Анекдотец

  Помирают три мужика и попадают в рай. Видят – сидит Бог, добрый такой, улыбается. Кивнул он им приветливо, поманил к себе ручкой. Оробели мужики, подошли поближе – знамо дело, суд Господень грядет!

   Подзывает Господь первого мужика.
- Ну, расскажи, милой, как жисть прожил, как заповеди мои соблюдал? – спрашивает, а сам глядит так ласково, что у мужика аж сердце зашлось от благоговения.
- Не гневись, батюшка! – повалился он в ноги к Господу. – Грешен я, ох и грешен перед тобой! Каюсь, Свет мой! Не губи меня, грешного!
- Да ладно, милок, ладно, не такие уж и тяжкие-то грехи твои… - Бог глядел со всепрощающей улыбкой на заалевшие щеки мужичка. – А вот скажи-ка мне, милок, сколько разов ты супружнице своей, Богом данной, изменял? – в мудрых глаза его светилось искреннее любопытство.
   Повесил мужик голову покаянно и пробормотал чуть слышно:
- Много, святой Боже, разов, пожалуй, пятнадцать точно будет.
- Пятнадцать, говоришь? – глаза Господа гневно сверкнули. – А я вроде слыхал, что ты похвалялся – восемнадцать!
   Мужик со страху пал ниц перед Господом, прикрыв руками голову:
- Не губи, батюшка, запамятовал, видать точно восемнадцать!
   Лицо Господа смягчилось, глаза снова лучились пониманием и прощением.
- Ладно, милой! Прощаю тебе грехи твои, вставай поскорее, а то суетностью своею накопление народу создаешь понапрасну. Вон вашего брата сколько, со всеми разобраться надобно, а мне же тожеть отдохнуть требуется, - он вздохнул, с легким недовольством поглядев на подтягивающийся народ, медленно бредущий по райским полям в направлении их полянки.
   - Вот что, милой! За жизнь твою… не совсем достойную, жалую тебе «Запорожец» 1965 года выпуска, пробег 562 тысячи км… - Господь чуть подумал и добавил – пробег по сельской местности, грунтовые и гравийные дороги, - ехидненькая улыбочка чуть тронула его губы. – Вон, там, - он махнул небрежно в сторону большой поляны, на которой в великом множестве наблюдались машины всех мастей, марок и возрастов.
  Обрадованный мужичок, торопливо поднявшись, облобызал ручку Господню и заспешил в сторону Божьей автостоянки, бормоча на ходу: «пронесло, Слава тебе, Господи!»

   Второй мужичок предстал перед очи Всеслышащего.
- Ну а ты, много ли грешил?
- Много, Господи, много, - покорно понурился мужичок.
- А супружнице своей сколько разов изменял?
 - Да раз пять-шесть будет.
- Восемь! – голос Бога был грому подобен.
Ошарашенно глядел мужичок на Господа – и впрямь он все знает, все ведает.
- Прости, Господи!
- Ладно, прощаю, - Господь явно сокращал время приема. – Вот тебе «Тойота Виста» 1992года выпуска без пробега по России. Цвет «Снежная Королева».
- А можно перекрасить в «Мокрый Асфальт»? – робко попросил мужичок.
- Да ну тебя, привереда, - Господь не глядя махнул рукой в сторону автостоянки и «Тойота Виста», стоявшая с самого края, мгновенно изменила масть.
 - Благодарствую, Господи! – мужик радостно поклонился и заспешил к своей красавице.

   Подходит к Господу третий мужик, скромно, но с достоинством. Смотрит на Всезнающего и улыбается блаженно – нечего ему стыдиться, не в чем каяться перед Господом.
   А Бог улыбнулся так ласково, умильненько и говорит:
- Все знаю, все вижу, все слышу! Достоин ты похвалы моей за соблюдение всех заповедей, особливо за то, что и после смерти супружницы своей три года хранил ей верность до последнего своего вздоха! Дарую тебе шестисотый «Мерседес»  - только что с конвейера! – взмахнул он рукой и подкатил к мужичку серебристый красавец, о котором он при жизни и мечтать не смел.
   Расселись все три мужика по своим тачкам и сказал им Бог слова такие:
- Ну вот, дети мои. Каждый из вас имеет то, что заслужил жизнью своею. Наслаждайтесь теперя прелестью моих райских кущ, а завтра с утреца подтягивайтесь сюда – побеседуем еще.
   Он махнул им рукой на прощанье и снова недовольно поглядел на густеющую толпу – чтой-то больно много народу мрет, однако!

   Как стрела, сорвался с места серебристый красавец и унесся вдаль, в божественные просторы райских кущ. Следом за ним горделиво вырулила Тойота цвета мокрого асфальта. Запорожец, с трудом заведясь с третьего раза, затарахтел следом за ними, подпрыгивая на расхлябанных стойках.

   На утро другого дня снова стоят перед Богом три мужика.
-Ну как?  - спрашивает Бог первого, что на Запорожце приехал.
- Класс, батюшка! Вчерась хряпнулся ненароком бочиной об дерево, на Святую Деву засмотрелся, - стыдливо потупился мужик, - вышел из машины, глянул и думаю: «эх, да ерунда все это! И так помятая чуток была, чего душу-то надрывать из-за новой царапины!» И так легко стало, на душе-то… А то на Земле, бывало, впишешься Крузаком своим куда-нибудь, так сердце кровью то и обольется! И бензин 76-й дешевле будет, какая-никакая, а экономия!
- Ну и слава Богу, то есть я хотел сказать, вот и хорошо, что тебе нравится у меня! – Господь отпустил мужика восвояси.

   И второй мужик остался доволен, только попросил перекрасить Тойоту обратно в «Снежную Королеву», а то слишком уж темная на фоне белых одеяний Ангелов Божьих.

   А третий мужик подошел к Господу совсем никакой… Под глазами синячищи, сразу видно – ночь не спал.
 - Чегой-то ты такой грустный? – спрашивает его Бог.
- Да как же это, Господи! Сам посуди, что делается! Еду я, значится, вчерась и вдруг вижу – катится впереди меня на роликах баба, то есть женщина,  - поспешно поправился мужик. – Смотрю сзади – что-то знаком мне ее ракурс, анфас то есть торцевой. Поравнялся с ею, гляжу – а это Валька моя! Я  от радости как давай ей сигналить, а она обернулась, признала меня и как давай шпарить, на роликах этих самых, да так ловко у ей это выходило! Я за ней газую, а она от меня, я пуще газу даю, а она еще быстрее чешет! И тут я начинаю вдруг смекать, что если она тута на роликах ездит… Это, значится, ей даже Запорожец нельзя было выделить, или велисапед на худой конец!!!
  Такой гнев меня обуял тут, батюшка, так я педаль вдавил, что вот-вот бы и нагнал ее, стерву. Да откуда ни возьмись вывернул вдруг красный Вольво, она туда, шельма, юркнула и была такова! Что ж это такое деется, Господи?!!! За ее греховодничество – и в Рай? – слезливо канючил мужичок.  – Где ж тогда справедливость-то искать?

   - Так на роликах которая – твоя? – Господь задумчиво почесал бородку, потом поманил кого-то ручкой и невесть откуда появился подле него высокий стройный красавец с жгучими черными глазами, в которых играли бесовские всполохи.
   Склонился он над Господом, пошептались они о чем-то, а  потом подошел он к мужичку и говорит ему так ласково, да с усмешечкой ехидной:
 - Чего же ты хочешь, милок? Чтобы супружницу твою на сковороде жарили всю оставшуюся вечность?
Смотрит на него мужик и видит, что уж больно похож он на его соседа Митьку, ну до того похож, что если бы не копыто, выглядывающее из-под длинного одеяния, так бы и поверил, что это Митька и есть… А копыто… Смекнул тут мужичок, что это не иначе как сам черт!

   Глянул он удивленно на Бога:
 - Как же так? Выходит, ты с самим Сатаной знаешься?
- А как мне тут без него разобраться?! Сам подумай, - Господь недовольно засопел. – Не все ж такие, как ты, чистые душой и телом. Вот и приходится вдвоем сортировать.
- То есть? – изумился мужичок, - вы что же, на пару работаете?
- Ну, советуемся порой, - Бог согласно кивнул головой, - коллегиально, так сказать, коллаборационально… - он глянул на мужика, впавшего в ступор от непонятных слов.
- Так че, мужик, решай поскорее, будем жену твою в ад отправлять?  - черт с лукавой усмешкой наблюдал за мужиком, изредка бросая косые взгляды в сторону Бога, напряженно ожидавшего, какое же решение примет мужик.
- А ну ее к Богу, - махнул рукой мужик, - пусть тута катается.
 - Ну и правильно, - радостно согласился Бог. – В прощении заключается высшая мудрость!

   Отъезжая от места встречи, мужик краем глаза успел заметить в зеркале заднего обзора, как Господь садится в красный Вольво, приподнимая одной рукой край своего длинного одеяния. Черт услужливо захлопнул дверь и юркнул на место водителя. Красный Вольво! Вчерась Валька точно в такой же запрыгнула, стерва!!! Резко развернув руль, мужик кинулся было в погоню, но резкий толчок в бочину заставил его открыть глаза.

- Чего ерзаешь, дурень! – Валька сердито тянула одеяло на себя. – Всю кровать перебуровил, совсем спать не даешь!
   Мужик очумело глядел на заспанную жену. Вот это сон! Прости, Господи! А словно наяву все было… Он долго лежал без сна, размышляя о том, что утром первым же делом зайдет к соседу Митьке, скажет ему пару ласковых. И надо бы купить себе все же новую рубашку, а то Ольга Сергеевна, его коллега по работе, что-то частенько стала поглядывать в его сторону…


Рецензии