Еду я на родину!

Родина.
Еду я на родину,
Пусть кричат - уродина,
А она нам нравится,
Хоть и не красавица…

ДДТ.  Юрий Юлианович Шевчук.  Родина.


   Первого сентября 2019 года ехал я на родину.

   Если быть точным, на родину ехали мы. Я и жена моя. А родина у нас с нею почти одна. У меня городок Опочка. У нее – поселок Красногородское. Сейчас это Псковская область. А в старые времена область была Великолукская. Еще раньше – Калининская. И в составе Ленинградской области Опочка побывала.  А в восемнадцатом веке  Опочка пять лет являлась губернским городом, центром Псковской губернии, куда входили Псковская и Великолуцкая провинции. Пригород Красное кочевал вместе с Опочкой.

   Сейчас Опочка – тихий провинциальный городок. Поселок Красногородское – еще более тихий поселок городского типа.

      Из Пскова выехали в строгом соответствии с принципами хронического жаворонка – “чем более раньше – тем значительно лучше!”  Еще шести часов утра не было.

  Только пересекли железнодорожный переезд, сразу окунулись в плотный  туман. Обычно говорят – туман, как молоко!

   В то первое осеннее утро туман был как ядреная деревенская простокваша!

   Пробовали окунуть голову в деревенскую простоквашу и открыть глаза?  Не пробовали? Ну и правильно!  Бесполезно. Ничего не видно сквозь белую плотную субстанцию!  Для справки – я тоже не пробовал. Окунаться не пробовал А пить простоквашу не только пробовал, но просто упивался ею в детстве!  Это Вам не йогурт какой-нибудь! И даже не кефир.

   Не доезжая поста ДПС, увидели проблесковые огни патрульной машины. Поравнявшись, рассмотрели подробности. Кроссовер, выезжая со “второстепенки”, нанизался на отбойник. Отбойник серого цвета – видимо водитель в тумане не заметил.
   Мы посмотрели друг на друга и сделали многозначительные гримасы. А я потрогал шею, проверяя, на месте ли крестик – подарок мамы.
Крестик был на месте. Осталось самому не сплоховать.

    Выехали на  трассу. Включил все фары и “противотуманки”. Не для себя включил. Все равно ничего не видно в тумане. Зато другие меня  заранее увидят! Может быть…
    Держать скорость больше семидесяти  километров в час не было никакого желания. Так и двинулись, периодически запуская “дворники”. Туман оседал на ветровом стекле.

    Нам наполовину повезло. Попутных машин  не было. Обгонять, если что, не придется. Но зато встречных много было. Значит, в любой момент может кто-то на “встречку” выйти. Пару раз пришлось тормозить и выходить на обочину, дабы дать встречному возможность завершить обгон.
    Туман был такой плотный, что даже фуры со всей включенной иллюминацией появлялись из белой пелены на расстоянии, которое уже нельзя считать безопасным.

    Вспомнился любимый мультик – “Ежик в тумане”. Я усмехнулся про себя, ибо чувствовал себя тем самым Ежиком. Захотелось позвать лошадку.
   Вдруг  совсем рядом вынырнула встречная легковушка. Она шла вообще без фар!

- Псих! – подумал Ежик.

   Точнее, так подумал я. Развить тему не успел, так как в зеркало увидел приблизившуюся и прилипшую к моей корме “Тойоту” с питерскими номерами. “Тойота” ерзала, пытаясь, но боясь, пойти на обгон. Я слегка прижался к обочине, и “Шумахер” ушел вперед и в туман. 

-  Пи-пи-пи ! – подумал Я.

Между тем впереди что-то замаячило. На моей полосе. Сердце екнуло.  Прижал педаль тормоза, пристально вглядываясь в непроницаемую пелену.  Нет. Просто показалось. Неожиданно в голову свалилась рифма. Торжественно продекламировал жене:


    Намедни  новые права нам предъявила Осень.
    И трассу съел прожорливый Туман!
    Ох! Что там впереди – уснувший “Дальнобойщик”?!
    Ах, нет!  Иллюзии насмешливой Обман!
    Туман…


   Жена посмотрела на меня как-то серьезно:

  -Сурово ты про дальнобойщика!

   А что?  Я их уважаю. Но категория весовая у них слишком велика. Побаиваюсь. У меня хотя и не “Ока”, а рамный внедорожник, но избавь Господь!  А, кстати, вот и дальнобойщик!

   Вначале я увидел впереди темный силуэт, а потом и красные огни прорезались. Попутный!
   Немного приблизился и понял –  идет хорошо!
Пристроился за ним на безопасной дистанции. Люблю дальнобойщиков! Когда они попутные, хорошо идут, а погода - дрянь. За ними – лучше, чем за каменной стеной!  Только дремать не стоит.

   Через какое-то время заметил, что за мной выстроился хвост рассудительных водителей. Так мы и дошли без приключений до поворота на Велье. Я аккуратно свернул, а колонна проследовала дальше. Мысленно пожелал удачи.

   Всегда еду в Красногородское через Велье. Старинное русское село. Очень живописное. С озером, храмом  и древним городищем в виде высокого земляного вала. Дорога здесь короче. Хотя и грунтовка,  очень приятно ехать. Лес, деревни, пылища. Нет, про пылищу не надо. Тем более что если после дождика, то пыли нет. А сейчас был туман. Углубились в лес. Впереди показались огни. Вот ведь! Это проснулись  водители Великолукского мясокомбината. Комбинат строит под Опочкой и Красногородском несколько больших животноводческих комплексов. Свинарников, проще говоря.  Вот по этой лесной дороге и курсируют огромные самосвалы с песком и фуры со строительными материалами. Дорогу разбили капитально! Не предназначена эта дорога местного значения для движения  двадцатитонных четырехосных самосвалов!  Полагается к стройкам века отдельные дороги строить!  Экономия, икишкину маковку! Раскудриттываю через коромысло!

    Водитель самосвала притормозил и мигнул поворотником. Мол, давай обгоняй!  Впереди ничего не было видно. Но что делать! Пошел на авось. Перед самосвалом еще фура двигалась с бетонными плитами. Обошел и ее. Успел до очередного поворота и вынырнувшей из тумана встречной “НИВЫ”. 

    Великолучане здорово здесь развернулись! Но эта стройка – палка о двух концах. С одной стороны, будут рабочие места с достойной зарплатой для местных. С работой в этих местах проблемы. С другой стороны, свинарник – это не только производство вкусного мяса, но и выработка огромного количества натуральных, но весьма экологически опасных отходов. Очень вонючих.  Их можно использовать во благо, но это непросто. Проработка вопроса требуется. На Псковщине сейчас осталось единственное природное богатство – природа! Важно не потравить ее.  Очень надеюсь, что протекающая по Красногородску речка Синяя не станет зеленой от зловонной жижи. А Синяя, между прочим, впадает в великую русскую реку, которая так и называется – Великая.  И течет она и через Опочку, и через Остров, и через Псков, впадая в Псковское озеро.

    А вот и Красногородское!  Туман вдруг вмиг исчез, и на местный асфальт мы выкатились, с облегчением выдохнув!

- Давай сразу на могилки заедем – попросила жена.

   Я кивнул и свернул к местному некрополю. Кладбище расположилось на пригорке под высокими соснами.  Остановились на обочине. Вышли, разминая кости. Вдруг с другой стороны дороги на асфальте нарисовались два колоритных кошака.  Первый был черный с белым, молодой. С короткой, но густой шерстью. Он сделал пару быстрых шагов в нашу сторону и застыл в нерешительности посреди асфальта. Второй был лохматый и рыжий-рыжий. Старый. Матерый. Оба весьма крупные. Упитанные.
    Жена остановилась и протянула:
-  Кы-ы-ся!

   Молодой кот мгновенно сорвался с места и решительно направился к нам. Старик, не совсем довольный происходящим, остался наблюдать.
   Смелый  уже терся о наши ноги и с удовольствием дал себя погладить. Затем целеустремленно  двинулся по тропинке в гору между могил, оборачиваясь назад и всем своим видом говоря:

- Ну, вы идете или нет? Вам же на могилки? А здесь одна тропинка, так и быть, провожу!

   Мы переглянулись и двинулись за добровольным проводником. А кот вдруг пошел совсем медленно и стал откровенно путаться под ногами.

- Да что ж такое?! – воскликнула жена,  споткнувшись о плотную попку кота.

   И для решения проблемы взяла животинку на руки. А тому этого и надо было!  Кошак сразу устроился на руках и громко затарахтел от удовольствия.  И лапки в томной неге свесил. Вот мазурик!   А старый рыжик семенил  за нами на почтительном расстоянии. Контролировал ситуацию. Так, втроем, мы и постояли перед могилкой. Рыжий присел чуть поодаль.
   Вспомнили. Отметили, что пора скамеечки покрасить.  Пошли обратно. Жена поставила разомлевшего кота на землю. Тот заспешил по тропинке на выход вслед за старым приятелем. Когда они поравнялись, старый неодобрительно проворчал что-то и двинул своей большой рыжей лапой по уху молодого.  Это очень смешно получилось!  Мол, что ты, бродяга, пристаешь к совершенно незнакомым людям?! Где твоя кошачья гордость!  На все готов, лишь бы на ручках посидеть! Учу тебя, учу! Эх, молодежь!
    Интересно, что коты были явно сыты. Им просто общение требовалось. Молодому особенно.

     Выяснив отношения, хвостатые друганы пошли по своим общим делам. Неторопливые местные аборигены. Явно живущие в одном доме и координирующие свои приключения друг с другом. Им не скучно вместе.

    Мы забрались в машину и тихонько, боясь разбудить дремлющий городок, доехали до родительского дома жены. Пока ехали, отметили приятное нововведение. Повсюду установлены новенькие пластиковые контейнеры для мусора. Много! Во Пскове меньше! Ей Богу! На контейнерах  гордая надпись - “МЕХУБОРКА”.  Наверное, контора так называется. Вообще, Красный город всегда чистеньким был. А теперь еще чище станет!

    Дом скучал по нас. Протопили печку, посуетились в наведении порядка. Ближе к вечеру баньку истопили. Да попарились славно. А там, поужинав, чем Бог послал,  баиньки.

      Следующий день обещал  быть насыщенным. С утра  поехали в Опочку. Встретить на автостанции Тамару Михайловну.
Затем вместе отправились к Валентину Федоровичу, самостоятельно прибывшему из столичного региона на белой “Волге”.  Они – дети самого начала послевоенной поры. Я – ребенок перестройки Хрущев-Брежнев. Аккурат, в тот год родился.
    Нас, разных и по возрасту и по судьбе людей, объединяет одно – наши корни в деревне Пружки близ Опочки. Мы виделись впервые, и было о чем поговорить. Совместно составили план деревни. Где и чей дом стоял.
     А когда наговорились, поехали на местность. В Пружки. Крепкая деревня была когда-то.  Рядом проходила железная дорога. Были свои портные, кузнец. Коров держали, овец. Сады большие имели. Хлеб да лен растили. Больше двадцати дворов было. Сейчас шесть осталось. Живут в одном. Приезжие. Когда-то в этом доме  жила семья старшей сестры моего деда. Дом большой, был черепицей покрыт! А построили его  в 1922 году.

    Дом прадеда моего неподалеку стоит. Хотя и с перестройками некоторыми. Но фундамент из гранитных валунов без единой щепотки цемента – в первозданном виде! Сейчас нынешние хозяева его как дачу используют. А раньше здесь мой прадед Петр жил. Отсюда и в солдаты армии его Императорского Величества ушел. Сюда и вернулся. Детей с прабабкой Стефанидой  родили да вырастили. Жили крепенько. Трудом своим. Во все времена. 
   А рядом дом Пушновых стоял. Иван Пушной промышлял пошивом полушубков да шапок.  Может у него мой дед смолоду учился портновскому ремеслу?  А потом и племянника Николая научил этому искусству.  Отец Николая, дед Саша, в Гражданскую Сиваш форсировал. Ворошилова видел! С той поры ногами застуженными страдал.

   Валентин Федорович и Тамара Михайловна  нашли те места, где их дома стояли. Как раз напротив друг друга, через дорогу.  Но там  теперь только высокая трава. Да яма глубокая на дороге. Она была и до войны. И после нее.  Наверное, особенности слоев грунта. Или влияние грунтовых вод. А поле, где еще с 30-х годов прошлого века размещался военный аэродром, не заросло! Только сухой ковыль.  Система мелиорации хорошо была смонтирована. Вот и не растет ничего! Мама вспоминает, что в траве этой птички гнездились. Чибисы. По местному деревенскому их называли - ….. Нельзя писать! Звучит не литературно. Кто знает, тот вспомнит.

   Эх, родина! Корни глубокие мои! Предки мои далекие и близкие!  Когда ходил по деревне – ощущение не покидало -  здесь они все собрались! Смотрят сверху. Перешептываются:

-  Смотрите, потомок наш! На кого больше похож?

     А у меня мурашки по коже. От избытка чувств.  Так же было и год назад, когда я, перевалив через полвека, впервые в жизни сюда приехал.
    И услышал ОТТУДА шепот:

-  Не забывай!  Пиши! Про все, что знаешь и помнишь!

    Вот и начал писать!

    А Вы думали, это я так, по своей воле? Из баловства? Не-е-т!  Повелели! ОТТУДА!

                Теплый сентябрь 2019 года.
                На редкость теплый сентябрь.
                Не помню другого такого.


На фото – здесь прадед мой жил, и дед. И мама здесь родилась в 1939-ом. В тот год дед отсюда на Финскую ушел.  Отсюда и Отечественная для нас началась.


Рецензии
Вот теперь понимаю, что и мне сверху ПОВЕЛЕЛИ. А потому собираю свое для многочисленной, но разбредшейся по миру родни. Может кому-то это не будет лишним. Эх! Посмотреть бы потом сверху?

Владимир Островитянин   15.10.2019 22:53     Заявить о нарушении
Ну вот, значит не один я такой! Нас здесь есть!

А я еще и родню собираю- узнаю. О многих и не знал раньше.

А посмотреть потом сверху - это было бы здорово. Эх!

Спасибо. С уважением,Валерий. Милости прошу в гости! Заглядывайте на мои рассказы.

Валерий Павлович Гаврилов   16.10.2019 06:33   Заявить о нарушении
Спасибо! Нас там иногда бывает.

Владимир Островитянин   16.10.2019 09:43   Заявить о нарушении
Мы здесь будем рад!

С улыбкой,Валерий

Валерий Павлович Гаврилов   16.10.2019 10:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.