под язык, кошка резко вздохнула, он помогал ей делать выдох, даже носик от мертвенного белого стал розоветь. Он промочил ей пересохший шершавый язычок, слизистые пасти принимали естественный цвет. Можно было опасаться и ожидать, что челюсти сомкнутся, прокусят палец, но этого не случилось, Удача была без сознания, хотя дышала уже с легкой хрипотцой. Он уложил ее удобно, чтобы не уткнулась носом в собственные лапы, чтобы язычок не запал, не перекрыл дыхательные пути. Он разминал ледяные подушечки лапок для восстановления кровотока, укрыл термопеленкой для согревания. Наконец-то он смог поговорить с доктором, он уже вылетал на помощь.
     Кошка содрогалась всем тельцем, словно женщина пыталась сдернуть с себя узкое платье и застряла… рвотные позывы показали, что вся пасть забита сухим кормом. Главный конструктор в несколько приемов вытряхнул из своей любимицы комки шерсти с плохо размоченными шариками искусственного питания. Да, вода никому не нравилась, а другой не было, а Удача не стала пить плохую воду.
- Ах, ты, бедолажечка моя, Ученька-красавица моя… так ты просто подавилась, шерсти нализалась. Все-все, все позади, дыши, малышка, все будет хорошо.
     Главный конструктор ходил с ней, держа ее вертикально на своей груди, запускал дополнительную подачу кислорода, кошки бегали за ним, путались под ногами, желая обнюхать, облизать болящую. Хозяин делал что-то страшное с ней, когда взял ее за задние лапы и трепал ее. Они имели право знать, что он не причинил ей зла. Пришлось уложить Ученьку в лежанку с приподнятой головой, поправить веки, чтобы глаза не пересыхали, укрыть теплым. Сверху и снизу ее окружило кошачье семейство, он боялся, что они ее затопчут в своем рвении пожалеть, прилизать… Кошка Удача спала, слабенько икая…
     Вошел Доктор, Академик, несколько Петровичей и батя.
- Это инфаркт, малыш, мужайся, - сказал Доктор.
     Главный конструктор кинулся к Удаче, подсунул руку под грудь, сердце затихало. Он вколол еще преднизолон, которого хватило на полсотни сердечных сокращений, носик и слизистые стали синюшными, он еще бился и рыдал над ней, стоя на коленях, массируя каменеющее тельце. Все еще казалось, что слабая пульсация чувствуется.
- Это пульсация твоей ладони, сынок… - похлопал батя по плечу.
     Подошел черный котик Бусик, кавалер и обожатель Удачи, обнюхал мордочку, начал вылизывать ей лобик. Петрович первого поколения, накрыл ее пеленкой с головой.
- Отнеси ее в холодный бокс. Мы уверены, что это не вирусная инфекция, но так будет лучше для живых котиков.
- Сердце все еще бьется, она теплая, - возразил генеральный конструктор.
- Хорошо, возьмем ее с собой на совещание, пусть кошки успокоятся. Видишь, все перепуганные, ступорозные. Оставим их, мало что ли боксов пустых.
- Что случилось, то уже случилось, сынок, бери Удачу с собой, надо многое обсудить.
- Остальных кошек здесь закроем, вода и еда есть, пусть приходят в себя.
- Осознание придет утром.
     Люди перешли в медкабинет базы, никто из кошек не пытался скрестись в зарытые двери, мяукать. Доктор поставил свой саквояж на стол, раскрыл, поправил очки на носу, рассматривая содержимое.
- Позвольте, молодой человек, я вас послушаю, осмотрю, - обратился он к генеральному конструктору.
- Дай мне Ученьку, - предложил отец, - я подержу пока. Белочка-летяга наша, мы так будем скучать без тебя, малышка наша болтливая.
     От слов бати генерального конструктора скрутили судорожные рыдания, Доктор с Петровичами уложили его на постель, поставили уколы, капельницу, датчики работы сердца и мозга. Он смотрел, как батя поглаживает носик и лобик любимой кошечки, что-то приговаривая, склоняясь к ней. Со стороны Удача выглядела спокойно дремавшей кошкой, вытянувшей мордочку на белые лапки, как всегда это делала в благодушном настроении. Если бы не синий носик. Друзья перехватили его затяжной взгляд.
- Да, сынок, маман так и сказала, что Ученька забрала твой инфаркт… Тут я впервые с ней согласен.
- Ненаглядная права вопреки всему своему незнанию ситуации, - подтвердил Доктор. – Полагаю, юноша, сердце у вас уже не болит. А слезы это хорошо. Слезы нужны. Мы же не роботы бесчувственные, люди все живые. Эмоциональные потрясения отличают наш вид от других.
     Академик вздохнул, прокашлялся.
- В который раз кошачий бог посылает нам своих солдат… Малышка на радуге, уже согрелась, уже дома… А мы спасаем мир, которого нет. Если быть точным, то нет той человеческой цивилизации по нашим меркам – меркам старожилов. Все вы из первых поколений дали прекрасное потомство, но это меньше, чем капля в море. Вся генетика, селекция – пустое занятие, вот что я понял. Народились пустоголовые, бесчувственные люди от нормального здорового генофонда. И наша прапрадурочка, которую мы лечили-перелечили, не ошибка природы, это был первый сигнал. Мы заглянули на тысячу лет назад и видим, что это обычная биомасса… даже не хочется называть: человеческая.
- Уж больно ты суров, батенька, - прервал Академика Доктор. - Думающих, не скажу – умных, всегда маловато было. А с проходимцами всегда был порядок. Даже не знаешь как выразиться! Порядка от них не бывало, достатка и пользы тоже, точнее, проходимцев всегда в избытке, у них своя война за выживание.
- Возможно, мы чужие на этой планете, не приживаются на ней простые правила сохранения цивилизации, - резюмировал Главный, - но жизнь так прекрасна и удивительна, что не перестаешь мучиться при каждой утрате тех, кто делил с тобой этот восторг.
- Я как батюшка вам напомню: на все воля Божья. Даже если мы статисты в чужой игре, то разве нам не нравится играть? Вот и выходит, что мы дети. Игра плохая, не по нашим правилам, скучная, глупая, трудная, но жить-то надо. Вот и будем жить.
     Старожилы переглянулись. Петровичи дремали, генеральный конструктор уснул глубоким сном, никто их болтовню не слушал. Пора было уходить.
- Все это уже было, - четко произнес во сне Главный и повернулся привычно на бок, обнимая подушку, - планета неискоренимых одуванчиков.
     Доктор присел около спящего, вкрадчиво спросил: «Кто это тебе говорит про одуванчики?»
- Удача говорит, что они неистребимы.
- Она довольна тем, что случилось?
- Да, вполне, немного устала, испугалась, когда снимала шкурку и застряла в нашем измерении, а теперь отдыхать всем. Все приказы завтра…
     Батя подтолкнул всех на выход, закрыл в холодном боксе Удачу, открыл кошкам дверь к хозяину. Скоро день и новые заботы. И это просто жизнь.


11-12.09.19


Рецензии