Игра

   Я спрыгнул со ступеньки автобуса на пыльную обочину, следом спрыгнула Юля, мы взяли рюкзаки, попрощались с водителем. Стояли посреди трассы и смотрели вслед уезжающему автобусу, палило азиатское горное солнце, справа от нас красный каньон переходил в горы, покрытые лесом и белыми ледниками, слева раскинулись невозделанные поля – земля высохла и потрескалась, среди полей в даль уходила, петляя, грунтовая дорога.
- Идём, нам туда. – Сказала Юля и отвлекла меня от созерцания пустыни.
- Нам туда. – Повторил за ней, накинул рюкзак, и мы пошли по пыльной извилистой дороге в лагерь «Алма-Луу».
- Здра-авствуйте. - На распев поздоровалась с нами Жылдыз, когда мы вошли в ворота. – Вы где жить будете?
- Мы с собой палатку взяли, в саду можно поставить? – Спросил я, скидывая рюкзак.
- Да, конечно, только под деревья не ставьте, там поливается. Как разместитесь приходите на кухню чай пить.
   Мы выбрали полянку на возвышении, поставили палатку, положили карематы и расстелили спальные мешки. Немного полежали в тишине и прохладе после дальней дороги. Воздух был пропитан запахом полыни, растущей вдоль арыков, и подкисшими яблоками, лежавшими коврами под деревьями. После короткого отдыха мы прошли в юрту, которая служила кухней, внутри, вдоль стен располагались шкафчики с посудой, специями и крупами, стояла газовая плита, рядом с ней газовый баллон, холодильник и морозильная камера для заготовок. Очаг, на котором готовилась еда в казане на огне расположился за кухней под навесом, там же кран с водой и водонагреватель. На кухне шла готовка полным ходом, Жылдыз чистила и резала овощи, повар Аида разжигала огонь в очаге.
- А вот и вы. Как устроились? – увидев нас в низком дверном проёме юрты спросила Жылдыз. – Кумыз будете? – Не дожидаясь ответа на первый вопрос спросила Жылдыз и принялась наливать кумыз в пиалы, так же не дожидаясь ответа.
- Хорошо устроились. – Ответил я и взял пиалу, протянутую мне. Выпил залпом кисловатый слабоалкогольный напиток. – Спасибо.
- Поможете немного нам, а то мы не успеваем. Надо мясо нарезать. – Попросила Жылдыз.
- Да, давайте. – Ответил я. Жылдыз крикнула, что-то на киргизском языке и низкорослый парень принёс говяжий окорок. – Смотрите, вот так, тонкими полосками, как тряпка, нарезайте. – Жылдыз ловко махнула ножом и отрезала тонкий лоскут от окорока.
- Хорошо, постараемся. – Сказал я, взял нож и начал стараться, но получались не такие тонкие и ровные куски, как у Жылдыз.
   Через час мы справились с мясом. Пока нарезали, говорили с Жылдыз о фестивале ловчих птиц, на который мы приехали, чтобы помочь продать национальные вещи и сувениры, в основном из войлока, европейским туристам. В кухню постоянно кто-то заходил, Жылдыз всем наливала кумыз, они что-то обсуждали наспех и уходили. Вечером поужинали жареным лагманом в большой юрте с работниками туристического лагеря, выпили вместе с Жылдыз и её мужем водки. Вышли за ворота лагеря выкурить по сигарете. Мы стояли посреди пустыни, тишина окутывала, словно одеяло, изредка издалека доносился лай собаки. Над головой раскинулся тёмный купол неба, усыпанный звёздами – млечный путь делил пополам небосвод, возле него висел ковш большой медведицы, а горизонт обрывали зигзагом вершины гор.
   Встали утром рано, за ночь погода изменилась – было пасмурно и холодно, ночью шёл дождь. Мы позавтракали яичницей, выпили чай с мёдом и чак-чаком. Сели в машину и поехали в цех, где производились вещи и сувениры. Я помог Жылдыз загрузить большие клетчатые сумки, затем мы продвинулись в горную долину Ала-Баш, в которой среди гор со сбегающими вниз ледниками находилась сцена, вокруг неё, расставив складные столики или просто расстелив на земле покрывала, продавали сувениры. Кундуз, сестра Жылдыз с раннего утра уже заняла хорошее место, на которое мы разложили национальные шапки, шарфы, подушки, войлочные наволочки и тапочки.
   В полдень концерт закончился, туристы разбрелись обедать по юртам, стоявшим в долине и торговля закончилась. Мы пошли посмотреть на ипподром, там шли приготовления к игре «Кок-Бору» - привезли в коневозках породистых лошадей, спортсмены разминались, играя в догонялки верхом. Но главный участник игры с раннего утра лежал на солнцепёке со связанными лапами и уже охрипшим голосом еле-еле блеял. Это был молодой козлик, его глаза остекленели от ужаса и жажды, его конечности затекли, и он не мог даже дёргаться. Верёвка натёрла ему лапы до крови и их облепили мухи. Туристы пытались узнать, почему здесь пол дня лежит козлик, им отвечали - для игры, никто не мог понять, что за игра. Старушка из Австрии с маленькой внучкой принесли воду в бутылке и пыталась напоить козлика в агонии, но тот уже не мог пить, вокруг рта скопилась густая пена, старушка омыла её. Она подошла к нам, её руки тряслись, сама она была взволнована и в растерянности.
- Почему козлик лежит здесь? – Спросила она на хорошем английском.
- Это для игры. – Ответила Юля.
- Для какой игры? – Недоумевала старушка.
- «Кок-Бору». – Ответила Юля.
- А почему он так мучается. Почему ему никто не поможет? – Не унималась старушка.
- Никто не замечает, что он мучается. – Ответила Юля. Старушка пошла снова пробовать напоить козлика. Европейцы начали толпиться возле него и сетовать на то, что так мучают животное. Козлик лежал, высунув язык и тяжело дышал, он был похож на комок тёмной шерсти, его тельце вздымалось от резких, глубоких вздохов и воздух с хрипом вырывался из его раздутых ноздрей и пересохшей гортани. Собравшись с силами, время от времени он предпринимал попытки высвободиться резким рывком, издавая пронзительный вопль, идущий откуда-то из глубины груди похожий на человеческий крик.
   Потом подошли мужчины в колпаках, обступили козлика, который уже смиренно лежал и лишь тяжело дышал. Один из них, самый старый в белом колпаке прочитал молитву и перерезал ему горло, козлик задёргался в предсмертных судорогах, захлёбываясь кровью хлынувшей алой пеной из раны, его держали, придавливая к земле. Когда конвульсии закончились, ему отрезали голову и унесли её. Ещё не остывшее тело понесли на ипподром из места, где должна быть голова, тонкой струйкой текла кровь, оставляя след на земле. Тело бросили посередине ипподрома. Игра началась. Две команды всадников начали отбирать друг у друга тушку козлика, пачкая себя и лошадей остатками крови. Но зрители разошлись, остались лишь местные и немного туристов повидавших разное в жизни. Чуть поодаль стояла старушка и плакала, её утешала внучка, тоже вся в слезах.

Иллюстрация: Юлия Юдина


Рецензии
Такое даже читать невозможно равнодушно, а уж смотреть...

Елена Белешова   06.10.2019 20:01     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.